All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » a walking one-man genocide // genshin impact


a walking one-man genocide // genshin impact

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

a walking one-man genocide

https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1808/934574.png
Zhongli х Tartaglia
Líyuè, после пробуждения Осиала и падения Нефритового дворца

— everything I touch turns to ashes, it slips right through my hands —

+1

2

[indent] Наблюдать со стороны за тем, как Осиал – Архонт Вихрей, которого он давно запечатал на дне морском, покушается на его город – сложно. Ещё сложнее не вмешиваться и позволить чужой ненависти расцвести, пугая местных жителей до дрожи. В одном Моракс был уверен на все сто процентов – стань ситуация опасней той, что произошла, ему пришлось бы вмешаться, разрушив все свои планы на попытку отойти от дел.
[indent] Благо, что Адепты, что Цисин проявили своё благоразумие, оставив разногласия позади, объединяясь против общей угрозы. Ли Юэ нуждался в защите после «смерти» Гео Архонта, Ли Юэ получил защиту. Все прошло, если не идеально, то очень близко к этому.
Нин Гуан поступила мудро, пожертвовав Нефритовым дворцом, чтобы вновь запечатать на дне океана Осиала и тем самым обеспечив мир в Ли Юэ на долгие годы.
[indent]  Поступил ли он мудро, заключив сделку с Фатуи? Сейчас дать однозначный ответ не представлялось возможным, каждый получил то, что хотел, так ведь? Тогда почему, последнюю неделю он не находит себе места и слишком часто отвлекается от работы, прокручивая в голове тот разговор с Синьорой и Чайльдом? Что очень ему несвойственно на самом деле.
[indent] Чжун Ли вспоминает каждую деталь не в состоянии забыть. Проклятье, от которого невозможно избавиться даже отдав Сердце Бога. Тогда же возникает вопрос, а что не так? Ответ слишком очевиден и принимать его так легко бывший Архонт попросту отказывается.
[indent] Какая глупая беспечность с его стороны, позволить себе к кому-то привязаться. К кому-то, кто бросает вызов смерти каждый день, наивно полагая, что удача всегда будет на его стороне.  Мужчина бы и рад в это поверить в везучесть Предвестника, честное слово, только вот жизненный опыт слишком горький на вкус. Он видел в своей долгой жизни и храбрецов и трусов; тех, кого на свете держала лишь жажда власти или одержимость битвой. Видел слишком много, чтобы понимать – ничем хорошим эта история может не кончиться, особенно если брать во внимание чужой пылкий темперамент.
[indent] Моракса, Властелина Камня или Бога контрактов такая мелочь как чужая обида не должны волновать; его и не волнуют, с чего бы? Чужая обида кажется детской прихотью, с какой стороны на ситуацию не взгляни. Одиннадцатый Предвестник стал пешкой в игре – факт. Но ведь цель была одна и они, Фатуи, успешно с этим заданием справились.
[indent] Но правда в том, что быть может, Моракс равнодушно бы пошёл дальше, сделка завершена успешно, нет нужды изображать приятельские отношения.
[indent] Только вот Чжун Ли ощущал лёгкие уколы совести за обман человека, который глядя ему в глаза не позволял себе лгать. Самый младший из Предвестников всегда внимательно слушал его рассказы, прислушивался к советам о том, как лучше и быстрее научиться пользоваться палочками и явно не с поддельным интересом вникал в историю и культуру Ли Юэ.
[indent]  [indent]  [indent] Это откровенно подкупало.
[indent] То, как горели глаза у юноши, когда он пусть и редко, но вспоминал о Снежной в своих рассказах.
Он собирал по маленьким крупицам чужую историю, пытаясь уложить у себя в голове мотивы и цели. Пытался в жалкой попытке найти хоть кого-то схожего с Тартальей в своей жизни, чтобы спокойно выдохнуть и отпустить. Мол, ни он первый, ни он последний.
[indent] К счастью или сожалению, безупречная память ни через день, ни под конец недели не смогла подкинуть хоть какой-то смутно знакомый образ. Ему удалось, в самом деле, сделать невозможное  - тронуть каменное сердце Архонта, которому ранее никогда «настолько» не было интересно узнать простого человека.  Хотя «простым» назвать Чайльда язык не поворачивался.
[indent] Нужно ли говорить о том, что сильное чувство разочарования накрыло с головой, когда в Северном Банке не смогли внятно ответить, где же именно сейчас находиться Предвестник? Не то чтобы, мужчина подумал о том, что Тарталья намеренно его избегает, но ведь прошла неделя, а он так и не отбыл на родину.
[indent]  [indent] Если это не желание поговорить, то Чжун Ли даже и не знает, а что тогда?
[indent] Уже на выходе из здания, ему говорят о том, что в город прибыл корабль, на котором был младший брат Чайльда. Стало ли от этой информации чуточку легче? Не особо.
[indent] Пришлось обратиться за помощью к Путешественнику, который значительно упростил поиски. И почему он сразу не связался с ним? Вопрос, над которым он будет размышлять в свободное от дел время, пытаясь объяснить самому себе, своё иррациональное поведение.
Сейчас же, выходя за город и направляясь в горы, бывшему Архонту казалось, что найти Предвестника не составит труда. Ведь Итэр буквально указал ему на нынче заброшенную лабораторию, где было чрезвычайно много Стражей Руин.
Означало ли это что-то хорошее? Увы, нет.
[indent] И честное слово, погода сегодня как назло была прекрасной и солнечной, а природа завораживала своей красотой. Только вот, сердце неспокойно заходилось, стоило лишь представить картину, где Чайльд остался один на один с большим количеством врагов, а сил дать отпор у юноши не оказалось бы.
[indent] Плевать, что об Одиннадцатом Предвестнике ходили различные слухи. Последнее чтобы стал делать Чжун ли, так это верить слухам. Тем, которые нынче на слуху у всех и только ленивый не обсудил поступок Тартальи. Честно слово, будто бы он один участвовал в том спектакле. Времена меняются, приоритеты у людей так же не вечны и гораздо проще поверить в слухи, нежели пытаться докопать до правда.
[indent] Но, так или иначе, а  по силе сравниться с Чайльдом в бою никто не мог; хладнокровный, быстрый, уверенный – такого сложно победить. Только ведь, даже такие сильные духом и телом устают, а если действуют управляемые эмоциями, само собой, что силы уходят в разы быстрее. 
[indent] И играть в героя, наступая чужому самолюбию на горло, бывший Архонт не планировал, честное слово! Всё просто произошло слишком быстро и сумбурно. Вот он замечает рыжую макушку, а после и Стража Руин, что очевидно успел вымотать Предвестника.
[indent]  [indent]  [indent] Сработали инстинкты.
[indent]  [indent]  [indent] Только и всего.
[indent]  [indent]  [indent] Ничего больше.
[indent]  [indent]  [indent] Так ведь?
[indent] Щит ограждает его и Чайльда от надоедливого Стража, что продолжает упрямо напирать, хотя его немного и оттолкнуло от них.
[indent]  [indent] — Полагаю, что сначала нужно разобраться с ним, прежде чем начинать разговор? В своей совершенно неспешной, слегка мурлычашей манере спрашивает Чжун Ли, внимательно смотря в светлые глаза напротив.

+1

3

После фиаско, окончившегося, как ни странно, успехом, одиннадцатому Предвестнику Фатуи делать в Лиюэ больше нечего. Говоря начистоту - не столько потому, что Снежная экстренно сворачивает свою деятельность в этой части Тейвата [вовсе нет, дипломаты уладили большинство щекотливых вопросов], а потому что слухи, расползающиеся по гавани Камня и Контракта, практически не дают прохода. Воля Небес Цисин - Нин Гуан - передала послание людям, что не стоит верить слухам: их Властелин Камня жив, а то, что видели на Церемонии Сошествия - не более чем недоразумение. Тем не менее, многие связывают появление Осиала и застрельщиков именно с Чайльдом, а не кем-либо другим.

Ну, правильно. Синьора всегда предпочитала держаться в тени, делать своё дело и исчезать раньше, чем на неё обратят внимание. Так получилось и в этот раз. Жизнь Предвестников - сплошная грёбанная комедия без чёткого сценария, зато с массой импровизации.

А ведь Тарталье даже понравился Лиюэ.

Раны, оставшиеся после последнего перехода в Форму Короля Демонов, постепенно затягиваются, но слишком медленно. Тарталье досадно, что это не происходит быстрее, как он обычно привык - как на собаке. Намеренное сдерживание собственной мощи никогда его не прельщало, ограничения - явно не то, чему он привык и готов следовать. А вот оставить прощальный подарок Лиюэ всё-таки нужно.

Катя только качает головой. Она никогда не интересуется, какими делами занимается Чайльд, её вполне устраивает то, что на его счёте банка Северного Королевства нулей больше, чем среднестатистический человек способен заработать моры за всю свою жизнь. Катя по наставлению проводит последние манипуляции по недавним оплатам, а Тарталья, закончив с финансовой частью, отправляется в сторону перевала Линдзю, но цель его лежит немного дальше, в стороне гробницы ДуньЮй. Подарок для Лиюэ - это избавить их от остатков экспериментов Дотторе, что расползлись по развалинам древних руин и бесцельно бродят меж осыпающихся стен.

Охотники и Стражи. Для полноты коллекции только Молотильщиков не хватает. Когда-то Доктор интересовался их природой и внутренней механикой, но потом, вероятно, они ему надоели, и лаборатория осталась заброшенной. Машинам ума не надо - продолбили где-то стены и выползли в руины бродить, пока коррозия и ржавчина окончательно не превратит их в груду металлолома. С последним Тарталья охотно может им помочь - благо родная гидро стихия этому только способствует, а клинки можно достать в любой ситуации [что из влажности в воздухе, что из крови противника].

Их тут с десяток: часть уже не сможет функционировать, но с другими надо разобраться. С зачисткой лаборатории Чайльд справился ещё когда приводил туда младшего брата, осталась вот эта, внешняя часть. Даже два-три сразу не являются большой проблемой, когда можно выпустить на волю силу гидро Глаза Бога: клинки уверенно складываются в обоюдоострую глефу, широкий силовой взмах по кругу вышибает механические коленные суставы.

К тому времени, как остаётся один из последних Стражей, Тарталья слегка измотан. Раны ещё дают о себе знать, но игнорировать их - дело естественное. Глефа разъединяется на два отдельных клинка, Предвестник прокручивает один из них кистью и примеривается к последнему рывку - серии быстрых, точных ударов. Эти махины не ложатся с пары тычков, приходится танцевать с каждым в отдельности, а ранее ещё и следить, чтобы над головой не летал Охотник с буровой установкой наперевес.

В мгновение возникший элементальный щит отсекает Стража Руин. Машина, оставшаяся по ту сторону, пригибается и упирается культивирующими лапами в землю, готовясь пробить щит дальней ракетной атакой.

Гео-конструкция, прозрачная и сверкающая, вибрирует ощутимой силой. Тарталья выпрямляется, опускает руки и разжимает ладони - гидро-клинки рассыпаются и проливаются на древние растрескавшиеся плиты крупными каплями воды. Первая мысль абсолютно естественна: «какого хера?». С тех пор, как раскрылась суть контракта между Мораксом и Царицей, Чайльд не заходил в ритуальное бюро «Ваншэн», и на то были свои причины. Возможно - небольшая обида на то, что его использовали как разменную пешку в шахматной партии, а Синьора вернулась в Снежную сразу с двумя Сердцами Богов. Возможно - потому что он не мог сформулировать мысль, которую хотел бы высказать местному консультанту [а нужно ли - высказывать? по завершении контракта нет причин поддерживать связь, вроде как нет - он убеждает себя]. Быстрый взгляд - в сторону Архонта - заставляет безэмоциональное в момент схватки лицо озариться хищной улыбкой:

- Да, было бы неплохо, господин Чжун Ли. Или как мне теперь к тебе обращаться?

Конец фразы заглушается грохотом разрывающихся ракет, встретивших сопротивление в виде гео-барьера. Щит даже не прогнулся вовнутрь - так и сверкает, непоколебимый, словно бы только что прошедший по нему урон слишком ничтожен, чтобы сбить хотя бы мерный гул, не говоря уж о прочной защите. Чайльд заводит руку назад - лук возникает из всполохов гидро-элемента, пальцы привычно сжимаются вокруг рукоятки ближе к нижнему плечу. Он рефлекторно щурится, ловя в прицельное окно крупную башку Стража Руин с ярко светящимся ядром - слабое место, в которое достаточно пары метких выстрелов, чтобы усадить машину отдыхать на минуту уж точно. Дотторе, ублюдок, слишком беспечно относится к собственной работе: его волнует только результат эксперимента, а вот что потом с результатом станется Доктора уже совершенно не интересует [впрочем, что говорить о Дотторе, который способен из собственного мёртвого приспешника сделать механическую марионетку].

Первая стрела втыкается точно в прозрачное стекло, закрывающее собой ядро. Страж словно спотыкается - Тарталья практически видит искры, вызванные сбоем в отлаженной работе механизма, - но едва ли не сразу выпрямляется. Скрежещущие звуки из нутра культиватора отзываются разве что недовольной миной на лице. Следующая стрела, втыкающаяся в стыки ядра, вызывает продолжительный сбой и лихорадочное светопреставление, прежде чем Страж Руин заваливается назад и отключается на перезагрузку.

Тевкр ласково назвал их «Одноглазиками». Пятнадцать секунд на перезагрузку, за которые стоило бы разобрать это по запчастям.

- О чём ты хотел поговорить?

В голосе ничего, кроме искреннего любопытства.

+1

4

[indent] От внимательного взгляда не укрываются и слегка резкие движения, на замен тем, по истине плавным и слишком грациозным [особенно как для опаснейшего Предвестника], но он спросит об этом позже. Хотя и очевидно – это всё последствия стычек.
[indent] Ему ведь в самом деле, не должно быть настолько не всё равно, что происходит с мальчишкой.
[indent] В мире случайностей не бывает и каждый творит свою судьбу. Так почему же, бывший Архонт с таким сильным рвением желает стать частью чужой? Моракса бы это даже разозлило в своё время. Бог Войны не может быть столь слабым и беспечным, он обязан быть сильным для своего народа, которым даёт защиту и стабильное будущее. Должен был раньше, ведь так?
К таким переменам сложно привыкнуть, но они на благо. Люди смогут жить без его вмешательств, а он за столько лет точно заслужил получить что-то для себя. Что-то личное и скрытое от любопытного взора народа Ли Юэ.
[indent] О, он слышит в чужих словах и злость, и обиду. Ничего удивительного, ведь так? Нормальная реакция того, кого столь наглым образом долгое время водили за нос. И как теперь докажешь, что все то общее времяпровождение не было попыткой втереться в доверие, чтобы после, буквально за мгновенье разрушить их тонкую связь? Остаётся лишь молча поджать губы, тяжело вздохнув.            Что он должен сказать в этой ситуации? Простые извинения здесь явно не нужны и не столь важно, насколько они искренны будут в своей чистоте.
[indent] У него возможно больше нет Сердца Бога, но его собственное бьётся внутри и оно точно так же как и у всех, может причинять боль. Он сам виноват, верно. Обман раскрылся в самый неподходящий момент, чужое неумение действовать по чёткому плану и полное нежелание сидеть без дела, сыграли с Чайльдом злую шутку. Шутку, которая вылезла боком и самому Чжун ли, увы.
[indent]  [indent] — Чжун Ли будет вполне приемлемо. Пусть прошлое – остаётся в прошлом, — речь об его множестве имён или обидах?
  [indent] Мужчина точно не скажет, просто потому что не привык в личных разговорах вести беседы по продуманным на десять шагов планам.  Чёткость должна быть в работе и важных делах. Увы, такая тактика совершенно точно потерпит фиаско в попытке построение взаимоотношениях с людьми. Он знает, проверял не единожды, больше не тянет.
[indent] А ещё Чжун Ли понимает, что за тем как действует на поле боя Чайльд слишком приятно наблюдать. Он уверен в том, что и как делает и даже будучи измотанным, продолжает выполнять свою работу отдаваясь всецело делу. Работу ли?  Зачем Фатуи посылать сюда кого-то? С какой целью? Случайно сюда могут забрести разве что горе похитители сокровищ. Но особой жалости к их персонам Архонт не питал, те встречали свою судьбу именно так, как того и заслужили вне любых сомнений.
[indent]  [indent] — Ты всё ещё злишься, Чайльд. Не вопрос, просто подтверждение произнесённое вслух, не более того. — Я могу понять почему, правда, но не понимаю зачем. Можно ли считать обманом то, о чем ты ни разу не спросил? Сказать сейчас о том, что так было нужно или мол, так или иначе, а Царица получила что, хотела – поставить окончательную точку в их общении.
[indent]  [indent] — Но мне кажется, что будет вполне справедливо, если я лично принесу извинения. К сожалению, даже у меня бывают изъяны в планах, и задеть или унизить тебя, никогда не входило в них. Я уважаю твою прямоту, и меня восхищает твоя любознательность и открытость к новому. И даже сейчас, когда ты измотан, продолжаешь сражение. Зачем? Чжун Ли переводит взгляд на Стража, что упал после пары точных выстрелов и пригвождает стелой к земле. Ни единого шанса, что после такого он вновь сможет функционировать, если только, кто-то намеренно не возьмётся за починку.

+1

5

- Злюсь? Нет.

Попытки Архонта разобраться в потёмках души смертного веселят неприкрыто. Тарталья не злится, Тарталья разочарован. В себе или, быть может, в самой ситуации. Он чувствовал, что за делом стоит кто-то ещё помимо него самого [уж слишком явственно Прекрасная Леди оставляет свой шлейф на всём том, к чему руку прикладывает], но оказался слишком очарован возможностью навести хаос и смуту, потому к собственным инстинктам и не прислушался.

За это остальные Предвестники его сторонятся, отсылают подальше от Снежной. За то, что не Хаос следует за ним, он сам - Хаос и есть.

А Чжун Ли продолжает обращаться к нему по титулу.

- Дело в том, что ты почему-то решил примешать Синьору. Знаешь, если бы я заранее знал, что всё - постанова, твой любимый Лиюэ не пострадал бы настолько сильно. Понравилось шоу?

Действительно интересуется, сарказма в вопросе нет ни на грамм. Тарталье быть в Нефритовом Дворце в тот момент не довелось, но посмотреть со стороны на то, как самая дорогая махина во всём Тейвате падает на все сразу головы Осиала - право удовольствие совершенно отдельное. Нин Гуан придётся потратиться, если она хочет вернуться к былой роскоши, теперь уже затерянной в пучине морской.

Царица своего решения не объяснит. Она боится за собственный народ, желает Снежной лучшей доли - и Чайльд готов выстлать для неё ковровую дорожку из трупов. Ей пришлось стать холоднее, чтобы с честью нести своё бремя, и более величественного - и правильного - Чайльд не видел. Решения Царицы - истина в последней инстанции, Тарталье остаётся лишь склонить голову, потому что взгляд её - острый и колкий, - то, что толкает его буквально на невозможное.

Из-за этого взгляда он и решил служить ей когда-то. Когда она вручила ему Глаз Порчи.

Недоумение - абсолютно искренний ответ. Это всё равно, как если Чжун Ли спросил бы у любого другого, зачем ему нужно дышать.

- В смысле «зачем»? - идеальной геометрической формы стелла таранит Стража едва ли не насквозь. - Мне нет нужды отказываться от лёгкой тренировки, если это делает меня только сильнее.

Глаз Бога? Отлично, пусть для Снежной стихия гидро - едва ли не билет в один конец [снег - та же форма воды, она опасна и ценна в любом своём состоянии]. Глаз Порчи? Прекрасно, лишь бы это работало [говорят, что это останки погибших Архонтов - искорёженная и вывернутая наизнанку их сила]. Еретические учения Бездны? Когда-нибудь Тарталья заставит наставницу сражаться против него двумя руками [но никогда и никому не скажет о том, что сам - Дитя Бездны].

По общим прикидкам - машины должны быть деактивированы если не все, то их большая часть. Пара застрельщиков с другой части руин должны закончить обход и добить тех, что остались. Не то чтобы застрельщики реально этого хотели - у них просто выбора не было. Господин Предвестник умеет быть убедительным, когда ему это надо.

Чайльд вскидывает руку, разжимает пальцы и позволяет луку раствориться в элементальном подпространстве, едва жмёт плечами.

- Считай, что это мой прощальный подарок не слишком приветливым горожанам. - Поворачивает голову в сторону Лиюэ, улыбается беспечно, но в глазах улыбка не отражается. - Думаю, мне скоро нужно будет менять дислокацию: здесь мне не то чтобы рады.

К тому же Сердце Бога Гео Архонта уже в руках у Царицы, здесь нет нужды оставаться Предвестникам. Есть ещё одна маленькая, незначительная деталь: будь то Дотторе, Синьора, Скарамучча, Педролино - да не важно, кто именно, - Тарталья терпеть не может подход. Оставлять здесь хоть что-то, что когда-то принадлежало Дотторе, как минимум неосмотрительно.

Чайльд не злится. Злоба мешает контролю над ситуацией. Гораздо больше противника бесит, когда ты смеёшься ему прямо в лицо. Когда-то Аякс бы и вовсе не посмел пойти против Гео Архонта: детские книжки о драконе пугали [да и Аякса как такового не стало в четырнадцать лет]. Он смотрит на Моракса, едва склоняет голову ближе к плечу:

- Мне не нужны извинения, Чжун Ли.  - Без обид и совершенно искренне, как есть. - Хочешь действительно извиниться - можем сойтись один на один. - Лишь после паузы замечая направленный взгляд, Тарталья добавляет: - Нет, дело не в самоутверждении.

Дело в возможности испытать себя на совершенно ином уровне. Пусть у Архонта [как бы тому не хотелось быть бывшим - он таковым не станет, пока на смену не появится новый - точно так же, как Барбатос всё ещё формально Анемо Архонт] и нет больше Сердца, едва ли он сломится так же, как лепестки цинсиня под подошвой ботинка.

- Господин Чайльд.

Тарталья практически закатывает глаза, поворачивается в сторону голоса. Невозмутимый застрельщик и не смотрит в сторону консультанта ритуального бюро [как говорил сам Чайльд - Фатуи всё-таки выгодно иметь дела с теми, кто знаком с тёмной стороной], вытягивается перед Предвестником.

- Задание выполнено. Разрешите идти?

- Свободен.

А он сам свободен не будет. Пока не прогнёт мир под себя.

+1

6

[indent] Недостаток частого общения с людьми сейчас особенно сильно ощущается; Чжун Ли может легко и играючи маневрировать между темами и словами, когда речь заходит об очередном контракте. Но совершенно нелепо теряется при личном общении, которое не несёт в себе деловых ноток.
[indent] Барбатос чаще бывал среди людей и чувствовал себя вполне комфортно, так почему ему не так просто в таких простых вещах?

[indent] Архонт не считал себя отшельником, но дистанцию всегда держал между собой и народом Ли Юэ. Просто так было проще. Безопаснее для самих людей, которым порой сложно принимать во внимание тот факт, что дружба с кем-то бессмертным – как смертный приговор.

[indent] Только медленный и весьма неприятный. Не только для самого Моракса, который вынужден всегда со стороны наблюдать за тем, как люди, которых он знал, проживают свою полную жизнь и по итогу угасают, уходя в загробный мир. Оставаясь в памяти Архонта  приятными воспоминаниями.

[indent] Из-за подобных мыслей на языке ощущается неприятный привкус горечи. Думать так о Предвестнике не хотелось. Что тот станет очередным воспоминанием?
[indent] Время для таких, как он идёт иначе – это факт, только вот на данный момент, сам Чжун Ли отчаянно хотел забыть и отогнать от себя подобные мысли.
[indent] Пусть и так, пусть проведённое время с Чайльдом покажется часом, он готов рискнуть.
Именно поэтому упрямо стоит на своём. Внимательно слушает и ловит взглядом каждое движение, изменения мимики при их разговоре.

[indent] [indent] [indent] Он хочет его понять.

[indent]  [indent] — Синьора никогда не была выбором. Необходимостью, без которой ничего бы не вышло – да, но не выбором. Тихий тяжёлый вздох и слегка поджатые губы. Он не может требовать благоразумия и контроля эмоций и слов от того, кто изначально зацепил их отсутствием. Противоположности притягиваются и гармонично дополняют друг друга и это факт. Как и то, что Чжун Ли ни на одну секунду не жалеет, что позволил Предвестнику зайти настолько далеко. — Мы оба знаем, что ничего плохого не произошло по итогу. Кроме неизбежно ушедшей ко дну мечте Нин Гуан, но это уже не твоя забота.

[indent] Ничего не отвечает на вопрос о «шоу», не потому что нечего сказать, а потому что это явно одна из тех разговорных ловушек, когда сам себя загоняешь в тупик. Нет, ему не понравилось обманывать свой народ, нет, ему не понравилось смотреть на то, как Осиал пытался разрушить и уничтожить что-то дорогое сердцу. И само собой, что ему не нравилось слышать крики испуганных людей, просто так надо было. Он так решил. Жестоко? Возможно.

[indent] Во взгляде мужчины можно легко прочесть скептицизм по поводу «тренировки». Манеры манерами, но он не каменное изваяние и, так же как и все, может и испытывает чувства и эмоции. Знал ли он об этом месте? Ну так-то, да, знал. Но ситуация не выглядела так, словно нужно вмешиваться и помогать. Может, он, в самом деле, порой бывает слишком холоден и жесток?

[indent] Бывал. Ведь сейчас это не имеет никакого значения. Он будет жить среди людей как простой смертный, пусть таковым и не является.

[indent]  [indent] — Подарок, о котором узнают немногие, верно? Складывает руки на груди и прикрывает глаза, слегка качая головой. Даже в такой ситуации, юноша продолжает вести себя достойней многих местных, которые беспечно верят слухам. Это. . . огорчает.

[indent] Просьба звучит весьма неожиданно. Чжун Ли даже смотрит с лёгким прищуром, мол, правда именно э т о что от него хотят, а не извинений? Он вышел победителем в войне Архонтов, и ему бы очень не хотелось хоть как-то покалечить Тарталью. А сдерживать собственные силы – как плевок в лицо. Конечно же, дело не в самоутверждении, это не в стиле Чайльда, как мог судить мужчина.

[indent] Удивляет ли появление Фатуи в этой местности? Удивляет ли хоть как-то то, что из Чайльда вышел бы превосходный лидер? Нет и нет.
Моракс видит задатки в Предвестнике, видит ту усердную работу над собственными демонами и возможно немного завидует Крио Архонту. Это не наигранная преданность. Этот парень готов уложить весь мир к её ногам и это в какой-то степени восхищает.

[indent]  [indent] — Если это то, чего ты действительно хочешь – хорошо, — губы трогает еле заметная улыбка. Он слышал лишь от Путешественника каков в бою Тарталья, самому к счастью или сожалению ещё не доводилось видеть это. Только вот есть одно «но» которое совершенно точно не устраивает Архонта – нынешнее состояние Предвестинка.

[indent]  [indent] — Но не сегодня. Ты измотан. У меня дома есть специальный сбор из цветов и трав, он ускорит процесс восстановления, если ты, конечно, не против провести время за дружественной беседой. Да. Это именно то, что он только что сделал – предложил пойти к себе домой, туда, куда он буквально никого не приводил ранее. Не потому что скрывал свой дом, а потому что это означало бы одно – признать, что впускаешь кого-то в свою жизнь всецело. Ведь теперь нет смысла притворяться простым консультантом ритуального бюро, нет нужды подбирать слова и говоря о каких-то традициях – придумывать книги, а не говорить о том, что видел многие вещи сам на корню зарождения.

[indent]  [indent] — Или считаешь, что среди особо любопытных представителей Цисин могут поползти слухи о том, что Предвестник переманил на свою сторону бывшего Гео-Архонта?

+1

7

Застрельщик уходит, почтительно склонив голову. Удобно, когда у тебя есть подчинённые, на которых можно перекинуть не самую значимую работу. К примеру – добить недобитков. К тому же более опытные могли взять с собой недавно посвящённых новобранцев, показать им на деле, чего стоит ожидать в будущем. Тарталья и сам начинал так – с самого низа, буквально упрямством, силой и кровью проложил себе путь до нынешнего своего положения.

Думал ли отец о том, в кого превратится его сын, когда отдавал его Фатуи? Вряд ли.

Скользкая тема, определённо скользкая тема. Последнее, о чём бы хотел говорить Чайльд, так именно об этом, но если Чжун Ли сам начал разговор, то Чайльд молчать не станет.

Необходимость, но не выбор, — повторяет, словно пробуя объяснение на вкус. Лично для него – отдаёт чем-то солёным. – Терпеть не могу не знать о том, что меня для чего-то используют. – Это, опять же, не претензия, а факт, который он сообщает как нечто совсем очевидное [как пойти на пристань договориться о цене цветов или перекупить у торговца необходимые камни]. — С Её Величеством Царицей никаких проблем не возникает хотя бы потому, что она и не скрывает, что использует меня.

Возможно, Властелин Камня скажет, что так было нужно. Что таковы условия контракта, который он заключил. Но Чайльд-то никакого контракта не заключал вовсе. Служение Царице и её благой цели – это не контракт, это уже практически сама жизнь. Едва ли что-то другое ждёт порождение Бездны.

Про подарок ничего не отвечает. Пусть узнают немногие, ему, в общем-то, плевать.

Согласие выглядит действительно неожиданным. Чайльд даже смотрит с лёгким налётом подозрения, предполагая, что ослышался, но Гео Архонт остаётся таким же серьёзным, разве что сквозь обыденную каменную маску проглядывает едва ли заметная улыбка. Слишком необычная для того эмоция, чтобы оказаться правдивой.

Да, это действительно то, чего я хочу. – А вот Тарталья эмоций не скрывает – ухмыляется широко и открыто. – Хорошая битва без игры в поддавки.

Последнее ему не интересно от слова совсем. Это будет не то, совершенно не то. И пусть Чжун Ли скажет, что использовать полную силу – как минимум грозит серьёзным вредом, самому Чайльду глубоко всё равно. Чем сложнее и опаснее, тем интереснее. Когда адреналин перехлёстывает через край – уже не думаешь о том, что можешь отхватить и не оправиться. Думаешь о том, как выйти победителем и получить ценный опыт – тем более от Бога боевых искусств, не свергнутого за шесть тысяч лет.

Коротко кивает, без слов выражая согласие. Домой… к Чжун Ли. Он даже не помнил, слышал ли хоть когда-нибудь от того, где находится его дом. Сам Тарталья, как и большинство Фатуи, предпочитал отданные Банку Северного Королевства апартаменты. Которые скоро придётся освободить. Здесь не останется никого, кроме штатного набора сотрудников: банкиры, дипломаты, несколько застрельщиков для охраны. И, разумеется, торговцы, так как некоторые товары из Снежной пользуются неплохой популярностью.

О, если бы такие слухи поползи по Лиюэ, то Воля Небес определённо точно признала бы меня врагом народа. – Чайльд смеха не сдерживает: представляет реакцию Нин Гуан и всей группировки Цисин, если вдруг так случится, что их обожаемый и почитаемый Рекс Ляпис перейдёт на сторону Снежной. Царице нужны влиятельные союзники, но и она одна – оплот и гарантия мечты всего снежийского народа. — Впрочем, учитывая, что ты добровольно отдал Сердце Бога, это почти то же самое, что перейти на сторону Фатуи.

Шутит, конечно.
А, может, и нет.

Ты ведь знал, что это должен был быть я. – Тарталья не спрашивает – утверждает. Наверняка Властелин Камня знал, кто должен был забрать у него Сердце Бога. И не так, как Синьора поступила с Барбатосом [если бы пришлось, Чайльд поступил бы гораздо жёстче]. Он делает шаг на сближение, поднимает руку и бесцеремонно касается шелковой ткани галстука – чуть давит пальцами на грудь Чжун Ли. — Зачем тогда подпустил меня к себе? – Ему правда интересно. Что, если бы не контракт? Что, если бы им пришлось схлестнуться – в Золотой Палате, вместо Путешественника? Чайльд опускает взгляд на собственную ладонь, спустя мгновение сжимает пальцы и убирает. — Когда я просунул руку в Экзувию, то не ощутил… ничего. Как будто трогал расщелину в камне. – Твёрдость и пустота, там не было Сердца Бога. А дракон выглядел как настоящий, даже чешуя переливалась медью-золотом. — Что это было? Какой-то каменный голем?

Если уж даже маги цицинов могут призывать себе мелких противных тварей, то вряд ли Мораксу не под силу выточить из скалы что-то похожее на настоящее. Но вот сколько силы надо, чтобы заставить камень двигаться… представить сложно.

+1

8

[indent] Вся прелесть их общения и взаимодействий была в том, что даже переполненный мудростью и опытом Чжун Ли, никогда не мог наперёд предугадать последующие слова и действия Чайльда. Это может показаться нелепым. Мол, он же использовал его в своём плане, подтолкнул в необходимом направлении, а сейчас буквально наслаждается тем, что не может предугадать чужой реакции.
[indent] Все предельно просто на самом деле. Тогда – это было часть плана. Сейчас же, все личное и новое и даже Архонтам порой есть чему поучиться у нового поколения.

[indent] Учиться чем-то новому всегда приятно, а если ещё и в такой компании. Мужчина не идиот, и отказываться от такой возможности не станет. Вот оно как, да? Чжун Ли очень надеялся, что им удастся сгладить все углы и вернуться к тому приятному времяпровождению. И, само собой, что случись так, что они двое вновь оказались бы в центре событий – Архонт не стал бы скрывать правды от Чайльда. Потому что лучше быть с юношей заодно, на одной стороне, нежели держать в неведении и использовать.

[indent] Но когда все это затевалось, сердце Моракса ещё не тревожили чувства. Если это можно, конечно, принять за оправдание собственных действий.
[indent] Только вот слышать о том, что кто-то использует Тарталью, внезапно оказывается весьма некомфортно. Таков новый мир. Все друг от друга чего-то хотят, и кому-то хватает чести и совести говорить о подобном открыто, а кто-то, в надежде избежать конфликтной ситуации предпочитает действовать скрытно.

[indent] Если бы не одно «но» - все тайное всегда становится явным.
Ведь как сильно Гео Архонт не старался удержать сделку в тайне, тот, кто не должен был о ней никогда узнать – узнал. Спасибо, что терпения у Предвестника чуть больше чем ноль и умение выслушивать чужую точку зрения он всё же способен; не обрывая на эмоциональной основе общение.

[indent] Согласие на бой вызывает интересную реакцию. Ожидал отказа?
Это могло бы быть логичным, но какой бы в этом был смысл? Они не собираются убивать друг друга [и по правде говоря, ни у одного из них не получилось это сделать. . . по разным причинам], а демонстрация сил и умений, что же, подобное никому ещё не повредило.
Приятное предвкушение ползёт под кожей, это определено будет незабываемо.

[indent]  [indent]— Значит таковой она и будет, — подытоживает Чжун Ли, неспешным шагом направляясь обратно в сторону города. Просто сейчас есть шанс тебя покалечить, а мне бы этого очень не хотелось. Даже если это произойдёт случайно уже мысленно добавляет мужчина, не желая обременять чужую голову подобной информацией.

[indent] Слышать чужой смех – приятно. Отчего-то на душе в такие моменты становиться по-настоящему тепло, как и наблюдать за чужой улыбкой на губах. И почему-то лишь сейчас, идя вот так неспешно за пределами города, без любопытных глаз и ушей, Чжун Ли позволяет себя совсем не украдкой «смотреть» на парня; яркий цвет волос напоминает осенние листья, а осень, пожалуй, нравилась Архонту сильнее всего.

[indent]  [indent] — Нет смысла сражаться за то, что тебе не нужно, но способно помочь другим. Я всё ещё не одобряю того поступка Синьоры по отношению к Барбатосу. Это было, — задумчиво отводит взгляд от чужого лица, словно в самом деле, подбирает нужное слово. — Неоправданно жестоко.

[indent] Просто слова беспокойства, ни больше, ни меньше. То, что между Архонтами какие-то личные обиды самого Моракса никак не трогают, он старше их двоих. Да, гордость Анемо Архонта явно была задета, он всегда отличался более мягкой натурой и вряд ли бы сам согласился отдать гнозис. Так, нет. Это не его проблема, больше точно не его, он избавился от того, что столько лет тяжким грузом лежало на плечах.
Приходиться остановиться, заметив в чужом взгляде серьёзность. Позволить вновь подступить к себе близко, настолько близко, что Моракс может на пальцах одной руки перечислить тех, кому он подобное позволял.

[indent] Очевидно, что не только ему одному интересно узнать чужие границы. Чайльда определённо ждёт целая череда приятных сюрпризов.
Прикосновение могло бы ощущаться как наглое вторжение в личное пространство, но нет, ничего подобного не возникло. Странно? Скорее необычно.

[indent] Единственное, что парень сейчас мог ощутить, как бьётся его сердце. Ощущения опасности не возникло даже в тот момент, когда Архонт отрывает взгляд от чужой руки, всматриваясь в лицо; чёлка забавно прикрыла часть лица, и отчего-то захотелось провести руками, убирая волосы в сторону.

[indent]  [indent]— А разве у меня был хоть один повод не доверять тебе? Отвечать вопросом на вопрос не очень вежливо, ну что уж поделать. На вопрос лишь тихо хмыкает, значит, в самом деле, добрался и хотел добыть Сердце Бога, да?
[indent]  [indent]— И да, и нет, тут так просто не объяснить. Мог бы сказать, что это все иллюзия, обманка, но это была бы лишь половина правды.Отвечает Архонт, считая, что продолжить вести такой диалог будет целесообразней уже в стенах дома. Дома, что стоит рядом с двумя такими же одноэтажными и небольшими, чуть по отдали от города. Разве ему надо много, если он живёт один?
Рядом с домом растёт песчаное дерево у которого уже красиво окрасились в золото листья, когда начнут опадать на землю, надо будет выделить время, чтобы убирать их с каменной дорожки, что ведёт к его дому.

[indent] Пропускает вперёд Предвестника, заходя следом, и прикрывает дверь за ними. Обстановка не то чтобы сильно богата, стопки книг на полу по всему дому, потому что не влезают в книжный шкаф, а отказать себе в удовольствии получить что-то новое или же наоборот ценное, Чжун Ли не считает нужным.

[indent] Будь его воля, весь дом заставил бы книжными шкафами, но жить в библиотеке не очень комфортно.
Небольшая гостиная с мягким диваном и небольшим столиком, что удивительно – ничем не заваленным, камин слева, что справляется с обогревом половины дома. Если выйти обратно в коридор, то справа будет кухня, а в конце коридора спальня с ванной. Ничего зловещего или секретного, ничего, что могло бы выдать в нём создание, что живёт уже не одну сотню лет.

[indent] Оставляет Тарталью в гостиной, а сам идёт заваривать сбор о котором говорил ранее, нет ничего дурного в том, чтобы использовать  предлог поправить чужое состояние для разговора, верно?
[indent] Снимает плащ и перчатки, оставляя их в прихожей. Нет нужды ходить в таком виде дома, нет нужды цеплять на себя «панцирь» перед Чайльдом. Он всё ещё выглядит достаточно прилично? Рубашка и жилет могут выглядеть как по деловому, так и довольно непринуждённо в определённой компании, верно?

[indent]  [indent]— Я не утратил способность принимать истинную форму, но это скорее сброшенный с плеч груз прошлого. А если совсем по простому – как змеи сбрасывают кожу, так и я поступил. Именно поэтому нельзя было догадаться о том, что всё это лишь спектакль, — продолжает разговор так, словно они не прерывались на молчание. Уютное молчание, стоит отметить. Ставит на подставку небольшой глиняный чайник и чашку перед Чайльдом, а сам садится рядом на диване. Чжун ли ещё не решил какой именно чай он хочет выпить сегодня и чай ли вообще.
[indent]  [indent]— Если у тебя есть вопросы – задавай, обещаю честно ответить на каждый из них. Он опять мурлычет, сидя в пол-оборота, подпирая голову рукой и немного покачивает ногой.
[indent]  [indent]— Чай можно будет пить минут через пять, травы тогда раскроются как надо. Это должно помочь тебе быстрее восстановиться.

+1

9

Всё это полемика. Делать благо другим в ущерб самому себе, или эгоистично закрывать глаза на все проблемы кроме своих собственных. Тарталье глубоко наплевать на мотивы других людей, у него подход достаточно прост: если в какой-то момент проблема стала мешать — её надо устранить. В данном случае катализатором к действию невольно стал Тевкр: Тарталья знает что сможет защитить брата от всего, что может тому угрожать, к тому же он самолично повёл младшего в заброшенную лабораторию Дотторе. Другое дело, что Тевкр может точно так же оказаться где-то ещё, а вот рядом может не быть Путешественника или кого-то столь же отзывчивого.

Да и детские мечты нельзя разрушать. Это ли не смысл?

Если ты не видишь смысл, Моракс, — насмешливо тянет, — это не значит, что его нет. А что касается Синьоры — для получения необходимого все средства хороши. Добро пожаловать в смертный мир.

За исключением подлости. Этого Чайльд на дух не переносит.

К этому же относятся и вопросы доверия. Одно только упоминание организации из Снежной вызывает волну перешёптываний и косых взглядов, страха [и, тем не менее, уважения], напряжения, но доверия? Все щекотливые вопросы всегда решались дипломатами, и де-юре никаких прегрешений за Фатуи не числится, а вот де-факто…

Де-факто Синьора поступила необдуманно. Де-факто застрельщики привлекают слишком много внимания на Драконьем Хребте. Де-факто Осиал едва не развалил гавань.

Я — Фатус, — как само собой разумеющееся говорит Тарталья. — Разве этого недостаточно, чтобы не доверять?

Вопрос, в общем-то, риторический.

Абсолютно обычный дом, даже слишком скромный для того, кто шесть тысяч лет сохраняет за собой звание Архонта. Пройдёшь мимо — толком и внимания не обратишь, но, может, на это и был расчёт? Чайльд проходит в гостиную и непринуждённо падает в кресло, закидывает ноги на низкую табуретку рядом с кофейным столиком, оглядывается по сторонам, пока хозяин дома занят своими делами на кухне. Книги, книги, книги — вообще это вполне ожидаемо, хотя Чайльд предполагал увидеть, как минимум, пару вещиц, которые Чжун Ли не так давно брал в лавках. Как там было? Камни с идентичным рисунком, чего практически не встречается в природе, редкое издание истории Тейвата, что-то там было ещё [Чайльд не следит за финансовыми операциями — к море он не привязан, мора для него не средство существования, а один из способов получить необходимое]... не важно.

Среди названий на корешках книг встречаются как знакомые, так и совершенно странные, о которых Чайльд никогда и не слышал. «Легенда о разбитой алебарде», один из популярных сборников здесь, в Лиюэ. Что-то мондштадское, судя по оформлению тиснения. Верхом иронии было бы наткнуться взглядом на «дель Арте», но этой книги Тарталья так и не видит даже к тому моменту, как Властелин Камня возвращается в гостиную.

Скидывать ноги с табуретки даже не думает. Запускает пальцы в волосы, чуть сдвигает хищную маску удобнее.

Сбросил кожу… Окей, понял, это похоже на правду. — Чайльд слишком легко соглашается. А почему бы и нет? Это объясняет и слабую вибрацию, видимую стихийным чувством, и то что Цисин поначалу страшно переполошились, а потом решили запрятать Экзувию от греха подальше. Теперь это, по крайней мере, не лишено логики, и такой способ разыграть спектакль заслуживает только аплодисментов. — В таком случае я бы посмотрел на новую чешую.

Последнее тоже не подразумевает за собой ожидание ответа — сказал и забыл. Даже отсюда чувствуется травяной запах заваривающегося сбора — Тарталья смотрит на чайные принадлежности с сомнением, но не спорит, только лишь жмёт плечами:

Вряд ли это поможет. Это же не… а, не важно.

«… не усталость», да. Он ведь не может сказать: «Мне херово не потому, что перестарался и получил по хребту, а потому что Бездна наказывает меня за использование сил не по делу — и Глаз Порчи тоже». Это не та вещь, которую Тарталья может кому бы то ни было рассказать. И дело не в том, что не хочет, а не может — Бездна защищает сама себя, и рот его навеки запечатан. По крайней мере сейчас трансформация происходит быстро и практически безболезненно, остаётся только колоссальная перегрузка на тело, а раньше он чувствовал, как трещат, ломаются и перестраиваются кости, вытягиваются все мышцы и сухожилия. Мало… приятного.

Ладно, он даже садится ровно, чтобы потянуться к чашке. Греет холодные кончики пальцев о горячие стенки. Обещание звучит слишком заманчиво, но не стоит забывать о том, с кем именно он разговаривает. В любом обещании можно найти лазейку и увильнуть от ответа. В любом даже самом честном ответе может быть только лишь доля правды. Удобно.

Не обещай того, чего не выполнишь. — Тарталья щурится, смотрит на Чжун Ли через дымку пара от чашки. — Ну и как тебе среди смертных — ожидания оправдались?

Он бы мог спросить, что Её Величество Царица пообещала Рексу Ляпису, но не спрашивает — знает, что ответ не получит. Он мог бы спросить, во сколько сотен тысяч моры оценили ущерб, нанесённый Лиюэ, но не спрашивает — это ему банально не интересно.

+1

10

[indent] Доверие что-то такое нечто хрупкое, еле осязаемое. Потеряв его однажды, второго шанса можно не получить. Второго шанса для кого из них? Было ли изначально чистое доверие или это все запутанная игра?

[indent] Представлять, какой же именно можно получить – скучно. Задавать вопрос в лоб – грубо. Это буквально не имеет смысла, раз уж они оба способны вести беседы и находиться в компании друг друга, разве нет? Чжун Ли лишь с виду может казаться обманчиво спокойным или наивным в некоторых людских аспектах. Он видел «слишком многое» чтобы удивляться чужим реакциям.

[indent] Вопрос в том, что к некоторым людям хотелось прислушиваться. Хотелось вникать в их суть, понимать их и быть рядом.
Да, давненько он не испытывал подобного, ограждаясь осознано он людей и их чувств, эмоций и таких порой банальных проблем. Его дело – защита, с этим он справился превосходно. Направлял мягко в нужные стороны для более выгодного и разумного развития, вот и все.
Только, правда в том, что он устал быть просто именем на чужих устах или упоминанием в истории. Сколько он успел по-настоящему пожить? Так преступно мало, увы.

[indent] Кажется, сейчас это между ними взаимно, да? Наблюдать вот так со стороны. Узнавать что-то новое или подтверждать старое, но ведь…сколько правды и настоящего он знает о самом Предвестнике?

[indent]  [indent]— Имя, — вдруг произносит Чжун Ли таким тоном, словно сделал невероятное открытие чего-то очевидного. — Ты знаешь множество моих, я же твоё – нет.
[indent] Могло бы быть неловко, но честно говоря, что чувство стыда, что неловкость давно покинули Гео Архонта. Он принимал участие в разговорах и спорах о себе, бывал на различных экспедициях, где  археологи пытались найти какие-то доказательства, что Архонт ходит среди них [как же иронично близко они все были к своим догадкам, но никто так и не узнал правды], да и было несколько спектаклей, где он играл самого себя.
Скромность не удел дураков, но когда живёшь слишком долго, смотришь на мир совершенно иначе.

[indent] Что удивительно – Чайльд это понял и относился к нему иначе.
[indent] Удивительная проницательность.

[indent]  [indent]— Будем надеяться, что в этом не будет никакой нужды. Для твоей же безопасности в первую очередь, — вот теперь губ касается мягкая улыбка. Надо же, такая детская любознательность и взрослая наглость. Чжун Ли уверен, что Тарталья не шутил говоря о «новой чешуе».

[indent]  [indent]— Это не поможет, так как ты думаешь, но свой вклад сделает. Быть может, он не знает всего, но нутром ощущает чужую силу, такую никак нельзя скрыть. И возможно, он ощущает это потому что является Архонтом, а может, потому что придаёт слишком много значения незначительным мелочам.
[indent][indent]Медленно и терпеливо складывает пазл чужой личности.

[indent] Потому что на самом деле, хочется нагло влезть, вытеснить всех и каждого, занимая каждую свободную минуту и мысль в чужой жизни.
[indent] [indent] Но так будет нечестно.
[indent] [indent] Так будет казаться, что он не даёт Чайльду выбора.

[indent]  [indent]— И не думал, именно поэтому так и сказал. Теперь самому Мораксу кажется, что это ведь очевидно, разве нет? Очевидно, Тарталья ещё не осознал или не хочет, а может, просто не может вникнуть в данную ситуацию, игнорируя очевидное – Архонт не стал бы тратить своё время на кого попало.
[indent]Плевать по правде говоря что там за великая цель у Царицы и зачем ей чужие Гнозисы, он в эти игры наигрался сполна в своё время.

[indent]  [indent]— По правде говоря, мне сложно ещё сказать. Я не могу внять, откуда у людей свободное время, если есть столько интересных вещей, способных занять время. И одержимость деньгами. . . разочаровывает.

[indent]Вполне честно отвечает на этот совсем простой вопрос? Вне своего рабочего места, грубо говоря, после окончания рабочего дня, Чжун Ли может спокойно насладиться простой прогулкой по городу или окрестностям,  наслаждаясь пейзажами. Или просто провести вечер за парой книг, почему нет? Любопытно было бы попробовать что-то вырастить около дома. Что-то простое и неприхотливое, потому что раньше он лишь уничтожал, но не создавал ничего, и нет никакой уверенности в том, что выйдет с первого раза.

[indent]  [indent]— Хотя было слегка обыденно тоскливо? Да, думаю, я бы мог описать это чувство именно так. Но потом стало интереснее с твоим прибытием в Ли Юэ.

+1

11

Вопрос о имени выбивает из колеи. Он уже настолько привык быть Чайльдом Тартальей, что практически забыл, что когда-то его звали совершенно иначе. Даже братья и сестра – и те зовут его просто братом [да Тоня иногда в силу возраста всё ещё мечтает о благородных рыцарях], а что касается родителей – не разговаривал с ними с тех пор, как в последний раз был в родной деревне Морепесок.

Тем не менее Чжун Ли выглядит так, будто это самое досадное упущение в его жизни.

Властелин Камня, Рекс Ляпис, Моракс, Верховный Адепт, Бог контрактов, Чжун Ли, — Тарталья перечисляет скучающим тоном, да и то – явно не всё. – Часть этих имён тебе дали твои люди, часть выбирал ты сам. Мне моё имя дала Её Величество, чем оно хуже?

За исключением того, что существование Фатуи – комедия «от» и «до» без чётко выраженного сценария. У Царицы очень тонкое и своеобразное чувство юмора, которое невозможно не заметить.

Хотя бы дома Гео Архонт не выглядит как человек-футляр. Чуть более открыт, без вечного плаща, от одного только взгляда на который Тарталье обычно становится жарко [даже представлять не хочет, каково постоянно носить его застёгнутым на все пуговицы под палящим солнцем Лиюэ], без отстранённости-от-всего-человечества. Раньше Чайльд списывал своеобразное поведение на специфику работы – в конце концов ритуальное бюро предполагает специфическое отношение к живым людям, — но всё оказалось куда прозаичнее.

Да причём тут безопасность, — Чайльд фыркает, смотрит в чашку. – С детства любил сказки о драконах.

Безопасность – это слово, давно вычеркнутое из его собственной жизни и накрепко привязанное к жизням его семьи [по крайней мере её значимой части]. О том, не опасно ли встречаться с Мораксом в его истинном обличии, Тарталья думает вообще в самую последнюю очередь, потому что первое, о чём он подумал – если Экзувия оставляла за собой ощущение силы и звериной мощи, то как должно ощущаться присутствие живого дракона? В смысле… настоящего, из плоти и крови, а не страшилки из книжки, которой пугают особо непослушных детей. Будь у Тартальи возможность, он бы и к Ужасу Бури наведался только чтобы посмотреть, но в Мондштадт ему командировок так ни разу и не назначали.

Может, он действительно чего-то ещё не понимает, но всё же считает нужным уточнить:

А если бы вопрос каким-то образом коснулся контракта? Нарушил бы контракт? – Вот это уже интереснее, потому что подобный исход не представлялся возможным. В каменной Гавани контракт – вещь едва ли не главнее закона. Тут даже шпильку взять на прокат, и то не обойдётся без миллиона бумаг и примечаний мелким шрифтом, что уж говорить о более серьёзных вещах, которые, скажем, могут повлиять на экономику Тейвата или безопасность конкретного города. — Я слышал, у вас, в Лиюэ, с этим строго.

Не давит, только любопытствует. Тянет к себе чашку и немного отпивает на пробу: на вкус напоминает то ли успокоительное, то ли лекарство. Травяной запах щекочет обоняние, Чайльд невольно жмурится и отодвигает чашку, чтобы не дышать этим постоянно. На постоянной основе пить не будешь, но иногда, вот как сейчас, почему нет? Весьма необычно.

Почему-то Тарталья предполагал приблизительно такой вот ответ. Чжун Ли не выглядит как человек, который в принципе может представить, что такое жизнь без денег на грани простого существования. Аристократичная наружность, утончённые манеры, банальное отсутствие понимания цены валюты – Чайльду смешно, когда он представляет, как в лоб задаст вопрос: «Как ты будешь выживать, Моракс, когда я вернусь в Снежную?». Ему правда интересно, как Архонт будет вести дела, оставшись без материальной поддержки.

Возможно, госпоже Ху Тао придётся пересмотреть бюджет ритуального бюро. Тарталья до сих пор помнит, как та ставила с кем-то ставки на то, как надолго он задержится в мире живых. Хотелось бы ей ответить, что ещё надолго, но своего будущего Чайльд предсказать не может.

Ну, знаешь, для большинства людей деньги – средство для существования. Они не могут создать мору по щелчку, — щелчок пальцами свободной руки как наглядная демонстрация, и естественно ничего не происходит, — приходится как-то выкручиваться, чтобы было на что жить. А для других одержимость деньгами — способ почесать своё эго.

Для третьих – как для самого Тартальи – просто один из множества способов получать необходимые вещи и информацию, а также обеспечивать семье безбедную жизнь. Этого достаточно.

Уточнение, брошенное как бы вскользь, цепляет внимание. Чайльд возвращается к чашке, смотрит с довольным прищуром [удобно, тепло, что сейчас ещё нужно?] и чуть качает головой. Он и не скрывает, что ему нравится в Лиюэ, но обстоятельства, к сожалению, складываются против его дальнейшего пребывания здесь.

Я бы ответил как говорят у нас в Снежной: «цирк уехал, а клоуны остались», — излом улыбки неприятный, как и каждый раз, когда он упоминает определённого Предвестника, — но наш самый главный клоун сейчас развлекает Царицу.

Вряд ли отношения между Тартальей и Скарамуччей когда-нибудь наладятся. Как и с другими Предвестниками, если уж начистоту.

Должен признать, пока что это моя самая… приятная командировка.

+1

12

[indent]  [indent]— Совершенно ничем не хуже, во мне просто заговорило любопытство, ничего больше, — он улыбается мягко, словно говорит с ребёнком, которому обязательно нужно доказать, что порой бывает что-то просто так. Без глубоких смыслов или скрытых мотивов. Попыток выведать какие-то слабые места или глубокие тайны. Чжун Ли не станет настаивать, если Чайльд не хочет называть своё имя – на то явно  есть причина, верно?
[indent] Да и ели честно, то Моракс надеется, что это не последняя их встреча. Ещё успеется.

[indent] В основе каждой сказки есть доля правды, просто со временем она искажается, меняется в угоду поколений или же специально под детей. Чтобы научить их чему-то ещё до момента совершения ошибок.
[indent] В сказках добро всегда побеждает зло. Чёрное и белое. Все так просто обозначить и понять, никакого критического мышления и взгляда со стороны.
Он раньше был таким же. Пусть и очень давно, но ведь было, верно?

[indent]  [indent]— Потому что, что-то конкретное цепляло или потому что даже представить себе не мог, что однажды увидишь дракона своими глазами?
[indent] Это не игра в сложные головоломки, где следует продумывать каждое слово, каждый последующий шаг. Архонт действительно наслаждается их беседой, доволен даже тем малым, что получает взамен.

[indent] Если так подумать, во всей этой истории, что произошла с городом – он злодей или герой?
На Чайльда смотрят с недоверием, всем своим видом показывая, что ему не очень то и рады в Ли Юэ. Но ведь по факту – обман исходит от Моракса, что бросил свой народ и город, использовал всех для своей личной выгоды. Поступил эгоистично, находя лазейку в собственном контракте.
[indent] Исключений не бывает, да? Как же.

[indent]  [indent]— Нет, — без колебаний и раздумий отвечает Чжун Ли, но после сразу добавляет, уточняя: — Контракт нельзя нарушать, и не имеет значения, кто это будет. Но скажем так, при особой необходимости, можно легко маневрировать с условиями. Да и наказание за нарушение бывают ведь разные, главное подключить воображение.

[indent] Моракс смотрит внимательно, изучая, пытаясь понять. И нет, это не так сложно сделать как могло показаться ранее, потому что они с Тартальей уже общались не один раз. Формально-неформальные встречи, все это было, сейчас же, он пытается всем своим видом показать, что ничего не скрывает. Что за вопросами не скрывается злой умысел, а всего лишь пытливый ум.

[indent] Если уж на то пошло, то ему самому с головой хватает и приключений, и сюрпризов из прошлого.
Спокойное времяпровождение – самый лучший отдых из всех возможных.
[indent] Факт – никто кроме него самого не может создавать мору по щелчку. Но сам же Моракс придаёт этому минимальное значение; не торгуется с продавцами, зачем? Они ведь не просто так запросили цену, верно? Пусть и товар он будет проверять весьма тщательно. Сложно обмануть кого-то, кому больше шести тысяч лет, хотя с кокосовой козой, он скажем так, немного сглупил и не вдумался в чужую просьбу. Неиронично поверив, что такие в самом деле завелись в окрестностях Ли Юэ.

[indent]  [indent]— Есть множество других способов «чесать» своё эго. Помогать в открытую людям, чтобы имя всегда было на слуху как вариант. И нет, он точно сейчас не  о себе. Лучше бы о нём забыли на некоторое время как о Мораксе, Боге контрактов. Так будет лучше, учитывая нюансы его сделки с Царицей.

[indent] Ответ звучит довольно откровенно.
[indent]  [indent]— Вот оно как, — опускает взгляд, слегка задумчиво хмыкая и поджимая губы в тонкую полосу. Подобная честность оказалась внезапной. Значит ли это, что Чайльд злиться на него не настолько сильно? Не держит глубокой обиды?

[indent]  [indent]—  Я уже ранее извинялся, но сейчас это, кажется уместнее. Мне правда жаль, что твоя репутация в городе  пострадала, я совсем не это планировал. Тебя это не должно было и вовсе задеть, по правде говоря.

[indent] Ему не холодно, но без привычной чашки чая в руках слегка некомфортно. Да и вновь внезапный укол вины, заставляет чувствовать. Просто чувствовать, что немного не вписывалось в планы Чжун Ли. Он планировал отдыхать, делиться знаниями, если найдёт свободные для этого уши и наслаждаться эгоистично жизнью простого человека. Предвестник же переворачивает все с ног на голову и кажется, даже не осознает своей власти в этом вопросе.

[indent] Поднимается с дивана, чтобы вновь удалиться на кухню, заварив себе обычный чай, что приятным теплом ощущается в чашке. Угощений в доме не то чтобы много, ест Архонт обычно вне дома, но фрукты у него всегда есть. Простая привычка, да ещё и полезная. Ну кроме учёта цены на эти же фрукты. Тарелка с угощением ставиться на столик, а сам мужчина садиться обратно на своё место, обхватывая поудобнее ладонью чашку с чаем.  [indent] Запах приятный, успокаивающий, хотя вкус слегка терпкий.

[indent]  [indent]— Уверяю тебя, Тарталья – мы с тобой на одной стороне. Просто у каждого свои роли во всём этом большом действии.   

+1

13

Сложно не верить в существование драконов банально потому что рассказы о них слышно за каждым углом: Дурин и его отравленные останки, погребённые на Драконьем Хребте, Двалин — Ужас Бури, бывший одним из хранителей ветров, а потом терроризировавший Мондштадт. Если покопаться, то в истории Тейвата можно найти много подобных случаев: луни и цилини, морские змеи, целое полчище разнообразных тварей, бродящих по земле или обитающих в Бездне. Сложно сказать «почему» — наверное, потому что любая сказка оставляет после тебя толику нереальности?

Потому что драконы явно больше и опасней медведей?

«И красивее».

Тарталья постукивает кончиками пальцев по тёплому боку кружки, смотрит по сторонам, особо не поворачивая голову. В культуре Лиюэ отдают особое предпочтение расположению мебели в жилых помещениях, да и мебель сама по себе выглядит по-другому. Обилие бамбуковых материалов делает комнату светлее и теплее, чем она есть на самом деле. Обитель Архонта представлялась как-то по-другому, но она выглядит вполне человеческой.

Толковать любое правило в собственную угоду — едва ли не первостепенная вещь, которой нужно следовать, чтобы чего-то добиться в собственной жизни. Судьба благоволит наглым, точно также как Смерть боится тех, кто ищет её. В любом контракте можно найти лазейку, если постараться, но некоторые контракты не оставляют шансов на маневрирование и двоякое толкование условий.

Это что, Бог контрактов учит меня трактованию условий договоров в свою пользу? — переспрашивает Тарталья, не ожидая ответа. — Буду иметь в виду.

«Некоторые контракты так просто не обойти», —  добавляет он мысленно.

Может быть он неправ, конечно.

Разговор о репутации не самый приятный. Говоря начистоту, мало кто понимает, каким образом Чайльд стал Предвестником в столь юном возрасте. Он же может сказать, что получил свой титул поступками. Чистый принцип: если дал слово, — должен сдержать каким бы абсурдным оно не было, совершил ошибку — попроси прощения, а если подарил кому-то мечту — береги её до последнего. Вот и сейчас он лишь жмёт плечами, показывая, что это не самая главная вещь в его жизни:

Репутация — вещь наживная. К тому же мы договорились о… компенсации.

Репутацию можно вернуть в кратчайшие сроки: уж в чём в чём, а в исполнительности Тартальи Царице сомневаться ещё не приходилось. Эта женщина не может не вызывать восхищение: в глазах Крио Архонта Чайльд видит решительную и уверенную в своих целях воительницу, готовую пожертвовать многим, чтобы добиться мира. Он готов предоставить ей любые возможности не в последнюю очередь за то, что его семья ни в чём не нуждается.

Взгляд останавливается на Чжун Ли. Пусть тот и говорил, что ответит честно на каждый вопрос — внезапное утверждение ответом на вопрос не являлось. На одной стороне… ага, как же. С тех пор, как Снежная отделилась от всех остальных регионов Тейвата, мало кто мог назвать регион вечной зимы «союзником» [знать Мондштадта не считается — взаимовыгодные условия, и только]. Да и если начистоту — в какой момент Тарталья и сам может перестать быть одной из опор Царицы?

На одной стороне, значит. — Чайльд замолкает. Опускает взгляд в чашку, держит травяной привкус на языке. Не может и не не хочет говорить о том, что «сторона» в этом разговоре далеко не Снежная. — Не думаю.

Только лишь собственное сомнение, а не категоричное высказывание.

Ставит кружку на столик и хлопает ладонью по лакированной поверхности, разбивая повисшую недосказанность и резко наступившую тишину:

Не бывает худа без добра. Зато домой раньше вернусь. Не хватало чтобы Тевкр ещё раз куда-нибудь сбежал, хотя он обещал этого не делать.

Чайльд невольно улыбается. Он безумно любит своих младших братьев и сестру [жаль, что со старшими отношения не столь тёплые], поэтому лишний повод показаться дома — чем не радость? Заодно передаст отцу дополнительные препараты из Лиюэ, может, хоть тогда характер старика станет более-менее терпимым. если он избавится от головной боли.

+1

14

[indent] Внезапное сравнение с медведем заставляет лишь усмехнуться. Верно, дракон намного опаснее, пусть и большого хищника, но все же шанс выйти живым из схватки с таким противником есть. Против дракона ни у кого ныне живущих шанса нет.

[indent] Скорость, ловкость, огонь и что самое главное – крепкая чешуя, которую пробить простым оружием попросту невозможно. Лишь сила бога, может уничтожить другого бога. Чжун Ли об этом знает не понаслышке.

[indent]  [indent]— Любая информация может быть полезной. А некоторая так и вовсе, способна спасти жизнь в определённых моментах и ситуациях. Но тут ты совершенно прав – я действительно хочу, чтобы ты знал об этом. потому что это то, как я использовал Фатуи для своей выгоды, то, как я использовал тебя мысленно добавляет Архонт, облизывая губы.

[indent] Нет нужды «сверлить» постоянно взглядом Чайльда, но оторвать взгляд сейчас попросту сложно. Пусть, тот всё ещё закрыт [а быть может, он всегда таким был, просто раньше, Чжун ли предпочитал этого не замечать?], хотя и не обязан Предвестник душу ему раскрывать, ведь так?
Быть может, лёгкая наивность присутствовала в Гео Архонте. Желание верить в то, что люди зачастую делают именно то, о чем говорят.

[indent] Обман, сам по себе бывает, безобиден, пока хоть как-то не затрагивает конкретные аспекты жизни. Моракса произошедшее слегка нервирует. Компания Тартальи ему была приятна, юноша явно знает, чем удивить. Да и познаний в различных областях у него более чем достаточно, а какая-то мелкая досада, берёт и рушит планы.

[indent] Был ли вообще хоть какой-то шанс, что Чайльд не узнал бы о его сделке с Синьорой? Что-то подсказывает, что ответ всегда был бы – нет.
Вот это уже злит, ведь она точно знала, что место для встречи не самое скрытное. Пыталась ли она таким образом показать, что она важнее Одиннадцатого предвестника? 

[indent]  [indent]— Почему так? — и ведь вроде как, он сам обещал ответить на все вопросы, что прозвучат сегодня, а выходит вот как интересно. Что сам Чжун Ли, даже долго не задумывается, легко и играючи пытается узнать чуточку больше. Возможно даже, увидеть ту сторону, которую никто не видел или лишь немногие. Он хочет почувствовать, что ему доверяют.

[indent]  [indent]— Твоя близость с родными меня весьма удивила. Не подумай ничего лишнего, просто если тебя не знать достаточно, очень сложно разглядеть подобную черту, — скорее полуправда, ведь Тарталья помогал путешественнику, пусть и изначально заявил о том, кем является. Да и самому Чжун Ли он не раз помогал, финансово или приятной компанией, не суть. —  Я лишь слышал о том, что в город прибыл твой младший брат. И пару деталей от путешественника, — улыбку прячет в чашке чая, отводя взгляд, чтобы не смущать.

[indent] Историю о том, что в городе появился лучший в мире продавец игрушек, сложно будет забыть. Но сам факт того, что Тарталья не подставил Путешественника, не бросил одного разбираться машинами на фабрике, а вопреки всему – принял удар на себя. Вот это действительно невероятно, подобной самоотверженности Гео Архонт давненько не встречал.

[indent]  [indent] — Верно, ведь твоя работа в Ли Юэ закончена. Смысла оставаться здесь больше нет? — и если тому же Барбатосу есть смысл поучиться сдерживать своё пристрастие к вину и беспечному образу жизни, то самому Мораксу есть смысл, изучить понятие чужих границ и допустимых и не очень вопросов в разговоре.  — Хотя, я ведь всё ещё должен тебе, ведь так?

[indent] Такой прекрасный в своей простоте приём, что даже могло бы быть стыдно. Даже если сейчас, фраза не заставит Чайльда передумать, то вот вернуться за долгом – обязательно. А ждать Архонт умеет как никто другой.

[indent]  [indent]— И раз уж мы заговорили о семье. Тебе бы не хотелось показать родным Ли Юэ? Возможно «Праздник морских фонарей» в следующем году был бы отличным поводом?

+1

15

«Почему так?»

Чайльд задумывается, неосознанно губу прикусывает, останавливает взгляд на Чжун Ли. Невозможно сказать «потому что я на стороне Снежной только пока не вышло моё время», невозможно сказать «потому что я связан с силой, которую вы все намереваетесь уничтожить». Чертовски сложно, на самом-то деле. Бездна сама себя защищает, и ни одной живой душе он не может сказать, что случилось восемь лет назад.

Он до сих пор отчётливо помнит слова мастера Скирк, что научила его постоянно меняющемуся стилю дьявольского фехтования: «Ты слишком наивен, если до сих пор думаешь, что не меняешься. Изменения уже начались. Открой глаза, малец, и увидишь истинное лицо этих… существ. Эта порода паразитов-недолюдей скручена в фарш из ненависти и зависти. Нас никогда не примут там, среди монстров, которыми ты был окружён каждый день». Она сказала это, когда он впервые во время тренировочного боя перекинулся в форму короля демонов, потому что во что бы то ни стало хотел, чтобы она использовала обе руки, чтобы избить его до бессознательного состояния.

Иногда он задумывается, кого она имела в виду: людей Тейвата или Архонтов?

Так почему же?

Он правда не может ответить.

Вместо этого переключается на другую тему, что очень вовремя проскальзывает в разговоре. Не то чтобы он с каждым встречным разговаривает о своей семье, но вряд ли от Гео Архонта укрылся некоторый переполох, который устроил Тевкр своим появлением в Лиюэ. Младшего можно понять – соскучился, да и сам Чайльд безумно скучает по сиблингам, но срываться вот так в чужую страну и верить, что с тобой ничего не произойдёт – этому, пожалуй, Тевкру не стоило учиться у своего среднего брата. Тарталья уверен в собственных силах и возможностях, но это не значит, что он успеет оказаться рядом в случае непредвиденных обстоятельств. Благо успел подсказать младшим, как можно выкрутиться, если попали в сложную ситуацию.

Ничего удивительного. Если бы я говорил о своей семье направо и налево, то подверг бы их опасности, — говорит Чайльд и едва жмёт плечами. – Это ведь один из самых лёгких способов воздействия: угрожать близким. И, поверь, немало таких, кто попытался бы угрожать Предвестнику ради собственной выгоды.

Правда, угрожать Чайльду Тарталье – всё равно что подписать завещание и приготовиться к смерти.

У меня два старших брата и сестра, — рассказывает он, расслабленно упираясь предплечьем в один из подлокотников. – И два младших брата и сестра. Я – средний, со всех сторон, хах.

Третий сын в семье, папенькино и маменькино разочарование. Отец отдал его Фатуи в надежде, что хотя бы военная выправка сможет сбить его спесь, гонор и жажду конфликтов, но вместо того, чтобы сдаться и прогнуться, он раскидал целый отряд хорошо подготовленных воинов. Разочарование на лице отца читалось легче чем раскрытая книга. Но именно этот инцидент и вызвал интерес у Пульчинеллы, Пятого Предвестника Фатуи.

Возможно, родным и правда иногда нужно выбираться из Снежной. В Лиюэ им ничего угрожать не будет, уж об этом Чайльд позаботится. Да и смена климата пойдёт им на пользу, несмотря на всю красоту вечно холодной родины.

Праздник морских фонарей… да, думаю, Тоне бы понравилось. – Открытая улыбка, которую даже не думает скрывать. Тоня в том возрасте, когда девочки мечтают о красивых сказках и белых конях, и Чайльд пообещал быть её верным рыцарем хотя бы на словах, потому что деяния его на самом-то деле далеки от рыцарских. — К тому же, ты действительно всё ещё мне должен. Но я не знаю где буду через месяц, не то что через год.

У предводителя сил Бездны должно быть два Вестника. Один всегда рядом, чтобы охранять и передавать приказы, второй – в Тейвате, чтобы предрекать хаос и разрушения. Пока что Эрамберт отлично справляется со всеми задачами сразу, но что будет, когда Орден Бездны перейдёт к активным действиям – неизвестно.

Мне считать это приглашением в Лиюэ? – смотрит смешливо, едва качает головой. – Вряд ли Цисин будут в восторге, хотя наши дипломаты уладили… шероховатости, связанные с Фатуи у Нефритового дворца.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » a walking one-man genocide // genshin impact


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно