In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Три метра под уровнем грунта [marvel]


Три метра под уровнем грунта [marvel]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Три метра под уровнем грунта

https://imgur.com/vFANkNE.png
Anthony Stark x Peter Parker
New York, Queens, on the roof

Репутация дружелюбного соседа находится под угрозой; слухи разлетаются шквальным ветром, жёлтая пресса поддерживает их ещё сильнее, а Джей-Джей, чтобы не протирать впустую штаны, решает действовать жёстко и радикально — объявляет в прямом эфире о паучьей угрозе, вновь выбравшейся из своего логова на поиск новой жертвы.
Питера впервые одолевает странное предчувствие, что, кажется, покидать свою комнату было плохой идеей. Система связи разрывается от звонков Хэппи; он предупреждал его об этом. Но уже поздно: преследующие вертолёты с мегафонами, камеры, направленные на ускользающего от объективов ползучего коротыша, и за какие-то секунды Человек-Паук становится центральной фигурой главных новостных телеканалов.

— схватить нельзя отпустить [подставить запятую] —

Отредактировано Peter Parker (Чт, 12 Май 2022 22:22:33)

+5

2

Наверное, нельзя возвращаться после трагической гибели и с разбега прыгать в  разномастные неприятности, влетая под объективы камер в красной сияющей броне и валиться общественности снегом на голову. Сперва необходимо кропотливо и терпеливо подготовить разбитые потерей умы, плавно подвести людей к мысли о том, что пускай человеческое тело и смертно, но технологии давно спешат вперёд, расширяя горизонты бытия. Теперь не обязательно быть бессмертным богом, чтобы воплотиться в жизни после смерти и даже стать сильнее, умнее, неуязвимее, во много раз технологически превосходя свою предыдущую версию.

Тони некогда думать о том, кто и как воспримет его возвращение. Перед ним теперь лежат задачи гораздо более глобальные, нежели были при жизни. Он даже не уверен, что кто-либо вообще способен это понять, ведь они не умирали во имя человечества — и не восставали электронным бэкапом, втиснутым в синтетическое тело грубо и насильно, неумело. И все же слабая надежда на всеобщее понимание теплится в нем, застряв призрачной занозой среди шестерёнок, хотя Старк и не ищет встречи со старыми друзьями и товарищами, предпочитая (пока что) работать соло. Без сомнений, очень скоро у бывших соратников появятся вопросы, банальный интерес заставит их пересечься для разговора, но прямо сейчас — его новое тело сильно и переполнено энергией, какой при жизни в нем никогда не было, и всё это требует немедленного выхода, выброса, Тони вынужден функционировать круглыми сутками, бесконечно планируя и реализуя самые разные из задумок.

В одну из очередных бессонных ночей он встречается с Пауком, случайно сталкивается в одном из переулков, из которого голосит перепуганная жертва ограбления. Малыш Спайди «один из своих», один из тех, с кем Старк не ищет встречи, он даже собирается поспешно покинуть место разборок, пока протеже занят воришками — тут явно все под контролем — но что-то нездоровое в ситуации удерживает его, заставляет всматриваться внимательнее, и тогда ему становится понятно, что Паук не просто ловит грабителей, он настигает и с остервенением их бьет, будто задумал выбить все плохое из них вместе с зубами.

— Парень? Эй, малыш, полегче! Уверен, они уже выучили свой урок.

Тони пытается окликнуть парнишку как можно более добродушно, чтобы отвлечь от переломанных носов несчастных, но тот поворачивается так резко, что даже через непроницаемую маску читается агрессия. При жизни они, вроде как, были товарищами на поле боя? Работали вместе, прошли «гражданскую войну». Тогда — почему Паук так странно реагирует? Системы считывают повышенный пульс, ускоренное сердцебиение, и тихий хриплый шёпот о том, что подобных негодяев уже ничто не исправит. С этим можно поспорить, мелкие воришки никогда всерьёз не переступают черту закона, по статистике лишь один из десяти тысяч решится на реальное убийство, промышляя кражей сумочек, но эта информация явно не то, что сейчас требуется пацану.

Тони поспешно ищет, чем может его утешить. Системы сканируют человека напротив, находя о нем миллионы вырезок из статей, последние новости и сплетни, случайные кадры и громкие ролики. Новая информация не вяжется с той, что загружена из воспоминаний. Человек-Паук — его протеже и верный друг. Человек-Паук — убийца и негодяй. Человек-Паук — тот, кому можно доверять. Человек-Паук в розыске за убийство другого героя.

Старк медленно активирует боевую систему брони.

— Отпусти, — уже строже требует, когда один из воришек натуральным образом задыхается в сильной хватке. Паук не отводит взгляда от восставшего наставника, смотрит долго, ему назло сжимая пальцы на чужой шее сильнее, и когда Тони решает все же поднять ладонь и взять мальчонку на прицел репульсора, тот вдруг откидывает дрыгающееся тело и выпускает липкую паутину точно в шлем, залепляя визоры. Пока Железный Человек барахтается, срывая тянущиеся жвачкой нити со своей брони, пацана и след простывает.

Интересно. Почему он так себя повёл? Выгрузка из чужих воспоминаний подсказывает, что в прошлом их связывали весьма доверительные отношения. Бывший Тони не знал личности того, кто скрывался под паучьей маской, но это не помешало ему доверить ЭДИТ и все своё техническое наследие именно ему. А теперь этот же самый мальчишка находится в розыске и брызжет паутиной ему в лицо? Что-то не сходится.

Новый Старк не испытывает волнения или тревоги, обиды или раздражения. Ему почти любопытно, если он вообще способен испытывать подобное чувство. Так что он подключается к городским камерам и мониторит город до тех пор, пока не находит свою маленькую паучью проблему, спешащую на тонких паутинках к центру города с закатом солнца, спасаясь от стрекота вертолетов и объективов камер.

Тони следует за Пауком и его преследователями до тех самых пор, пока полиция и репортеры не теряют крохотную цель из вида. Железный человек держится на расстоянии незамеченным и продолжает преследование в одиночку в надежде поймать его до того, как тот снова пойдёт вразнос и кому-то навредит. В том числе, и ему самому. Беззвучно приземляясь позади и прикрывая шлем одной ладонью, будто снова ожидает получить паутиной в лицо (к слову, это довольно неприятно!), второй он пытается схватить чужое запястье, хотя и знает, что паучье чутьё, скорее всего, не позволит ему приблизиться на достаточное расстояние для подобного финта.

— Постой, давай без паутины в лицо в этот раз! Сперва поговорим, — торопливо предлагает, вскидывая ладони в сдающемся жесте. Воевать с этим ребёнком ему не с руки, да и зачем бы? В прошлом их связывали довольно тёплые отношения, Тони верит, что и в новом настоящем для них есть позитивные тенденции несмотря на совершенные этим пареньком ошибки. За которые ему придётся ответить, без сомнений, но только после того, как он во всем самолично убедится.

Пацан, к слову, сегодня выглядит иначе. Костюм другой, рост на пару дюймов меньше, сердечный ритм совершенно другой. Будто два разных человека. Почему? Любопытно.

Старк склоняет голову на бок настолько, насколько это позволяет железная броня, полыхающая в лучах закатного солнца.
— Узнал меня? Наша прошлая встреча получилась неудачной, но, тем не менее, я бы все равно хотел поговорить. Ты ведь не слишком торопишься? На улицах этой ночью довольно спокойно, и вертолеты отстали.
«Об этом я позаботился загодя.»

+3

3

Взвизгнув покрышками, чёрный фургон резко остановился, отклонившись боковыми колесами и, покачиваясь маятником, с громогласным глухим звуком приземлился об жёсткий асфальт. Внутри салона — к счастью — никто не пострадал, угонщики, пребывавшие в бессознательном состоянии, были намертво пришпорены к креслу ремнём безопасности. Оставался Питер, который только отходил от лёгкого шока, осматривался и потихоньку выбирался наружу. Он был последним, кто не успел вовремя пристегнуться перед ударом, но зато спас других.
Водить машину — это точно не его профессиональный навык. Скорее, необыкновенно останавливать тачки, чудом умудрившись никого не убить. Выбив ногами дверь и выбравшись из машины, Питер машинально схватился за затылок, с лёгким звоном в ушах и пеленой перед глазами. Чёткость картинка стала приобретать чуточку позже, когда собравшиеся люди вокруг не начали осыпать аплодисментами; вызывая у Паркера в начале недоумение вкупе с неоднозначными мыслями о возможном сотрясении, а только потом — щенячий восторг. Даже если он приложился головой об что-то серьёзное и потерял сознание, Питер не может не воспользоваться моментом, когда Человека-Паука считают героем и благодарят за помощь.
Кто-то выкрикивал ободряющее слова благодарности, кто-то доставал камеры, но только полиция молча недоумевала, что делать со своевольным супергероем, репутация которого была крайне сомнительной. Пока в небе не раздался голос, эхом отбивающий по чувствительному слуху, вынуждая приподнять голову и не убирать руку с ноющего затылка.
«ЧЕЛОВЕК-ПАУК! НЕМЕДЛЕННО отойди от фургона на десять футов и подними руки!»
Иллюзия мирной обстановки секундой ранее, мгновенно обратилось полем для перестрелки, полицейские синхронно направили оружие на Человека-Паука и продублировали команду.

– Эй-эй, погодите-погодите! Я разве сделал что-то плохое? Я же только помог! – поднял по команде руки, пребывая в полном замешательстве с происходящего.
Вообще-то он не собирался сопротивляться и готов был немного посодействовать полиции. Только снова бы не оклеветали.
– Сними маску, Человек-Паук! – голос впереди окликнул его, скоп мурашек пробежал по загривку, машинально сосредотачиваясь на своих паучьих инстинктах... Он не сделает этого. Он больше никогда не подвергнет близких опасности, и самым рациональным решением было улизнуть с места возможной перестрелки.

Питер выстрелил паутиной и подпрыгнул на балкон, цепляясь за стену и уворачиваясь от сокрушительных сноп искр. За несколько лет он наконец начал лучше понимать паучье чутьё и чувствовать подходящий момент, когда нужно увернуться. Прицепиться к стене. Начать ползти.
Забравшись на парапет крыши, он осмотрелся: вертолёт в паре ярдов от Паука и люди в нём, начали доставать нечто похожее на винтовку с прицелом, сопровождая свои действия предупредительным выкриком, что они готовы выстрелить, если Человек-Паук не послушается и сделает ещё одно резкое движение.
Но Питер и не собирался их слушать; не владея захлестнувшей с головой обидой, что он рисковал своей жизнью. Просто хотел помочь. А сейчас его пытаются за это убить. Потрясающе.

Ускользая по крышам здания на эластичной паутине, маневрируя между крышами. Питер отметил, что вертолёты преследующие ловкую и наверняка тяжело уловимую цель, не смогут преследовать слишком долго. Его скорость значительно больше, и скрыться он может в любых закоулках.

Это преследование длилось ещё достаточно долгое время, чтобы руки Паркера сумели ослабнуть, а лёгкие нещадно начали гореть. Всё-таки он недооценил их настырность. И даже было как-то необычно оказаться в оглушающей тишине. Пытаясь вдохнуть как можно больше прохладного воздуха через маску, а сохранившиеся рефлексы, чувствуя безопасность, — потянуться к концу собравшейся ткани, но вовремя себя одёрнув. Питер не мог так больше рисковать. Опершись руками об колени, чтобы отдышаться.

Неожиданно, по коже прокатился липкий холодок. Питер почувствовал, как что-то пыталось коснуться его предплечья. Как будто кто-то стоял у него за спиной и отбрасывал крупную тень.

Оборачиваясь с проскочившей мыслью, что люди просчитали и научились ловить Пауков используя нестандартные способы.
Он только хотел сказать это вслух, но...
Но когда горящий свет линз и отливающий в лучах солнца блик знакомой красно-золотой брони сверкнул перед широко раскрытыми в маске глазами, Питер испуганно отшатнулся и, путаясь в своих непослушных ногах, встретился пятой точкой с твердым покрытием.
Возникшие слова на языке умерли мгновенно.
В приступе паники, у него резко закружилась голова от внезапно нахлынувших эмоций, вызывая неприятную пульсацию в затылке. Перед глазами ворохом пронеслись тысячи мыслей и картинок, сотканных из самых ярких и мучительных воспоминаний, как будто Питер лицом вперился в сияющее божество и не мог оторвать взгляда. Сейчас он был похож на рыбку, вынесшую на берег после шторма, — судорожно открывая и закрывая рот, он задыхался от переизбытка шока и недостатка кислорода. Отчаянно желая наброситься руками на маску, только бы прекратить удушать себя. Казалось, что в ней он начал видеть хуже. А нужные слова всё не подбирались, перемешиваясь одним за другим.

Замерев на месте, в страхе резко пошевелиться и всё испортить. Паркер постепенно начал улавливать осознание происходящего и различать движения брони, что она подозрительно закрывала себя руками, что-то проговаривая своим механическим голосом. Как будто... как будто Железный Человек боялся его? Как странно.
— Аэ-э Мис— О какой паутине...в лицо... что?.. — сипло, еле уловимо для слуха, Питер наконец-то что-то выволок из своей речи. Он не понимал, что происходит; часто моргая, но Железный Человек не исчезал — значит, вроде бы это был не сон.

Не задумываясь, как сейчас выглядел со стороны, что в его глазах уже проступали слёзы и он был на грани, чтобы накинуться с объятиями на... даже броню и всё равно разреветься.
Крепко прижаться, потому что с тех самых пор, как Тони погиб, он перестал продолжать его разработки, связанные лично с ним. Следовательно, костюмы, которые были где-то запрятаны, с того дня он больше не видел.
Медленно поднимаясь, Человек-Паук старался не отводить взгляда. Ему было немного непонятно слышать, что их первая встреча вышла неудачной. В голове собиралась ещё одна куча вопросов. И чем дольше он молчал, тем больше себя запутывал.
На подсознании пробивалась разумная мысль, что ему следовало не спешить с откровенностью. Не бежать обниматься на импульсах долгой разлуки. Всё-таки он не мог знать, кто скрывался за железным каркасом.
Сейчас он должен разобраться. Даже если перед ним стоял Железный Человек, которому он уже с разбегу готов был доверить всего себя.

Корректируя с помощью звукового устройства голос на тот, что стоял по умолчанию Карен. Басовый, с металлическими нотками.
— Вы меня помните?! — произнёс чуть громче обычного, Питер мысленно похвалил себя за то, что его голос не дрогнул в самый неподходящий момент. Он продолжал смотреть в подсвеченные прорези для глаз, как будто пытался оттуда что-то выловить.
— Не знаю, насколько часто вас просят об этом... И как это будет звучать... А вы можете освободить лицевую часть шлема, пожалуйста?! — он поднял руки, выставив их перед собой в знак беззащитности. Ощутив, как бешено забилось сердце, что он осмелился попросить о таком Железного Человека. Будь он каким-нибудь плохим парнем, то никогда не стал бы вестись на такие прямые просьбы. Но вдруг повезёт? Хуже же не будет, да и эта просьба ответит на множество вопросов. Может, ему станет проще спать по ночам. Наверное.
— Я обещаю, что не сделаю ничего плохого! И как бы... то есть, кажется, догадываюсь, кто на вас напал. Точнее, гипотетически вы могли подумать, что это я, но это был не я. Вы, наверное, запутались, но у меня тоже так было. Сейчас, честно говоря, понятнее вообще не стало.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Три метра под уровнем грунта [marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно