All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » the stars will burn


the stars will burn

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

the stars will burn

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3580/318523.jpg

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3580/243169.jpg

Кассиан Андор х Джин Эрсо
Явин-4 | четыре дня спустя уничтожения Звезды Смерти

Они спаслись, вопреки сводкам погибшим, вопреки судьбе, вопреки собственной уверенности в приближающемся конце. И даже вернулись "домой". Но что осталось от того дома?..

If the ground beneath our feet has disappeared
I'll be here beside you, always be right near you
Remember me, won't you?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3580/672387.gif[/icon]

Отредактировано Cassian Andor (Пт, 6 Май 2022 17:42:24)

+1

2

Полет слишком долгий, их затянувшееся возвращение заставляет нервничать, особенно учитывая количество раненых на борту, хуже всего было Бодхи, Эрро и Йошу. Джав и Мелши еще держались, их состояниек статью не критическое, однако требоваласькачественная медицинская помощь. Лежали все вповалку на полу, мест просто не было, только самодельные носилки, форма и парки в которые кутали раненых, стараясь сохранить тепло. Как назло терморегулирующая система приказала долго жить и Кассиан пытавшийся ее починить смирился с тщетностью любых попыток - что мертво то мертво. Холод был еще одним врагом, но хуже всего кровопотеря и отсутствие нормальных антисептиков. Кассиан старался не думать о том, что ранения Мефрана воспалились и того уже сутки донимал сильный жар. Единственный кому холод был на пользу.

- Кассиан, - тихий шепот Ларен заставил отвлечься от наблюдения за дыханием друзей, отвернуться было страшно, однако волнение и гипнотизирование ничем не помогут. Оглянувшись на спящую Джин устроившуюся на разложенных сидениях для десанта Андор тихо облегченно выдохнул - Эрсо все еще спала завернувшись в его форменную куртку. Вот и славно, ей явно требовался отдых, в последней вылазке именно она раздобыла новую платформу для КейТу, блок памяти которого они прихватили убегая. Видимо еще на что-то надеясь. Как показала практика - не зря.

- Что такое? - шепотом спрашивает он оглядываясь на выживших членов команды, бросив лишь один один взгляд на приборы, но легко понимая причину волнения. Топлива хватит только на скачок до базы, но если ее больше нет и они опоздали…

- Получасовая готовность. Вот только…

- Знаю.

Разговор безрадостный, Ларен указывает на прибор и Андор обеспокоенно поджимает губы и хмурится. Волнение скрывать уже нет никаких сил, боль в спине вынуждает снова сесть, собственные ранения не требовали спешного вмешательства, однако доставляли достаточный дискомфорт. Осторожно устроившись рядом с давней знакомой Кассиан прикрыл глаза и зябко повел плечами. Он один кто был на корабле в одной только рубашке, однако все лучше, чем в детстве на Фесте.

- А если там никого нет?.. - тихий подрагивающий голос заставляет Кассиана вздрогнуть сильнее и ободряюще сжать плечо Ларен. Слов нет, жить надеждой прекрасно, но реализм и шансы, которые и без КейТу просчитать не сложно не на их стороне. Собственно даже дроид воздерживается от саркастических комментариев, стараясь не нервировать своих друзей органиков.

- Все получится, - слишком банально, но ему верят. Как и всегда, серьезный взгляд и ободряющая улыбка помогают Джоме прийти в себя и стать той крутой женщиной, что может уделать любого. Упрямый взгляд и ухмылка возвращаются к ней и Кассиан возвращается к Джин, осторожно садясь рядом, стараясь не тревожить ее и рассматривает спящую девушку вновь. Есть что-то умиротворяющее при виде так спокойно лежащей Эрсо, тихо сопит, никуда не бежит, кутается в его куртку и смешно прячет нос за воротником - она кажется невероятно милой и какой-то до странного близкой. Рука сама тянется к волосам, Кассиан осторожно, кончиками пальцев гладит Джин по голове, а после с сожалением касается плеча и слегка сжимает его, стараясь разбудить, но не напугать.

- Джин, проснись, время, - коротко зовет он, и заметив, что Эрсо открывает глаза - спешит сбежать, надеясь, что за вольность ему не достанется позже. Далеко, впрочем не убегает, проверяет носилки, крепления на ящиках с оружием, от которых им не было никакой пользы, кроме занимаемого места и физической неспособности Кассиана бросить хоть что-то полезное на произвол судьбы.

Выход из гипера Андор встречает на кокпите и облегченно выдыхает, чувствуя как расслабляются плечи истановится легче дышать.

- Звезды, мы в самом деле вернулись, - Лора радостно свистит, Андор смеется, оглядываясь на остальных, в себя приходит только Мелши и широко улыбается подмигивая в ответ, на большее его сил не хватает. Подошедшую Джин Кассиан обнимает не особо осознавая что делает, просто не в силах удержаться на радости и держит так, пока Лора выходит на связь с базой.

Именно тогда радость стихает и возвращается беспокойство. Кассиан хмурится и сам наклоняется к микрофону, прерывая их пилота чтобы сказать собственный позывной и личный номер - только тогда в эфире раздается восторженный рев и им дают добро на посадку в седьмом ангаре. Кассиан удивленно вскидывает брови, помня, что тот самый ангар использовали для немногих тяжелых носителей, и только на подлете к базе начинает примерно понимать происходящее. Эвакуация. Очень тяжело сдержаться и не присвиснуть в удивлении, однако возня на площадках - спокойная, уверенная, не похожая на панику убегающих, и Кассиан хмурится. Какие-то обломки на орбите они заметили, не смогли только понять их принадлежность и безумная версия о Звезде Смерти вызывает озноб. Или же просто на корабле жутко холодно. Скорее всего все именно второе.

Команда медиков вызванная сразу после признания встречает их стоит приземлиться - толпа людей бежит навстречу и Кассиан с жадностью всматривается в лица ища знакомые. Находит. Но многих нет. Остается надеяться, что остальные просто заняты, а не остались на тех песчаных пляжах, навсегда сгинув в зареве сверхоружия.

Их встречают как настоящих героев, с шумом, хлопают по плечам, касаются рук, ерошат волосы, но первым делом принимают раненых, Мелши Кассиан выводит сам, передавая кому-то на руки и пытается вычленить суть происходящего из множества радостных выкриков.

- Какова обстановка на базе? Где генерал Дрейвен?

Кассиан задает самые главные вопросы ухватив за плечи знакомого сержанта и с удивлением слушает эмоциональный рассказ об уничтожении станции и продолжающейся спешной эвакуации повстанцев - оставаться на засветившейся базе будет сущим самоубийством даже без Звезды Смерти. Информация о генерале успокаивает не меньше прочего, тот уцелел, в отличие от Альдераана. Еще одна новость вызвавшая оторопь. Слишком тяжело переварить всю информацию так сразу. Кроме того, следует как можно скорее связаться с генералом и понять что их ждет дальше.

Найти Эрсо а толпе не сложно, к счастью, осторожно касаясь ее плеча Кассиан склоняется и тихо шепчет на ухо, не собираясь открыто прерывать чужое веселье серьезными разговорами.

- Джин, генерал еще на базе, следит за эвакуацией, я к нему. Проследи куда распределят ребят. Если сможешь, то загляни в мою комнату, блок G37, ключ карта в моей куртке, - он коротко улыбается напоследок, а после спешно уходит, не прекращая улыбаться и махать всем встречным. Возвращение домой радостное, однако Андор всегда предпочитает вначале разобраться с делами, а после радоваться. Даже собственному выживанию.

Генерала находит в четвертом ангаре, на погрузке. Едва заметив его Дрейвен машет рукой, требуя идти за собой и встречаются они уже на входе в комплекс. Дальше идут молча, до самого главного командного пункта. Уже полупустого - большую часть техники уже, видимо, вывезли, осталось только несколько ящиков ждущих, видимо, своей очереди, да еще брошенная мебель. Понятно, что ее никто вывозить не будет - проще обзавестись потом новой, чем отсюда тащить на корабли лишнее.

- Кто выжил?

Первое что спрашивает Древен тяжело усаживаясь на один из ящиков и доставая из тайника, который они устраивали с ребятами шутки ради, дорогой бренди. Тогда им казалось это отличной идеей, спрятать алкоголь прямо на главном пункте так, чтобы никто ничего не заметил и после козырнуть своими талантами. Как раз перед всей этой паскудной историей со Звездой Смерти.

- Джома вывезла меня, Эрсо, Мелши, Мефрана, Бастерена, Калфора, и КейТу.

Кассиан садится на другой ящик, принимая молча уже открытую бутылку. Отпивает первым и снова чувствует себя потерянным шестнадцатилетним мальчишкой которого забирают с Гвори. Каждый раз они вот так пили, каждый, когда Кассиан терял слишком многих. Принимая тяжелые и жестокие решения они не перестали быть людьми, и сама подобная постановка вопроса говорит о том, что они единственные из их отряда. Андор катает во рту горький напиток и передает бутылку обратно, сцепляет руки в замок, упирается локтями в колени, склоняется ниже и устало выдыхает, словно только сейчас посчитав задание выполненным и позволив себе перестать быть капитаном и став просто Кассианом.

- Большие потери? - конечно большие. Дрейвен отпивает сам и снова передает бутылку. Пить голодному идея не лучшая, но от перечисления не просто имен, а иной раз подразделений и звеньев - накатывает глухая тоска. Победа далась им не так легко. Да и можно ли говорить о победе? Кассиан переводит выжидательный взгляд на своего старого наставника и отдает бутылку. Ритуал соблюден. Маленький, тихий поминальный ритуал, дань памяти тем кто погибает из-за их решений.

- Я рад, что ты жив, Кассиан, - слышать подобное странно, но приятно, прежде чем разойтись они пожимают друг другу руки. Однако пожелание отправляться отдыхать пять стандартных часов и после присоединяться к эвакуации затмевает нарочито холодный тон.

- И еще раз, олух великовозрастный, полезешь прятать выпивку на командном пункте, не посмотрю на возраст - высеку как мальчишку.

Кассиан виновато отводит взгляд и старается не смеяться. Слишком мягкая угроза, слишком легко сходит с рук подобное и Андор знает почему - Древен вопреки словам не настолько привык, что люди это только цифры, он знает войну и живет ей многие годы, однако даже с приобретенной черствостью тяжело терять самостоятельно собранную и обученную группу и вновь навсегда лишаться немногих старых сослуживцев и знакомых. Дрейвен отпуская его, но сам остается сидеть в полутьме с бутылкой бренди, хотя больше не пьет, просто смотрит молча в темноту и Андор только чуть дольше обычного задерживает на генерале взгляд. Здесь его помощь не примут. Однако он остается у выхода, скрывшись удачно в тени и десять минут обеспокоенно ожидает когда же Дрейвен вернется к работе. Четырнадцать минут. Рекордное время. Однако теперь Кассиан может спокойно вернуться к Джин, уверенный, что генерал не продолжил надираться в одиночестве. Что же, старик все еще достаточно крепок, во всяком случае остается на это надеяться.

И наконец забрать другую куртку, чтобы укутаться в нее, хотя бренди и грел изнутри - полностью холод корабля прогнать не удалось. Учитывая что все куда-то спешили Кассиан успел пожалеть, что ушел без комлинка, искать в такой суматохе Джин было бы настоящей головной болью, спасибо опечатанному жилому блоку у которого они и встречаются снова. КейТу отсутствует и Кассиан усмехается предвещая сколько впереди ожидает ворчания - дроида явно запрягли на погрузке без каких-то послаблений.

- Пять стандартных часов на отдых, сержант, а после поступаете под мое командование, - Кассиан улыбается и помогает Джин которую загрузили целым блоком с личными картами. Вещи их команды большей частью жившей в этом блоке похоже только собирались сортировать и вывозить - ряд пустых коробок явно на это намекал. Улыбка пропадает. Кто-то ранен, кто-то погиб, кто-то пропал без вести, значит считай что погиб. Будет правильно если именно он займется их имуществом в эти пять часов. Остальное успеется и потом, и поесть и отдохнуть. Но есть еще одна важная вещь:

- Как ты?

Глупый вопрос, явно не хорошо, однако Кассиан обеспокоенно переводит взгляд на Джин, стараясь уловить каждую эмоцию и оценить состояние. Одно дело забрать оружейные модули и пару информационных полезных датападов - ничего личного у Кассиана давно уже не было, еще после приюта, -  а совсем другое собирать чужие личные вещи.  Он знал, что у большинства было что-то свое.

Тяжело касаться жизни тех, кто ушел уже навсегда.

+1

3

Джин было всего лишь восемь, когда она сидела внизу и смотрела с надеждой на люк над ее головой. Она ждала, что люк вот-вот откроется и она увидит отцовскую теплую улыбку.
Джин видела, как он уходил с человеком в белом плаще. Видела, как тот человек застрелил маму.
Сейчас бы она сказала, что тогда переживала стадию отрицания. Но восьмилетняя Джин знать не знала, что это такое.
Когда люк открылся, Джин увидела Со. Он забрал ее с собой, воспитывал, многому учил, а потом бросил, когда ей исполнилось шестнадцать.

Много лет прошло с тех пор, а Джин порой кажется, что крышка люка так никогда и не открылась.
Джин снова видит этот люк в своем сне — как и во многие другие ночи. У Джин в голове свой собственный люк, она прячет за ним слабости, эмоции, призраки прошлых привязанностей — что угодно, что может стать препятствием к выживанию.
В этом сне она видит, как крышка люка начинает плавиться, а ее кто-то трясет за плечо.

Джин резко садится, машинально хватаясь за чужую куртку, в которую куталась, пока спала. Успевает заметить, как поспешно Кассиан отошел к носилкам после того, как ее разбудил. Краем глаза замечает синий отсвет коридора гиперпространства в окне, прежде чем он становится белыми линиями, которые сжимаются до звезд.
— Уже прилетели? — голос сонный, вопрос тупой. Джин морщится и хочет протереть глаза, но быстро вспоминает, что на руках перчатки. К тому же испачканные в грязи. Она ограничивается частым морганием и встряхиванием головой. Сейчас бы каф и освежитель, но вряд ли в ближайшие часы ей светит подобная роскошь.
Ну и крифф с ними.

Лежать уже никакого смысла. Джин поднимается с сидений, служивших ей импровизированной постелью и потягивается, морщась от легкой боли в ноющих мышцах — такая себе “кровать”. Остальным повезло еще меньше и Джин, переступая через тела тех, кто еще не проснулся, но разлегся на полу, на ходу натягивает куртку Кассиана.
Капитан обнимает ее и прижимает к боку, едва она подошла. Джин еще недостаточно проснулась, чтобы удивиться этому моменту и откидывает голову ему на плечо, пока они не приземлись.

По прибытии Джин окружают медики, осматривая на повреждения. Ничего, только ушибы и царапины. Суматоха ощущается исключительно фоновым шумом, в диалоги Эрсо почти не вступает — у нее мало знакомых в Альянсе. Она не привыкла болтать по душам.
Все произошло слишком быстро с тех пор, как Альянс вытащил ее из тюрьмы, она все еще не осознает, что является частью чего-то, пусть и примкнула к сопротивлению.
Так странно.
У нее не было времени и возможность поразмыслить над этим всем. Будет ли оно сейчас?

Джин решает не менять привычную установку — следить за течением, подстраиваться под ситуацию, решать проблемы по мере их поступления.
Да, пожалуй, это все еще работает.

Посреди гвалта, веселья и суматохи сборов Джин чувствует легкое прикосновение к плечу. Она снова встречается взглядом с Кассианом. Коротко кивает на его распоряжение и отходит к импровизированному медицинскому отсеку, чтобы посмотреть, как там Бодхи.
Из разговоров, которые она улавливает краем уха, Джин узнает, что у них получилось. Звезда Смерти уничтожена — прекрасная новость. У Джин с пару секунд дрожат губы и щиплет глаза, но она быстро берет себя в руки и кому-то ободряюще улыбается.
Улыбка даже ей самой кажется деревянной, неестественной, вымученной. Ее благодарят за героизм, проходят мимо, но не решаются прикоснуться — словно капитан Андор привез на базу дикую нексу, а не ее.

Или один вид сонный и немного отчужденный вид Джин Эрсо отпугивает от нее людей. Впрочем, сейчас ей все равно. Спасибо, что не достают.
Прослушав последние новости, она идет в сторону жилых блоков, сжимая в ладони ключ-карту, которую дал ей Кассиан. Коротко и машинально извиняется перед вуки, в которого чуть не влетела, проходя под старым кореллианским грузовым кораблем (она уверена, что не видела его раньше), идет мимо компании пилотов, которые окружили какого-то парня (кто-то шепнул ей, что именно он выстрелил в реактор космической станции, оставив от нее лишь обломки на орбите).
Идет дальше — мимо крестокрылов, которые спешно заправляют топливом, мимо людей и представителей иных рас, таскающих бесконечные ящики и коробки…

Возле жилого блока ее ловит какая-то тви’лечка, вручает ей коробку с личными данными и с милой улыбкой просит отнести это к остальным. Джин ничего не успевает возразить — зеленые лекку мелькают за углом быстрее, прежде чем она успевает хотя бы спросить ее имя.
К счастью, появляется Кассиан и помогает ей.
— Принято, капитан. Только не надейтесь, что я буду готовить вам каф по первому требованию, — Джин улыбается, не в силах удержаться от легкой ироничной шутки и только спустя секунду понимает, что это похоже на флирт. Она отворачивается, чтобы Андор не заметил ее смущения, делая вид, что занята сортировкой. Пять часов ей, наверное, хватит.

После вопроса она поднимает взгляд снова и улыбка пропадает с лица.
— Пока не знаю, — отвечает честно. — Как-то… странно, наверное. Правда, не знаю. Кассиан, я могу поспать в твоей комнате?
Наверное, ей действительно стоит отдохнуть. Она ведь вроде как герой, разве нет? Почему бы не воспользоваться этой привилегией.
Потом можно будет заняться вещами и отлетом.
— Куда эвакуируют базу? — не самый важный вопрос в данный момент, но хочется пока поддержать разговор. Джин все еще не привыкла открываться, даже тому, с кем они едва спаслись от смерти. Неловко.

+1

4

Всю свою жизнь Кассиан делит людей на два типа, чужих и своих, это пошло с детства и навсегда осталось с ним, сейчас став лишь еще более актуальным. В какой-то момент Джин становится своей, не на Джеде, когда он бежит ее искать в рушащемся комплексе и тянет за собой наружу. Определенно не на Иду, где опускает винтовку с ругательством и бежит под обстрел чтобы вытащить Джин, прикрыть ей спину и потащить за собой, вновь, уже от мертвого отца. Однако на базе Андор слушает ее, соглашается и после идет к тем, кто готов услышать, собирая команду из соратников и немногих друзей, команду тех, кто способен действительно на многое. Встречая Джин - Кассиан протягивает руку помощи тому, чьи слова достигают сердца.

Под палящим солнцем Скарифа Эрсо уже не просто сержант Альянса, она своя. Они почти умирают там, не зная толком друг друга, но в тот момент став ближе друг к другу, чем кто-либо.

Сложно сказать, что из этого выйдет, но Кассиан улыбается, сама возможность узнать, разобраться во всем и просто прожить еще день - дарит радость.

- Тогда, может быть, по второму? - хмыкает весело, помогая Джин и осторожно перехватывает самую большую коробку со знакомой отметкой. Сложнее всего не выдать эмоций, удержав спокойное выражение на лице. Эрсо еще не знала обозначения принятые в Альянсе, но ему небольшой значок дал понять чьи данные хранятся здесь - мертвецов. Официально подтвержденные смерти. Следует посетить жилые блоки и собрать все представляющее ценность.

- Не так плохо, но… понимаю о чем ты. Устраивайся, я в любом случае хотел вначале заняться этим, - Кассиан чуть качнул коробкой, что удерживал в руках.

- Насколько я знаю новое место пока только определяется, какое-то время, вероятно, придется провести на кораблях. Идем, провожу тебя, в пирамидах легко заплутать, - жилой блок найти не сложно, а вот его комнатка находящаяся в угловом блоке совершенно другое дело.

Видеть Джин в собственной крутке довольно неловко и Кассиан старается лишний раз не пялится, не так откровенно. Что-то было в ней, что-то зацепившее крючком, однако суть самих чувств понять не получалось. Было ли то желание защитить, позаботится, а может, восхищение упорством и смелостью - он не знал.

- Душевые дальше по коридору и еще работают, можешь пока взять что-то из моих вещей, но лучше обратись к Ларен, FT568 - номер для связи, она поможет. К интенданту сейчас идти бесполезно, - Кассиан приваливается к стене около больше декоративных створок встроенных в помещение пирамиды - разведчикам вроде него специально выделяли собственный угол, чтобы было время нв работу и отдых без других людей, уровень нагрузки и психологического напряжение в толпе снять не получалось. Только под конец раздраженно кривится, с главным имущественным распорядителем у него давняя вражда.

- Насчет столовой спроси кого-то из ребят, тебе подскажут. И да, там в углу большой армейский термос - в нем просто чистая вода. Если что-то нужно выходи на связь, комм перехвачу у кого-нибудь по дороге.

Ему стоит оставить Джин одну, дать ей время освоиться и отдохнуть, а самому выполнить свой долг капитана, давно вошло в привычку полностью отвечать за своих людей. Сваливать все на тыловиков не хотелось, да и спать Кассиан в ближайшее время не решится, лучше довести собственный организм до полного отказа и потом просто отключиться. Пять стандартных часов ничего ему не дадут кроме кошмаров и тяжелых размышлений.

И уйти стоит как можно скорее. Андор осознает, что одной рукой все еще удерживает на весу коробку, а второй осторожно заправляет Джин выбившуюся прядь волос за ухо. Аккуратно и как само собой разумеющееся. Они снова рядом, как тогда в лифте, смотрят друг на друга без слов и несмотря на всю разницу и то, сколько далеки еще друг от друга - последние испытания стали причиной совершенно особенному отношению. Эрсо приобрела какую-то значимость не из-за совершенного, но сама собой. Слишком быстро. Слишком неожиданно. С чем, если повезет, у него будет время разобраться позже.

- Я… мне нужно идти.

Голос становится немного хриплым и Кассиан спешит в самом деле убраться подальше. Просто сбежать от неловкого момента, и то, что он не мальчишка подросток, и что подобное глупое ребячество и абсурдная для него трусость - старается лишний раз не думать. Он оставляет Джин с ключ картой, несколькими блоками данных, у своей аскетичной комнаты, где кроме термоса не было ничего особенного - только несколько датападов сложенных стопкой, с полезными данными по имперской технике и с рядом методичек для разных родов их войск, да небольшой рабочий стол, который ему притащили друзья, со сложенными на нем оружейными модулями - его хобби, из-за которого стол там и оказался, другие повстанцы частенько забегали к Андору прося о помощи и усовершенствовании оружия или приборов слежения. Последнее реже, впрочем, в них Кассиан разбирался значительно хуже.

Сейчас в самом деле следовало забрать личные вещи ребят. В коробке находится и записка на листе флимпси, список фамилий, жилых блоков, комнат и спальных мест в общих полуказарменных помещениях - Кассиан замечает фамилии членов его новой команды. Изгой-один вписан в список полным набором. Внутри болезненно екает, но близких Андор оставляет напоследок, обходит помещения, встречает по дороге еще пару знакомых, передает нескольким знакомым данные по близким, друзья сами соберут вещи - так тоже правильно, не согласно учету, просто по-человечески правильно.

К счастью перехватить еще коробки и маркер удается у спешащего куда-то знакомого из аналитиков. Личные вещи отправляются в коробки с пометками - их отдадут семьям, близким, их как помечать сохранят сослуживцы. Или захоронят тихо в знак памяти - у них редко бывает достойное погребение. Оружие и немного личной техники сложены отдельно. Как раз для интенданта, все найдет свое применение. Последние коробки Кассиан таскает под дверь собственной комнаты, намереваясь по истечению установленного на отдых времени погрузить их отдельно - об имуществе их команды Кассиан собирается позаботиться сам.

Через три часа спина напоминает о себе болью и вынуждает зайти в собственную комнату. Сейчас и сам Кассиан не отказался бы наконец от душа и получасовой передышки. Осталось надеяться, что он не разбудит Джин.

Про комм Кассиан вспоминает только тихо заходя в собственную комнату сцеживая в ладонь усталый зевок. Даже если Эрсо не выходила на связь - все равно выходит неловко.

+1

5

Джин не пугают будущие трудности. В каких только условиях ей не приходилось жить. Вряд ли будет хуже, чем в тюрьме, где ей полагалось всего лишь два кубика пайка в день — утром и перед отбоем, и где соседка обещала ее убить во сне.
Из-за этого Джин почти не спала.
Вряд ли ее напугает жизнь на кораблях до появления новой базы — где она только не ночевала. Флагманы Альянса далеко не худший вариант.
Того самого Альянса, которого старательно избегала Эрсо с тех пор, как ее бросил Геррера.
Джин гонит от себя мысли о нем, об отце, о матери, о других, кого она потеряла. Джин смирилась с потерями и давно привыкла к одиночеству, стараясь выжить.

Осознание того, что она больше не одинока, приходит к ней постепенно. Ей не пришлось красть планы без поддержки, ей помогли вернуться сюда.
Крыша люка расплавилась окончательно под взглядом Кассиана.
— Даже по пятому не дождешься, — Джин снова улыбается (когда она это делала последний раз до их полета на Скариф настолько искренне?) и качает головой. Шутливая беседа несерьезна более чем полностью, но она упрямо хочет оставить за собой последнее слово.

Джин кутается в куртку и следует вслед за Кассианом, попутно оглядывая жилой сектор. Пусть в этом уже нет никакого смысла, они скоро покинут базу. Джин слушает его объяснения, запоминает коды — чисто на автомате, на случай необходимости. Она выработала у себя привычку моментально складывать важную информацию в ящик внутри своего сознания, чтобы не потерялась, когда нужно.
Джин слишком много времени провела, предоставленная самой себе, чтобы относиться к чему-то пренебрежительно или невнимательно.
Особенно после того, как обреченная ситуация и немного собственная наивность привели ее в тюрьму.

Они останавливаются возле створок в комнату Кассиана. Джин все еще кутается в его куртку, кивает — информация принята к сведению. И неожиданно вздрагивает от легкого прикосновения его пальцев к волосам и уху.
Джин кажется, будто бы ее щеки снова пылают. Хорошо, что здесь полумрак.
— Да. Конечно, — отвечает ему в тон и снова улыбается, на этот раз немного неловко. — Не переживай, я справлюсь. Если буду спать, когда вернешься, разбуди.
Следующая улыбка уже более открытая. Джин открывает створки и скрывается за ними — как будто бы снова под тем самым люком.
Чужая комната словно самое безопасное место в галактике.

Первым делом она тянется к термосу. Пить хочется еще с момента, когда она проснулась. Несколько глотков чистой воды приносят облегчение, но не бодрость.
При виде кровати Джин снова хочется спать, но ложиться туда в грязной одежде — ну такая себе идея.
Она находит шкаф, берет первую попавшуюся рубашку, а затем аккуратно вешает туда куртку Андора. Ботинки летят в угол, вслед за ними жилет, футболка, штаны и белье. Кабинка освежителя не слишком большая, но какая разница, если в ней можно помыться?
Вода едва теплая, Джин дрожит, но сейчас ей плевать. Она смывает с себя грязь Вобани, пыль Джеды, дождевые разводы Иду и песок Скарифа. Смывает тяжелый осадок и такие же воспоминания — они вернутся, но сейчас Эрсо хочет освободиться от этого груза и немного поспать.
Простояв под душем дольше, чем собиралась, Джин включает режим сушки и покидает кабинку, завернувшись в чужую рубашку.
Разница в росте делает ее похожей на не слишком длинное платье.

Думать все равно не получается, Джин неумолимо клонит в сон и она решает не сопротивляться. За все это время у нее получалось спать урывками, больше — всего лишь дремать, а если и сон — не более пары часов. Сейчас в ее распоряжение как минимум три, а может и целых пять, выделенных Кассианом.
В ее распоряжении также и уютная кровать — даже с подушкой и одеялом, что давно уже стало не просто настоящей роскошью, но и недосягаемой мечтой. Несколько дней назад она думала, что так в тюрьме и подохнет. А потом снова чуть не умерла.

Джин принимает кровать как подарок той самой неведомой Силы, в которую верила мама, и забирается под одеяло.
Прежде чем провалиться в сон, едва коснувшись головой подушки, она чувствует запах Кассиана, исходящий от постельного белья.
Она чувствует себя дома

+1

6

Спящая Джин заставляет замереть на пороге и притихнуть, стараясь не издавать лишних звуков. Удивительно мирное зрелище - красивая девушка в его постели. И в его рубашке. Кассиан качает головой и тихонько садится на корточки рядом, ласково гладя Эрсо по волосам. В самом деле дом, где не страшно, где примут, где поддержат и ждут. Кассиан только аккуратнее укрывает ее тонким термоодеялом - хорошая вещь спасавшая и в холод и в жару.

Душ и пробуждение отложены, смотря на то как Джин расслаблена, как разгладилась складка между бровей, как перестает кривится, не поджимая больше губы и так мирно лежа тихо посапывая. Даже не реагирует на чужое присутствие. И это говорит не только о большой усталости, здесь совсем другое. Чувство безопасности и доверия связавшие их под солнцем Скарифа. Именно поэтому похоже, пусть на короткий момент, но маленькая комната разведчика стала домом не только ему. В груди теплеет и Андор осторожно достает еще одну рубашку и штаны, стараясь быстро отогнать лишнюю и коварную мысль о женском белье, вероятно отсутствующем. Интригующе. Не будь он таким уставшим сам. И не будь подобные размышления немного неправильными сейчас.

Выйти из комнаты не разбудив Джин - достижение, Кассиан впервые за долгое время так долго проводит в душе - отмывается от песка, смывая кровь, осторожно обрабатывая в душе же ранения - простой полевой набор оставлен здесь для всех, хорошо, что его не успели забрать. Заживляющие гели, большие пластыри, стерильные бинты. Выходит не только наконец полностью чистым, но и позаботившись о собственном состоянии. Еще бы спину проверить, но там ничего кроме гематомы быть и не должно, после попросит кого-нибудь помочь и намазать заживляющими мазями или, если повезет, бактой, с ней синяки сойдут быстрее, всего. Но не к спеху. Будь что серьезней - от боли не вышло бы даже пошевелиться, а он влез через шахту, преодолел на скорость смыкающиеся створки и даже сумел дойти и подстрелить ублюдка целящегося в Джин. Как хорошо, что идиоту приспичило потрепаться, целился Кассиан непозволительно долго - руки ходили ходуном.

Только вернувшись в комнату Андор понимает насколько вымотался в самом деле. Будить Джин не хочется, бросив на пол собственную куртку Кассиан предпочитает усесться на нее и привалившись боком к кровати на краю устраивает руки и голову, после чего сам вырубается полулежа. Тепло чужого тела ощущается на грани сознания, сквозь сон ему кажется прикосновение к ладони, но Кассиан не знает насколько оно реально.

Так сладко он не спал уже много лет. Ласковое прикосновение смешивалось с видениями голубого неба и чужого радостного смеха. Кассиан не знал, что происходит, но чувство свободы и легкости окрыляло, и пугало, только маленькая женская ладонь не давала упасть в бесконечную синеву.

Писк стационарного комнатного комма заставляет сонно моргнуть несколько раз и открыть глаза, пытаясь осознать себя и реальность вокруг.

Сигнал в три коротких и два длинных визгливых пиликанья говорил об обычном вызове, значит до него пытался достучаться кто-то из знакомых.

Кассиан зевнул, конец очнувшись... и встретившись взглядом с Джин. Хотя их положение и вызывает легкое, позабытое смущение улыбается он широко и искренне.

Так приятно было чувствовать себя живым. И встретить пробуждение не одному.

Отредактировано Cassian Andor (Пн, 30 Май 2022 18:35:44)

+1

7

Джин давно не спала спокойным, глубоким сном без всяких сновидений. Давно не могла полностью расслабиться и отдаться отдыху, пусть его время ограничено.
Какой-то особо противный писк беспощадно вырывает ее из объятий забытья, заставляет пошевелиться на кровати и потереть глаза ладонью.
С губ Джин срывается тихий вздох, она морщится. Сонливость пропадает только спустя несколько секунд, как раз для того, чтобы вспомнить где она находится.

Все события, которые привели ее на кровать в комнате Кассиана, за секунду проносятся в памяти. После первого за много времени относительно полноценного сна у Джин ощущение, будто бы накануне она пережила очень длинный день, оказавшись на какой-то планете, где количество часов в сутках ощутимо превышают стандартные.
Тюрьма, освобождение, Явин, Джеда, Иду, снова Явин, Скариф, снова Явин… Все это казалось насыщенными событиями, которые случились с ней вчера. Все это повисло тяжелым грузом и даже редкие попытки поспать не смогли его сбросить до…
До этого момента.

Джин понадобилось пару секунд, чтобы сообразить — пищит портативный коммуникатор. Она машинально тянется к нему — положила под подушку, но ее прибор не издает ни звука и только после этого Джин догадалась посмотреть вниз, за пределы кровати.
— Почему ты сидишь здесь? — она немало удивлена даже не появлению Кассиана в комнате (в конце концов, Джин на его территории), а месту и позе, в которых она его застала.
От Андора больше не пахнет кровью и грязью, его волосы уже не такие растрепанные, одежда на нем свежая и чистая. Значит, он успел принять душ и поспать?
Джин так крепко спала, что даже не заметила его присутствия в комнате.

— Я не буду извиняться за то, что лишила тебя сна на кровати, в конце концов, ты первый мне ее уступил, — Джин тихо фыркает, стараясь сгладить неловкость. Кассиан прекрасно знал, что кровать в его комнате одна. Не большая, но и недостаточно узкая, чтобы при желании не влезло два человека. Он мог примоститься с краю, но предпочел остаться на полу, чтобы не тревожить Джин.
Она изо всех сил старается не смутиться — мужчина и женщина в одной кровати выглядят достаточно двусмысленно, даже в такой ситуации.

Джин не нашла бы ничего зазорного разделить с Андором лавочку в шаттле, не снимая с себя ничего, кроме куртки и ботинок, даже если бы им пришлось тесно прижаться друг к другу. Она совсем не неженка, ей приходилось спать и в более худших условиях за всю ее пока еще короткую жизнь, но здесь…
Очень вовремя (нет) она вспоминает, что на ней только одна из рубашек Андора и невольно отодвигается к стене, натягивая на себя одеяло. Почему-то это смущает больше, чем гипотетическая ситуация проснуться в одной постели в этих условиях, когда это было не запланировано и даже если не известные обстоятельства привели бы их к такому результату.
Джин ловит себя на мысли, что она бы не стала сопротивляться, если бы…

После сна в голову лезет нечто неожиданное, поэтому она лишь встряхивает головой и приглаживает растрепавшиеся волосы. Определенно, об этом она подумает позже.
— Я бы хотела одеться, если ты не против, — Джин выразительно смотрит в сторону двери, а потом на Кассиана. В этой комнате, без КейТу за спиной, без оружия и сурового вида он выглядит более открыто, чем обычно и располагает себе. Джин невольно останавливает на нем взгляд, все еще машинально теребя пальцами край термоодеяла.

[icon]https://i.imgur.com/qhO9GNy.gif[/icon]

+1

8

Коммуникатор будит не только его, однако прежде чем ответить Джин он спешно тянется к устройству связи и облегченно выдыхает - ничего смертельно важного, просто уточнено время следующей явки к командованию и время отбытия "вместе с боеспособным личным составом" - всего состава пока КейТу и Джин. Короткое сообщение в ответ с подтверждением принятия данных и короткий взгляд на время высветившееся на небольшом портативном компьютере в котором было установлено явинское время - еще около часа у них есть. Странно, он думал что меньше, только потом вспомнив, что личные часы были настроены на часовую систему Скарифа и потому возникла такая разница.

- Потому что будить не хотел, а спать - очень даже, - с тихим смешком отвечает Кассиан мягко улыбаясь уголками губ. Джин не привыкла к подобной заботе, к тому, что кто-то рядом и беспокоиться о ней, судя по биографии не сложно понять и личностный портрет и как складывалась ее жизнь и все же есть в происходящем некая странность. Хотя Кассиан и привык всю свою жизнь что-то защищать - родной дом, память о матери, честь отца, спасших его повстанцев, детей из приюта, а после собственных подчиненных - он не привык к близости. Пусть общие испытания сблизили их как никого иного, сцепили вместе, однако сколько раз он выбирался с кем-то из передряг? Сколько раз уходил от смерти? Однако в своем углу спать так легко и без проблем доверять, принимая так быстро... для него определенно необычно. Однако это были самые спокойные и приятные часы за много месяцев.

Однако следующая фраза о кровати сбивает с толку, Кассиан удивленно вскидывает брови и в самом деле не понимает за что Эрсо следовало бы извиняться. Только потом вновь вспоминает, что Явин-IV дом ему, равно как это место и люди вокруг, для Джин даже с учетом произошедшего все не настолько однозначно. Поэтому осознав все - лишь качает головой и после недовольно зачесывает пальцами лезущую в глаза челку. Волосы отросли и мешались, однако вместо стрижки он пока просто зачесывал их в сторону, надо было бы взяться уже за ножницы, обрасти как вуки не хотелось совершенно.

- Ты дома, дома не сгоняют с кровати едва их предложив, - он подмигивает и сцедив новый зевок в кулак спешно ухватывает сползающий край термоодеяла на автомате подталкивая его под ноги Джин. И только после этого все же встает и несколько раз наклоняет голову в разные стороны. Вот и минус от подобного положения - шея все же затекла и даже разок тихо хрустнула от таких варварских мероприятий. В следующий раз стоит все же подумать о другой позе для сна. Все же ему двадцать шесть, а не шестнадцать, и годы эти прошли в не стихающих маленьких боях.

- Подожди, вижу же, что вещи не взяла еще. Переодеваться в грязное удовольствие на любителя, уверен - ты к таким не относишься. Сейчас организую что-нибудь через девчат. Десять минут, - он не спрашивает, уведомляет, и привычно прихватив комм отправляется решать проблемы сразу же по пробуждению. Джин нужны вещи, а еще им следовало наконец нормально поесть. Поэтому к Ларен обращается сам, FT568 - код который знает давно и смех вместо нормального ответа тоже привычен. Коротко обрисовывая проблему Андор интересуется и о работе столовой и едва не издает стон умирающего кита резко взгрустнувшим желудком - кухня уже отчалила и на базе ничего не готовили, впереди только ужин на кораблях. Эвакуация приближалась к завершающему этапу.

Кассиан тоскливо вздохнул, однако старая боевая подруга выручила не только вещами, вместе с уже знакомыми ему девчатами из аналитического отдела она притащила энергопудинги, а не стандартные пайки, а еще самый настоящий пшеничные лепешки с пряными специями. Вещь божественно вкусная даже без всякого мяса и будучи давно остывшей. Обнимал он всех сразу, а потом рванул обратно. С коробкой вещей по итогу - и едой и флягами с чем-то и двумя кружками и лепешками и энергопудингами и даже какими-то сладкими булочками, которые передали специально для Эрсо. Улов вышел просто преотличный, в комнату Кассиан зашел с ноги - пришлось вначале локтем пытаться попасть по панели открывающей створки, а после ногой быстрее распахивать их пошире.

- Так, тут еда - тут вещи для тебя, не знаю подойдут или нет. Ларен с подругами что-то постарались подобрать пока нет возможности обратиться за нормальным снабжением. Не важно, просто позовешь, ладно? - он спотыкается посреди речи и отводит взгляд заметив свою рубашку вновь.

Никакого бегства, просто стратегическое отступление. Из вежливости. А то, что он так тяжело вздыхает - ерунда.

Вздох в самом деле выходит тяжким. Эрсо ему нравится, очень просто и очевидно, пока еще плохо знакомая как человек, сама собой, и одновременно ставшая после всего одной из самых близких и важных. Нужно было время чтобы научиться взаимодействовать, понять друг друга. Если время будет, если они оба захотят узнавать. И Кассиан знал, что однажды его тяжелый категоричный характер найдет выход, столкнется с упрямством Джин и сложно сказать что произойдет тогда. Они знали друг о друге прискорбно мало, чтобы думать о том как Эрсо идут именно его рубашки. События последних дней, адреналин и короткая и ослепительная близость незнакомцев почти погибших в зареве - смешивают все мысли в голове, вместо стройных логичных размышлений полнейший бардак.

Следовало привести в порядок их, успокоиться, трезво взглянуть на себя и Джин, прежде чем совершать что-то безрассудное. Не то время. И не те они для этого люди.

Однако одно грело ему сердце - не важно, что за кафом придется ходить самому, главное Джин не собиралась больше никуда убегать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3580/672387.gif[/icon]

Отредактировано Cassian Andor (Пн, 30 Май 2022 19:21:37)

+1

9

С нормальной коммуникацией у Джин определенно проблемы. Долгие годы она оставалась одна, никому не доверяла и знала, что только так может выжить. Джин действовала на опережение — обманывала прежде, чем обманут ее.
Била прежде, чем ударят ее.
Все изменилось с тех пор, как Альянс вытащил ее тюрьмы. С тех пор, как она встретилась взглядами с Кассианом, пусть и не сразу это осознала.

— Так… непривычно. Все еще, — Джин опускает взгляд и отворачивается, чтобы скрыть очередное смущение. Мысленно отвешивает себе подзатыльник, стараясь отыскать утерянную выдержку, но в этой комнате, где они с Кассианом наедине, она почему-то не работает, гадина такая. Машет рукой и уходит в явинский закат, затерявшись среди деревьев и пирамид.
Ей всегда находится что сказать, Джин за словом в карман не лезет, но именно сейчас у нее почему-то не находится слов.
Когда Кассиан выходит из комнаты, она запоздало досадует, что не успела сказать спасибо.

Они ведь могли умереть, там, на Скарифе. Они знали, куда шли и что могут не вернуться. Они могли не сидеть здесь и не разговаривать, их уже просто не было бы. Мама говорила, что умершие становятся частью Силы, не уходят окончательно. Джин верила ей в детстве, но позже поняла — все это чушь.
Умершие не возвращаются, их больше нет.

Джин кутается в чужую рубашку, все еще едва уловимо хравшиную запах ее хозяина. Этот запах заставляет почему-то щеки краснеть, поджать ноги и натянуть одеяло почти до груди — на ней все еще нет нижнего белья. Джин не из стеснительных, но почему-то очень неловко от такой пикантной ситуации.
Возможно, любой другой попробовал бы воспользоваться этим. Другое дело, что получил бы вместо женского тела пару переломов и бесконечное количество синяков, но это уже детали.
Любой мог бы попасть в такую ситуацию, но не Кассиан Андор, который не стал так себя вести.

Когда он возвращается с коробкой, где есть одежда и еда, сбивчиво объясняя, где что, а потом выходит из комнаты, Джин невольно улыбается, глядя ему вслед. Снова не успевает поблагодарить, но у нее еще будет возможность.
Кажется, Кассиан смущен не меньше чем она. Или она лишь видит то, что хочет видеть? Джин встряхивает головой, убирая челку с лица. Потом разберется.

Одежда не самая новая, зато чистая и удобное. Белье лежит в отдельном герметичном пакете — Джин его его разрывает, чтобы достать. Ей даже выделили ботинки — тоже хорошо, свои собственные она так и не отмыла от грязи трех систем. Пока она одевается, косится на кучу одежды на полу и думает, что, пожалуй, совсем не прочь ее сжечь. Они чуть не погибли, можно ли это считать каким-то новым витком жизни, в котором нет места старому, в том числе и одежде? Однако Джин опускается на корточки и достает из кармана жилета кайбер-кристалл на веревочке, подаренный в детстве мамой.
Есть то, от чего нельзя отказываться ни в коем случае.

Закончив одеваться, она обращает внимание на еду. Приходит в восторг не только от энергопудингов и лепешек (они действительно вкусные), но и сладких булочек. Джин трогает такая забота о ней — фактически чужой и незнакомой девушке, которая оказалась в определенный момент нужна Альянсу.
Кассиан не бросил, не отвернулся от нее и не оставил одну. Впервые в жизни.

Допив сок, она выходит из комнаты, прихватив коммуникатор, но благодаря встречным людям и нескольким вопросам, она находит Кассиана в том самом зале для брифингов возле панели с голосвязью.
— Итак, когда прошло время для отдыха… Что дальше? — Джин спрашивает негромко, косится в сторону повстанцев в помещении и радуется, что ее спасает полумрак — никто не замечает, как вспыхнули ее щеки, когда она сделала еще один шаг к Андору.
Джин аккуратно берет его за плечи и смотрит в глаза, слегка задрав голову.
— Я забыла сказать… Спасибо тебе, — мягкая улыбка и вот уже рефлексы кричат отпустить его, отвернуться, отойти и перестать смущать себя, его и заставлять на них коситься. Но так не хочется, даже когда от волнения сердце уходит в пятки.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » the stars will burn


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно