All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » я ем разбитое стекло, а ты боишься крови // bnha


я ем разбитое стекло, а ты боишься крови // bnha

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

я ем разбитое стекло, а ты боишься крови

https://i.imgur.com/VbUXfT8.png


МЕСТО И ВРЕМЯ:
США / 28 августа, 2019

УЧАСТНИКИ:
IZUKU MIDORIYA,
KATSUKI BAKUGOU

О П И С А Н И Е

Мам, ведь я же твое сокровище?
Точно красавица, а не чудовище?

И всё-таки, рука дрогнула.

Отредактировано Izuku Midoriya (Вт, 3 Май 2022 00:00:29)

0

2

Он не может сомкнуть глаз с того самого дня, как получил список пострадавших при взрыве небольшой кафешки на Гейтс-авеню. Шото Тодороки значился на четвертой строчке. Остальные трое пострадавших оказались случайными жертвами, целью явно был капитан отряда специального назначения. Другие версии отмели почти сразу же. Но Кацуки знал, кто за этим стоит, еще в тот момент, когда гнал в госпиталь на полной скорости, - новая пометка в досье Изуку Мидории появилась лишь спустя сутки.

Кацуки Бакуго никогда не верил ни в бога, ни в черта, а невинность святой девы считал самой большой в мире выдумкой, но сразу из отделения реанимации отправился в больничную часовню и добрых часа два уговаривал высшие силы не отбирать у него друга. Ну, как уговаривал, угрожал поджогом каждой церкви в Нью-Йорке. То ли странная молитва сработала, то ли врачи свершили настоящее чудо, но через пару месяцев Шото смог вернуться домой. На работу ему, конечно, еще рано, но руки-ноги при нем и дышит без ИВЛ.

Камеры наблюдения не показывают ровным счетом ничего интересного. Кацуки напрягается. Лига точно вернется, чтобы завершить начатое: если кажется, будто все спокойно, значит, он что-то упускает.

- Выглядишь паршиво. Может, тебе все-таки домой? Я подежурю, через пару часов присоединится Тедди, - рука напарника ложится на плечо.

- Завались. И клешню свою убери, - сквозь зубы цедит Кацуки и, смягчившись, добавляет. - Если решил поиграть в мамочку, сходи за кофе. Мне двойной флэт уайт и апельсиновый пончик.

Мужчина вздыхает и выходит прочь. На экране видно, как он шагает по коридору, засунув руки в карманы. Кацуки и паника остаются наедине. Вдруг защитить Шото не выйдет? Он ведь и выжил то по счастливой случайности...

Кацуки, если честно, ни на что не способен. Он самый бесполезный в мире кусок дерьма. Кого это он тут спасать собрался? С чего решил, будто теперь все иначе? В мыслях некстати всплывает ослепительная вспышка, поглотившая силуэт Тойи, истошный ор Нормана...

Родственники решили похоронить ребят рядом: девять надгробных плит идут одна за другой, и каждую из них на своем горбу тащит единственный выживший. Тогда Кацуки ничего не смог сделать, но сейчас... Нападение на Шото - его вина и больше ничья. Если бы он не позволил себе обмануться трогательными веснушками, будь они неладны, друг был бы в порядке, а серийный убийца Изуку Мидория сидел бы за решеткой.

Верно, в этом и есть главная ошибка - Кацуки всегда отпускает Деку. Что семь лет назад, что сейчас - и оба раза фатальны. Как иные пытаются поймать за хвост удачу, так и он гонится за неуловимым изумрудным светом. Ему невдомек, что придется отсыпать пару мешков рубинов крови.

Чертов ты предатель, агент Бакуго. Никчемный блядский выродок.

Шон внизу останавливает девчонку в коротеньком пальто - он стоит спиной к камере и закрывает ее лицо. Лиам, поднимающийся по ступенькам, вдруг застывает и, бросив бумажные стаканы с кофе, достает пистолет.

- Всем постам. Код три, действуем по плану. Внизу Химико Тога, предположительно с ней Шигараки и Даби, - командует Кацуки в рацию, параллельно вызывая "Скорую" и подмогу.

К Химико, и правда, присоединяется Томура - он стреляет в Лиама. Того спасает только вовремя подоспевший Тонни. Появившийся Даби - он в Лиге новенький - устраивает небольшой пожар, позволяя подельникам отступить. Кацуки чертыхается и выбегает из квартиры, которую они сделали штабом. Ему остается всего два пролета, когда он понимает, что именно упустил. Кого. Среди напавших нет Деку. Это значит только одно - он уже внутри, заварушка внизу лишь отвлекает внимание.

Кацуки несется вверх со скоростью света и молится, чтобы ее хватило обогнать время. Секунды, напуганные звериным почти рычанием, замирают и жмурятся прямо перед финишем.

- Стоять, - тихо щелкает снятый предохранитель. - Руки вверх, лицом к стене.

Деку послушно выполняет указания и даже дает заковать себя в наручники.

- Каким же ублюдком ты стал. Помнится, Шото был и твоим другом, - шипит Кацуки, вжимая его в стену. - Я никогда не прощу тебе этого, Изуку Мидория. Ты умер для меня.

+1

3

- Он не умер, - в голосе слышится дрожь: она проходит по горлу, скапливаясь комком, а после застревает где-то в груди, чтобы потом скатиться к желудку и сжаться в противном спазме, вызывая желание выплюнуть её наружу. - Жив, Шото жив, - уже куда тише проговариваешь, себе под нос, так, чтобы заглушить радость в этом голосе, оставив вместо неё только гнев.
- Да что ты? Я же говорил, что нужно три взрывчатки, - Даби лениво пожимает плечами. Исполосанный ублюдок, на самом деле ему плевать. И на случайные жертвы, которым повезло меньше, и на обгоревшее лицо твоего друга, бывшего друга. И безразличие его объяснимо, изначально ведь Шото был твоей целью. И сумасшедшего этого ты привлек, только потому что понимал - не получится. Выстрелить не получится.
И вот сейчас, стоя у больничной койки, сжимая пистолет в руках, понимаешь - действительно, ты был прав. Не получается. Пальцы не гнутся, кажется, что вместо них деревяшки, что у куклы какой. Ни согнуть, ни разогнуть. Вообще ничего не получается. И лишь чертов пистолет сжимаешь, хватаясь за него, словно за последнее спасение.
Шото моргнул, или тебе так только показалось? Может это из-за шрама на лице? Или же ты действительно сходишь с ума… С кем поведешься, Изуку Мидория. Водишься с безумцами - готовься превратиться в одного из таковых.
Но друг твой только спокойно дышит, даже и не подозревая, что в его сторону направлено дуло пистолета. Размеренное дыхание, спрятанное за маской, сейчас бы пошутить про Дарта Вейдера, а не стоять, размахивая огнестрелом. Открой глаза, Шото, да посмотри правде в глаза. Каччан ведь тоже предпочел закрыть глаза, сделать вид, что ничего не было. Он ведь сильный, да? И Шото сильный, и две бомбы его не прикончили, даже сравнительно легко отделался. В этой троице ты был и остаешься единственным слабаком. Только теперь не до споров, кто кого уделает на баскетбольной площадке, или же в армрестлинге. Теперь цена проигрыша - жизнь.
Но курок так и остается нетронутым. Кажется, что уже просто вечность здесь стоишь. В наушнике Шигараки сообщает об отступлении - они достаточно привлекли внимания, теперь твоя очередь сделать свою работу. Но ты проигрываешь, снова. Как тогда в баскетболе, когда не получилось выбить трехочковый (зря надеялся). Как когда мерялся силами с Каччаном, и тот едва руку напополам тебе не сломал. Правда, проигрыш в этот раз ценою в жизнь. И сейчас ты даже рад, что проиграл. Радуешься, что тот дурак, но прячешь это лишь за ехидной, да несколько стеклянной, ухмылкой.
- Каччан, стоило предусмотреть, что только ты догадаешься, - и ты предусмотрел, – Я? Ублюдком? Разве я не говорил тебе об этом в прошлый раз? Не показал тебе это? Или же ты снова предпочел не видеть? - голос опять дрожит. Жалкое спасибо, что остановил меня, Каччан, утопает в грязи озвученных слов, и от этого хочется зарыдать. Ведь что-что, а напоминания о прошлом он точно не заслужил. Ведь это ты виноват, во всем. Ты и твоя чертова слабость. Физическая, духовная. Слабость к рукам, что сжимают сейчас предплечья, цепляя на тебя наручники. Слабость к голосу, что проговаривает довольно жестокие вещи.
Да, продолжай так говорить, Каччан.
Отчего же так горько, если именно этих слов ты и добивался? Чтобы он увидел, в кого ты превратился, и смог с тобой попрощаться раз и навсегда. Чтобы Каччан был тем, кто сотрет имя Изуку Мидории из этого мира.
Но пока что лишь холод наручников, касающихся запястий, и чувствуется.
- Мм, Каччан, а ты любишь пожестче, да? Поэтому и пошел в полицейские? Может хотя бы не при Шото поиграем? - и снова ехидство горечью на языке оседает, и лишь сглатываешь. Дерьмо. Все было бы неплохо, застрели он тебя на месте. Но вот тюрьма в твои планы не входила.
- И что дальше. Уведешь меня в свой решетчатый лимузин, а потом в личные покои? Может тогда сменишь профессию - станешь надзирателем в тюрьме и сможем трахаться, сколько пожелаешь, - болтаешь и болтаешь, что та змея, яд в панике разбрызгивающая. Нужно потянуть время, чтобы оставить немного оного для команды Шигараки. Толкаешь Каччана плечами, словно в попытке вырваться. Тот лишь фыркает, а после вдавливает в стену, ощупывает на предмет оружия, находя в штанине складной нож и изымая его вместе с пистолетом. Жаль, тебе нравился этот нож - только им получилось оставить на тупой роже Шигараки пару следов.
Каччан тащит тебя вниз, да все продолжаешь проговаривать что-то про злого детектива и еще какую-то чушь - только чтобы мешать ему думать. Надо же, а сейчас Каччана уже куда сложнее вывести из себя.
Конечно, вы ведь давно уже не те мальчишки, что в прошлом. На твоем лице больше не найти той глупой доброй улыбки, Каччан же больше не вспыхивает от каждого слова в свою сторону. Лучше бы вы навеки остались подростками.
- Знаешь, надеялся, что к тридцати у тебя будет машина получше, - пригибая голову, садишься на заднее сидение. И думается, может, ну его к черту, пусть повяжут окончательно, да и сгниешь в тюрьме, где тебе и место? Но нет, если остановишься сейчас, то все будет напрасно - мама окажется в опасности, а значит, всё, что ты делал до этого, все эти смерти просто развеются по ветру.
Всё напрасно.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » я ем разбитое стекло, а ты боишься крови // bnha


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно