In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Price to pay


Price to pay

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Price to pay

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3562/143244.jpg
Kyoyama Anna х Asakura Yoh

Йо отказывается от участия в Турнире — такова цена, которую Икс-Судьи требуют за воскрешение Рена Тао. Вот только платить придется не ему одному и не его одного это решение затрагивает напрямую.

— моя безумная звезда ведет меня по кругу —

+2

2

Тишину в комнате нарушает шуршание, с каким мобильный оракул крутится вокруг своей оси на столе. Его яркий корпус и серые перья на концах при быстром вращении сливаются в грязно оранжевую кляксу и напоминают Анне о маленьких цветных мельницах Осорезана. Только те крутились от ветра и должны были помочь неприкаянным душам детей найти путь в рай. Оракул же теперь бесполезен. Как только он останавливается, Кёяма вновь повторяет свои действия, и всё начинается сначала: поворот, шуршание, поворот. Эта монотонная забава происходит, конечно же, в полном одиночестве, потому что позволить себе так обращаться с одним из символов турнира при ком-то Анна не могла. Да и говорить Йо о том, что она подобрала и сохранила брошенный им на дороге оракул, Анна тоже пока не собиралась. Был ли в этом вообще какой-то смысл, если Йо решил добровольно выйти из турнира?

Анна наблюдает, как изобретение патчей бесцельно крутится, напоминая детскую игрушку. Взгляд не отрывается от черного дисплея, который с момента, как Йо принял решение, предательски молчит. Как будто её прожигающий взгляд мог всё исправить. Как будто своей отрешенной игрой и силой мысли Анна сумеет повернуть время вспять, чтобы прийти к Йо и друзьям вовремя.

«Ну да, а то бы ты его переубедила», – тут же возражает внутренний голос ироничным тоном, и как же он Анну бесит, потому что прав. Ни одна цель не будет Йо дороже близких людей. В конце концов, только благодаря этому Анна та, кто она есть сейчас. Только благодаря этому она не свихнулась и осталась живой.

Её ладонь резко накрывает оракул, останавливая вращение, когда Анна чувствует ауру Амидамару. Спустя несколько мгновений, ощущения подтверждает голос Йо, который становится громче по мере его приближения к дому. Он говорит с духом, даже тихонько посмеивается, и кажется, будто случившееся его вовсе не заботит, в отличие от Анны, у которой несмотря на понимание, что турнир по большому счету всего лишь прикрытие, всё равно что-то неприятно саднит внутри. Так бывает, если желание, пусть и довольно странное (нет, даже глупое) по своей сути, внезапно ломается, а его острые края продолжают царапать.

- Какой-то ты чересчур расслабленный.

Анна встречает Йо на пороге, прислонившись спиной к дверному косяку. Мобильный оракул она спрятала в карманах кимоно, и теперь держит руки сложенными на груди. За несколько дней, что прошли с момента смерти и воскрешения Рена, им так и не удалось нормально поговорить. Постоянно кто-то крутился рядом, а если и появлялась возможность остаться наедине, то молчала сама Анна. Перед каждой бурей ведь бывают затишья, не так ли? Но сейчас они вдвоем, без лишних ушей и глаз. Никто не будет смотреть на неё осуждающе, со страхом или обескураженно. Никто не будет мешать. Амидамару не в счет, как хранитель, он всегда понимал - когда дело касается семейных разборок Асакура, лучше отойти в сторону, за исключением, если в эти разборки не вовлечен лично Хао, конечно же.

К слову, о нём…

- Надеюсь ты не забыл, что помимо турнира на тебя возложена еще одна задача, и именно она является первостепенной? Выполнить её, конечно, теперь будет гораздо сложнее.

Отредактировано Kyoyama Anna (Пт, 3 Июн 2022 18:54:47)

+1

3

Честно говоря, Асакура Йо бездельем наслаждается. С удовольствием забрасывает тренировки и меняет их на долгие прогулки наедине с собой и Амидамару, размышляет целыми днями о своем, в общем, берет от жизни все. Наслаждается так откровенно, что друзья смотрят на него с легким шоком, а Анна — так, будто у них есть общая тайна. Уж она-то наверняка понимает причину такого его спокойствия. Уж она-то точно знает, что он не мог поступить иначе. Уж она-то наверняка на его стороне.

Амидамару, дух-хранитель, дух-наставник, дух-воин-при-господине, и все одновременно, уже давно отказался от мысли повлиять на своего шамана, и только толкает речи о долге, чести и доблести: тех самых, которые важнее жизни. Йо, конечно, соглашается: он вообще не мастак и не любитель спорить. И все же упрямо считает, что имеет право распоряжаться и жертвовать только своей жизнью, и то в самом крайнем случае, а чужими — никогда.

Йо, конечно, не признается, но самурай своими разговорами его расшатывает гораздо сильнее, чем можно показывать. Ощущение мерзкое, тем более что в чем-то дух прав. В какую дурацкую ситуацию он попал! Он не мог не согласиться на условия Икс-судий, это очевидно. И теперь он не может вернуться в Турнир: кем он будет после такого нарушения договоренностей? С другой стороны, сколько народу он ставит под удар своим бездействием? Он беспечно убеждает Амидамару, но на самом деле скорее убеждает себя: выбора у него особо не было. Зато теперь есть.

— Знаешь, по крайней мере нам больше не придется ввязываться в бессмысленные драки, — он смеется, и по лицу самурая понимает, как тяжело бывает принять чужое мировоззрение, даже когда человека знаешь уже достаточно долго. Это очень забавно, но умилиться парень не успевает. В дверях появляется Анна. 

Она вырывает его из размышлений вполне справедливым упреком, ты, мол, чего такой расслабленный? Отчего-то в её присутствии Йо цепенеет, будто перед удавом, снова чувствует себя десятилетним пацаном. Как будто это не он прошел пещеру Ёми, не он сумел достаточно сконцентрироваться, чтобы создать сверхдушу при падении с псевдолайнера патчей, совсем не он умеет сохранять холодную голову в любой ситуации. Ну, по крайней мере Анна получила именно то, что хотела: всю расслабленность с Йо сдувает, как пух с одуванчика. Он разворачивается к ней просто для того, чтобы встретить смерть лицом к лицу. Он, конечно, доверяет Анне, но когда она недовольна, от нее ни сбежать, ни спрятаться. А еще именно перед ней он виноват сильнее всего: это ерунда, что для возвращения Рена к жизни ему пришлось отказаться от своей мечты, не ерунда, что рядом с его жертвой легла еще и её, и её-то как раз никто не спросил. Она терпеть не может, когда с нею не считаются. Он покаянно пищит «ПРОСТИ», но ей, кажется, это уже не надо. Она просто хочет убедиться, что он помнит о своей цели.

О ней он бы не забыл ни за что.

— Хао станет Королем-шаманом. Сейчас в Турнире нет никого, способного ему противостоять в бою, —  убежденно отзывается Йо. Его миссия — остановить брата любой ценой, но уже сейчас очевидно, что сделать это в лоб, просто двигаясь к победе в Турнире, не получится. Значит, нужен план получше, план Б, план В, если угодно. То, что от Турнира пришлось отказаться, было просто катализатором, подстегнувшим неизбежное, всего лишь лучом, ярко высветившим: не глупи, пытаясь переупрямить упрямца, придумай штуку поинтереснее, эта стара как мир и так же избита. Интересно, захочет ли она порассуждать с ним?

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Price to pay


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно