All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » To support you


To support you

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

To support you

https://i.imgur.com/nhL3btE.gif
Sandra x Leo
Замок Влада, после смерти Грэдиша и Михая

Помню, как не раз, когда мне было сложно, ты, не бросаясь словами, сжимал мне руку. Давал понять, что ты рядом. Помню, как мы долго молчали, не из-за того, что не о чем было говорить... Так хорошо понимали состояния друг друга, что не могли передать их словами. ©

— Иногда лучший способ помочь кому-то — просто быть рядом. —

0

2

«Eu nu am vrut. El m-a impuls. Iarta-ma Sanduta»

 
[indent]Сандра бледная, как смерть. Внимательно смотрит на отца и не понимает — ровным счетом нихрена не понимает. Если бы не смертельное — она не глупая, все понимает — ранение, она бы затрясла его, что есть мочи, чтобы понять — кто его толкнул, что произошло в Холодном лесу, почему Михай вырвал пистолет из рук офицера и застрелился.
 
[indent]Растерянность одолевает легким шлейфом дрожи. Единственное, что ей остается — наблюдать за отъезжающей машиной с надписью «Реанимация», заходиться беззвучным плачем и, прижимая кулак к губам, бездействовать. Она, слишком активная, сейчас теряет весь запал. Мнется на траве в тонких сандалиях, пустым взглядом блуждает по опустевшему проезду — где недавно была карета скорой — и… не знает, что делать дальше.
 

«Это всё ерунда, ты ничего не добилась, Александра»

 
[indent]Если задуматься, Михай на самом деле не был отцом года. Он горлопанил, смешивал ее с пылью и грязью. Говорил о том, что он дал ей билет в будущее, приютив и пригрев. Обиды, все это время дремавшие где-то в глубине души, больше не пытались найти выхода — внутри все «молчало». Был человек, и его не стало. Внутри поднимается волна ненависти к самой себе — она же могла сесть в карету скорой помощи, чтобы сопроводить отца в последний путь, сжимая тонкими пальцами огрубевшую ладонь, но она предпочла остаться на месте. Достойное ли это поведение? Михай не был идеальным отцом, но он не заслуживает подобного к себе отношения.
 
[indent]Но… есть и обратная сторона вопроса.
 
[indent]Сандра бы не смогла никоим образом помочь врачам, тщетно борющимся за жизнь пациента, решившего свести счеты с жизнью. Единственное, что ей оставалось бы — это заламывать руки в коридоре и бесконечно ждать неутешительного вердикта. Есть ли в этом какой-то смысл? Нет. Здесь и сейчас она нужна живым: сломленным и подкосившимся; заблудившимся в событиях, навалившихся снежным комом.
 
[indent]Полиция не планирует закругляться — исследуя лес, они выходят с новыми уликами и направляются к компании: показывают серп, который Сандра не так давно видела, спрашивают о звонках, которые поступали в службу спасения и зачем-то показывают номер Михая.
 
[indent]«Очень интересно складывается пазл: сначала отец звонил, чтобы предупредить об убийстве, а затем сам нанес Грэдишу раны, несовместимые с жизнью… А мотив какой?» — не нужно быть выдающимся детективом, чтобы выстроить примерную хронологию событий.
 
[indent]Опыта работы Сандры будет достаточно, чтобы убедиться: произошедшее в Холодном лесу — не чертова случайность, обернувшаяся двумя смертями. Более суеверные румыны, проживающие, как кажется Сандре в прошлом веке, списали бы все на репутацию леса, [в начале прошлого века лес стал меняться на глазах: искажались стволы деревьев, почва покрылась густым мхом. В лесу начали пропадать люди, скот, обитающие звери и птицы], но Сандра, знающая о причинно-следственной связи, мистическую составляющую отметала.
 
[indent]«Он меня толкнул… или подтолкнул? Кто он? Если человек планирует убить другого человека, он не вызывает службу спасения заранее».
 
[indent]Она цепляется за последние слова Михая, как за надломившуюся тростинку, пытаясь через них разгадать слишком сложный ребус. Бьется с недостаточностью доказательств, как рыба об лед, словно намеренно закрывая глаза на события, которые невозможно охарактеризовать с научной точки зрения — ни кроваво-лягушачий дождь, ни дар Илинки, ни помутнение, из-за которого Михай однажды уже накинулся на Сандру.
 
[indent]«Надо сесть и раскидать все факты. И позвонить Илинке».
 
[indent]Все же, глупо отрицать паранормальное; как бы она не хотела — слов из песни не выкинешь, как и из ее жизни не выкинуть события, переворачивающие восприятие. Видимо, здесь и случится ее собственное расследование с участием, как принято сейчас называть ведуний, экстрасенса.
 
[indent]В замок Влада она возвращается в оцепенении, боясь сомкнуть веки, [даже чтобы моргнуть], и увидеть глаза, полные отчаяния и боли, окровавленные пальцы, прижатые к ране. Бледные губы, шепчущие «прости меня». В ее представлении идеальная смерть — это смерть в постели и в обществе близких друзей, а не в холодном лесу, затянутом густой паутиной и туманом. Ей жаль, что жизнь Михая оборвалась так скоро и нелепо; но она не может ничего изменить.
 
[indent]Тусклые холодные коридоры уже не пугают. В свою комнату Сандра идет на автопилоте, тихо закрывает дверь и включает свет.

[indent]Стены, обитые камнем и деревом. Ветер играет с занавесками. Кровать, заваленная интерьерными подушками и заправленная бархатным покрывалом посередине комнаты. Чуть поодаль — ближе к стене, кожаный диван с небольшим журнальным столиком, на котором — букет сухоцветов. У другой стены — параллельно столику — небольшой комод со стопкой книг, среди которых — том криминалистики, сборник романов Фитцджеральда и учебное пособие по психологии.

[indent]Окидывая комнату взглядом, Сандра вздыхает: несмотря на отвратительные события, Земля продолжает свое движение. Глобально мир не меняется. Лишь чуточку меркнет — так, словно в небе взорвалась очередная звезда, освещающая путь во тьме.

[indent]Устало опускаясь на постель, достает телефон из кармана шорт. Ей страшно услышать реакцию Илинки и первая мысль — это написать в мессенджере, но… как будет выглядеть это сообщение? Отвратительно. Неуважительно к сестре — по сути, одной из немногих родственниц, к которой экс-полицейская прикипела душой. Медленно выдыхая, она находит ведьму в телефонной книге и нажимает на кнопку вызова, запуская тонкие пальцы в волосы.
 
[indent]Этот разговор — невыносимо тяжелый, болезненный, выворачивающий все нутро. Силы Илинки в теории, как думает Сандра, помогут ей узнать об обстоятельствах еще до звонка, но… хватит ли ей сил смириться? Какой бы сильной она не была — она все еще человек, которому не чужды переживания.
 
[indent]Диалог между сестрами длится недолго: минуту или две, в течение которых Сандра по большей мере молчит или отвечает невнятно, чувствуя, как усталость наваливается наковальней. Ведунья ясности не вносит — надломлено говорит, что знала о гибели, но и больше данных не дает. Да и не надо это сейчас. Сбрасывая вызов, Сандра уже было собирается в душ, как стук в дверь выдергивает из мыслей и возвращает к реальности. Со скрипом двери она вздрагивает, поворачиваясь и замечая на пороге Лео — теплого как солнышко, слишком светлого, слишком… уютного.
 
[indent]— Заходи, — с тенью легкой улыбки произносит, откладывая пеньюар в сторону, — ты что-то хотел?

Отредактировано Sandra (Вт, 3 Май 2022 13:58:19)

+1

3

Тяжелая выдалась ночь.
Командировка с самого начала не обещала быть легкой, но к этому Лео оказался готов.Картины? Кто бы мог подумать, сколько они повлекут за собой событий — не самых лучших между прочим.
Лео не жалеет ни о чем. Пусть даже трудно сосредоточиться исключительно на своей работе и цели — не в окружении этих людей.
Все началось с сестёр Бернелл и Носферату, который обожает гулять по чужим балконам, даже в отеле.
Лео взял кота с собой исключительно чтобы познакомить его с родней — сочетать приятное с полезным. Раз уж выпала командировка именно в Румынию.
В даты отпуска. Спасибо, Нела.

Сегодняшняя ночь словно кульминация этих событий, но чутье подсказывает Лео — а нихера подобного. До кульминации еще далеко. Это так, небольшая разминка.
Опыт и шестое чувство ни разу не подводили Нолана. Хотел бы он, чтобы все закончилось вот так, после чего вдруг бы все стало легко, но…

Он так увяз в этом, что даже не в состоянии предугадать, чем все закончится. Он уже буквально видит поджатые губы Нелы и хмурый взгляд Алана, когда скажет им, что не может забрать картины и доставить их в “Тетру”.
Они принадлежат Лайе Бернелл, даже если она от них отказывается. Она видит прошлое, Лео верит ей.
Это она нарисовала их, та самая османская девочка в какой-то из прошлых жизней и картины напоминают ей об этом.

Где-то там был он сам, пусть и ничего не помнит. Где-то там был Влад… Лео с такой работой готов верить в любое безумие, хотя бы потому что и не такое уже видел.
Жаль, для него нет никакой возможности что-то вспомнить. Пока, во всяком случае.

Можно ли игнорировать сегодняшнюю ночь? Покачать головами, воскликнуть “Какой кошмар”, а утром спокойно пить чай на террасе, заботливо приготовленный и поданный Валентином?
Ага, конечно, десять раз.
Лео смотрит вслед машине скорой помощи, увозящий тела Грэдиша и Михая, думая о реакции остальных. Михай убил Грэдиша, но…
Лео не знает румынского, а у Влада спрашивать не рискует. И вряд ли задаст этот вопрос Сандре. Полиция немного подоставала расспросами и отпустила их спать.

Убедившись, что все разошлись по комнатам, он предпочитает не задерживаться. Лес этой ночью особо мрачный, даже у него вызывает тревогу. За массивными дверьми замка, впрочем, выдохнуть тоже не вышло.
Немного отвлекает Милли с Гарденией на руках. Лео перекидывается с ней пару слов и аккуратно гладит кошку по голове. Та грустно мяучит, но устраивается на руках девочки удобнее. Наверное, лучше всего будет отвезти его семье Грэдиша, но этим он займется дальше.

Спать неохота. Лео поднимается наверх, останавливается у дверей Сандры. Оттуда слышит ее тихий голос, но слов не разобрать. Видимо, она говорит по телефону.

Порыв зайти Лео давит в себе, ожидая, когда она закончит разговаривать. Только что Сандра потеряла своего приемного отца, и пусть их отношения отличались от даже просто нормальных, но…
Перед глазами все еще ее грустный взгляд. Какими бы у них ни были отношения, но…
Лео помнит, как потерял отца. Только он не умер, а ушел от них. Лео все еще на него злится и думает, что лучше бы он умер.

Когда Сандра замолкает, Лео сначала аккуратно в дверь, а потом ее приоткрывает.
— Можно? — после утвердительного ответа он переступает порог и закрывает дверь за собой.
Сандра уже выглядит лучше, держит в руках пеньюар. Видимо, собралась спать и Лео немного неловко за то, что он помешал.
— Я хотел убедиться, что ты в порядке и… — он осекается на полуслове. — Извини. Как ты? Хочешь поговорить? Не обязательно об этом.
Он улыбается едва заметно и смотрит на нее. Куда ты лезешь? — шепчет ему внутренний голос. Может быть она хотел побыть одна, а ты со своей сочувствием ей сейчас не нужен.

Может быть. Только Лео не хочет оставлять ее одну, пока не убедится, что с ней все хорошо. Что печаль и горе не сожрет ее или хотя бы не пожует и выплюнет.
И просто дело в том, что…
Лео хочется побыть с ней. Снова увидеть ту жизнерадостную энергичную девчонку, которая моментально привлекла к себе внимание еще на той вечеринке в Брашове, где они и познакомились.
Кажется, ее он тоже знает давно… Как Влада и Лайю…

+1

4

[indent]Сандра не привыкла показывать эмоции.

[indent]Кто бы ни был рядом, что бы ни происходило — она всегда держит под контролем свои эмоции: собрана и отстранена; так и сейчас, когда Лео заходит внутрь, она надевает привычную маску самообладания, заталкивая собственные переживания чуть ли не долгий ящик — до лучших времен; пока не останется наедине с собой и горечью.

[indent]Пока не сможет выплакаться вдоволь до солоноватого привкуса на губах и горящих щек; полного опустошения, которое не принесет облегчения // и новый день она встретит отекшая, разбитая, не_выспавшаяся.

[indent]Но, может, ей это действительно нужно?

[indent]Дежурная улыбка касается губ. В его компании она не может не_улыбаться — Лео солнечный, теплый, душевный. В его обществе ей становится легче; [становилось каждый раз, когда он, словно чувствуя, приходил на помощь и протягивал руку, чтобы помочь девочкам выбраться из причудливого переплета]. Лео казался ей сейчас спасательным кругом, брошенным в пучину бушующих вод океана; [кругом, за который она обязательно зацепится, чтобы выплыть и начать дышать полной грудью].

[indent]— Да… все хорошо, что ты, не переживай, — этим вечером всем пришлось не сладко, и ей, честно говоря, не хочется быть обузой, омрачающей и без того шаткое [кажется] спокойствие — по крайней мере, Нолан, навестивший ее перед сном, выглядит хорошо.

[indent]«Держится молодцом», — отмечает она, опускаясь на кровать и хлопая по пледу рядом.

[indent]— Присаживайся, — Сандра хотела бы, чтобы ее оставили в покое, но воспитание не позволяет указать Лео на дверь. В конце концов, он был рядом всегда — и в горе, и в радости; каждый раз предлагал свое плечо, на которое они опирались; и делал он это бескорыстно, просто…

[indent]будучи хорошим другом.

[indent]Так и сейчас — Лео, не чуждый к чужому горю, вновь представлялся ей рыцарем в сияющих латах, который не столько пытался показать себя, сколько поддержать близкого ему человека. Подобная отзывчивость и чуткость покоряли — заставляли смотреть на него под совершенно иным углом: видеть в нем человека, которому можно довериться; [омут, в который можно прыгнуть с головой].

[indent]Она видела в нем исключительно друга, но порой — словно неосознанно, мимолетно — ловила себя на эмоциях, выходящих за границу дружбы: за завтраком, отпивая из чашки кофе, она непроизвольно смотрела то на Лео, то на Лайю. Смущалась, когда он смотрел на нее в ответ. Засыпая, видела янтарь его глаз. Просыпалась и также мимолетно — робко, украдкой — думала о нем. Эти мысли не давали ей покоя; и от этих мыслей Сандра открещивалась всеми силами. Лео не из местных, они не смогут быть вместе, а заводить интрижку ради удовлетворения собственных потребностей ей не хотелось.

[indent]В идеале, ей бы хотелось оседлости и стабильности, а отношения на расстоянии — совершенно не про это.

[indent]— Знаешь, я до сих пор не могу проверить… — вставая с постели, она убирает обратно пеньюар и наливает воды в два бокала. Она бы предложила ему чаю, но идти на кухню за кипятком под покровом ночи кажется идеей не самой лучшей, — как будто это все происходит не со мной, а с какой-то другой Сандрой. Как будто я стою в стороне и наблюдаю.

[indent]Стадия первая.
[indent][indent]Отрицание.

[indent]Слова даются ей так легко, что она их выпаливает — совершенно забывая о привычных установках и принципах, которые разрушились одномоментно. Сандра смотрит на Лео со сквозящим в глазах отчаянием — словно пытаясь разглядеть в нем понимание, сочувствие. Она хочет найти в нем — в его теплых объятиях — утешение, которое поможет если не избавиться от боли, то хотя бы заглушить ее.

[indent]И как бы она себя не убеждала, поддержка — моральная и физическая — сейчас крайне важны для девушки, потерявшей отца, который, несмотря на все оказии, дал ей кров на головой и, пусть и сквозь зубы [с боем], разрешал ей заниматься тем, к чему лежала душа.

[indent]Наверное, Михай был не самым худшим отцом.

[indent]Ложка дегтя в его поведении была ощутимой — настолько, что перебивала вкус терпкого меда их сосуществования, но так или иначе Сандра жила: радовалась своим успехам с оглядкой на его реакцию; ни в чем не нуждалась; чувствовала себя хоть немного нужной, когда он ее о чем-то просил. Сандра не знала вкуса отцовской любви в полной мере, но и не жила в нищете.

[indent]Наверное, ей стоит быть благодарной Михаю.
[indent][indent]Жаль, что осознание это приходит, когда он погибает.

[indent]В голове все еще набатом звучит «прости меня, Сандра»; и она прощает его. Смахивая с щеки скупую слезу, выдающую ее с головой — внутри буря эмоций, боли и горечи утраты — искренней, кристально прозрачной.

[indent]И, не в силах выдержать эмоциональный натиск, она приближается к Лео, дрожащими руками опустив бокалы с водой на стол, [едва ли не расплескав], и утыкается в его плечо, расплакавшись.
[indent][indent]Окончательно теряя самообладание.

Отредактировано Sandra (Вс, 29 Май 2022 00:31:10)

+1

5

Кэти часто говорит брату, что у него излишне развит синдром гиперопеки. В последнее время это хотя бы звучит насмешливо — без раздражения и истерических ноток. Нелегко пережить чужой переходный возраст, когда свой собственный пропустил из-за необходимости присматривать за двумя любимыми женщинами — сестрой и мамой.
К счастью, бунты Кэти достаточно быстро закончились и теперь она лишь дразнит брата. Лео знает — она благодарна ему за все, но хотела бы, чтобы он уменьшил свой маниакальный контроль.

Лео помнит, как присматривал за еще маленькой сестренкой и одновременно пытался вытащить маму из депрессии — нет, он ни о чем не жалеет. Ни о том, что променял множество развлечений, свойственных подростку от двенадцати до восемнадцати лет — футбол, кино, ночное катание на велосипедах и прочее, что должно быть в этом списке. Семья — это важно. Семья — это самое дорогое. И если отец оказался таким ублюдком, что легко махнул на них рукой и свалил, то Лео никогда в жизни не будет на него похожим.

Желание защищать, оберегать, опекать, волноваться и приглядывать — всего лишь взяло и въелось под кожу, стало неотъемлемой частью Лео Нолана, а уж когда он устроился в “Тетру”...
Теперь-то он знает — никакие мелкие бытовые неприятности, ни даже грабители на улице или хулиганы, ничего не сравнится с теми, кто обитают в темноте и по сторону реальности, постоянно разрывающие ее границу и лезущие к обычном людям. Хулиганам хотя бы можно набить морду и сдать их в полицию.
А с этой дрянью не так-то просто справиться. Хотя, Лео предпочитает не выбирать из двух зол, а избавляться сразу от всего.

Кэти снова упрекнула бы его в гиперопеке, если бы видела сейчас. Лео почти слышит голос сестры в ушах — “Эй, братец, она явно хочет побыть одна после такого потрясения, может стоит хотя бы сначала аккуратно поинтересоваться, а нужно ли Сандре вообще твое общество?”
Лео ответил бы ей, что есть вещи, которые сложно вынести в одиночку. И Сандра прогонит, если что. Она достаточно прямолинейна.

Сандра, тем не менее, не прогоняет. Ловит его взгляд, улыбается уголками губ — даже не через силу, а вопреки, хотя взгляд все еще грустный. Лео, впрочем, сказал бы, что скорее растерянный. Михай был ее приемным отцом, они не ладили, но…
Разве Сандра желала ему смерти? Разве желала ему такой смерти?..
Она говорит, что все нормально, но Лео ей не верит. На его же счастье, он достаточно деликатен, чтобы не лезть с порога в душу. Да, он способен постучать в комнату, не спрашивая заранее, но не будет сразу задавать бестактные вопросы.
Пусть наполовину, но Кэти бы им сейчас гордилась.

— Я ненадолго, не переживай, — Лео чувствует в воздухе неловкость между ними, аккуратно проходит в комнату, закрывая за собой дверь. Садится на кровать, на достаточно приличном расстоянии, соблюдая этикет.
Это, впрочем, уже не нужно — Сандра поднимается на ноги и наливает воду в стаканы.

— Здесь все слишком стремительно происходит, — Лео пожимает плечами. — Я знаком со всеми вами не так долго, но не могу отделаться от ощущения, будто бы нас что-то связывает и… все не случайно, понимаешь? Вообще все.
Конечно, не случайно. Лео не знает, как Сандра относится к мистике, даже с учетом дара ее сестры. Не знает, рассказывала ли ей Лайя про картины. А все они не знают, что скрывает Влад и насчет него Лео уверен только в одном — он им не враг.
— Послушай, я… я бы хотел так резко переводить тему, но… Что сказал тебе Михай? Это может быть важно.

Лео неловко задавать этот вопрос, особенно после того, как он пришел ее утешить. Вроде бы, ему всегда легко давалась поддержка, но неловкость в воздухе заставляет тушеваться и болтать ерунду. Лео смотрит на ее распущенные каштановые волосы, пухлые губы и…
Видит, как Сандра смахивает слезу, видит, как она дрожит. Лео подается навстречу, не успевая спросить — уместно ли это, как она садится рядом, утыкается в его плечо и захлебывается в рыданиях.
— Эй… Мне жаль… Правда… — в такой момент Лео совсем не мастер подбирать слова в этот раз, но аккуратно ее обнимает за плечи, прижимая ближе, и гладит по голове, перебирая темные пряди.

+1

6

[indent] — Я ненадолго, не переживай, — Александра глупо улыбается в ответ уголками губ. Присутствие Лео не смущает ее и она не желает, чтобы он уходил, [и оставлял ее одну — словно игрушку // зайчика с оторванным ушком // под дождем]. Ей не хватает слов, чтобы остановить его [теряет контроль над собой] и лишь сдавленно скуля, словно побитая собака, мотает головой.

[indent]«Не уходи. Пожалуйста».

[indent]Она нутром чувствовала, что им есть что обсудить: Сандра не знала наверняка, с какими трудностями в жизни пришлось столкнуться Лео; что его ранило, не хуже швейцарского ножа; но это необъяснимое единение душ грело — так, словно они находятся не под светом теплых ламп, а солнцем.

[indent]Согревающим.
[indent][indent]Обжигающим.

[indent]— Что именно не случайно? — хмуря темные брови, отвечает она, заводя прядь волос за ухо, —  знаешь, я не верю в случайности и сейчас испытываю смешанные эмоции, на самом деле. Я не знаю, как это описать, но складывается чувство, будто эта встреча действительно была кем-то запланирована, иначе как мы могли вот так взять и встретиться здесь?

[indent]Она не хотела бы видеть в этой встрече мистическое — слишком уж много потустороннего в ее жизни, благодаря Илинке, — но, говорят, от судьбы не уйдешь: так и Александра не смогла пройти мимо Лайи, оказавшийся в беде около отеля в Брашове // не смогла не протянуть руку помощи // не смогла отпустить девушку в платье канареечного оттенка, все сильнее проникая в ее жизнь — укрепляясь там с усердием бобра, строящего плотину.

[indent]— Если два человека сходятся в одном, может… попробуем разведать больше у Илинки? — в догонку бросает Александра, скрещивая руки на груди и изучая паркетные доски оттенка ромашкового лепестка. Илинка не откажет — Сандра это знает наверняка. Напротив, сестра направит в нужное русло и поможет найти ответы на вопросы, засевшие в грудине червем.

[indent]«Сестра зареклась использовать свой дар только во благо людей. Попытки заглянуть за ширму — во благо или нет? Поможешь ли ты нам, сестра?»

[indent]Сандра видела, что отдавая часть себя магии, Илинка ослабевала — чувствовала себя хуже, порой не справлялась с нагрузками, сваливающимися на ее хрупкие плечи наковальней. Это добивало — било в самое сердце; поэтому еще в юности экс-полицейская зареклась: не тревожить потусторонние силы понапрасну. Любая сложность, возникающая на ее пути, решалась самостоятельными силами.

[indent]/// лишь бы Илинке не приходилось расплачиваться за излишнее любопытство ///

[indent]Правда, сейчас, кажется ей, ситуация безвыходная, если даже не фатальная: настолько, что держа в руках несколько нитей, ведущих к зацепкам, Сандра не могла понять — на что обратить внимание? Она не видела ни знаков, ни доказательств — ровно также, как и со смертью отца. Гибель его была загадочной, непонятной, необъяснимой.

[indent]И Лео, заметивший странности, подливал масла в огонь.

[indent]— Он сказал: «Я не хотел. Он подтолкнул меня. Прости меня, Сандра», — срывающимся голосом переводит последние слова отца, сглатывая комок в горле, — чего он не хотел? Кто его подтолкнул? Куда или к чему? За что именно прощать?

[indent]Вопросы больше риторические; они повисают в воздухе без видимых ответов — в противовес, порождают еще больше вопросов, которые и задать-то больше некому, [если только Илинка не захочет пообщаться с отцом в измерении, незнакомому людям].

[indent]Безысходность и безвыходность ситуации выбивают воздух из легких. Триггерят. Сандра шумно тянет воздух носом, поддается навстречу Лео и зарывается в него сильнее — пуще прежнего. Не сдерживаясь в рыданиях; позволяя себе забыться // сдавливая в горле «спасибо тебе», звучащее сипло и вымученно.

[indent]Лео поймет, она уверена в этом.
[indent][indent]Лео не осудит.

+1

7

Лео пока ни разу не терял близких. Не считая отца, который ушел из семьи и в данном случае легче думать, что он умер. У Лео никогда не были заготовлены какие-то шаблонные фразы — не любил их он никогда, но чаще всего, когда слова могут стать чем-то большим, исцелить, дать надежду, снять с плеч тяжёлый груз, их не найти.

Что он мог сделать лучше всего? Возможно, отвлечь. Увести Сандру от тревожных мыслей, переключить ее внимание. Да, Михай умер, а у нее наверняка смешанные чувства. У Сандры были плохие отношения с приемным отцом, но она наверняка не желала ему смерти, тем более — такой.

Лео задумчиво закусил губу и вздохнул, когда Сандра перевела ему последние слова Михая. Он не хотел, кто-то его заставил. Кто и почему? Кому мог помешать житель небольшой деревни рядом с замком и…
Все это как-то странно, подозрительно и тревожно. Ему бы разобраться в этом…

Задание уже давно вышло из-под контроля. Лео должен был большое узнать о картинах, а вместо этого обзавёлся новыми друзьями, вопросами без ответов и происшествиями, которые связаны одни с другими.
Острый порыв отправиться на место убийства и как следует его исследовать Лео давит внутри себя исключительно благодаря своей силе воли и голосу разума — сейчас не время.

Он нужен Сандре. Лео прижимает ее к себе и гладит по темным волосам, шепчет что-то успокаивающее. Чувствует, как дрожат ее плечи под его ладонями, слышит всхлипы. Лео не пытается сделать так, чтобы Сандра перестала плакать — ей сейчас это нужно. Она выпустит свое горе, свою печаль, а потом они постепенно уйдут.

Когда ушел отец, мама не плакала. Ни разу. Она сидела и смотрела в одну точку, почти не разговаривала и мало ела. Только Лео мог заставить ее пообедать после долгих уговоров.
Это и было страшно. Эмоции мамы не нашли возможности вырваться наружу, она их не выпускала несколько лет и медленно увядала внутри. Только потом смогла и начала возвращаться к жизни.
С тех пор Лео запомнил, что не нужно их стесняться. После этого будет легче. Поэтому и не осуждал Влада за скандал у Грэдиша, хоть и не знает его причину до сих пор.
Это сейчас неважно.

Когда Сандра успокаивается, Лео аккуратно ее отпускает, берет в руки стакан, наливает ещё воды и протягивает ей. Он никак не комментирует ее слёзы — вряд ли ей это нужно. Она сильнее, чем кажется. Наверняка сильнее, чем думает она сама.
— Илинка сможет нам помочь? Знаешь… я думал сходить и осмотреть место убийства. Я не прошу тебя идти со мной, но… — и о чем он думает, дурак? Звать девушку туда, где наверняка опасно, где может оказаться нечто иное, нежели очередной убийца с оружием, по которому плачет тюрьма.
Может он в случае чего защитить Сандру?
— Ладно, забудь. Ты вовсе не обязана, — Лео качает головой и берет ее за плечи. О чем он только думал, когда заговорил об этом при девушке, которую постигло личное горе? Если Сандра сейчас залепит ему пощечину и выставит из комнаты, она точно будет права.

+1

8

[indent]Смешанные чувства.

[indent]В объятиях Лео невыносимо тепло, но вместе с тем ее коробит от собственной слабости. Сандра не привыкла демонстрировать уязвимости. Она всегда была сильной девушкой — той, что невозможно сломить. Даже в самые сложные моменты она не теряла самообладание, но сейчас словно щелкнул переключатель, и вся офицерская выдержка слетела моментально.

[indent]И ей некомфортно.

[indent]Некомфортно, что Лео приходится это видеть. Некомфортно, что щеки уже горят от слез. Некомфортно, что случившегося не изменить. Слезами она не отмотает время назад и не спасет отца. Слезами она не выкажет те крохи любви, что, видимо, теплились где-то на задворках ее природы — униженной, оскорбленной.

[indent]Сандра выдыхает и пытается взять себя в руки — жмурится, кусает губы чуть ли не до крови, ищет в себе хоть какие-то силы. В полицейской академии они проходили сжатые курсы по психологической поддержке. Она знает, как помогать тем, кто находится в шоковом состоянии из-за потери близкого или тех, кто не может успокоиться, поддавших эмоциям, но, в лучших традициях, все эти приемы, вырабатываемые именитыми специалистами годами, сейчас не работают. Нельзя пройти терапию наедине с собой — всегда нужен кто-то рядом.

[indent]Кто-то, наблюдающий, как человек проживает боль и лишь изредка вмешивающийся — скорректировать, наставить на нужный путь, подставить плечо. Наверное, ей бы стоило взять себя в руки, усадить напротив Лео или Лайю и коротко — максимально сжато — пересказать им тот самый «курс молодого бойца», чтобы те имели на руках хоть какой-то инструментарий по управлению чужой болью, но здесь и сейчас у Сандры нет ресурса этим заниматься.

[indent]Единственное, чего ей хочется — это свернуться клубочком под одеялом, предварительно распахнув окно, и забыться глубоким беспокойным сном; но сейчас нет на это времени. Рядом Лео — она должна оставаться сильной. А завтра будет новый день — по традиции полный странных историй, от которых кровь в жилах стынет. Потом, когда у нее будет больше свободного времени, она сможет заняться и собственными проблемами и переживаниями. Она обещает себе это — искренне, со всей любовью, с которой только может относиться к себе же.

[indent]Она отстраняется от Лео и отворачивается. Тянется тонкими пальцами к журнальному столику, выдергивает из пачки салфетку и промакивает глаза, давая себе время сосредоточиться. Впереди похороны отца. Ей нужно к ним подготовиться максимально, чтобы снять с Илинки бремя организации — сестре сейчас, уверена она, тоже не_сладко. Она была более близка с Михаем: все же, родная дочь, стоящая за свою семью до последнего вздоха.

[indent]А теперь ее семья — только Сандра.

[indent]И она знает, что Илинка после смерти отца бросит все силы на Сандру и ее друзей — будет оберегать их, следовать тонкой тенью, предупреждать о грядущих опасностях, которых будет еще немерено.

[indent]Окончательно успокоившись и натянув на лицо привычную маску, Сандра разворачивается и тушуется, видя стакан воды.

[indent]— Спасибо, — дрогнувшим голосом благодарит, не ожидая подобной галантности. Офицер не привыкла, что о ней заботятся; и, заглядывая в глаза Лео, она убеждается, что он делает искренне — о многом молчит, [видимо, понимает и принимает ее слабости], но не остается безучастным. Это согревает и выбивает из колеи одновременно — до комочка в горле и дрогнувших уголков губ. Сандра делает несколько небольших глотков воды, устало трет глаза и с тихим стуком опускает стакан на столик.

[indent]Она внимательно слушает бархатный голос Лео, взглядом блуждая от бордовых подхватов для штор до книжного шкафа в углу комнаты, постукивает отросшими ногтями по пледу и обдумывает его слова о помощи Илинки.

[indent]Конечно, в них есть определенная толика правды: сестра бы смогла пролить свет на многие темные пятна в столь необычной истории, но захочет ли она? Сочтет ли это своим долгом перед отцом?

[indent]— Я у нее спрошу. Пока что не буду ничего обещать, — на выдохе произносит, — и, конечно же, я бы сходила в лес еще раз. Не буду сомневаться в местной полиции, но все-таки сейчас темно. Вдруг они что-то могли не заметить?

[indent]Порой мертвая мышь в листве может затеряться, что уж говорить об уликах, которые могут сыграть важную роль в нарисовавшемся деле о двойном убийстве?

[indent]— И нет, я обязана. Он был моим отцом. Может, не отцом года, но все-таки… Я обязана. Я ему многим обязана, если задуматься, — тихо произносит в ответ, хмуря темные брови, — но только не сейчас. Утром, когда будет светло. И я буду рада, если ты будешь рядом. Боюсь, одна я не справлюсь.

[indent]Сандра в его руках — безвольная кукла. Поддается вперед и, игнорируя все правила приличия, опускает голову на плечо, устало закрывая глаза. Нет ни стыда, ни стеснения — Лео, знает она, поймет этот жест и не посчитает его вопиющим; а этого ей сейчас достаточно.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » To support you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно