под крылом у дракона
Драконье крыло мелькнуло над густыми кронами деревьев погружая лес в непроглядную тьму и тут же исчезло где-то вдали. Куда держит путь тот дракон? Отчего в эльфийских землях он летает? Дорога стелется под ногами, ведя в бескрайние леса и в дальние земли. Как можно быстрее нужно скрыться, как можно глубже спрятаться, пока не встанет на крыло драконница, и пока не получится девушке вернуться в Драконью империю владетельницей своих земель, а не жертвой власти неумного дядюшки.
Liam х Selena
Бухарест погружается в сон, надежно укрытый плотным туманом. Яркие голограммы вывесок и рекламных щитов медленно растворяются в молочной мгле, превращаясь в тусклые смазанные пятна. Обманчивое спокойствие, которое вскоре лопнет подобно мыльному пузырю. То, что сегодня совершит Лиам, разворошит осиное гнездо и запустит необратимый процесс. Уже многие годы союз между вампирами и людьми трещит по швам. Обоюдная ненависть не дает сосуществовать двум видам в мире. Каждый ищет причину нарушить неудобное соглашение. Истребить хищников. Загнать дичь. Людской молодняк бастует. Древние сиры алчут живой крови. Проект обязанный сплотить два вида, грозит началом тотального истребления одним вида другого. Все зависит лишь от того, в чьих руках окажется детище проекта “Лилит”. Данпир — гибрид человека и вампира, надежда и гибель.
Chrome Dokuro as Steven Rogers writes...
Он не умел обращаться с дамами с юношества. Робел и даже на мимолетных свиданиях держался не больше одного часа. Маргарет Карьер стала первой женщиной, с которой он смог продержаться больше положенного срока. Однако непомерные амбиции и тяжелая политическая обстановка не позволили ему обрести заслуженное счастье. Впрочем, смогла ли героиня Соединенного Королевства связать свою жизнь с двойным агентом и предателем? На сие вопросы у капитана нет ответов. Даже спустя уже несколько десятков лет. Маргарет уже давно нет на свете, а он уже давно сменил градус своих убеждений в другую сторону. Щ.И.Т и Мстители стали его настоящей семьей. Ровно до той поры, пока он и Наташа не связали друг друга узами брака. Приятные воспоминания вытесняют все плохое, что он творил эти годы. Вот только этого недостаточно, чтобы заслужить прощение столь красивой и умной женщины. Старк умеет злиться. Даже в день подписания договора она была напряжена как высоковольтная линия. Все опасалась, что он внезапно изменит свое решение и бросится в бега. И ведь повод действительно был, но ведь смог сдержаться.
Нужны как воздух
Коты-активисты
Пост недели
Эпизод недели
Пара недели

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Can't escape the fallout


Can't escape the fallout

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Can't escape the fallout

https://i.imgur.com/5DozG8B.gif
« v & vic(tor) »

- Сломать хром в трёх местах? Просто скажи, чего я ещё не видел перед заслуженной пенсией, малыш.

0

2

— Держись, chika, скоро приедем и добрый доктор Вектор тебя подлечит, — Джеки водит машины ещё хуже, чем она. Настолько сросся с мотоциклом, что едва попадает в повороты на её Хелле. Не то, чтобы это было проблемой, но с раскуроченной рукой лишние телодвижения приносят дискомфорт.

— Ты лучше следи за дорогой, Джеки,— шипит Ви, придерживая руку. Кажется, там что-то коротило. — Иначе к Вику придём оба. А он и от меня уже устал.

— Ты просто везучая, как покойница,Ви, — визг шин и весь салон снова раскачало. Руке лучше не стало, а от щёк отлила кровь. Нет, она лучше бы дошла пешком через весь Найт-Сити. — И ты Вику нравишься, иначе бы уже давно бы что-нибудь сказал.

Остаётся только закатить глаза на игры бровей Джеки, во время последней фразы и смотреть в окно. Уже поздний вечер, поэтому темноты ровно столько же, сколько и слепящего света неона. Звёзд здесь совсем не видно, но если отъехать от города — будет. Теперь у Ви было время ночами доезжать до пустошей и, забравшись на крышу, смотреть на них. Кажется, после увольнения из «Арасака» к ней резко вернулась сентиментальная детская мечтательность.

— Вик просто очень хороший, — бурчит в стекло, пропуская мимо ушей ироничный хмык друга. Да, Джеки ведь лучше всех понимает в отношениях между людьми. А Ви — корпоратская ледышка.

— Такой хороший, что с тобой возится бесплатно, а с меня берёт по полной, — раздражённый вздох был ему ответом. Джеки скосил глаза на раскисшую Ви. — Нет, ну ты ещё скажи, что я не прав.

— Замолчи, Джеки, а? И без тебя тошно, — Ви смотрит на него зелёными глазами строго, но без злобы. В конце концов, это продолжается уже не первый месяц и слышит она это далеко не впервые. — Лучше готовься к чистке твоих чакр от Мисти раздолбайство.

— Эх, Ви...

— Джеки.

Они как раз подъезжают к магазинчику Мисти, поэтому другу действительно приходится замолчать, чтобы припарковаться и вытащить Ви из машины. Рука выглядела откровенно ужасно, но для копоратки было не впервой видеть повреждения. Если бы не было так неприятно от ощущений, то было бы даже интересно.

— Ты хоть ему позвонил?

— Ви! — Мисти уже ждала на пороге и слегка беспокойно поглядывала на своих посетителей. — Виктор ждёт тебя.

***
Пришлось пройти мимо сидящего у лестницы в клинику кота, так его и не погладив. Хотя она всегда это делала. Ви оставила Спуститься по лестнице вниз и тихо прошмыгнуть в подвальчик. Глаза находят Вектора сразу, это нетрудно — он сидит на своём извечном стуле на колёсах, правда сейчас смотрит не в телевизор, а на свою самую частую пациентку.

— Привет, Вик, — улыбается, будто у неё сейчас рука на куски не развалится. Ви давно не шестнадцать, у неё нет личного дневника, где она бы находила место для любовных посланий, поэтому вместо сердечек на полях и тайных записок у неё перелом руки в трёх местах и абсолютно беспечное приветствие. — Я тебе пришла добавить забот, надеюсь, ты рад.

Конечно рад, всегда рад, именно поэтому так смотрит из-за своих очков и вздыхает. Да уж, он и подозревать не мог сколько проблем ему принесёт девочка в корпоратском костюме, едва стоящая на каблуках. Со взглядом пустым и едва осмысленным, пока он перед ней не появился. Ви точно помнила, как ответила ему, что её сбросили с вершины башни «Арасака», поэтому она так плохо ходит. Ирония на иронии.

Она затаивает дыхание, предвкушая своё сиденье на кресле, пока добрый доктор будет работать. А она будет ненавязчиво смотреть смотреть, как Вектор чинит. Улучшает. Эта тайная медитация была лучше всяких медикаментов. И до смеха напоминала то, как в школе глядишь на того, кто нравится: быстро, затаив дыхание, чтобы вдох не нарушил тайну.

— Не спрашивай как, — говорит предупреждающе, когда приближается. И видит сжатые губы. «Да, что поделать, опять испортила твою работу. Но и ты снова с меня денег не возьмёшь». — В этот раз история не смешная.

«Да,просто закрыла Джеки от парочки ударов. Катаной. С кем не бывают приступ тупого геройства? Учитывая то, что у тебя один длится уже слишком долго. Когда же ты мне дашь расплачиваться хоть частями, а, Виктор Вектор?»

Наглейшим образом шествует мимо и садится в кресло, но пока на самый край, наблюдает за Виком. Если бы это видел Джеки, то снова не обошлось без надоедливых, но, к сожалению, правдивых замечаний. Что Ви смотрит слишком долго, что в кресле и без анестезии плывёт. И что она очень любит, когда её называют «малыш», хотя корпоратская натура часто не терпит фамильярства.

— Итак... Взглянешь? Только помоги прилечь, пожалуйста, а то трудновато с этим... Что моей рукой было.

+1

3

День начался охуительно - с очередного тигра Вакако, который не умел говорить по-английски, просто тыкал в Вика Иглой и считал что это мотивирует. По секрету - это нихуя не мотивирует, как собственно, и переступившая все границы мыслимого тупость клиента, его дружка который висел на плече заступника пыльным мешком и громко сипел через рот.

- Он задыхается! Задыхаетсябля! - вот так начался день Вектора. Примерно пятнадцать минут спустя после открытия клиники, то бишь это было около семи утра. Учитывая что Вик не спал и всю ночь разбирал новое поступление хрома, перспектива возиться с недоносками не то чтобы радовала. Он издалека видел что у придурка проблема технического характера, потому что хром Вика никогда не был установлен так, чтобы перекрыть трахею и дыхательные каналы. И он, конечно же, помнил сколько ему выложил этот парень Чао за хром в носу.

- Хочу тёлок как собака нюхать. А ещё знаешь чо? Эта, штобы как супермен быть, типа сверхнюх, все дела, - Вик тогда деликатно промолчал о крайнем дебилизме и бесполезности желания, но как говориться, кто платит рипперу тот танцует его хром. Хорошо.
А теперь просто пусть кто-то объяснит Вику, как, сука, можно додуматься занюхивать дорожки с железным трубками в носу?!

- Тебе десен мало, да, ушлёпок?  Ну хоть в жопу его втирай, но не нюхай, - это Вик стоически проглотил в себя. Может быть инструкцию напишет этому гению аборта, но больше трёх часов пришлось сосредоточенно прочищать каналы от всякого дерьма, которым штырился тигриный коготь Чао. Его дружок наконец успокоился и просто сидел в отдалении, спрятав свою пушку и наблюдая за действиями риппера, будто тот в любой момент мог из вредности прикончить собрата.
Ну, технически мог. Вик терпел этот цирк только потому что Вакако неплохо платила за своих зверят, даже приучила не хаметь в клинике Виктора. У них с тигриной мамочкой были неплохие рабочие отношения, по крайней мере, его клинику уже пол года как не предпринимали попыток крышевать.  А иначе было обидно, ребята из Дьяволов нервничали и обязательно расшибали чьи-то бошки об асфальт и все ровные поверхности.
Свои, впрочем, тоже.

- Спасибо, братан, - Чао вдыхал полной грудью, выглядел счастливым и не уторчавшимся. Его пару раз вырвало под ноги Вика, не от дистиллированной воды прямо в нос и отсутствующий мозг, но явно от перебора наркотой и алкоголем. Вик мрачно посмотрел на клиента с тоской думая об уборке.

- За хромом следи и лучше колись, если хочешь сдохнуть пораньше, - напарник Чао снова конвульсивно дёрнулся но был придержан окрылённым Чао.
Чао.

На деле мысли об уборке остались просто эфемерными планами с душком блевотины, потому что на комм прилетел новый звонок. Джеки хороший парень и почти не бедовый, если бы его тотальная неразборчивость в клиентах. Ладно, он хотя бы ни разу не брался за дела Мусорщиков, в целом Вик терпим относился даже к Мальстрёму, они ёбнутые, но на своей волне, если их не тыкать палкой.
Из короткого сообщения, было только:

- Примешь Ви! - без знака вопроса, но в целом суть стала ясна. Примешь Ви, значит это неизбежный факт, что ребятки снова покалечились. Не то чтобы это редкость для соло, наверное не будь в Найт-Сити и всём этом новом корпортском мире наёмников, как профи так и новичков, то рипперы вымерли бы от голода или лечили бы исключительно кукол. 
Вик выключил комм, засыпал блевотину жгучим для носа дезинфектором и им же, уже растворённым в воде, обработал кресло. В хорошие дни в его кабинете пахло острой медицинской стабильностью, но бывают и плохие - сегодня.

Вик смотрит на Ви в проходе и вместо приветствия он говорит первое, что пришло бы в голову ему, на месте Джекки:

- Он что, не мог тебе помочь? - Джеки, блять. Виктор сразу видит проблему, рука Ви искарёженна так, будто её зажевали, куртка набухла от крови, а она сама еле стоит на ногах. У Ви было очень раздражающее свойство - игнорировать своё состояние до тех пор пока она не отключится сама. Виктор подхватил Ви под локоть целой руки:

- Осторожно, не наступи, - Вик подкрутил кресло под рост Ви, помогая ей лечь, а уже дальше не позволит ей проявить чудеса предприимчивости. Когда на его пороге впервые появилась корпоратка на двенадцатой  шпильке и похеренным хромом, он читал в её уставших глазах волевой характер, иначе она бы просто вышла на самую оживлённую трассу Найт-Сити и закончила страдания. Так делают чуть больше половины уволенных корпов, если их не утилизировали работодатели.
К волевому характеру бонусом шла ещё гиперактивность чуть более продуманная, чем у Джеки, поэтому Вик понимал, почему Ви выбрала самый трудный, но несомненно правильный путь - встать после нокдауна.

- Спрошу как потом, а сейчас, - он первым делом вколол ей седатив: в плечо и в предплечье, где ещё оставалась плоть. Просто нервные волокна ещё никто не отменял. - Ты в курсе что тебе всё на синтет ткань нужно менять. У тебя мышцы порваны, Ви. Как ты блять от болевого шока не потеряла сознание... - он покрутил дужку очков, стёкла стали прозрачнее, днём свет не так резал глаза и настроил яркость хирургической лампы. - Сейчас остановим ток крови, я прижгу сосуды. Может быть тебе поспать, малыш? - теперь Ви могла видеть его глаза из-за дымки линз. - Обезболивающее будет глубже и тогда ты точно ничего не почувствуешь. - он улыбнулся. - На зап части я тебя не разберу.

0

4

Ви морщась уселась в кресло, поддерживаемая руками рипера и, наконец-то расслабилась, хотя рука продолжала ныть настолько, что хотелось разрыдаться, может быть даже поорать и поскулить. Даже от простого ввода обезболивающего Ви начала часто-часто моргать, сжимая зубы. Больно. Но потом пришло небольшое облегчение, которое стало затапливать руку.

— А кто сказал, что я не теряла? Просто Джеки так машину вёл, что и мёртвый восстанет. И не злись на него — я сама его попросила сюда не идти. Чтобы не мешать, — Вик был недоволен, очевидно, но что такое рука против жизни друга? Ну вряд ли что-то сильно ценное, учитывая современные технологии. Это не Первая мировая, где тебе руку оторвёт и живи без неё. Слишком много драмы по поводу её здоровья. — И знаю, что всё плохо...

Тяжело вздыхает и смотрит на Вика серьёзно, пока ещё серьёзно. Слушает внимательно, наблюдая, так он настраивает лампу, очки становятся менее непрозрачными и Ви может посмотреть в усталые глаза. Она точно не первая радует его сегодня. Где-то на этом моменте всегда становится совестно, но что сделать, если в жизни соло постоянно происходит что-нибудь травмирующее? Просто сегодня попало особенно.

— Не хочу спать, — абсолютно детская фраза, с жалобным взглядом за стёкла очков. Рука уже совсем онемела и Ви совсем не хотелось что-то упускать. — Интересно наблюдать.

На шутку она усмехнулась и лукаво посмотрела на Вика, выгибая бровь:

— Точно не разберёшь? Это было бы справедливой платой за все неудобства, — хмыкнула и, наконец, спокойно устроилась в кресле.  — Действуй, док, а я помедитирую на процесс.

Ви доверяла Вику, даже ещё до того, как впервые легла на кресло. В их первую встречу всё её сознание было пронизано скептицизмом и недоверием. Ещё бы — корпорат, которого за шкрику выкинули с работы, из-за того, что начальник слишком много на неё повесил, ещё и пытаясь себя отгородить от собственных планов. Тогда Ви грело душу только то, что и его тоже пустили в расход, только точно не отпустили просто так. Ви — всего лишь инструмент, не более, поэтому позволили уйти.

В общем, состояние и настроение у неё было не лучшее — все импланты едва работали, систему отключили — перед глазами рябили помехи. Но на рукопожатие она ответила крепко. И знаете, вот эти все разговоры про то, что человека можно прочитать по рукопожатию — бред. Для этого нужно гораздо большее. Ви ощупывала подвал и самого Вектора глазами цепко, подмечаяя детали. Да даже разговор с Джеки говорил о многом.

Ви была готова кусать любую протянутую руку, которая вызовет подозрения. Но этому риперу она доверилась сразу. И не потому что разрекламировал Джеки.

Мысли у Ви комкаются в голове. На грани с осознанием она понимает: большая кровопотеря и сильные обезболивающие, она и без всяких наркозов с трудом теперь цепляется за мысли. Хмурится, смотрит на Вика, который уже начал что-то делать с рукой. Когда она это пропустила? Задумчиво смотрит, как он расправляется с её тканями, что превратились в какую-то начинку для буррито. Забавно.

— У тебя складка меж бровей такая... Серьёзная, — мысли внезапно срываются с языка. Если бы Ви соображала нормально, то сама себя по лбу хлопнула за такой идиотизм. Конечно, ей многое хотелось сказать, но совсем не так. Как-нибудь более осознанно, более серьёзно. Но Вик не отрывается от работы: конечно, мало ли что у него в кресле несут пациенты после наркоза или когда критическое мышление отъезжает от обезболивающего. Только брови приподнимает. И то, может показалось.

— А у тебя рана, малыш, — в конце концов отвечает и Ви улыбается и испускает глухой смешок. Смотрит лукаво и как-то слишком счастливо.

— Джеки сегодня мне говорил, что ты мне всё за бесплатно делаешь потому, что я тебе нравлюсь, — рассуждает, смотря свет хирургической лампы. Белый и слепящий — после него потом белые точки перед глазами пляшут, особенно хорошо в полутьме подвала. — А мне не нравится это, я такой же клиент, понимаешь? Мне стыдно.

Снова замолчала на пару секунд? Или минут? Как же тяжко — надо посмотреть на руку. Вик продолжал работать и, вроде дело продвигается. Трудно сосредоточится, остаётся лишь тяжёло вздыхать и чувствовать тревогу на периферии сознания.

— Мне нравится здесь быть, знаешь. Уютно. И ты тоже, — мысль едва связная, но понятная. — Вот никогда мне не нравились врачи, а ты понравился. Так странно, если подумать. Хотя Мисти нагадала тебя на картах. Я, конечно, не особенно верю, но тут хочетс выдавать желаемое за действительность. Хотя, может, Джеки прав. Вик?

Нападет сильная усталость, Ви медленно моргает.

— Может и стоило согласиться поспать, ты как всегда прав...

+1

5

Будь это обычный его клиент, без привилегий симпатии - дожил - то "не хочу спать" было бы проигнорировано. Хотя бы потому что Вика раздражали бегающие глаза оперируемых. Люди логично боялись за себя, но Вик ни единого раза не подвёл клиента, хотя исключения в том, чтобы позволить кому-то наблюдать случались. Соло, которые ждали удара в спину и с синдромом постравмата, например. Таких проще успокоить, чем ожидать что очнувшись они схватятся за пушку.  Ви же... Да, блять, Ви его спец клиент которой он позволит на потолок залезть если она пожелает. И это не какое-то вам джентеьменство, это ебанизм поздновато созревшего до молоденьких старика. Не учебная тревога, как говорится. Вик иногда сам с себя плеваться готов, когда вот слышит этот лепет шёпотом Ви, её изогнутые в улыбке  Джокеру губы, потому что кровь прибавляет ей очаровательной жути, и вместо того, чтобы быть медиком, каким свалил из Траумы, он отвечает с лыбой идиота:

- Твоё решение, малыш, - твоё решение, Вик. Просто скажи что ты кайф ловишь от её внимания, от того как она тебе доверяет, а ещё думаешь, какого цвета бельё под кофтой.

Вообще-то иногда думал. И много о чём другом, в собственных глазах опускаясь ниже и ниже как профи. Возраст такой, позволять молодым девушкам из себя вить верёвки. Джеки уже подзаебал с шутками, но в целом был прав, Вик никогда не был альтруистом. И никогда не списывал долги, не ставил хром в рассрочку, только если совсем поджимало. Редко он мог помочь переломанной кукле и у Вика даже был список девочек, которые могли к нему обратиться за помощью, включая нескольких девчонок из Шельм. Вик умел налаживать связи и реагировал на изменения в микроклимате Уотсона вовремя во многом и благодаря своевременной информации.
Но Валери это безвозмездность. Может быть у него тяга к корпораткам.

- Медитируй, малыш, только если будет больно, говори, - он осторожно очищает кость, там где мясо оторвано вместе с сухожилиями. Ток крови он поставил по капельнице в живую руку Ви, теперь главное не напортачить с этой сплошной раной. Операция будет длинная, синтет-мышцы вживляются дольше, Вик в голове держит анатомическую карту, включая все необходимые для восстановления сосуды. - Но это не лучшее зрелище, - хмыкнул он и с пинцета кинул кусок мяса в желоб для отработанного био материала.
Может быть сразу оставить ей имплант руки-гориллы? Или нет, нынешняя прошивка может не выдержать, чип у Ви хоть и новый, но с ополовиненным функционалом, нужно заменять. Арасака не даёт своим бывшим работникам форы для качественной жизни на казённых имплантах. Ви ещё повезло, что кроме процессора, у неё, в целом, больше ничего и нет. Мальстрём называют таких людей "целками", но у отбитых панков мнения не спрашивали.

— У тебя складка меж бровей такая... Серьёзная, — Вик против воли тянет улыбку. Он чувствует на себе слегка расфокусированный взгляд Ви, но продолжает кропотливую работу. Протянуть био-пластик сосуда через уцелевшие ткани, запаять с обрубком живого сосуда. Он действительно в последнюю очередь следит за выражением собственного лица.

- А у тебя рана, малыш, - закрепляет, запахло горелым мясом. Вик сменил пинцет и второй раз обработал руки в латексных перчатках антисептиком. Ну вот, Ви продолжает вести беседу, удивительным образом выводя язык из тех морских узлов, в какие любые языки заплетает лошадиная доза обезбола, которую ввёл Ви Вик. Джеки, конечно, трепаться бы.

- Что он ещё тебе говорил? - и сливать то, что Вик иногда ронял давшему другу и воспитаннику по секрету. СЕКРЕТЫ, ДЖЕКИ.

Ну, да, Ви, тебе стыдно, а мне пиздец как весело следить за тем, чтобы у тебя сердце выдержало.

С Ви о десяток раз пожалеет, что не установил визуальный хром себе. Не помешало бы держать все экраны показателей буквально перед глазами. В глазах. В мозгах. 

- Всё правильно, Ви, ты умираешь, я тебя спасаю. Можешь отплатить натурой, - он хохотнул, ожидая что шутку оценят и не сообразив, что в этой шутке немного шутки. - Прости, старческий юмор, - Вик с ювелирной точностью протянул первый жгут искусственной мышцы вдоль кости. Сгибатель запястья, от локтевой точки по лучевой кости, сюда удар пришёлся особенно безжалостно, перерубив сосуды и сухожилия, на эмали была заметная бороздка, но ничего серьёзного.
Ничего серьёзнее попросту придумать невозможно, только если Ви сунется в огромную мясорубку.

Ви замолчала и Виктор решил было уже что она уснула, что ей стоило сделать ещё пол часа назад. Кровь поступала в вену, показатели нормализовались, Вик переключил экран на активность процессора, осталось соединить первый провод к нервному окончанию. Новая рука Ви должна функционировать не хуже прежней от матушки-природы.

- Не-не, рефлекс на двадцатку, малыш. Ты выдержишь, - тонкая настройка прошивки гемор ещё больший, чем пайка сосудов и прилаживание нижнего слоя мышц. Человека можно собрать заново по кусочкам, но мозг до сих пор остаётся самой капризной ПО, с имплантами и без них. Всё может пойти к херам от сгоревшей платы в прямом смысле, летально. Но Вик не упускает ни одной цифры, ни одного тревожного изменения. Ещё немного добавить. - Тебе нужен новый хром, новый хром, Ви... - она его не слышит, зато он слышит собственный глухой голос, это успокаивает. Виктор возвращается к руке. Как скульптор собирает ткань, полоска к полоске, максимально близко, чтобы не деформировать конечную форму предплечья.

- Ви? - да, она снова бормочет. Он склоняется ниже, чтобы слышать. Глаза Ви не ясные, но она старается быть в сознании, упрямая девчонка. Вик бы занудил, но решил промолчать. Слушает балдёжные  признания, улыбается сам себе. У Ви хороший скелет, переработка некоторых деталей не составляет особых проблем. Почти нет подгонки. Но материал придётся заказать ещё, синтет-мышцы ходовой товар.

- Мисти меня нагадала? Ну тогда точно судьба... - Вик смотрит на капельницу. Хорошо и отторжения нет. Впрочем, он проверил резус фактор несколько раз, это тест на пару секунд. Плечи Вика начали ныть, но даже за стимулятором не отойти, не сейчас. Закончит и выпьет тонну кофе, заколет себе вену поверх синяков новой порцией убивающей сердце химией. - Ты сейчас уснёшь, малыш, давай помогу, - на секунду отвлекается чтобы сунуть под нос Ви тампон, самый лёгкий седатив из всей плеяды, но этого довольно для отключки.
Дальше работа идёт быстрее, Ви потихоньку возвращается относительно здоровый вет лица. Кровь в капельнице кончается, а Вик приступает к самой ювелирной части - синтеткожа.


В его каморке, которая призвана быть складским помещением, места едва хватает на одного, но она вполне сойдёт за одиночную палату. Вик перенёс Ви сюда, чтобы она могла выспаться и не слушала возможных вечерних клиентов, да причитания Джеки. Джеки повезло, что он пришёл спустя час после операции.

- В следующий раз посоревнуйтесь с человеком бензопилой безо всякой защиты, - Вик в две затяжки выкурил сигарету и бросил бычок мимо урны.

- Да ты переволновался, - Джеки тянет довольную улыбку, будто ставки делал. - Спорим Ви отблагодари...

- Ох, Джеки, завались, я немного заебался, - злиться на Уэллса невозможно. Как и отрицать то, что благодарности Вик бы хотел. Конечно.
Конечно нужно забыть что свербит и вспомнить о долге мед работника.

Вик присел рядом с диваном, на который бережно уложил Ви. Руку он временно зафиксировал, хоть в этом уже нет острой необходимости. Она должна работать, все функции Вик восстановил и, надеялся, даже улучшил.
Он дотронулся до щеки Ви, убирая прядь.
Красивая и спокойная. Никуда не спешившая. Как только она очнётся он проводит её до дома. И накормит. Или в обратном порядке - не суть.

+1

6

Ви засыпает и чувствует запах аптеки: много таблеток, лекарств, антисептиков слились в одной — а ещё обычно продают вкусные конфеты рядом, практически не отличимые от настоящих фруктов. Когда-то давно ела персики — сладкие, сочные. Так налиты были, что стекали по лицу, застывая сладкой плёнкой. Давно это было — остаётся покупать дешёвые пастилки, рассасывать под языком старательно, чтобы через минуту надоело — дожевать быстро с ярким всплеском вкуса. Ребячливость и воспоминания — всё что осталось от иной жизни выше уровня бедности и засраных улиц.

В подвале Вика пахнет аптекой: веет детством и фальшиво-сладкой нынешней реальностью — и сыростью от пола тянет: гнилое нутро Найт-Сити под ним ворочается, прорывается грязной и отравленной водой. Но не захватывает это место. Вектор будто недосягаем для всего, что происходит снаружи и наверху. Даже если оперирует с дулом пистолета у головы: просто формальность. На самом никто бы не посмел и не полез, просто банды не умеют по-другому. Наверное, эта нерушимость — заслуга самого рипера, который обустроил тут всё так камерно, что можно о его существовании здесь забыть. Подвальчик вне ситуации и времени.

А ещё тут пахнет благовониями. Такое ощущение, будто Мисти сюда тайком пробирается и окуривает, оставляя запах ароматных палочек и немного дыма в придачу. Раньше Ви бешеные деньги отдавала, чтобы хоть полчаса помедитировать без мыслей о работе и в этом центре для расслабления этими палочками слишком сильно воняло — до удушья. А здесь вроде бы и неплохо, действительно можно помедитировать, ещё погружаясь в мечтательную полудрёму, фокусируясь на чём-нибудь. Сначала на неоне надписи «Кироши» и розовых отсветах на полу, потом на чём-то позади Виктора, чтобы он маячил на краю вида. Господи, так глупо: Ви просто не знала, куда себя деть, как маленький ребёнок или засмущавшаяся девушка. Почему-то глазеть на рипера стало чем-то запретным. Но потом глаза начали находить пальцы, ладони, руки, а потом и всего Вектора выхватили бессовестно и отделили от подвальчика, от хрома и от операций, что он проводил.

У корпоратов есть дурная привычка не считать за людей никого, кроме себя. А уж тем более других работающих, особенно где-то там, внизу, под ногами Арасаки. Мельтешащие муравьи. Ви не отличалась такими наклонностями, но в этот раз очень старалась обезличить одного конкретного человека из-за какого-то саднящего чувства. А потом медленно она к себе и чувствам привыкла, — может, корпоратские онемение и страх сошли на нет — стала смотреть открыто, не скрываясь. Разве что немного. Потому что нарушать покой Виктора Вектора и разрушать по кирпичикам атмосферу клиники-склада не хотелось.

А потом Вик как-то раз склонился над ней, практически закрыл от всего и боксёрская перчатка — безделушка, что с Вектором срослась плотно в воображении и реальности — ударила по носу, раскачавшись. Ви тогда испустила тихий смешок и потёрла нос тонкими пальцами.

«Бьёшь на поражение без единого движения руки, Вик»

Отшутилась от чувства уюта и от желания протянуть руку и заправить подвеску за вырез майки, на всякий случай прижав к коже. Ви знала, какое выражения в тот момент у неё было — спасибо за описание от некстати появившегося Джеки. Печальные глаза бывшей корпоратской крысы, страдающей от одиночества, и желания поделиться чем-то не конкретным. Жадность в изгибе губ и в изогнутых бровях. Конечно, Джеки сказал не так.

«Ты так смотрела, будто на него накинешься, Ви...»

Отвали, Джеки. Фыркает холодно, отмахивается, а на душе гадость. Да уж, позорище: в двадцать семь лет пускать слюни, как малолетка, и тихо вздыхать. Всё серьёзно — совсем расклеилась, стоило только «уволиться». Больше ничего такого. Только подколы Джеки и намёки на то, что Вик тоже умеет дышать неровно. Бред. Виктор — самое статичное и неизменное. Правда ей хром бесплатно ставит.

А потом Ви забылась в попытках не похоронить себя в городе. Арендная плата за квартиру, машина, еда самая паршивая — требует денег. Но пока что наёмница никто. Поэтому вкалывает как не в себя и за гроши. И перед глазами восемнадцать тысяч долга. Должна отдать. А в итоге вновь вкатилась в клинику с разворошённой рукой и своим тупым поведением.

В голове никаких снов и картинок, лишь немые размышления, как у неё бывало — вместо сюжетов стройные мысли. Мерзкое ощущение того, что голова совсем не отдыхает. Даже в отключке валяется и думает о том, что тревожит.

«Можешь отплатить натурой»

Это ещё что такое? Фраза вклинивается из неоткуда и повисает, разгоняя всё остальное. Хочется побыстрее открыть глаза, чтобы наконец-то осознать время и пространство и почему это ей сказал Вик. Или не говорил? А искин его разберёт. Опять начинает пахнуть аптекой и нотками благовоний, но сильнее тянет сыростью.

Ви просыпается не рывком, а медленно. Успевая зацепиться за касание к щеке и движению пряди. Решает, что если это кто-то не тот, то она сломает руку. А потом вспоминает — ах,да. Она же калека. Без руки, но ничего — сломать нос тоже пойдёт.

Раскрывает глаза неспешно, фокусируется — оценивает обстановку. И свою скованную руку. Значит, Вик всё сделал. Будто приходилось сомневаться. А потом вздыхает тяжело. Надо было бить и бежать. Может, больше бы в подвал не вернулась — и было бы не так отчаянно хорошо.

— Вик, — спала у него на диване, будто ребёнок, перенесённый из гостиной в спальню на руках, — как всё... Ох, не отошла похоже.

Перед глазами всё расплылось. «Можешь оплатить натурой». Господи, неужели?

— Я не знаю, как я доберусь до дома, но не смей звать Джеки. Ещё одного подкола я не выдержу. Я лучше полежу у тебя ещё немного, а потом пойду, — говорит, а сама, наконец-то сфокусировавшись, смотрит испытующе, в поисках ответа за стёклами. Если он снова спрячется, то она позовёт его на свидание прямо сейчас. А на деле лучше не ждать, ведь всегда можно свалить всё на седативные и отхождение от операции. — Или ты можешь меня проводить, а я бы накормила тебя самой паршивой едой в Найт-Сити.

Щурится довольно, так и продолжая вольготно лежать на диване, как победительница. В каком-то смысле да — дожала несчастного Вектора. Ви испускает довольный смешок.

— Потому что деньги у меня есть только на пиццу, — прикусывает язык, чтобы не сказать, что сейчас натура не слишком презентабельна.

+1

7

Просто не делай резкий движений — напоминает себе Виктор, когда Ви зашевелилась, отходя от наркоза. Он по себе знал, что реакция может быть непредсказуемой, а в случае Ви — в общем хорошо что она без оружия. Виктор отодвинулся ровно настолько, чтобы дать Ви простор приподняться и оценить обстановку, то бишь крохотное помещение, где единственные две вещи не делали его похожим на простой чулан: диван и телевизор. Иногда Вику советовали выбрать для временного отдыха любой другой периметр в здании, в конце-концов они внимали двух этажный гараж и тут было место кабинету хотя бы с вентиляцией.

Ви сфокусировала на нём взгляд, а Виктор внимательно осматривал её, зрачок на свет реагирует нормально, слова не спотыкаются, значит действие обезболивающего вышло и без лишних последствий. За себя Вик не настолько уверен, под лопаткой тянет, но он думает, что не помешает ещё пара чашек кофе и взбодриться. Правда на руках за сегодня нет живого места от желающих синяков.

— Ты выглядишь лучше чем могла бы после такой дозы, — он улыбается успокаивающе и протягивает Ви стакан с чистой водой из кулера. Кофе давать рискованно, ещё вывернет, Вику не хочется нервировать желудок Ви сверх лекарств ещё и кофеином. Вот очухается окончательно, тогда с живой не слезет, пока она не поест как следует. Впрочем, у неё кажется проблем с потреблением синтетического дерьма не возникает, если судить по тому как часто Вика насильно уговаривали отведать синтет бургер или колу, от которой сахар подскакивает до небоскрёбов Арасаки.
Мисти уже мелькала на фоне реабилитации Ви, справляясь о самочувствии новой подруги, не заикаясь о раскладе на интимную жизнь Виктора Вектора и Валери. Не то чтобы он об этой ерунде имел намерение уточнять, хотя.
Его интерес подогрела Ви, как будто он впервые слышит бредовые монологи пациентов. Вик упрямо делал выводы о чёртовом воздержании даже от мастурбации на порно, и принимает из рук Мисти худой сэндвич с сыром, от которого впоследствии не откусил даже кусочка.
Так что, глядя на Ви сейчас, Вик поймал и себя на тянущем чувстве голода.

— Я сам тебя отвезу. Посиди минут десять, чтобы голова не кружилась, — Вик ободряюще улыбается, профдиформация траумы: не унывайте — вы ещё не умерли. — Тебе самой поесть надо, так что и еда тоже с меня. Но сначала остановка в твоём логове, Джеки скинул мне адрес. Даже немного обидно, что я узнаю его последним, — Вик остановился у низкого шкафчика, где держал инъекторы, запас в основном зале иссяк ещё во время операции, руки начало здорово сводить, пришлось повторить два раза. Теперь ему за руль, а значит нужно немного вздёрнуть концентрацию наверх.
Выжав содержимое до капли в многострадальную вену, Вик почувствовал как шально зашлось сердце, но спустя пару минут успокоилось. Зато перед глазами больше не плывут чёрные точки. Может быть стоит поставить хром не только оптический, но и заменить сердечную мышцу. Но пока он ходит самостоятельно — задумается б этом повторно когда станет поздно откладывать.

— Готова? Давай помогу встать и держись за меня. Джеки уехал с Мисти, так что путь свободен, — Вие поддерживая Ви под талию, помог устоять ей на ногах. — Рука будет функционировать уже сегодня. Покажу как её разрабатывать, если что-то не так, я донастрою. Но реакция должна стать выше на порядок, это хром Кироши. Не топовый этого года, но надёжный и проверенный.

Вик ногой захлопнул дверь в коморку, а вот ворота пришлось запирать полноценно, сначала усадив Ви на соседнее с водительским сидение. Выставив охранную турель Арасаки на реакцию взлома, Вик наконец успокоился, в этом родном районе, который он любит всей душой, оставлять двери незапертыми недопустимая роскошь и кормушка для Мусорщиков — мастерская любого риппера. У него с уёбками и без этого хватает проблем.

Парковка у мегабашни забита заднеприводными гениями, Вик из последних сил сдерживает мат, кода ему в нос не влетает чья-то хромированная задница без сигнальных фар. Вик редко отхватывал штрафы за вождение, нарушая правила только тогда, когда его спец клиенты оказывались в глубокой жопе и была необходимость их выводить из зоны поражения, а для раненых, как известно, время дороже денег. С Ви ситуация не горела, но безграмотность водителей бесила, что однако, не позволило Вику потерять лицо и бешено сигналить, как это делали сзади него.

— Мудло, я вечность ждать должен?! — Вик сделал выдох, объезжая едва не случившееся место аварии и избегая конфликта с нетерпимостью на хвосте. Кулаки чесались прописать крикуна рылом по асфальту, но что вы — доктор Виктор Вектор интеллигентный человек.
Это ни хуя не так на самом деле, просто Вику повезло когда-то попасть в лигу вежливых медиков и у них учиться терпению, как и в спорте. С трудом обнаружив место для парковки, Вик вздохнул с облегчением, выдёргивая ключи зажигания:

— Вот и прибыли, малыш. Не выходи, я помогу, — Ви казалась на удивление не горделивой, позволяя Вику почувствовать себя джентльменом, как в старые добрые времена, пока он жил среди высоких башен и прилизанных снобов.

Лифта пришлось ждать ещё минут двадцать, пока туда-сюда курсировала неровная толпа, к вечеру начиналось активное перемещение в том числе по районам мегабашен, Вик терпеть не мог эти муравейники, поэтому коморка без вентиляции не так уж и плоха. Иногда Вик мечтал о домике где-нибудь во Флориде, на берегу океана.
Ещё добавить к этому идеальному мирку жену и детишек... Мда. Вывод: Вик, ты доисторическая рухлядь.
Сейчас ценности измеряются в бабках в кармане, шокирующей кринжевой моде, более кринжевой чем в его молодости и замене чести тел на хром во всех местах.
Облегчение наступило только когда они наконец добрались до квартиры Ви, Вик сам открыл дверь ключ-картой и самолично довёл Ви до низкой кровати, игнорируя некоторую разруху, ничуть его не шокировавшую. Нужно было только смотреть под ноги кое-где, чтобы не топтать одежду.

— Сейчас сбегаю за едой, малыш, — Виктор присел радом с Ви на корточки, пытливо заглядывая в глаза — нет, вроде бы ей действительно стало лучше. Можно уже допустить и газировку и кофе и чёрта в синтет-фуде. — Пиццу тоже захвачу, я помню что ты любишь с беконом, — потому что именно такую притаскивала, пытаясь его самого кормить из дружеских побуждений. Иногда Вику казалось — и каких-то материнских.  От выхода он бросил взгляд на Ви, сам того не осознав. Такой домашней и спокойной её видеть ему ещё не доводилось и наверное не стоило привыкать.
О чём он вообще?
Уютную Ви заместила ухмылка Джеки и Вик закрыл дверь, едва не хлопнув, чтобы хотя бы звуком спугнуть этого вездесущего, даже в мыслях, стебка.

+1

8

- О, да, какая радость. Никаких шуток про то, что я выгляжу, как сплющенное бурито. Или опять про бедного Вика - мать Терезу, - Ви закатила глаза, коротко глянув на мать Терезу, что уверенно обхватывала её за талию. Незаметно, она взяла гораздо больше своего веса на себя, чтобы не давать доку дополнительной нагрузки - он и так устал. Ви никак не могла избавиться от привычки стыдиться за то, что иногда ей нужна помощь. И в обычных делах она редко её принимала, а в случае с Виком на душе и вовсе становилось паршиво. Но, в конце концов, наверное, ему приятно, что Ви не мертва.

«Да как ты догадалась?» - хмыкнула у себя в голове, цепляясь за крепкое плечо без привычного безразличия к этому касанию. Едва заметно погладила складку на рубашке, прежде, чем добавить:

- Ты как всегда меня балуешь. Что дальше? Купишь мне Арасаки?

Дёрнула губами в полуулыбке, устало жмуря глаза. Ви хочется совсем навалиться на Вика, но она видела, в каком состоянии он её будил. Усталость за очками не спрячешь, а его бодрость явно достигнута с помощью очередного стимулятора. Сколько он принял? А сколько выдержит обычное сердце это чудо современной фармацевтики? Вик упрямый в своих принципах и решениях, поэтому Ви иногда думает о насильственном способе позаботиться. Но тогда им с Виком придётся подраться за это право.

Когда они вместе сидели в машине и мимо проносился Найт Сити во всём своём великолепии ослепительных огней, за которыми скрывается грязь, беззаконие и бедность,Ви было внезапно так спокойно, как не было никогда. Плавный - за исключением пары моментов - ход машины и человек, которому она доверяет. Это убаюкивало. А потом пробуждали гудки ночных пробок и тихая ругань Вика на вечную толкотню у мегабашни. Ви его тихая агрессия и невежливость умиляет - самый добрый рипердок мог бы отправить кого-нибудь в нокаут одним ударом.

Ви позволяет ему быть джентельменом и делает это с удовольствием. Позволяет поддерживать себя, за руку проводить до лифта, там вновь почувствовать нетерпеливость и раздражение Вика от толпы и долго ожидания лифта. А ей просто нравится чувствовать его рядом, больше, чем это обычно бывает. Перед дверью она даёт ему карту и с сожалением отпускает у кровати.

- Возьми побольше, двойной бекон, - говорит она вслед, ловя его взгляд, который она не может точно охарактеризовать, но запоминает, как он выходит из её квартиры, чтобы вернуться. 

Как только дверь за Виком закрывается, Ви вскакивает с кровати, чувствуя в руке небольшую тяжесть, но сейчас было не до лёгкого дискомфорта. Она снимает всё ненужное с руки и приступает к работе. Вся разбросанная одежда была собрана меньше, чем за две минуты, и сложена в тайнике, да подальше, чтобы не было видно этой горы. Туда же отправилась и одежда, которая была на Ви сейчас - безнадёжно испорченная и окровавленная. Она спешила - надо было срочно подготовится, ведь такое стечение обстоятельств точно не повторится. Немного приведя в порядок квартиру Ви влетает в душевую кабинку, находу снимая бельё. Быстро смыв с себя грязь и кровь, Ви быстро одевается в домашнюю одежду и садится ждать Вика на кровать, перебирая в задумчивости носители, где хранились старые кинофильмы. Ви любила кино старое, оно казалось ей более осмысленным. И приближало к тем годам, когда мир не был таким пустынным. Таким технологичным и всё чувствовалось острее и более хрупким. Иногда её манила эта простота, но ей это было недоступно в шумном, быстротечном Найт Сити, где вымерли даже собаки и кошки, редко их встретишь.

Однако, Вик ей чем-то это всё напоминал, пусть и был неотъемлемой частью этого мёртвого мира. У него была другая аура, как сказала бы Мисти. Мисти вообще говорит много правды, пусть и понимание этого уходит большое количество времени. Ви открыла жалюзи на окнах и тут же пришёл Вик, едва удерживая всё, что купил. Из коробок струился вкусный запах пиццы с беконом, когда Ви их подхватила, чтобы освободить Вику руки.

- Ты мой герой, Вик, - на губах расцветает улыбка, - именно столько пиццы и нужно. Остальное ставь на стол.

Ви засуетилась расставляя всё на маленьком столике, начиная вспоминать, почему никого не водит к себе в гости - тут просто нет места для этого. Маленькая квартирка, практически крысиная нора. А когда-то у неё была квартира с тремя комнатами, видом на башню Арасаки и настоящим молочным улуном, что она пила у окна. Она не скучала, она просто хотела простора, в который можно было бы кого-то пустить.

- Я знаю, ты будешь ворчать, но ты тоже ешь, тебе нужно, - пусть даже это синтетическая дрянь. Ви могла бы кормить его с ложки, лишь бы он себя не загонял перед ней. - Пожалуйста.

«Пожалуйста, нам ещё предстоит разговор,» - который она не знает, как начать. Ви открыла коробку с пиццей и, стащив кусок себе, второй протягивает Вику с особенным выражением, которое не предполагает отказа. И садится она совсем рядом, согнув ноги и положив их на диван. Смотрит на Виктора так, будто линчует, если он не начнёт есть, но на самом деле изучает снова, как в первый раз. С боку можно разглядеть его глаза без стёкл очков. И тут же дико захотелось их снять.
-  Итак... Я помимо всего прочего хотела поговорить, - «как официально, Ви, молодец». - О... В общем, о раскладах, потому что я не умею говорить напрямую, как нормальный человек.

Ви тяжело вздохнула, после того, как вспылила на себя же. Она села лицом к Виктору, облокачиваясь на спинку дивана. Сложила руки на коленях в попытке не дать им воли для движений.

- Я ведь не просто так к тебе захожу в свободные часы, чтобы посмотреть пару старых матчей и попытаться тебя накормить. И всегда раненой приползаю именно к тебе. Не потому что ты так относишься ко мне, что откладываешь оплату всё дальше и дальше. Ты не относишься так ни к кому больше, - она посмотрела него пристально, практически несчастно. Будто была расстроена тем, что ей приходилось говорить об этом. - Ты мне нравишься.

Ви замерла после этих слов, сжав пальцы, и ждала ответа, внезапно испугавшись, что Вик обязательно её отвергнет. Что слова Джеки были ложью, расклады Мисти тоже. И поведение самого Виктора. Может, она принимает хорошее отношение, дружбу за то, чего здесь нет. Он же такой спокойный, ничего его не выдаёт. А во время операции он просто пошутил.

+1

9

Можно проставить вероятность в сто процентов, что Виктор не Мать Тереза - древнее понятие просочилось в современность символом альтруистов - впрочем, факт отрицает только Вектор, когда ему в укор ставят то, что он шьёт бродяг с ножевыми и без единого кредита, но забывают, что с тех кто платить может Вектор сдирает всю нужную сумму. Пожалуй исключением и личным провалом профессионального отношения к пациентам стала Ви. Ви, которой он даёт мифическую рассрочку, кредит и черти знает что ещё, желая лишь одного: чтобы она и в следующий раз выжила. А теперь он идёт в киоск, составив в голове нехитрый список простой еды, которую хочет Ви после наркоза.

Да, Виктор Вектор нарушает главное табу риппера и врача в принципе: он сблизился с пациентом и клиентом как минимум душевно. Нужно прекращать это, бить себя по щекам и напомнить себе, что ему без малого за пятьдесят, а Ви всего двадцать семь. Она молодая девушка, его должница, соло и вообще пора достать из жопы врачебную этику.
Как он не будет её лечить, клеить и собирать заново, если...

Если. Вик осознает, пока смотрит на меню дешёвого китайского ресторана, который располагается на уровне жилья Ви, что он уже проявляет больше участия чем должно. У него пульс в первые минуты чечётку бьёт, когда Ви истекает кровью . Виктор Вектор не просто хватку потерял.
Когда он усадил Ви на кровать, но не сдержался и вдохнул запах её волос, кроме пота, антисептика и крови, они пахнут чем-то острым, приятным.

Он, блять, влюбился. И Джекки во всём оказался прав. Джеки у которого иногда такое говно в голове, когда дело касается сплетен, заставил Вектора вспомнить поговорку про беса в ребро. За каким чёртом Ви нужен старик, в самом деле. И не то чтобы Вик действительно считает себя пропащим старпёром, куклы, по крайней мере, иной раз предлагают ему бесплатно: много добра сделал, хороший и ничего так. Если перечислять их аргументы.

Виктор Вектор думает о несложившихся ещё отношениях, отказе, вежливом и дружеском и между делом выделяет на сенсорном меню позиции блюд, которые Ви хотела и какие ей бы точно понравились. Например бекон с сыром в лаваше, вполне сойдёт для завтрака, апельсиновая газировка сейчас и синтет сок на утро. Заказанные пиццы пополнили список, Вик выбирает самые большие диаметры. Он и сам проголодался, будто не ел суток трое, а всего-то с сегодняшнего утра. Голодать ему не даёт Мисти, в каморке даже есть холодильник. Это когда-то давным давно у него даже кухня имелась, а там не блевотные продукты из теплиц. О роскоши он уже давно не мечтает, но глядя на предложенные дополнения к начинке пиццы задерживает взгляд на чёрной оливке - ориолы сосков Ви примерно такие же аккуратные, всегда же позволял себе задержать взгляд, когда шил её в предпоследний раз.
Хоть бы раз она пришла к нему не при смерти.

Вздох, заказ, оплата.

Если он продолжит в том же духе, то впору будет идти в туалет, а не пулей возвращаться к Ви с заказанной едой. Заставлять её ждать, тем более по такому поводу Виктор совершенно не желает. Просто заткнуть поток мыслей пробкой и вернуться в пункт назначения, Ви нужен белок, вода, какой бы паршивой она не была. Покой, отдых и забота.

— Ты мой герой, Вик, — он слышит голос и, кажется улыбку в нём, но не видит остального, главная цель, не уронить всё что в руках, Вик крайне осторожно перешагивает порог и идёт практически наугад, ещё помнит как опасно ходить по квартире Ви не смотря под ноги, почти так же как в его комнате. Но сориентировавшись, он с удивлением обнаруживает что под ногами ничего нет, а на низком столе не валяется.... Ничего ровным счётом. Вик аккуратно ставит мега-башню из коробок на стол, приставив рядом напитки, которые нёс в другой руке. Вальсировать между потоком людей и не уронить это всё - здорово вымотало Вика, тут и правда ощутишь всю силу возраста. Но сюрпризом поле того как Вик избавился от ноши стало абсолютно всё: ни одна вещь более не захламляет пол, будто тут побывала клининговая компания, а Ви, Вик замечает её частое дыхание, будто она бегала, выглядит свежо, но не очень бодро. После наркоза это не удивительно. Вик, впрочем, понял что клининговую компанию заменила одна Ви. И она переоделась.

- Малыш, ты это на скорость сделала? Руку испытывала? - он улыбается. Пока Ви расставляет еду, он наблюдает. Сам перед собой оправдывается, будто отдыхает, но он ведь не запыхается. Он просто сам себе врёт.

- Окей, буду отравлять свой организм, хуже ему точно не будет, - он хмыкнув, садится рядом и тянется за куском жирной пиццы. Удивительно, как майонез вытесняет тонкий оттенок безвкусного теста, резинового салями, а синтетический сыр обманывает рецепторы ярким вкусом и солью. Соли не жалели.
Но ленность проходит с первого куска, в кресле удобно, Вик бедром чувствует бедро Ви и ему приятно. нерациональное желание положить пятерню ей на ногу он подавил. А потом Ви начала говорить и Вик застыл, уставившись в кусок пиццы. Ви начинает издалека, так что он успевает насторожиться, отложить пиццу на стол и тоже повернуться к Ви так, чтобы видеть её глаза. Поразительная нерешительность в первые секунды поражает.

Он видел Ви разной, уставшей до потери сознания, хохочущей с Джекки, но ни разу растерянной.
Но, о всей вероятности, она его растерянным не видела тоже. Может быть это, конечно его старческий придурочный сон и на самом деле ему пора проснуться. Пока Ви не разделась, но в снах всё начиналось не так. В кабинете как правило и прямо на кресле.

Вик снимает очки и трёт переносицу. Ему хочется закашлять смехом, но это не сон и  он не собирается оскорбить Ви.

- Быка за рога, Ви, ты потрясающая, - он смотрит на Ви без очков. А потом тянет руку и трогает кончиками пальцев её лицо: от скулы, по щеке к подбородку. Столько раз проделывал это пока она спит, не прикасаясь. На ощущениях это иначе. Не как пациентка, а как женщина. Вик завернул пятерню под затылок Ви, рывком пододвигаясь и потянул Ви к себе.
Чёрт с этикой. В этом бешеном мире все ужа давно хер на неё положили, а Вик просто затрахался держать себя, особенно, когда это в общем-то никому и не надо, этот целибат.
Ни ему. Ни Ви.

У Ви мягкие волосы, как шерсть у кошки, а губы на вкус как выпитая ею кола.

- Ты мне тоже, малыш, - я староват для этого. Давай просто будем друзьями. Это не этично. Все варианты нерентабельны, Вик слишком хорошо помнит как боялся за Ви. И боится до сих пор - он уже переступил за рамки дозволенного для риппера. Будь что будет.

+1

10

Ви ещё никогда не признавалась в чувствах первой, как-то с этим не складывалось. Симпатию всегда обнаруживали раньше, чем это успевала сделать она и полностью осознать. Может, поэтому один ушёл к инструктору по прыжкам с парашютом, другой был странный, а третий... Ви как-то подзабыла в моменте, но сейчас это и не важно.

Вик снимает очки, пока Ви замирает на месте. На самом деле было бы проще, если бы ей было можно нервно ходить по квартире, назойливо стучать пальцами по обивке. Да и если бы глаз задёргался, то было бы как-то спокойней, но она сидит недвижимо, серьёзно, будто на совещании в Арасаки. Конечно, мир не рухнет, если Виктор ей откажет, может, она даже сможет отшутиться и они останутся приятелями с ноткой неловкости между ними. Ви не может не планировать даже самые худшие варианты развития - это была её работа. Планы, решение проблем, оперативная реакция на происходящее. Она будто готовится к бою, хотя всего лишь призналась в симпатии. Прав был Джеки, когда говорил, что Ви слишком много думает.

Но её размышления быстро прекращаются, когда Вик поднимает глаза. Свободные от оправы, ясные, они будто светятся в тусклом свете ламп в квартире. Ви смотрит внимательно, ждёт, что же он скажет. Но вместо этого он касается пальцами щеки, ведёт по ней аккуратно. Ви всегда поражала его осторожность и возможность возиться с такими сложными структурами, как электроника и тело человека. Особенно, учитывая его прошлое, где он этими же руками отправлял людей в нокаут. Кажется, у Вика не должно быть терпения и такой усидчивости, кажется, его руки не должны быть способны на ювелирное сшивание сосудов. Но вот, он снова демонстрирует, каким осторожным он может быть.

Ви знает, как она сейчас выглядит: замершая, с плотно сжатыми губами и глазами, где зрачки затопили практически всю кислотную зелень радужки. Она всегда так выглядит, когда видит что-то, что ей нравится и сосредоточенно следит. А теперь она не только видела (хотя этого тоже бывало достаточно), но и чувствовала. Она громко вздохнула, и увидела в его глазах, что будет дальше. Произошло этот секундное пересечение взглядов, после которых они плотно скрепляются, и оба знают, что сейчас будет поцелуй.

Будто выбили землю из-под ног - банально, но подходяще. Его руки снова меняются - в них вливается доля прошлого. Хватка крепкая, бескомпромиссная, но всё же с долей трепета. Ви сама подаётся навстречу, когда он подтягивается к ней, стремится.

Губы у Вика слегка жирные после пиццы, но Ви это не волнует. Она едва не мурчит от довольства, облегчённо выдыхая. А потом стремительно загораясь счастьем. Всё-таки была права! Всё-таки Джеки был прав - и содрал бы с неё кучу эдди, если бы они спорили по поводу Вика. А для Мисти теперь она просто обязана купить какую-нибудь штуку, связанную с её одухотворённым занятием.

Ви не может удержаться и кладёт руку на чужое бедро, пока они прерываются. Смотрит пытливо, легко сжимая пальцы. Исследует, пока не слишком нагло и навязчиво - у неё ещё есть вопросы перед тем, как она возьмёт его в заложники и никуда он не уйдёт, пока у неё сохранится возможность ходить.

- И как давно? - их лица совсем близко. Ви прищуривается и прижимается щекой к щеке. - Как давно я тебе нравлюсь, а ты молчишь?

- С тех пор, когда ты стала моим постоянным пациентом. Звучит, как извращение, малыш, я в курсе, - блеск в зелёных глазах предвещает остроту. Не обидную - Ви просто в игривом настроении и снова тает от очередного «малыш».

- Значит, нам повезло, что мы не переспали с тобой на кресле для приёмов, - Ви эта мысль веселит и заводит одновременно. - Хотя учитывая то, в каком состоянии я к тебе являюсь, это было бы проблематично.

Ви бесчисленное множество раз представляла различные варианты сценариев прямо здесь и сейчас и не думала, что Вик такого избежал, раз уж они в одной лодке. Оказывается.

- Обещаю быть осторожнее, чтобы наши обоюдные извращения были исполнены, - Ви прижимается к нему, обвивает руками прочное тело и вдыхает глубоко его запах, утыкаясь носом в шею у самого плеча. Воротник щекочет ей щёку, пока она ощущает антисептик, запах стерильности, а под ними запах кожи Вика, пота и немного крови - её собственной. - Иначе, если мы не оскверним твой подвал, то я ждала зря.

Под её кожей, за их одеждой, движутся его мышцы, едва заметно перекатываются, когда он дышит. В груди у Ви разливается жар такой силы, что становится трудно дышать, а лицо у неё краснеет до пощипывания щёк. А в животе жар уже превращается в назойливую боль, которую она не хочет и не будет терпеть.

- Но можно начать и с моего дивана, - шепчет в кожу, а потом мягко давит на Вика, чтобы он откинулся на спинку. Вик тут же присаживается ему на колени, уже совершенно не растерянной и нервозной. В руке слегка - тянет, но это и не заметно.

У неё потеют ладони, когда она с удовлетворённым вздохом устраивается удобнее, опирается на крепкие плечи, абсолютно чётко ощущая мышцы под ладонями. Ведёт ими до шеи, поглаживает её сзади - прямо по позвонкам. Точнее по их остистым отросткам - с комментариями Вика она поднаторела в анатомии.

Снова целует его в губы, гладит и пытается вплавиться в его тело, но это точно невозможно сделать в одежде. Ви отстраняется и стягивает старую, растянутую футболку. Бельё она не надевала, в ожидании либо неудачи и сна, либо того, что хотела бы не тратить усилия на раздевания в случае успеха. Потому что терпения у неё больше совершенно не осталось. Её пальцы быстро расстёгивают его рубашку, стягивая её и обнажая плечи, которые она обхватывает с особым остервенением.

- Чёрт побери, Вик, твои руки, - низко рычит, с прикрытыми глазами, поглаживая кожу, спускаясь к предплечьям. - Ты бы знал, сколько я на них смотрела и думала... И как только ты не замечал, как у меня гормоны подскакивают и я с тупым выражением лица на тебя смотрю.

Ви обхватывает его ладони, кладёт себе на рёбра. Он вполне может сжимать их как пожелает. Всё равно сейчас их треск будет даже кстати. Руки кочуют на майку, забираются под вырез, оглаживают грудные мышцы, пока Ви вздыхает на ухо и всё плотнее прижимается бёдрами.

- Вик, это ты потрясающий. Я тебя не отпущу, какие бы ты потом отговорки не придумал. Потому что я люблю постарше, мне плевать на этику. И никаких «дружба важнее», иначе я тебя убью прямо здесь.

Отредактировано "V" (Ср, 29 Июн 2022 23:03:48)

+1

11

Профессиональная этика - говорили они. Риппер не должен привязываться к своему пациенту - настаивали они. Виктора учили сначала относительно равнодушные, а после лучшие в сфере Траумы, бывалые парамедики и нейрохирурги, каждый из них называл ловушку, в которую может угодить риппер занимающийся хромом, это эффект Франкенштейна. Его старая наставница была убеждена что такая эмпатия прикончит, рано или поздно, обоих, в общем-то, она была права.
И Ви давно его невеста Франкенштейна, он ведь никем так плотно не занимался, как ею, её телом, её хромом, тонкими настройками рефлексов. Он делает Ви, чтобы она могла выжить на засраных улицах Найт-Сити, он должен был трижды подумать, прежде чем тянуться к её лицу теперь. Только Виктор Вектор уже заебался от правил и от того, что иной раз по этому своду законов самому себе нельзя доверять. Он гладит щёку Ви, пока её руки на его бёдрах, ему нравится её запах, хочется пробовать языком вкус кожи, чтобы наверняка.
Что уж.

Ему прямо сейчас охота вдавить её в диван и задрать колени, чтобы ощутить полностью всю Ви, всю её внутри. Это не недотрах, с этим правда нет проблем. Ему не всё равно, он вообще привередливый. Просто от Ви одуряюще. Как будто он амфетамина слизнул и теперь его штырит, но правда в том, что он просто слишком давно отодвигал желание.
Поэтому над вопросом "Как давно?" он почти не думает. Вспышками воспоминание первое, как в его мастерскую вошла девчонка, копоратка по выправке  и слишком грамотной речи, острая, со взглядом как у уличной, уцелевшей, кошки. Она не верила Джекки, что на улицах можно зашивать себя в сомнительном подвале. Дорогой, но выведенный из строя хром он настроил за пол цены, а потом стряс с Джеки проценты за срочность, без записи принимать посетителей Вик не любил.
Но потом Ви вошла в ближайший круг, поразительно быстро она это провернула. Лучшее что с ним произошло за эти годы.

— С тех пор, когда ты стала моим постоянным пациентом. Звучит, как извращение, малыш, я в курсе, —  он хрипло смеётся и смотрит в глаза Ви. Кресло для приёмов это часть его снов, но очевидно теперь - не только его. Думает, озвучивать или нет, но позволяет говорить Ви, позволяет её взобраться на колени и для удобства: своего удовольствия и её устойчивости, сжимает её бедра, будто в ответ.

- Я знаю как работают твои мышцы, Ви и какие преднастройки нужны чтобы хром работал исправно, но вот про извращения тебе придётся просветить старика, - он любуется её гибким телом, теперь можно не притворятся что он случайно завис на аккуратной груди взглядом. Когда Ви стягивает с себя футболку, он руками ведёт по талии и выше, пересчитывая подушечками пальцев выступающие рёбра. У Ви сложение хищника, поджарая и сильная, в ней, кажется, нет мягкости если смотреть со стороны - как подключенный к сети провод на двести вольт. Только Вик знает, что кожа Ви нежная, её живот мягкий, а грудь... Эта грудь, Господи. Он сжимает не причиняя боли, пальцами задевает острые соски, тянет руки выше. Лишь на секунду отводит руки, чтобы помочь Ви снять с него рубашку, но тот час возвращает пять к её шее и надавив на ощутимые позвонки, тянет к себе. Ви изучает его, он её, ведёт носом по шее, от Ви пахнет шампунем, ему очень нравится клубничный флёр. Второй рукой Вик залезает под шорты и сжимает ягодицу. Руки Ви на его спине рисуют узоры, ему нравятся ласки и вся разумность Вика уходит на глубину, искины не достанут и слава не существующему богу.

- Значит я правильно надевал очки и вкалывал тебе наркоз, так ты не замечала что у твоего риппера взгляд старого извращенца, - юмор просел вместе с доводами не делать то что он сейчас делает. Ведь он и правда мог притормозить, выдохнуть и.

В жопу же всю осторожность.

Вик подхватывает Ви и поднимается, как бы не хороши были фантазии про диван, он слишком узкий - для Вика. Прижимая к себе, говорит, на деле хрипит, потому что горло перехватило и в штанах теперь серьёзно тесно. Даже идти вроде бы два шага невыносимо.

- Пристрели меня, если потом заговорю про дружбу, - он резко, но бережно придерживая под спину, опускает Ви на её ровно застеленную кровать  и нависает сверху. Ви много говорит и при всё желании ответить, Вик так не может. Наверное, слишком стар.
Он стелит поцелуи от шеи к груди, губами захватывает ореолы соска одной груди, потом второй, глубоко вдыхает запах кожи, будто завтра память это знание отнимет.
Расстегнув ширинку на шортах Ви, тянет вниз, нет, ему не показалось, белья и правда нет.
Вик тормозит себя и не торопится, он е спермотоксикозный мальчишка, чтобы удовлетворять в первую очередь себя. Ви, чёрт подери достойна большего. А он способен это дать, в целом мире возомнил, что только он и может.

- Ты мне до безумия нравишься, - говорит Виктор и это последние связанные так чётко слова. Вик опускается на колени и чуть давит, раздвигая ноги Ви, разводя бёдра. У него опыт в этом чуть меньше, чем в битье морд и больше, чем в лечении, не то чтобы повод для гордости.

Он целует по внутренней стороне бедра осторожно, будто может так порезать, он изучает реакцию, чувствует Ви, её движения, слышит и чувствует руками её вдохи, её ожидание как своё собственное. Он так давно не позволял себе быть просто нежным с кем-либо, потому что забота медика и человека - не одно и тоже. Наконец, Вектор устал от целиблата.

Ви оглушительно хороша, Вик не останавливается, когда под руками она прогибается, он доводит до конца, выводя её удовольствие к пику и с трудом сдерживая себя, внутри так горячо, что кажется он просто сварится. Если бы в Вике было хоть немного хрома - он бы заискрил и расправился. Поднимаясь, единым порывистым движением вверх, к лицу Ви, Вик дышит тяжело, как загнанный зверь и крепко, пьяно целует, рукой сгребая густые волосы на затылке. Кончилось всё то, что он так тщательно сохранял: осторожность, предупредительность. Им обоим к чёрту не нужна бережливость.

Вик чувствует. Вик надеется, что не ошибается.

+1

12

Ви хватается за Вика, когда он поднимает её на руки, и не удерживается от негромкого смешка на ухо. На руках так уютно, что на кровать без их плотной хватки она начинает скучать по ним. Когда его губы касаются кожи, Ви кладёт руки на мощную шею и гладит кончиками пальцев, зарывается в волосы на самой кромке и вздыхает глубоко и довольно. Грудь она сама подставляет под его поцелуи, выгибая спину. Это было так просто и естественно, как будто они с Виком вместе уже давно и знают друг друга.

Рипер точно знал её тело лучше, чем она его и пользовался этим сейчас. Ви подавалась к нему, вздрагивая от особенно приятных касаний, будто от них легко било током. Так хорошо, что Ви совершенно забывается, пока с неё не стягивают лёгкие шорты. Она была бы не против, даже если бы он был быстр и груб - она уже готова. И, если признаваться честно, у неё были низкие стандарты. Все её предыдущие отношения были странными и, по итогу, хрупкими. Ви было некогда устанавливать связи, искать человека, который подойдёт, с которым она сможет забыться. Нет, ей не было плохо, но и хорошо - тоже.

Вик как всегда внимателен и трепетно относится к ней. Думает и о ней тоже. И когда он говорит:

- Ты мне до безумия нравишься, - Ви ему верит.

Поднимается на локтях, когда он опускается на колени. К лицу приливает жар и Ви с замирает, наблюдает за ним, пока он разводит её ноги. Она послушно закидывает ноги ему на плечи, вздрагивая от осторожного поцелуя. А потом запрокидывает голову и резко втягивает в себя воздух. Неразговорчивость Вика теперь кажется обоснованной.

Ви вьётся в крепких руках и стонет, напрягая мышцы и подаваясь навстречу, когда терпеть удовольствие невозможно. Под конец ноги дрожат, и она ложится на спину, сжимая руками ладони Вика, которыми он сжимает бёдра. Достигает пика она беззвучно, только содрогаясь от удовольствия, хватая ртом воздух. Вся кожа у неё блестела от испарины, пока он глубоко вдыхала воздух.

Когда Вик целует её, жадно, слегка натягивая волосы, Ви с приятным теплом в мышцах, отвечает рьяно. Потому что ей мало и нужно ещё - она хочет всё. Всего Виктора Вектора. Она чувствует свой вкус на его губах и стонет, обвивая плечи руками, пока под пальцами напрягаются мышцы.

Ви стягивает с него майку, когда они на секунду разъединяют губы и проводит руками по груди и животу, с наслаждением изучая изгибы. Наконец-то она тоже может изучить его. Может, не с дотошностью врача, может не всего, но может касаться как хочет.

Не церемонится - такая уж у Ви стратегия. Она жадная и так долго была голодна до Вика, что сейчас готова побороться за ведущую роль. И борется - расстёгивает ремень и проникает под бельё рукой, сжимая пальцы, обхватывая.

Ви бесцеремонна - она тоже не пальцем деланная и не восемнадцатилетняя девственница. Заваливает Вика на спину и довольно нависает сверху, целуя и потом шепча в губы:

- Теперь ты отправляешься в нокаут, Вик, - Ви мурлычет и прижимается всем теплом, кожа к коже. Утыкается в его шею и кусается, не сильно, но ощутимо. С наслаждением, медленно добирается до штанов и стягивает их вместе с бельём. Она садится на него сверху, вздрагивая и вздыхая. Торжествующе улыбается, опираясь руками на его грудь. - Ты мне тоже нравишься до безумия.

Ви тоже становится неразговорчивой, только вздыхает и стонет. Смотрит Вику в глаза, когда у неё есть силы поднимать веки. Она видит его таким красивым, особенно, когда он достигает пика, сжимая её бёдра своими ру-ка-ми, и Ви тоже сжимается, медленно опускаясь ему на грудь. Целует его подбородок, чувствуя приятную тяжесть в мышцах и лёгкую дрожь в ногах.

- Если бы у меня были импланты в ногах, то я бы сказала, что они отказали, - шепчет в шею и мажет по ней губами. - Ты прекрасен.

Ви не врёт, и вздыхает, скатываясь Вику под бок. Жмётся, поглаживая его живот одной рукой. Через полчаса она жалобно просит притащить коробку с пиццей прямо в кровать - она ещё голоднее, чем прежде. И нет, её не интересует, что есть в кровати - нездорово.

***

Ви спала, как убитая, всю ночь, предварительно свернувшись в клубок у Вика под боком, просто отказываясь засыпать, пока он её не обнимет. Отказываясь не сознательно и вслух, а, кажется, на клеточном уровне. Прежде чем уснуть, она смотрела на его лицо. Близко-близко, без очков и она не в кресле у него на приёме. Он лежит у неё в кровати, они занялись любовью и она при нём бессовестно и бесстыдно съела огромную пиццу с двойным беконом. И теперь он рядом с ней, и больше не надо уходить и расставаться, пока не найдётся следующий предлог для посещения.

Ви так счастлива, что улыбается, когда засыпает. И снится ей всё тот же Вик.

Когда она просыпается, Вика уже нет рядом и Ви недовольно ворчит, пока не чует запах горячего кофе, и приоткрывает глаз.

- Доброе утро, - она собирается встать, но мышцы отказываются работать. Поэтому она просто смотрит на Вика, сидящего рядом на кровати. Немного одетого - какое разочарование. - И нет, я не встану. Ты в итоге поспал хотя бы немного? И если мне не показался запах кофе - ты снова превосходен и неотразим, мой лучший рипердок. Но я настаиваю на том, чтобы ты поленился со мной. Приляг рядом. Смотри какая соблазнительная кровать.

Ви проводит по простыне рукой и улыбается, приподнимаясь на локтях и садясь, опираясь на стену. Одеваться - не в её стиле. Поэтому она потягивается, разминая спину после сна и красуясь полностью обнажённой. Вика она не стесняется, даже наоборот.

- И... Ну... Всё хорошо?

Отредактировано "V" (Чт, 30 Июн 2022 18:40:51)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Can't escape the fallout


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно