под крылом у дракона
Драконье крыло мелькнуло над густыми кронами деревьев погружая лес в непроглядную тьму и тут же исчезло где-то вдали. Куда держит путь тот дракон? Отчего в эльфийских землях он летает? Дорога стелется под ногами, ведя в бескрайние леса и в дальние земли. Как можно быстрее нужно скрыться, как можно глубже спрятаться, пока не встанет на крыло драконница, и пока не получится девушке вернуться в Драконью империю владетельницей своих земель, а не жертвой власти неумного дядюшки.
Liam х Selena
Бухарест погружается в сон, надежно укрытый плотным туманом. Яркие голограммы вывесок и рекламных щитов медленно растворяются в молочной мгле, превращаясь в тусклые смазанные пятна. Обманчивое спокойствие, которое вскоре лопнет подобно мыльному пузырю. То, что сегодня совершит Лиам, разворошит осиное гнездо и запустит необратимый процесс. Уже многие годы союз между вампирами и людьми трещит по швам. Обоюдная ненависть не дает сосуществовать двум видам в мире. Каждый ищет причину нарушить неудобное соглашение. Истребить хищников. Загнать дичь. Людской молодняк бастует. Древние сиры алчут живой крови. Проект обязанный сплотить два вида, грозит началом тотального истребления одним вида другого. Все зависит лишь от того, в чьих руках окажется детище проекта “Лилит”. Данпир — гибрид человека и вампира, надежда и гибель.
Chrome Dokuro as Steven Rogers writes...
Он не умел обращаться с дамами с юношества. Робел и даже на мимолетных свиданиях держался не больше одного часа. Маргарет Карьер стала первой женщиной, с которой он смог продержаться больше положенного срока. Однако непомерные амбиции и тяжелая политическая обстановка не позволили ему обрести заслуженное счастье. Впрочем, смогла ли героиня Соединенного Королевства связать свою жизнь с двойным агентом и предателем? На сие вопросы у капитана нет ответов. Даже спустя уже несколько десятков лет. Маргарет уже давно нет на свете, а он уже давно сменил градус своих убеждений в другую сторону. Щ.И.Т и Мстители стали его настоящей семьей. Ровно до той поры, пока он и Наташа не связали друг друга узами брака. Приятные воспоминания вытесняют все плохое, что он творил эти годы. Вот только этого недостаточно, чтобы заслужить прощение столь красивой и умной женщины. Старк умеет злиться. Даже в день подписания договора она была напряжена как высоковольтная линия. Все опасалась, что он внезапно изменит свое решение и бросится в бега. И ведь повод действительно был, но ведь смог сдержаться.
Нужны как воздух
Коты-активисты
Пост недели
Эпизод недели
Пара недели

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » we'll never get free


we'll never get free

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

we'll never get free

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3519/470024.jpg
jean kirstein х floch forster x sasha blouse
январь 854 года, парадиз

да почему он никак не сдохнет?

— now I am the violence, i am the sickness; won't accept your silence, beg me for forgiveness —

+2

2

Жизнь стала только немного полегче, ибо разгребать всё тоже приходится им.

Отечество дало несколько дней передыха на повидаться с семьями, если таковые имелись, а потом напомнило, из чьей казны зарплата капает и хоть они и ветераны, но военнообязанные. Наступило очередное время хаоса, в этот раз хотя бы сколько-нибудь размеренного, прогнозируемого и не сопряженного со смертью человечества. Очень важные доклады и совещания мешались с совершенно не важными текущими работами, которые Жан, честно говоря, предпочитал всему на свете остальному. Он старался проводить больше времени с Конни и Сашей, под шумок распределяя их на те же труды, на контроль выполнения которых сам был определен чинами повыше. За все эти годы ребята стали настоящей семьей, с которой можно быть самим собой. Жан даже с ними херней страдать перестал шибко стесняться, хотя переломный момент длился долго и трансформация до конца еще не завершилась. 

Сегодня был очередной скучный день, в который абсолютно ничего важного не происходило, и это было просто прекрасно. Конни, правда, отправили помогать исследовательской группе. А Жан с Сашей занимались важным делом — содержанием шиганшинского газгольдера в надлежащем состоянии. Что можно было бы посчитать как выходной, если бы не рассказы Саши про еду, все так же, сквозь года, мозги выносившие. Разница в одном: теперь Браус могла получить все, что её душеньке было угодно.

Когда Жану надоело слушать, он всучил даме швабру, активный труд помогает времени бежать быстрее. Себе, как джентльмен, тоже взял. Сначала мытье полов было по-солдатски угрюмым, а потом Сашка заладила один знакомый мотив под нос напевать. Жан сопротивлялся недолго, и вскоре уборка пола первого этажа превратилась в импровизированное песенное шоу. В какой-то момент оно стало слишком шумным и закончилось таким же громким смехом, который резко оборвался, когда распахнулась входная дверь и в склады ворвался солнечный свет.

Жан замер, ожидая проверки и втыка, потому что проверкой должен был быть взрослый-офицер-он-сам. Но проверки не было, был Флок. И день быстро перестал быть скучным и очередным.

Несколько длинных мгновений Жан не знал, что ему сказать и как реагировать. С одной стороны, ему было неловко перед Флоком, который застал разведчиков в явно не служебном расположении духа. С другой стороны, с какого хера ему должно быть неловко перед хреновым, мать его, Флоком, восставшим из мертвых?! Жан перевел взгляд на обычно шуструю в реакциях Сашу, но она тоже молчала. Может быть, Флок, которому уже нечего терять, сейчас появился, чтобы вцепиться им в глотки? А потом, убедившись в кончине проклятых врагов, вспорет себе пузо тупым ножиком? Или не обязательно тупым.

Жан сжимает швабру в руке и ненавязчиво встает перед Сашей. На всякий случай. Не то что бы он рассчитывает на ножик. И хмуро смотрит на названного гостя. Тут, наверное, где-то военный госпиталь рядом?

— Так... ты... выжил?

Очевидно, да. Но что бы было лучше? Вот это тебе девчонки наваляли! Извини, что мы с особой жестокостью убили твоих людей и наших бывших товарищей? Мы так рады, что твой план не сработал...

— Что ты тут делаешь?

В глубине души, Жан был рад видеть Флока, но понятия не имел, как с ним взаимодействовать. Вдруг он захочет поделать каких-нибудь глупостей? Да и слушать про очередное затмение Элдийской империи Кирштайн явно готов не был.

+2

3

флок приходит себя с надеждой открыть глаза и увидеть вокруг сплошные руины, чтобы запах поднятой гулом пыли, перемешавшись с вонью марлийских трупов, наполнял легкие - вонь есть, но не трупов, а какой-то болезни, мерзкой, гнилой. с трудом открывая глаза, он видит над собой серый облупившийся потолок, с которого сыпется крошка. он отчаянно пытается вспомнить, как оказался здесь, а главное - где это “здесь”?

в следующую секунду после пробуждения флок пытается сделать вдох и его шею - горло - обжигает, как кипятком. сразу, как по щелчку, перед глазами проносится трос упм, боль в шее воскрешает воспоминания тех последний секунд, когда он действовал осознанно.

сбрасывает в воду экипировку, чтобы она не тянула его на дно, отрывает кусок мокрой штанины, чтобы замотать простреленный бок и пробитую шею - чудом останавливает стремительно набирающее обороты кровотечение. кое-как добирается до суши, выползает на грязный песок и там уже теряет сознание.

так вот оно что...

он находится в полевом госпитале марли среди людей, о смерти которых мечтал уже четыре года. справа от него лежит пожилой мужчина без ноги, его культя старательно, но не очень аккуратно обернута белым хлопком - чья-то рубашка? - и продолжает кровоточить, перевязка сочится бурой кровью вперемешку с гноем. слева - женщина с раздробленными руками и травмой головы, она смотрит в потолок и бездумно мычит - вряд ли она когда-нибудь сможет вернуться обратно к жизни.

а он опять не сдох. и это уже даже перестает удивлять, чему он поражен - так это тому, что гул земли не покончил раз и навсегда с континентом и всем остальным миром.

“что с тобой сделали, эрен?”

флоку трудно глотать - не то что говорить. его принимают за одного из беженцев, при себе у него нет документов или опознавательных знаков - символика разведки покоится на дне моря вместе со снаряжением. форстер не бросается бездумно на людей, молчит, зато внимательно слушает.

.....“элдийцы говорят, что он сделал это специально, чтобы стать тем врагом, против которого объединиться весь мир”.

............“этот йегер позволил им себя одолеть”.

......................“у этого дьявола был план”.

блять. блять.

флоку как никогда хочется умереть - просто закрыть глаза, вернуться в то мгновение, когда он снова ухватился за соломинку и дать себе ботинком по морде, кричать, чтобы не шевелился и истекал кровью, пока в конце концов этот жалкий кретин в лице его самого не сдохнет на той палубе.

потом приходит смирение. осознание, что, раз ему предначертана роль вечно выживающего куска дерьма, значит, оно не просто так. в конце концов, судьба еще никого не щадила так, как его. один только вопрос: нахрена?

флок выжидает пару дней после того, как оказывается в состоянии подняться с койки, и покидает госпиталь - ему нужно вернуться домой и взглянуть в глаза лжецу.

гребаному эрену йегеру.

- выжил, - в словах почти нет голоса - только шумное хриплое дыхание, - представь себе.

форстер выставляет в сторону руку, хватаясь за дверь. переправа через море на одном из военных судов далась ему нелегко - гостей там не жаловали и приходилось прятаться, отчаянно пытаясь не сдохнуть от не до конца залеченных ран. добраться от порта без лошади он бы не смог, но, на счастье, к его возвращению подорванный локомотив успели заменить - и вот он снова прячется, на этот раз в вагоне.

саша и жан стоят точно вкопанные, смотрят на него, как удавы, практически не моргая, будто флок - какая-то псина с пеной из пасти, которая готова броситься и вцепиться в их шеи. удивительно, как он может менять настроение людей - ведь еще полминуты назад из-за дверей этого - чего? ангара? доносились выразительные песни.

- расслабься, кирштайн, я без оружия, - флок выдавливает из себя кривую ухмылку и морщится - лучше бы, конечно, помолчать месяцок и дать швам затянутся, но когда это флок затыкался? - давай не будем пытаться друг друга убить хотя бы сейчас. привет, саша. рад, что ты в порядке.

+2

4

Теперь-то уж точно станет полегче, правда? Ну правда же? Немного самообмана на самообмане, чтобы лишний раз не задумываться и успеть перевести дух. И это удается - Саша успевает провести немного времени со своей семьей, перед тем как вернуться к новым-старым повседневным обязанностям. Много рассказывает о минувшем, еще больше замалчивает, громко смеется и мимоходом успевает умять что-нибудь внеочередное, если угощают (а угощают). Вот уж с кем всегда будет комфортно и где всегда будут поджидать обратно, но как-то странно все равно посреди общей разрухи слушать старые охотничьи байки. И Браус возвращается уже к прежнему, не такому может и родному, но уж точно привычному.

Чтобы ходить, стенать о скуке и громко вздыхать с тряпкой наперевес-замыкая группу-дежуря на кухне-нужное подчеркнуть. Кто-то тоже непременно вздыхал, а еще кто-нибудь пенял на чужую лень, чтобы собственная так сильно в глаза не бросалась. Лучше уж что-то знакомое да скучное, а в хорошей компании вперемешку с жалобами и за насущное можно переговариваться или тараторить, зная что не будут затыкать. Первые минут пять?

Жана хватает примерно на столько, прежде чем переходить к трудотерапии. Дело нехитрое, при определенном подходе даже веселое, Саша хохочет, когда он чуть не растягивается на намытом уже по второму кругу полу. Сама она уже успела, размахивая шваброй, зарядить по собственной же многострадальной черепушке, так что крещение чистотой сегодня пройдено успешно. И видать хорошо же прилетело, если после этого спустя считанные минуты начинают мерещиться люди. Человек.

Флок.

Каковы шансы, что это только им двоим во всем этом мире не сказали, что он жив-здоров? Ладно, второе попадает под вопрос с первого же беглого взгляда, со второго отметается. Мешает только обзору фонарный столб по фамилии Кирштайн, невовремя включивший то ли начальника, то ли защитника. Саша только глаза закатывает, пока он не смотрит и выходит чуть вперед, но пока не пересекает какую-то невидимую границу в отдельно взятом ангаре.

- Жан-Жан, обожди. - Странно они наверное смотрятся со стороны, со шваброй на товарища - бывшего товарища - но хоть спокойно, пока по крайней мере, чудо что трудотерапия у них здесь не коллективная. Но и чего ожидать да как сейчас действовать, придется решать самостоятельно. По возможности и желательно быстро.

Беззаботная атмосфера разом куда-то улетучивается, что можно было бы забыть на время нехитрой работы уже вот здесь, с ними. В лице того, кого можно было считать погибшим, да так и делали. Ошиблись, чай, не в первый раз, но что делать теперь.

- А вот ты что-то не очень в порядке, - Не болтнуть лишнего оказывается миссией едва ли не сложней всех тех, где побывали. - Выглядишь, в смысле. - Вот сейчас прозвучало еще хуже. А что вообще полагается сказать ему сейчас в их ситуации, были рады повидаться ты заглядывай еще? Совсем плохо, хотя казалось бы, куда еще.

- Тебе бы в госпиталь, наверное, - Куда его вообще, такого, выжившего-то? - Как...как ты добрался вообще? - Любопытство пополам недоверием лучшее, что сейчас может предложить.

+2


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » we'll never get free


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно