In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Пулей в висок мне имя твоё // snk


Пулей в висок мне имя твоё // snk

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Пулей в висок мне имя твоё

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3425/553090.jpg
Reiner Braun х Eren Yeager
27.10.854, Парадиз, Стохес, тюрьма.

Мы могли бы быть братьями, но родились у разных матерей.
Мы могли бы быть друзьями, но зовем Родиной разные страны.
Мы могли быть лишь врагами, но отчаянно не желаем этого.

Отредактировано Eren Yeager (Пн, 3 Янв 2022 23:48:59)

+2

2

Шум моторов такой привычный. Вид на город сверху, тяжесть экипировки на плечах – Райнер привык к этому типу боя, с высадкой с дирижабля. Но видеть эти стены с такой высоты отчего-то было неуютно и словно бы даже неуместно.
«Отчего же?» - с некоторой издёвкой, даже надменностью спрашивает его голос в голове. Почему-то даже не его собственный – Эрена. Зеленоглазый мальчишка в кадетской форме в полголовы ниже самого Райнера всё равно умудряется смотреть свысока. «Может быть оттого, что здесь был твой дом? Твои товарищи? Быть может, потому что тут нет демонов – все они в твоей голове?»
«В Либерио его глаза не были такими зелёными».
Браун сжимает в руке очки и качает головой. Не до наваждений сейчас. Сейчас он воин и его ждёт битва. Та битва, о которой никогда не забудут. Не потому, что Марлия требует подвигов, а потому что Родина нуждается в спасении.
- Вижу сигнал. Начинаю снижение. – Рапортует пилот, и корпус корабля на миг вздрагивает от сработавших для снижения стабилизаторов. Браун становится у окна, чтобы получше рассмотреть ландшафт и условия предстоящего боя.
«Много построек и болтающихся под ногами солдат. Отлично, мне будет куда удобнее сражаться, чем тебе, Эрен».
Райнер хлопает по плечу пилота, давая тому знак, что пора, уверенным шагом направляется к открывающемуся люку. Холодный воздух треплет жёсткие волосы, хлещет по лицу, заставляя щуриться. Спрятав глаза за стеклом, Браун снова видит стены. Где-то, когда-то на этих стенах Саша обещала разделить с ними украденный кусок мяса.
«Ага, сейчас, небось, тоже за пятерых жрёт!»
И Райнер вновь одёргивает себя. «Подумай лучше о Марлии. Где-то там, за твоей спиной огромный континент, который ждёт твоей победы.» Там уставшими глазами в окно смотрят мать и отец, ни на миг не прекращая волноваться о твоей судьбе. Там твои павшие ученики – Софи и Удо, там лежит в руинах гетто Либерио, ожидая твоего яростного отмщения. А как же Порко?
Пусть они не ладили, но воспоминания о слезах семьи Галлиардов, потерявших по вине Райнера и второго сына, до сих пор калёным железом ранили сердце. Вряд ли демоны оставят его в живых – им не нужен живой титан. И кто бы теперь ни примерил его силу – он сможет добраться и до Энни. Неужто пролитая кровь товарищей не взывает к праведному гневу, не заставляет кулаки сжиматься сильнее, в ожидании момента, когда смогут выплеснуть всю ярость в лицо виновника?
Заставляет. Поэтому Эрен и бился так отчаянно. Забавно, но все точки снова сходятся на нём, а Райнер всё ещё думает: «Его глаза не были такими же зелёными», боясь представить, через что он прошёл ради такой отчаянной ярости. И через что заставит пройти Райнера. «Братья всем делятся, понимаешь».
Звучит сигнал, над головой загорается зелёная лампа. И Браун наконец сбегает от этих мыслей в открытый люк. Туда, где ветер пуще прежнего треплет одежду и волосы, где за скудными облаками простирается земля титанов.
Райнер опускается достаточно низко, чтобы разглядеть застывшие силуэты людей, но не вглядывается в них. Он не признается себе в том, что боится разглядеть в них старых друзей. У воина ведь не может быть друзей среди демонов.
Жаль только, он уже знает, что демонов тут нет.

+2

3

- Найдите командора и присоединяйтесь к нему. Армин вынужден будет возглавить операцию, - безучастно роняет Эрен. Кажется, Флок хочет ответить или возразить, но замолкает под холодным взглядом шифтера. - В этом бою мы все заодно.

Крохотные дирижабли, пока они еще далеко, можно принять за детские игрушки. Как знать, может, для богов все так и есть? Впрочем, если те и существуют, то давно задвинули коробку этого мира под кровать - наверняка, выросли из забав и войнушек или просто нашли занятие поинтереснее. Эрен устало прикрывает глаза: сколько не бейся, а конца и края не видать. Могила чудится почти колыбелью, а костлявые лапы смерти теперь легко принять за материнские руки. Цепляться за реальность все сложнее, и не понять уже - кровь на руках или вода.

Пузатая тень летающего чудо-корабля, наконец, ложится на лицо. Заслоняет солнце, да топит приземистые домишки Парадиза во тьме. Меж Раем и правом на существование - всего ничего - весь мир. Сотри его, и увидишь звезды. Эрен почти заставляет себя вынырнуть во вне, чтобы вместо сияющей россыпи увидеть вспышки превращений. Падающие элдийцы напоминают кометы - Армин вычитал про них в своих книжках. Титаны ударяются оземь и тут же поднимаются в поисках собратьев, чтобы отправить их в свои безобразные пасти. Лет пять назад эта картина привела бы Эрена в ужас - наивного неугомонного мальчишку с горящим взглядом. Он совсем не похож на скорбного палача цивилизации. Какой из них настоящий? Неважно. Все это уже неважно.

Броню Райнера заметить легко - свет отбивается в ее пластинах. Он, как и все прочие, обращается в воздухе. Пора. Эрен привычно проводит лезвием по ладони, и через мгновение его рев заглушает и крики ужаса, и детский плач, и топот титанов, и выстрелы. Он знает, что бывший товарищ последует за ним - в конце концов, Марлии нужен Прародитель. Их цель - "враг всего человечества Эрен Йегер" и никто иной. Атакующий бежит к опустевшей площади, уводя за собой хвост слишком самонадеянных марлийцев и Райнера. Мимо вихрем проносится Микаса - она за считанные секунды прореживает толпу преследователей, но они быстро смыкают ряды и дожидаются подкрепления. На складских крышах Перевозчик Пик пытается угнаться за Зубастым Эрвина. Разведкорпус и присоединившиеся к нему подразделения занимаются обычными гигантами. Издалека слышны команды Пиксиса.

Эрен прикрывает шею рукой, уклоняясь от массивного снаряда марлийской пушки. Отвлекшись на залп, он едва успевает увернуться от укрепленного кулака Бронированного.

- Райнер! - кричит он, и из пасти Атакующего вырывается оглушительный рык.

За бронированной мордой титана не видать лица, но Эрен отчего-то знает, что с их последней встречи Райнер осунулся еще сильнее.

Эрен помнит прошлое, помнит будущее: запах маминой сдобы и заливистый хохот Армина; вой женщин, поднимающих младенцев к небу, будто это может спасти тех от ступней Колоссов, и нелепую бордовую шапочку на раздавленной голове воришки из Марлии; но лишь сейчас Эрен понимает - в углу комнаты его воспоминаний сидит Райнер и сверлит его стеклянным взглядом. В нем нет осуждения или понимания, лишь отчаяние затягивается петлей на шее. И Эрен почти завидует - ему бы хоть один шанс опустить руки и сдаться. Но теперь, как и две тысячи лет назад, слишком поздно. Остается лишь борьба.

Он впечатывает кулак аккурат в челюсть Райнера и ловит хук справа. Подныривает, опасаясь подставить шею марлийским пулеметчикам, снова бьет. В этот раз Бронированный отвечает бодрее: словно нашел, за что драться. И это становится проблемой.

Жизнь, даже та, сценарий которой был известен еще много сотен лет назад, оказалась удивительной штукой. Судьбу мира дано решить двум кровным братьям, но разве настоящий брат Эрена сейчас не перед ним? Не его ли это удар в солнечное сплетение заставляет Атакующего отскочить? Смог бы Зик понять младшего Йегера хотя бы вполовину так, как Райнер? Марлийский мальчишка, что только и мазал слезы по лицу - если верить воспоминаниям Порко, увиденным Эрвином. Эрен почти с трудом понимает, что ему давно не 12, и это не его рыдания доносятся из-за обломков каменной колонны: смертник из 104-го Кадетского ревел так часто, что чуть не заработал прозвище плаксы...

+2

4

Райнер смотрит вниз на простирающийся под ногами город. Люди в панике покидают дома, цветастые одежды гражданских перемежаются с однотипными военными униформами защитников, спешащими занять оборонительные позиции. Небо рассекают жёлтые вспышки и рядом с Брауном пролетает тупая улыбчивая физиономия безумного титана. Совсем скоро он и ему подобные упадут на жилые районы и ад Шиганишины повторится в Стохесе. И кто после этого должен именоваться дьяволом? Райнер устал задавать себе этот вопрос. Последние четыре года он мучал его, заставляя не спать ночами, возникая в голове подчас праздных бесед и даже теперь, в такой ответственный момент. Он привык думать, что все элдийцы демоны и новость о том, что Эрен Йегер – враг всего человечества принял не без сожалений, но без доли сомнения. А стоило ли жаловаться, что у тебя в доме стало жарко, если ты сам принёс ад в чужой дом?
«Пути назад нет, Райнер» - напомнил он сам себе. – «Воин идёт только вперёд».

Холод лезвия едва ощущался на онемевшей от ледяного ветра коже, пока из-под него не показалась горячая алая струйка крови. Ещё одна вспышка озарила небо, и среди обычных титанов показался Бронированный. Вязкий горячий пар покрыл каждый сантиметр кожи Райнера, наполнив тело тяжестью и ощущением собственной непреодолимой мощи.
Грохоту падающих титанов вторит громогласный рёв Атакующего. После происшествия в гетто Либерио многие говорили, что не слышали звука страшнее и отвратительнее. Неужто только Райнер улавливал эти скорбные ноты? Что это было? Усталость? Отчаянье? Горечь предательства? «Прости, Эрен. Я знаю. Я знаю, что причинил тебя боль, но ты ведь понимаешь, у меня не было выбора?»
Несмотря ни на что Райнер не верил, что Эрен может понять его, даже если он так и говорит. Бесчеловечность атаки титанов на Шиганшину ничем не оправдать. Даже тем, что Райнеру было 12, или тем, что он делал это ради семьи. Оставалось только закончить начатое. Вот только перестанет ли кровить это вечно болящая рана на сердце?
«Не важно. Надо просто закончить начатое. Прости, Эрен.» - Повторяет про себя Райнер, ступая по улице в сторону площади, куда побежал Атакующий. На пути ему попадаются мелкие сошки и офицеры постарше, но он игнорирует их, пока те не пытаются атаковать. Смахивая их, словно мух, в разные стороны, Браун замечает приземлившуюся Пик. Она обещала родным, что вернёт Порко, а если с ним что-то случится, то передаст его силу достойному кандидату… А потом плакала всю ночь. Потому что она всё понимала. Теперь Зубастый их враг. И он не заставляет себя долго ждать, появляясь напротив Пик на поле боя. А Браун всё бежит к площади. У него своя битва.

Эрен уже близко, за поворотом. Рукой можно дотянуться, и это не метафора, когда ты 15 метровый титан. Раздаётся залп – резкий и звонкий, стало быть, марлийцы – и Райнер, скрывая за шумом свой бросок, бьёт туда, где должен был быть противник. Прямо через здание, что кажется, ещё полчаса назад было чьим-то домом. Осколки разлетаются по площади, а кулак проходит выше цели.
Атакующий оглушительно воет на всю площадь, те немногие, что не успели её покинуть или же находились тут по долгу службы, затыкают уши и мчатся со всех ног, боясь попасть под раздачу своему или чужому титану. Удар Эрена отточен и бьёт в цель, бронированная челюсть трещит под натиском укреплённых кулаков, крошится, но Райнер не спешит её восстановить, направляя ресурсы титана на укрепление кулаков. Каждый новый удар становится тяжелее, мощнее, а блок, над которым Браун тоже довольно долго работал – всё крепче. Очередной удар – мощнее прошлого – и Атакующий падает прямо в фонтан посреди площади. Броня Райнера трескается в том месте, где Эрен успел укрепить своё тело, приобретая острый край. Бронированный продолжает свой натиск, стараясь закончить всё до того, как противник поднимется на ноги.
«Прости, но я закончу это… Всё это.»

+1

5

Эрен ставит блок, но удару Райнера все равно хватает мощи уложить противника на лопатки. Мальчишка раскидывает руки и пытается отдышаться. Над головой высится безграничная синь неба, она простирается до самого края земли. Армин, конечно, утверждал, что мир бесконечен, но представить себе нечто подобное, если ты вырос за каменной глыбой Марии, слишком уж сложно. Зато облака совершенно точно плывут за стены, и этого достаточно, чтобы в груди угнездился восторг: до того обжигающий, что ребра плавятся.

- Долго валяться собрался? - интересуется наклонившийся Райнер.

- Тяжелый же у тебя кулак, - вздыхает Эрен, хватаясь за протянутую руку.

Сейчас все иначе. Замкомандира марлийских воинов Браун ни за что не подаст ладони врагу всего человечества Эрену Йегеру. Внезапно разросшийся мир не вызывает ничего, кроме тошнотворного отвращения. Небесный купол теперь больше напоминает крышку гроба, в которую Райнер так отчаянно пытается вбить гвозди своих ударов. Атакующий успевает вынырнуть из-под его апперкота и пускает в ход силу поглощенного Молота войны: в плечо Бронированного впивается острый пик кристалла.

- Сдайся, Райнер! - в истерике почти кричит Эрен, и рев его титана летит над площадью.

Он поднимается, и вражеским солдатам хватает всего мгновения, чтобы раскаленный снаряд вошел в спину, разрывая плоть. Гигантские позвонки лопаются, и Эрену приходится остановиться, прикрыв шею рукой, - нужно время для восстановления. Бронированный тоже еще не успел оправиться, но уже смог избавиться от шипа. Черт. Марлийские пехотинцы сильно осложняют положение Атакующего: в попытке выиграть пару минут на регенерацию тот усеивает пространство вокруг себя острыми кристаллами. Райнер сдаваться не желает.

- Черт тебя дери, хватит! Тебе больше не нужно драться! - титан Эрена, не способный на человеческую речь, не оставляет попыток докричаться до соперника.

Без шансов. Бронированный, что заводная кукла, какие бывают у богатых детишек: пробивает себе путь. Атакующий не ждет и нападает первым. Валит Райнера с ног и бьет, бьет, бьет. Лицевые пластины ломаются, обнажая мышцы, обтянутые мясом, кости трещат под кулаками, но Эрену мало: шипы, проклюнувшиеся из его груди, пробивают ребра чужого титана. Еще немного. Даже специальная пушка не сможет с первого раза пробить укрепленную шею. Он успеет.

Жан, Микаса и Конни отчаянно пытаются проредить ряды марлийцев. Ривай с Ханджи защищают Эрвина. Нужно поскорее выкурить Райнера и выбираться, чтобы обернуться в другом месте, но пехота не дает Эрену передышки. Они уже успели попасть по затылку. Атакующий почти готов отпустить Бронированного, но... град камней ломает хрупкие крыши приземистых элдийских домишек, хороня под собой стрелков.

- Ты хорошо держался, Эрен. Предоставь остальное старшему брату, - баритон Звероподобного низкий и почти напоминает рык.

Исход боя предрешен.


- Я принес воды, - Эрен просовывает тонкие пальцы сквозь металлические прутья и кладет на каменный пол походную флягу.

Райнер, и правда, осунулся с их последней встречи. Впрочем, может статься, что это всего лишь происки пламени факела, подрагивающего на стене. Чужой взгляд лихорадочно блестит в полумраке, в нем Эрен угадывает не то отчаяние, не то обреченное смирение.

- Помнишь, как вы бегали навещать меня всякий раз, как инструктор Шадис отправлял меня в карцер? Я ненавидел это больше всего. Мы же и так росли в загоне для скота, спрятанном ото всех стенами, а нас все равно сажали в клетки, - Эрен опускается напротив решетки. - И все же... Знаешь, сейчас мне кажется, что тогда было не так уж и плохо. Но вы не оставили бы нас в покое, так уж устроен этот чертов порочный круг. Ты разрушил мой дом, я разрушил твой. Это никогда не закончится, - он устало прикрывает глаза. - Я уже говорил это и скажу снова: ты - последний человек по ту сторону моря, которого мне хотелось бы убивать, Райнер. Сдайся и подожди. Теперь у тебя нет выбора, - губы трогает горькая усмешка. - Пять лет назад я думал, что никогда не смогу простить тебя. А теперь думаю, что это ты никогда не простишь меня. Никто из вас не простит.

+1

6

Пятнадцатиметровый титан летит от удара Бронированного, словно пятнадцатилетний мальчишка на тренировке Разведкорпуса от удара Райнера Брауна. Падает на фонтан, превращая его и плитку вокруг в пыль. Браун делает усилие, чтобы подавить воспоминание о тех днях, когда после такого падения он спешил протянуть руку и спросить обычное «Ты как? Тебе не больно?».
И всё же он медлит. И проворный Эрен поднимается на ноги, едва увернувшись от комбинации с апперкотом. Райнер не сдастся теперь. Не сегодня. Он продолжает наступать, используя только самые сильные удары, вкладывая в них всю мощь и вес своего титана. Одно такое попадание точно выбьет Эрена из равновесия. Но нет. Йегер проворен и быстр. И удача в этот раз снова на его стороне. Нет, не удача. Он давно был лучшим бойцом чем Райнер. Несмотря на все свои тренировки, Браун снова должен признать, что тут, как и в Марлии, проигрывает своему брату по оружию.

«Ты слабак. И Бронированным тебя сделали, потому что тебя не жалко» - он передёргивает слова Порко, надеясь, что обида сделает его сильнее, заставит преодолеть собственный предел. Но вместо этого он совершает ошибку, позволяя Эрену проскользнуть под рукой и взять Бронированного в захват, завалив на землю.
Но теперь Райнер выстоит. Осталось немного. Он видит, как артиллерия работает по его сопернику, насколько неудобным делает для него положение, которое он сам для себя создал. Вот, ещё пара залпов, и Атакующий остановится. Навсегда. Бронированный терпит удар за ударом, тяжёлые лицевые пластины трескаются под напором кулаков, лопаются мышцы, но Райнер упорствует. Новые слои брони поднимаются из клубов пара, оттягивая поражение. Кулаки что есть мочи лупят в рёбра соперника, потеряв надежду попасть по вертлявой голове.
Пушки гремят, но из-за поднявшегося у головы облака пара Браун не понимает, чьи это залпы. Не видит, как череда камней убивает его союзников. Он продолжает упорствовать даже когда алмазные шипы пробивают грудь титана. Даже когда из-за пара становится не видно пятнадцатиметровой громадины Атакующего нависшего прямо перед носом. Он бьёт, пока руки просто не опускаются сами собой, и мир не погружается в темноту.

Райнер осознаёт, что проиграл, когда просыпается в тёмном помещении, ограниченном решётками. Он сразу узнаёт это место, несмотря на то что чаще бывал по другую сторону клетки. Ему обидно, до слёз. Он проиграл этот бой. И понимает, что проиграет любой другой. Правда всегда была у него под носом – он неподходящий кандидат, хоть и напрочь отказывался это признать. Он потерял командира, провалил задание, из-за него уничтожат его родину. И Эрена ему не одолеть.
Некогда буйный мальчишка, часто посещавший эту самую тюремную койку, теперь стоял у обратной стороны ограды и наблюдал за пленённым марлийцем.
— Я принес воды, — тонкие пальцы опускают походную флягу на каменный пол. У Райнера пересохло в горле, но он не будет пить эту воду. Она отравлена. Отравлена тем, что её принёс именно он. Тот самый мальчишка, чей дом Райнер разрушил, которого обманывал столько лет, кого предпочёл бы видеть мёртвым, а не этим чудовищем. Для кого он не смог стать ни другом, ни братом, ни даже достойным соперником.

Он помнил. Он всё это прекрасно помнил, как проносили с ребятами еду и воду, потому что в тюрьме кормили отвратно. И как стоял, прислонившись к стене и отчитывал Эрена за вольнодумство и глупость. Как тот делился мечтами о свободе и как Райнер всегда на это одинаково отвечал «Я просто хочу вернуться домой».
«И всё же, мы бы не оставили вас в покое» - вторит с сожалением внутренний голос словам Эрена. Он понимает о чём ему говорят и слышит в словах Йегера некоторую справедливость по отношению к себе и вопиющую несправедливость к тем, кто останется после них – вновь и вновь переживать этот цикл.
«Плевать мне на твои желания! Убей меня уже и покончим с этим!» - в какой-то момент хочет воскликнуть Райнер, ударить кулаком в стену, но знает, что не сделает этого. И что Эрен всё равно его не убьёт. Это будет слишком милосердно с его стороны. Теперь Браун сам пожинает плоды чудовищного плода, семена которого посадил в сердце этого мальчишки.
— Подождать чего? – Райнер уже знает ответ, все марлийцы знают его. Скрипучий голос выдаёт жажду пленника, но он не смотрит на флягу, он пытается разглядеть в полумраке обращённого спиной к свету силуэта глаза и увидеть ответ в них.

+1

7

У Райнера, должно быть, пересохло горло. Когда он в последний раз пил - до того, как взойти на дирижабль? Эрен видит едва уловимое движение чужих пальцев, но к воде тот так и не прикасается. Говорит ли в нем гордость или банальное желание сдохнуть: теперь не разобраться. Да и делать это не очень-то и хочется.

Эрен устал. Титанически. Ему осточертело понимать всех и вся. Каждый ублюдок - что по ту, что по эту сторону океана - выворачивает перед грядущим концом мира прохудившиеся карманы, обнажая свои чертовы обстоятельства, и требует сочувствия, будто богам есть до них дело. Эрен не творец, но и ему уже плевать. Каждого не спасти, какой бы грустной не была его история. Мир - это не сказка о жалости, а вопрос о выборе. Свой Йегер сделал еще четыре года назад. Что толку лить теперь слезы по невинным, если им все равно придется пасть жертвой далекой войны, начавшейся тысячи лет назад?

В одной из арминовых книг Эрен однажды вычитал фразу: "У войны не женское лицо". Теперь он знает, что это чушь. Маленькая рабыня равнодушна к льющейся крови и запаху гари. Она и есть воплощение битвы, которую человечество проиграло.

- А раньше ты не стеснялся делить со мной еду и питье, хотя и был виновен в смерти моей матери, - Эрен насмешливо фыркает: так, будто ему, и правда, хочется издеваться над Райнером.

Ткань реальности разодрана и окрашена алым: загляни в прорехи и увидишь, как складывалось прошлое, как будущее строится прямо на руинах настоящего. Эрену все сложнее ухватиться за момент - воспоминаний и возможностей так много, что их легко принять за происходящее. Но даже в застиранном дырявом сукне истории есть константа. Крик матери. Истошный, звериный почти, вой, полный боли и ужаса. Он не стихает никогда. Если приноровиться, можно заглушить его чужими голосами, но избавиться от эха невозможно.

- Почему моя мать должна была умереть? Ты знаешь? - Эрен щурится, хотя прекрасно различает осунувшееся лицо Райнера в полумраке.

Конечно, он не знает. Что мог осознавать мальчишка, взращенный в ненависти к "дьявольским отродьям Парадиза"?  И все же, это не умаляет его вины. Как с рук Эрена не смыть преступлений в Либерио, так и пальцы бывшего товарища всегда будут липкими от крови островитян. Это все истина, не нуждающаяся в подтверждении, вот только... Жизнь Карлы Йегер закончилась благодаря ее собственному сыну. Чертову Бертольду было не время умирать, и Эрену пришлось положить на алтарь свободы самое дорогое, что у него было.

- Она была доброй. Пекла самые вкусные на свете пирожки с яблоками и ругалась, что я втягиваю Микасу в неприятности. Умирая, она кричала, чтобы мы бежали, и затыкала рот ладонью, чтобы мы не услышали, как ей больно и страшно, и не вернулись обратно, - голос Эрена, вопреки его собственному желанию, дрожит и набирает силу. Он с трудом одергивает себя и, шумно сглотнув, выдавливает. - Если бы вы не проломили Марию, мне бы не пришлось совершать такой страшный выбор.

Эрен отводит взгляд, и колючая тишина расползается по подземелью ядом. Она точно отравлена, иначе почему Райнер так тяжело дышит? Безмолвие иногда называют звенящим, но это только для красоты. Оно не звенит, оно давит. Забирается в легкие и разрывает их изнутри словами мертвых людей. Это самое страшное свойство молчания - им пользуются погибшие и начинают шептать. Шшшшш. Шшшшш. Шшшш. Немного похоже на море. И еще на Преисподнюю.

- Вы не могли ослушаться приказа. Я не могу сдаться, - поспешно роняет Эрен, сбегая из личного ада в умирающий Рай. - Я не даю прощения и не прошу его. Но хоть кто-то под этим огромным небом должен понять меня. Ты не хочешь в этом признаваться, но ты понимаешь. Мы одинаковые. То, что произошло в Либерио, - то же самое, что произошло на Парадизе, - ему, наконец, удается совладать с собой. - Однажды главнокомандующий Пиксис сказал мне, что, даже если на земле останутся всего два человека, они найдут из-за чего воевать, но, стоит появиться общему врагу, и они объединятся. Полагаю, все так и есть. Ты все еще думаешь, что, если убить меня, можно будет спокойно вернуться к семье в Марлию? После всего, что случилось, элдийцев будут бояться и унижать куда пуще прежнего. Может, даже решат избавиться ото всех, кто не владеет силой девяти титанов, и их семей. Я сейчас говорю обо всех элдийцах: и "добропорядочных", и "дьяволах".

Райнер не говорит даже, хрипит. Все-таки промочить горло ему бы не помешало.

- Не хочешь пить - не пей. Ты шифтер, и все равно не умрешь, - Эрен пожимает плечами. - А можешь выпить. На самом деле это ничего не изменит. Ты уже ничего не изменишь, Райнер. Подожди, и увидишь сам. Это ответ на твой вопрос.

Отредактировано Eren Yeager (Сб, 12 Мар 2022 04:46:05)

0


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Пулей в висок мне имя твоё // snk


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно