In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Вечно молодой, вечно пьяный


Вечно молодой, вечно пьяный

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Вечно молодой, вечно пьяный

https://a.radikal.ru/a13/2112/40/6828012934e5.gif

https://c.radikal.ru/c41/2112/cc/5d37a44e66a5.gif

Paul Atreides х Duncan Idaho
Каладан, 10191 AG

На Арракис ты не полетишь, но здесь можно найти кое-что получше...

+4

2

- Дункан, ты не слушаешь меня, - Полу приходится идти чуть быстрее, чтобы поспевать за широким шагом Айдахо, - я должен лететь с тобой. Я знаю это. Скажи отцу, что я готов. Тебя он послушает.

Арракис. Планета пустынь. Кусок мертвого камня, дрейфующий в космосе, полный бесплодных земель, воинственных фременов и соглядатаев Харконненов, которые может и смирились на словах с решением Императора, но уж точно оставят планету, которой они владели почти восемьдесят лет, не населив её шпионами.

- Ты сам говорил, что я быстро схватываю. И я учил язык фременов, - тон Пола переходит от просительного к нетерпеливому, потом к недовольному, в нём проступают начальственные нотки герцога Лето, - мне надоело сидеть в замке. К чему ждать эти две недели? Почему я не могу полететь сейчас? За две недели Арракис не станет цветущим безопасным раем, так какая разница? Дункан!

Орнитоптер Дункана облепляют механики, один залазит под брюхо, проверяя шасси, второй лезет в кабину и огромная, железная махина, похожая на стрекозу вздрагивает, покачиваются стальные острые крылья.

Не нужно было говорить про сны. Дункан и без того воспринимает его как заигравшегося мальчишку, который только научился держать деревянный меч и уже торопится скрестить его с настоящей заточенной сталью. Как нескладного птенца, уже достаточно большого, чтобы гнездо стало ему тесной клеткой, но еще недостаточно сильного, чтобы встать на крыло.

Замок вот уже пятый день бурлил, как кипящее волнами море, предчувствующее бурю. Восточное крыло закрыли пару дней назад, вынеся из него всю мебель, прочистив и закупорив камины. Его дом отмирал, погружался в спячку по комнате зараз, жизнь уходила из него, расфасованная по ящикам и коробкам, выносилась прочь чужими руками.
Его комната, которая принадлежала ему все пятнадцать лет, походила теперь на склад вещей, торопливо втиснутых в неё впопыхах торопящимся хозяином.

Хават и Дункан уезжали на этой неделе. С ними оставался Гурни, но у Гурни хватало забот и совсем не было времени на отвлечение герцогских сыновей чем-то помимо регулярных тренировок.

То, что все вокруг старались выдать за предвкушающее нетерпение на самом деле было опасением перед неизвестностью будущего.
Страхом перед грядущей пустотой.

- Когда ты уезжаешь? - Пол складывает руки за спиной, расправляет плечи, придавая своему лицу деловое, цепкое выражение подсмотренное у отца, говорит с размеренным спокойствием матери. Дункан и без того занят, ни к чему ему жалобы воспитанника. Кому какое дело до глупых, таких глупых детских кошмаров, которые плетет разум, еще не умеющий мирится с разлукой. Натура, не привыкшая к отказам, - не говори, что завтра.

Отредактировано Paul Atreides (Вс, 19 Дек 2021 11:28:11)

+5

3

Дункан лишь поудобнее закинул рюкзак и размеренным шагом продолжил движение в сторону орнитоптера. Нужно было скинуть пару вещей и поскорее улетать обратно на базу. Впереди еще был долгий день.
Последнюю неделю и замок, и казармы превратились в два раздраженно жужжащих улья. Вокруг постоянно что-то происходило: военные советы, подготовка техники, тренировки, сбор вещей, обучение. Даже такой неискушенный в тонких материях человек, как Айдахо, чувствовал, как нарастает всеобщее напряжение и возбуждение перед первым отлетом на Арракис. Нужно было быть слепым, чтобы не заметить взволнованные взгляды, напряженные плечи и необычайную собранность рядовых солдат и бесконечную усталость в глазах их командиров. Айдахо одинаково хорошо понимал и тех, и других. Впереди был большой шаг в неизвестность, и неизвестность эта скалила огромные зубища, грозя проглотить и самих солдат, и их командиров, и вверенных им Атредейсов, стоит только оступиться.
Волновался и сам Дункан. Герцог и Хават уже успели сообщить об отдельной миссии, которая была для него приготовлена. Фримены... Айдахо изучил все о вольном народе пустынь. Если бы это "все" еще давало хоть какое-то понимание. Ученые знали отвратительно мало. Флора и фауна, дистикомбы, погодные условия. Язык фрименов, их история, некоторые традиции - это изучить было можно. Но книги, фильмы и доклады не давали представления о том, чем они дышат. Как живут. Что у них на уме. Это ему предстояло выяснить самостоятельно.
Но сначала...

Дункан обернулся и встретился со строгим взглядом Пола Атрейдеса. Мальчишка словно подрос за то время, что они не встречались в тренировочном зале. Впрочем, ему так казалось почти всегда: на-герцог рос "не по дням, а по часам", только рост этот был не физическим. Рост был виден во взгляде. В речах. В манере говорить. Вот и сейчас: канючит как подросток, совсем по-детски, а во взгляде уже промелькивают стальные нотки. Однажды он взглянет на Айдахо, отдаст ему приказ, и тот сможет только подчиниться. А пока...

Говорил, — подтвердил он, с трудом сдерживая улыбку, — Схватываешь, — согласился, следуя за ходом мысли наследника Атрейдесов, — Но нет, — он легонько ткнул парня в грудь и продолжил путь.

Дункана забавляло, как наивно и по-детски Пол напрашивался ему в компанию и как при всех своих взрослых качествах, совершенно по-детски не желал принимать отказ. Соревноваться с мальчиком или его матерью в хитростях переговоров он не собирался. Но и он кое-что знал о том, как перевести разговор в нужное русло. Или просто уйти от ответа.

Мальчик был прав. Не хотелось этого признавать, но прав во многом. Неизвестно, как много удастся ему и Хавату сделать за грядущие две недели. И сам Пол действительно был прекрасно подготовлен. И все-таки. У всех: у него, у Хавата, у герцога, были веские основания не торопиться с переездом. И тем более с переездом наследника. Арракис таил в себе много опасностей, о которых Пол и не подозревал, несмотря на всю свою проницательность. И это было к лучшему. Неизвестно, не стали ли бы новые факты причиной поспешных выводов, необдуманных поступков и еще более ярого желания немедленно оказаться на месте событий. Совершенно взрослый ум сочетался с юношеской горячностью. И по мнению Дункана, это сочетание очень плохо вязалось с понятиями безопасности.
В веселом взгляде промелькнула грусть. Пол так легко готов был расстаться с родной планетой, что оставалось только ему позавидовать. Его решительности, горячности. Его смелости. Сам Дункан покидал Каладан с тяжелым сердцем, не зная, предстоит ли ему еще сюда вернуться. Не зная, что его ждет там, в этих чужих и суровых песках.

Но сейчас они здесь. И этот пострел стоит перед ним, удивительным образом сочетая в себе совершенно взрослую мудрость с совершенно детской непосредственностью. И от этого теплело на сердце. Было ли дело в том, что ему давно стоило завести собственных детей и радоваться тому, как растут они и упрашивают его о чем-то, что точно нужно запретить во имя их собственного блага, или же в том, что Пол воплощал собой все черты Атрейдесов, за которые Дункан был предан этой семье, и умножал их - он не задумывался. Честь, достоинство, честность, верность слову, ум, доброта. Не так уж много было нужно, чтобы растопить это большое сердце.

Выжидание — хорошая тактика, — назидательно изрек Дункан, перестал игнорировать на-герцога и полностью обратился вниманием к нему, — Научись терпению и будешь вознагражден, — впрочем, не очень ясно, чем. Дункан фыркнул, поражаясь, как высокопарно звучат его собственные слова, — Ладно, мудрости оставим для Хавата и твоей матери, у них это получается куда лучше. Хотя немного терпения пригодится и в бою. Не торопись кидаться в жерло вулкана, ты не хуже меня знаешь, какие опасности нас ждут на Арракисе. За две недели мы, я и Хават, сможем обнаружить хотя бы часть из них. Ехать туда сейчас попросту безрассудно.

Он рассеянно провел рукой по спутанным волосам.

Я уезжаю через два дня, — он ухмыльнулся, окидывая Пола оценивающим взглядом, — И хорошо было бы разок тебя погонять за это время.

+4

4

- Терпение? Оно вывело тебя с Гьеди Прайм? - спрашивает Пол тоном, за который мать, услышь она это, немедленно бы отдернула его за манеры, - для чего ты учишь меня сражаться? Чтобы я слушал про терпение? Ты ведь был немногим старше меня. Дункан!

- Это было подло! - Пол, в пятый раз за полчаса оказавшийся на земле, хватает выпавший из его рук деревянный клинок и поднимается сам, игнорируя протянутую руку.
Этот тяжелый, выточенный из белого каладанского дуба клинок ему подарил отец на десятилетие, он легко ложится в руку, но замедляет реакцию, - из этой стойки не атакуют слева!
- В бою не играют честно, милорд, - Гурни отвечает улыбкой на праведную ярость в глазах ученика, - ни одна канализационная крыса из трущоб не будет почтительно кланяться вам, приглашая на поединок. Они нападают исподтишка и никогда не играют честно. Поэтому и вам порой, следует быть не благороднее, а хитрее.

Пол идет рядом с Дунканом, приноравливаясь к его широкому шагу, старательно ищет слова для спора и не находит. Он знает, что Дункан прав. Об этом же твердит ему отец, когда говорит о будущем великого Дома Атрейдес, этому же учит его мать, рассказывая о тайнах Пути Бене Гессерит.
Они все правы и разумом Пол понимает это, но его сердце не хочет соглашаться.
Сердце напоминает ему о мутных, тревожащих снах, полных крови и солнца. Полных пыли, песка и смерти.
О них он не рассказывал даже отцу, только матери. И еще Дункану.

Как объяснить то, что едва понимаешь сам? Как облечь в слово чувство острой тревоги и не сойти за нервного, избалованного мальчишку-герцога, стремящегося получить желаемое во что бы то ни стало?

Мне кажется, поедь я с тобой, ты останешься жив.
Я чувствую, что отец совершает ошибку.
Я знаю, что ты мне не поверишь.

Чуется, кажется, видится - слова, что пристали женщинам. Тем, что падает в обморок от вида мертвой птицы или дохлой рыбы, которую выбросил на берег шторм.
Самонадеянно, глупо. Слишком по-детски.

- Целых два дня, - Пол старается придать своему голосу деловую беспечность, смотрит на то, как металл крыльев орнитоптера отражает свет как матовое стекло, как обточенная слюда, - тогда давай уедем куда-нибудь. Возьмем лодку? Меня тошнит от сидения на одном месте и блуждания по коридорам, по которым раз в полчаса бегает Наннета или Ирма с криками о том, что кончились большие коробки и любимое зеркало Леди Джессики не влезает ни в одну из оставшихся целиком и придется снять раму. Или в горы. Помнишь, ты водил меня в горы, когда обучал читать следы?

+3

5

Дункан, продолживший свой путь и отвлекшийся было, наблюдая за рабочими, готовящими топтер, резко повернулся к Полу и смерил его жестким взглядом.

— С Гьеди Прайм меня вывела удача, и не более. Надеюсь, тебе подобная не пригодится.

Удача и добрые люди. Случись что, он хотел бы, чтобы рядом с на-герцогом оказались добрые люди и пара удачно сложившихся обстоятельств. Но еще больше Айдахо хотел, чтобы юному Атрейдесу никогда не пришлось испытать то, через что прошел он сам. Он не сомневался, что Пол еще набьет своих шишек, наделает своих ошибок, что жизнь мальчика не будет беспечной и неомраченной. Тучи сгущались над Каладаном, и в тучах этих явно виднелись силуэты арракийских дюн. Но он был намерен сделать все, от него зависящее, чтобы на-герцогу не пришлось в одиночку бежать с чужой планеты, не зная, куда, не зная, зачем, и надеясь в лучшем случае спасти свою шкуру, а в худшем - умереть не слишком болезненно.

Дункан тяжело вздохнул и чуть смягчил тон.

— Я учу тебя сражаться, чтобы ты как можно дольше оставался в живых. А не лез в пекло с мечом наголо. Хороший боец вступает в бой по необходимости, а не из прихоти. Так что терпение тебе пригодится, — он криво улыбнулся уголком рта. Окинул взглядом на-герцога, подмечая мелкие детали — упрямо поджатые губы, встревоженный и прожигающий взгляд. Он не отступится. За словами мальчика стояло нечто большее, чем простая юношеская прихоть. Айдахо понимал это, но ничем не мог ему помочь.

— Твоя смелость похвальна. И все-таки... — голос стал мягче, Дункан похлопал Пола по плечу, — Не спеши покидать Каладан. Расставаться с домом труднее, чем ты думаешь. И в этом нет необходимости. Никто из нас не стал бы удерживать тебя здесь, если бы ты был нужнее там. Твой отец хорошо понимает, что такое долг, и если бы долг того требовал, он бы позволил тебе лететь на Арракис. Сейчас же это бессмысленный, бесполезный риск.

Он отвернулся, закидывая рюкзак в кабину топтера, оглядывая ее на наличие необходимого для полета и пряча в ее тени хмурое лицо. Мальчик отчаянно рвался в бой, а Дункан бы многое отдал, чтобы задержаться на Каладане подольше. Встретить пару лишних закатов, вдохнуть запах свежей травы, промокнуть под дождем, окунуться в ледяную воду озер. Эта планета стала ему домом, и терять дом во второй раз было тяжело. А в том, что он сюда не вернется, он был уверен.

Голос Пола заставил его отключиться от мрачных мыслей и обернуться уже с привычной веселой усмешкой.

— Это уже другой разговор, — одобрительно кивнул Айдахо. Он бы предпочел, чтобы это время на-герцог потратил на тренировки, но, похоже, отвлечь юного Атрейдеса от волнений и размышлений было лучшим, что он мог сейчас сделать. Спокойный ум важнее натасканного тела.

— Чтобы отправиться в горы, нужно время, а у меня его не так много. Но есть идея получше. Думаю, тебе понравится, — он заговорщически подмигнул на-герцогу и запрыгнул в кабину орнитоптера, — Увидимся вечером, — он запустил двигатели.

Стоило спросить разрешения герцога и обсудить дело с Хаватом, но Айдахо был уверен, что они согласятся. Небольшая прогулка по вечерним улицам города в его компании абсолютно безопасна и при этом встряхнет наследника и поможет ему отвлечься. К тому же, мальчику не мешало бы увидеть что-то за пределами замковых стен и проторенных маршрутов.  Мир простолюдинов обещал поразить на-герцога своим многообразием. И пусть лучше он поражается ему здесь, на Каладане, чем рвется изучать планету, на которую сам Айдахо опасался ступать, не проверив трижды местность.

Отредактировано Duncan Idaho (Вс, 16 Янв 2022 20:00:02)

+3


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Вечно молодой, вечно пьяный


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно