All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » put it on the line


put it on the line

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

put it on the line

https://i.imgur.com/XR4OTGt.jpg

Cal Kestis //
// Ahsoka Tano

Rishi; 14 BBY

Keep on fighting for the things that we trust
Everybody's got a lesson to learn
Everybody's got a fire to burn

Отредактировано Ahsoka Tano (Вс, 19 Дек 2021 21:59:15)

+1

2

Внешнее кольцо нельзя было назвать безопасным местом, как и, впрочем, всю галактику, но здесь хотя бы можно спрятаться от посторонних глаз.
Риши — планета для галактических пиратов, контрабандистов и прочего “сброда”, которые скрывались от закона. На Риши приходилось глядеть в оба — если даже кто-нибудь из завсегдатаев кантины в порту не оскорбится за случайный взгляд, то ловкие обезьящеры обязательно что-нибудь стащат.
Хорошо, если это еда, а не световой меч — поймать-то их сложно.

Прогуливаясь под деревянному настилу в порту, Кэл регулярно слышал ругательства (в основном на хаттском) обладателей пирогов, карманных датападов, комлинков и прочей мелочи, которые эти ловкие звери способны унести на другой конец улицы за долю секунды.

На Риши никому не было дела до конфликтов с Империей, патрули штурмовиков не ходили по местным улицам и не устраивали облавы с проверкой документов. На Риши никто не спрашивал, не поддельная ли твоя ID-карта, никто не проверял сигнатуры звездолетов — всем плевать, откуда ты прибыл и что здесь вообще забыл. Не ведись на провокации, не нарывайся на приключения и…
Ходи без Гриза. Мало ли, вдруг он кому-то и здесь задолжал.

Не так давно их команда облюбовала небольшой дом в стороне от порта в местной деревне. Все мутные личности предпочитали обитать в гостиницах неподалеку от импровизированного космопорта — так им проще быстро смыться, в случае чего.
Так, конечно, удобнее, но команде “Богомола” не стоило привлекать к себе лишнее внимание. Трое представителей человеческой расы, одна датомирка и латеронец.
Казалось бы, более странной компании представить нельзя, но Кэл смотрел на местных и понимал, что они еще так, ничего.

Этим утром его разбудила тревога. Кэл резко сел в постели, потер ладонью лоб и поморщился. Ощущение отогнать он даже не пытался — оно пульсировало, отдаваясь в Силе и не позволяло от себя отвлечься.
Нужно отследить источник. У Кэла не слишком хорошее предчувствие, но он все равно решил проверить. Мало ли что.

Отголосок Силы он ощутил где-то из глубины джунглей. Кэл ни разу не заходил далеко в эту чащу.
Туда вела лишь небольшая тропа, но достаточно широкая, чтобы по ней проехать на мотоспидере.
Ну, что же, его ждала аренда.
Кэл пересчитал кредитные чипы, что лежали в одном из карманов штанов. Негусто, но должно хватить.

Неприветливый викуэй лишь покосился на молодого парня с дроидом на плече и указал на три спидера, называя разную цену. Кэл едва не присвистнул — дороговато!
На первый, в более лучшем состоянии, чем остальные, ему точно не хватит.
На второй хватит впритык. На третий — еще что-то останется. На это “что-то” даже будет возможно купить в кантине стакан гизерского эля, если бы ему захотелось выпить.
Такого в планах джедая не было, но кредиты могли бы еще пригодиться. Ничего не поделаешь, придется взять третий.

— Что скажешь? — Кэл обратился к БиДи, когда викуэй получил кредиты и выдал в их распоряжение спидер. Дроид высунулся из-за плеча, быстро просканировав спидер. Вероятно, до нужного места они доедут. К счастью, портативный сварочный аппарат у Кэла всегда с собой.

Спидер завелся только с третьей попытки, но у Кэла получилось привести его в движение.
Ехали они медленно, впрочем, тем лучше — так он смог сосредоточиться на своих ощущениях, чтобы отыскать нужное место, где почувствовал возмущение в Силе еще утром.

Джунгли становились все гуще, а ощущения — тревожнее. Источник энергии Кэл не мог пока распознать. Что-то темное, но отдавалось неким отголоском. Что-то спрятанное и это требовалось отыскать.
Кэла все еще не оставляла тревога, но он двигался навстречу этому странному ощущению. Будто бы в пасть сарлакка нырять собрался. Невеселое сравнение, конечно.

Он остановился возле небольшой пещеры, больше напоминающей шахту. Источник Силы фонил оттуда, но…
Кэл не успел сделать и шага, как почувствовал еще чье-то присутствие. Как ни странно, в нем не было никакой опасности.
— Кто здесь? — громко позвал джедай, на всякий случай положив ладонь на рукоять меча под пончо.
В любом случае, он должен быть осторожен.

+1

3

Задача Асоки в этот раз была предельно простой: тихо и неторопливо добраться до Риши, забрать у посредника подготовленный груз и так же тихо перевезти его на базу одной из повстанческих ячеек, которым она помогала. Вникать в то, какими незаконными способами добыт этот груз, не стоило.

В последнее время все чаще приходилось отступать от высоких принципов и идти на сделки с совестью, сотрудничать с теми, кого раньше призвала бы к ответственности. Большинство контрабандистов и членов криминальных синдикатов хоть и не поддерживали повстанцев, по крайней мере тоже не рады были имперской власти.

Впрочем, власть республики они тоже вряд ли когда-то приветствовали.

Система Риши была одним из многих мест, куда империя не особо спешила протягивать свои длинные загребущие руки. Когда-то на луне этой планеты располагалась республиканская станция наблюдения. Жизнь за гранью закона в системе тогда немного притихла. После, когда война прекратилась и республики не стало, она снова забила ключом: империи не было дела до еще одного уголка, где пираты и контрабандисты собираются, чтобы выпить, подраться и обменяться историями о своих подвигах.

И даже если имперская разведка и подозревала, что именно из таких мест повстанцы получают часть своего снабжения, ресурсы на «упорядочивание» пока что не выделяли.

Добытчиков вроде Асоки это радовало.  Ее старенький грузовичок — «Болтун» — разболтанная тарахтелка, на которую мало кто дважды посмотрит, подходил для миссии как нельзя лучше: хорошо вливался в подобное окружение.

По документам он принадлежал одной мелкой компании-перевозчику, занимавшейся поставками для не менее мелких агропредприятий в секторе Абрион. При поверхностном знакомстве он вполне мог удовлетворить любопытство случайно встреченного имперского патруля, не вызвав особых вопросов — медикаменты и рационы всегда ходовой товар, даже в системах, производящих сырье для этих продуктов. А внешний потрепанный вид корабля почти гарантировал, что им вряд ли заинтересуются пираты: на таком «старом корыте с болтами» ловить обычно нечего.

Когда «Болтун» вошел в атмосферу Риши, на приборной панели замигали предупреждающие огоньки: левый двигатель засбоил, будто бы подтверждая статус «старого корыта». Асоке это не понравилось. Несмотря на то, что выглядел грузовичок весьма побитым жизнью, всю начинку она лично поддерживала в отличном состоянии.

Если бы у нее в команде был астромех, она бы, пожалуй, попыталась дотянуть с его помощью до ближайшего поселения. Но в одиночку рисковать свалиться на головы ничего не ожидающим местным жителям не хотела. Пришлось сажать «Болтуна» прямо посреди джунглей, пока двигатель все еще кое-как тащил.

В пылу своего раздражения неудачной посадкой вдали от цели она не обратила внимания на колебания в полотне Силе, окутывавшем планету. Но после того, как двигатели умолкли, а сама она с облегчением выдохнула, волнение коснулось ее и стало вполне осязаемым. Что-то еще не происходило, но уже уверенно собиралось произойти.

Заблокировав приборную панель, Асока выбралась из корабля. Вряд ли кто смог бы не просто случайно отыскать его посреди джунглей, но еще и поднять в воздух с одним неисправным атмосферным двигателем, но подстраховаться никогда не было лишним. В конце концов, джавы и их единомышленники, готовые стащить все, что плохо лежит, водились на многих планетах.

Воздух вокруг был влажным и тяжелым. Асока втянула его носом, будто собиралась на нюх определить, что за явление заставляет полотно Силы трепетать. Что-то неживое и чуждое звало к себе. Что-то совсем не похожее на ловушку и, в то же время, своей непохожестью крайне настораживающее.

Она сомневалась.

Перед ней стояла первоочередная задача: починить корабль, забрать груз. Но Сила настойчиво дергала за пронизывавшие ее душу нити, подталкивая к тому, что Асока стремилась совершать всю свою жизнь: следовать Ее воле.

Ловушка или нет, а она обязана была отыскать источник возмущения и разобраться, что происходит.

Вздохнув, Асока зафиксировала координаты «Болтуна», чтобы потом без проблем отыскать путь обратно, и проверила снаряжение. Голенища ее сапог были достаточно высокими и широкими, чтобы скрытно от случайного постороннего взгляда разместить рукояти закрепленных в них световых мечей. При тщательном обыске их было, конечно же, не укрыть, поэтому обычно она хранила их в тайном отделении на корабле. Но сейчас возможность защититься от неизвестной угрозы перевешивала опасение раскрыть себя как джедая.

Сквозь цепкие заросли темно-зеленой ришийской растительности она пошла на настойчивый зов Силы, настороженно прислушиваясь к окружению: уж очень все здесь напоминало ей о Васскаше, где ей довелось провести не самые приятные дни в своей жизни. У пещеры, которая, казалось, и была источником коснувшегося ее волнения, Асока остановилась.

Издали, приглушенный обманчиво мягким покрывалом джунглей, донесся гул. В нем она распознала звук плохо отлаженного двигателя одинокого спидера.

Асока успела отступить под прикрытие зарослей, прежде чем на поляну рядом с пещерой вышел человек в компании маленького исследовательского дроида. Совсем молодой по человеческим меркам, он ощущался в Силе знакомо: маленький рыжий огонек из прошлого. Но очерченный темными, тревожными тенями.

Она насторожилась, когда он заговорил и потянулся к чему-то скрытому под пончо — вероятно, оружию. Он не излучал агрессии, но витавшие вокруг него тени не вызывали доверия.

— Не стреляй! — подала она голос и медленно вышла из скрывавших ее зарослей, приподняв руки в универсальном миролюбивом жесте. — Меня зовут Ашла.

Этим именем она начала представляться настолько давно, что уже не задумывалась, называя его вместо настоящего. В конце концов, именно так ее звали согласно поддельным документам. Тогда как Асока Тано официально погибла вместе с рухнувшим на пустынную луну «Трибуналом».

— У меня двигатель засбоил, не дотянул до города. Пришлось садиться посреди джунглей и идти искать помощь. А ты здесь живешь?

Она кивнула на пещеру. Источник волнения, таившийся в ее глубине, ощущался совсем несходно с рыжеволосым юношей, а сама пещера не походила на жилище. Но кто знает, какие странности могут скрываться посреди джунглей, где редко ступает нога разумного существа?

+2

4

Он уже привык реагировать на опасность. Никогда не знаешь, где именно может застать имперский патруль. Кэл слышал, что Империя собирает сырье во многих системах, а джунгли Риши хранили в себе много тайн. Без оружия и подготовки сюда лучше не соваться, мало ли что. Если не Империя, так местные банды всегда могли устроить засаду для очередного простофили в поисках приключений.

По-хорошему, лучше и в одиночку-то здесь не ходить, но джедай мог за себя постоять, порой даже без помощи Силы и применения светового меча.
Поэтому на всякий случай он внимательно оглядывался вокруг, стараясь понять, кого именно встретил сейчас в таком месте.

Ответом Кэлу стал шорох зарослей и просьба не стрелять. Кэл не успел мысленно проанализировать возможного оппонента, как ему навстречу вышла тогрута.
Удивиться он тоже не успел — на Риши часто бывают представители разных рас, а эта девушка не стала первым их представителем, которых он встречал.
БиДи выглянул из-за плеча Кэла, тоже с любопытством рассматривая незнакомку. Кэл же осторожно ее изучал, стараясь что-нибудь понять по внешнему виду.

Возраст определить трудно — кажется, чуть постарше его самого или они ровесники. Тут, впрочем, трудно сказать, учитывая чужие расовые особенности.
Оранжевая кожа с белыми узорами, бело-синие монтралы и лекку, голубые глаза… Ничего сверхъестественного для таких, как она.

Угрозы от нее тоже не исходило, но Кэлу не давало покоя странное чувство. Словно в обществе этой незнакомки он мог расслабиться, не будучи готовы каждую минуту схватиться за меч, чтобы отразить неожиданную атаку, довериться ей…
В Силе пульсировало что-то знакомое, старое, почти забытое… Только никак он не мог поймать, что именно.

— Кэл, — он кивнул Ашле. Рука, что была готова схватить меч, расслабленно повисла вдоль бока, пока джедай сделал шаг вперед, чтобы лучше рассмотреть собеседницу.
Одета достаточно практично для такой местности, хотя и выглядела растерянной, словно не ожидая оказаться посреди джунглей. Впрочем, ее объяснение все расставило по своим местам.

— Здесь? — он сдержал смешок, оглядываясь в сторону пещеры, откуда все еще тянуло неприятной, но не слишком сильной, тьмой. — Ох, нет, здесь я тут… по делу. Хотел проверить эту пещеру, там, кажется, что-то есть.
Он не стал распространяться, что именно. Уже пять лет в галактике под запретом даже слова “Сила” и “джедаи”. Большинство мертвы, остальные прятались. Друг от друга — тоже.

И все же, Ашла показалась ему достаточно безопасной. Старое, почти забытое, чутье шептало, что он мог ей довериться, но пока не раскрывать себя.
Ашла напомнила некий призрак прошлого, почти как Цере при первой встрече. В отголосках старой памяти замелькали лица — совсем юные, с огнем интереса в больших еще детским глазах и полные надежды когда-то в будущем достичь мастерства.
Более взрослые, почти у каждого длинная тонкая косичка касалась грубой ткани джедайской робы.

Рыцари с решительным видом, отдающие команды солдатам-клонам, еще не подозревая, что те будут позже стрелять в спину своих генералов без сожалений.
Мастера из Совета Джедаев с обеспокоенными лицами, но молчаливые — чтобы не нагнетать.
Где-то там на фоне всего этого смешались фигуры людей и инородцев, где-то там почти мелькнуло узнавание… и снова ускользнуло. Вот крифф!

— Мы раньше не встречались? — Кэл не выдержал и задал этот вопрос. Вполне возможно, что Силу путала темная энергия из пещеры, поэтому образы в голове всплывали обманом.
Связь с Силой, восстановленная им недавно, все еще не слишком устойчива. Сколько бы не призывали воспоминания о мастере Тапале верить только ей, но Кэл уже знал, насколько коварной может быть Темная Сторона.
До сих пор Трилла замолкала, глядя в одну точку и предпочитала оставаться наедине, ни с кем не разговаривая.

— Насчет твоего корабля… — Кэл бросил выразительный взгляд за спину Ашлы, где виднелись немного примятые листья деревьев. — Я могу посмотреть, что с ним, но только после того, как проверю пещеру. Ты можешь подождать, а можешь составить мне компанию. У тебя есть оружие? На всякий случай.

Кэл не лукавил. Пусть у него не такие развитые навыки механика, — звездолеты он часто разбирал на запчасти, а вовсе не ремонтировал — но хотя бы мог примерно сказать, что именно случилось с транспортом Ашлы. Какие запчасти ей могут понадобиться и к кому на Риши лучше всего обратиться.
Про Гриза на всякий случай лучше пока не говорить — Кэл уже запутался, кому задолжал латеронец и за сколько кредитов снесут голову кому угодно из его команды.

+2

5

Рыжеволосый юноша представился Кэлом — хорошо знакомым Асоке именем, принадлежащим совершенно другому человеку. Из памяти понялась целая волна воспоминаний. Он вряд ли мог хоть как-то быть связан со старым мандалорским воином или его кланом, но это сходство имен было странным, необычным.

Когда-то ее учили, что совпадений не бывает. Но порой иного объяснения она не находила.

И было в Кэле еще что-то.

То первое впечатление, которое он произвел, как только она его увидела и почувствовала его отпечаток в Силе. Как пустые контейнеры, оставленные в трюме на несчетное количество рейсов, или вечно разбросанные инструменты на столе в мастерской: ты всегда знаешь, что они там, и почти не замечаешь их присутствия, а когда их не станет, никак не можешь понять, чего же тебе не хватает.

Кэл вызывал у Асоки сходное ощущение.

Только вместо пустого места, на котором когда-то находилось что-то привычное, у нее был он, без привычного места, которое она смогла бы определить для него в своем прошлом. Маленький кусочек головоломки, выпавший из общей картины.

Она задумчиво склонила голову, внимательно вгляделась в его черты. За последние годы ей приходилось контактировать с огромным количеством разумных всевозможных рас. Всегда мимолетно, не спрашивая чужих имен, не пытаясь вникнуть в чужие истории, которыми собеседники не спешили делиться.

— Раз уж мы оба здесь, то можем спуститься в пещеру вместе, — отложив решение этой загадки на потом, согласилась Асока. И, улыбнувшись, шутливым тоном добавила: — Если вдруг найдем там сокровища, мне будет чем заплатить за твои услуги.

Не стоило признаваться, что помощь с ремонтом ей не нужна — все техническое обслуживание «Болтуна» она всегда выполняла сама. Но поддержать уже озвученную легенду всегда было хорошим вариантом. И не отпускать Кэла в пещеру одного — тоже.

Кто знает, может его появление здесь — еще одно невозможное совпадение. А может он, как и она, почувствовал темное присутствие там, в глубине. И даже если у него не было злых намерений в отношении того, что таилось в пещере, он мог оказаться в опасности. Асока всего лишь хотела за ним присмотреть.

— Что ж, пойдем, — она прикоснулась к теплому пыльному камню, из которого состояла кривоватая низкая арка входа в пещеру. Скрытый в ней сгусток тьмы все так же будоражил ткань Силы. — И не волнуйся. Если сложится необходимость, я смогу себя защитить.

Одновременно обнадеживающее обещание и предупреждение. Она и правда могла справиться с многими противниками, даже не прибегая к своему привычному оружию.

— А внутри, кажется, темновато, — отметила она, сделав первые осторожные шаги внутрь. Ее острое тогрутское зрение быстро адаптировалось к недостатку освещения, но как насчет человеческого зрения Кэла? — Не подсветишь нам, малыш?

Исследовательский дроид, поняв, что она обратилась именно к нему, с энтузиазмом присвистнул. Потом глянул своими огромными глазами-фоторецепторами на хозяина, будто ожидал разрешения, и ловко спрыгнул с его плеча. Через мгновение путь перед Асокой осветился лучом небольшого прожектора.

Пещера оказалась заброшенной шахтой. Под ногами у них виднелись остатки старых, врезанных вглубь каменистой поверхности рельс для движения вагонеток, над головой виднелись хлипкие с виду опоры, поддерживающие низкий свод.

— Не нравится мне здесь, — Асока поглядела вверх, на мелкую пыль, осыпавшуюся с потолка. — Ты уверен, что здесь есть что-то интересное? — Темное присутствие ощущалось чуточку сильнее, ближе. — И как насчет кого-нибудь, кто знает, что ты сюда пошел? Опоры выглядят не очень надежными. Было бы неприятно попасть здесь под завал и знать, что никто не станет нас искать.

+2

6

Весь тот путь, который он прошел от Бракки, был фактически предназначен ему одному. Цере давала советы, Гриз управлял кораблем. Меррин спасла их из воды на Нуре, но по большей части — он все сделал сам.

Кэл привык никому не доверять после падения Ордена, даже Прауфу не рассказывал всего, хотя друг и не спрашивал.
Цере и Гризу он рискнул довериться, позже — Трилле и Меррин. Ни разу — случайному встречному, не знав, на кого этот встречный может работать.

Даже если любой незнакомец не имел никакого отношения к Империи, за джедаев слишком хорошо платят.
Кэл всегда обращался к Силе, реагируя на малейшую искру тревоги.
Сила молчала и спокойно окутывала его и Ашлу, не посылая никаких сигналов. Значит, тогрута если и не заслуживала доверия, то хотя бы не принесет ему неприятностей.

Зато пещера — еще как могла это сделать. Разумеется, Кэл все равно пойдет внутрь. Бывали ситуации и похуже этой.
Плохое предчувствие немного отпустило. Кэл решил пока довериться своей новой знакомой, хотя и не терять бдительности.

— Хорошо. Будем ориентироваться согласно обстановке, — Кэл машинально пригладил волосы, заходя в пещеру.
Темнота вокруг накрыла их, словно одеялом. Ощущение Темной стороны оттуда будто бы скользнуло вокруг него, но пока не пыталось проникнуть в сознание.

БиДи, услышав просьбу Ашлы, покосился на Кэла, тот кивнул. Пещера наполнилась тусклым светом.
Рука Кэла чуть дрогнула — он едва не потянулся к световому мечу, чтобы осветить этот тоннель лучше, но вовремя одумался. Несмотря на то, что тогрута не вызывала подозрений, глупо вот так демонстрировать то единственное оружие, за которое ловила Империя без разбора.

Кэл прищурился, двигаясь медленно и ожидая когда глаза привыкнут к темноте. Минуты через две стало легче.
— Я не думаю, что здесь есть сокровища, но… Определенно мы внутри что-то найдем, — объяснить он ей не мог, что именно. Кэл и сам не знал, что скрывало внутри это место, куда его тянуло с самого утра.

Заброшенная шахта, вот в чем дело. Подошва ботинка скользнула с рельса, когда Кэл сделал очередной шаг и едва пошатнулся, хватаясь ладонью за влажный камень стены.
— Мне тоже, если честно и… По крайней мере, один человек знает, что я отправился в эту сторону. Возможно, найдут по спидеру снаружи, но… — Кэл вздохнул и остановился. — Ашла, это… сложно объяснить. Я просто… чувствую, что должен быть здесь…

Кэл смущенно отвернулся, не зная, как сказать ей правду. Рассказать, что ощущение в Силе не оставляло его в покое. Кэл знал, понимал и чувствовал, что шел прямиком в странную ловушку и не должен был подвергать такой опасности незнакомку.
БиДи, словно почувствовав настроение друга, издал короткую печальную трель.

Проход закончился достаточно быстро, выводя их обоих в тупик. Там обрывались рельсы, рядом с ними валялась старая вагонетка — пустая и наполовину разрушенная.
— И это… все? — Кэл остановился, растерянно оглядывая представшую перед ними картину. Ощущение тьмы только усилилось. Кэл никак не мог понять, откуда она исходит и оглянулся.
БиДи продолжал освещать пещеру.

Кэл сделал несколько шагов вперед, отходя к стене. Постучал по ней кулаком — звук достаточно плотный и тихий. Значит, за стеной ничего нет.
Он сделал еще один шаг и не сразу понял, что пол под ним провалился.
— Крифф! — джедай выругался, но успел сгруппироваться, прежде чем приземлился на бок. В плече и бедре тут же стрельнуло болью.

— Осторожнее! — запоздало крикнул он, задрав голову, чтобы Ашла не повторила его падение. БиДи показался на краю образовавшейся ямы, не выключая фонаря. — Посвети мне тут. Возможно, тут есть стена, где я могу зацепиться.
Кэл снял с пояса когти верхолаза, которые нашел на Датомире. Надеть он их не успел — небольшой сквозняк сзади едва коснулся его шеи.

Кэл сделал знак дроиду, чтобы он направил луч света туда.
— Кажется, здесь потайной ход…
Он развернулся и сделал шаг вперед. Тьма оттуда звала и манила, но Кэл не чувствовал, что она затмевала разум.

+1

7

Когда Кэл вдруг остановился, Асока удивленно обернулась к нему. В полотне Силы вокруг них двоих встречными волнами всколыхнулось сомнение. Не мог он своими словами подразумевать то, что, как ей казалось, подразумевал.

«Я просто чувствую, что должен быть здесь».

То самое чувство, что владело и ею с момента вынужденной посадки «Болтуна» посреди джунглей. Она прекрасно знала, что причиной ему была ее связь с Силой. Именно Сила вела ее и указывала, что она должна сейчас находиться здесь.

Могла ли Сила вести и Кэла?

Слишком многих джедаев истребили после Приказа 66, а некоторых из тех немногих, кто остался в живых, постигла еще худшая участь: они пали на темную сторону, примкнув к Инквизиторию. И только малая часть сумела схорониться среди миллиардов других разумных в галактике. Затаиться, как затаилась она сама, дожидаясь времени, когда безопасно будет хотя бы высоко поднять голову, не говоря даже о том, чтобы без открыто признаваться в своей чувствительности к Силе.

На вид Кэлу было не больше двадцати — слишком взрослый, чтобы оказаться необученным чувствительным, случайно раскрывшим свои способности уже после падения Ордена. Но достаточно молодой, чтобы пять лет назад носить звание падавана.

Асока только головой покачала в ответ своим мыслям. Слишком сильно ей хотелось, чтобы теплое ощущение узнавания, окутавшее ее в момент их встречи, оказалось чем-то настоящим. Чтобы Кэл оказался одним из тех мальчишек, с которыми она, может быть, даже тренировалась в том же зале или сидела за соседним столиком в библиотеке.

Слишком сильно хотелось, чтобы кто-то заполнил собой пустоту в Силе, зияющую на месте тех, кого она знала: Энакина, Оби-Вана, мастера Пло, мастера Ти, магистра Йоды…

Обманывать себя пустыми надеждами было глупо.

Их цель, тем временем, становилась все ближе.

Чем больше они углублялись в шахту, тем четче Асока ощущала вязкую, непроницаемую тьму, окутывавшую привлекший их источник волнения. Как адептка светлой стороны, она с отвращением и настороженностью прислушивалась к его зову. Краем глаза и сквозь Силу следила за Кэлом: как он реагирует? Чувствует ли душевный подъем? Азарт?

Когда проход, по которому они шли, вдруг закончился тупиком, ее саму охватило удушливое разочарование. А в следующий миг у Кэла, отошедшего ближе к стене, пол ушел из-под ног —провалился на нижний уровень. С потолка тут же посыпались мелкие камешки вперемешку с пылью, в очередной раз напоминая Асоке, почему она никогда не любила старые заброшенные шахты.

— Ты в порядке? — осторожно поглядывая вниз с края обвала, взволновано спросила она, хоть можно было и не спрашивать: судя по тому, как деловито он принялся искать выход, падение его не травмировало. — Подожди, сейчас тоже спущусь.

Оценив высоту, решила, что сможет безопасно спрыгнуть, не прибегая к Силе и не вызывая лишних вопросов о своей невероятной ловкости. Маленький дроид Кэла неуверенно топтался по кромке. Для него было, пожалуй, слишком высоко.

— Давай, — кивнула она ему. И дроид с радостью запрыгнул ей на спину, крепко уцепившись в складки комбинезона. — Ну, держись.

Приземлилась она, как истинная тогрута: на все четыре. Мелкие камешки остро впились в ладони, но Асока их почти не почувствовала. Как и не заметила, когда маленький дроид спрыгнул на землю. Ее вниманием завладел источник темного волнения в Силе. Он был близко, очень близко — где-то по ту сторону лаза, который обнаружил Кэл.

— Ты прав, здесь что-то есть… — медленно проговорила она, не отводя взгляда от узкого прохода, почти что трещины зияющей в толще скалы. — Думаю, я смогу протиснуться и посмотреть, что там…

И, не дожидаясь ответа, двинулась к цели.

Нельзя было допустить, чтобы тьма, что скрывалась по ту сторону скалы, попала в руки к Кэлу. Сила привела ее сюда, чтобы она смогла первой найти ее опасный источник и забрать его. Обезопасить, защитить.

+1

8

Падать всегда больно. Даже если не со слишком большой высоты и с наименьшими потерями. Кэл еще раз потер и плечо, и бедро.
Ерунда, пройдет через минут десять. Возможно, останутся синяки, которые быстро пройдут после бакты.

БиДи наклонился ниже, трелью прозвучал вопрос на бинарном про стимы. Кэл покачал головой с легкой улыбкой.
— Не нужно, малыш. Я не пострадал, — последняя фраза была адресована не только дроиду, но и Ашле, заглянувшей в проем.

Кэл не стал ее отговаривать. В конце концов, несмотря на тот странный зов тьмы из расщелины, он почему-то верил в свою новую знакомую. Знал, что она способна постоять за себя… откуда?

Кэл не задумывался о том, где они встречались раньше, но почему-то был уверен, что уже знал ответ. Тот самый, осевший где-то на поверхности ряби в Силе, окружавшей их обоих.
Тот самый, который не говорят вслух в их опасное время, потому что…

Потому что они привыкли скрываться за эти пять лет. Потому что никому не верили, а некоторые даже не использовали Силу. Потому что молчали, прятались, использовали вымышленные имена.

Потому что пусть строчка кодекса джедаев говорит, что смерти нет, но никто из них не был готов раствориться в Силе так быстро.
Потому что они потеряли многое и многих и не хотели терять больше. Где-то внутри пульсировали едва ощутимые нити, связывающие с другими выжившими, горели легким огоньком надежды, что в этой галактике они не одиноки.

Мысли Кэла прервал легкий стук — Ашла спрыгнула вниз. Кэл невольно задумался, чем другие расы отличались от человеческой — у всех были свои особенности. Он знал, что тви’леки общались с помощью лекку, а эхолокация монтрал тогрут была вместо слуха.
Да, он определенно оценил приземление!

БиДи спрыгнул с ее спины и снова подбежал к Кэлу. Тот мягко улыбнулся и присел, протянув ему руку. Дроид запрыгнул на предплечье, шустро перебирая ногами и снова зацепился за ремень, удерживающий плечо, спину и грудь, а заодно и полы пончо.

Кэл выпрямился, наблюдая за Ашлой. Ее привлекла расщелина. Он заметил ее взгляд… Нет, она не просто ее заметила, она ее почувствовала.
Образ юной девушки-падавана с точно такой же внешностью мелькнул в памяти и рассеялся, словно некий призрак из прошлого. Того самого, где таких — юных учеников, следующих за своими мастерами — ждало еще какое-то определенно для них будущее.

Магистр Йода говорил, что будущее неопределенно. Знал бы он, насколько сильно был прав.
Наверняка ведь знал…

— Эй, подожди! — Кэл метнулся вслед за тогрутой, чьи бело-голубые лекку уже мелькнули на краю входа. Он выждал буквально минуту, протискиваясь вслед за ней. БиДи приподнялся выше, чтобы не поцарапать корпус об холодный темный камень.

Тьма ощущалась все сильнее, пока Кэл продвигался по расщелине. Проход оказался не слишком долгим, и он встал рядом с Ашлой, уставившись на…
— Голокрон? — прошептал Кэл, не веря своим глазам.
Все голокроны хранились в храме, где-то в архиве, который не был доступен джедаям ниже ранга мастера. Кэл видел всего два — один, что остался у Цере с обращением мастера Кеноби и второй, который нашел сам на Богано и уничтожил.

Этот совсем другой. В форме треугольника, мерцал красным и… Сила тьмы, что исходила от него, была ощутимой, возможно, способной навредить, если углубиться в нее.
Но Кэл все же себя контролировал.

+1

9

Необработанный камень настойчиво цеплял одежду, пока Асока протискивалась через узкий проход. Кто бы его ни выдолбил в скале, размером он был меньше тогруты или человека. Либо также мучился каждый раз, когда пробирался по нему на другую сторону.

Пыль забывалась в нос и щипала глаза, но Асока едва это чувствовала. Двигалась машинально, следуя за инстинктами и не обращая внимания на неудобства. В то время как мысли ее занимало другое: сгусток тьмы, затаившийся по ту сторону каменной стены.

Про Кэла, спешившего за ней следом, она и вовсе думать забыла. И только услышав его голос, удивленно обернулась.

Голокрон. Он сказал «голокрон».

Она осознала, что голокрон — это именно то, что она держит в руках. Гладкая пирамида из прозрачного материала, похожего на транспаристаль, оплетенная тонкой вязью золотых перемычек, излучала приглушенное красноватое сияние и обжигала касающиеся ее пальцы холодным дыханием тьмы.

Царивший в голове туман будто ветром сдуло.

Совершенно не понимая, как артефакт оказался у нее в руках, Асока бегло осмотрела пещерку, в которой они с Кэлом находились. Естественно образованная пустота в толще камня, грубо доработанная какими-то примитивными инструментами. Куча тряпья вместо постели. Остатки оберток от сухпайков… Тот, кто здесь обитал, не обладал ни эстетическим вкусом, ни особой чистоплотностью.

У стены, в выдолбленном в полу углублении, раньше определенно закрытом лежащим рядом камнем, валялась раскрытая шкатулка. Оттуда-то Асока, вероятно, и добыла голокрон. Но как и когда это сделала, вспомнить она не смогла.

— Кэл…

Она хотела спросить его, что он думает о произошедшем, но чуткий слух уловил шорох со стороны стены, противоположной от, через раскол в которой они сюда проникли. У пещеры, как оказалось, имелся еще один выход — или вход, зависит с какой стороны смотреть. И сейчас по нему кто-то пробирался.

Из лаза высунулся длинный, как у землеройки, нос пришельца, а потом послышалось встревоженное бормотание.

— Кто… кто пролез… кто забрал?! Сокровище, мое сокровище! Не допущу… не выпущу…

Бормотание отдалялось, и Асока поняла, что таинственный пришелец возвращается обратно по тоннелю, оставляя их с Кэлом наедине с голокроном и без ответов.

— Постой! — долго не размышляя, она сунула артефакт в карман комбинезона и ползком на бросилась через лаз следом за беглецом.

Она слышала его шуршащие движения и не прекращающееся бормотание все дальше и дальше — двигался он значительно быстрее нее. И все же сумела его не потерять, когда выбралась из поднимавшегося вверх тоннеля. Беглец бежал в сторону просвета в каменной толще, похожего на один из дополнительных выходов.

— Воры! — не прекращал он свое бормотание. — Воры пробрались к нам! Но я знаю, знаю, что делать…

— Постой, — крикнула ему Асока, выпрямляясь и кидаясь за ним. — Мы не воры! Мы просто хотим поговорить.

Беглец на мгновение замер, обернулся. В солнечном свете, пробивавшемуся через выход из шахты, Асока смогла рассмотреть его силуэт: сплющенная голова, длинный нос, небольшое округлое тело и тонкий, длинный хвост…

— Они уже здесь, они близко! — в панике забормотал он. — Но я защищу нас, мое сокровище! Они никогда отсюда не выйдут… и никто сюда больше не сможет пробраться. О, я знаю, знаю, что делать!

На мгновение Асоке показалось, что он собирается выбраться из шахты. Но в следующий миг она поняла, что в когтистой лапке у него зажат детонатор, а рядом со входом нагромождена куча взрывчатки.

— Ложись!

Слово, заученное во времена войн клонов до уровня рефлекса, сорвалось с ее языка раньше, чем она успела еще что-либо сообразить. Тело, повинуясь тому же рефлексу, повалилось на землю. А Сила, ведомая инстинктом, сгустилась перед ней плотным щитом.

Потом был оглушительный грохот взрыва. И пыльная, безмолвная темнота.

+1

10

Тьма, которая исходит от голокрона, говорит больше, чем его внешний вид. Кто бы его ни создал — это был не джедай.
Когда-то, еще в самом начале обучения, магистр Йода рассказывал им о Темной стороне — совсем юным и еще впечатлительным ученикам.
Юнлингам, недавно доставленных в храм и допущенных до лекций — еще без световых мечей, еще не выбраны мастерами на обучения, еще не с выявленными индивидуальными талантами — от стиля боя до каких-то особых коммуникаций с Силой, типа его собственной психометрии.

Тогда Темная сторона казалась всего лишь страшной сказкой для впечатлительных учеников, пусть никто не относился к словам учителей пренебрежительно.
Только после Чистки она стала реальной.

Значит, у темных адептов тоже есть голокроны. Кэл хмурится, наблюдая, как Ашла стряхивает с себя оцепенение, осознав, что стоит с этим голокроном в руках.
У Кэла тысяча вопросов, может даже чуть больше. Теперь он уверен, что ему не померещилось.
— Слушай, я… — он не успевает договорить фразу, какой-то шорох прерывает повисший в воздухе разговор.
Кэл отступает на шаг, машинально кладет ладонь на рукоять меча и прищурился, вглядываясь в темноту, чтобы заметить незваного гостя.
Хотя, кто тут еще занимает это почетное звание!

Кэл успевает разглядеть лишь морду этого, видимо, жильца подземелья. Ашла бросается за ним и ему ничего не остается, как бежать следом.
Неприятная, темная энергия все еще пульсирует вокруг, издаваемая голокроном и… немного от этого существа.
Судя по услышанным обрывкам фраз, странный инородец прикипел к этой вещи всей душой, стал зависимым от артефакта и это слишком паршиво.
Кэл никогда еще не сталкивался вживую с таким безумием и не слишком понимал, как следует себя вести в подобной ситуации.
Впрочем, он привык разбираться по ходу.

Кэл догоняет их обоих возле выхода, замерев за спиной тогруты и свет из более широкой расщелины позволяет наконец-то разглядеть существо.
Внешне он напоминает большую вомп-крысу, если бы та выросла в размерах, научилась ходить на задних ногах, раздела бы какого-нибудь контрабандиста в порту и болтала на общегале.

Раса инородца не знакома Кэлу, а он уже давно перестал удивляться многообразию миров и населения галактики. Даже стыдно вспоминать, как он в Храме беспардонно таращился за мастера Тапала, поймавшего его после их с Зеттом шалости — Кэл тогда прикрыл друга, взяв всю вину на себя.
Мастер Тапал не смутился от его взгляда, лишь поинтересовался — неужели юнлинг ни разу не видел ласатов?
После не слишком приятной беседы мастер отпустил Кэла, внимательно изучив взглядом, а через некоторое время взял его в ученики.
Позже Кэл понял, насколько же сильно ему повезло, прямо перед началом клонической войны.

— Что?.. — несколько секунд хватило, чтобы оценить обстановку: фразы инородца, крика Ашлы и звука взрыва — во время него Кэл успевает лечь на землю, зажмурившись, но до него не долетает ни малейшего осколка.
Мощное возмущение в Силе заставляет обратить на себя внимание и он открывает глаза. Над ним тонкая рябь щита. Вызванного не им.
Такому Кэл так и не успел научиться.

Он тихо кашляет — пыли от разрушенных бомбой камней оказалось слишком много, упирается ладонями, чтобы приподняться. Щит держит несколько камней, но надолго его не хватит. Кэл протягивает руку, отправляя их в противоположную стену, а затем помогает подняться тогруте.
— Теперь я знаю, что видел тебя раньше, — он задерживает ненадолго взгляд на ее лице, но отворачивается, глядя в сторону выхода. Завален камнями, несколько минут уйдет, чтобы расчистить проход, но уже хотя бы можно не скрываться.
— Как думаешь, далеко он успел убежать? — страшно подумать, что может натворить безумец и… неужели он решил оставить голокрон, к которому так привязан, чужакам? — Будь начеку, вполне возможно, что за пределами пещеры нас ждет очередной сюрприз.
Говоря это, Кэл убирает первый большой камень с прохода.

+1

11

Темнота вокруг была непроглядной. Грохот взрыва и валящегося на голову каменного потолка оглушил Асоку, на какое-то время лишив способности не только слышать, но и ориентироваться в пространстве. Только почувствовав поддерживающее прикосновение Кэла, помогавшего ей встать, она поняла, что причина окружающей темноты — крепко зажмуренные глаза.

Веки жгло и покалывало от поднявшейся в воздух пыли, а сами глаза немного слезились. Пришлось поморгать хорошенько, чтобы разогнать застилавшую взгляд пелену и дать зрению заново адаптироваться к недостатку освещения, а голове — избавиться от гула в монтралах. Вскоре она начала различать очертания всего окружающего и подвижный силуэт Кэла.

Он принялся разбирать завал. И при этом совершенно не использовал рук.

Асока молча наблюдала, как один из камней, поддерживаемый Силой, плавно поднялся в воздух и уплыл в сторону. Одна из первых способностей, которым обучали юнлингов. А также одна из тех, которыми может овладеть даже необученный чувствительный. Она ведь собственными глазами видела, как малышка Хедала самостоятельно передвигала с помощью Силы камешек, пусть он и был в разы меньше того, который сейчас перемещал Кэл.

Он сказал, что видел ее раньше.

Кусочки мозаики начинали складываться в единое целое.

То, что он пришел к этой пещере, действительно не было совпадением, ведь его, как и ее, привлек голокрон. Знакомое ощущение, вызванное его отпечатком в Силе, будто у них было когда-то нечто общее. Нечто, чего более не существовало. И его способность использовать телекинез…

Уверенность крепла в ней с каждой секундой. Кэл, как и она, был тем, что осталось от Ордена.

— Знаешь, — она подошла ближе, чтобы помочь ему разбирать завал, но замерла на полуслове.

Под камнями, все еще скрывавшими вход, но уже пропускавшими слабые лучи света снаружи, она увидела краешек грязной ткани, бывшей когда-то, наверное, рукавом. Пришлось присесть, чтобы убедиться, что из него торчит скрюченная когтистая лапка.

— Боюсь, — Асока с трудом сглотнула застывший в горле ком, — он не смог убежать.

Во время войн клонов она тысячи раз видела изувеченные тела на поле боя — тех, кого знала, и тех, кого уже не имела шанса узнать. Но эта единственная смерть сумасшедшего бедняги легла на ее сердце самой тяжелой ношей. Защитив себя и Кэла от валящихся на голову камней, она обрекла его на гибель. Ведь ему больше некуда было бежать.

Не она принимала это решение. По крайней мере, не осознанно. Оно исходило от инстинкта, от желания выжить и, как хотелось верить, от воли Силы. Асока не знала, приняла бы иное решение, если бы у нее было больше времени. Их с Кэлом жизни против жизни отравленного тьмой безумца. Казалось, она начинала терять верный ориентир.

— Прости, — прошептала она, прикасаясь к холодным пальчикам мертвеца. — Похороним его? — попросила она Кэла, поднимаясь на ноги. — Не знаю, кем он был и каким образом заполучил ситховский голокрон, — утвердившись во мнении, что Кэл когда-то тоже состоял в Ордене, а сейчас не был частью Инквизиции, она позволила себе называть вещи своими именами. — Но он не заслуживает быть брошенным здесь на съедение хищникам.

Дальше они работали вместе, поднимали и перемещали камни в сторону, потихоньку расчищая дорогу к выходу. Завал становился все меньше, и в пещере все больше светлело.

+1

12

Кэл не обращает внимания на ноющие мышцы во всем теле. К счастью, от этого ощущения получается отвлекаться, пока он сосредоточен, продолжая разбирать завал — камень за камнем.
Потоки Силы в его руках, переплетаясь с энергией этих камней, отвлекали от любого физического неудобства. Кэл ставит цель превыше собственного состояния, хотя ни разу не стоял на грани жизни и смерти настолько, чтобы между собой и общим благом выбрать последнее.
Знает, что выберет, если это случится, но пока ему достаточно везет — Сила оберегает и подсказывает нужные пути.

Им бы грозило задохнуться в этом странном подземелье, но разобрать завал не так уж сложно.
Их могло убить взрывом или все теми же камнями, но щит их спас. Кэл мог умереть и раньше — на Бракке, на Богано, на Зеффо, на Кашиике, на Датомире, на Илуме, на Нуре в конце концов, тогда они с Цере еле унесли ноги от Дарта Вейдера и его удушающей тьмы, но каждый раз он выживает и двигается дальше.

Чувство тревоги, впрочем, не желает его покидать, пока он продолжает убирать камни с дороги.

Ашла обращается к нему и Кэл ненадолго останавливается, повернувшись к ней. Та замолчала и Кэл следит за ее взглядом, вздрагивая. Чтобы убрать камни с этого “вомп-крыса” ему хватает пары секунд и одного взмаха руки.
Кэл присаживается рядом с Ашлой, наблюдает за тем, как она разглядывает тела и касается его кончиками пальцем, тихо шепчет.
В Силе отголоском улавливает печаль и качает головой.
— Эй, — почти шепотом, касается аккуратно ее плеча и ловит ее взгляд. — Это не твоя вина.
Для джедая это слабое утешение, но Кэл не мог ее не поддержать. Они в конце концов хранители мира и защитники, даже если Ордена больше нет.
Они — все, что осталось от Ордена посреди имперской разрухи и должны держаться вместе, не терять надежду.

Иногда жертвы неизбежны и с этим приходится учиться жить, но кто сказал, что это не вызывает никаких эмоций? Первая строчка кодекса трещит по швам — испытание каждый раз.

— Конечно. Только не в этой пещере, — они продолжают расчищать дорогу, чтобы выбраться наружу.
Наградой им становится солнечный свет и едва заметный ветер. Здесь, подальше от порта, вода в озерах чище и воздух не отдает легким привкусом болотной гнили и машинного масла от сброшенных отходов.

Погибшего владельца голокрона Кэл несет на руках и бережно кладет возле входа в пещеру.
— Как будем его хоронить? В земле или… в воде? — он смотрит в сторону берега, задумчиво вздыхая, будто бы снова видит мокрую от дождя землю, как он сам роет ее руками, не обращая внимания на быстро налипшую грязь.
Кэл вырыл яму для собственного мастера, это заняло у него, кажется, несколько часов. Он рыл без остановки, пока не выдохся окончательно, опасаясь использовать Силу, чтобы его не нашли.
Он сожалел, что не мог похоронить Джаро Тапала так, как положено хоронить джедаев. На Браке посреди ливня и при отсутствии должного оборудования было невозможно разжечь погребальный костер.

— И… Надо решить, что мы будем делать с этим, — моргнув, Кэл отгоняет воспоминания и указывает на голокрон в кармане тогруты. Темная энергия никуда не делась и пока не пытается опутать их в свои сети.
Раньше бы Кэл принес его мастеру Йоде, а теперь его нести некуда.
Они сами по себе.
Или, может стоит показать его Цере? Сначала он хотел бы выслушать Ашлу, но перед этим…
— Кстати, мне кажется, самое время представиться как следует. Я — Кэл Кестис, падаван Джаро Тапала, — он улыбается и протягивает ей руку. Им незачем больше скрываться друг перед другом.

+1

13

Когда они наконец-то расчистили завал и выбрались на свободу, мягкий солнечный свет, пробивающийся сквозь листву, и влажный, но свежий воздух не принесли Асоке желанного облегчения. Ей казалось, что все те камни, которые они с Кэлом так тщательно убирали со своего пути и укладывали в сторону, ложились впоследствии на ее душу.

Ведь отчего-то ведь ей было так тяжело на душе.

Она сосредоточенно потерла преносицу. Кэл был прав: ситховский голокрон — не шутки, с ним надо что-то делать. И просто держать его у себя в кармане — совершенно не выход. Особенно в случае, когда едва ли помнишь, как он туда попал.

Асока уверяла себя, что не боится темной стороны и что всегда готова дать ей отпор. Но артефакт находился настолько близко, что вызывал тревогу. Она постоянно невольно тянулась к нему пальцами, чтобы ощупать острые грани сквозь ткань комбинезона, будто бы опасалась, что в следующий миг он исчезнет.

Сокровище.

Так его назвал этот бедный, ослепленный тьмой безумец. Сокровище, которое он так боялся потерять. Как бы ни была ей отвратительна мысль считать сокровищем этот проклятый сгусток тьмы, самым далеким, потаенным краешком сознания она его понимала. Ощущала этот страх и это желание спрятать, защитить, никому и никогда больше не отдавать.

И это ее тревожило.

Не настолько, чтобы высказаться об этом вслух. Но достаточно, чтобы провести несколько часов за тщательной медитацией, когда выдастся возможность, чтобы освободиться от этой тяжести. После того, конечно, как найдет надежное и безопасное место для этого «сокровища».

— Кэл Кестис, — вздохнув, повторила слова юноши и перевела взгляд на него, снова всмотрелась в его веснушчатое лицо, улавливая действительно оказавшиеся знакомыми черты рыжеволосого мальчишки-юнлинга или, может быть, уже тогда падавана. —  Я помню мастера Тапала.

Она не стала спрашивать, что случилось с джедаем-ласатом после Приказа 66. Пульсирующая боль, которую Кэл излучал в Силе, когда упомянул своего учителя, говорила сама за себя. Как и многих других, мастера Джаро Тапала уже не было в живых.

— Прости, — приняв протянутую ей для пожатия руку, она виновато склонила голову. — Я назвала не свое настоящее имя. Меня зовут Асока Тано.

Не хотелось упоминать ни имени своего учителя, ни о том, что ушла из Ордена. Если Кэл знал об этом, значит он знал, и рассказывать было не о чем. Ну а если нет, то сейчас, когда ни Ордена, ни Энакина больше не было, это не имело никакого значения.

Значением имело другое. Происходящее в настоящем. Похороны, которые им предстояло провести. Или то их подобие, которое они могли обустроить в сложившихся обстоятельствах. Асока всмотрелась в темный вход в бывшую шахту, рядом с которым Кэл уложил добытое из-под завалов тело. Скользнула взглядом по изломанной фигурке, по очертаниям длинного носа и, наверное, когда-то подслеповатых глаз.

— Похоже, он принадлежал к подземному народу, — задумчиво проговорила она, усилием воли отводя взгляд от изувеченных останков. — Они почитают возвращать тела своих мертвых земле. Думаю, так мы и поступим.

+1

14

На Риши влажный воздух, даже в районе порта, пусть и смешивается там с пылью от чужих сапог и легким душком спайса.
Кэлу тяжело дышать здесь впервые с того момента, как они с командой выбрали планету в качестве временного пристанища, а в итоге задержались надолго. На Риши полно пиратов, контрабандистов и тех, кто хочет затеряться на краю галактики, где каждый час улицы не патрулируют штурмовики.
До Внешнего кольца Империи пока нет никакого дела, хотя когда-нибудь доберутся и сюда.

В Силе звенит напряжение и возможная опасность. Если бы это все было материальным, то воздух можно было бы резать световым мечом и не факт, что это получилось бы легко.
Воздух впервые тяжелый. Кэл знает причину — тот самый голокрон в кармане тогруты. Его тьма, что окутывает их двоих, пытаясь влиять на разум и завладеть им. Кэл смутно улавливает чужую тревогу, но вместе с ней — стойкость. Ашла не поддается его влиянию, он тоже держится.
Пусть и приходится давить в себе порывы бесцеремонно залезть в чужой карман, чтобы забрать столь редкую вещь себе, спрятать и никому не отдавать.
Это не его мысли — Кэл держится за эту истину и разглядывает тело бывшего владельца столь опасного артефакта.

Случайную жертву Темной стороны, не чувствительную к Силе. Так бывает тоже. Джедаи понимают, где исток проблемы и как с ним бороться. Те, для кого закрыты потоки Силы, часто не понимают, что происходит с ними и вокруг, а значит легче поддаются влиянию Тьмы.
Сочувствие, что шевельнулось внутри Кестиса, возвращает его к реальности и он уже почти не обращает внимания на голокрон.
Пока что.

Кэл кивает Асоке с грустной улыбкой. Мастера Тапала сложно не запомнить — не так уж много ласатов было в Ордене, к тому же, у него свои заслуги перед Советом. Он был образцовым учителем и хорошим воином.
Настоящий защитник Республики, как сказала Цере. Таким же хотел стать Кэл и до сих пор к этому стремится. Пусть Республики нет, но остались люди и инородцы под гнетом Империи — простые, мирные, которые не могут противостоять угнетению.
— Асока Тано? — Кэл улыбается шире, глядя на тогруту. — Мы, кажется, виделись в Храме пару раз.
Теперь он ее вспомнил. Они почти не общались, Кэл он заметил Асоку до того, как покинул Корусант вместе с учителем.
— Значит, не все… — слово “погибли” застревает в горле и Кэл снова садится перед телом этого подземного жителя. Сейчас нет времени на старую скорбь.
То, что Асока назвала другое имя, его не смутило. Многие предпочитают скрываться всеми способами, в том числе и так. Кэлу в свое время не пришло в голову привыкнуть к другому, а теперь уже и не видел в этом смысла.

— Жаль, я не захватил лопату, — шутка не слишком веселая и достаточно неуместная. Зато земля здесь мягкая, рыхлая, будет легко вырыть яму руками. Настоящие, достойные похороны у них сделать все равно не получится.
Кэл находит небольшой участок рядом с пещерой, где не растет трава. Достаточно в стороне, чтобы никто не топтал могилу, если окажется в этих местах.
Он указывает берет тело инородца на руки и кладет его рядом, а затем снимает пончо, перчатки и закатывает рукава до локтей. Следом туда же отправляется широкий кожаный напульсник. Помедлив, Кэл снимает с пояса световой меч и прикрывает его полами пончо.
Нет никакого смысла прятать его от Асоки, но на случай неожиданных гостей — пусть лучше не бросается в глаза.
Теперь нужно раскопать яму.

— Знаешь, это странно, — говорит Кэл спустя какое-то время, когда первый слой земли уже образует небольшую кучу. — Я понимаю, что голокрон нужно уничтожить, но… Будто бы что-то внутри не позволяет мне это сделать.
Он не колебался, когда разломал тот самый, со списком детей. Это было правильное решение, чтобы уберечь эти имена от огласки.
У них на руках опасный артефакт, который пугает и от него нужно избавиться. Но в то же время, Кэл чувствует опасное притяжение.
Это плохо.

+1

15

Кэл хорошо выбрал место для захоронения. Без каких-либо инструментов, одними руками, им пришлось бы копать очень долго. Но почва оказалась на удивление мягкой и податливой под их пальцами. И в то же время не осыпалась, как песчаная поверхность той безымянной луны, на которой нашли свое последнее пристанище «Трибунал» и 332-я дивизия. У них с Рексом тогда была одна лопата на двоих, и Асока отказывалась ее отдавать, все продолжая и продолжая копать, пока ладони не покрылись волдырями, а потом — пока волдыри не полопались.

В этот раз все было намного проще, легче. Грязь забивалась под ногти и липла к ладоням, но это было совсем не страшно. Руки всегда можно отмыть. А вот мысли… Асока могла бы сказать, что в этот раз еще и не так больно. Но это была бы неправда. Тысяча жизней или одна, все они оказались бесповоротно потерянными.

Она искренне сожалела о гибели бедняги, хоть винить себя в этом не стоило.

Какое-то время они с Кэлом копали молча, каждый погруженный в свои собственные мысли. Асока искоса поглядывала на оставшиеся в ее поле зрения вещи, которые Кэл снял, прежде чем приняться за работу. Рукоять светового меча, скрытая под плотной тканью пончо, многое говорила о нем.

Оружие джедаев все еще оставалось прекрасным, почти идеальным средством защиты и нападения. И в то же время — опасным признаком принадлежности своего носителя. Каждый, кто вздумал бы обыскать ее или Кэла, сразу понял бы, кем они на самом деле являются. А в Империи быть джедаем, пусть даже бывшим, почти так же самоубийственно, как и быть повстанцем.

Когда-то она думала, что проще и безопаснее отказаться от прошлого. Оставить свое знаковое оружие на могилах своих солдат, а вместе с ним — и свое призвание. Потом пряталась на захолустной планетке во Внешнем кольце, пытаясь жить другой жизнью. Жизнью разумного существа, которое не имеет понятия о связи с Силой, о былой славе Республики и о том, как Империя душит каждый новый мир, до которого дотягивается ее загребущая костлявая лапа.

Ничего из этого не вышло. Прошлое само отыскало ее. Вложило в ее ладони новое оружие, а в разум — новую цель. Теперь, к счастью или нет, она была здесь, на Риши, а не на Рааде, и хоронила погибшего вместе с бывшим падаваном Кэлом Кестисом, который тоже не отказался от своего прошлого.

Но чтобы продолжать вот так, почти открыто носить световой меч, как это делали они оба, требовалась большая смелость. Или большая глупость.

Асока не была уверена, чем руководствовалась сама. В отношении Кэла же хотелось верить в осознанность его выбора. От этого зависело, что и как произойдет дальше, после завершения этой простенькой погребальной церемонии. Пока что она оттягивала решение о том, что будет делать с затаившемся в ее кармане артефактом, но скоро все же придется что-то решать. В том числе и о том, делиться ли своими планами с Кэлом.

— Я тоже это чувствую, — созналась она, и тут же усилием воли заставила себя копать дальше, разгребая податливый грунт руками, вместо того, чтобы в очередной раз пытаться дотронуться до голокрона. — В нем сильна Темная сторона. И что-то еще… — она задумчиво осмотрела горку земли, взгромоздившуюся рядом с вырытой ими ямой. — Никогда раньше не чувствовала такого… от предмета.

Она не раз сталкивалась с адептами Темной стороны и бывала в местах, наполненных ее присутствием. Она знала, как ощущается ее зов, ее влияние, исходящие извне и изнутри. Но артефакт, сведший с ума беднягу, чье тело лежало рядом с будущей могилой, был чем-то большим, чем просто вещь, впитавшая тьму. Будто бы чья-то злонамеренная воля умышленно придала ему новые, непривычные свойства.

Асока покачала головой. Листва близлежащих зарослей тревожно шелестела, хоть дыхание ветра в тяжелом воздухе не ощущалось. Небо над головой серело: погода менялась.

— Может быть, это какая-то хитрая ситховская защита, — устало пожав плечами, она отряхнула с ладоней налипшую грязь. — У Темной стороны много обличий, а мы знаем о ней слишком мало… — сделав паузу, взглянула на Кэла, взвешивая все «за» и «против». Он казался таким же встревоженным, как и она. — Я хочу не уничтожить его, а открыть. Чтобы узнать, что там. Но только не здесь. Не сейчас. Слишком небезопасно. Поможешь мне потом добраться до моего корабля?

В очередной раз прислушавшись к окружавшему их полотну Силы, она ощутила напряженное дрожание тонких связующих нитей бытия. Может, дело было в надвигавшейся буре. А может, и в чем-то другом.

В конце концов, не каждый день два бывших члена Ордена джедаев размышляют о том, стоит ли заглянуть в знания ситхов вместо того, чтобы их уничтожить.

+1

16

Копать не слишком удобно и немного утомительно, но Кэл не собирается сдаваться. Вдвоем дело идет легче и быстрее. Для того, чтобы продолжать рыть могилу, уже приходится наклоняться вниз.
Кэл невольно смотрит на тело этого инородца, напоминающего крысу. У него мертвого спокойное выражение морды — нет следов напряжения, страха, алчности или безумия.
В Ордене учили относиться к смерти спокойно и не скорбеть — все умершие становятся частью Великой Силы и это то, что ждет каждого рано или поздно. Не нужно горевать о тех, кто ушел туда навсегда — они нашли свой покой, закончив жизненный путь. Горевать о смерти — это эгоцентризм, ведь живущие ныне жалеют не мертвых, а себя.

В теории это было легко принять, постоянно закреплять внутри себя напоминаниями, медитациями. Кэл когда-то смотрел на тела павших в бою клонов — тех самых, с которыми еще час назад он перебрасывался шутками и наблюдал за их тренировками в свободное время — и не скорбел, они закончили свой путь и умерли как герои, а Сила приняла их в свои объятия. Кэл видел множество смертей еще на войне, чтобы принять ее как что-то неизбежное, вбить в себя последнюю строчку Кодекса…
Все это померкло, растаяло и оказалось совершенно бесполезным, когда умер Джаро Тапал.
Обученный джедаями тринадцатилетний падаван оказался не готов потерять учителя так рано и остаться один на дождливой неприветливой Бракке.

Теперь погиб неизвестный ему инородец, в попытке защитить свое сокровище от похищения двумя неизвестными. Его гибель стала случайной — задело камнями при обвале туннеля, и это сделало смерть не только нелепой, но и бессмысленной. Для него самого так точно.
С другой стороны, мертвым все равно. Легче, впрочем, от этого не становится.

Яма наконец-то достигает нужной им глубины, кучка земли рядом превращается в небольшую горку. Кэл размышляет о словах Асоки про голокрон, но к нему решает вернуться чуть позже. Для начала стоит похоронить его бывшего владельца.
Он отряхивает руки, чтобы хоть немного избавиться от налипшей грязи. Потом им нужно будет дойти до воды, чтобы их помыть — почва на Риши достаточно благодатна, чтобы обеспечить не только глубокую яму в достаточно короткие сроки без лопаты, но и не въедаться глубоко в кожу.

— Я его положу, — Кэл поднимается на ноги и наклоняется над телом, чтобы опустить в яму, но одно прикосновение вызывает импульс в Силе и короткое видение. Снова Отзвук срабатывает неожиданно, позволяя ему прикоснуться к чужой жизни хотя бы на несколько секунд.

Инородец посреди цветущей планеты на каких-то развалинах — высокий когда-то шпиль разломан на несколько крупных частей, а на его бывшей верхушке угадывался символ Ордена джедаев.
— Моя ты прелесть! — инородец радостно улыбается, прижимая голокрон к груди и едва ли не баюкая. — Никому тебя не отдам!

Видение проходит также быстро, как и настигает. Кэл садится на землю, моргает и встряхивает головой, а затем встречается с Асокой взглядом.
— Я видел, как он его нашел. Где-то посреди развалин Храма джедаев… одного из, не… не нашего, — упоминать вслух про их бывший дом все еще немного горько.
Кэл снова касается тела, но на этот раз Сила молчит. Он аккуратно кладет инородца в могилу. Одним взмахом руки горка земли накрывает труп, оставляя лишь небольшой холмик.

— Знаешь, думаю, мне самому его лучше не трогать, — Кэл выразительно смотрит на карман Асоки, где видны очертания треугольника. — На всякий случай. Но ты права, стоит его открыть и правда не здесь. Далеко твой корабль?
Он улыбается, тянется, чтобы пригладить волосы, но рука замирает на половине пути — нет, так не пойдет, сначала нужно смыть грязь.
А потом попробовать понять, что из себя представляет эта штука. Главное, чтобы им обоим хватило выдержки не поддаться соблазнами неконтролируемой тьмы.

+1

17

Асока ощутила, как что-то произошло, когда Кэл замер у тела погибшего, так и не успев поднять его на руки. Поза его была настолько неестественно неподвижной, что объяснить ее простой данью уважения было нельзя. В Силе вокруг него прокатилась мелкая рябь события.

Не опасности, которую она ощутила ранее, а чего-то другого. Живой связи с тем, что живым уже не было.

Она встревоженно наблюдала, как Кэл тяжело опустился на землю, но ничего не сказала. Ему нужно было сначала прийти в себя, прежде чем отвечать на вопросы. Объяснение пришло парой мгновений позже.

Он увидел то, что случилось когда-то с этим беднягой.

Конечно же, не могло быть сомнений. Связь, которую она ощутила, была проявлением одной из способностей, которыми Сила одаривала своих адептов. Возможность считывать прошлое. Психометрия. Навык, который ей так и не удалось постичь, несмотря на старания.

Опасный навык, если не пользоваться им с должной осторожностью.

В свое время Орден не поощрял чтение тел погибших, и причина этому была очень веской: предсмертные воспоминания могли нанести вред психике читающего, вплоть до того, чтобы подтолкнуть его к падению на Темную сторону. Даже те, кто владел этим навыком в совершенстве, как мастер Вос, не могли быть уверены в своей безопасности. То, что еще Кэл видел, помимо развалин незнакомого храма, могло позже сказаться на нем.

То, что он мог бы увидеть или почувствовать, прикоснувшись к сочившемуся Темной стороной ситховскому голокрону определенно не могло не сказаться.

Не удержавшись, Асока сжала спрятанный в кармане артефакт сквозь ткань комбинезона, оставляя на ней неопрятные отпечатки измазанных в грязи пальцев. Ее охватило внутреннее, почти катарсисное облегчение.

Хорошо, что Кэл еще к нему не прикасался. Хорошо, что он попал в руки именно ей. Хорошо, что Кэл понимает, почему он ему не достанется.

Хорошо, что Асока знает, что нужно делать.

Она улыбнулась Кэлу в ответ. Слабо, но ободряюще.

Им осталось всего ничего. Как только он уложил тело в могилу и засыпал его сверху землей, Асока принесла пару камней из кучи, образовавшейся после обвала. Уложила их сверху, чтобы хоть на какое-то время обезопасить покой погибшего от ищущих пропитание падальщиков. До него все равно доберутся либо они, либо черви, но свою долю покоя он получит.

— Что ж, прощай, незнакомец, — проговорила она, всматриваясь в темнеющий под камнями грунт, который уже через несколько месяцев укроется густой растительностью, произросшей на этой влажной и благодатно удобренной почве, — твой дух стал частью Великой Силы, а твое тело станет частью этой земли.

Он отошла, отвела взгляд к небу, совсем темному от скопившихся в вышине тяжелых туч. Ветра все еще не было. Вместо него вокруг клубился густой, душный воздух, предвещавший бурю.

— Можем выдвигаться, — кивнула Кэлу. — Здесь недалеко. Пешком я добралась где-то за полтора стандартного часа. На твоем спидере наверняка будет быстрее, даже несмотря на пересеченную местность. Но меня волнует погода, — она снова посмотрела на хмурое небо. — Скажи, насколько жестоки здесь грозы?

+2

18

Кэл молчит, дав возможность Асоке сказать прощальные слова этому несчастному, который их все равно не услышит. Невольный взгляд на камни поверх импровизированной могилы снова возвращали ему память о тех, кто упокоился в Силе…
“...раньше положенного срока”, — упрямая мысль, засевшая в голове и совсем не свойственная джедаю. Мастер и Совет сказали бы, что не им решать — сколько и кому суждено прожить, все решает Великая Сила. Она забирает каждого, чей срок пришел, ни разу не ошибаясь.
Кэл не ставил под сомнение суждения учителя или мастера Йоды, когда еще был падаваном, но после всего, что случилось, кажется, его мировоззрение немного пошатнулось.

Они не должны были умереть. Ни члены Совета, ни простые рыцари и их падаваны, ни множество детей в Храме на Корусанте. Никто из них не заслужил подобной участи — предательства, лживой славы, смерти.
Чувство неловкости от несогласия с Советом по привычке колет под ребра, но Кэл отбрасывает эти мысли — Ордена нет, они предоставлены сами себе и им выбирать, как мыслить и куда двигаться дальше. Главное, не оступиться.

Вслед за Асокой он тоже поднимает голову, разглядывая тучи. Дожди и грозы на Риши — не такое уж частое явление, а утром было достаточно ясно. Словно сама природа готова оплакать этого несчастного и не согласна с присутствием темного артефакта в атмосфере этой планеты. Совпадение или просто каприз стихии — у Кэла нет ответа.
— Достаточно, — он пожимает плечами. — Я и моя команда не так долго здесь, но мы успели застать парочку. Первый раз это был дождь и несколько раскатов грома, второй — с сильным ветром. Иногда тропики не щадят случайных путников, которых гроза застает посреди леса, ее лучше пережать в помещении.

К дому, где команда “Богомола” арендовала себе второй этаж, пристроена кантина и Кэл уже видел, как во время дождя в нее с улицы буквально влетел испуганный родианец. С него стекала вода, оставляя мокрую лужу на деревянном полу, а сам он трясся от страха и, кажется, заикался. Пришлось его отпаивать горячим кафом, а когда тот пришел в себя, то рассказал байку, как какого-то его друга унесло ветром прямо в озеро, откуда тот уже не выплыл.
Байка не слишком была правдоподобной, но лучше перестраховаться и не бросать вызов местному климату.

Кэл щурится, внимательно изучая тучи. Тяжелые, как и воздух. Постепенно нарастает тревога, но у них есть шанс не промокнуть.
— Спидер достаточно старый, но такое расстояние выдержит, а вот уеду ли я на нем в порт… не уверен, — Кэл коротко улыбается. — Если поторопимся и поедем сейчас, то успеем до грозы.
Они не медлят, обходят пещеру и возвращаются к тому месту, где встретились. Спидер так и стоит возле входа — в этих местах почти никто не бывает.
До корабля они добираются примерно за половину стандартного часа, может быть даже меньше. Спидер заглох почти что у самого трапа, а на макушку Кэла падают первые тяжелые капли.
— Нужно внутрь!

Когда шлюз корабля закрывается, дождь уже барабанит в иллюминаторы. Кэл вытирает тыльной стороной ладони, чудом не испачканной в грязи, лоб — успели. БиДи спрыгивает с его плеча, с энтузиазмом изучая внутреннее убранством звездолета Асоки.
— Есть возможность осмотреть двигатель, не выходя наружу? Я, конечно, хотел бы помыть руки, но не все остальное, — он улыбается, кивая в сторону шлюза, за которым гроза набирала обороты. Даже отсюда слышен первый раскат грома.

+1

19

Старенький спидер Кэла, натужно гудя и пыхтя под их общим не таким уж тяжелым весом, благополучно довез их до корабля. «Болтун» все еще был на том же месте, где Асока его оставила, целый и невредимый, без следов попыток проникнуть внутрь. Похоже, глушь и болота вокруг берегли от нежеланных гостей не хуже изощренных систем безопасности.

Тяжелые темные тучи, все сгущавшиеся над их головами, будто только и ждали момента, когда путники окажутся под защитой нескольких крепких тонн дюрастали: как только они взобрались по трапу, полило как из ведра.

Сказать «повезло» было бы преувеличением, ведь после душного воздуха шахты вымокнуть под прохладным, насыщенным озоном ливнем — не худшее, что могло с ними произойти. Впрочем, Асока думала не об этом, когда всматривалась сквозь иллюминатор вдаль.

Она представляла, как тяжелые дождевые потоки, в течение часов изливаясь с неба, насыщают русло реки, протекавшей невдалеке от шахты. И подпитанная ими река, разбухнув, выходит далеко за пределы привычных берегов, без труда подмывая камни, взгроможденные на свежевыкопанной могиле.

Недолго продлится покой погибшего безумца.

Но разве можно винить тучи, излившие столько воды, или вышедшую из берегов реку, или не устоявшие под ее напором камни? Разве нужно винить Асоку и Кэла за выбор места захоронения?

Так и должно быть. Ничего уже не изменишь.

Не стоит скорбеть о естественном порядке вещей.

Асока отвернулась от иллюминатора, прогоняя видение прочь. Прошла дальше вглубь корабля, ощущая, как каждый твердый шаг отдается ласковой, приветливой дрожью его нутра. Они с «Болтуном» уже многое пережили вместе, она в нем знала каждый винтик и каждый проводок. Этот ливень, небольшая поломка и неожиданный пассажир никак не могли изменить их установившиеся отношения.

— Двигатель внутри, — сообщила она Кэлу, — но не нужно его смотреть. Кажется, я уже, знаю, в чем дело. Хотя выйти и искупаться нам все равно придется, — кивнула в сторону шлюза, — твой спидер остался там. Извини, мне придется одолжить из него кое-какие детали, чтобы мы смогли хоть как-то взлететь. А потом, когда доберемся до местного космопорта и я смогу встать на нормальный ремонт, все верну на место.

Прежде чем выйти наружу и промокнуть до нитки, Асока с тяжелым сердцем ощущая внутреннее сопротивление, вынула из запачканного грязью кармана голокрон. Как бы ей ни хотелось оставить его поближе к себе, чтобы можно было в любой момент прикоснуться, проверить, что он все еще на месте и в безопасности, она понимала, что эти мысли — ловушка, обман Темной стороны, которому удалось свести с ума того беднягу. Она могла с уверенностью считать, что свести ее с ума будет не так-то просто, но ситховский артефакт определенно влиял на ее мышление. Опасно влиял, искажая восприятие.

Уложив его в надежно запирающуюся коробку, Асока спрятала ее в одном из тайных отделений в полу, где обычно провозила самую важную контрабанду. И тут же ощутила, как с плеч будто гора свалилась. Мысли прояснились, и дышать стало легче.

— Пойдем, — кивнула она Кэлу и улыбнулась, — спасем твоего скакуна от преждевременной ржавчины.

+2

20

Кэл давно не видел подобной стихии. Даже на Бракке дожди были всего лишь дождями. Там не было слышно грома, небо не разрывало от молний, а до состояния ливня, рискуя промочить насквозь, местной стихии было далеко.
Кэл смотрит в иллюминатор, за которым почти не видно тропиков Риши — все заволокла стена воды.
Он только усмехается, на минуту пожалев о том, что оставил пончо Гильдии Разборщиков где-то на «Богомоле».

Кэл не боится промокнуть, не после всего, что пережил. Кэл думает — насколько же удивительна их галактика, насколько многообразны миры — их флора и климат. Он видел и откровенную засуху, и сплошной океан, и даже ледяной холод Илума, дважды. Тропические грозы Риши его не пугают, даже когда стихия бушует настолько сильно.
Он снова смотрит на голокрон в руках Асоки и отворачивается, двумя глубокими вдохами прогоняя тревожное чувство.
Может это как-то связано? То, что они нашли артефакт, вынесли его наружу и теперь разразилась настолько сильная гроза?
Вряд ли на этот вопрос два бывших падавана узнают ответ.

— Ничего, доводилось бывать и в условиях похуже этих, — несмотря ни на что, Кэл улыбается, поход наружу действительно не вызывает в нем каких-то неприятных чувств. — Но потом придётся долго сохнуть.
Что-нибудь придумают.

Можно сколько угодно учиться щиту Силы и манипуляциям с сознанием диких зверей, чтобы сделать их не опасными для себя, но вряд ли джедаи способны укротить непогоду. Кэл лишь пару раз вздрагивает, прежде чем сойти с трапа.
— Я взял этот спидер в прокате и отдал за него больше, чем он стоил, потому что ездить ему осталось недолго. Сила нас уберегла от того, чтобы половину пути нам не пришлось идти пешком, — Кэл усмехается, пока скручивает нужные детали. Благодаря перчаткам (с правой он снял когти верхолаза, убрав их в один из карманов, чтобы не мешались) инструменты не скользят в руках, поэтому справляются они достаточно быстро, хоть и успевают промокнуть до нитки.

Спустя несколько стандартных минут Кэл примеряет сменную одежду, которая нашлась у Асоки на корабле, а затем кутается в плед. Стоит немного отогреться, прежде чем приступать к ремонту двигателя.
К счастью, он тоже не занимает много времени. У Кэла получается быстро найти неполадку — подобные корабли часто попадались ему на Бракке. Кэл не единожды изучал их изнутри.
Прауф настоял — постоянно твердил, что рыжий странный человеческий парень достоин большего, чем копаться в хламе и авось у него получится стать механиком. Кэл не загадывал на будущее, просто плыл по течению.
Знал бы он, чем это все в итоге закончится…

Знания, впрочем, оказались совсем не лишними. Кэл приводит двигатель в порядок, откладывает инструменты и кивает БиДи — встроенный фонарь можно выключать. Дроид отвечает ему трелью и подпрыгивает, обернувшись вокруг своей оси. Он всегда так делает, когда Кэл завершает ремонт.
— Все готово, — положив инструменты на место, Кэл идет в кабину пилота и кивает Асоке. — Попробуй его запустить сейчас, хотя с полетами я бы подождал, когда кончится дождь.
На ветровом стекле уже не сплошная стена воды, но видимость все еще плохая.

+1

21

Стоило им с Кэлом только показать носы из шлюза, как они мигом промокли: лило так, будто где-то там в вышине небес кто-то перевернул вверх тормашками целую Мон-Калу, решив таким образом опустошить все ее океаны. Асока только фыркнула и запоздало натянула защитные очки. Другого или более действенного способа защититься от дождя у нее, увы, не было.

К счастью, со спидером они справились быстро, в основном благодаря Кэлу, явно знавшему толк в том, как нужно разбирать технику. Когда они вернулись обратно в чрево «Болтуна», она не стала перечить и молча разрешила ему взяться и за починку двигателя. «Болтун» тоже не был против.

Среди вещей у нее нашлись запасные комплекты сухой одежды, один из которых она отдала Кэлу. Он не стал любопытствовать, зачем она хранит у себя на корабле мужскую одежду, а она не стала на этот счет откровенничать.

— Вы молодцы, — похвалила она Кэла и Би-Ди, когда те закончили с ремонтом. — А со взлетом и правда стоит подождать. Но пока ждем, запущу-ка я диагностику. Никогда не знаешь, что еще могло выйти из строя, пока чинишь основную поломку.

«Болтун» сердито заурчал на пуске, будто хотел ей донести до ее сведения, что у него всегда все работает идеально. Асока ласково похлопала старичка по приборной панели. Индикаторы на ней зажигались один за другим, статно светились и задорно помигивали, каждый по-своему сигнализируя о том, что проверенные системы работают исправно.

— Прекрасно, — констатировала она через каких-то стандартных полчаса. — А вот и ливень, кажется, иссяк, — редкие капли дождя теперь стекали по транспаристали лобового экрана. — Что ж, господа и дроиды, займите свои места и пристегнитесь — мы взлетаем.

Хотя диагностика показала нормальную работу систем, на взлете «Болтун» тревожно чихнул. Асока на мгновение даже испугалась, что сейчас двигатель отключится и они ухнут с высоты обратно в джунгли.

— Все в порядке, — с уверенной улыбкой заявила она.

И все действительно обошлось.

А на подлете к космопорту она ощутила новый прилив тревоги. Возмущение в Силе, вызывавшее у нее желание тут же броситься к спрятанному под полом голокрону и — что сделать? Перепрятать? Убрать снова в карман?..

— Ты это почувствовал? — спросила она у Кэла, всматриваясь в сквозь лобовой экран в распростершееся внизу полотно посадочных площадок. — Диспетчер, — она щелкнула тумблером связи, — борт джи-девять-эр-ка-эл-эф просит разрешение на посадку.

Передатчик зашипел и защелкал, а через минуту из него зазвучал голос диспетчера:

— Борт джи-девять-эр-ка-эл-эф, даю разрешение на посадку. Ваша посадочная площадка номер…

Но Асока уже не слышала. Все ее внимание было приковано к черному лоснящемуся шаттлу, словно хищная птица затаившемуся среди множества разномастных грузовиков и немногочисленных яхт.

Сердце ее затрепыхалось в панике. Она слишком хорошо знала, кто летает на таких кораблях.

— Проклятье!

Она резко вывернула штурвал, закладывая крутой вираж, чтобы как можно скорее удалиться от опасного хищника.

Передатчик снова зашипел.

— Борт джи-девять-эр-ка-эл-эф, что вы…?!

— Простите, диспетчер, планы изменились, — перебила Асока и быстро заглушила связь. — Ты видел этот шаттл, Кэл? — теперь-то она поняла и суть своего тревожного предчувствия, и причину нового возмущения в Силе. —  Это инквизиторы. Надеюсь, тебе не приходилось с ними встречаться и никогда не придется. Мы не можем к ним приближаться с голокроном на борту, они его за парсек учуют. Извини, — она потянула штурвал и щелкнула несколькими тумблерами, — но придется тебе прокатиться со мной до орбиты. А там дальше решим, что делать.

«Болтун» начал стремительно набирать высоту.

+1

22

Еще будучи юнлингом, Кэл позволял себе задержаться возле космических кораблей, стоявших на посадочной площадке в Храме, даже если опаздывал на урок магистра Йоды.
Они завораживали. Кэл подолгу смотрел на темные металлические корпусы огромных звездолетов и ему всегда было интересно — что там внутри? Ответ на этот вопрос он получил, когда мастер Тапал впервые взял падавана с собой на фронт. Тогда Кэл оставался в “Венаторе”, подолгу медитируя и отрабатывая техники, пока учитель разбирался с сепаратистами на орбите и поверхности планеты, куда их отправил Совет.
Но сам вопрос Кэла не оставил. Настоящий ответ он получил на Бракке.

Несмотря на собственную боль от потери, разорванной связи с Силой и тягостных воспоминаний о тех, кого когда-то мог назвать семьей и друзьями, Кэл ушел с головой в разбор и ремонт. Не раз думал, что если бы Сила не сделала его одним из своих избранников, то мог стать неплохим механиком.

Тем не менее, в любой трудной ситуации его навыки оказывались необходимыми. Как и сейчас, когда он привел корабль Асоки вновь в рабочее состояние.

БиДи, услышав похвалу тогруты, издает довольную трель и, подпрыгнув, делает в воздухе круг, привычно для себя устроившись на приборной панели. Это положение для него уже давно привычное с тех пор, как Кэл забрал его с Богано на “Богомол”. Поначалу Гриз, не питающий теплых чувств к дроиду, пытался его согнать оттуда, но потом махнул рукой. Асока, кажется, даже внимания не обращает.
— Спасибо, — Кэл более сдержан, чем его маленький друг. Только улыбается и откидывает со лба влажную челку — не от пота, от дождя снаружи. Понадобится еще несколько минут, чтобы волосы высохли окончательно, а вот с его одеждой так легко не получится, придется подольше походить в том, что одолжила ему хозяйка корабля.

Это ещё не конец. Они справились с починкой, нашли источник Силы в пещере, но это не записать в счет достижений в имперское время. Потому что находка омрачена чужой смертью — как бы Кэл ни старался, но после падения Ордена у него не получается относиться к чужому уходу в Силу со смирением. Не после того, как он стольких потерял.
Кэл цепляется за жизнь и делает все, чтобы вокруг него не умирали близкие. Впрочем, дело не только в этом, но и в том, чем оказалась их находка.
Сидя в кресле второго пилота Кэл украдкой смотрит на Асоку. Мысль о том, что не только на его плечи ложится этот груз, приободряет. Даже если это немного эгоистично. Теперь ведь им решать, как должны поступать джедаи. Все привычные устои рухнули вместе с Республикой.

Мощный импульс в этот раз заставляет Кэла вздрогнуть и схватиться за край приборной панели — хорошо, что натренированная за годы обучения и работы ловкость помогла избежать случайного нажатия кнопок. Пусть он изучил всю механическую составляющую звездолетов — пилотирование по-прежнему его слабое место.
— Да… — отзывается Кэл на вопрос Асоки.
Он тоже замечает этот шаттл. Инквизиторы на борту — нет никаких сомнений.
«Что же мы натворили…»
Пока голокрон лежал в пещере — он не был опасен. Вся темная Сила уходила на то, чтобы ломать и развращать разум того самого несчастного инородца, держа свою флюиды в рамках Риши. Теперь, когда они его нашли, а владелец мертв…
Теперь инквизиторы его почувствовали.

— Асока, но… — Кэл пытается возразить, слишком поздно, они уже улетели к орбите. Он закусывает губу, поправляя крепление кресла и смотрит на Тано. — Я уже сталкивался с инквизиторами и одну из них убил в поединке. Я знаю, кто они такие и понял, почему они здесь. Там на Риши осталась моя команда… Два бывших джедая, одна из них бывший инквизитор, там же Сестра Ночи с Датомира и наш пилот, Гриз. Как минимум троим из них сейчас грозит опасность, я не могу их так бросить. Мы можем с ними как-нибудь связаться, чтобы я их успел предупредить?

Им нужно будет пока бежать или спрятаться, скрыть себя в Силе, в очередной раз проверить сигнатуру “Богомола”, чтобы убедиться, что Империи она не будет знакома. Кэл не может оставаться спокойным, пока его угрожают его близким.
Он сам знает, что лучше всего сделать — отвлечь внимание на себя и попробовать избежать драки. Пусть инквизиторы погонятся за ними, а они сбегут в гиперпространстве, сбрасывая с себя такой опасный “хвост”. Но это решать не ему. Кэл здесь не один, к тому же, на чужом корабле.
— Если приманить их к себе, а потом сбежать… Это реально? Что думаешь?
И Цере, и Трилла, и Меррин, и даже Гриз способы постоять за себя — Кэл прекрасно это знает, но все равно готов жертвовать многим ради других. Не так-то просто перестать быть джедаем, да и нужно ли?

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » put it on the line


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно