All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » То, что не купишь за деньги


То, что не купишь за деньги

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

То, что не купишь за деньги

https://i.imgur.com/PTFzStP.png
Paul Atreides х Jopati Kolona
10193 ПГ, Арракис

— "За какие грехи тебе дана эта способность: пробуждать в людях такую преданность?" —

Отредактировано Jopati Kolona (Ср, 1 Дек 2021 23:25:39)

+2

2

“The power to destroy a thing is the absolute control over it.”

- Джопати Колона, полковник-башар императорского легиона сардаукаров, - голос Пола отражается от каменных стен залы, звучит без эха, отчетливо и громко, так что слышно каждое слово, будь оно даже сказано шепотом. Продуманная акустика. Хоть о чём-то Мудир-Нахъя действительно думал. О чём-то кроме смертей, наживы и страха за свою жизнь.

Пол наклоняется вперед и взмахом руки заставляет федайкинов опуcтить оружие. Анис и Ариб, - братья по матери, похожие как один отпечаток ладони на песке, отступают к стенам, но смотрят за визитером настороженно и внимательно.
Им будет достаточно одного слова.
Им будет достаточно беглого взгляда.

Пол едва заметно хмурится. Фанатичное рвение фременов проливать кровь во славу имени, которое не было дано ему отцом, - с некоторых пор вызывало особенно едкую тошноту.

Муад'Диб - глас бога, рука мессии и спасителя.
Муад'Диб не может ошибаться, потому что бог - непогрешим.
Муад'Диб прозревает сердца, его душа - пребывает с теми, кто верует.

Пол Атредейс мечтает выспаться вот уже вторую неделю. Через месяц ему исполнится девятнадцать. К этому возрасту он успел потерять много больше, чем приобрести.

- Мои люди говорят, ты приехал на Арракис инкогнито, под чужим именем - продолжает Пол, сцепив пальцы в замок, говорит спокойно и тихо, вся его поза - демонстрация полного спокойствия. Залог царственной надменности - депривация сна и плохой утренний кофе.
Они еще не отловили всех шпионов, еще не передушили всех верных соглядатаев Харконненов, не до конца убедили Гильдию и КОАМ в том, что у них нет иных вариантов, кроме полной сдачи без боя. Кто-то должен был объяснить этим зарвавшимся корпоративным божкам, что иногда есть выбор только между плохими вариантами. И всё равно приходится выбирать.
У них есть только капитуляция или смерть.
Белый флаг со всех башен.

- Говорят, твоей целью был императорский дворец. Ты хотел видеть Муад'Диба. Хотел ему что-то сказать, - Пол едва заметно улыбается одними губами, улыбка не касается его взгляда. Глаза ибада непроницаемы, как зеркало. Душа за ними укрыта надежно, как море - за коркой зимнего льда.
Его слова не призваны быть пустым хвастовством мальчишки, только недавно севшего на трон. Они - предостережение Муад'Диба.
Благая весть, в сердце которой - милосердие заговорщикам, дающееся лишь единожды.
Его слова говорят "Я уже знаю. Отступитесь."
Имеющий разум да услышит.

- Ты заполучил моё внимание, Джопати Колона. Оно безраздельно твоё. Какие слова ты мне принес? - Пол склоняет голову на бок, щурится, укладывая руки на подлокотники трона, - вина тебя пригнала сюда или месть? Раскаяние или гордыня?

Отредактировано Paul Atreides (Сб, 4 Дек 2021 00:54:11)

+3

3

Боль в глазах побеждённых.
Отчаяние тех, кто никогда в своей жизни не знал поражения.
Их готовили к любым тяготам, к любым лишениям, к любым сражениям, их готовили к смерти. Лишь к одному исходу никто из них не был готов.
К тому, что они могут проиграть на поле боя.

Вот во что превратилась Салуза Секундус. Вот что увидел в глазах своих товарищей по оружию Джопати Колона. Его не было там, на поле битвы, когда гибли его названные братья, но он тоже потерпел поражение. Оно было одним на всех, коснулось каждого.
За одну битву сардаукары, самая грозная и беспощадная сила в Империи, превратились… Во что они превратились? Колона не знал, сколько бы не думал, сколько не метался в поисках ответа – он не мог его найти. Кто они теперь? Кем они должны жить дальше? Стала ли Салуза Секундус теперь и их тюрьмой?
Он знал лишь имя победителя.

Пол Атрейдес. Когда-то человек с той же фамилией уничтожил его дом. И вот теперь снова, уже третий раз, его жизнь беспощадно переломал уроженец этого Дома.
«Сардуакары служат трону, а не человеку на нём».
Пол Атрейдес одержал победу над силой, равной которой, как они думали, не существовало в Империи, и по праву завоевателя получил свою добычу – трон Императора.
Кажется, каждый из тех, кто уцелел, будет теперь сам решать кому он служит.
Джопати Колона свой выбор сделал.

Это было не так уж просто – вернуться на Арракис, в эту пыльную дыру. Первый раз Джопати ступил на пески этого мира облаченный в форму Харконненов. Теперь же он и вовсе был одет как путешественник. Не судьба этому месту увидеть его в мундире сардаукара, в мундире, которым он по-настоящему гордился. Может, оно и к лучшему. В конце концов, именно Арракис поставил точку в их истории и принёс всю ту боль и отчаяние, которые воин увидел, вернувшись на Салузу.

Голос молодого Императора звучал твёрдо и чётко, даже Шаддаму IV не по силам было передать подобное величие, а ведь он, Пол Атрейдес, был ещё совсем юн, но, кажется, возраст не имел для него никакого значения.
Император произнёс имя гостя, но полковник-башар не дрогнул, только чуть повернул голову, глядя как убирают оружие и отходят в сторону два пустынных воина. Тёмно-серые, почти чёрные глаза сардаукара встречаются с холодным взглядом глаз неестественно глубоко синего цвета. Два года назад Джопати изумился той верности и самоотверженности, с которой сражались охранявшие дворец солдаты Атрейдесов, что умирали с именем их герцога на устах. Колона не сомневался – эти воины будут сражаться столь же яростно и преданно.
- Император.
Низкий, рычащий голос сардаукара, казалось, даже не коснулся стен.
- Ваша информация верна. Я скрыл своё имя, чтобы получить возможность добраться сюда, но я не скрываю своей сути.
Теперь Император давал ему шанс сказать своё слово. Будет ли это иметь хоть какое-то значение – воин не знал, но большего и не требовал.

Сардаукар сделал небольшой, медленный шаг вперёд.
- Меня привёл сюда долг.
Когда он в прошлый сражался здесь, на этой земле, Джопати точно не знал, какие чувства вели его в бою. Приказ Императора, честь мундира, прощение… Теперь же он у него был точный ответ.
- У меня был долг перед Вашим отцом. Долг, о котором герцог не знал. Как и обо мне.
Звучало немного странно, но именно так Джопати Колона ощущал себя уже много лет, и больше считал должным это скрывать.
Долг. За слова о завоевании Борхиза. За попытку вернуть уничтоженному дому Колона их мир, если бы только было кому его возвращать. За погашенный буквально несколькими фразами многолетний огонь ненависти, сжигавший душу Джопати. За то, что Лето Атрейдес смог бесстрашно, перед лицом самого Императора, продемонстрировать что такое настоящая честь.
Лето так никогда и не узнал, что совсем рядом с ним, недалеко от трона Императора, в тот момент стоял последний выживший представитель дома Колона, ещё несколько мгновений назад готовый ради мести похоронить себя вместе с герцогом. 

- За этот долг, и за долг чести моего мундира, я пришёл, чтобы предложить Вам свою верность.

Сардаукар поднёс к груди правую руку и чуть склонил голову.
Теперь слово за Императором.

+3

4

Не успела еще кровь Харконненов уйти в песок, - Император велел перевернуть в Арракине каждый камень, обшарить каждый темный закоулок, каждую грязную подворотню.

- Если он сам не спит, то пощадил бы людей, - Акиль тяжело опускается на широкую деревянную лавку, вытягивает ноги, прислоняясь затылком к прохладной стене, - люди на ногах по семьдесят часов без отдыха.
- Он потерял сына, - хрипло отзывается Бахт с койки, успевший было задремать на минут десять, - победа такой ценой - не победа. Ты бы смог после такого глаз сомкнуть или праздновать? А женщину свою обнять, зная, что дитя ваше не уберег?

- Долг, - задумчиво повторяет Пол не глядя на пленника. Пленника ли?

- Долг, - говорит он чуть громче, как будто язык на котором говорит полковник, чужд ему, незнаком. Будто ему нужно покатать слово на языке, чтобы понять, что оно значит.
Вечное, горячее, иссушающее лето Арракиса смотрит через чудом уцелевшие заловые окна, ловит в свои силки мелкую песочную пыль.
Пол барабанит пальцами по подлокотникам, смотрит устало, почти равнодушно.
Муад'диб не позволяет себе дешевой театральности церемонного этикета.
Падишах-Император Пол Атрейдес еще не до конца понимает, что выражая свою волю, он диктует непреложный закон.
Еще не осознает, что "я решил" в этой новой, совершенно новой, но вместе с тем пугающе знакомой реальности, приходившей к нему в видениях, в этом новом, возведенном на крови и смерти мире, "я решил" из уст Императора значит "би-ла кайфа". "И более ничего не нужно". 

- Мы троих потеряли, - Вагиз вытирает лоб рукой не снимая перчатки дистикомба, опирается на колени, дышит тяжело, но выпрямляется быстро, - но обменяли их на пятнадцать их душ, Муад'Диб. Мы забрали воду их тел. Стали богаче на пару омнитоптеров. Мудир-Нахъя не ведает, что творит. Пускает своих людей по пустыне, как тупой расстроенный ребенок, что раскидывает фигуры, когда ему не нравится игра. Так ему не сладить с пустыней. И с нами. Так мы победим, Муад'диб.
- Он не расстроен, Вагиз, ему страшно, - Пол льёт кофе в чашки, одну протягивает федайкину, - страшно как загнанной в угол кобре. Тебе ли не знать, что животное, чующее собственную гибель, становится только опаснее. Позови ко мне Стилгара и Гадиэна аль-Фали. Скажи им, это срочно.

- Каким же образом ты оказался должен моему отцу, Джопати Колона? Должен тем, что не отдал свою жизнь за него? Должен тем, что допустил его смерть? Какой на тебе долг? Долг труса, поставившего собственную безопасность выше преданности? Долг вассала или неспокойная совесть предавшего солдата? Говори, когда спрашивает тебя Император.

Отредактировано Paul Atreides (Вс, 2 Янв 2022 16:40:56)

+3

5

«Долг».
Как же по-разному могло звучать это краткое слово. Джопати Колона часто использовал его, и всегда вкладывал одно и тоже значение. Для него долг и честь стали буквально синонимами.

Долг это обязательство, которое воин добровольно брал на себя из уважения, из веры, из своих убеждений. Это порыв воли, кирпичи из которых складывалась нерушимая стена моральных принципов отдельно взятого человека.
Долг это не цепь, не оковы, не поводок. Это регалии и кодекс твоей чести.

И теперь сардаукар слушал как это слово произносил молодой Император, медленно, словно пробуя на вкус каждый разнесшийся вдоль стен звук.

Когда Джопати Колона принял решение прибыть на Арракис, он понимал, что одного его личного понимания чести мало. Он шёл делать предложение, которое победитель мог счесть оскорбительным. Или же и вовсе пустым звуком. Полковник-башар знал, что, вполне может быть, это его последнее путешествие, последнее задание, и что, как и многие его братья, он примет смерть в этих песках, так и не выпустив из рук оружие.
Цена, на которую он безоговорочно согласился, ступив на борт транспортного судна.
Сардаукар бросил взгляд тёмных глаз на охранников Императора. Фремены, местный народ, воины пустыни, которых так опрометчиво недооценили Харконнены. Интересно, слова «долг» и «честь» что-нибудь для них значили? Какой была их доктрина? Могли ли они понять друг друга? Или же жители Дюны были скорее хищниками, чем воинами? Джопати признавал – он ничего не знал об этих людях. 

В любом случае, Джопати Колона был готов ко многому. К агрессии. К необходимости доказать своё право на жизнь. Или же на смерть в бою. Как и объяснить свои мотивы.
Император задал вопрос, который не мог не прозвучать.
«Какой на тебе долг».
Что-то внутри сардаукара судорожно дрогнуло, пока он молчал слушал слова, которые вполне можно было счесть оскорблением, вот только Джопати Колона видел в них вызов.
- Я буду говорить. И прошу у Императора выслушать меня до конца.
Этот вызов порождал в нём странное чувство давно заглушенной тоски.
- Сорок лет назад Дом Колона был полностью уничтожен, моя семья убита, и по праву завоевания Борхиз, мой родной мир, перешёл Дому Атрейдес. – Джопати буквально чеканил слова, чётко, но спокойно, без злобы и вызова.
- Долгие годы моей самой заветной мечтой было отомстить тем, кто на моих глазах убил моих родителей и братьев. Отомстить Атрейдесам. С этой мечтой я прошёл через все испытания Салузы Секундус. С ней я стал сардаукаром. Я жил с ней.
Неожиданно воин слегка опустил взгляд, по его лицу пробежало какое-то странное выражение.
- Пока однажды ваш отец не явился на аудиенцию к Императору. Я был рядом с троном, я слышал всё, что было сказано.
Несколько секунд тишины.
- Герцог Лето Атрейдес пришёл, чтобы заявить, что завоевание Борхиза было незаконно, а дом Атрейдес был лишь оружием в руках… Императора. Ваш отец сказал, что пришёл исправить несправедливость в отношении моей семьи. И что Дом Атрейдес отказывается от всех притязаний на Борхиз в пользу любых выживших наследников дома Колона.
Джопати не смог сдержать горькой усмешки. Не было их, этих наследников. Последний из них давно похоронил своё прошлое в огне и принял на веру непреложный факт – он больше никогда не увидит родной мир.
Дом Колона больше не существует.

- Я должен вашему отцу за то, что он освободил меня от ненависти и вернул честь памяти моей погибшей семьи.
Сможет ли молодой Император понять, как дорого это стоило? Джопати не знал. Но и сказать иначе не мог.     
- Если я скажу, что никогда ничего не боялся – я совру. Но я никогда не ставил свою безопасность выше преданности. Для вас я готов заплатить ту же цену.

+3


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » То, что не купишь за деньги


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно