All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » Великие, но люди


Великие, но люди

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Великие, но люди

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/1177/157448.gif
https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/1177/947670.gif
Gerda х Alina Starkov
Равка, Каньон

Спасение приходит откуда не ждешь.

Отредактировано Alina Starkov (Вс, 17 Окт 2021 16:09:35)

+2

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3309/65398.png[/icon][heroinfo]ГЕРДА АНДЕРСОН, 16<sup>y.o.</sup>
[the snow queen][/heroinfo]

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3309/998300.jpg https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3309/711417.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3309/878710.jpg

И если долго смотришь в бездну, бездна начинает смотреть на тебя

Если темнота – это отсутствие света. То страх – это отсутствие человеческой сути.

Нет, не страх – подлинный ужас. Как и всепоглощающая тьма, животный ужас душит даже малейшие проблески разума и надежды. Убивает способность мыслить, убивает свободу выбора. Всё, что делает человека – человеком.
Но мрак, как и страх, не могут причинить людям реального вреда.
А вот то, что скрыто в них.
  То, что сводит с ума.
    То, что в конце концов запирает в сырую могилу…
Оно может. Оно жаждет. Оно настигает.

Ужас душил девушку липкими пальцами. Путал сухим ветром мысли. Пробирал лютым морозом до костей.
Герда сидела на коленях, бездумно, снова и снова, пересыпая пепел. Мрак был настолько плотным, что она не видела даже своих пальцев. Но точно знала – секунду назад здесь росла одинокая роза. Именно к ней и перенёс её злосчастный амулет. Живой цветок появился в этом гиблом месте лишь на мгновение, чтобы исполнить божью кару. Непоколебимая в своем страшном суде богиня Геката и сейчас стояла перед глазами, словно воплоти.
Герда для неё - всего лишь грешница. Воровка её священного дара, что заперла жрицу богини в ей же созданном измерении.
Нет, такого боги не прощают.

Молитвы не помогут, если ты – жертва богам.

Девушка не знала, куда её перенесла кара богини. Но ощущала всем своим существом – это конец. Здесь она встретит страшную, мучительную смерть. Отсюда нет выхода, нет спасения. Сейчас Герда сделала бы что угодно, чтобы вновь оказаться в грязной подворотне Кеттердама. Да, там тоже было весьма неприятно и опасно. Но это место… это место походило на самый настоящий ад. Герда всегда думала, что ад не может быть огненной геенной. Нет, он должен быть именно таким – абсолютной, сводящей с ума пустотой, что таит в себе твои самые жуткие страхи. Нечто неотвратимое и неведомое, и от того еще более ужасное.

Нужно было побороть страх. Нужно было встать и идти. Даже если нет надежды, даже если нет спасенья.

Остановиться – значит умереть.

Огромными, титаническими усилиями девушка заставила себя отпустить бесполезный пепел. Он сразу же слился с непроглядной тьмой, будто его и не было. Герда попыталась оглядеться, но мрак давил на глаза, забивался в горло и лёгкие. Словно был тягучей маслянистой жидкостью.
Темнота эта была неправильной, неестественной.
Абсолютной.
Воздух был спертым и будто сухим, словно из него давно испарилась вся влага и свежесть.

Это не заставляло девушку кричать или плакать. Но будто выкачивало все силы. Желание лечь на землю и ждать своей смерти было почти физически ощутимым. В голову не лезла ни одна спасительная мысль. Ни одно воспоминание. Казалось, еще чуть-чуть и это место, этот ужас сотрет из памяти даже её имя.

Г е р д а. Меня зовут Герда.

Прошептала ли она это сухими губами вслух?
Или отстранённо подумала?
Девушка не знала. Но эта простая, единственная натужная мысль заставила Герду напрячь другие органы чувств. На глаза здесь невозможно было полагаться. Значит, можно попробовать прислушаться...

Это было ошибкой.
Герда, почти вставшая с колен, упала снова на землю. Закусив кулак до острой боли, она давила в себе рвущийся вопль. Сердце колотилось, как бешеное, пытаясь как можно скорее покончить с собой. Дорожки слёз сами выбегали из глаз. Она задыхалась, но не ловила спасительный воздух ртом.
Она хотела задохнуться.
Она услышала.

Мрак был живым.
Их, кем бы они не были, было множество. Они были совсем рядом. Герда слышала шелест огромных перепончатых крыльев, скрежет острых зубов, тяжелое дыхание, мерзкое чавканье, хруст песка от тяжелых конечностей.
Девушка знала, просто не могла не знать – они принесут с собой мучительную смерть.
Они уже почуяли её.

«Я не хочу умирать! Господи, как я хочу жить, просто дышать, просто быть», - запоздалая мысль ярким желанием осветила остатки разума.

Бежать! Но куда? Они были со всех сторон. Невидимые, кошмарные, жестокие. Герда отчаянно сжимала подвеску, чувствуя, как лепестки искусственной розы впиваются в кожу. Но это было бесполезно. Всё было бесполезно. Может, если не сопротивляться, они подарят ей быструю смерть?

Отчаяние душило все сильнее, маниакальнее, сосредоточеннее. В груди и в животе разливалось неприятное жжение, будто тебя начинает предавать твоё собственное тело. Отторгать твою душу, как что-то инородное.

Как же страшно.
Как же больно.
Как же хочется плакать.
Кричать.
Дышать.
Жить.

«Господи, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…», - само не зная, о чём молит, кричало все её существо.
Герде показалось, что она почувствовала зловонное дыхание – где-то сзади, на затылке...

И вдруг кромешную тьму пронзил с в е т. Такой яркий в этом непроглядном мраке, что от него заболели глаза. Свет исходил от чего-то огромного, шумного, тёплого. Наполненного жизнями и человеческим сознанием.
Девушка зарыдала, второй раз за свою жизнь. Но если в тот раз были слёзы отчаяния и обиды. То в этот, гораздо более мощный – слёзы истинного счастья. Такого сильного, что оно почти сбивало с ног. Тёплая волна надежды сотрясала, как и сами рыдания. Путаясь в ногах, Герда бросилась к источнику свету.
Они боялись его, но были совсем рядом. Девушка хотела оглянуться – она знала, что теперь разглядит неведомых тварей. Но разум и ноги несли её к свету так быстро и отчаянно, что Герда просто не успевала повернуть корпус.

Это был корабль.

Отредактировано Gerda (Пн, 4 Окт 2021 02:05:23)

+2

3

Проваливаясь в забытье, стараниями сердцебита, служившего Дарклингу, Старкова слышит Женин голос. Из всех возможных – отчего-то именно её. Как всегда совершенная и идеальная, Сафина говорит, что Алина выглядит ужасно. Очень скоро она и чувствовать себя будет соответствующе, ведь весь последующий разговор Заклинательница Солнца помнит гораздо лучше, чем хотелось бы. Снова те же речи, снова те же роли – беглянка в роли обвинительницы, яростной и бескомпромиссной, шпионка в роли обвиняемой, только и просившей подругу взглянуть на происходящее с другого угла… В палатке недалеко от Каньона всё было кристально ясно, но к этому мгновению четкость пропала. Ничего уже не было черно-белым, всё обратилось мерзко серым, словно мертвый песок Неморя. Сказанные слова теперь хочется вернуть и впредь думать, прежде чем говорить. Но какое там – Старкова была слишком зла на себя, на Киригана, на ситуацию, на собственную беспомощность и невозможность хоть на что-то повлиять, а потому выместила душившие её эмоции на попавшейся под горячую руку Жене, которая ничего подобного не заслуживала. Да и что она ей в вину ставила? Что знает, какого это быть чужой и бороться за жизнь? Знает, конечно, а что толку? Много ли она смогла выиграть в этом неравном бою? Чьи предубеждения удалось рассеять? Получилось ли воздать по заслугам тем, от кого она сполна натерпелась унижений? Пока прогресс в столь нелегкой битве был более чем скромным. В отличие от Жениного. Она-то своего добилась, пусть и пожертвовать пришлось почти всем. Сафина пыталась дать королю отпор, но вскоре поняла, что любое честное противостояние выиграть не сможет, потому что властные мужчины привыкли добиваться своего так или иначе, потому что слабые могут победить сильных только с помощью хитрости. Стоило ли игра свеч? Новоявленная корпориал, кажется, довольна исходом, несмотря на уплаченную цену. Она получила цвет и все соответствующие ему привилегии. С ней теперь считаются. Дарклинг наверняка будет к ней благосклонен, она ведь сделала всё, что было велено. Подарила кольцо из редкого металла, по которому её мог найти Давид, передавала её письма Малу генералу Киригану, словом, была отличным солдатом, исправно исполняющим приказы. Можно сколько угодно жаловаться на несправедливость методов, но результатов отрицать нельзя. А чего добилась своим побегом Алина? Можно, конечно, утешаться тем, что она ни разу не сделал ничего противного своему естеству, да только это стоило Равке Новокрибирска. Не слишком ли большая цена за собственную чистую совесть? И скольким еще придётся заплатить её? Александр пообещал перечертить все карты и вряд ли его намерения изменились.
Кто-то зовёт её, пытаясь отвоевать у липкого забытья, но стоит ли туда возвращаться? Должно быть, дело и правда плохо, Алина в жизни не слышала, чтобы Мал кого-то так умолял. Одного желания успокоить друга детства, сказать хоть что-нибудь в утешение, оказалось достаточно, чтобы прорваться сквозь ту плотную пелену, что отделяла её от реальности. Имя Оретцева царапает ей горло, с трудом продираясь сквозь хаос, воцарившийся на палубе, но все же достигает цели. Он её услышал. Она же услышала рёв волькр и призвала свет, прогоняя чудовищ прочь. Теперь они выберутся из Тенистого каньона.
Или нет? Скиф внезапно останавливается, с марсовой площадки доносятся ругательства, вперемешку с удивлёнными возгласами. Мал говорит, что за бортом какая-то девочка, совсем еще юная. Выскочила прямо перед ними, едва успели заметить и затормозить. Заклинательнице Солнца начинает казаться, что она не до конца пришла в себя, или может быть друг детства что-то напутал. Это ведь невозможно… Девицы по Неморю не прогуливаются. Неужели выжившая, которую каким-то чудом пощадили волькры? После пережитого, Алина не знала, радоваться этой вести или опасаться новых ловушек Дарклинга. Но что-то решать нужно было и похоже командование пока переходило к ней, судя по устремленным в её сторону взглядам.
—Помогите ей, — шепчет девушка, едва не отключаясь. Единственное, что не давало сознанию окончательно ускользнуть – необходимость сконцентрироваться на световом куполе, это их шанс выйти из передряги живыми. Девочка в конце концов оказывается на скифе, и за время, что отняла эта операция, Заклинательница Солнца умудрилась окончательно прийти в себя.
«Просто испуганный ребенок», — и вряд ли приспешница Александра. Выглядит девица, словно только что покинула чистилище. Недалеко, наверное, от истины. Выжившие, впрочем, настроены более чем скептически. Пора вмешаться, пока её не решили выбросить обратно за борт.
—Ты из Новокрибирска? — пробившись сквозь кольцо окружавших незнакомку людей, спрашивает Старкова. —Как тебя зовут и где твоя семья? — быть может, им повезет подобрать кого-то ещё? Быть может, они заслужили хотя бы еще одну хорошую новость за всё те страдания, что пережили сегодня?

+1

4

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3309/65398.png[/icon][heroinfo]ГЕРДА АНДЕРСОН, 16<sup>y.o.</sup>
[the snow queen][/heroinfo]

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3309/307786.jpg https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3309/528192.jpg https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3309/659940.jpg

🎶Если шанс - миллион к одному,
Я буду этим
"одним".
Если это как выстрел в темноте -
Я стану
солнцем.
Я просто не могу позволить себе ошибаться,
Даже когда мне очень
страшно.
Вы узнаете моё имя,
Да, вы будете знать
моё имя...🎶

Люди.
Сколько же людей в этом мире. А сколько их было - миллиарды.
   Миллиарды.
Менялись времена, страны, одежды, нравы, культуры. Но все эти бессчетные количества жизней - где они?
Стоит на секунду - на одну короткую секунду - задуматься об этом. Насколько же ты мелок, ничтожен, не важен. Человеческая жизнь - меньше, чем песчинка в огромном пустынном каньоне. Сколько людей - так же, как ты - жили, любили, ненавидели, созерцали, мечтали, переживали, смеялись и плакали. Кто вспомнит их бесконечные имена? А сколько имён отложится в памяти на годы? На столетия? На тысячелетия? Единицы. Да и они были такими же. Все они плавали в тех же океанах, что и ты. Все они любовались той же Луной, что и ты. Вдыхали воздух полной грудью, как ты. Ощущали ногами те же камни, творили руками те же мысли.

Где все эти люди? Неужели, Вселенная могла сохранить эти сотни миллиардов душ?
Или они просто стали ничем?
Совсем скоро ничем станешь и ты.

Так говорило это место. Так отравляло сознание и душило желание жить.
Зачем, если всё так бессмысленно?
Сдавайся. Умри.
Перестань пытаться доказать, что ты что-то значишь. Какой самонадеянный бред...
Ты станешь ничем - потому что ты уже никто.
Слейся с этой беспроглядной  т ь м о й , перестань мучать себя и других. Почувствуй, как в предсмертной агонии растворяется всё твоё существо. Какая разница, когда наступит этот неотвратимый момент.
Это полное осознание и мгновенное прощание.

Место, похожее на ад.
   Место смерти тысяч невинных людей.
      Царство, где правили два самых главных ужаса человечества - Смерти и Неизвестности.

Герда не была исключением. Простая девчонка, у которой от страха так сильно сжалось горло, что невозможно было дышать. А бежать без воздуха - сомнительная попытка. Ужасно, просто ужасно хотелось упасть и забыться. Прекратить бороться за свою ничтожную жизнь. Ведь кому в конечном счете она нужна?
Корабль расплывался перед глазами, словно был насмешливым миражом чёрного тумана. Сознание подводило, лишало рассудка. И только низменные, по-настоящему животные инстинкты выживания продолжали кричать каждым оголенным нервом:

Мы должны идти! Мы должны идти! Мы должны идти!
Я знаю, знаю, знаю, знаю...

🎵We gotta go, we gotta go, we gotta go
I know, I know, I know, I know, I know 🎵

Но  т ь м а  всё-таки настигла разум девушки.
И это было так прекрасно! Словно она провалилась в глубокий сон после долгой, очень долгой бессонницы. Так сладко, что возвращение в реальность казалось самой невозможной и безумной идеей. Что может быть лучше полного забытья? Как она могла так долго сопротивляться этому блаженству...
Но счастье было недолгим. И Герду буквально через пару минут беспощадно вырвали из рая. Это пробуждение было сродни ушату ледяной воды. Ведь кто-то грубой силой выдернул её хрупкое тельце, шлёпнув на деревянную палубу корабля. Да так, что чуть не переломал девушке позвоночник.
Пожалуй, это стало бы лучшим завершение такого дня.

Герда закашлялась, заодно очищая лёгкие от пыли и песка. Уперевшись ладонями в шершавые доски, она с силой втягивала знакомый запах палубы - запах хвойной смолы, животного жира и лиственного дёгтя. Остатки капризного сознания подсказали первое, что пришло голову:

   - Кха-кхапитан Штурмхонд? - просипела девушка, заставляя себя перевернуться и сесть. Неужели они смогли найти её и прийти на помощь? Так быстро?

Но стоило взгляду сфокусироваться, как Герда поняла - это совершенно другой корабль. Незнакомый, с горсткой таких же незнакомых людей. И целым ворохом трупов на палубе. Девушка попыталась сдержать панику частыми вдохами. Отвести взгляд от бездыханных тел мужчин и женщин очень хотелось. Но это и было самым трудным.

Что здесь произошло? Неужели это те твари, что дышали ей в спину, так постарались?

Корабль окружал купол мерцающих огней. Волшебные искры и молнии защищали от тех, кто находился во тьме. Световой купол продирался через непроглядную пелену куда-то вперёд, постепенно образуя своеобразный тунель. Герда остановила взгляд на девушке, которая стояла на мачте высоко подняв руки. Словно пыталась дотянуться ими до парусов. А те, испуганно надуваясь от незримого мощного ветра, старались от неё "убежать".

"Что за чертовщина?" - Герда моргнула пару раз, но увиденное всё больше становилось очевидным - "Она... толкает руками воздух в паруса? Вот почему корабль плывёт по голому песку... Она ведьма?"

Окружающие что-то спрашивали, но Герда не могла разобрать слов. Будто они говорили через воду или подушку. Девушка всё ещё ощущала эту страшную безысходность в груди. Осознание того, что она ещё не мертва, пробивалось очень постепенно.

Разве может мертвец выбраться из ада?

Из небытия и страха не может быть физического выхода.
Но яркие огни вокруг, казалось, не только защищали корабль, но и освещали помутневший рассудок. Давали надежду на то, что она ещё жива.

Что жизнь, какой бы она незначительной сейчас не казалась, ещё принадлежит ей. Тьма говорит - это ничего не значит для бесконечной Вселенной. Но для неё - для Герды - её скромные минуты, часы и года существования значат всё. И может быть, они станут значимы и для кого-то ещё.

Кто сказал, что люди не запомнят её имя? А даже если и так - она сама его не забудет, до последней своей секунды.

- Герда, - сказала девушка, уже осознанно всматриваясь в незнакомцев. Вид у них тоже был, мягко скажем, не важный - Меня зовут Герда.

   —Ты из Новокрибирска? — пробившись сквозь кольцо окружавших её людей, спросила одна девушка —Где твоя семья?

Взгляд Герды хотел соскользнуть с неё... но не смог. Незнакомка чем-то притягивала его. И вовсе не шикарным шёлковым нарядом и россыпью бриллиантов в чёрных волосах. Нет, она будто бы... светилась изнутри. Каким-то особым, незримым светом и теплом. Словно свеча в кромешной тьме, огонёк который ещё не виден глазу. Но ты его уже чувствуешь.
Незнакомка не была сердитой - скорее встревоженной и очень уставшей. И слегка потрепанной. Может и её швырнули о палубу пару раз? Но это не мешало ей выглядеть, как прекрасной... фее, принцессе? Нет, она была вполне земной, близкой.
Так что же было с ней не так?

   - Я... - Герда нахмурилась - ей показалось это название знакомым - Нет, я была недавно в... Кеттердаме. Но потом меня оттуда... переместили сюда. Но где... - глаза Герды округлились. Она вспомнила, где видела это название. На карте - Господи... Я что, в Неморе? В Тенистом Каньоне?

Ну конечно! Как она могла не понять этого сразу. Это корабль Равки. А те существа за бортом... те самые волькры. Они, очевидно, вовсе не были страшными сказками, как поначалу думала девушка. Но что здесь произошло? Откуда этот мерцающий тунель?
Герда поднялась на ноги - чуть покачиваясь, но уже вполне осознанно.
   - Моей семьи здесь нет. Я давно её ищу, - добавила девушка, быстрым взглядом снова осмотрев тунель.

Чудища были совсем близко - Герда ясно слышала хлопанье крыльев и мерзкое завывание. Но тонкие потоки света их сдерживали. Однако свет не был ярок и однороден - словно его источник был на грани угасания. Лучи пульсировали и метались, искры вспыхивали и гасли. Густая тьма просачивалась на корабль, то тут, то там подкрадываясь своими невесомыми щупальцами. Нужно было во чтобы-то ни стало удержать защитный купол. Но что его питает? Герда очень хотела помочь - не только ради своей жизни. Сейчас этот корабль и эти люди были для неё всем.

Почти безумная решимость вытеснила страх. Они должны выжить и выбраться отсюда.

Словно откликаясь на мысли, грудь пронзил знакомый жар. Да так ярко, что девушка охнула, схватившись за сердце. Он стремился вырваться в вены горячим потоком. Последний раз жар появился тогда, в доме лже-матери. С тех пор Герда отказывалась признавать, что его причиной могла быть... она сама.

   - Извините, - выдавила девушка, мысленными усилиями пытаясь затушить "огонь" - Зараза... Я хотела сказать, а что это за свет? Он долго сможет гореть?

Зря она сказала последнее слово - жар, издеваясь, снова усилился.

🎶If it's a million to one
I'm gonna be that one and
If it's a shot in the dark
I'm gonna be the sun
And I just can't afford to be wrong
Even when I'm afraid
You're gonna know my name
Yeah, you're gonna know my name 🎶

Отредактировано Gerda (Ср, 9 Фев 2022 11:04:08)

+1

5

—Она с вами? — первое, что произносит Мал, когда девушка заканчивает давать объяснения. Вопрос, конечно, адресован прибывшим в Равку из Кеттердама даме и господам. Те отвечать не спешат, но по их лицам можно прочесть – Герда незнакома им так же, как и всем прочим на скифе. Впрочем, упомнить всех в своей обители – та ещё задачка, а за время отсутствия Воронов в город должно быть успели приехать тысячи человек, да и покинуть это место поскорее хотели бы многие. Столица Керчи – не только центр международной торговли, которая не останавливается ни на мгновение, но и дом для множества преступных организаций, заправлявших каждая в своей части. Быть в курсе абсолютно всех махинаций, что вершатся там попросту невозможно.
«Или наоборот, нет ничего проще?» — скептицизма на лицах больше не похитителей, но всё ещё не союзников не убавилось, а Каз Бреккер и вовсе не казался убежденным в рассказе девочки. Её фраза «переместили сюда» только усилила общую настороженность. Заклинательнице Солнца столь диковинный выбор слов тоже показалось необычным. Герда ведь не мешок с репой, чтобы взваливать её на плечи и отнести, куда вздумается… Но случилось как раз нечто подобное (как бы фантастично то не звучало), ведь она девушка даже не поняла, куда её занесло.
—Конечно в Неморе, где же ещё? — недоумение в голосе Оретцева смешивается со всё возрастающим недоверием. Тенистый Каньон и правда очень сложно спутать с чем бы то ни было. Длинная узкая полоса, разрезавшая Равку на две части. Творение Чёрного Еретика. Творение Александра. О нём сейчас вспоминать не хотелось, особенно когда мыслям и без того приспичило сыграть в чехарду. После атаки сердцебитов Дарклинга следовало бы отлежать как минимум полдня (они своё дело знают и с «предателями» расправляться научены), но такой роскоши, как время в её распоряжении нет. И больше не будет. Даже если им с Малом удастся сбежать на другой материк, то будет лишь короткая передышка перед новым боем, который станет куда ожесточеннее и кровопролитнее, нежели отгремевший совсем недавно. Перспектива пугала ничуть не меньше, чем очередная встреча с волькрами даже без возможности их прогнать своими новообретёнными способностями. Потому что всю свою жизнь Старкова была лишь солдатом. Одной из сотен тысяч, отнюдь не незаменимой, практически незаметной и совершенно никакого значения не имевшей. Бросив вызов считавшемуся всемогущим и всеведущими Заклинателю Теней, она будет вынуждена стать генералом. Ведомой придётся учить вести за собой. Уже сейчас от неё ждут приказаний и принятия решений, но восторгов по этому поводу она не чувствует.
—Он будет гореть, пока я его удерживаю, — произносит Старкова. Сияние света все ещё неровное, пульсирующее, что в общем-то неудивительно. Девушка все ещё чувствует слабость после воздействия сердцебитов, да и противостояние с Дарклингом даёт о себе знать. — Из Каньона мы выберемся, об этом можешь не беспокоиться, — волькры бурно возражают против её слов, мертвый воздух за границами купола то и дело сотрясал рёв ярости и боли. Сердце девушки сжалось от жалости. На скифе больше никто не знал, кем раньше были эти чудовища. Наказание чужого высокомерия – так назвала их Багра. Фермеры, их жены и дети, проведшие сотни лет во тьме, с момента утраты человеческого облика оказались обречены на гибель. Для них не было никакой надежды. Она и сама могла бы стать таким же чудовищем на службе другого. Кажется, только сейчас Заклинательница Солнца понимает, как невероятно ей повезло. И не только ей, впрочем…
— Может, воды? —Герда всё ещё держится за сердце, словно её мучает один из корпориалов. Вот только всех, на ком был красный кафтан, оставили за бортом. — Я сейчас, — не дожидаясь ответа, она отправляется в трюм, где наверняка можно найти флягу-другую.
—Что-то с ней не так, Алина, —Мал, конечно, отправился вслед за ней. — Она назвала имя капитана Штурмхонда, — добавляет он чуть тише. — Равкианский корсар и контрабандист, наживший на захвате вражеских кораблей целое состояние, — Старкова не стала спрашивать, откуда он это узнал – друг детства всегда мог расположить к себе кого угодно. С ним охотно делились всем – историями, байками, даже победами на любовном фронте…— Заметила, как она смотрела на Зою? У неё почти челюсть отвисла и глаза едва из орбит не повылезли.
—Прямо как у тебя, когда ты её в первый раз увидел, — напоминает Заклинательница Солнца. Назяленскую вообще только слепой мог не заметить. Алина помнит, как отреагировали солдаты, когда мимо катил выкрашенный в синий цвет экипаж, из окна которого выглянула привлекательная девушка-гриш. У неё были черные вьющиеся локоны, выглядывавшие из-под головного убора из меха серебристой лисицы. Когда взгляд её остановился на Мале, губы шквальной изогнулись в легкой улыбке. Некоторое время она наблюдала за парнем через плечо, но вскоре карета исчезла из вида. Оретцев даже не пытался скрыть своё восхищение, глупо таращась вслед экипажу и приоткрыв губы. Молодой человек, судя по реакции (глаза в пол и красные от смущения уши), тоже вспомнил тот памятный эпизод.
—Она всего лишь напуганный ребенок, — продолжает Старкова, пытаясь отыскать хоть намёк на флягу. — Который ищет семью.
—Странное место она для поисков выбрала, — гнёт свою линию друг детства, присоединяясь к поискам. Не проходит и пары мгновений, как он протягивает ей искомое.
— Мы не высадим её, —выхватив из рук емкость с водой, решительно произносит Алина и разворачивается, поднимаясь по лестнице на палубу.
— Возьми, —протягивает она девушке флягу. — Мы не пробудем здесь долго, — большую часть пути они действительно прошли, об этом свидетельствовали метки. — А пока есть время может расскажешь, как тебя угораздило очутиться в Каньоне?

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » Великие, но люди


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно