All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Спасение поневоле


Спасение поневоле

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Спасение поневоле

https://i.imgur.com/7oDWbEp.gif https://i.imgur.com/sKMLB28.gif
Kol Mikaelson х Liv Parker
Мистик Фоллс, 2012 год, весна. После крушения Той стороны и заклинания воскрещения

Лив не стала бы читать заклинание для воскрешения, если бы не вынудили после свернутой шеи ее брата. Который потом его прервал. Спасибо, естественно, не сказал никто. Но нашелся один воскрешенный, который очень хотел поблагодарить ведьму.

Отредактировано Liv Parker (Пт, 10 Сен 2021 20:05:00)

+2

2

Умение строить планы – очень важно. Во всяком случае, так уверяет большая часть идиотов среди населения. Почему-то, считается, что прокручивание этапов в голове неизбежно приводит к закономерному финалу. Человек, не имеющий смысла жизни, это существо не способное жить, лишь существовать. Возможно, в этом есть доля истины, но почему никто не делал уточнений. Каково жить тем, кто имел свою цель (во всех смыслах), но в одночасье потерял эту возможность (тоже во всех смыслах) Обстоятельства неважны, просто как факт. Значит, он резко потерял способность или интерес к жизни, обратившись в веру «жалкого существования?»
У самого младшего Майклсона среди мужчин была своя цель в жизни. Рука об руку со своим братом Никлаусом он шел дорогой приключений, а потом его загрызли собаки сутулые (волки). Этот трагический момент в корне поменял жизнь всего семейства. На что только не пойдет любящий родитель, чтобы уберечь остальных чад от похожей участи. Что может быть опаснее отчаянного родителя? Даже «игры с бессмертием» давно не страшат. Да только, кто мы мог подумать, что среди семьи окажется «чужак». Полусутулая собака (волк), помноженная на вампирское моджо, равняется следующая ступень эволюции, от которой захотят избавиться все на свете. Но врагам на зло, это существо окажется на редкость живучим, коварным и параноидальным.
У Кола тоже была цель. Да не одна. Больше всего на свете, ему хотелось избавиться от влияния великого и грозного сводного брата, который то и дело регулярно отправлял младшего «отдыхать» за любую повинность или фривольность ему неугодную. И ведь проходили целые эпохи, первородному вампиру приходилось наверстывать упущенное. Благо, с практикой, этот навык был развит до идеала. Молодому (только на вид) человеку требовалось все меньше и меньше времени для адаптации. К современному миру он привязался очень быстро. Столько возможностей, столько соблазнов, столько свободных прав. Одним словом, есть, где разгуляться. Ему пришлись по вкусу и технологии вкупе с современной музыкой. Эту временную эпоху, он предпочел бы не пропускать.
Целыми десятилетиями Кол думал о том, как убрать из уравнения Ника. Слишком много родни к нему привязано, многие из них его предавали. И это, не говоря о том, что большинство предпочло родной кровиночке – какого-то жалкого приемыша с именем одного французского города. Да и Никлаус сложа руки не сидел. Все грезил о том, как приумножить свое влияние и армию. А то родственнички его периодически предают, тем самым расстраивая. За столько лет, мог бы и привыкнуть к «родственному иглоукалыванию».
Елена Гилберт. Когда первородный встретил ее первый раз при знакомстве, она ему даже понравилась. Однако, не зря говорят про обманчивое первое впечатление. Чертовы суицидальные наклонности Финна чуть не погубили всю их сумасшедшую семейку, связав братьев и сестру воедино кровной связью. Кто бы мог подумать, что двойник станет ключом. С тех пор, симпатии быстро испарились. А уж когда стало известно о способности создания верных Нику подчиненных при помощи той же крови, то там и говорить было не о чем. Тем не менее, не без помощи Ребекки – двойник была обращена. Сестрица оказалась не так уж и бесполезна. Кажется, пылающий пукан первородного гибрида можно было увидеть даже из Нового Орлеана. Можно было бы расслабиться, правда?
Но главным героям-придуркам на месте не сидится, да и у Клауса постоянно один инструмент в одном месте застревает. Так они прознали про лекарство от вампиризма и великого Сайласа. И нет, чтобы держаться от всей этой чертовщины подальше, эти уникумы решили отправиться на долбанный «остров сокровищ», чтобы заполучить лекарство. А ведь Кол предупреждал. Он четко проговаривал, что это очень плохая идея. По-своему, но пытался достучаться. Словами, пытками, убийствами, да какая разница? Но эти «одаренные» не хотели его слушать и слышать. Чертовы Маглы!
Первородного довели до отчаяния. У него кончились идеи с адекватным исходом. Да и это был тот вампир, что был более красноречив в своих действиях, а не словах. Это даже их объединяет с со старшим сводным братцем. Так, он оказался в каком-то студенческом городке. Ему необходимо было выпустить пар, устроить массовые убийства, например. Но волю чувствам исторически немолодой человек дать не успел, заприметив табличку с названием бара раньше на своем пути.
Там он увидел прекрасную светловолосую барменшу, заглянув в той прямо в голубые глаза. И кажется, начали пробиваться солнечные лучи сквозь тучи отчаяния. Ему сразу стал жутко интересен этот человек, потому вгзгляд опустился на несколько мгновений вниз. Хотелось изучить имя, написанное на табличке, но и там его ждал еще один приятный сюрприз, если вы понимаете, о чем я. И тут уж без вариантов, его как током ударило. Настроение стало подниматься (и не только оно) при одном лишь взгляде. Похоже, судьба.
Если Кол чего-то (кого-то) очень сильно хочет, сделает все возможное, расшибется в лепешку, будет лезть из кожи вон, но добьется желаемого. Хотя, в его случае, желаемую. Тем более, блондинка оказалась ведьмой, что делало ее еще более привлекательной в его глазах. Всеми правдами и неправдами, вампир пытался добиваться ее расположения. Его действия были крайне странными, но эффект был. Скоро весь Уитмор знал, чья она девушка (даже, если это не так), а Лив все-таки вышла с ним на очень личный разговор, оставив ему свой номер телефона, подчеркнув о звонках по сугубо уважительным обстоятельствам.
Случился злой Рок. В борьбе за «правое дело» Кол погиб от малолетки и ее брата-нарика (в завязке) по вине Плэк глупому стечению обстоятельств.
. Из выше сказанного, не трудно догадаться, что Кол ни разу не звонил кудряшке. Сокрушалась она об этом или испытала облегчение, парень об этом не знает, потому как «на той стороне» приходилось проходить процесс адаптации. Снова. И как только младший из Майклсонов стал понимать концепцию этого места, он наблюдал за жизнью небезразличных ему людей или просто идиотов, над которыми можно поржать.
Как же трудно быть призраком, который ничего не может сделать. Не проспойлерить концовку сериала, не подсказать решение проблемы, не защитить свою избранницу и ее брата от кучки дурачков из ПГТ. Зря она туда «переехала». Вот если бы с «той стороны» можно было отправлять сообщения. Но как и везде, существуют свои лазейки. Они очень пригодились, когда место обитания сверхъестественных существ начало уничтожаться. Живые быстро смекнули, что и как необходимо делать, только не все пошло так, как они этого хотели.
Кол оказался последним, кто «прошел через якорь» в мир живых. Первородный знал, куда отправиться. К человеку, без которого его чудесное воскрешение было бы невозможным. Удивительно, но место их встречи изменить нельзя. В баре однажды – в баре навсегда? Снова их воссоединение состоится в том баре с яркой вывеской. Вампир дождался времени около закрытия, когда последний посетитель ушел домой, а он попал внутрь заведения, перевернув табличку на «закрыто». Медленным шагом «звезда бейсбола» прошел до барной стойки.
- Привет, – негромким голосом произнес Майклсон, слегка улыбнувшись. В его глазах не было привычной хитрости и наглости. Ни намека на ехидство. Скорее, некое подобие гармонии.

Отредактировано Kol Mikaelson (Сб, 11 Дек 2021 12:56:02)

+1

3

“Да пошли они!” — сказал Люк и остановил заклинание.
Лив все еще не могла поверить, что у него это получилось. Нет, черт возьми, она и так догадывалась, что у ее брата все шансы пережить это гребаное слияние, а гроб и красивое платье для него предназначались ей.
С днем рождения, ведь двадцать два года — такой прекрасный возраст, чтобы умереть! Конечно, именно об этом мечтала каждая юная ведьма!

Лив смирилась с тем, что этот страшный день когда-нибудь настанет. Оставалась лишь легкая интрига — кто из них умрет, она или Люк? Теперь у Лив не было никаких сомнений. Ее близнецу суждено стать лидером клана, а частичке ее души — жить в его сознании. Они в какой-то степени останутся вместе, но сама Лив будет мертва.

Лив не раз смотрела на отца и задавала себе вопрос — каково это? Каково это, выиграть в слиянии и жить дальше? Быть уже не тем, кем он был раньше, а смесью прежнего себя и своего брата.
Каким он был до того, как ему пришлось пройти ритуал? И каким потом станет Люк?

К черту это слияние. Осталось меньше года и Лив усиленно гнала от себя эти мысли. Старалась отвлекаться как могла.
Последний год ковен занимали исключительно странники. Впервые за две тысячи лет они стали близки к своей цели — уничтожить всю магию.
Пока Сайлас и Амара оставались бессмертными, пока Кэтрин Пирс была жива половину тысячелетия, странники не могли осуществить свой план, но когда остались только Елена Гилберт и Стефан Сальваторе, у них развязались руки.
А значит, всей магии — нормальной магии — хана.

У Ковена Близнецов только две цели: помешать странникам и сдерживать Кая в его тюрьме. И если со второй целью они успешно (пока что) справлялись, то с первой проебались по всем фронтам.
Потому что странники перекрыли Мистик Фоллс. Лив могла оказаться там, но становилась обычным человеком, а вампирам пришлось покинуть город. Лив не слишком привыкла жить без магии, которую изучала с детства, да и город ей не очень приятен.
Как и его жители.

Им с Люком приходилось присматривать за двойниками, а значит — автоматом терпеть некоторое дерьмо. Во-первых, “Елена”, а точнее, Кэтрин в ее теле думала, что Люк — обычный человек. Ему приходилось давать ей свою кровь и списывать контрольные, Лив приходилось делать вид, что она ничего не понимала в магии.
Паршивая маскировка, спасибо, больше не надо.

Едва эти паразиты обнаружили, что Лив не так слаба, как казалась, а Люк — тоже ведьмак, да еще и к тому же безотказный, они моментально уселись на их шеи и свесили ножки, бегая к близнецам чуть ли не каждым чихом.
Лив это раздражало.
То заклинание, чтобы пройти через завесу и вернуться к жизни, стало последней каплей. Бонни спасти не удалось — якорь умер вместе с Той стороной. Парень Елены, Деймон, тоже не успел проскочить и погиб.
А кто в этом виноват? Ну да, Люк, который сдержал Лив и не позволил ей закончить. Лив злилась на брата за то, что тот прервал ее заклинание. Да какая разница, когда умереть — сейчас или через год?!
Теперь ей снова думать о слиянии. Лив гнала от себя эти мысли.

Почти все разъехались после экзаменов, и поэтому в “Skull Bar” было не слишком много людей. Лив уже привыкла к этой работе и даже будет жаль бросать ее до осени. Домой на каникулы не хотелось. Во-первых, ей придется смотреть в глаза всему ковену и объяснять, почему они с Люком так облажались со странниками.
Во-вторых, отец опять заведет свою идиотскую шарманку про слияние, как будто бы они могли забыть об этом.
У Лив есть еще несколько дней, чтобы окончательно решить — стоило ли ехать в Портлэнд или лучше остаться здесь.

Посетитель оказался неожиданным. Лив подняла голову, едва услышала приветствие и нахмурилась.
— Опять ты. Я уже и забыла про твое существование.
Фыркнула, снова возвращаясь к бокалу, который она протирала. Кола она помнила, но ни разу не думала о нем с тех пор, как они выбрались из кабинета профессора Шейна.

+1

4

Остра на язык, как всегда. Разве можно было ожидать чего-то иного Первородному от «своей девушки?» Разумеется, нет. Потому, он даже находил в подобном изъяснении свое очарование. Проведя какое-то время за завесой, вампир периодически наблюдал за происходящим с блондинкой. Он успел узнать ее получше. Жаль, что это действовало лишь в одну сторону. Зато, он убедился в том, что ведьмочка так язвительно реагирует только на него. Какой из этого можно сделать вывод? Майклсон был ей не безразличен. Это хорошо. Если есть чувства (отрицательные или положительные – неважно), то с этим можно работать. А когда человек не питает ничего, кроме безразличия в твою сторону, то увы, война давно проиграна и продолжать бороться не имеет никакого смысла.
- Я уже успел соскучиться по колкостям, сходящим с твоих губ. Как погляжу, ты по мне тоже соскучилась. Отрицать бесполезно, – на этот раз, роль «плохого полицейского» будет исполнять барменша, а Колу придется примерить на себя простого добряка. В прошлую встречу-знакомство, исторически немолодой человек вел себя крайне странно. Он попытался, таким образом, очаровать светловолосую с помощью своей харизмы. И до конца, так и не ясно – получилось у него это или нет. Да, у них произошел временный союз, в ходе которого любитель помахать битой узнал некоторые интересные вещи о профессоре Шейне. Так же, по просьбе своей напарницы, вампир смог сдержаться от рокового поступка, не прикончив этого человечишку прямо у него в кабинете. Конечно, девушка воспользовалась ситуацией, создала искусственную панику, включила пожарную сирену. Но настоящего целеустремленного клыкастого создания, вроде него – подобная мелочь не остановила бы. А вот она – смогла. И кажется, этот поступок даже был оценен по достоинству, он ведь заполучил драгоценный номер телефона. То есть, даже проиграв, Майклсон выиграл. Жаль, что позвонить так и не успел. Прикончили раньше.
- Много воды утекло с последней нашей встречи. Теперь, ты знаешь намного больше, я прав? – речь про воду была фигуральной, само собой. Древний намекал на то, что за время разлуки, все они изменились, хапнули печального опыта, который сделал их немного мудрее и осторожнее. Пусть, ведьма и не предполагала истинных причин отсутствия Майклсона, но ее, как и многих других людей, коснулись события, связанные с Сайласом.
Если бы ты располагала этими знаниями тогда, то позволила бы все закончить там, в кабинете?
Убийство Шейна могло бы решить кучу проблем и «спутать карты» главным героям Мистик Фоллс. Тем более, такой финт коснулся бы и Клауса, который так жаждал добраться до лекарства от вампиризма. Нужно было запихать его тому в глотку, и как тот стал бы обычной собачонкой, прикончить эту «моську» без всяких сожалений. Уж больно долго она лаяла на слона, пользуясь определенными привилегиями.
- Я хочу перед тобой извиниться, Лив. Видишь ли, на «той стороне» очень плохой прием. Точнее, оттуда невозможно позвонить. И все, что я мог делать – просто наблюдать. Правда, я не из тех, кто просто сидит, сложа руки, – облакачиваясь на барную стойку, вампир слегка наклоняется в сторону девушки. О том, что он там не релаксировал, образно говоря, можно догадаться по тому, что здесь и сейчас, Майклсон стоит прямо перед ней. Вполне живой (насколько это возможно для вампира) и здоровый.
- Знаешь, в последнее время, там дела шли совсем хреново. Поэтому, я пришел с целью благодарности. Спасибо, что дала шанс выбраться до того, как все окончательно не уронили. Повезло далеко не всем. Выиграть смогли только самые сильные и смекалистые. Остальные исчезли бесследно, – Кол решил поделиться последними значимыми событиями из этого «сверхъестественного чистилища». Прежде, он выступил информатором и для Мэтта Донована, который, естественно, оповестил всю Мистик Фоллскую братву. А те уже стали что-то думать на этот счет. Да, Майклсон все просчитал. И когда «открылось окно», он просто сиганул в него без оглядки. Он немного сожалеет о происходящем. Косвенная вина лежит и на его плечах за «привлечение» Паркеров. С другой стороны, он всего-лишь протянул удочку, фигурально выражаясь. А то, как эти «самородки» будут ловить рыбу, уже сугубо их личное дело. Потому, об этом не очень приятном факте пришлось умолчать.
- Но зря ты меня не послушала и сунулась в этот Мистик Фоллс. Думаю, что ты сама уже давно не в восторге от этой идеи. А мне хотелось лишь уберечь вас с братом, – если Колу не изменяет память, то он просил девушку ни при каких обстоятельствах не приезжать в этот мелкий городишко. Стоит «влиться» в события главной молодежной компашки, как хапнешь столько проблем, что придется горы трупов разгружать. И не важно, что их оставлял после себя Майклсон.
- Наверное, мне стоило быть откровенным с самого начала. Но ты так мало знала о вампирах и весьма неоднозначно к ним относилась. Не хотелось рушить наш и без этого, хрупкий союз. А теперь, все иначе. Ты выяснила больше. Наверное, нас терпеть теперь не можешь. Тем не менее, у всех должны быть исключения. А я ведь как тот мужик, который прибыл из будущего, чтобы спасти тебя. Меня зовут Кол, – исторически немолодой человек «решил играть по-крупному». У них осталось еще меньше времени, чем имелось при знакомстве. Майклсон не рассчитывал умирать, следовательно, придется компенсировать потерянные месяцы. Он верил, что произошедшие события закалили блондинку и любезничать, действуя осторожно, это ненужная роскошь.
- И я один из первородных вампиров, – продолжает Кол, после непродолжительной паузы. Лучше лишиться «сверхъестественной девственности», но заполучить на свою сторону столь неоднозначное создание, вроде него. Открывая немного истины на свой счет, Кол дал понять, что кудряшка может на него рассчитывать. А кто откажется от такого древнего козыря, образно говоря?

+1

5

В детстве Лив любила старые фильмы. Как ни странно, почему-то нравились про вампиров.
Это теперь, когда ведьма уже давно выросла и научилась магии, когда увидела реальность, она поняла — какое же по ящику показывали вранье!
Вампиры в реальности сильно отличались от красивых и готичных образов старого кино.
Ничего общего с книгой Брэма Стокера и других писателей прошлых веков.

Все же, каждый раз, когда по телевизору показывали фильм “Дракула”, снятый Джоном Бэдхемом, маленькая Оливия прилипала к экрану с открытым ртом, любуясь на то, как обаятельный и красивый граф в исполнении Фрэнка Ланджеллы учтиво ухаживал за Люси в исполнении Кейт Неллиган.
Смотрелось красиво и очень романтично.

Шли годы, Лив взрослела, постепенно втягивалась в дела ковена, встречала настоящих вампиров и обрастала цинизмом, прекрасно помня, что ей придется умереть во цвете лет — и какая тут романтика, какие тут мечты.
Где-то там они остались, в детстве, с маленькой начинающей ведьмой. Хотя, Люк до сих пор над ее детским восторгом ржал. Придурок.

К чему ей вообще это вспомнилась? В фильме была прекрасная фраза, сказанная графом.
“Знакомиться, как правило, не трудно. Сложнее от знакомства избавиться”.
Лив хмуро смотрела на Кола, понимая, как же прав был сценарист этого ретро-фильма, вот оно, вот он — пример!

Нет, она не соскучилась. Наглость Кола снова била все рекорды, скоро его в книгу Гиннесса когда-нибудь занесут, если уже не занесли (Лив не интересовалась).
Спорить с ним, впрочем, ей было достаточно лень. Ведьма только вздохнула и закатила глаза, отложив стаканы. Все равно уже протерла.
Лив расставила руки, упершись ими в стойку и через нее послала вампиру максимально укоризненный взгляд, на который была способна.

— Так ты был мертв? И кому за это послать цветы? — съехидничала, усмехнувшись. Возможно, узнай она раньше об этом, это вызвало бы какие-то эмоции. Теперь же Лив не собиралась об этом думать.
Интересно, а что случалось с теми, кто погиб в слиянии? Какая-то часть души и вся магическая сила доставалась победителю, но, возможно, другая часть могла находиться там?
Лив никогда не связывалась с мертвыми на той стороне, этого не делал и отец. Он никогда не рассказывал им с Люком, какого ему было после ритуала. Они и не спрашивали.

Лив выслушала вампира, с некой долей скепсиса. Да она бы в жизни не сунулась в этот Мистик Фоллс, если бы не задание ковена.
— Ты можешь говорить что угодно, но у меня была цель. Мой ковен не должен был допустить, чтобы странники уничтожили в мире всю магию, оставляя только свою, извращенную. Для этого нам были нужны двойники и якорь. Кто же думал, что с ними столько проблем, но цель есть цель, — добавлять, что они немного проебались, Лив уже не стала. Это и так понятно. К счастью, получилось ограничить все в пределах одного города.

— Зачем пришел на этот раз? Если тебе нужно в Мистик Фоллс, я ничем не могу помочь. Благодарность, допустим, я принимаю, — может, он просто зашел выпить, а поблизости не было другого бара. Лив не понимала, почему этот первородный (вот, значит, как) вампир к ней все еще прицепился.
Даже если она ему понравилась, у него нет шансов. Примерно полгода до того самого дня, когда Лив упадет на землю после ритуала и уже не встанет.

— Слышала, кстати, о твоем брате, — о Клаусе Майклсоне ходило много слухов. В основном, о его жестокости и мстительности. Многие вампиры тряслись от ужаса, едва о нем слышали. Ведьмы поджимали губы, оборотни глухо рычали.
Удивительный он, так настроить против себя весь мир. Лив на долю секунды стало интересно, каковы остальные. Но не настолько, чтобы терпеть общество этого наглеца.
Он вообще мог разговаривать нормально?

В ту помощь, что предлагал ей Кол, она не верила. Лив запретила себе надеяться на чудесное спасение от слияния. Так, в общем-то, будет гораздо легче.

+1

6

Кол, очевидно, мазохист. Ведь, чем больнее светловолосая собеседница пыталась его кольнуть, тем сильнее было притяжение к ней. У девушки было все, что ему так нравилось. Стервозный характер, хорошая внешность с парой козырей, если вы понимаете… Но что еще более важно, она являлась хранительницей природного баланса. Как бы странно это не звучало, но больше всего первородного интересовал именно данный аспект. А еще, с кудряшкой было сложно. Следовательно, скучать не придется. Кому захочется быть с той, кто не оказывает малейшего сопротивления, а сразу на все соглашается? У человека должна быть воля, должен быть «стержень». Если бы Майклсону потребовался бесхребетный раб, то тот просто бы внушил какому-нибудь человечешке стать таковым. А если бы на интересующее существо не подействовал бы «гипноз», то есть уйма других альтернатив, стимулирующих к сотрудничеству. Кол прекрасно знал их все, как и каждый из семейства. 
- Гилбертам. Цветы им точно пригодятся. Жить им осталось недолго, – ответил вампир на очередной провокационный вопрос барменши. Немолодой человек понимал, что подобное отношение он заслужил. Подбери он иной ключ подхода к блондинке, то все могло быть иначе. Однако, что сделано, то сделано. Да и трудно переделать человека, тем более, такую раритетную древность, вроде Майклсона. К тому же, стоит ли? Если нет сил и желания принимать людей такими, какие они есть, то значит, пути сильно отличаются. И остается только два варианта: 1) Простить, понять и обнять. 2) Понять, простить и убить.
Угадайте, какой из выше озвученных вариантов ближе всего древнему? Правильно. Его собеседница даже не представляет, насколько ей повезло. Ее он и пальцем не тронет (если она только не попросит об этом), несмотря на все ее выходки. Потому что в ней есть заинтересованность. Любых других, Кол убивал и за меньшее. В его воспоминаниях есть несколько красочных воспоминаний, где он в одиночку или со своим братом – Клаусом, устраивал пиршества и настоящие бойни. К слову, до Гилбертов любитель помахать битой тоже как-нибудь доберется, если не будет других более важных дел, как сейчас.
- В этом все и дело. Это не твоя цель. У тебя в приоритете должна быть жизнь с братом около века, минимум. Разве нет? Что толку помогать ковену, который лично отправляет вас на этот странный магический смертельный ритуал? – слегка усмехнувшись, интересуется Майклсон. Это был укор не в сторону девушки, а скорее демонстрация иронии. Она все еще пытается рассуждать о пользе для ее клана, хотя давно поставить свои интересы выше чужих. Ей стоило помочь Колу избавиться от Сайласа, нужно было раньше одобрить убийство Шейна. Стольких жертв удалось бы избежать.
Девушка принимает его благодарность. Для кого как, а для любителя помахать битой, это большой шаг вперед. В их отношениях наметился прогресс. Значит, есть надежда на то, что в скором времени, ведьмочка научится доверять своему старому-новому знакомому. Все-равно от него не избавиться. Даже, если она узнала его истинную природу и выяснит, каким способом его можно ликвидировать… Провернуть такое будет не просто. А пока время будет идти, куда больше вероятность, что его назойливость, упорство и измор возьмут свое раньше.
- Какие планы на лето? Не хочешь провести его с пользой? Я хоть и не мой брат Элайджа, но слов на ветер не бросаю тоже, – хоть что-то у него общего с этим благородным представителем семейства Майклсонов. А то куда не глянь, вечное пересечение с бастардом. Не ровен час, как можно было бы подумать, что и Кол «нагулянный», но благо это не так. Претензий к нему отец не имеет.
Вот таким не самым очевидным способом можно сказать своей любимой (Кол надеется) девушке, что твое присутствие напрямую связано с ней. Он будет бороться за нее, даже, если она уже давным-давно опустила руки. Положит свою жизнь (опять), если понадобится. Но все же, эта ведьма и ее брат-колдун проживут больше, чем им предначертано судьбой. Майклсон обожает путать карты и идти против системы. А тут такие большие ставки. Игра обещает быть интересной. Она, определенно, стоит свеч. Когда еще попадется такой грозный противник? Повезло, что первородный не является фаталистом.
Лето обещает быть плодотворным, если барменша ответит согласием на его предложение провести время вместе. Для нее это будет одно из самых трудных решений в своей жизни, если брать в расчет тот факт, что она его терпеть не может. Однако от ненависти до любви… Придется выбирать наименьшее из зол. Собственная смерть или он. Многие бы выбрали первый вариант. А ведьма была бунтарской личностью, вряд ли ее устроит простое решение этой проблемы. Она любит жизнь. Это он понял. Она дала ему свой номер телефона. Не для глупостей, а чтобы заняться делами. И он собирался ей перезвонить, честно первородное. Но вмешался злой рок, а теперь, он снова жив. Времени осталось мало, по человеческим меркам. Работы много.
- Ничего хорошего, я полагаю? Его популярность растет. Он ведьм на дух не переносит. Хочешь секрет? Он боится меня, – интересуется немолодой человек у девушки, когда речь заходит о Клаусе. Майклсоны, вообще то семейство, с которым не очень хочется знакомить и знакомиться. Тем более, с Клаусом. В связи с этим, более занимателен тот факт, что на данный момент, Кол один из немногих, кто способен напугать собственного брата до усрачки. Он прекрасно помнит его испуганный взгляд, когда его впервые «освободили» вместе с Финном после долгого сна. Тот, вообще знатный рекордсмен. Девять сотен лет в одной позе.

+1

7

Лив далеко не идиотка. Она прекрасно понимает, что имеет в виду Майклсон, говоря о Гилбертах. Что там у них произошло — не ее дело. Если он упоминает обоих сразу, значит в этом замешана не одна Елена и не один Джереми, а вот точно вдвоем.
К Елене Гилберт Лив относится достаточно равнодушно, зато все еще симпатизирует ее брату. Хороший парень, когда не идет на поводу у вампиров.

— Если ты их убьешь или хотя бы попытаешься, можешь ко мне больше никогда не подходить.
Фраза, казалось бы, звучит почти равнодушно, но в тоне ведьмы легко уловить угрозу. Кол вьется возле нее уже третий раз и никакая смерть ему не помешала подкатить снова. Лив терпит его компанию, от него достаточно тяжело отделаться.
Она напоминает себе, что дело вовсе не в слиянии, а в том, что ей совсем не нравится общаться с убийцами.
Разве что иногда.
Разве что она увязла в этом дерьме с тех пор, как ковен попросил присмотреть за двойниками. И нахера?

— Даже не знаю, как тебе объяснить. Все достаточно сложно и, поверь, если мы с братом до сих пор не соскочили с этой «приятной перспективы», значит, у нас не нашлось способа. Только и всего, — Лив понимает плечами, заканчивая протирать стаканы.
Если бы они были знакомы чуть дольше и ближе, она бы ему рассказала про устройство ковена.

Потому что проблема не только в том, что у лидера больше всего сил. А в том, что к нему привязаны остальные члены ковена.
Все связано между собой и теперь приходится найти способ ничего не поломать и не сдохнуть.
Чертов Кол! Лив ведь уже смирилась с тем, что для нее нет надежды.

— Боится тебя? Почему же? — Лив решает переключить тему разговора, оттягивая свой ответ про летние планы.
Ей действительно интересно. Правда, это не отменяет того, что случилось недавно. Кол, будучи мертвым, воспользовался лазейкой, тем самым магическим коридором через якорь, который сделала она.
Кто-то не вернулся.

Лив не видела слезы Елены, пока Люк, прекративший заклинание, приводил ее в чувства. Позже она узнала, что с той стороны не вернулся Деймон, а Бонни… Жаль. Сущность якоря обеспечила мертвой ведьме возможность быть почти что живой, общаться с обитателями обоих миров.
Только она все равно при этом оставалась мертвой и теперь…
Жаль. Лив она нравилась.

Жаль, что она не смогла спасти всех и чувство вины будет с ней какое-то время. Лив смотрит на Кола, пожимая плечами.
Может, стоит куда-нибудь уехать до начала семестра ее последнего года в колледже, который по плану ей даже не суждено закончить — виват (нет) чертовому слиянию?
Может стоит поярче провести последние месяцы жизни, если они все-таки останутся таковыми и у них ничего не получится?

— А теперь подробнее про лето. И про шансы. Я, видишь ли, терпеть не могу пустые обещания, которые заканчиваются ничем, — ее почти ничего не связывает с Майклсоном кроме нескольких встреч. Она не знает, действительно ли он способен найти для нее способ избежать слияния или это всего лишь пустое бахвальство.

+1

8

- Убедила, – ответил кратко первородный, когда речь пошла о Гилбертах. А ведь это совсем не в его духе. Майклсону куда привычнее спорить, драться или иными способами отстаивать свою точку зрения, в том числе и через секс. Но последний у них и так будет. Рано или поздно, но это произойдет. И дело даже не в судьбе. Потому что в отличие от блондинки, Кол не всегда пускал свою жизнь на самотек. У него и жизни, как таковой, не было. Большую часть времени вампир провел в гробу, куда его каждый раз заботливо отправляла часть семейства.
Жаркие споры отнимут время, которого у них осталось не так уж и много, посему – гораздо проще прийти к консенсусу, что не совсем характерно для любителя сначала махать битой, а потом задавать вопросы. Да и странно это. С чего бы Колу так просто добровольно становиться «каблуком?» Они же не спали вместе.
Да и кому хочется иметь что-то общее с тем, кто пытается тебе угрожать? За такое семейство древних сразу пускает в расход. Особенно те, кто склонен открыто проявлять свою кровожадность и несдержанность. С другой стороны, в словах, где была озвучена угроза, сам Майклсон услышал нечто другое. Ультиматум. Шантаж. Называйте, как хотите. При любой провинности, девушки сразу лишают самого дорогого и сладкого. А это ведь уже победа, разве нет?
Раньше она меня просто на дух не переносила, а теперь условия ставит. Из чего можно сделать вывод, что спустя время, Лив не против моей компании.
Да, возможно, немолодой исторически человек всего-лишь услышал то, что хотел услышать. И что? Кто сможет оспорить?
Или не знали, где нужно искать.
- Потому что, я единственный в семье, кто отстаивает свою жизнь. Он понимает это. Мне не хочется быть рядом с лицемерами и предателями. Ребекка и Элайджа его терпят. Ясное дело, потому что они пробыли здесь намного дольше. Пока Ник ведет себя хорошо, то их все устраивает. Потому что, для них семья – превыше всего, – в голосе звучат нотки раздражения, когда любитель бейсбола отвечает на вопрос собеседницы. Ему снова врезается в память их тупая клятва «всегда и навечно».
Нет, возможно, если бы его пригласили в этот тайный круг избранных, то Майклсон бесился бы меньше. Собственными глазами посмотрел, ради чего стоит рисковать собственной жизнью. Однако, подставлять свой зад ради брата, тем более сводного – смысла он не видел.
- Нет у меня больше семьи. Для меня все погибли в то треклятое рождество. Ненавижу его. Теперь, я сам по себе, – нахмурив брови, выдвинул конкретные выводы Кол. Прям было заметно, как вампир паник немного духом. Еще бы. Едва знакомая ведьма сделала для него больше (пусть и не по своей воле, и вообще, не хотела этого), чем родные кровинушки. Хоть бы ради приличия погоревали бы лет пять, потом заявились бы к Гилбертам устроили бы им вендетту.
А вот разговоры о совместном времяпрепровождении смогли приятно отвлечь. Если барменша просит подробностей, то значит, как минимум в этом заинтересована. Отлично, проценты с каждой минутой растут. Благоприятный исход для них обоих, что может быть лучше?
- Вашу проблему можно решить двумя путями. Простым и сложным. Первый – мы сразу отметаем, потому что убивать твоего папашу не вариант, правильно? – вопрос, скорее, риторический. Потому как, если блондинка заботиться о совершенно чужих и ненавистных Колу, Гилбертах, то лидера клана она вряд ли пустит в расход. Своего бы отца древний тоже не стал бы трогать. Скорее, помог бы ему достичь его цели. У Майкла же нет претензий к родным детям. Только к бастарду. А ведь Майкл тоже далеко не подарок. И все же, младший сын его любит. А насколько остро проблема «отцов и детей» стояла в семье ведьмы, приходилось только догадываться. Однако, сомнений в похожей любви к отцу… Не было.
- Остается сложный. Магический. А как ты знаешь, никакая магия не может дать гарантированный результат, потому что везде должен быть природный баланс. Либо пан, либо пропал, –  вот и ответ касаемо шансов. Озарив девушку улыбкой чеширского кота, вампир готовится покинуть заведение.
- Решение непростое. У тебя есть достаточно времени, чтобы его обдумать. А твой покорный слуга тебя покидает и не будет беспокоить раньше срока. Номер мой у тебя есть. Позвонишь, – разворачиваясь, Майклсон направляется в сторону двери. Открыв ее и уже одной ногой переступив порог.
- Ах, да. При твоем согласии – не ищи меня. Я сам приду к тебе в комнату. Все-равно, там половина считает уже меня твоим парнем. И в следующую нашу встречу, приготовь бурбон, – Кол подмигнул блондинке, отправившись восвояси. У него будет время заняться своими делами, пока не наступят первые летние деньки.

0

9

Ехидное предложение найти себе психотерапевта получше, чем рядовой бармен так и рвалось наружу, но в итоге осело в горле невысказанным вслух. Лив почему-то стало очень неловко развивать эту тему.
Она не пускает в свои семейные проблемы вообще никого. Даже Колу, который так старался вытянуть из нее подробности, она не сказала многого.
Почему же Лив стоит лезть в его собственные?

Сложные отношения в семье, да, знаем, проходили. У Лив все так с отцом. Он все еще настаивает на слиянии и уверен, что из двоих близнецов его выиграет именно Лив. Как когда-то был уверен в победе Кая (его имя в семье категорически нельзя произносить вслух, как и в целом вспоминать тот день). Лив неприятно. Отец ее любит больше, чем Люка.
И хотя брату на это, кажется, плевать, как и на возможный результат ритуала, Лив-то знает правду. Люк всегда был сильнее. Однако если она об этом расскажет обоим, приводя все аргументы…
Ой, нахер!

Домой, в Портленд ей совсем не хочется. Даже несмотря на то, что это ее последнее лето — пока не найдено никакого решения, стоит принимать данный факт за истину. К тому же, она ведь не на все два месяца уезжает черт знает куда с каким-то малознакомым вампиром? Подумаешь, ничего необычного. Ага. Вообще.

— Убьешь его — положишь весь ковен. Ты идиот? — Лив задевает даже возможное убийство отца ради сомнительной помощи. Если думать теоретически, то что их с Люком может избавить от необходимости пройти ритуал в двадцать года? Наверное… ничего? Лив пока не знает никаких альтернативных путей, чтобы не пропала чья-то жизнь. Разве что выпустить Кая, найти Джозетт, поставить их друг напротив друга и она каким-то удивительным образом выходит победителем.
Несмотря на то, что Лив — ведьма и способна сама творить магию, она точно знает, что чудес не бывает. Из ниоткуда и без последствий для природного баланса уж точно.

— Не вздумай ставить мне условия, ты… — бутылку бурбона Лив уже готова отдать ему прямо сейчас. Желательно, метким запуском прямо в голову. Вампиру это все равно не повредит, а она хотя бы отведет душу. Но за Майклсоном уже закрылась дверь с другой стороны и ведьма только вздыхает, закатывая глаза.
Невыносимый тип. Если за время их совместного путешествия Лив его не прибьет, это будет точно чудо. То самое, которого не бывает.
Ведьма пожимает плечами и возвращается к работе. Осталось только ждать.

***

— Уверена, что не хочешь съездить домой? — Люк наглым образом развалился на ее кровати и листает какой-то журнал, даже не глядя на сестру.
— Попозже, ладно? Кто знает, может мне потом не светит путешествовать, — она усмехается, завязывая волосы в хвост. Люк оставляет ее реплику без ответа. Чем ближе та самая дата, тем меньше они говорят об этом.
Ее близнец ведь тоже не хочет умирать. Еще меньше он хотел бы убить ее. Лив не же не хочет давать ему надежду о другом выходе. Потому что сама еще ни в чем не уверена.
— Увидимся в августе, — ради того, чтобы обнять ее, Люк даже встает с кровати, отложив журнал.
— Да… Увидимся, — Лив прижимается щекой к его плечу. Конечно, она будет скучать. Игнорирует все шуточки про “нового парня” и не рассказывает брату, в чьей компании она будет. Поэтому Лив и велела Колу встретить ее у бара.

— Если ты не собираешься забирать меня на хорошей машине, то я тогда вообще не понимаю, на черта тебе вечная жизнь, — отвечает на звонок она уже возле служебного входа. В другой руке у Лив дорожная сумка, не только с одеждой, но и с магическими атрибутами, включая один из семейных гримуаров.
Как оно все будет оценено работниками аэропорта — загадка.

0


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Спасение поневоле


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно