In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » season of the witch


season of the witch

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

season of the witch

Wanda Maximoff // Loki Laufeyson // witches

https://i.imgur.com/NCrVDPU.gif

https://i.imgur.com/IZDQgAJ.gif

https://i.imgur.com/BoeqIgl.gif

«

Hydra facility in Sokovia, 2014

You've got to pick up every stitch
Must be the season of the witch

Donovan — Season of the Witch

»

[icon]https://media.tumblr.com/d22dade854a9d0b5c2cd3b669092344b/tumblr_p8bzfzGBni1s9sek0o2_540.gif[/icon]

Отредактировано Loki Laufeyson (Пн, 9 Авг 2021 00:05:29)

+2

2

Он пришел к ним, как спаситель, как ответ на их молитвы, как ещё одно доказательство правильности избранного пути. Он пришёл к ним в час наибольшей нужды, когда участников сопротивления оставалась лишь жалкая горстка. Отчаявшиеся дети войны, согласные на какой угодно для себя исход – им терять больше нечего, кроме своей жизни, да и та стоит недорого, они согласны с ней расстаться без особого сожаления. Измученные, истощенные, израненные, ищущие быстрой смерти, нежели действительно верившие в то, что разверзнувшийся на родине ад однажды закончится победой заковианцев. Ванда смотрит фон Штрукеру в глаза и не сомневается, барон явился настолько вовремя по одной простой причине – он выжидал подходящего часа. Его люди заняли крепость уже довольно давно и только сейчас снизошли до разговора с сопротивленцами. Понятно почему. Хотел, чтобы публика была посговорчивее, чтобы изнурённые голодом, холодом и бессилием люди ему в рот восхищенно заглядывали, чтобы отправились за ним без лишних разговоров и вопросов. Они и отправились, все вместе, но только близнецы понимали куда именно идут. Взявшись за руки, двое круглых сирот замыкали колонну добровольцев, ещё более угрюмые и мрачные, чем обычно, ещё истовее желавшие изменить мир. Брат и сестра поклялись друг другу, обещав выжить любой ценой, что бы Гидра с ними не делала.
«В конце серии, ты понимаешь, что всё это было просто плохим сном. Всё было не по-настоящему», — эта мантра насколько то возможно подействовала тогда, под завалами, где они с Пьетро два дня ждали спасут их или всё же позволят снаряду разорваться и покончить с ними. Кошмар, увы, всё никак не желал заканчиваться, заставляя Максимофф сбегать в мир ситкомов. Отрывок из Шоу Дика ван Дайка (второй сезон двадцать первая серия), намертво отпечатавшийся в её памяти, она воскрешала чаще прочих, дабы в очередной раз попробовать убедить мироздание позволить ей проснуться не в раздираемой войной Заковии, но в собственном идеальном мире, где нет места оккупантам и продажным политикам.
Им дали окрепнуть. Досыта кормили, дали наконец выспаться и даже какой-никакой одеждой обеспечили. А потом попросили о скромном вкладе в науку. Добровольцы кивали, после чего бесследно пропадали, так что когда очередь дошла до близнецов, Ванда всеми правдами и неправдами напросилась пройти испытание первой. Доктор Лист согласился. Сказал, что “сестра на вид покрепче”. Знал бы он, насколько оказался прав. Знала бы она насколько окажется “покрепче”…
Как только двойные двери закрываются за спиной девушки, она называет своё имя, подтверждая свой статус, и усилием воли загоняет страх как можно глубже. Страшно не за себя, за брата. Ей за него всегда страшно, ведь столь многое может их разлучить, особенно здесь, особенно сейчас. Но вопреки всему, они всё ещё вместе.
«Просто выживи. Переживи».
Нужно всего лишь коснуться мерцающего камня цвета индиго. И не умереть. Проще простого. Максимофф делает шаг вперёд, затем ещё один, совершенно не ожидая того, что происходит дальше. Камень освобождается из плена причудливого переплетения металла и направляется к ней, словно хочет рассмотреть девушку получше. А та завороженно, пусть и чуть испуганно следит за его плавным движением ближе к середине помещения, ближе к ней. Ванда протягивает правую руку, чтобы дотронуться до образца. Ей всё ещё страшно, но она почти уверена, что сегодня она не умрёт. Сегодня ей удастся выжить. Во вспышке яркого желтого света, которым сменился холодный синий, стоило ей коснуться его, она видит женскую фигуру. Сознание ускользает почти сразу же, заставляя соскользнуть в то странное “между”, где обретаются как пребывавшие в коме, так и просто упавшие в обморок. Сколько времени прошло, остаётся только гадать, но в какой-то момент она понимает, что выныривает из тяжелого забытья. И сразу же чувствует на себе чужой взгляд, поэтому на всякий случай притворяется по-прежнему спящей. Инстинкты кричат о том, что наблюдает за ней незнакомец. Который может быть опасен.
—Я тебя вижу, — не открывая глаз, произносит она. Она теперь учится видеть вещи иначе, не с помощью привычных органов чувств. Ванда знает, что теперь может ощутить гораздо больше, чем раньше. Вопрос только насколько больше. И как к этому отнесётся незнакомец...

[icon]https://64.media.tumblr.com/11a3b0637dc1da803ed90edc8e032e57/8cb32ef5c570c103-6e/s400x600/9f523f6cc100318099849f4e331cf8d9111036a6.gifv[/icon][sign]

https://64.media.tumblr.com/d58d6184c375526acc21b2f3c0df5cb0/8cb32ef5c570c103-fc/s400x600/88eb472cf95f4b204910730c0f18df6721ffde4e.gifv

[/sign]

Отредактировано Wanda Maximoff (Вс, 5 Сен 2021 22:44:06)

+1

3

Тронный зал был пустым и светлым. Пахло мрамором и воском. Пустынный длинный зал с высокими стройными колонами тонул в тишине. Локи сжимал в руке нагретый его хваткой металл копья. Жесткое сиденье трона было раздражающе неудобным. Почему он раньше никогда этого не замечал? То, как задница немела от сиденья на этом проклятом троне? Неудивительно, что Один предпочитал отправляться в походы и отбивать зад о лошадиные седла.

Наверное, он должен был ощутить… что? Торжество? Радость? Удовлетворение? Золотые своды Асгарда простирались перед ним. Утреннее солнце окрашивало город в волшебное сияние. Зелень палисадников и парков благоухала свежестью. Радужный мост переливался всеми цветами, струясь к горизонту. Воды океана бескрайними водопадами проливались за край мира. Асгард будто бы расположился на его ладони. Локи буквально чувствовал его в своих руках, точно также как твердь Гунгнира в своих пальцах.

Но торжества не было. Радости не было. Удовлетворения не было. Трон не принес ему ожидаемого счастья. Локи день за днем, с того самого момента, как занял место Одина, ждал, когда он наконец ощутит, что добился желаемого. Сначала он думал, что ощутит это, как только убедиться, что Всеотец ему не помеха. Но это не принесло ожидаемого эффекта. Потом он думал, что ощутит это, как только Тор перестанет быть угрозой. Но Тор отказался от престола, убрался добровольно на Мидгард, а Локи так и не ощутил того, что ждал. Он думал, что стоит избавиться от Сиф и Хеймдалля. Но нет. Это ничего не дало. Он думал, что стоит поставить статую в честь себя. Но и это ничего не дало. Он думал, что стоило изменить восприятие себя асгардцами. Показать себя в другом свете. Но и их обожание не принесло ожидаемого ощущения.

Он достиг того, чего хотел. Но не чувствовал этого.

Быть может, стоило перестать изображать из себя Одина… Но объяснять девяти мирам, куда делся их обожаемый Всеотец, обещало быть так утомительно. Да и кровопролития будет не избежать. Локи же не хотел развязывать сейчас войны. Особенно учитывая, что армии у него толком не было. Армия была у Одина.

Быть может, в этом всё же всё дело?! Он просто не добился еще всего, чего хотел! Поэтому и не чувствовал. Пусть даже и сидел на троне и правил Асгардом.

Но не это осознание заставило «Одина» вздрогнуть, чуть не выронив Гунгнир. Не оно вдруг пронзило разум, подобно чей-то меткой стреле. Боль прошибла череп, на долю секунды окрасив весь мир в ярко-желтый свет. Сияние, затмившее собой все поле зрение. Желтизна, впившаяся в разум. Желтизна, вытеснившая всё… Локи резко выдохнул.

Сердце заходилось в груди. Мир желтел. В ушах звенело. Пальцы судорожно сжались вокруг копья. Облик Всеотца, которые он с такой легкостью носил всё это время, слез с него, словно чешуя. Зеленые всполохи магии пробежали по коже и рассеялись. Локи глубоко вздохнул.

Он знал это чувство. Это, но другое… Но это. Отголосок былого касания. Он помнил. Быть может, он слишком уж воодушевленно схватился за эту возможность. За возможность оставить трон и Асгард, облик Одина и его копье. Слишком уж он скоро – не задумываясь особо – он проследил за эхо камня разума. Желтая сияющая нить вела его на Мидгард… «Конечно. Куда же еще?»

Разоренная войной страна. Старая постройка, замок – каменный мешок на горе. Человеческие ученые, привычно алчевшие силу, которой у них не было. И пушечное мясо – подопытные добровольцы… Оставаясь невидимым для человеческих глаз, Локи неспешно прошелся по учреждению, в которое привело его эхо – этот отголосок, достаточно мощный, чтобы отозваться сквозь миры и миллионы световых лет. Достаточно мощный, чтобы затронуть тот крохотный след, что воздействие камня разума, оставила в его собственном разуме. След, о существовании которого Локи даже не подозревал, пока его не тронули.

След привел его к девушке… Жалкой, истощенной, бледной. Рыжей. Еле живой. Спящей. И пульсирующей желтым сиянием. Невидимым, но поразительно ощутимым. Мощным. Словно маяк. Он остановился в углу помещения, рассматривая ее. Человек. Как в ней умещалась… Ее дыхание изменилось. «Пришла в себя». Он не шелохнулся, оставаясь невидимым. Почему камень привел его сюда?

Любопытство и азарт приятно затопили сердце. И тревога. Тревога, связанная с проклятым камнем.

Голос девушки прозвучал удивительно ровно. «Видит…» Локи усмехнулся. Это неудивительно, учитывая то, как она вибрировала силой. В то время, как все остальные в этом каменном мешке, его не могли ни увидеть, ни услышать.

– Только ты и видишь, – отозвался он, ступив чуть ближе. Да, она была человеком. Раньше. А теперь стала большим. Он отчетливо чувствовал в ней знакомые до боли отголоски камня. Но тон был совершенно иным. Как ей это удалось?  Как ей удалось подчинить силу камня разума? Или он ее себе подчинил?

Девочка играла с огнем? С силами, в которых не разбиралась? Нет. Она лишь «доброволец», один из тех, кто должен был закончить свои дни хладным трупом на замковом дворе… Но камень решил иначе.

– Кто же ты такая, счастливица? – улыбнулся Локи, разглядывая впалые щеки и темные тени под глазами девушки. Редко когда, встречаясь с человеком, Локи интересовался их именами. Но на этот раз он искренне спросил: – Как твое имя, девица?

[icon]https://media.tumblr.com/d22dade854a9d0b5c2cd3b669092344b/tumblr_p8bzfzGBni1s9sek0o2_540.gif[/icon]

Отредактировано Loki Laufeyson (Пн, 23 Авг 2021 20:11:28)

+1

4

Серо-зеленые глаза распахиваются. Почему-то ей кажется, будто стоит открыть их, как уверенность в том, что здесь находится кто-то кроме неё и брата испарится, словно роса под утренними лучами солнца. Внимательный взор скользит по прозрачному боксу, который на первый взгляд кажется пустым. Но ощущение чужого присутствия никуда не исчезает. Так обычно и бывает: переворачиваешь всё вокруг вверх дном в поисках находившееся прямо у тебя под носом. Но стоит остановиться, сосредоточиться, а главное успокоиться и потерянное не замедлит найтись.
—Только я, — странное это было ощущение, Алая будто налетела на препятствие и споткнулась одновременно. Но незнакомца все же увидела. Черноволосый мужчина в необычном одеянии разных оттенков зеленого и зеленого. Мог бы сойти за одного из тех странных знакомых барона, которым демонстрировали добровольцев (коих с каждым последующим визитом становилось всё меньше), но гости фон Штруккера вряд ли умели столь же искусно прятаться у всех на виду. И уж точно этого не хотели, наоборот, желали приковать к себе как можно больше взглядов. Им нужна публика. Без неё они никто.
—Счастливица… — произносит Максимофф, словно пробуя слово на вкус. Он ей не нравится. Потому что горчит. Пеплом и пылью, что забивали легкие выживших после бомбёжек. Мерзкими пилюлями, которыми пичкали в сиротском приюте, дабы детки росли крепкими и здоровыми. Желчью, подступавшей к горлу после суток без единой крошки во рту.
«Но ты ведь осталась жива!» — её будто упрекают этим. Настаивают, что за одно это она должна быть благодарна судьбе, Господу и своему ангелу-хранителю. Но девушка ничего похожего на признательность не чувствовала. И продолжала спрашивать, почему всем троим не было угодно защитить всю их семью, а еще лучше всю Заковию, которая теперь так приглянулась сильным мирам сего? Почему бы не поразить этих напыщенных господ молнией, испепелив на месте, и спасти сотни тысяч душ, гибнувших в горниле войны? Почему от беды оградили только их с братом? Сёстры могли лишь качать головами и приговаривать, что милосердный Господь не карает виновных, давая им шанс исправиться и осознать свои ошибки. А коль скоро человек создан по образу и подобию Божьему, людям должно проявлять понимание, а не поддаваться гневу и желать гибели своим врагам. Ведь последние в один прекрасный день непременно одумаются и поймут, сколь чудовищны творимые ими дела. Ванде всего десять лет, но даже она в столь юном возрасте понимала, что людей, раздиравших её дом на части, можно лишь заставить пожалеть. Пока они огорчены разве что сроками окончания военной кампании, которая займет больше времени, нежели они планировали. Заковианцы, несмотря ни на что, отказывались сдаваться на милость захватчиков, хотя прекрасно понимали, что небольшая страна в Восточной Европе не способна оказать серьезное сопротивление столь могущественным противникам в одиночку. Помощи просить было не у кого, против американцев, на стороне которых правда и гениальный изобретатель смертоносного оружия Тони Старк, никто не отважится. Максимофф казалось, будто страх за судьбу Пьетро и ненависть к Железному Человеку помогали ей пережить контакт с тем странным Камнем. Если бы не поведение образца во время эксперимента. Он ей показался… Разумным? Думающим? Живым? Впрочем, какая разница? Главное ведь, что они с братом целы. Пока…
—Так меня и зови, — счастливицей её считали почти все, кто знал их с Пьетро историю. Никто, правда, не понимал, что самые несчастные на свете люди – те, кому столь же крупно повезло, как и ей. 
—Ванда? — окликает её доктор Лист. —С кем ты разговариваешь? — подозрительно оглядывая бокс, интересуется он.
—Сама с собой, — складно лжёт она. Пусть лучше думают, что подопытная сходит с ума. Может, так оно и есть на самом деле. Может, девушка впала в кому, как все прочие, а через несколько дней её тело будет похоронено так глубоко, что никому не под силу будет найти её останки? Впрочем, какая разница в какой именно ад её занесло? Просвета пока все равно не было видно.
Мужчина протёр очки, ещё раз всмотрелся в стеклянный куб, бросил взгляд на Алую, после чего хмыкнул и, уткнувшись в планшет, отправился в сторону выхода из той части комплекса, где держали их с Пьетро.
«Странно», — думается Ведьме. — «Я ведь именно этого и хотела».
Девушка хмурится, пытаясь припомнить, было ли такое раньше. Выключать телевизор, если эпизод любимого ситкома задел за живое, – это одно, а выгонять надоевших с расспросами ученых мужей – совершено другое…
—А мне как тебя звать? — чуть тряхнув головой, спрашивает Максимофф у незнакомца. — Невидимкой? Для приборов ты тоже невидимка?

[icon]https://64.media.tumblr.com/11a3b0637dc1da803ed90edc8e032e57/8cb32ef5c570c103-6e/s400x600/9f523f6cc100318099849f4e331cf8d9111036a6.gifv[/icon][sign]

https://64.media.tumblr.com/d58d6184c375526acc21b2f3c0df5cb0/8cb32ef5c570c103-fc/s400x600/88eb472cf95f4b204910730c0f18df6721ffde4e.gifv

[/sign]

Отредактировано Wanda Maximoff (Вс, 5 Сен 2021 22:43:43)

+1

5

Сила колышется в ней, словно пшеничное поле на ветру – золотое море, колыхающееся, переливающееся. Изумительной красоты картина. Но в ее случае – изумительно смертельной красоты. Локи сделал плавный шаг ближе, невесомая поступь настороженного хищника, приглядывавшегося к тому, что могло с одинаковой вероятностью оказаться добычей, как и источником опасности. Он слышит горечь в ее голосе. Боль, которая казалась ему смутно знакомой.

На его вопрос ответили за нее – ученый по ту сторону толстого стекла. «Ванда». Локи не обратил на мужчину в очках внимания – ничем не выдающийся мидгардский ученый, который даже не догадывается, с каким именно бриллиантом столкнулся. Какое сокровище нашел в этой своей жалкой подвальной лаборатории. Очкарик мог считать, что постиг что-то о камне разума, но эта уверенность была обманчивой. Ничего он не знал. Ничего не понял. Лишь царапнул поверхность тех знаний, что скрывал камень. Ученый не стоил даже мимолётного взгляда, и Локи не потратил на него ни единой мысли. А вот Ванда… «Ванда…»

Сила камня, переплеталась с ее собственной. Локи ощутил это, почти разглядел плетение магических энергий, потоков, на долю секунды, когда магия интуитивно хлынула из девицы. Крохотная струйка энергии, направленная наполовину осознанным желанием, кратким импульсом ее воли. «Ведьма…» Она была ведьмой. «Не огранённый бриллиант».

– Хах, – выдохнул Локи, глядя в ее изможденное, нахмурившееся лицо. Юное лицо, но глаза выглядели старше – в них, словно в глубине омута, скрывалось прожитое горе, где каждый год весил как десятилетие.

Быть может, именно это камень и увидел в ней: ведьмовскую суть и внутреннюю силу, что не позволила ей сломаться под тяжестью бед. Любое оружие закалялось в огне.

От этой мысли по спине пробежали мурашки. Девица и правда была оружием. «Необработанным бриллиантом…» В ней сейчас заключалась не направленная мощь, ведьмовская сила, умноженная камнем. Поразительное сочетание, неожиданное и могучее. Пусть Ванда и понятия не имела о своей силе. О своей необычайной удаче.

В глубине души встрепенулась старая жадная потребность в силе. Привычная жажда власти, которая всегда просыпалась, когда в поле зрения появлялся очередной шанс на могущество. Руки зачесались от радостного предвкушения. Приятное возбуждение скреблось эйфорией в сердце. «Такой уникальный шанс...»

И в этом момент он напрочь забыл о том, что уже сидел на троне Асгарда, что Тор где-то шлялся, позабыв о престоле, что Один сидел перед телевизором в доме престарелых, а на главной площади перед королевских дворцом красовалась гигантская статуя в его, Локи, честь. В этот момент это всё потеряло значение, а вот человеческая ведьмочка со столь мощным и сырым даром, с силой камня разума в своей крови, вот эта ведьмочка, эта ее мощь, которая так и просилась в руки, просилась быть направленной, быть использованной – только это и имело значение.

Могущество не как средство, а как цель. Но он вновь ощущал азарт! Он вновь ощутил интерес!

Локи с задумчивой усмешкой облизнул губы. Перспективы были ошеломляющими. И пугающими. Эхо силы камня разума, что струилась по венам девицы, отзывалось неприятным холодком в его собственных жилах. То, как камень разума проявлял себя с Вандой… непонятно каким образом взаимодействуя с ней, при этом не сжигая ее изнутри, не расплавляя ее разум и не подчиняя ее волю. «Не насилие, но симбиоз?» Он почти завидовал.

Или это только так казалось, что камень не разрушал ее? Быть может, временное затишье? Сложно было сказать наверняка…

– Локи, – представился он, не считая нужным скрывать свою личность. – Я невидим для всего и всех, если я так захочу. Мы с тобой похожи… – Он улыбнулся, вглядываясь в настороженные глаза девицы. – Маленькая счастливица-ведьма. – Локи плавно притронулся к ее бледной щеке, осторожно провел пальцами по сероватой коже. Она казалась горячей под его прикосновением. – Я мог бы тебе помочь.

[icon]https://media.tumblr.com/d22dade854a9d0b5c2cd3b669092344b/tumblr_p8bzfzGBni1s9sek0o2_540.gif[/icon]

Отредактировано Loki Laufeyson (Ср, 6 Окт 2021 12:21:11)

+1

6

С Вандой всегда было сложно. В один момент с ней общаются как ни в чем не бывало, а в следующий она нахмурится, припечатает тяжелым взглядом и нагрубит так, что мало не покажется. И догадаться, почему она вспылила, мог бы разве что телепат (но таковых в компаниях не водилось). Самое невинное замечание могло спровоцировать её на ярость, для которой, казалось, не было никаких причин. Максимофф словно слышала не то, что ей говорили, а нечто своё, обижавшее до глубины души и вынуждавшее защищаться. Вполне возможно юная девушка просто стала чрезмерно мнительной и слишком ранимой из-за перенесенных в детстве травм – таковы ведь все дети войны. А возможно она каким-то чудом видела сквозь напускное, за словами угадывая истинные мысли, намерения, мотивы. Даже когда они были секретом для произносившего на первый взгляд безобидные вещи. Однажды даже Пьетро не выдержал и, поддавшись отчаянию, упрекнул сестру в том, что она была слишком уж неприветлива с людьми, предлагавшими помощь в их и без того нелегкой борьбе. Алая дернулась, словно от пощечины, и подняла на брата-близнеца глаза, в которых была такая горькая обида, что он мигом прикусил язык. А после того, как они выяснили подлинные причины, побудившие тех людей протянуть руку помощи сопротивлению, пообещал никогда больше в ней не сомневаться. Предложение, как оказалось, было далеко не таким бескорыстным, как оное пытались представить несостоявшиеся союзники. Для неё это не стало неприятным сюрпризом, она просто знала, что этим людям доверять нельзя, что они опасны, что они явились с отравленными дарами… Других, впрочем, она уже и не помнит, им давно другие никто не предлагал. Локи вряд ли исключение, даже несмотря на его желание поквитаться с Мстителями. Ванда не знает, что они не поделили, но точно знает одно – у божества может быть сколько угодно попыток свести счеты со вполне смертными людьми. Он попробовал раз, но не получилось, но он обязательно попробует ещё один. У неё же такой роскоши нет, второго и тем паче третьего шанса не предусмотрено, а потому бить она собирается всем, что у неё есть. На это нужно время, как сказал фон Штрукер. Сказанное было правдой, одной из немногих, что близнецы от него услышали.
—Ты смотришь на меня, как он, — ладонь мужчины осязается не совсем так, как должно, но всё же ощущается. Девушка тянется к щеке Локи, гадая, получится ли у неё коснуться его. Радужка окрашивается алым, что-то в ткани реальности меняется, это фиксируют и измерительные приборы, всего на мгновение регистрирующие энергетический всплеск. Его обнаружат гораздо позже, если вообще внимание обратят. Некоторые ученые мужи оказывались куда менее заинтересованными в затеянном фон Штрукере безумии, как они сами называли его эксперименты. Мгновение и… Надо же. Получилось. Шатенка улыбается, как ребенок, который понял, что вышло по его хотению. Интересно, это он позволил ей этот каприз? Или она смогла сама? Только ведь Максимофф ничего не делала… Или делала? И почему кожа его на ощупь холоднее? Или так у богов заведено? — Он хочет меня использовать, — его цели просты, понятны и неосуществимы. Он прекрасно понимает, что скорее всего не увидит миг, когда его враги будут повержены. Барон с некоторых пор живет одолженным временем, а потому торопится достичь как можно большего со своими самыми удачными на данный момент экспериментами. —Но тебе от меня не удастся ничего получить, — потому что он по сравнению с ней, как она по сравнению со всеми этими учеными. — Так зачем помогать мне, если я не смогу расплатиться? — бесплатный сыр бывает только в мышеловке. В иное верить просто глупо… — Вряд ли из-за того, что мы похожи, — она отнимает ладонь от его щеки и отстраняется от его касания. — Мне не кажется, что мы похожи, — по крайней мере пока он не доказал обратного. Ведьма почти уверена – если Локи решится попробовать убедить её, ложь и полуправду она опознать сможет. Всегда удавалось, да что там сопротивление Заковии этим (да еще отчаянием) жило, избегая подстроенных ловушек почти чудом. Ей даже интересно, случится ли с ней очередное, ведь боги обычно не уговаривают смертных принять их помощь… В мифах и легендах всё происходит совсем наоборот.

[icon]https://64.media.tumblr.com/11a3b0637dc1da803ed90edc8e032e57/8cb32ef5c570c103-6e/s400x600/9f523f6cc100318099849f4e331cf8d9111036a6.gifv[/icon][sign]

https://64.media.tumblr.com/d58d6184c375526acc21b2f3c0df5cb0/8cb32ef5c570c103-fc/s400x600/88eb472cf95f4b204910730c0f18df6721ffde4e.gifv

[/sign]

+1

7

[icon]https://i.imgur.com/BgbMFOj.gif[/icon]

Ее ладонь коснулась его щеки в ответ. В этом прикосновении не было нежности и ласки, лишь любопытство и электричество. Разряды магии, что щекотали кожу крохотными острыми импульсами.

Зеленые глаза Локи внимательно следили за ее лицом. За мелькавшими эмоциями, за отголосками ее мыслей, что проявлялись внешне. За микро-движениями мышц. За тем, как расширялись ее зрачки, как бегал ее взгляд. Он с хищной внимательностью изучал ее, стоявшую так близко и изучавшую его в ответ.

Ее глаза вспыхнули алым. Магическое пламя, что разгорелось будто бы в самой ее душе… «Ведь глаза – это зеркала души, не так ли?» Эта мысль показалась одновременно и смехотворной, и верной. Локи с любопытством улыбнулся, ощутив ее силу, ее магию, что ощупывала его, окутывала череп невидимой энергией, пытаясь проникнуть в его помысли. Судя по ощущению этой попытки неуклюжего, слишком агрессивного вторжения, Ванда еще не знала толком, как пользоваться своей силой.

Локи, не сводя с ее алых глаз пытливого взгляда, позволил ей коснуться своего разума. Зацепить несколько самых ярких, поверхностных образов. Открыл ей свои намерения и часть своей сути. Позволил нащупать его магическую силу, ту, что роднила их двоих. Пусть это и было сейчас сродни тому, как кто-то ступает одной ступней в волны океана. Почувствовать лишь отголосок этой мощи. Мелководье, за которым таилась непомерная глубина.

И она ощутила. Он видел ее реакцию, то, как она отошла от него, опуская руку. Алое пламя в ее глазах уступило место светлой зелени радужки. Болотные омуты на бледном лице. Бездонные и затягивающие…

На мгновение Локи стало любопытно, как она выглядела бы, лишившись этого отчаянного, изможденного флера, что витал вокруг нее. Отдохнувшая, сытая, умиротворённая. Не загнанный, полуголодный зверь в клетке, а свободно расправившая плечи ведьма, осознававшая свою ценность и силу. Осознавшая себя. Какое великолепное зрелище это должно было быть…

Ее возражение звучит тихо, скептически. Недоверие – это правильно. Недоверие – это то, что позволяет выжить. Локи всегда испытывал уважение к тем, кто сомневался и не верил всему – и ему в том числе – на слова и сразу же.

– Еще не совсем, – улыбнулся он. Ведьмочка понятия не имела о своем потенциале. Сейчас они не похожи… быть может. Но если бы она видела себя так, как он ее видел. Такой, какой она могла бы стать… Воображение рисовало ее в полной ее силе, с высоко поднятой головой, с горевшей алой мощью взором, с развевавшимися словно языки пламени волосами. Под ее ногами могли бы оказаться целые миры. Он видел этот потенциал в ней. Он чувствовал его.

– Человек? – Локи небрежно махнул в сторону двери, за которой скрылся ученый. – Он понятия не имеет, что тебе под силу. Он ничто. Но я вижу тебя. Я знаю, что ты сможешь.

«И от этого захватывает дух». Озвучивать эту мысль показалось ему рановато, хоть он и чувствовал, что перспективы, которые ведьмочка открывала перед ним одним своим существованием, будоражили его. О, конечно, она сможет расплатиться. И, как ни странно, Локи был уверен, что эта сделка могла бы стать одной из тех редчайших трансакций, в которых в выгоде останутся обе стороны.

– Ты ведь могла бы… – Локи задумчиво прикусил губу, размышляя о том, что именно эта потерянная девушка в этой терзаемой войной стране могла желать. – Принести мир своей родине. Спасти свой народ. Я мог бы научить тебя владению твоей силы. Я мог бы помочь тебе понять себя. Стать той, которой ты можешь быть. Воистину похожей на меня.

«Насколько это, конечно, возможно».

Отредактировано Loki Laufeyson (Ср, 5 Янв 2022 16:03:44)

+1

8

Ведьма позволяет Локи высказаться и сопоставляет услышанное с увиденным. Первым образом, что ей удалось вытащить из чужих мыслей, были оглушенные и поверженные вооруженные мужчины, чьи тела распростёрлись под эмблемами NASA, а также распростёршего крылья орла, что служил опознавательным знаком Щ.И.Т.а, запускавшего свои когти везде, где только можно. Барон нередко упоминал эту организацию, отзываясь о ней довольно пренебрежительно (впрочем, такого же мнения он был и о Гидре, частью коей себя больше не считал). Фон Штрукер имел в виду каждое слово, когда сказал, что век героев и шпионов подходит к концу и грядёт эра чудес. Ничего на свете нет более ужасающего, чем чудо. В лаборатории, где корабли армии читаури и сами пришельцы, исследовались не менее тщательно, нежели скипетр, внутри которого был помещен Камень Бесконечности, она находила этому подтверждения каждый день. Теперь же перед ней и вовсе предстал бог, сошедший со страниц древних легенд, алчущий власти и поклонения. И место, которое он хотел видеть под своим началом больше всего на свете. Парящий в черноте космоса диск размером с небольшое государство, на плоской поверхности которого раскинулся величественный мир, пропитанный магией и древними знаниями. Хотелось бы ей оказаться там… Как бы ей хотелось оказаться там с Пьетро! Мысль ещё не успела до конца оформиться, а по углам камеры замерцали тонкие алые нити, словно паутина. Только вот едва видимые глазу тенета едва ли смогли бы так угрожающе расползаться, разрывая пространство, в крошечных прорехах которого виднелся тот самый чернильный мрак, где сияли чужие созвездия и имелись иные миры. Ванда тряхнула головой, загоняя рвавшуюся исполнить её чаяния магию, обратно. Нечто подобное случалось с ней редко и всегда заставляло сделать шаг назад от той пропасти, откуда она могла не выбраться. Всему своё время. Быть может, однажды она и правда побывает там (где бы оное не находилось), но только после того, как почувствует, что бушевавший внутри хаос подчиняется ей, а не берет верх над сосудом, в котором оказался заключен по прихоти одного очень целеустремленного человека, в чьих руках по счастливой случайности оказалась весьма опасная игрушка. Пока ей придётся довольствоваться мелководьем, а не погружением в океан. Барон уверял, что долго это не продлится, и очень скоро они начнут настоящую работу. Люди фон Штрукера только царапнули поверхность и добились впечатляющих результатов, но даже они – ничто по сравнению с тем, чего они могут добиться со временем. Даже истекающим столь стремительно и неумолимо…
—Раньше, я только этого и хотела, — произносит Максимофф. Защитить то место, что она считала домом. Защитить любимых, которые у неё ещё остались. Защитить заковианцев, что не могли постоять за себя сами. Но в этих стеклянных камерах она поняла, что этого недостаточно. Потому что нельзя вечно обороняться. Захватчики напористы, они раз за разом неустанно «разбиваются» о щиты сопротивляющихся, словно море о скалы. На их стороне время, они достаточно терпеливы, как и вода, что способна сточить самые упрямые камни. Им всего-то и нужно дождаться, когда отражать нападения станет некому… Миг этот, увы, гораздо ближе, чем ей хотелось бы. —Но теперь планы поменялись, — жадность интервентов ничем не утолить, а пытаться с ними договариваться никакого смысла нет. Любые договорённости обратятся пустым звуком в тот момент, как стороны по своим лагерям разойдутся. Ванда уже осознала, что сильные мира сего лишь один язык способны понять и услышать. —Я хочу изменить мир, — поменять верх и низ, сделать слабых сильными, а тех, кто сейчас наслаждается своим могуществом в порошок растереть, обращая прахом да пеплом. Изменить все правила, писаные кровью и негласные, а законы мироздания переписать, сделав по-настоящему справедливыми, устои предать забвению, как затянувшийся кошмар, от которого наконец-то удастся проснуться. —Только так моя страна больше не будет в опасности, — зачем строить баррикады, если можно всё вокруг сделать более миролюбивым и менее агрессивным? Даже если для этого придётся оставить выжженную пустыню на километры, оно того стоит. Посреди ведь будет возвышаться прекрасный оазис, каким Заковия была до прихода захватчиков. —Как ты сможешь мне с этим помочь?.. — спрашивает Алая. По-прежнему ли нечто подобное под силу богам? Было ли нечто подобное когда-либо им под силу?

[icon]https://64.media.tumblr.com/11a3b0637dc1da803ed90edc8e032e57/8cb32ef5c570c103-6e/s400x600/9f523f6cc100318099849f4e331cf8d9111036a6.gifv[/icon][sign]

https://64.media.tumblr.com/d58d6184c375526acc21b2f3c0df5cb0/8cb32ef5c570c103-fc/s400x600/88eb472cf95f4b204910730c0f18df6721ffde4e.gifv

[/sign]

Отредактировано Wanda Maximoff (Вт, 1 Фев 2022 22:34:28)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » season of the witch


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно