All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » What if


What if

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

What if
Дэниел Джексон // Хелен Магнус

https://i.imgur.com/7ByNA4I.gif  https://i.imgur.com/gu7v6KS.jpg  https://i.imgur.com/XvWCKuG.gif
https://i.imgur.com/s6is5rY.gif  https://i.imgur.com/BYi7wUG.jpg  https://i.imgur.com/PglWjRV.gif

«

Земля, где-то в США, 2010г

Дэниел руководит операцией по перевозке пойманного на Земле гоа'улда, но есть одна проблема - носитель смертельно ранен. Для сохранения жизни симбионта Зона-51 должна прислать своего сотрудника.

»

Отредактировано Helen Magnus (Ср, 22 Сен 2021 23:06:43)

+2

2

[indent] Эспрессо горчил неимоверно, и по взгляду хозяина крошечной забегаловки можно было бы предположить, что сделано это не из неумения обращаться с кофе-машиной, древней подобно окаменевшим каловым массам представителей семейства слоновых периода плиоцена, и не оттого, что качество кофейных зёрен оставляло желать много лучшего. Как скунс при виде недруга выпускал в его сторону пахучий секрет, так и этот тучный чернокожий мужчина с руками как два окорока и лицом, тесно собранным щетинистыми складками, отпугивал пришлых чужаков от живительного тепла, идущего из маленькой тесной клетушки-кухни, наполненной запахами перегоревшего масла во фритюрнице, жарящейся в нём картошки и дешёвого, похожего на лист мокрой бумаги сыра в заветрившихся сэндвичах. «Уходите, вам здесь не рады», будто бы вещала осевшая на корне языка мазутно-липкая горечь. Дэниел сделал ещё глоток, медленный и демонстративный, чувствуя на себе тяжёлый сумрачный взгляд из-под насупленных бровей, по густоте и длине более напоминавших добротные усы, поставил белую керамическую чашку на блюдце и бросил взгляд на наручные часы. Половина шестого вечера. Телефон угнездился в кармане куртки и оттягивал его как будто умноженным несомой ответственностью весом эдак втрое, но не торопился разразиться высокой неблагозвучной трелью, возвещая о срочной в Дэниеле надобности. Вот и славно.
[indent] За большим панорамным окном, снизу заляпанном грязными брызгами из-под колёс проезжающих мимо машин, быстро темнело, сумерки обещали принести снегопад, уже не первый в этом году. Он не любил такую погоду, хотя своё очарование в ней всё же было, по крайней мере, атмосферу она делала что надо: мелкий городишко от силы на тысячу человек, укрытый между доисторическими лесистыми холмами на трассе от Биллингса к Харлоутону, под куполом обложенного серой ветошью низкого неба смотрелся как панорама для фильма категории арт-хаус, где в тени гигантских сосен именно в это смутное, беспокойное время непременно должен мелькнуть голый череп голодного вендиго, ждущего свежее мясо, а хмурые и неразговорчивые местные только и ждали возможности откупиться от кровожадного духа жизнями зазевавшихся туристов и дальнобойщиков. В целом, от истины его впечатления отошли совсем недалеко: судя по рассказам оставшихся в живых конвоиров, подавляющее большинство здешних жителей заняло позицию военного нейтралитета относительно принёсших кучу проблем чужаков, начиная от господина за барной стойкой, сверлящего Дэниела всё тем же немигающим взглядом пудовой тяжести, от которого кофе горчил ещё сильнее, до единственного врача, сквозь зубы уступившего пустое здание медпункта лишь под напором вооружённых и разгорячённых минувшим боем офицеров. Шериф открестился от конвоя под какими-то совершенно невнятными предлогами, отказавшись помочь даже в размещении тел убитых солдат, ибо полноценного морга в этой дыре, разумеется, не было. Они были предоставлены сами себе, собравшись под крышей одноэтажной кирпичной коробки в окружении безмолвствующих домов и тихих пустынных улиц, по обочинам которых уже начало мести крупитчатым как манка снежком.
[indent] Он поднялся из-за стола, оставив под донцем наполовину полной чашки новенькую хрусткую как лист салата купюру, не глядя на хозяина этого гостеприимного заведения, толкнул звякнувшую колокольчиком дверь и вышел в густеющий синий мрак и сырой промозглый холод осеннего вечера, направившись вверх по аллее, уходящей от трассы вглубь города, молчащего, будто степь перед ураганом. Его не особо интересовали подробности дела, по которому его столь срочно вызвали из Денвера и самолётом отправили через два штата в Монтану, поскольку все мысли Дэниела были заняты Атлантидой, гоа’улды же являли собой давно и окончательно пройденный этап. Остатки недобитого и рассеянного по Земле «Доверия» легли на совесть военно-воздушных сил, его же происходящее с павшей расой ни на Тау’Ри, ни в других мирах более не касалось. Однако именно Джексона, как единственного человека, знакомого с повадками этих тварей, буквально из кровати выдернули за грудки и срочно направили на север, встречать пострадавший кортеж. Дэниел запустил руку в карман куртки и выудил оттуда помятую сигаретную пачку. Дурная привычка как-то незаметно прокралась в его жизнь и быт, став их неотъемлемой частью, хотя, казалось бы, поздновато для таких вещей, он уже давно не юноша, однако ж... Чиркнул зажигалкой, сделал первую затяжку. Подумал, отщёлкнул шипящий под мелким снежным крошевом окурок в ближайший мусорный бак.
[indent] Двое солдат в чёрной безликой форме расступились, давая дорогу к освещённому фонарём жёлтому полукругу перед дверью. Он вошёл внутрь, с удовольствием погружаясь в сухое тепло хорошо натопленного помещения, перебросился парой слов с офицерами, дежурившими у регистрационной стойки, и неспешно направился вглубь здания, туда, где на одной из шести имевшихся в распоряжении медпункта коек медленно погружался во тьму Дуата источник его теперешних проблем. Джексон кивнул охране, и те неохотно отодвинулись от ложа умирающего, увитого катетерами и окружённого мерно попискивающими приборами. Монитор сердечного ритма регистрировал значения, не дававшие ни малейших ложных надежд: транспортировку тем же самолётом гоа’улд не выдержит. Может быть, несколько часов. Тем лучше. Дэниел пристально вгляделся в лицо лежащего на постели мужчины, с тонкими правильными чертами, густой копной вьющихся седых волос и холёной, серебрящейся в тусклом свете щетиной на подбородке и шее. Никакого видимого движения зрачков под закрытыми веками, ничего, что намекнуло бы на активность симбионта. Маленький засранец. Туда тебе и дорого, приятель. Четверо заплатили за тебя жизнью.
[indent] Некое движение теней у ближайшей стены отвлекло внимание Джексона, и от царящего в общей палате сумрака отделилась тёмная фигура, далеко не сразу обретшая очертания. Дэниел поднял голову, близоруко щурясь сквозь линзы очков.
[indent] - Добрый вечер. Полагаю, Вы - специалист из Зоны-51? Не ждали Вас так быстро. Дэниел Джексон. - Он выпрямился, протянул было руку к стоящей в нескольких шагах очерченной светом мониторов фигуре - и оторопел. Слова официального приветствия вдруг забылись, хотя... может, игра теней? Или ему просто кажется с недосыпа и усталости?

Отредактировано Daniel Jackson (Ср, 8 Сен 2021 18:09:43)

+1

3

[indent] В «Убежище» всегда было много хлопот и немалую толику из них обеспечивали всякого рода организации, именующие себя правительственными. Всем хотелось подмять под себя столь лакомый пирог или заполучить хотя бы его кусочек. Но что бы ни ждало сеть по защите абнормалов в будущем, Магнус четко знала одно – она никогда не допустит, чтобы ее детище досталось политикам, а всех тех, кому она вызвалась помогать, использовали в качестве лабораторных подопытных. И сейчас наступил очередной период, когда вокруг возникло слишком много желающих надеть на нее ошейник. САБ делали все, чтобы сместить ее с должности, но пока это было им не под силу. «Пока» - время на ее стороне, но всегда стоит думать заранее о том, что будет потом. Мир менялся, люди у власти оставались все такими же – жадными и самонадеянными. Но теперь в их распоряжении были хорошие игрушки. Как не прискорбно было это признавать, теперь «Убежище» проигрывало по техническому обеспечению. Генри талантливый мальчик, но он не может придумать все на свете. Слишком много оборудования они закупали на стороне. Золотые времена, когда ее организацию обеспечивали своими изобретениями лучшие ученые мира, прошли. Но это не страшно. Это лишь очередной шаг вперед, очередной повод что-то изменить. Сейчас были проблемы посерьезнее. Стычки людей и абнормалов участились. История с психочервем и вовсе едва не стоила жизни ей и Уиллу. Но, что самое неприятное, она понятия не имела, откуда выползла эта зверушка размером с товарный состав. Хорошо еще, что Кейт и Генри при поддержке Верджила обнаружили его раньше САБ. Уж Эдисон не упустил бы такой возможности ткнуть ее носом в свои же ошибки – еще слишком живы были воспоминания о Большой Берте. Именно поэтому неусыпный контроль по всему миру пришлось усилить, отслеживая всю возможную информацию.
[indent] В один из дней Генри перехватил сообщение в Зоне-51. Кто-то запрашивал специалиста, способного справиться с необычным существом. Никакой конкретики и даже приблизительного описания, лишь требования, предъявляемые к кандидату. Насколько возможно было судить, запрос поступил от военных. Немного времени ушло на подготовку документов и маленькую хакерскую атаку, после которое ее отправление было официально зафиксировано в базе Зоны-51. Магнус любила подстраховываться, и в таких вопросах была весьма щепетильна. Вскоре самолет уже нес ее из Ванкувера в Биллингс, откуда до места назначения предстояло еще ехать на автомобиле.
[indent] В итоге Хелен оказалась в крохотном городишке, всколыхнувшем в памяти болезненные воспоминания. Он совершенно не был похож на ту деревушку под Карантаном – другие строения, другая погода, другая атмосфера. Здесь даже люди старались не попадаться на глаза, в отличие от вечно заполненного шумными продавцами и покупателями рынка там. Там… Там теперь было тихо. Гораздо тише, чем здесь. Может быть, контраст заставил вспомнить о недавних событиях, а может сходство с нынешним положением дел. И все из-за нее. Она думала о жизнях миллионов и миллиардов, так что кто-то мог бы сказать «благодаря», но за смерти нельзя благодарить. Особенно за смерти десятков ни в чем неповинных людей. Мечтая побывать осенью во Франции, люди думают явно о другом времяпровождении.
[indent] Женщина отбросила хмурные мысли, поблагодарила водителя и направилась к зданию местной больницы. Небольшое одноэтажное здание снаружи точно не соответствовало этому гордому названию и тянуло максимум на медпункт, коим, наверняка, и являлось. Но чего еще ждать от крохотного провинциального городка. Интересно, у них здесь имелось что-то из оборудования или только бинты и пара-тройка обезболивающих? Хелен подняла ворот пальто и поежилась под холодным пронизывающим ветром. Она не боялась простудиться, но все же ценила хотя бы минимальный комфорт. Стук ее шагов глушил тонкий слой полусухой грязи, покрывавший старый и уже много лет не ремонтированный асфальт. Тонкие каблучки ее ботильонов оставили на дорожке, ведущей к лечебнице, небольшие отверстия, словно кто-то выпустил автоматную очередь. У двери стояли двое мужчин в военной форме, которым пришлось предъявить временный пропуск Зоны-51, чтобы попасть внутрь. Форма была лишена каких-либо нашивок и опознавательных знаков, так что это могли быть как наемные солдаты, так и представители армии, по определенным причинам не желавшие быть идентифицированными. Пока сложно было понять, что же именно здесь случилось и с кем предстоит иметь дело. И если эти люди представляют армию США, то почему запрос поступил в Зону-51, а не к ней? Разговор велся явно через высокопоставленные лица, где ее имя и род деятельности известны, но все же вопрос решили доверить тем, кто данной темой занимается по большей части формально. Вывод напрашивался сам собой – здесь происходит нечто, что желали скрыть от главы «Убежища». А если к тайнам за спиной Магнус прибавить военных и Зону-51, в сумме с большой долей вероятности получатся какие-нибудь не самые гуманные эксперименты.
[indent] Внутри оказалось лишь несколько комнат, да и те, скорее всего, административного и хозяйственного назначения – пока не было необходимости уточнять. Персонала не видно, из людей лишь еще несколько солдат. На этот раз ей пришлось вести диалог с молодым мужчиной, чьего звания она не знала в силу отсутствия погон, но делала ставку на капитана. Вновь продемонстрировав пропуск и сообщив ту информацию, которую следовало знать посланнику Зоны, Хелен смогла добиться, чтобы ее отвели к цели ее визита. Когда она переоделась в больничный халат и натянула бахилы, ее проводили в палату – самую большую в здании комнату, где из полумрака выглядывали шесть кроватей. Пять из них пустовали, и лишь около одной стояли двое охранников, закрывавшие широкими спинами немногочисленные медицинские приборы, тоскливо мигавшие и попискивавшие. Судя по тем показателям, что увидела доктор, дела пациента были плохи. Однако осмотреть его ей не позволили, ссылаясь на высокий уровень опасности и необходимость присутствия их главного. Ее доводы оказались бессмысленны, и не оставалось ничего иного, кроме как ждать. Женщина устроилась в темном углу, откуда ей было удобно наблюдать и за входной дверью, и за лежащим на койке мужчиной. На первый взгляд он казался самым обычным человеком, но это еще ничего не значило. Ей необходимо было знать, кто он, чтобы продумать соответствующее лечение. И хоть как врач она испытывала желание как можно скорее оказаться рядом с больным, пусть даже придется раскидать попавшую под руку стражу, делать это было неразумно. Показатели на приборах при определенном раскладе могут быть нормой. Либо это создание уже не жилец и часы его сочтены. Царивший в помещении полумрак тоже мог быть обоснован. Бездействие нервировало, но и пороть горячку не стоило.
[indent] Наконец дверь распахнулась и в палату вошел мужчина. Из числа гражданских, но определенно старший – слишком характерная реакция выдрессированных военных на командира, кем бы он ни был. Да и отсутствие формы не показатель. Магнус сделала шаг вперед, отделяясь от сгустка сумрака, в котором стояла, приблизилась к Джексону.
- Сказали, что дело срочное и не терпит отлагательств. Пришлось поспешить. Доктор Хелен Магнус – она пожала протянутую руку, которая неуверенно замерла на полпути – Мистер Джексон, просветите меня в то, что здесь происходит и что от меня требуется. И я бы хотела осмотреть пациента – ваши люди мне этого не позволили. Не думаю, что квалификация местных врачей находится на достаточном уровне. И почему здесь так темно? – ее голос звучал уверенно, в меру требовательно, демонстрируя, что она хорошо знает свою работу и прибыла для ее исполнения.

Отредактировано Helen Magnus (Пн, 23 Авг 2021 13:11:18)

+1

4

[indent] Старше, определённо намного старше, тёмные прямые волосы, взгляд немного исподлобья, деловой костюм, другая манера держаться. Свет, падающий от экранов у больничной койки, и дёргающиеся ритмические перемигивания красных ламп тонометра отчётливо вырисовывали морщины в уголках серьёзных тёмных глаз, лишь подчёркивая разницу. Нет. Показалось. Мало ли похожих друг на друга людей. Но чёрт возьми, вычесть лет десять - и лицо доктора Магнус определённо было бы не отличить от Сэм. Однако, бывают же совпадения... Можно было бы счесть это добрым знаком, что Дэниел и предпочёл сделать, переведя взгляд на пустой планшет с историей болезни в изножии кровати, дабы не пялиться на суровое лицо сотрудницы научного комплекса Зоны-51 дольше положенного этикетом. Обращение «мистер» прозвучало крайне непривычно; похоже, далеко не все сотрудники Зоны были осведомлены о нём и его деятельности, однако Джексон решил не смущать новую знакомую такими мелочами.
[indent] - Что ж, Ваш визит носит, в целом, довольно формальный характер, поскольку симбионт серьёзно ранен и не в состоянии себя излечить, и его положение ухудшается с каждым часом. Едва ли получится ему хоть чем-то помочь, но горевать по этому поводу ни я, ни те парни... - он указал на отступивших к стене солдат. - ...точно не станем. Из-за него убили четверых конвоиров, как Вам, должно быть, известно. Однако гоа’улд внутри этого человека по-прежнему жив, а значит, опасен. Даже будучи при смерти, он может попытаться сменить носителя. Но Вы, полагаю, и так это знаете. Вы привезли с собой спецзащиту?
[indent] Дэниел поднял взгляд на доктора Магнус. Не похоже, чтобы она была в курсе хоть чего-то, что здесь произошло, и это было странно. Впрочем, возможно, по запросу из ВВС нужного здесь спеца точно так же, как его самого, взяли за шкирку посреди научной работы и швырнули в правительственный самолёт, не особо вдаваясь в подробности. Поэтому стоило обстоятельно изложить события минувших суток, пока эта женщина, удивительным образом похожая на Саманту Картер, займётся своей работой, к которой ей, видимо, не терпелось приступить. Дэниел обошёл кровать пациента, краем глаза наблюдая за малейшей реакцией, за мельчайшим движением пальцев или дрожанием век, встал по другую сторону от Магнус, скрестив руки на груди, и неспешно начал:
[indent] - Если ограничиться только имеющими значение фактами, то ситуация примерно следующая: на конвой, перевозивший гоа’улда, напали. Здесь, в этом городе, на центральной трассе, устроив засаду. Кто именно - выяснить не удалось, эффект неожиданности не сыграл в пользу нападавших в достаточной степени, четверо солдат были убиты, какие потери понёс противник - неизвестно, нам не удалось обнаружить ни одного тела поблизости от места атаки на кортеж. Сам хост и его симбионт были серьёзно ранены и перевезены сюда. Что касается недостаточности освещения... - Дэниел поднял голову, глядя в мутный полумрак, на потухшие и разбитые светодиодные лампы, на следы от пуль, пунктиром пересекающие закрытый белыми пластиковыми панелями потолок. - Какая-то сумасшедшая дамочка, видимо, из числа наёмников, попыталась прорваться в медпункт уже после того, как мы доставили сюда нашего пациента. Не преуспела, разумеется, но сбежала. В здании нет окон и имеется единственный вход, охрана дежурит круглосуточно, и наша непосредственная задача - дождаться, пока этот паразит, наконец, умрёт, и разъехаться по домам. Вас вызвали, чтобы по возможности спасти ему жизнь, поскольку этот экземпляр потенциально ценен имеющимися у него сведениями, но... сами понимаете. Это гоа’улд. Недобиток, оставшийся от «Доверия» и попытавшийся мимикрировать в земную среду. Жалкое зрелище.

+1

5

Когда мужчина заговорил, Хелен подошла к раненому. Благо теперь охрана не стала ей препятствовать. Несмотря на имевшиеся аппараты, измеряющие некоторые наиболее важные показатели, проверить пульс и давление она предпочла лично, пользуясь старым дедовским способом. Упоминание о том, что она должна быть осведомлена об обстоятельствах дела, вызвало у нее нескрываемую насмешку. Магнус прикрыла глаза и качнула головой, не отвлекаясь от подсчета пульса, едва уловимого под чуткими пальцами. Это действительно было смешно – ирония состояла в том, что сами представители Зоны-51 не потрудились дать мало-мальских объяснений, попросту запросив специалиста и объявив несколько наиболее важных требований к нему. Никаких пояснений, в каких конкретно обстоятельствах придется работать, никаких точных данных о состоянии потенциального пациента. Крайне мало информации, которой теперь предстоит оперировать. Придется черпать ее и анализировать из слов собеседника.
- Вы переоцениваете некоторых сотрудников Зоны-51. Выбирать наиболее важные данные для коротких запросов однозначно не является их сильной стороной. У меня нет защиты, и я обойдусь без нее, но предпочту, чтобы мне не мешали и не отвлекали во избежание нежелательных последствий – она бросила многозначительный взгляд на Джексона и продолжила осмотр.
Название «гоа’улд» звучало в сообщении, но ранее ей не доводилось встречаться с данными абнормалами. Возможно, этот вид известен ей под другим названием, или же неизвестен вовсе. Но это не страшно. Если разобраться, что он из себя представляет, ее огромный опыт поможет справиться с ним и ситуацией в целом. Из слов мужчины выходило, что это некий паразит, сейчас находящийся в теле лежащего перед ней человека. Он вступает в симбиотическую связь с носителем, способен регенерировать и может в любой момент попытаться найти себе новый дом, чем представляет главную опасность. Значит, нужно быть начеку. Если он ранен, то либо размещается в теле человека в непосредственной близости от пострадавших участков тела, либо имеет сильную связь со всем организмом на уровне нервных окончаний. В этом случае логичнее предположить его расположение вблизи мозга – головного или спинного. Жаль, что в этой захудалой больнице наверняка нет рентгеновского аппарата. Интересно было бы узнать и степень его регенерации – может ли он восстанавливать только себя, или носителя тоже?
- Вынуждена вас огорчить – ничуть не изменившимся тоном человека, который четко знает, что делает, и находится на своем месте, продолжила Магнус – я ничего не понимаю в гоа’улдах. Видимо, ваш запрос был настолько срочным, что вызвать узкого специалиста не представлялось возможным. Но раз командование пригласило меня, значит, сочло, что информации, которую вы можете предоставить, будет достаточно для человека моего опыта и компетенции – в этот момент она достала из кармашка халата маленький фонарик и, аккуратно раздвинув веки лежащего на больничной койке мужчины, посветила в глаза, проверяя реакцию зрачков. Сделав для себя необходимые выводы, женщина заключила: – Вы можете быть не согласны с подобным решением, да и я, поверьте, предпочла бы заниматься совершенно иными делами, а не торчать сейчас здесь, но времени у него не так уж много – она указала взглядом на раненого – и дождаться кого-то вместо меня вы не успеете.
Джексон мог сказать, что его устроит смерть и носителя, и симбионта, что уже озвучил ранее, но наверняка его точку зрения разделяют лишь его же подчиненные, но никак не начальство, иначе не стало бы затевать всю эту историю с вызовом специалистов. А раз так, он может либо смириться с обстоятельствами и пойти ей на встречу, либо связаться с командованием и все же попросить кого-то вместо нее, теряя драгоценные часы. Был и еще один вариант – дождаться смерти пациента и выставить все так, будто бы ничего сделать не получилось. «Мы старались, но, увы, не смогли». Но интуиция подсказывала, что Дэниел не склонится к нему, как бы ни хотел и какую бы ненависть не испытывал к данному существу. Его чувства и впрямь сложно было назвать простой неприязнью – тут было нечто гораздо большее и в этом хотелось разобраться.
Озвучивать эту часть своих размышлений Хелен не стала – мужчина показался ей довольно разумным, но даже если она ошиблась, вполне могла повторить все это вслух и даже добавить еще несколько аргументов. Пока же следовало разложить по полочкам ту часть информации, которую она уже получила. Ситуация по всему выходила любопытная. Если верить словам Джексона – этот самый гоа’улд был существом крайне опасным и любой из здесь присутствующих предпочел бы увидеть его мертвым. В то же время те, кто был выше, готовы использовать любые силы, чтобы сохранить его жизнь, что совершенно не радует его охрану. Зачем и почему предстояло выяснить. И были еще две стороны (а может, и одна) – некое «Доверие», членом которого был симбионт, и те, кто напал на кортеж.
- Какова была цель нападения? – Магнус бросила вопросительный взгляд на Дэниела, одновременно с этим с крайней осторожностью и вниманием осматривая раны пациента – Вы не против, если я потом осмотрю тела убитых?
Как-то все странно. Часть ранений крайне серьезные, но ни одного смертельного. Если его хотели убить, то киллер явно выбрал для себя не ту специальность. С другой стороны, ему (или им) удалось уложить четверых конвоиров. Пытались выкрасть? Тоже не вяжется – слишком безответственное отношение к цели. Либо… Либо носитель не так важен, как то, что находится внутри него. Эта догадка еще раз наталкивала на мысль, что Джексону, при явном его нежелании, все же придется с ней сотрудничать ради спасения гоа’улда. Но ее неосведомленность в данном вопросе ввиду всех нюансов сейчас была серьезной проблемой, решать которую предстояло крайне деликатно. Радовало, что с документами у нее был порядок и, если начнутся проверки, до определенного уровня она пройдет их с легкостью.
- Итак, что еще мне стоит знать об этом создании и какую на самом деле цель вы ставите передо мной - спасти его жизнь и проконтролировать смерть? - закончив осмотр, после некоторой паузы серьезно спросила Магнус, теперь не отрывая взгляда от собеседника. Умервщлять ни абнормала, ни человека, внутри которого он находился, в ее планы не входило. По крайней мере, пока. Она всегда считала, что любое существо заслуживает жизни, но порой обстоятельства складывались так, что приходилось делать исключения. Поэтому и сейчас она не спешила с выводами и не торопилась кидаться с кулаками на "гнусных живодеров".

Отредактировано Helen Magnus (Вс, 24 Окт 2021 19:50:57)

+1

6

[indent] Чертовски самоуверенная дамочка, в этом доктору Магнус было не отказать. Дэниел сощурил глаза, хотя прекрасно видел, что она делает, с какой осторожностью и уверенностью осматривает тело хоста, при этом вещая самым деловым тоном о необходимости обеспечения ей пространства для работы. Он не торопился отвечать. Возможно, сказывалось не изжившее себя за годы спокойной кабинетной работы чутьё, возможно, приобретённая за время службы в отряде ЗВ здоровая паранойя, но... Что-то, похожее на подозрение, шершаво шевельнулось в душе, однако, не обнаружив поддержки рационального полушария в виде конкретных аргументов «контра», быстро замолчало. Но не ушло. До сего дня он был лучшего мнения о штатном составе Зоны-51, несмотря на все прошлые грехи, потому как что может быть проще, чем справиться с банальнейшим заданием: вызвать чёртова специалиста по чёртовым гоа’улдам? Не абстрактного ксенобиолога широкого профиля, который в глаза не видел и тем более не трогал, не вскрывал и не препарировал симбионтов, а человека, который сделает свою работу, и либо они довезут недобитка на базу во вменяемом состоянии, либо прикопают тут же, в лесу у обочины трассы, да поглубже, чтобы собаки не растащили? С этим заданием всё изначально пошло не так, и продолжало по нарастающей, но в одном эта суровая британка была права: ему не было ни малейшего резона отправить её обратно и ждать другого эксперта, вот только причину она искала не там. Симбионт умирает, и он умрёт, лишние телодвижения были совсем ни к чему. А поскольку Джексон - гражданский, к тому же имеющий статус и заслуженный список виртуальных регалий, последствия провала миссии его абсолютно не касались.
[indent] Он опустил глаза с лица доктора Магнус, остро очерченного мигающими мониторами, такого знакомого - и незнакомого одновременно - на мужчину, недвижимо лежащего на койке в путах из трубок и проводов. Он не был молод, но и старым назвать его было сложно: от силы лет пятьдесят, либо же такое впечатление создавала седая кудлатая шевелюра, сплошь состоящая из кудрявых упругих пружинок, и аккуратная импозантная бородка университетского профессора-сердцееда. Во времена расцвета ЗВ-1 им попросту некогда было задумываться о том, каково приходится хостам, чьи тела оккупируют симбионты и живут там веками, выдавливая человеческий разум и личность глубоко на задворки бессознательного. До Скаары. До Апофиса, чьи изъеденные реактивным старением черты, больше напоминающие тысячелетнюю мумию, намертво врезались Джексону в память как профиль древнего бога в песчаник на храмовых стенах. Они старались делать то, что могли, но - кто скажет иначе? - им было абсолютно не до того. Скольких он убил своими руками, а скольких спас или помог спасти? Лирика, сантименты... Снаружи их ждут, четверо загружены в холодильник для рыбы в запертом супермаркете как брикеты с форелью, и безумные глаза той женщины, с одним пистолетом прорвавшейся к стойке, где опешивший офицер едва не пришпилил её к дверям автоматной очередью, но каким-то непостижимым образом промахнулся, стреляя в упор... Всё это не располагало на размышления о ценности жизни конкретного человека, когда внутри него притаилась совершенно не желающая умирать, живучая, хитрая тварь.
[indent] Он снова поднял взгляд на Магнус, выразительно пожал плечами - и пусть она расценивает этот жест как захочет; затем одними глазами отдал приказ стоящим в углу конвоирам: при любом подозрительном шевелении стрелять на поражение. И хотя в компетенции доктора не было причин сомневаться, отсутствие защиты, а так же восхитительная самоуверенность в непосредственной близости с раненым, запертым в умирающем теле, а значит, отчаянным как бешеная лиса гоа’улдом, не внушали никакого доверия. Сам Джексон, не глядя, уселся на соседнюю голую кушетку, с удовольствием вытянув ноги и воззрившись на пациента и доктора с пытливым любопытством, щедро разбавленным холодной вздрагивающей бдительностью.
[indent] - Цель нападения - он. - Дэниел кивнул на занятую койку. - Убитых... да, конечно. А что касается цели...
[indent] Он замолчал на несколько секунд, с кривой улыбкой глядя под ноги.
[indent] - Цель, с учётом всех озвученных Вами обстоятельств, - не стать его новым носителем. Всё прочее - опционально. У Вас нет ни оборудования, ни защиты, чтобы безопасно извлечь гоа’улда из тела и перевезти его на базу в капсуле, ресурсов для транспортировки хоста у нас так же нет, и, честно признаться, я не совсем понимаю, что, в таком случае, мы все тут делаем. Поэтому... - он снова сделал паузу, подбирая слова. - ...поэтому Ваша задача на данный момент - контроль за симбионтом, пока он жив. После смерти его необходимо извлечь из тела, поскольку распад его тканей пойдёт неконтролируемо быстро, и организм симбионта в течение получаса растворится в носителе полностью. На этом, пожалуй, всё.

+1

7

Работать без защиты, не зная, с чем имеешь дело, задача крайне опасная. Но охрана не была облачена ни в костюмы химзащиты, ни даже в противогазы, а самого раненого не определили в специальный бокс и не попытались создать нечто подобное из подручных средств. Оставалось надеяться, что перчаток и осторожности будет достаточно. Жаль, что она не знала, как именно выглядит абнормал и каким образом он меняет носителя. Ей совершенно не хотелось повторения истории с неизвестным микроорганизмом, когда в результате заражения из-за крохотного пореза в перчатке она едва не угробила Уилла, себя и «Наутилус». Да и у этих людей, в отличие от ее помощника, нет совершенно никаких причин оставлять ее в живых в случае чрезвычайной ситуации. Разве чтобы доставить симбионта в целости и сохранности уже с новым носителем, которому не требуется багаж в виде медицинского оборудования.
Слова Дэниела лишь подтвердили версию, которая казалась Магнус наиболее вероятной, но при этом не привнесли ничего существенно нового. Кроме одной весьма любопытной физиологической особенности гоа’улда. Факт разложения тканей паразита и слияния их с носителем говорил о том, что на этапе полного симбиоза двух организмов их связь весьма крепка, но при этом сам абнормал мог ее разорвать, отторгнув тело хозяина и покинув его. Судя по опасениям, высказанным Джексоном и читающимся на лицах его подчиненных, сделать это паразит мог крайне быстро, что лишь подчеркивало его уникальность. Создание с таким набором свойств при определенных обстоятельствах и впрямь могло представлять угрозу. В целом все, что видела и слышала Хелен, говорило об одном - именно гоа’улда присутствующие здесь опасаются больше всего. Совершившая нападение группа является не более, чем непредвиденной помехой, но никак не проблемой первостепенного порядка. Кажется, она непроизвольно влезла в какую-то очень серьезную историю.
Изучение данного абнормала, особенно в живом виде, стало бы бесценным опытом, но заполучить его себе будет сложно. И насколько необходимо? Да, со стороны могло показаться, что глава «Убежища» до умопомрачения любит тех, с кем работает, и готова заключить в радостных объятиях даже самую опасную тварь, но это было далеко не так. За долгие годы работы в этой сфере Магнус научилась взвешивать риски и принимать наиболее правильные в сложившихся обстоятельствах решения, пусть зачастую они и балансировали на грани безумия, и логика их могла быть понятна далеко не всем. Сейчас она четко понимала, что ни в коем случае не стоит спешить, не разобравшись во всем до конца. Человек, являющийся носителем, если и переживет ночь, все равно слишком слаб для транспортировки, даже если ей удастся организовать свой собственный трансфер, включающий реанимобиль и полностью оборудованный самолет. О том, какие условия требуются симбионту для выживания вне тела хозяина, она пока и вовсе не знала. В данный момент это были две едва ли не основные причины, почему она не обдумывала вариант экстренного извлечения симбионта - в результате такой операции погибнут оба. Единственным рабочим вариантом стало бы договориться с Джексоном передать гоа’улда ей, но он работает на правительство и диалог на эту тему предстоит не из легких. К тому же, все еще оставался открытым вопрос, насколько это в самом деле важно и нужно ей самой, насколько безопасен для обитателей Убежища подобный сосед. Так что пока следовало собрать как можно больше информации.
Женщина посмотрела на небольшую повязку в районе локтевого сгиба на руке пациента – такие делают, чтобы остановить кровь после укола в вену, - на стоящую рядом стойку для капельниц, сейчас сиротливо пустующую. За капельницами нужно следить, а она не встретила здесь никого из персонала. Видимо, группа Джексона полностью взяла больницу под свой контроль и разогнала всех, едва их подопечный получил мало-мальски необходимую помощь. Среди солдат или не было кого-то, обладающего необходимыми медицинскими познаниями, или оказывать помощь в полной мере попросту не считали необходимым. Почему-то она склонялась ко второму варианту – доктор вполне мог написать список лекарств и порядок введения, так же как и оставить все пузырьки и ампулы в палате, предварительно установив катетер, воткнуть иглу в который куда проще, чем правильно поставить капельницу в вену с нуля. Но ничего из этого сделано не было, да и записи того, какие манипуляции все же провели, тоже отсутствовали. Женщина вздохнула. Работать в слепую неприятно, но не впервой.
- Вы не могли бы показать мне, где здесь хранятся лекарства? – она посмотрела на Дэниела, приняв к сведению его слова и пока более не задавая вопросов относительно его миссии. У нее была своя собственная задача, обо всем остальном они поговорят позже. Пациент плох и попытка выходить его обречена на провал с самого начала. Разве что паразит внутри него поможет с регенерацией, но что-то подсказывало, что сейчас он скорее борется за свою собственную жизнь. И все же в данный момент она была в первую очередь врачом, чья основная цель любыми средствами сохранить чужую жизнь. Бороться и не опускать руки, даже если это уже лишено смысла. Хотя… Он еще был жив, пусть на волосок от смерти, но все же крохотный шанс пока оставался. Магнус была готова биться за жизнь этого человека, но не только из-за данной когда-то клятвы Гиппократа, которую все так любили упомянуть ради красного словца. Пока жив носитель, жив и сидящий в нем абнормал. Ей совсем не хотелось ни извлекать его тельце post mortem, ни подвергать опасности стать новым хозяином кого-то из присутствующих.
- И нужно заранее продумать, где сделать операционную, чтобы не тратить на это время потом – Хелен сняла перчатки, демонстрируя тем самым, что на данный момент ее работа здесь завершена, и сделала пару шагов к двери, ожидая Джексона – У  вас теперь есть четыре лишние рации. Думаю, и для моего, и для вашего спокойствия лучше, если я буду на связи – добавила она.

Отредактировано Helen Magnus (Пн, 25 Окт 2021 11:17:06)

+1

8

[indent] - Лекарства в смотровой, - Дэниел махнул рукой в сторону неприметной двери справа от входа в палату. - И что-то есть на стеллажах в кладовке. Всё в полном Вашем распоряжении.
[indent] Как только эта строгая британка сориентировалась в ситуации и перестала яростно защищать границы, которые никто даже не думал переступать, он расслабился. Дэниел прекрасно осознавал и ничуть не стеснялся признаться себе в полнейшем равнодушии к судьбе симбионта и его хозяина, которого уже не спасти, и как только появился человек, готовый взять эту ответственность на себя, ему стало окончательно всё равно. Некоей частью, сердцевиной, что осталась нетронутой и неизменной несмотря на наросшие сверху слои прожитых лет и пережитых потерь, он испытывал некие угрызения совести за своё безразличие к данному «сверху» заданию, надеждам командования и, в конце концов, отнятой гоа’улдом человеческой жизни, но не более. Маскировать своё отношение перед доктором Магнус за ложной серьёзностью и деловитым изломом бровей он не видел ни малейшего смысла, зато в паре чашек кофе смысл имелся самый что ни на есть; бодро соскочив с кушетки, он прошёл за суровым доктором в смотровую, маленькую полутёмную комнатушку с пустым столом, стеллажом, забитым какими-то коробками, папками и подшивками документов, крошечным мерно гудящим в углу холодильником и парой стульев. Такое же глухое помещение без окон, с наполовину перегоревшей светодиодной панелью в потолке прямо над столом, чей неровный мигающий свет делал рабочее место местного доктора похожим на сцену из детективного сериала, где пациент волей-неволей чувствовал себя подозреваемым на допросе. Всё здесь было как-то странно, неуютно, душный стоячий воздух словно содержал в себе чётко выверенное и просчитанное количество кислорода, достаточное для выживания, но не для свободного вдоха.
[indent] - Вы пока осмотритесь, а я сделаю нам кофе. Вы же не против кофе? Правда, здесь есть только растворимый, зато и сливки имеются... Пониженной жирности. - Дэниел подошёл к холодильнику и достал из камеры, поделённой надвое пластиковой решёткой, початую упаковку с изображением весело скачущей по солнечному лугу коровы. Старый, покрытый шелушащейся накипью даже снаружи чайник и банка с кофе нашлись на стеллаже, бутылка с водой стояла у ножки стола, где он самолично её и оставил. Воткнув вилку чайника в розетку, налив воды и щёлкнув загоревшейся кнопкой, Дэниел искоса глянул на Магнус, занятую изучением содержимого коробок с медикаментами. Всё же она была просто невозможно, необъяснимо похожа на Сэм. Может, между ними имелось какое-то родство той или иной степени дальности? Сложно было судить, не имея на руках абсолютно никакой информации. А информацию обычно добывают при помощи рта, и именно этот инструмент доктор Джексон намеревался задействовать, одновременно разливая по взятым у неработающего кулера на стойке регистрации пластиковым стаканчикам крутой кипяток и прямо из банки вытряхивая туда же крупнодисперсный кофейный концентрат, терпко отдающий дорожным мазутом на солнцепёке.
[indent] - Вам со сливками или без? Сахара здесь, к сожалению, нет, - начал он, придвинув стаканчик к краю стола, у которого стояла Магнус. Снова окинув её коротким внимательным взглядом, подмечающим новые, незамеченные ранее детали вроде осанки, прямой, будто позвоночник женщины нанизали на железный штырь, поднятого до острых, резко очерченных скул воротника пальто, чёрной подводки у глаз, растушёванной усталыми тенями на нижних веках, Дэниел спросил, ничуть не преувеличивая свой искренний интерес:
[indent] - Чем именно Вы занимаетесь в Зоне-51? Если это не секретная информация, разумеется, однако Вы упомянули о широте своего профессионального профиля и компетенции. Не то чтобы я сомневаюсь в них хоть на мгновение, это чистой воды любопытство. Я запрашивал специалиста по конкретной внеземной расе, и Вы оказались ближе всех, к тому же, по мнению руководства, подошли для озвученного задания, значит, как минимум не в первый раз сталкиваетесь с представителями негуманоидных цивилизаций.

+1

9

Хелен прошла в указанном мужчиной направлении и обнаружила небольшую комнатку, совсем не радовавшую глаз комфортом и удобством ни в профессиональном плане, ни в бытовом. Из плюсов стоило отметить только чистоту – вряд ли стерильную, но вполне приемлемую. Предметы, находившиеся здесь, были старыми, но еще "живыми", насколько это было возможно. Стол был девственно чист, словно с него заблаговременно убрали все. Похоже, компьютер здесь был всего один – в приемной, и большой вопрос, работал ли он вообще. Хотя сейчас толку от него все равно никакого. Начать осмотр она предпочла со стеллажа, не слишком надеясь на богатое содержимое холодильника. С одной из полок Джексон взял чайник, по виду давно заслуживший свое место на свалке, и банку, наверное, с упомянутым кофе.
Среди содержимого картонных и пластиковых коробок разного размера обнаружились медицинские маски и перчатки, шприцы и капельницы, даже несколько одноразовых скальпелей. Ассортимент лекарств оказался удручающим. Большую его часть составлял стандартный набор скорой помощи плюс еще порядка полутора десятков наименований, из которых лишь несколько могли оказаться полезны. С другой стороны, местный врач должен был знать диагнозы жителей как минимум в анамнезе, и исходя из этого заказывал лекарства для мед пункта. Нет смысла просить что-то, что вряд ли пригодится и что придется списывать по истечении срока годности. Взяв пару пузырьков физраствора, несколько ампул с лекарствами, капельницу, шприцы и свежую пару перчаток, Магнус привычно проверила указанные на них даты и повернулась к столу, на котором обнаружила два пластиковых стаканчика с кофе. Пока она проводила ревизию, Дэниел успел не только предложить ей горячий напиток и закипятить воду, но и заварить его. Надо было сразу его предупредить, но она не думала, что он справится так быстро.
- Спасибо, но я не пью кофе. Если нет чая, я бы предпочла обычную воду – женщина с сомнением посмотрела на подозрительную бурую жижу, которая не только по виду, но и по запаху была далека от более-менее приличного кофе. Да, напиток этот она сама не употребляла, но его любили ее сотрудники, а экономить на продуктах глава «Убежища» не привыкла, а потому знала, какой аромат должен быть у качественного кофе.
Вопрос Джексона звучал уместно, и она была не против на него ответить и даже побеседовать, но кое-что в его фразе ее насторожило. Внеземной? Сознание цепко ухватилось за это слово, но прежде чем давать ответ и озвучивать свои собственные вопросы, ей нужно было подумать. Это звучало странно, и притом не было похоже, чтобы мужчина оговорился, и уж тем более шутил. Что, черт возьми, здесь происходило? В последнее время вокруг было слишком много странностей даже по меркам Магнус и «Убежища», а ее собственный мир, полтора века скрупулезно собираемый по мельчайшим деталям, трещал по швам и грозился вот-вот развалиться, как карточный домик. Давно преследовавшее ее ощущение потери контроля над ситуацией, пусть пока и гипотетическое, дико нервировало, а эта внезапная операция, в которую она влезла, лишь добавляла остроты.
- Я поставлю капельницу и вернусь – предупредила Хелен и покинула смотровую. На этот раз охранники умирающего на ее появление почти не отреагировали, но внимательно следили за тем, что она делает. В здании больницы было не жарко, но и не настолько холодно, чтобы замерзнуть без верхней одежды. Все же работать без нее гораздо удобнее, а потому доктор сняла халат и пальто, после чего вновь надела его, халат, обратно.
Нельзя сказать, что открывшиеся факты (пока еще не подтвержденные до конца) так уж удивили. Если есть йети и оборотни, и даже черви размером с железнодорожный состав, то почему не могли существовать инопланетяне? Ее никогда не тянуло к звездам – и на своей планете работы хватало с лихвой, - но она не отрицала возможности жизни где-то в далеком космосе. И пусть развитые цивилизации, способные на космические путешествия, оставались вопросом спорным, отрицать существование как минимум простейших форм жизни глупо. Это было обосновано хотя бы и математическими расчетами.  Галактика была огромна, что уж говорить о вселенной. А то, что «зеленых человечков» до сих пор официально никто не видел… Во-первых, если они есть и достаточно развиты, могли посещать Землю в далеком прошлом, когда разумных людей еще не было и в помине, или они не показывались на глаза. Во-вторых, в существование тех, с кем работает лично она, люди тоже не верят. И вот теперь по чистой случайности она встретилась не с очередным абнормалом, а с представителем иных миров. Судя по всему – разумным. Что ж, даже если и так, в своих способностях Магнус была уверена. В конце концов, чем отличается инопланетянин от какого-нибудь абнормала, чье существование противоречит законам физики и биологии Земли? В свете последних новостей, происхождение некоторых видов стоило пересмотреть. На ум невольно пришел рассказанный когда-то Генри анекдот: «Если вы оказались на другой планете и заболели – ищите не врача, а ветеринара. У него больше шансов разобраться в вашей анатомии и физиологии и оказать вам помощь».
Закончив с пациентом, выставив капельницу на самый минимум и прикинув, сколько у нее есть времени, женщина решила осмотреть кладовку. Это оказалось крохотное помещение, являвшее собой яркий пример того, что даже в пространстве метр на метр можно уместить уйму вещей. Причем вещей весьма разнообразных и по большей части не имеющих отношения к тому месту, в котором находятся. Высокий, почти до потолка, стеллаж был заставлен коробками, и здесь она не стала проводить полную ревизию, а лишь заглянула в некоторые из них. Внутри не оказалось ничего полезного – какие-то провода, старый компьютер и что-то из медицинской аппаратуры, еще более древнее и, скорее всего, давно списанное, по какой-то неведомой причине так и не отправившееся на свалку, старые медицинские карты, просроченные шприцы и капельницы, целый короб люминесцентных ламп, скорее всего уже перегоревших, и многое другое. Из полезного обнаружился контейнер с чистым постельным бельем и еще несколько пузырьков с физраствором. Здесь же стоял инвентарь для уборки, а у дальней стены, составленные друг на друга, большие банки с краской и пара мешков сухой штукатурки. Кажется, здесь планировали ремонт.
- Надеюсь, вы не скучали – Хелен улыбнулась, войдя в смотровую и вешая пальто на спинку свободного стула. Отсутствовала она не более пяти минут, так что вопрос был задан скорее из вежливости. Сев на стул, она взяла уже приготовленный для нее стакан с водой и сделала несколько глотков. Следовало подумать, как лучше сформулировать и описать свою работу, чтобы выразить суть и сразу избавиться от лишних поверхностных вопросов, но при этом не вдаваться в детали, знать которые посторонним не следовало. Почему-то у нее создалось впечатление, что Джексон знает об абнормалах не больше, чем она об инопланетянах.
- Я занимаюсь всем необычным и выходящим за рамки нормального, имеющим биологическое происхождение. Животные от микроорганизмов до гигантов, люди со странными отклонениями, порой даже растения. Я изучаю криптозоологию, тератологию, ксенобиологию  и другие связанные с данным вопросом науки. Мне очень жаль, что я не осведомлена о конкретно вашем вопросе, но я уверена, что моих знаний будет достаточно, чтобы оказать вам необходимое содействие. Мне доводилось работать с самыми разными видами паразитов. Именно поэтому очень важно, чтобы вы рассказали то, что известно вам об этом существе. Полагаю, если вас поставили во главе миссии, вы знаете чуть больше, чем название и степень опасности. Впрочем, учитывая специфику вашего задания, мне достаточно знать, где именно размещается симбионт в теле носителя, как происходит переход из одного тела в другое и те детали, которые вы сами считаете важными. Если после гибели клетки его тела быстро распадаются, не хотелось бы тратить лишнее время на поиски. Как и подвергаться лишнему риску.
Доктор предпочла не заострять сразу внимание на том моменте, который показался особенно любопытным – были более важные нюансы, но все же решила спросить напрямую.
- Исходя из ваших слов, гоа’улд – инопланетное существо. Возможно, мои слова вас огорчат. Ранее мне приходилось иметь дело с существами разной степени опасности и интеллекта, но вполне земными – она не стала заканчивать фразу, но весьма выразительно посмотрела на мужчину. При любой формулировке смысл все равно свелся бы к банальному «Инопланетяне существуют? Вы не шутите?». Она знала, что Дэниел серьезен, и все же требовалось услышать это снова, чтобы удостовериться - в первый раз ей не показалось. Но останется ли он честен или попытается свести все к шутке?

Отредактировано Helen Magnus (Вс, 23 Янв 2022 20:47:45)

+1

10

[indent] Интуиция всегда была его верным путеводителем, что бы ни говорили другие люди и что бы сам о себе ни думал человек, умиравший не единожды и не единожды воскресавший с неизменным счётом в собственную пользу. С её бессловесного волеизъявления начался путь Дэниела Джексона к звёздам, задолго до того, как впервые за тысячи лет на Звёздных Вратах загорелся шеврон вводимого адреса, задолго до того, как под сдержанные надменные смешочки его бывшие коллеги, серьёзные именитые египтологи, покидали аудиторию, где на кафедре в стремительно пустеющее пространство упоённо вещал о пришельцах всклокоченный сумасшедший. С годами работы в программе SG его интуиция превратилась в куда более тонкий, гибкий и деликатный инструмент, который знания об устройстве вселенной не затупили естественным скептицизмом, а гармонично объединили со здравомыслием и логикой опытного человека, чьи границы ушли далеко за пределы родной планеты и даже собственной расы. Склонив голову на бок и глядя на суровую складку между тонкими бровями доктора Магнус, Дэниел отчётливо ощущал, что именно это свойство роднит его и странного спеца из Зоны-51 куда существеннее общего рода занятий. Перекатывая во рту дегтярную вязкую горечь, которой никак не смогла помочь даже щедрая порция жиденьких безлактозных сливок, больше похожих на разведённую в воде гуашь, Джексон слушал, не перебивая ни каверзными вопросами, ни удивлёнными восклицаниями. Да, они определённо были похожи. Вот только интуиция, которая до сего момента лениво дремала как разморённая на тёплом подоконнике кошка, вдруг предупреждающе выпустила острые коготки. Не то чтобы Магнус ему врала. Напротив, в искренности её слов сомневаться не было ни малейшего повода, вот только... Что. Она. Нахрен. Такое. Несёт? Криптозоология? Ксенобиология? Даже если допустить - а pourquoi бы, так сказать, и не pas? - существование предметов интереса доктора Магнус здесь, на Земле, даже отсутствие пересечения оных с зоной деятельности самого Джексона... Нет, он бы знал. Не мог не знать. Или?..
[indent] Пауза затянулась. Весь их короткий диалог с точки зрения стороннего слушателя наверняка напоминал сцену из дешёвого научно-фантастического сериала, но разве не напоминала оный вся его жизнь с момента возвращения с Абидоса на базу в глубинах горы Шайенн? Что он вообще знал о специфике работы Зоны, кроме того, что ему позволили знать? Учитывая прошлые прегрешения трудящихся там людей, начиная от службы безопасности и заканчивая представителями самых глубинных структур с максимальным уровнем доступа и ответственности, исправлять последствия ошибок которых пришлось в том числе и самому Джексону, информация такого колоссального масштаба и значения не могла от него ускользнуть, и стоящая рядом женщина либо лжёт, либо бредит. Или всё же могла? Интуиция уверенно отвергала допущение о том, что доктор Магнус - сумасшедшая, не предлагая, однако, ни малейших логических доводов в пользу доверия словам этой таинственной британки, решившей походя разрушить пару несущих блоков в фундаменте его представлений о мироустройстве. Хотя... равзе ему было не привыкать? Тем более, она открыло признала, что не сталкивалась с представителями внеземных рас, и если она не солгала даже в этом - что было совсем не в её интересах - значит... Значит они оба чего-то не знают.
[indent] Дэниел, скривившись, отставил нагревшийся стаканчик, чьему содержимому суждено было так и остаться недопитым, присел на край стола и скрестил руки на груди, с острым холодным вниманием разглядывая свою собеседницу, будто пытался примерить её слова как пальто не по размеру и найти, где же жмёт сильнее всего.
[indent] - Гоа’улд располагается в основании шеи, его тело обвивает позвоночный столб и соединяется с нервной системой, спинным и головным мозгом носителя. Из живого организма извлечь его хирургически почти невозможно, однако после смерти связывающие симбионта с человеком структуры ослабевают. К сожалению, я не медик и не могу дать более подробных инструкций, Вам придётся действовать самостоятельно, однако никаких проблем с отделением мёртвого гоа’улда возникнуть не должно. Представьте себе змею средних размеров или миногу с четырьмя соединёнными перепонкой жвалами, получится симбионт. Переход из тела в тело происходит за секунды, гоа’улд покидает носителя и проникает в нового либо через рот, либо пробурив себе дорогу напрямую через мягкие ткани шеи к позвоночнику. След от вторжения заживает почти моментально, способности симбионтов к регенерации организма носителя беспрецедентны, даже тяжёлые ранения в единичном порядке не являются для гоа’улда проблемой, если он достаточно силён и сам не был ранен. Захват сознания нового хоста происходит так же почти сразу, все знания, вся прожитая жизнь человека становится собственностью паразита, что крайне затрудняет его обнаружение - мимикрировать и маскироваться эти создания умеют виртуозно. Надеюсь, теперь Вы понимаете, как дорого может стоить...
[indent] Договорить он не успел. Что-то гулко ухнуло под ногами, сам воздух в этой душной коробке пришёл в движение, ударился о стену и осыпал блёклую старую краску им на плечи и головы; светодиодная панель издала неприятный резкий щелчок, потухла на мгновение, вполсилы загорелась вновь и замигала ослепшей трубкой, в которую изнутри будто заколотился гигантский мотылёк. Дэниел инстинктивно пригнулся, защищая голову, соскочил со стола, распахнул дверь смотровой и вылетел в коридор. Пол был усыпан крупными кусками отвалившейся штукатурки, кое-где на стыках между стенами и грязной колотой плиткой пробежали короткие молнии трещин. Он догадывался, что произошло, выбегая к стойке регистрации, автоматически хватая за грудки упавшего офицера и помогая подняться на ноги. А ведь он почти забыл о тех, кто поджидал их снаружи, увлёкшись беседой с доктором Магнус и всё внимание устремив на манящую перспективу обогатить свою картотеку знаний о жизни, вселенной и всяком таком. Всё же доктор Джексон - совсем не Джек О’Нилл... Хорошо, что в здании не было окон. Сделав знак офицерам следовать за ним, Дэниел выхватил из кобуры под курткой пистолет и направился к выходу.
[indent] Солдат на посту у двери не было. Чертыхнувшись сквозь зубы, Джексон прижался спиной к стене и выглянул из-за угла туда, где стоял припаркованный на обочине возле медпункта автозак. На месте массивного бронированного чудища в образовавшемся неглубоком котловане трещали и скрежетали в чёрном дыму и пламени обугленные останки скрученного взрывом металла. Размётанная земля и грязный снег облепили пострадавшую стену, на которой виднелись огромные глубокие сколы, но старая кирпичная кладка чудом выдержала, не развалившись окончательно. В машине оставался ещё один солдат, его должны были сменить через полчаса... Дэниел прикрыл глаза и со свистом вдохнул воняющий жирной гарью и резиновой копотью, тёплый от близкого пламени воздух. Он сам сейчас убьёт этого хренова паразита, и дело с концом. Сколько ещё людей должно отдать жизнь за соблюдение хреновых инструкций и выполнение хренова долга? Согретый теплом его тела табельный «глок» тихо щёлкнул взводимым ударником. Позабыв об офицерах, оглядывающих молчаливые сумрачные окрестности в поисках цели, которой сейчас послужила бы даже не вовремя вышедшая из дома старушка, Дэниел пружинящим от ярости шагом направился обратно в медпункт. И перешёл на бег, переступив через порог и обнаружив нутро притихшего здания погружённым в кромешную тьму.
[indent] Приборы у койки гоа’улда надсадно пищали и мигали красными индикаторами. Это был единственный источник света во всей палате. Дэниел лихорадочно зашарил по карманам куртки в поисках зажигалки, нашёл, короткой синей газовой вспышкой осветил крошечный пятачок пространства возле койки с неподвижно лежащим и определённо мёртвым телом хоста. Доктор Хэлен Магнус обнаружилась лежащей в позе изломанной куклы рядом со стойкой для капельниц, в ореоле осколков и луже содержимого разбившейся бутылки с физраствором. Джексон опустился на корточки и прижал похолодевшие пальцы к шее женщины, почувствовал, как мерно и упрямо бьётся под прохладной кожей замедленный пульс, закрыл зажигалку и на ощупь переложил безвольное тело на соседнюю койку. Запустив руку в густые тёмные волосы, Дэниел тихо выдохнул - сухо, крови нет. Двое солдат лежали там же, где до того несли свой недреманный пост - у стены, той самой, что волей Рененутет уцелела при взрыве автозака. Оба были без сознания, но вроде бы целы, крови он не нашёл. Дэниел, чертыхаясь, волоком дотащил их до свободных кроватей, снова зажёг дрожащий от сквозняка и частого дыхания огонёк, огляделся - и выругался так, как не позволял себе никогда прежде. Здесь что-то произошло, что-то, чему он позволил случиться, потеряв бдительность. Стоило застрелить гоа’улда сразу же, как только он добрался до этой проклятой деревни. Нужно раздобыть фонарь. Фонарь и хренову бутыль с нашатырём, ни у кого из них нет времени на обмороки, особенно у доктора Магнус.

Отредактировано Daniel Jackson (Вт, 22 Фев 2022 21:40:18)

+1

11

Дэниел отвечать не спешил. Судя по задумчивому лицу, взвешивал все, сказанное ею, и проводил какую-то свою, внутреннюю, переоценку ценностей исходя из новых данных. Что ж, похоже, они оба сегодня открыли для себя мир с другой, ранее неизведанной стороны. Общая реакция мужчины, его собранность и сосредоточенность, и тот факт, что он сразу же не набросился на нее с вопросами, вызывали уважение. Магнус все больше убеждалась, что этот человек не только кажется умным, но и является таковым.
После полумрака палаты в смотровой казалось слишком светло, но теперь Хелен  имела возможность лучше рассмотреть своего собеседника. На вид она бы дала ему лет сорок. Серьезное и вдумчивое лицо, глаза за стеклами очков то ли голубые, то ли серые, так сразу не определить. Во взгляде не только холодная рассудительность, но и мудрость, свойственная людям с богатой на разные события жизнью. Мелкие мимические морщинки свидетельствовали о большой эмоциональности, но сейчас мужчина был сосредоточен на поставленной задаче. А еще почти неуловимо читалась усталость. Нет, не результат бессонной ночи или тяжелого дня – это было нечто, близкое ей самой. Усталость, вызванная глубокими переживаниями и необходимостью принятия сложных решений. То, что копится годами и опускается на плечи тончайшей вуалью, незаметной (или почти незаметной) для окружающих, но давящей непомерным грузом на тебя самого. Каким бы ни было его прошлое, оно оставило на нем свой отпечаток.
А еще Джексон напомни ей Уилла, когда тот с головой уходил в проблему, а не пытался изображать из себя взрослого мальчика, который кое-что уже знает – тогда в нем читалась та же решимость, граничащая с упрямством. Как знать – быть может, за десять лет работы в «Убежище» ее помощник так же изменится. Не только возмужает физически, но и очерствеет к каким-то проблемам, потеряет легкость, с которой смотрит на жизнь сейчас. Их занятие изматывает, а уж начальство в ее лице точно нельзя назвать пределом мечтаний. Циммерман был нужен ей, но все чаще Магнус думала, насколько правильно поступает по отношению к нему. Она показала ему иной мир, дала возможность раскрыться всем его талантам и дарованиям, но одновременно с этим привязала к себе необходимостью готовиться к тому, что, возможно, никогда не случится, лишая возможности на нормальную жизнь.
Голос Дэниела отодвинул на задворки сознания несущественные в данный момент мысли. Разум, на несколько секунд позволивший себе не расслабиться, но немного порефлексировать параллельно основной задаче, вновь вернулся в полноценный рабочий режим. Доктор внимательно слушала и старалась визуализировать каждое слово, касающееся анатомических деталей. Создание воистину было уникальным. На упоминании о доступе к памяти женщина нахмурилась. Учитывая все вышеизложенные обстоятельства, данный факт отбивал всякое желание предлагать себя в роли нового носителя, дабы спасти симбионта. Не то чтобы эта идея успела полноценно сформироваться, но ранее отпечаталась где-то на подкорке. Теперь же реализовывать ее не стоило даже в порядке бреда – делиться своими знаниями с инопланетным и не слишком дружественно настроенным существом, которое, вполне вероятно, не удастся взять под контроль, слишком глупо и безрассудно. Даже для нее.
Было видно, что мужчине еще есть, что сказать, но его познавательную лекцию прервали. Глухой хлопок снаружи заставил здание завибрировать, отозваться недовольным гулом и жалостным скрипом. Со стен и потолка посыпалась пыль и куски штукатурки, лампы погасли, погрузив помещение в кромешную темноту, потом все же вернулись в строй, пусть и не в полном составе. Но медпункт стойко выдержал испытание. Хелен выскочила из смотровой следом за Джексоном, но побежала совсем в другом направлении – к умирающему пациенту. К счастью, тот сейчас не реагировал на внешние раздражители. Охранники ответственно несли свой пост, и один из них уточнил по рации, что происходит и как им действовать. Доктор тоже не стала отвлекаться от работы – что бы ни творилось снаружи, все ее заботы сейчас здесь. Набрав лекарство, она уже собиралась ввести его в капельницу, когда вокруг воцарилась тьма, разбавляемая только тусклыми огоньками лампочек медицинских приборов. Аккумуляторы в них не предназначались для длительной автономной работы и были рассчитаны на быстрый переход к запасным источникам питания, коих здесь, похоже, не было. Через несколько минут погаснут и они. Слышался шорох ткани и треск липучек - видимо, солдаты потянулись за фонариками. У них же есть фонарики? Скрипнула дверь и Магнус рефлекторно повернула голову на звук, но света не оказалось ни в коридоре, ни в руках вошедшего. А потом она ощутила резкую боль, которая наполнила собой каждую клеточку ее тела. Это было последнее, что она почувствовала, прежде чем сознание отключилось.

В чувства привел резкий запах нашатыря, достававший, казалось, до самого мозга. Хелен поморщилась и попыталась от него увернуться. К счастью, тот, кто решил вернуть ее в сознание, убрал нашатырь прежде, чем он успел обжечь ей слизистую. Она открыла глаза и тут же прищурилась  – в лицо ей был направлен луч света.
- Вы меня ослепить решили? – возмутилась женщина, не зная, к кому именно обращается. Хотелось верить, что пока она была без сознания, их небольшой форт не захватили и сейчас перед ней не представители противоборствующей стороны. Луч метнулся в сторону, но перед глазами все еще прыгали «зайчики». Британка лишь отметила царящий вокруг мрак, разрезаемый светом фонариков, и несколько фигур, одна из которых находилась рядом. Пришлось снова закрыть глаза и слегка помассировать глазные яблоки через веки – древняя методика японских ниндзя позволяла быстро адаптировать зрение под окружающую темноту. После столь нехитрой манипуляции она могла легко, насколько это было возможно в сложившихся обстоятельствах, оценить обстановку. Вокруг была та же палата, а она сама лежала на одной из свободных коек. Рядом находился Дэниел – даже если бы его лица она не видела, то могла опознать по бликам на стеклах очков. На трех других койках сидели солдаты – похоже, пострадала не только она.
Одновременно с осмотром пространства вокруг, Хелен прислушивалась к собственному состоянию. Все тело неприятно и как-то странно ломило, но это ощущение быстро сходило на «нет». Ныло левое плечо, на которое она, похоже, не очень удачно упала. Но никаких серьезных травм на первый взгляд выявить не удалось. Что случилось с ней и остальными непонятно, но ответы она планировала получить от тех, кто находился рядом.
- Что произошло? – спросила доктор, садясь на край кровати. Только теперь она смогла рассмотреть соседнюю койку, на которой лежал пациент, и окончательно потухшие и умолкшие приборы. С нехорошим предчувствием она сорвалась с места и оказалась рядом. Пальцы сомкнулись на едва теплом запястье и не обнаружили пульса. Дыхание тоже отсутствовало. Магнус выудила из кармана халата маленький фонарик с одной светодиодной лампочкой, которым обычно проверяла реакцию зрачков у пациентов. Картина была ясна – носитель был целиком и полностью мертв уже несколько минут. Она тяжело вздохнула и поджала губы, но учитывая все, что ранее ей сообщил Джексон, расслабляться было рано.
- Он мертв – уверенно констатировала женщина, повернув голову к главе операции. – Вы говорили, что после смерти симбионт спустя какое-то время растворяется в тканях хозяина и вам нужно подтверждение того, что мертвы оба. В таком случае пора делать вскрытие – она переключила свое внимание на солдат, уже успевших оклематься. – В коридоре стоит каталка – привезите ее сюда, переложите тело на нее лицом вниз. И организуйте как можно больше света.
Бесцеремонно перехватив инициативу в свои руки и раздав указания, она почти выбежала из палаты. От ее фонарика было крайне мало света, но и его оказалось достаточно, чтобы сориентировать в помещении с примитивной планировкой. В смотровой Хелен зажала его в зубах, чтобы освободить обе руки и поскорее найти в многочисленных коробках самое необходимое – одноразовые перчатки, маску и пару полотенец. Вернувшись обратно, принялась рыться в своем саквояже, фонарик снова оказался во рту. Сперва она достала заколку и собрала волосы на затылке, затем пришел черед старинного кожаного пенала-свитка с хирургическим набором. Пенал был подарком ее отца, а вот инструменты она уже давно заменила на современные. Как хорошо, что сейчас не требовалась стерильность.
Надев перчатки, Магнус подняла каталку с подготовленным телом на подходящий уровень, положила под шею скрученное в рулон полотенце и таким образом зафиксировала голову. Заодно в полотенце будет впитываться лишняя кровь, которой будет много в еще не успевшем остыть трупе. Расстелив пенал и приготовив инструменты, она приступила к аутопсии. Света было мало, но приходилось работать и в куда более сложных условиях. Британка действовала быстро, но аккуратно и профессионально, не совершая ни единого лишнего движения. Шейные позвонки оказались чистыми, разве что симбионт находится внутри, под костной тканью. Но сейчас куда важнее было проверить головной мозг. Сняв скальп, доктор распилила череп по кругу, потратив на это несколько минут. С электрической пилой было бы гораздо быстрее, но сейчас удача уже то, что в ее наборе вообще имеется костная пила, иначе пришлось бы колоть череп, как орех, подручными средствами. Добравшись до мозга, Магнус внимательно его осмотрела – сначала весь целиком, потом каждое полушарие в отдельности, под конец разрезав одно из них на четыре части. Мозг был незначительно деформирован в некоторых местах, словно его длительное время сдавливала опухоль или иной инородный объект, но ничего подобного обнаружить не удалось. Вывод напрашивался один.
- Если ваш гоа’улд не способен растворяться в тканях мозга за несколько минут без единого следа – у меня для вас плохие новости. Симбионта здесь нет – теперь она ждала реакции Джексона. Ситуация складывалась патовая – инопланетянин скрывался где-то в лишенном света здании, если еще не успел покинуть его или, что еще хуже, не нашел себе нового хозяина. И это в условиях, когда вокруг скрывалась группа людей, неизвестно на что еще готовая ради достижения своей цели.

Отредактировано Helen Magnus (Вт, 8 Мар 2022 23:50:28)

+1

12

[indent] Симбионта здесь нет.

[indent] Он следил за каждым её движением, стоя по другую сторону от импровизированного резекционного стола, и нет, эта Магнус не могла ошибиться. Его действительно там не было. Раствориться в тканях симбионт не успел бы, и вывод, пусть и нелицеприятный, напрашивался только один, а если вспомнить принцип бритвы Оккама... Он был единственным из возможных. Дэниел сделал шаг назад, в густую тень, чтобы никто не увидел его лица. Всё в этом простом, казалось бы, задании шло по звезде с самого начала. И сейчас... сейчас в тихом уверенном голосе британки прогремел оглушительным крещендо апофеоз его абсурдного невезения. И это было бы, пожалуй, даже смешно, если бы его не распирало и не зудело в ладонях желание размозжить остатки черепа ни в чём неповинного и, к тому же, мёртвого носителя гоа’улда в мясокостный фарш. Однако времени на подобные фокусы не осталось, да и вряд ли бы доктор Магнус одобрила такое обращение с трупом её «пациента». Джексон смахнул с переносицы запотевшие, жалобно хрустнувшие дужкой очки и потёр глаза, яростно, до огненных красных кругов, расходящихся под закрытыми веками. Ч-щёрт... Пистолет тяжело, будто прибавив в физическом весе, оттягивал пояс пристёгнутой у бедра раскрытой кобурой. Что ж. Похоже, всё-таки придётся пустить его в ход.

[indent] - Что произошло?.. - он так и не ответил на этот вопрос, да и доктор как будто бы отложила выяснения до лучших времён, переключив всё внимание на мёртвого хоста. - Нападение. Наш транспорт взорван. Доктор Магнус... - он помедлил секунду. - Я вынужден попросить Вас осмотреть всех, кто был в этом помещении в момент взрыва. И начните с себя. Насколько могу судить, симбионту потребуется время, чтобы освоиться в новом теле, он не станет брать контроль над сознанием носителя сразу, поскольку не имеет на это достаточно сил, однако подобное сложно назвать форой. Дело нескольких часов. Ищите любой нетипичный шрам или рубец, особенно в районе горла, обычно гоа’улды прокладывают себе самый прямой путь через мягкие ткани к мозгу именно в области шеи.

[indent] Солдаты всё ещё лежали на койках, приходя в себя гораздо медленнее хрупкой на вид британки, что уже само по себе вызывало не то чтобы вопросы, но вполне различимые подозрения. Как же не хотелось ему играть в эту проклятую игру... Но обстоятельства диктовали свои условия. Коротко скомандовав не выходить из палаты и в конце достаточно чётко расставив акценты для всех присутствующих на счёт последствий нарушения приказа, он кивком позвал доктора Магнус за собой, чтобы сопроводить в процедурную, где она сможет без лишних свидетелей проверить... своё состояние. Оружие у всех, за исключением оставшегося стеречь пострадавших офицера, он заблаговременно изъял и запер в сейфе, код от которого, видимо, страдающий забывчивостью местный фельдшер наивно держал записанным на бланке для рецептов прямо в своём рабочем столе. Освещение здесь отсутствовало точно так же, как и во всём здании, поэтому пришлось воспользоваться ручным фонариком, направленным в мутноватое прямоугольное зеркало над крошечной раковиной в углу, чтобы хоть немного разбавить царящую в комнате глухую плотную темноту. Разумеется, выходить из процедурной Дэниел не собирался, но отвернуться, пока доктор Магнус снимает с себя одежду, было делом джентльменской чести. Почему-то он не ощущал никакой неловкости, слишком серьёзно обстояли их дела, чтобы обращать внимания на такие мелочи, однако чтобы заполнить тяжёлую паузу чем-то кроме шуршания наэлектризованной ткани, он, невидяще глядя в сторону заполненных разнообразным хламом стеллажей, негромко заговорил:

[indent] - Он зовёт себя Шезму. Для Системного Лорда он ещё достаточно молод, каких-то шесть тысяч лет, однако его влияние и опыт на Таури... то есть, Земле весьма внушительны, по крайней мере, были до недавнего времени. Мимикрировать и приспособиться к условиям окружающей нас реальности он смог превосходно, недаром этот демон-божок вина и крови являлся одним из мелких князей-гоа’улдов, правящих под рукой Верховного Владыки Систем в Египте несколько веков до его изгнания, а затем исчез из земной истории, оставив о себе только яркий образ в египетских мифах. Эдакая среднего пошиба рок-звезда среди паразитов, и вполне возможно, что именно он стал источником вдохновения для греков с их Дионисом, но достоверных сведений о его деятельности между периодом Древнего Царства и современностью у нас, как ни странно, нет. Известно лишь, что Землю с уходом своего господина, такого же паразита, он не покинул. Если Вы не сталкивались раньше с представителями внеземных цивилизаций в целом и с гоа’улдами в частности, то, думаю, Вам будет интересно, ведь отпечаток их присутствия на Земле настолько глубок, а влияние на культурное развитие человечества - как от этого ни отмахивайся - настолько велико, что... - он мельком бросил взгляд в сторону Хэлен, оборвав начинающую становиться пространной и излишне вдохновенной лекцию, и взялся за второй фонарик, позаимствованный из арсенала самой британки. Когда он успел его схватить и каким краем сознания принял такое решение, Дэниел почему-то не помнил.

[indent] Пронзительно-яркий луч скользнул по бледной коже на шее, по напряжённым, чётко обрисованным тенями жилам, исследуя каждый сантиметр, каждый мелкий шрамик. Ничего. По крайней мере, выше пояса. На всякий случай они проверили живот и спину, но знакомых рубцов и даже ничего хоть отдалённо похожего на след вторжения паразита в тело Магнус Джексон не обнаружил. И снова испытал нечто ускользающее и тревожащее, смутно похожее на дежавю: крошечные родинки на правом плече доктора складывались в то же неизвестное, неземное созвездие, что и у Картер - Дэниел их почему-то запомнил, хотя видел свою коллегу в чём-то, открывающем взгляду чуть больше, чем руки по локоть, мельком и пару раз. Незаметно выдохнув, он отошёл к столу, снова заняв привычную позу на краю столешницы и скрестив руки на груди, глядя строго перед собой и тем же тоном, каким только что вещал об истории виновника происходящего бардака, продолжил:

[indent] - В общем, наш пациент - существо исключительной степени изворотливости и хитрости. Ваш опыт контакта с другими... разумными негуманоидными созданиями может весьма пригодиться: Шезму сменил носителя, я в этом уверен. Осталось лишь выяснить, на кого. - Джексон склонил голову на бок, рассматривая Хэлен, надевающую кое-где запятнанный чёрной в полумраке кровью халат. Факты играли против неё, и она это знала, несмотря на отсутствие следов проникновения паразита обычным для него путём - оно ещё ничего не доказывало.

Отредактировано Daniel Jackson (Вс, 17 Апр 2022 01:10:19)

+2

13

Новость о побеге гоа’улда к позитивным точно не относилась и реакция Джексона лишь подтверждала это. Теперь они оказались в замкнутом пространстве наедине с потенциальной угрозой, которую еще предстояло вычислить. Магнус посетило ощущение четкого дежавю. В голове всплыли яркие образы: авария, разрушенный самолет посреди снежной безлюдной пустыни; буран, лишающий возможности надеяться на скорое появление спасателей; опасный абнормал, скрывающийся среди выживших; их таинственные смерти одного за другим. Они думали, что поймали кого-то большого и страшного, и были к этому готовы. Но они не были готовы к тому, что это окажется лишь мороком, иллюзией и истинный противник в разы изворотливее и смертельнее. Ни один из способов опознать хамелеона не сработал. Она вспомнила, как выстрелила в Уилла, зная, что это не он, но не имея стопроцентной уверенности в этом
Хотелось избежать повторения данной ситуации. В прошлый раз главная проблема заключалась в телепатических способностях магоя и в его умении манипулировать чужим сознанием. Именно поэтому вариант держать всех на виду друг у друга не сработал. Гоа’улды, вроде бы, такими талантами не обладали, и это давало шанс решить все без жертв. Вычислить нового хозяина без провокации им, скорее всего, не удастся, но дождаться утра, сохранив живыми всех, кто остался, выглядело реалистично. Почему утра? Хелен очень надеялась, что пославшая Дэниела контора имела запасные сценарии, предусматривавшие разного рода чрезвычайные ситуации и возможность оказания дополнительной помощи при необходимости, а заодно конкретные скрипты, предписывающие поведение в том или ином случае. С учетом всего происходящего, логичнее всего было вызвать подкрепление, которое вряд ли прибудет раньше утра.
На просьбу, которая по сути являлась скорее приказом, пусть и сказанным в более мягкой форме, женщина отреагировала спокойно и с пониманием – осмотр был первым, что приходило в голову. Разве что исключений она бы делать не стала. Прежде чем выйти вместе в командиром операции, она отложила извлеченный мозг в специально принесенную для этого посудину и вернула на место скальп. Закрывать череп и наводить красоту не стала – сейчас не до этого. Вытерев инструменты о простыню, которой была застелена каталка, Магнус прибрала их в пенал, хотя без полноценной очистки или мытья это было кощунством. Пенал она забрала с собой – оставлять острые предметы рядом с теми, кому в данный момент доверять не стоит, крайне опасно. Уже в смотровой положила его на стол, чтобы он оказался на виду и у нее, и у мужчины. В палате остался ее саквояж, но она надеялась, что солдаты послушно выполнят приказ своего командира и никаких лишних действий в его отсутствие совершать не будут.
- Не боитесь поворачиваться ко мне спиной? – усмехнулась Хелен, хотя сделала это совершенно беззлобно и даже с грустью. Прекрасно понимала, в какое положение они все попали. Снимая одежду, она прислушивалась к себе, к своим ощущениям, но пока никаких отклонений не замечала. В прочем, тогда на «Наутилусе» она тоже ничего замечала, и моменты осознания проходили скорее вспышками, пока паразит не стал полностью руководить ее инстинктами. Но, насколько она поняла, гоа’улд действовал совершенно иначе, не меняя сознание хозяина, а попросту экранируя его. В любом случае, отчитываться Джексону о том, что она чувствует себя самой собой, не имело смысла. Если инопланетное существо полностью подчиняет себе носителя, верить одним только словам уже нельзя.
Она внимательно осмотрела шею, грудь, плечи, живот, попутно слушая и запоминая все, что говорил Джексон. Взгляд упал на шрам на боку прямо под ребрами. Небольшой, но некрасивый – неудачно напоролась на ветку в одной из последних миссий. Он уже побелел и выглядел совершенно зажившим и старым. На левой руке более свежие следы зубов – маленькие розовые шрамики на месте каждого, но по их расположению легко читалась форма широких, полукруглых челюстей кого-то размером с очень крупную собаку. Магнус знала, что через несколько месяцев ничего этого не будет и кожа вновь станет идеальной. Ее организм регенерировал с той же скоростью, что и у обычного человека, но абсолютно – любые следы от травм рано или поздно исчезали с тела. Жаль, что точно так же не происходило с ее истерзанной душой.
Определенная часть сказанного Дэниелом выбивала из колеи и отвлекала от решения более насущных проблем. Какие Системные Лорды? Какой Древний Египет? Не то чтобы это в корне ломало ее представление о мире, но вносило серьезные коррективы. Получается, что еще до появления аххару, а расцвет их империи пришелся на античность, за человеческой цивилизацией наблюдали инопланетяне? Кажется, придется углубиться в историю и поискать зацепки. Но все это потом.
- Поможете со спиной? – без малейшего стеснения или кокетства попросила британка. Сейчас неподходящее время изображать тонкую натуру и гнаться за приличиями. Как медик она прекрасно осознавала важность данной процедуры и что самостоятельно осмотреть себя сзади в текущих условиях будет проблематично. Она провела ладонью по шее снизу вверх, подбирая выбившиеся пряди, и чуть склонила голову вперед.
Магнус пыталась анализировать те немногие крупицы информации, которые все же успела получить от Дэниела. Симбионт обладал высоким уровнем регенерации и мог мгновенно подчинять себе сознание нового хозяина. Однако в данный момент он был слишком слаб, и для восстановления ему требовалось несколько часов. Учитывая, что голова и шея умершего пациента не были повреждены, т.е. находящееся там существо пострадать не могло, напрашивался вывод, что урон, нанесенный носителю, сказывался и на состоянии самого паразита. Каждая последующая регенерация его ослабляла. Это наталкивало на мысль, что жить самостоятельно вне чужого тела он не может, так что данную версию, пришедшую ранее, можно все же отбросить. К моменту ее прибытия раненый уже несколько часов находился без сознания и эти часы гоа’улд мог потратить на собственное восстановление или на накопление сил. Он слышал все, что происходило вокруг, и если на самом деле настолько умен, как говорит Джексон, то прекрасно понимает все последствия своего переселения. На его месте Хелен бросила бы все силы в первую очередь на то, чтобы спрятать любые следы своего присутствия в теле нового хозяина. Если все обстоит именно так, любой осмотр сейчас будет бесполезен. Наверняка данная мысль крутилась и в голове стоявшего рядом мужчины, но все же британка решила ее озвучить.
- Вы же понимаете, что, скорее всего, мы ничего не обнаружим? – данный вопрос вовсе не означал, что от идеи с осмотром стоит отказаться – если есть хоть малейший шанс опознать нового хозяина именно таким образом, им стоит воспользоваться. А вот как действовать дальше доктор пока не знала. У них нет ни МРТ, ни рентгена. Даже анализ крови сделать нельзя. Единственный вариант, который приходил на ум – вывести паразита на чистую воду с помощью хитрости, но это могло повлечь за собой травмы и даже жертвы. Нет никого опаснее загнанного в угол зверя, даже если он уже смертельно ранен.
- Теперь мне нужно осмотреть вас – серьезно произнесла Магнус, поворачиваясь к Джексону и застегивая халат. – И не отнекивайтесь тем, что вас не было в палате. Вас там не было, пока я оставалась в сознании – она была морально готова растолковать мотивы своего недоверия, но очень надеялась, что он умный мальчик и сам догадается. Что угодно могло произойти, пока она валялась в отключке. Любые его слова, даже подтвержденные его людьми, без каких-либо доказательств оставались просто словами. Некоторые командиры могли приказывать своим подчиненным подтверждать все, что они говорят, особенно перед посторонним человеком. Дэниел на такого похож не был. Более того, он производил впечатление человека, который умеет рассуждать и принимать решения исходя из конкретной ситуации, а не бездумно выполнять поставленную задачу. – У нас сейчас есть только два варианта: либо довериться друг другу, пусть и с оговорками, и действовать сообща, либо вы пытаетесь решить вопрос в одиночку – рассуждать, чем чреват второй вариант она намеренно не стала – он наверняка уже прокручивал в голове возможные сценарии. - Кстати, чем нас оглушили?

Отредактировано Helen Magnus (Вс, 17 Апр 2022 19:48:09)

+1

14

[indent] Джексон только кивнул. В пояснениях не было нужды; очевидно, в данных обстоятельствах ни у кого из них не было поводов для доверия друг другу даже в мелочах. Поэтому, без лишних слов стянув с себя куртку и рубашку, он встал к доктору Магнус спиной, подставляя торс под свет фонарика. Она коснулась его всего раз или два, но кожа мгновенно покрылась приподнявшими волосы на руках и затылке мелкими мурашками, до того пальцы доктора оказались твёрды и холодны. Когда с осмотром было закончено, Дэниел, быстро застёгивая пуговицы, наконец ответил на заданный вопрос:
[indent] - Может, и не найдём. А может, и найдём, если симбионт действовал в спешке и был достаточно неаккуратен. В любом случае, я не собираюсь упускать ни единого шанса обнаружить паразита без применения насилия, даже если этот шанс смехотворно мал. Что касается орудия оглушения - не имею ни малейшего понятия, к стыду своему. Никаких следов на телах солдат, на Вашем, ничего, что указывало бы на применение физического воздействия. Газ? Слишком мало времени, нас не было полминуты, не больше, и даже не имей он запаха, выветриться так быстро... едва ли. В общем... - закончив с рубашкой, Джексон набросил на плечи куртку, поправил съехавшие с переносицы очки. Несмотря на эффект от вознесения с последующим «падением», зрение его снова начало ухудшаться, к тому же без привычной тяжести толстых линз он чувствовал себя излишне открытым. В мире Земли, мире без Звёздных Врат, без ежедневного риска и странных, забавных, смертельно опасных историй, в которые он регулярно влипал в составе первой команды, это вдруг стало удивительно ощутимо. - ...Сейчас делать конкретные выводы я не берусь.
[indent] Осмотр солдат и офицеров ожидаемо не дал ничего. Если этот засранец и действовал второпях, то свою часть работы он выполнил идеально: не считая относительно свежих, но очевидно безобидных порезов и синяков на телах мужчин, ничего, что бы было похоже на след вторжения симбионта, они не обнаружили. Уже вполне взяв себя в руки и даже мельком восхитившись жизнелюбию гоа’улда, Дэниел устроился на кушетке в стороне от входа в палату - отсюда можно было видеть всех, кто остался в живых, и контролировать каждое движение, захваченное лучами от фонарей. Крепко заваренная кофеподобная бурда помогала сохранять относительную бодрость тела и мысли, хотя этот серый день, казалось, длился и длился, а сумерки тянулись по мрачно примолкшей округе, густые, негаснущие, зловещие. На наручных часах едва различимая в полумраке минутная стрелка с хрустом ткнула в XII. Ровно 11 вечера. Молчали дома, молчала тонущая в туманной крупитчатой каше улица, молчали люди внутри. Лишь изредка вспыхивал тихий, полушёпотом, разговор, но тут же угасал через пару коротких фраз. Напряжённое ожидание делало воздух будто бы холоднее, заставляя крепче стискивать руки, сведённые на груди. Тихо. И в тишине этой чудились то подозрительный шорох - нет, всего лишь один из офицеров привстал, разминая ноги; то снаружи, у трещины в оголившейся кладке стены палаты, вкрадчивые лёгкие шажки - нет, всего лишь воображение, никто, кажется, этого больше не слышал; то неприятный, горький запах чего-то палёного, щекочущего враз пересохшее шершавое горло - нет, всему виной дерьмовый кофе. Или?..
[indent] Из коридора отчётливо потянуло дымом. Один из офицеров заозирался, громко, как пёс, принюхиваясь. Не кажется.
[indent] - Всем оставаться на местах.
[indent] Дэниел пинком открыл дверь в смотровую, откуда стелилась и ползла по усыпанному битой штукатуркой полу мерзкая копчёная вонь. Само помещение было по-прежнему темно и пусто, только воздух тут был чуть теплее. Нет, заметно теплее. И что-то трещало за дальней стеной, выходящей на улицу, что-то грызло и разъедало старую побелку, пыталось пробиться сквозь кирпич. Нелепо. Откровенная и глупая провокация. Пытаться выкурить их отсюда - нелепо, нелепо... Джексон ожесточённо потёр виски, пытаясь сообразить, что же делать дальше. Огнетушитель здесь был, но слой пыли на крошечном красном баллоне не внушал особых надежд на его исправность, и всё-таки под огоньком наполовину опустевшей зажигалки он его нашёл. Рычаг поддался со скрипом, однако агрегат оказался вполне рабочим и даже выпустил в стену малосильную пенную струю. Что ж. Одной проблемой меньше. Однако не успел он задуматься над дальнейшими действиями, как по крытой шифером плоской крыше тихо зашуршало гонимой набирающим силу ветром снежной крупкой. Если разыграется, то потуги подпалить лазарет обречены на провал. Дэниел выдохнул, но огнетушитель убирать не стал, водрузил его на рабочий стол и прислушался. Снова тихо, лишь волнообразный шорох по толстым листам металла.
[indent] - Доктор Магнус, - тихо позвал он, входя обратно в палату. Когда женщина подошла, он спросил, понизив голос: - У Вас есть при себе оружие? Если есть, держите его наготове. Здание попытались поджечь, но не слишком удачно. В худшем случае, нам стоит готовиться к штурму.

+1

15

Вопрос о том, чем их вырубили, оставался открытым и, по мнению Магнус, был не менее важным, чем новый хозяин симбионта. Она мысленно согласилась с Джексоном, что это не мог быть газ и тем более нечто примитивное вроде дубинки. По ее собственным ощущениям это скорее походило на разряд электрошока или парализатора, какими пользовались сотрудники «Убежища». Однако у подчиненных Дэниела она ничего подобного не заметила. Что-то, способное выдавать сильный заряд на расстоянии, и при этом достаточно компактное, чтобы это можно было быстро и эффективно спрятать в одежде. Или не в одежде? Это оружие или прибор могли стать проблемой в будущем, но прочесывать каждый дюйм медпункта с фонариками в условиях, когда доверять никому не стоит – большой вопрос, что опаснее: бросаться на поиски или временно отложить решение данной проблемы.
Вернувшись в палату, они тщательно осмотрели каждого из бойцов. Как и предполагала британка, гоа’улд отлично замел все следы, надежно спрятавшись в новом теле и не оставив им никаких зацепок. Она хорошо разбиралась в существах, которые пытаются выжить. Правила выживания для всех видов одинаковы. И первое из них гласит: «Используй свои способности по максимуму». Находясь на грани жизни и смерти любое живое существо даже на уровне инстинктов, не говоря уже о разуме, будет делать все возможное, чтобы как можно дольше задержаться на этом свете.
После осмотра в комнате воцарилась гнетущая тишина. Несколько раз кто-то из солдат пытался разрядить напряжение, негромко подавая голос, но разговоры не клеились и сходили на «нет» после пары фраз. Джексон устроился на кушетке недалеко от входа и пристально следил за окружающей обстановкой. Она же, взяв сверток с инструментами, удалилась в противоположный угол, откуда ей хорошо были видны все присутствующие и вход, где методично и не спеша принялась очищать каждый использованный предмет, беззастенчиво используя местные простыни. С водой дело пошло бы быстрее, но отпрашиваться в санузел в текущей обстановке женщина сочла неуместным. При этом боковым зрением она внимательно следила за тем, что происходило вокруг. Больше всего она не любила ждать, предпочитая действовать, но в некоторых ситуациях это был самый благоприятный, безопасный, а порой и жизненно необходимый вариант.
Время тянулось медленно, почти остановившись, и хорошо, что у нее сейчас было хоть какое-то занятие. Магнус пыталась придумать способ опознать нового носителя, вывести его на чистую воду или как-то спровоцировать, прокручивала в голове различные варианты, но каждый из них в окончании логической цепочки оказывался либо бесполезным, либо опасным для присутствующих. Лишних жертв совсем не хотелось, а потому оставалось надеяться, что им удастся спокойно дотянуть до утра.
В какой-то момент Дэниел напрягся, потом резко вскочил и, отдав короткий приказ, выскочил из палаты. Женщина тут же подобралась и напряженно вглядывалась в дверной проем, вслушиваясь в шум где-то в коридоре. Она была готова в любой момент сорваться с места и отправиться следом за главой операции, если понадобится. В конце концов, его распоряжения она пока выполняла исключительно из вежливости и солидарности, понимая его положение. Теперь до нее донесся запах дыма, только сейчас добравшийся до дальних уголков комнаты, и который около двери стал слышен гораздо раньше. Мужчина вскоре вернулся с огнетушителем наперевес, подтверждая возникшие опасения, и тут же подозвал ее к себе. Выслушав его, она молча кивнула и вернулась на прежнее место, чтобы забрать пенал с вычищенным инструментом, а потом подошла к своему саквояжу.
Как же хотелось думать, что все их проблемы в лице затаившегося гоа’улда находились сейчас здесь, в этой комнате, или хотя бы в этом здании, но утешать себя такой приятной и расслабляющей мыслью было опасно. Не стоило забывать о неких третьих лицах, устроивших нападение на кортеж, затем взрыв грузовика, а сейчас продолжавших скрываться где-то совсем рядом, по ту сторону тонких стен медпункта, и вряд ли готовых отказаться от своей первоначальной цели. И то, что они пока не собираются сдаваться, подтверждала попытка поджога.
Расстегнув молнию, британка с виртуозностью профессионального иллюзиониста убрала инструменты, а затем быстро и незаметно извлекла из глубин своего саквояжа имевшийся там нехитрый арсенал – «Беретту» и три запасные обоймы к ней. Две были заполнены боевыми патронами, две (включая уже вставленную в пистолет) сильным транквилизатором, но сложно было судить, достаточно ли данного боекомплекта. Оружие она спрятала за пояс брюк, а обоймы в специальные кармашки на внутренне стороне пиджака. Царивший вокруг полумрак помогал скрыть действия, видеть которые всем было нежелательно. Она не знала, насколько дисциплинированы солдаты Джексона и лучше не стоило их провоцировать тем, что их оружие отобрали, а ей, стороннему человеку, позволили не просто оставить, а взять в напряженный момент.
Магнус вернулась к койке, где сидела раньше. В ожидании нового нападения, которое непременно последует, но неизвестно когда, напряжение возросло в разы. Воздух стал плотным и тяжелым, и казалось, что при желании его можно нарезать ломтиками, как желе. Время вновь превратилось в тягучий сироп, не желая двигаться вперед, но теперь это продлилось недолго. Оглушительный взрыв на этот раз прогремел совсем рядом, разнося стену около соседней кровати. Взрывной волной Хелен отбросило чуть ли не на середину комнаты, присыпав обломками кирпича. В ушах звенело, от взметнувшейся в воздух пыли невозможно было дышать, и она тут же закашлялась, а попытавшись подняться на ноги, почувствовала резкую боль в правом боку. Встав на четвереньки, первым делом проверила оружие, а затем положила руку на талию и почувствовала под пальцами влагу. К счастью, никаких посторонних предметов в ране не оказалось, остальное было уже не так страшно. Женщина усмехнулась – второй раз за месяц она получила травму в одном и том же месте. А говорят, что снаряд дважды в одну воронку не попадает.
Взрывом разметало расставленные по палате фонарики, и теперь здесь вновь сгустилась тьма, но она не была абсолютной. В паре мест яркими пятнами кружили клубы пыли, в которых то ли кто-то шевелился, то ли это двигался сам воздух, а сквозь дыру в стене пробивался неуверенный свет от вывески придорожного кафе на противоположной стороне улицы. На этот раз опомниться им не дали. Британка все еще ничего не слышала, а потому упустила момент, когда в брешь что-то закинули. Лишь почувствовала, что воздух наполняется едким дымом, от которого слезились глаза и дышать было еще тяжелее.
- Все на выход! – скомандовала она, понимая, что сейчас ее вряд ли услышат, но попытаться стоило. Встав на ноги, она подтолкнула к двери кого-то, попавшегося на пути. Кажется, она вышла последней, и прислонилась к стене, чтобы немного перевести дух. Заметила Дэниела. Преодолела пару шагов и оказалась в коридоре, ведущем к выходу. В этот момент впереди появился яркий свет с улицы, пара солдат, что были ближе к выходу, дернулись и упали. В ушах еще звенело, но она услышала выстрелы, хоть и звучали они словно сквозь толстый слой ваты. Схватив оказавшегося рядом Джексона, она толкнула его в дверь кладовки и прижала к стене, насколько хватало ее сил, попутно обо что-то споткнувшись. Хотелось верить, что он не попытается сразу же вырваться и пойти атаковать неприятеля. В создавшихся условиях это было сродни самоубийству – она видела, как рядом с кладовкой шарят лучи света, которые непременно ослепят их, просидевших долгое время во мраке. Кажется, прозвучало еще несколько выстрелов. Мужчина дернулся, но она вновь придавила его к стене, прекрасно понимая, что если он сделает рывок в полную силу, ей не удастся его удержать. Пальцы сомкнулись на рукояти пистолета и Хелен напряженно следила за тем, что происходит в коридоре, сетуя на то, как медленно утихает звон в ушах и она не может ориентироваться на слух о том, что происходит вне поля зрения.

Отредактировано Helen Magnus (Вс, 5 Июн 2022 22:52:25)

+1

16

[indent] Стрекот коротких автоматных очередей, пунктиром перечёркивающих стены и тела доверенных ему солдат, пробивался в заторможенное сознание будто из-под земли; он отчётливо чувствовал прижатыми к грубой ребристой кладке лопатками, как пули по другую сторону её рыхлят штукатурку, как грохочут, не скрываясь, по полу чужие шаги, чувствовал, как мокнет рубашка под распахнувшейся курткой, пропитываясь - не его - тёплой кровью. Хелен держала Джексона за грудки как мальчишку, вдавливая поясницей в приставленный к стенке хлам, не давая ни сдвинуться с места, ни выглянуть в коридор. Дэниел видел отблески света в её волосах и глазах, устремлённых в оставленную между дверью и косяком почти незаметную щель, туда, где разыгрывался финальный акт идиотской, со смертельным и постыдно глупым исходом, драмы. Глупо, глупо, глупо... Только это изжёванное до оскомины слово крутилось в мозгу подобно крысе в игрушечном колесе, билось в виски и шарило по всем зонам пульса, оставляя во рту кровянистый солёный привкус. Правая линза треснула мелкой крошкой, превратив стекло в слепое бельмо. Он осторожно, чтобы не провоцировать раненую, но крайне решительно настроенную женщину на вредящие ей же действия, снял очки и сунул их, не глядя, в нагрудный карман. Что ж... Положение дел обученного боевого отряда военно-воздушных сил под его непосредственным руководством, и без того не слишком-то сладкое, с каждой минутой становилось всё интереснее и подкидывало всё новые и новые стратегические задачи для реактивных решений: выдал неверный ответ - провалил задание и бездарно потерял людей, ещё раз ошибся - погиб. Пожалуй, со времён работы в ЗВ-1 Дэниел по этому совсем не скучал. Собственную смерть он как-нибудь переживёт, а вот чужие, столь бестолково разменянные ни на что, как фишки в игровом автомате...
[indent] Ни о каком плане С не было речи. Они, скорее всего, остались одни, происходящее в этом крошечном здании невозможно было назвать боем, но бойней - запросто. Те, кто остался в помещении лазарета, по его же приказу оказались полностью безоружными перед лицом нападавших. Дэниел стиснул зубы до боли и гулко ударился затылком о стену, на что получил мимолётный взгляд, преисполненный вежливого британского удивления: доктор Магнус очевидно недооценила степень и глубину его кретинизма, но быстро исправила сие досадное упущение. Что ж... Терять ему, в общем-то, больше нечего и, вероятно, некого. Может, кто-то из солдат смог укрыться и выжить, ведь штурмующим медпункт нужен был исключительно симбионт, и забрав его, они вполне могли оставить недобитый отряд в живых. Это в самом невероятном и лучшем из случаев, разумеется, но на свою удачу доктор Джексон рассчитывать больше не смел.
[indent] - Доктор Магнус, полагаю, мне следует скорректировать Ваши текущие задачи как приглашённого эксперта, - зашептал археолог, склоняясь к взлохмаченной тёмной копне волос. - Вы сильно ранены? Я помогу Вам добраться до ближайшего доступного транспорта, и Вы уедете отсюда как можно скорее и дальше.
[indent] В коридоре вдруг стало слишком светло и шумно. Загудели незнакомые голоса, и - о, ч-щёрррт... - где-то у выхода из раскромсанной коробки медпункта послышался отчётливый раскатистый медный бас изменённой гоа’улдом человеческой речи. Дэниел ещё теснее прижался спиной к стене, с нерассчитанной силой вцепившись пальцами в полуоторванный рукав строгого пиджака своей визави и инстинктивно пытаясь протолкнуть её поглубже в ненадёжную тьму коморки. Голоса сгустились, луч фонаря взрезал жиденький пыльный сумрак аккурат над их головами и дёрнулся дальше, вперёд.
[indent] Они уходят.
[indent] - Сейчас, - яростным шёпотом скомандовал Джексон, высвобождаясь из цепкой хватки удивительно сильных рук.

+1

17

Хелен чувствовала себя вполне сносно, насколько это было возможно в сложившейся ситуации и ее текущем состоянии. Рана болела, отзываясь особенно неприятными ощущениями при движениях, когда ее касалась одежда или сдвигались травмированные ткани, однако, пока еще зашкаливавший в крови адреналин гасил боль, не давая прочувствовать ее в полной мере. Было терпимо, но от бинта или хотя бы пластыря она бы не отказалась. Во рту не было привкуса крови, а сознание не стремилось отключиться в самый неподходящий момент. Это вселяло надежду, что внутреннего кровотечения нет, а кровопотеря не слишком серьезная. По крайней мере, в данный момент. Голова немного кружилась, но это было следствием взрыва, как и звон в ушах. Ощущение, что в уши залили воск или плотно утрамбовали вату, быстро сошло на «нет», сменившись неразборчивым шумом, сперва слышимым откуда-то издалека, но становящимся все более отчетливым. Слух восстанавливался, а вот гул в голове стихать, кажется, не собирался, не позволяя мыслить и реагировать достаточно быстро. Она сама себе казалась какой-то заторможенной, пусть на самом деле это и не проявлялось так явно.
Вокруг стоял мрак, разрезаемый только вспышками автоматных очередей и блуждающими лучами фонариков. Их укрытие было ненадежным и стоит кому-нибудь пройти глубже в помещение и заглянуть за угол, как их тут же раскроют. Что ж, самое время проверить пару выживших на везение. Соваться под пули Магнус не собиралась, как и пускать туда незапланированно спасенного главу миссии. Его солдаты погибли, скорее всего – все. Неутешительный вывод. Но позволить бездумно умереть и ему значит окончательно все провалить. Уж она-то знала, как порой нелегко сделать выбор между выполнением поставленной задачи и людьми, которыми для этого придется пожертвовать. Это были не ее подчиненные, поэтому огородиться от весьма логичного чувства сострадания и жалости было легче. Это неприятное, но необходимое качество она уже давно в себе воспитала, отсекая ненужные эмоции когда это особенно важно. Зато британка успела понять, насколько опасно упустить существо, которое конвоировала группа Джексона. Пока она не могла сказать, кого стоит опасаться больше – самого гоа’улда или тех, кто стремится его заполучить, - но по всему выходило, что никак нельзя позволить им объединиться и уйти. Осталась только самая малость – найти способ это сделать, не имея ни подкрепления, ни подходящего оружия. Да еще и не представляя количество противников.
Мужчина что-то ей сказал – она поняла это по движению воздуха, щекотавшему ее ухо, и по отголоскам слов, которые так и не смогла понять. После взрыва и выстрелов под самым носом Хелен все еще плохо слышала и не могла разобрать какие-то громкие звуки, но никак не тихую речь. Возможности видеть своего спутника и ориентироваться на его мимику она так же была лишена. Оставалось надеяться, что в данный момент они одинаково оценивают обстановку, свои шансы и то, что предстоит сделать. В любом случае отвечать она не посчитала нужным – неизвестно, что именно сказал Дэниел, да и ее голос может прозвучать слишком громко.
Магнус вновь замерла, когда количество шарящих в опасной близости от них световых потоков значительно увеличилось, но противник, похоже, не стал утруждать себя проверкой всех помещений. Было ли это вызвано уверенностью в том, что все убиты, или же обычной безалаберностью, но играло на руку укрывшимся в тесной кладовке людям. Несколько секунд ничего не происходило, и лишь когда свет погас, стало окончательно ясно, что сегодня удача на их стороне, даже если так не кажется по многим другим признакам.
Ждать еще или пора действовать? Словно реагируя на ее мысли, Джексон дернулся, высвобождаясь из ее цепкой хватки. Упираясь ладонью в грудь мужчины, Хелен оттолкнулась от него и сделала шаг назад. Движение получилось тяжелым, с усилием – рана давала о себе знать, но адреналин и чувство долга гнали вперед, требовали действовать. И этим нужно было пользоваться. Она знала, что стоит сейчас позволить себе отвлечься на передышку, и встать снова будет уже крайне сложно. Да и время ограничено – остались только «здесь и сейчас». А вдруг их ждет ловушка? Противник выключил фонарики и засел в темноте у входа в медпункт, выжидая, пока выжившие, все еще оглушенные после взрыва, сами к ним выйдут. Она бы использовала такую тактику, чтобы не рисковать своими людьми, особенно имея в распоряжении приборы ночного видения. Но интуиция молчала, и оставалось верить, что не зря.
Они вышли из своего укрытия, и женщина сперва остановилась, вглядываясь в темноту впереди, рассеиваемую только светом фонаря с улицы, находящегося не слишком близко, чтобы этого света оказалось достаточно. Но никаких силуэтов или шевеления заметно не было, никто не рванул им навстречу и не открыл огонь. Не проверить помещение весьма опрометчивый шаг со стороны нападавших. Британка достала свой пистолет и заменила обойму с транквилизаторами на боевые патроны, стараясь на ощупь делать это максимально беззвучно. Искать сейчас оружие вокруг было совсем несподручно – ее фонарь остался где-то в палате, да и его луч мог выдать их. Кафель на полу был покрыт слоем пыли и бетонной крошки, из-за чего не бликовал в свете фонаря, но все же присев, можно было увидеть очертания лежащих солдат. Опустившись на корточки и поморщившись от боли в раненом боку, доктор коснулась шеи человека, оказавшегося рядом с ней. Пульса не было. Тогда она быстро пошарила по жилету разгрузки в поисках того, что может им пригодится.
- Если не хотите их упустить, нам нужно что-то серьезное – убедившись, что внутри они одни, произнесла Магнус, все же стараясь говорить не слишком громко. Трезво оценивая свои силы и состояние, она понимала, что бежать, сломя голову, наружу, не имея при себе ничего, самое глупое, что они могут сделать, но остаться здесь и упустить симбионта они позволить себе не могут. Надежда была на то, что Дэниел, как руководитель операции, быстро сориентируется. У убитого она ничего не нашла. Похоже, это был один из тех, кто сидел в палате и был обезоружен.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » What if


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно