All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » The light that never comes [SG]


The light that never comes [SG]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

The light that never comes
Daniel Jackson & Ra

https://i.imgur.com/vHe0yQK.jpg

«

I chase the sun
Waiting for a light that never comes

»

+2

2

[indent] Дыхание никак не желало выравниваться, выброшенная в кровь щедрая доза адреналина разгоняла сердечный ритм, отдаваясь в крепко стиснутых на цевье автомата пальцах. Согнутая в локте рука лежащего на серых каменных плитах тела касалась подошвы его ботинка, но сменить положение он не мог: съёжившись на корточках за отодвинутым от стены металлическим стеллажом, Дэниел прислушивался к ударам разрядов о дверь, готовых вот-вот разнести её на куски. Много ли выдержит толстый матовый минерал, прежде чем сдастся на милость звероголовых теней из прошлого? Джексон покрепче стиснул в руках автомат, зачем-то проверил, полон ли магазин. Он не успел выстрелить ни единого раза. Кажется, это был Джек. Профессионально, инстинктивно целился в область лёгких. На жилистом камне тёмными затоптанными разводами виднелась кровь. Его кровь. Его - этого, что лежал, откинувшись навзничь в неестественной для мёртвого, удивительно расслабленной позе, и смотрел начавшими подсыхать и теряющими стеклянный блеск глазами сквозь потолок. Желтоватый мягкий свет, лишённый внятного источника, делил худое лицо на две половины, и та, что была испачкана тенью, будто бы уже покрылась единым уродливым трупным пятном.
[indent] Дурацкая была идея. Как только Хэммонд дал на неё согласие? Сэм предупреждала, что настройка квантового зеркала сбита, и исправить это едва ли удастся полностью, ибо земным технологиям всё же, как ни крути, как ни бейся о них техническим гением, даже таким, каким обладала Картер, - далеко до Древних. Сэм предупреждала, что останется риск, небольшая, но всё-таки вероятность того, что этот странный прибор даст непредсказуемый сбой в конечных координатах. И они всё равно пошли, потому что... им было не впервой. По ту сторону тёмного зазеркалья, идущего мелкой ершистой рябью, плескался огонь, шипел вырывающийся откуда-то под давлением пар, слышались далёкие, искажённые масками властные окрики, разряды энергетических жезлов бились в дальнюю стену за границей обзора, и на расстоянии вытянутой руки лежало покрытое свежей, влажно блестящей в отсветах пламени кровью тело женщины в белом халате. Земля. С которой произошло что-то ужасное. База Звёздных Врат, которой не хватило выданной кем-то сверху удачи. Сэм предупреждала... И вместо пылающей, сдавшейся, попранной Тау’Ри они оказались... здесь.
[indent] Снаружи вдруг стало тише. Дэниел огляделся. Трупы четырёх охранников в массивных шакальих масках лежали прямо возле зеркала, умолкшего и потускневшего до эбонитовой черноты, с ветвистой трещиной, идущей от угла до угла. Чёртовы берсерки. Тил’к весьма своевременно выпустил серию разрядов в стенную панель, оплавив её и намертво заблокировав дверь, иначе бы положение Джексона было куда интереснее. Хотя... куда уж интереснее. Он не успел не только выстрелить. Проклятое зеркало, будто издеваясь над ним, опустело на долю секунды раньше, чем он, сгорбившись, кинулся в узкую раму и хорошенько приложился лбом о поверхность. Он сам отрезал себе дорогу назад. Глупо, глупо, глупо. Так же глупо, как смерть этого Джексона, в отличие от него, успевшего послать в Саманту короткую холодную молнию. Твердеющие медные от загара пальцы сжимали раскрытый зат; он хотел их отпугнуть, прогнать обратно, но не успел. Дэниел бросил затравленный взгляд на дверь, и та мгновением позже тяжело сотряслась от нового залпа сразу из нескольких жезлов, в воздухе стало заметно теплее, а на пол опустился и расползся жирный, плотоядно облизывающий лицо запах горькой гари. Нужно было что-то решать, сейчас, прямо сейчас.
[indent] Дэниел опустил взгляд на собственный труп, по серой курте которого медленно расползалась чёрно-багровая клякса. Песочного цвета платок прикрыл при падении шею, и, может быть... Мысль была дикой, но другого выхода он не видел. Здесь негде спрятаться, хранилище - узкая длинная комната, уходящая куда-то во мрак, уставленная вдоль стен различными артефактами и стеллажами, без шансов найти укрытие от холодно светящихся синим яростных глаз. Дверь снова будто бы немного прогнулась внутрь под мощными залпами, запах оплавленного горящего минерала усилился, лишая иллюзии выбора. Ч-щёрт... Дэниел выпрямился и секунду стоял, борясь с собой. Ему совершенно не хотелось делать то, что он собирался, но на сомнения просто не оставалось времени. Пошарив взглядом по ближайшим предметам, он кинулся к какому-то большому ларцу, отбросил тяжёлую резную крышку из зеленоватой древесины. Внутри было пусто. Вроде бы должен поместиться... Первым на дно упал защитный жилет, за ним - куртка. Автомат он положил на свободную полку рядом, быстро, как только получалось, срывая с себя одежду. Раздевать костенеющее тело было куда сложнее, благо, всё его облачение состояло из широких штанов, рубахи до колен и платка, не считая кожаных сандалий. Как же это было странно - взвалить на плечо себя же из параллельной вселенной и как сломанную марионетку уложить в ящик, устроив в объятия смуглых от солнечной копоти рук автомат.
[indent] Нет, это не сыграет, они не купятся. Мокрая от крови курта неприятно липла к груди, и это тоже нужно было как-то оправдать. Дальнейшая мысль уже не казалась ему столь дикой: в амуниции отрядов ЗВ имелся нож для ближнего боя, и с трудом высвободив из-под смятого в спешке тела полу жилета, где торчала нейлоновая рукоять, Джексон выдернул нож и, отметая любые раздумья, с силой полоснул себя поперёк груди. Жгучая боль обожгла поверхностно рассечённые мышцы, горячая кровь потекла сквозь намокшую холодную ткань. Дэниел скривился, выронил нож в ларец и захлопнул крышку. И в этот момент дверь всё же поддалась: взрывной волной его отбросило вглубь помещения, на пол брызнули осколки и мелкая пыль, в заваленном почерневшими останками двери проёме замаячили огоньки - глаза разъярённых воинов в масках Хора. Они, распуская гребни металлических перьев, держа раскрытые и искрящие электричеством жезлы наизготовку и словно принюхиваясь, неспешно вошли в помещение, огляделись и уставились на Дэниела, распластанного на полу. Один из воинов что-то спросил, громко и грубо, но оглушённый взрывом и болью Джексон не успел разобрать ни слова. Он медленно поднялся, опираясь на пошатнувшийся стеллаж с книгами, что-то с грохотом рухнуло к его ногам.
[indent] - На меня напали. Чужаки вышли из зеркала, убили охрану. Мне удалось ранить одного из них. - С Сэм, как он надеялся, всё будет в порядке, каждому из них прилетало из зата не единожды. Язык немного заплетался, он давно не говорил на этом певучем наречии, жизнь на Абидосе вдруг показалась ему невозможно далёкой и почти нереальной. - Они уже ушли. Зеркало разбито, больше никто сюда не явится.
[indent] Последние слова дались Дэниелу особенно трудно.
[indent] Воин Хора, что слушал его, по-птичьи склонив голову на бок, отдал зычный приказ, остальные выстроились по правую и левую руку, очевидно, намереваясь куда-то сопровождать его под конвоем. Переступая через колкие валуны и обходя тела убитой стражи, он направился к тёмному зёву выхода, и позволил себе обернуться единственный раз - на двух высоких поджарых соколов, оставшихся стеречь бесполезное теперь и трижды проклятое изобретение Древних. В груди, толкаясь заполошным пульсом в сочащуюся кровью рану, толстой змеёй ворочалась тревога, которую Дэниел упорно не хотел признавать за страх. Нужно было вернуться и попробовать включить чёртово зеркало снова, но, похоже, такая возможность выдастся ему не в ближайшее время, а может быть, и вообще никогда. Его не подгоняли тычками оружия в спину, что могло означать положение выше, нежели статус пленника, значит, догадка была верна: его доппельгангер оказался здесь добровольно. Вот только кому досталась обезглавленная армия давно уничтоженного врага, и кому служит этот Дэниел Джексон? Что ж, похоже, он скоро это узнает.
[indent] Никто не обратил внимание на съёжившуюся в дальнем конце хранилища тощую детскую фигурку, полными ужаса чёрными глазёнками провожающую ушедших. И никто не обратил внимание на то, что знак особого отличия - широкий перстень из наквады с символом Уаджит - остался на пальце обнажённого мёртвого тела, ненадёжно спрятанного в ларце из зеленоватого дерева.

[icon]https://i.imgur.com/B7KOm1v.jpg[/icon][status]the false[/status][herolz]it's all you can take? better take some more[/herolz][sign]

https://64.media.tumblr.com/tumblr_mbfvgs74oC1r79hl9o11_r1_250.gif

[/sign]

Отредактировано Daniel Jackson (Вс, 18 Июл 2021 09:29:00)

+2

3

[indent] В золотых чертогах бога солнца царила тишина. Было время послеполуденных размышлений, когда никто не смел нарушать даже малейшим шорохом хрустальное безмолвие дворца. Казалось даже ветер затихал и не дерзал колыхать тончайшие занавеси из газовой ткани.

[indent] Бог стоял между исполинских золоченых колон и чуть прищурившись рассматривал горизонт. Он умел создавать вокруг себя некую ауру полурасслабленной неги, в которой легко заплутать и не заметить, как под шелками скрываются острые иглы алмазов и лезвия металла, а под изнеженной и холеной кожей сталь мускулов и коварство змеи. Таково было воинство Ра, такова была империя Ра, таков был сам солнцеликий.

[indent] Ра размышлял, находясь сразу на нескольких уровнях сознания, поэтому и мысли его текли в несколько потоков. Вот пустыня, безжизненная и негостеприимная, скрывающая в своих недрах городишко при копях наквады, полный рабов. Добывать бесценный металл таким варварским способом было не эффективно и даже расточительно в плане ресурсов, но бог пошел на этот шаг, дабы упрочить свое положение и безопасность. Люди отплатили богу неблагодарностью, когда он начал развивать их цивилизацию в прошлый раз. Губы Ра чуть искривились. Предатели, которых необходимо держать на самом нижнем уровне развития, ради их же блага.

[indent] В то же время Ра размышлял, что вот уже несколько лет, как его противники, лживо прикидывающиеся его верными союзниками затихли, а это верный знак – жди беды. Бог предпочитал изматывать конкурентов военными действиями, держа их в напряжении и заодно истощая их ресурсы. Но сейчас был период затишья, а значит враг где-то копит силы. Ра отлично знал своих соплеменников. Такие же неблагодарные тварюшки, только более искусные во лжи.
Богу срочно нужно было новое чудо, чтобы указать всем их место.

[indent] Тишина дрожала и плавилась в лучах местной звезды, представительницы бога. Ра, застывший изваянием, казался золотой статуей на фоне пронзительного голубого неба.
И когда шум вторжения раскатисто прокатился по дворцу, эта статуя даже не шелохнулась.

[indent] Богу не было нужды что-то приказывать – его армия была идеально вышколена и каждый знал свой долг - умереть во славу Ра, защищая покой господина. Бог и бровью не повел, а дворец уже ожил, ощетинился кучей энергетических копий, сверкнул смертоносными разрядами. Ра знал где в данный момент находятся его основные «союзники», так что не верил в то, что нападение носит серьезный характер. Всевидящий и всезнающий, он понимал, что главные битвы не начинаются таким образом. И был прав.

[indent] Все закончилось так же быстро, как и началось – стихли крики и бряцания брони, по гулким залам и коридорам прокатилась и замерло эхо перестрелки. Бог даже позы не сменил, лишь чуть повернул голову вполоборота, оставаясь развёрнутым к бескрайним пескам пустыни и застывшему в небе, бледному в дневном свете спутнику.

[indent] - Отряд чужаков проник хранилище артефактов, — докладывал начальник его охраны. - Трусливые шакалы не приняли бой и бежали. Твой учёный ранен.
На это Ра чуть дернул бровью и всё-таки соизволил обернуться.
[indent] - Пусть предстанет предо мной и доложит, чем именно воспользовались посягнувшие на покой Бога. Ты иди прочь.
Начальник стражи коротко кивнул, ударив себя кулаком в грудь и исчез.

[indent] Рэх'хэт был полезным приобретением, несколько лет назад подобранным на такой же пыльной планетке как эта, только еще более убогой и маленькой. Ра укрощал и приручал его, словно детеныша дикой кошки, но в итоге остался доволен. Даниэль не принадлежал тому миру, как не принадлежал ни одному из прочих входивших в империю бога.  Он был потомком восставших рабов на Тау'Ри, Изначальной планете, Сокровищнице Ра, утерянной и забытой.

[indent] Можно было бы сказать, что этот человек дорог богу, как напоминание, но он оказался полезен, ибо был великолепно образован, а еще обладал истинной страстью к познанию. Ра надеялся, что именно Рэх'хэт найдет долгожданное чудо, в котором так нуждалось его царство.

[indent] Поэтому, когда тот предстал перед очами солнца, бог встретил его с вниманием и, ожидая доклада, придирчиво рассмотрел. На одежде Даниэля виднелась кровь, однако выглядел он вполне жизнеспособным, хоть рана и подчеркивала его несовершенство. Ра чуть нахмурился, он не терпел поломанные вещи.

[indent] - Как враги проникли в хранилище, Рэх'хэт? – нетерпеливо задал он вопрос. – Ты понял кто они?

[icon]https://i.imgur.com/sGLzECc.jpg[/icon][sign]Ты хороша издалека, но далеко не хороша.[/sign]

Отредактировано Ra (Пн, 26 Июл 2021 22:19:38)

+1

4

[indent] Шелест мягких сандалий по отполированному глянцевому камню не сравним с тяжким лязгом массивных и лишённых всякого изящества доспехов воинов Змея. Впрочем, если за ближайшим поворотом вдруг покажется угрюмо насупленная лобастая фигура одного из бывших собратьев Тил’ка, Дэниел будет весьма удивлён. Они слишком разные - братья в едином культе, противопоставленные друг другу и ведущие войну длиной в тысячелетия. Но нет, всё это - колонны из серовато-белого мрамора, гулкость и пустота пространств, плавно сжатых в каменном кулаке вместе с инородной, живой, не привязанной к предметам тенью - он видел, не здесь, давно и будто бы в иной жизни. Эхо шагов таяло как волна во время отлива, и тишину, монументально стоящую в припудренных густой угольной пылью тьмы залах и коридорах, не способен был проткнуть даже самый истошный крик. Дэниел шёл, ссутулившись, опустив глаза, борясь с желанием накинуть на голову измазанный кровью платок и исподволь запоминая их путь, оказавшийся, впрочем, весьма недолгим. Тот же невидимый источник размытого желтоватого сияния отступил перед столбами белоснежного света у гигантской двери с двумя неподвижными статуями зверобогов по обе её стороны. Дэниел поднял голову, бегло и как можно более незаметно оглядывая иероглифы, глубоко врезанные в тёмно-медовое дерево. Нет. Без шансов. Раньше ему везло, им всем чертовски везло, но не теперь. Тревога, которую он держал взаперти как разъярённую кобру в корзине, отбросила плетёную крышку и вгрызлась в нутро тошнотворным спазмом самого настоящего страха.
[indent] Двое стражников в птичьих масках с видимым усилием потянули створки, и дверь медленно тяжело распахнулась, выпуская из сумеречного нутра сырую прохладу и отчётливый запах речной воды. Один, тот, что слушал Дэниела в хранилище, быстро и бесшумно направился внутрь, оставив Джексона с конвоем дожидаться у самого порога, условно отчерченного от просторной и оглушительно пустой залы тонкой линией выбитых в камне слов. Дэниел даже не стал пытаться их разобрать. По груди и загривку ходил знобящий холод, и дело едва ли было в царапине, всё ещё сочащейся крупными кровавыми бусинами; инстинктивное знание, куда следует девать руки, внезапно исчезло, а мысли сменяли друг друга со скоростью, не позволяющей ухватить и толково рассмотреть ни одну. Ничего не получится, его узнают, Он точно узнает. Но этого не может быть, они посетили десятки миров, и везде, везде Он был мёртв. Медленный вдох, как перед прыжком в ледяную прорубь. Так, по крайней мере, говорят. Впереди из-за скошенного восходящей к теоретическим небесам архитектурной мыслью поворота замелькали светящиеся жёлтым глаза высокого стража-«Хоруса». Он коротким рубленым жестом велел Дэниелу идти вперёд. Зашелестели, удаляясь, по отполированному камню мягкие шаги. Он остался один.
[indent] Первой мыслью было «Бежать, сейчас!». Ещё один медленный выдох и, вопреки всему старанию, - заполошный рваный вдох до половины лёгких. Спокойно. Джек был бы спокоен. Он всегда спокоен, внешне, по крайней мере. Ну, или раздражён. Бежать ему некуда, путь назад отрезан, зеркало сломано, мир за стенами - неведом и едва ли приветлив. Ещё раз: выдох - и вдох, так медленно, как только получится, чтобы угомонилось заходящееся от нехватки кислорода сердце. Сейчас. Шаг за черту, ограждающую логово почти забытого сна - и ещё, и ещё.
[indent] Своды открывшегося ему чертога - необработанная скальная порода, плавно опускающаяся к панорамному окну, единственному источнику света вдали, на фоне которого неподвижно застыл очерченный тенью человеческий силуэт. Дэниел смахнул с носа очки, едва не выронив, протёр полой платка и медленно побрёл к нему, стараясь так же бесшумно ступать по тускло-золотым прямоугольным плиткам, изгибающимся будто береговая линия вдоль подёрнутой рябью глади бассейна по левую руку, исчезающего во тьме. Пахло чистой проточной водой и тонко, на грани восприятия - мускусом с древесной горчинкой. Знакомый запах, любимое притирание, верно? Джексону не хотелось подходить ближе, подходить достаточно, чтобы разглядеть Его, но разум поборол инстинктивное напряжение неподатливых мышц. Тяжёлые складки тёмно-зелёного одеяния спадали на пол, поблескивая в полутьме бронзовыми искорками украшавших его панцирей насекомых. Маслянисто-чёрные волосы, заплетённые в две сложные, тяжёлые от украшений косы, обрамляли обращённое к нему точёное смуглое лицо. Его лицо. Дэниел усилием воли расправил плечи и заставил себя согнуться в неловком поклоне. Рэх’хэт... Знающий вещи. Ну разумеется. Этот нечеловеческий голос что-то в нём переворачивал: изнутри обдало горячим, жгучим, как сода в кислоте, а зародившееся в основании шеи странное полупредчувствие прошило тело умеренной силы током.
[indent] - Нет, мой бог, прости своего раба, но я не знаю, откуда они пришли. Никаких отличительных знаков я не успел разглядеть. - Слова нанизывались одно к другому осторожно, будто драгоценные стеклянные бусины на тонкую нить. От того, как и что Дэниел скажет, зависела жизнь, и, кажется, не только его. Вспотевшие руки сами собой сцепились в болезненно-крепкий замок. Как много этот Джексон успел понять о зеркале? И что знает Он? Думай, думай, ч-щёрт возьми, и будь предельно внимателен. - Знаю лишь, что путь им открыло одно из устройств. В схватке оно было повреждено, и едва ли сейчас представляет опасность. Возле него осталась охрана, но не думаю, что... - он сглотнул, сведённое спазмом абсолютно сухое горло делало звук собственного голоса наждачным и мешало выдавливать из нутра покорную интонацию. - ...не думаю, что кто-либо снова рискнёт через него пройти, поскольку всё выглядело как случайность, а не спланированное нападение.

[icon]https://i.imgur.com/B7KOm1v.jpg[/icon][status]the false[/status][herolz]it's all you can take? better take some more[/herolz][sign]

https://64.media.tumblr.com/tumblr_mbfvgs74oC1r79hl9o11_r1_250.gif

[/sign]

Отредактировано Daniel Jackson (Вт, 27 Июл 2021 21:21:57)

+1

5

[indent] Пока Даниэль докладывал, Ра снова замер неподвижной статуей, излучая невозмутимое величие, однако слушал весьма внимательно. Он не был бы старейшим и мудрейшим богом, стоящим практически над, созданной им самим, системой владык звезд, если бы не обладал интуицией. И сейчас она подсказывала богу насторожиться. Рэх'хэт говорил осторожно, словно ступал по тонкому льду, выбирая слова. Ра, конечно, не был тем богом, перед которым можно было впустую молоть языком и нести, что вздумается, но все же он ощущал напряжение. Что это может быть? Прекрасные брови немного нахмурились, бог чуть качнул головой. Не то ты говоришь, Рэх’хэт.

[indent] - Не увидел ты, может, разглядели другие. Г’хар выяснит это. Я не верю, что в том был замысел моих братьев-богов. Ты знаешь, мы ищем нечто новое. – Ра произнес это «мы» чуть выделяя, имея в первую очередь именно Даниэля. – Я желаю во всем разобраться.
Бог сложил руки на груди, все еще не спуская придирчивого взгляда со своего ученого.

[indent] - Которое из устройств? Излагай свои мысли ясно и открыто, Рэх’хэт. Все что лежит в хранилище так или иначе повреждено, иначе оно бы хранилось в арсенале. – Он уже начал терять терпение, к тому же неопрятный вид докладчика раздражал. Ра повернул голову и бросил взгляд на мальчишку-раба, притаившегося в полутьме за колоннами. Чуть щелкнул пальцами и почти сразу к нему поднесли амарантовый ларец, затейливо украшенный резьбой.

[indent] - Подойди ближе и сними свою одежду, — произнес бог и распахнул крышку ларца, достав из него овальное устройство размером с пол-ладони. То был лечебное устройство для исправления несерьёзных изъянов. Человеческие тела было очень легко исправить, вернуть им былую целостность.
Надев устройство на руку, Ра повернулся и протянул раскрытую ладонь к своему учёному. Аппарат управлялся лишь усилием воли. Богу ничего не нужно было делать, кроме как пожелать исцеления своему рабу и поток сияющей энергии, окутывал больное место исцеляющим теплом.
Через несколько минут Ра опустил руку и отвёл её сторону, просто позволив устройству соскользнуть с его ладони в услужливо подставленный в этот же момент ларец.

[indent] - Смени одежды, приведи себя в должный вид и приготовься сопроводить меня хранилище, — сказал Бог. - Я хочу посмотреть на артефакт лично.
Произнеся это, Ра повернулся и снова устремил свой взор на бескрайний пустынный горизонт с замершей над ним огромной луной. Уже начинало немного темнеть, день подходил к концу.

[icon]https://i.imgur.com/sGLzECc.jpg[/icon][sign]Ты хороша издалека, но далеко не хороша.[/sign]

+1

6

[indent] Стоило возблагодарить какой-то дремучий рефлекс, заставивший сведённые напряжением мышцы исполнить то, что было необходимо, потому как разум напрочь отказывался повиноваться небрежному приказу, упавшему на пол между ним и Ра как щедрая горсть мелкого колючего бисера. Перемазанная кровью рубаха вместе с платком неопрятной скомканной кучей упала под ноги; тот же рефлекс, занятый, видимо, борьбой с телом, желающим отшатнуться от протянутой смуглой руки, тонкой и нежной как у знатной женщины - будто то была не рука, а распрямившаяся в броске гадюка - не успел сжать пальцы на грубой плиссированной ткани. Он был близко, так близко, что запах разогретого теплом его кожи ароматного масла словно мягко толкал в распаханную кровоточащей раной грудь, жар осветившегося изнутри алым огнём большого круглого камня на молочной ладони проник под мясо и жилы до самых костей, и в глубине рёберной клетки зародилось исцеляющее жжение. Рана стягивалась на глазах под напором силы, волнами исходящей от устройства, чем-то напомнившего Дэниелу кара-кеш, только тот был призвал калечить, истязать и убивать. Дэниел медленно поднял глаза и встретился взглядом с подведёнными чёрной краской глазами Ра, тёмными и непрозрачными как полированный гагат. В них не было холода, не было и тепла, не было ничего, что мог бы прочитать человек в человеческом взоре, кроме монолитной надменной отстранённости. Охваченная широким золотым браслетом кисть медленно двигалась вдоль раны, генерируемый камнем жар пульсировал и бился под кожей, и мгновения растягивались густыми медовыми каплями, в каждой из которых горьким дёгтем на свету чернела мысль: если Джексон сейчас сомкнёт пальцы на шее Ра, успеет ли охрана за дверьми залы подоспеть до того, как он выдавит жизнь из лже-бога, паразита, поработившего миллионы и живого лишь волею статистической погрешности?
[indent] Взгляд равнодушных глаз-миндалек лениво скользил по груди, обжигая едва не сильнее устройства, чьё свечение медленно угасало, завершая свою работу над раной, от которой осталась лишь воспалённо-розовая тонкая нитка. Дэниел понял, что почти не дышал, как только тускло блеснувший в сумраке зала браслет с металлическим звоном опустился в шкатулку в руках возникшего из ниоткуда маленького жреца. Первый за долгие минуты полноценный вздох получился излишне шумным, но Ра, кажется, не обратил на это внимание: отвернувшись, он неспешно проплыл к прозрачной стене, за которой отчётливо был виден чуть растушёванный дымкой у горизонта силуэт исполинской планеты, обрамлённой широкой лентой астероидного пояса. Полы длинной накидки мягко прошелестели по золоту плит, и снова тишина сомкнулась вокруг стоячей тёмной водой, делая шум болезненно стучащего о рёбра сердца неуместным, лишним, постыдным. Похоже, бог не ждал благодарности, и Дэниел, неловко поклонившись, осторожно отступил в темноту, к двери, за которой изваяниями застыли звероголовые полубоги в ожидании малейшего знака, малейшего лишнего шума, чтобы наброситься и разорвать любого, кто вызовет неудовольствие Ра.

***

[indent] Если пытаться мыслить логически, его - его - личная комната должна находиться рядом с хранилищем, по крайней мере, не слишком далеко. Обратный путь, проделанный с поспешностью, подобающей рабу, получившему прямое указание бога, занял несколько минут. Удручающе близко от Ра. Изредка попадавшиеся двери из того же непрозрачного мутного минерала, не имевшие ни замков, ни панелей ввода, недвижимо преграждали ему дорогу, и ни малейших идей, как следует с ними обращаться, кроме дурацкого театрально-повелительного «сим-сим!», у Дэниела не возникло. Джек бы непременно нашёл в этом повод для шуток. Всё здесь было... не так, как они привыкли. Может, везение, выделенное на всю их героическую четвёрку, переставало работать, когда они разделялись? Вот сейчас, прямо сейчас непременно что-то должно случиться и переломить ситуацию, ну, или не сейчас, но хотя бы завтра. Во всяком случае, пока Дэниел жив. Ну, а пока он ждёт от Рененутет особой щедрости, можно представить себя Самантой и найти решение задачи с чёртовой уймой неизвестных, благо, на отсутствие воображения Джексон никогда не жаловался. «Итак, если бы я был дверью из неизвестного материала, не похожего на порождение технологий, понятных человеческому уму, и если бы я охранял вход в покои знающего вещи, добровольно сдавшегося в рабство гоа'улду, а потому едва ли заслуживающего полное доверие, где бы я находился и как бы я открывался?..»
[indent] Разумеется, нужная дверь нашлась едва ли не впритык к посту охраны из двух шакалоголовых стражей, чьи глаза при приближении Дэниела вспыхнули холодным синим огнём, но ни единый мускул не дрогнул на могучих телах. Необработанная порода бесшумно и мягко отъехала в сторону, стоило ему подойти поближе, открыв затемнённое помещение, куда он поспешил зайти, и снова одно только движение воздуха возвестило о том, что он - один, в относительной безопасности собственных - его собственных - покоев. Ещё шаг в глубину прохладного пространства - и свет разгорелся ярче, по-прежнему не давая уловить свой источник, клубясь под потолком будто мерцающая газовая взвесь. Обстановка оказалась более чем аскетичной: помимо точно таких же, как в хранилище, уставленных книгами и свитками под завязку и занимающих всю дальнюю стену стеллажей, только низкий столик с какими-то склянками, некое подобие кровати на резных львиных лапах с натянутой сеткой и большой сундук составляли всю нехитрую обстановку комнаты. Дэниел быстро огляделся, шагнул к сундуку - и вздрогнул, когда за ним вдруг послышалось отчётливое шевеление.
[indent] - Икенти! Демон!
[indent] С этим обличительным выкриком худое до болезненности существо метнулось из-за массивной стенки сундука за кровать и воззрилось на Джексона огромными круглыми глазищами, полными ужаса. Дэниел замер. Вспыхнувшее горячим микровзрывом в груди подозрение быстро оформилось в уверенность: похоже, в хранилище доппельгангер был не один. Этот мальчишка всё видел, а они его попросту не заметили. Чщёр-рт. С каждым шагом ситуация становилась всё интереснее: воскресший из мёртвых (не_умерший) Ра в ожидании какого-то чуда, которое его рэх’хэт обязан был найти в кратчайшие сроки, неизвестный мир за пределами корабля, двойственное положение, представляющее для самого Дэниела одно сплошное белое пятно с единичными проблесками чего-то понятного скорее интуитивно, нежели подкреплённого эмпирически, а теперь ещё и это. На ум приходил один-единственный аргумент, способный перебить то, что маленький жрец увидел своими глазами и в чём едва ли успел хоть что-то разобрать, и Дэниел осторожно присел прямо на сундук, сложил руки на коленях и медленно, мягко начал, стараясь звучать как можно более убедительно:
[indent] - Не бойся. Я понимаю, ты испугался и запутался, но посмотри: сам Ра коснулся меня, излечив от раны. Разве наш мудрый и всевидящий бог не способен отличить человека от демона? И разве похож я на сокола с головой кошки? - на последней фразе Дэниел улыбнулся, глядя на мальчика, съёжившегося за кроватью в комок, состоящий в основном из острых локтей, коленок и испуганно блестящих глаз. Растрёпанный локон юности маленького раба был небрежно схвачен кожаным шнурком с крупной деревянной бусиной, белая набедренная повязка - самая простая, и никакого намёка на украшения. Это определённо не было облачением жреца Ра. Тогда что этот пострел забыл в его покоях? Может, личный раб того Дэниела? - Я тебя не съем, не обижу, не прокляну на веки вечные, сам убедись, но быстро: Ра приказал мне сопроводить его в хранилище, дабы он лично взглянул на место, где всё случилось. И ещё. Я хочу пить. Принеси что-нибудь.
[indent] Последнее было абсолютной правдой: в горле давно пересохло, и голос оттого неприятно сипел и драл глотку желанием хорошенько прокашляться. Вовсе не от страха, нет. Впрочем, время бояться прошло, пришло время работать, как это полагается члену ЗВ-1. Пацан, неотрывно глядя на Джексона взглядом затравленного зайца и ни на мгновение не поворачиваясь к нему спиной, по широкой дуге осторожно обогнул его и скрылся за дверью, послушной, видимо, каким-то загадочным волнам индивидуального биополя или чему-то вроде того. Дэниел тяжело выдохнул, поднялся, откинул крышку сундука и углубился в экспресс-изучение его содержимого. Внутри нашлась новая одежда, и первую попавшуюся рубаху, такую же длинную, как валяющаяся у ног окровавленная курта, он не глядя швырнул на кровать. Туда же отправились штаны, полотняная безрукавка и чистый платок. Невротический импульс настойчиво подталкивал под руку: чем больше одежды, тем меньше будет заметна разница между оригиналом и искажённой копией. Под ворохом тряпья не нашлось ничего, что могло бы дать подсказку, какого Апофиса параллельный Джексон ушёл во служение врагу народов и поработителю галактики, а так же ответа на самый главный вопрос: какого Нуна параллельный Ра пережил встречу с тау’ри. Что-то в этой Вселенной пошло не так, и хорошо бы это выяснить как можно скорее, поскольку... А что, собственно, «поскольку»? Поскольку теперь его задача - исправить ошибку себя из другого мира? Попасть на Землю и выяснить, какую цену она заплатила за то, что Ра до сих пор жив?
[indent] Мальчишка вернулся, когда Джексон завязывал тонкие шёлковые шнурки на безрукавке, поставил поднос с глиняным кувшином и чашкой на стол и забился в дальний угол, прильнув узкой спиной к стеллажу со свитками и сверкая оттуда настороженными чёрными глазами. Времени разбираться с ним сейчас у Дэниела не было абсолютно, однако стоило сделать хотя бы небольшой шажок навстречу доверию этого напуганного зверёныша. Справившись с завязками, набросив на голову платок и обвернув его вокруг шеи, чтобы отсутствие загара на коже поменьше бросалось в глаза, он повернулся к рабу и так же мягко произнёс:
[indent] - Я скоро вернусь. Позаботься о еде для нас обоих.
[indent] Подойдя к столу, он плеснул из кувшина в чашку прозрачно-красноватую жидкость, выпил залпом. Разбавленный водой кисловатый гранатовый сок. Кое-что между ними всё же было общим. Маленький раб приподнял голову, открыл было рот, словно желая что-то сказать, но, видимо, передумал, лишь сильнее вжавшись лопатками в металлическое ребро стеллажа. Дэниел выжидательно приподнял брови. Взгляд мальчишки метнулся к стоящим в углу стола крошечным баночкам, затем - на Джексона, губы его шевельнулись, но с них не слетело ни звука. Ладно, потом, чуть позже, если только останется жив после визита в хранилище, он непременно со всем разберётся. Рэх’хэт кивнул мальчонке и вышел из комнаты, отметив про себя задержку в долю секунды, с которой дверь отреагировала на его приближение, как будто даже она разуверилась в том, что этот человек - тот, за кого упорно пытается себя выдать.

***

[indent] Ни тел, ни крови на полу уже не было. Четверо стражей с опущенными масками из свиты Ра остались у развороченных взрывом останков дверной панели, двое, охраняющие зеркало, вышколенно рухнули на колени, как только полы одежд их солнцеликого бога коснулись каменных плит у входа в хранилище. Дэниел, шедший по правую руку Ра, мельком бросил взгляд в сторону зелёного ларца, как будто бы оставшегося нетронутым, коротко выдохнул, остановился возле зеркала и дотронулся до глухой чёрной поверхности, пересечённой ветвистой молнией трещины, похожей на сноп битых пикселей на экране.
[indent] - Отсюда они пришли и туда же ушли. Полагаю, это устройство использовалось как некий аналог Врат, но куда оно вело - мне неведомо. Сейчас это уже едва ли возможно узнать: я не в силах устранить это повреждение, поскольку принцип работы портала мне неясен. - Дэниел замолчал, глядя на холодное, впитывающее свет подобие стекла, заключённое в неправильной формы раму. Увы, это не было ложью: он понятия не имел, как починить это чёртово зеркало. И либо его осенит прозрением, либо он найдёт ещё одно, либо останется в этом мире. И последняя перспектива была откровенно куда более реальной, чем все остальные, вместе взятые. Малейшее изменение в надменном лице существа, застывшего на расстоянии вытянутой руки, предрекало его судьбу, и Джексон старался прочитать её по мягким капризным губам и взгляду, ничуть не изменившему выражения: будто всё, на что смотрел Ра, было ему глубоко безразлично, будь то живое существо или бездушный предмет.

[status]the false[/status][icon]https://i.imgur.com/B7KOm1v.jpg[/icon][sign]

https://64.media.tumblr.com/tumblr_mbfvgs74oC1r79hl9o11_r1_250.gif

[/sign][herolz]it's all you can take? better take some more[/herolz]

Отредактировано Daniel Jackson (Сб, 4 Сен 2021 13:52:34)

+1

7

Ра попытался вернуться своему занятию, столь возмутительный прерванному произошедшими событиями, но настроение, подходящее для размышлений, было безвозвратно утеряно. Что-то не нравилось богу, что-то, словно надоедливая мушка в уголке глаза, мешало ему полностью предаться своим мыслям.

Солнцеликий прошёлся по каменным плитам, описав плавную дугу по самому краю бассейна и подумал, что может быть ему не хватает чего-то нового. Он слишком застоялся в незыблемом безмолвии пустынь. Наквада есть и на других планетах. Пришло ли время перемен, время, чтобы напомнить всем, кто он такой.  Это была странная мысль, и бог не успел додумать её до конца, как в отдаленной, скрытой от посторонних глаз нише, замерцал золотой огонек вызова.

Ра медленно подплыл к экрану и коснулся рукой панели. Напрямую связываться с ним могли лишь несколько из системных лордов. Самые приближённые. Возможно у кого-то другого они бы назывались близкими друзьями, или, хотя бы, доверенными лицами, но гоаулды не понимали таких слов.

Экран вспыхнул, показывая вызывавшего. То была Ниррти. Хоть она и не входила в состав главных системных лордов, но успела проявить себя как полезный союзник. Она была довольно умна и тоже постоянно находилась в поиске чего-либо нового, лучшего. Бог открыл тау’ри миру, Ниррти же попыталась улучшать их. Многие гоаулды были против её экспериментов, потому что опасались ее единоличного успеха. Но Ра старался соблюдать баланс между осторожностью и предприимчивостью. Обычно этот путь его не подводил. К тому же, Ниррти была в плохих отношениях с Кроносом, сравнительно недавним союзником Ра. Так что оба они помогали сдерживать друг друга, а солнцеликий этим удачно пользовался.

- Ниррти приветствует Верховного Владыку Ра. – услышал он.
- Божественный Ра приветствует тебя, — он не удостоил улыбки или хотя бы кивка свою гостью, но смотрел прямо, что свидетельствовало о его заинтересованности в разговоре. Бог смолк, предоставляя связавшейся с ним говорить первой.
- Известно ли тебе, мои изыскания по поводу получения совершенного носителя, имеют некоторые успехи? – спросила гостья, и Ра чуть приподнял бровь. Гоаулды редко делятся информацией просто так и раз Ниррти связалась с ним, чтобы сообщить о своих достижениях, значит она хочет продать их подороже.
- Мы всегда были уверены в твоём уме и дальновидности, — произнёс он в ответ.
- Однако Кронос захватил планету, с которой я брала генетический материал, — продолжила она. - Я знаю, у вас с ним заключён союз, поэтому прошу тебя, как Верховного Лорда, заступится за наши общие интересы.

Ра опустил глаза, размышляя. Кронос был силён, не настолько силён, насколько сам Ра и даже почти не настолько силён, насколько Апофис (этот выскочка!), но враждовать с ним из-за какой-то планетки богу резона не было. Тем не менее эксперименты Ниррти были ему интересны. Порывшись в памяти, Ра припомнил пару промахов Кроноса, которыми можно было бы оперировать в споре.
- Долг Верховного Владыки помогать всем своим подданным, — произнёс он, освещая своё лицо бледной тенью улыбки. - Мы услышали твои слова. А теперь поделись с нами своими успехами.

Ниррти склонила голову и поведала, что на планете-предмете спора, образовалась интересная мутация, позволяющая подопытным выживать в условиях, которые казались поначалу смертельными. К примеру, в условиях нехватки кислорода. Это действительно важное открытие, которые можно будет использовать как военной науке, так и в промышленности.
Они обменялись ещё несколькими фразами, а потом попрощалась.

Ра решил отправить Кроносу послание, рассудив, что приглашения к личной встрече тот пока не заслужил. Закончив, он вспомнил о своём учёном и бросил вопросительный взгляд на мальчика-жреца неподалеку.
- Рэх’хэт ожидает, — доложил мальчишка.
Ра выплыл через богато украшенные двери и через пару минут они уже были в Хранилище.

Глядя на устройство, которое ему показывал Даниэль, бог окончательно разуверился в предположении, что вторгшиеся в его дворец были подосланы кем-то из его собратьев. Эта технология не известна их народу, Ра знал практически все об артефактах древних и это зеркало никогда не всплывало ни в одной теории. Бог не был ученым, познающим естественные науки. По натуре своей он тяготел политике и познанию того, как разумные существа мыслят и действуют. Здесь же был нужен другой склад ума.

- Я слышал, что таких зеркал было два, — произнес он задумчиво. - Одно из них принадлежало… - тут он оборвал себя. Ни к чему было призывать даже дух его извечного врага – Анубиса. Проклятого, побежденного и изгнанного. И погибшего разумеется, хотя у Ра была легкая тень сомнения на этот счет. Но он никогда не позволял себе высказать ее вслух. Тем более – среди собственных прислужников.
И снова его кольнула мысль, что пора менять что-то в круговороте жизни. Может это – и есть знак? Планеты Анубиса принадлежали ему и почему бы Верховному Владыке не посетить их? Он еще не показывал Даниэлю те свитки, что он нашел в одном из оставленных арсеналов. Может это и будет его чудом? Или это зеркало. Хотя вряд ли оно…

- Мы сравним оба устройства и постигнем в чем их смысл. – произнес он с присущей ему уверенностью и безапелляционностью. –Это устройство повреждено и не может больше источать угрозу. Но его следует взять с собой.
Предчувствие перемен охватило древнего бога. Он давно не ощущал интереса, а сейчас словно сошлось в одну точку – ему определённо стоит навестить ту планету, как же она называлась. Алзалам.
Давно, очень давно это название не было произнесенным.
- Перемены влекут меня, — неожиданно для себя поделился он мыслью с Рэх’хэтом, обратив к нему взгляд. – Завтра же мы отправимся туда.

[icon]https://i.imgur.com/sGLzECc.jpg[/icon][sign]Ты хороша издалека, но далеко не хороша.[/sign]

+1

8

[indent] Мальчишку звали Кхети, и он действительно оказался личным рабом Дэниела, а так же, в некотором роде, учеником, которого Ра определил под крыло рэх’хэта для нехитрой помощи в быту и познании. Так, во всяком случае, следовало из написанных в обратном порядке коротких заметок на арамейском, которые Дэниел нашёл на стеллаже. Ничем не выделяющийся из общей массы аккуратно упакованных в тубусы свитков, сортированных по неизвестному Джексону принципу, этот интуитивно привлёк его внимание чуть потёртыми краями и иным, более матовым, выглаженным ладонью сиянием кожаного чехла. Вещью явно часто пользовались, и информация, содержащаяся там, могла пролить хоть немного света на положение Джексона при дворе бога Солнца. Однако, развернув свиток, Дэниел обнаружил не сокровенные мысли своего двойника, а полевые заметки о жизни во дворце, причём предельно короткие и содержащие в себе исключительно факты. Одна из записей, датированная двадцатым августа прошлого года по земному календарю, гласила: «За успехи Господин подарил мне Кхети, ему около семи лет, сын домашнего раба Господина». На этом она и обрывалась. Дэниел бегло прошёлся по самым ранним записям, содержащим скупые данные об успехах в переводе и расшифровке текстов, каких-то военных действиях в секторах, названия которых ничего Джексону не говорили, об удачном испытании оружия и провальном - усовершенствованных по его инструкциям двигателей, якобы уменьшающих энергетический расход наквадного ядра едва ли не втрое, о некоем «наказании», которое Ра избрал для своего нерадивого раба и лично проследил за его исполнением... И ничего, совершенно ничего о том, что же произошло на Абидосе, что случилось с Землёй, что привело доппельгангера в услужение Верховному Системному Лорду. Дэниел разочарованно выдохнул, быстро свернул грубоватую волокнистую бумагу и спрятал обратно в тубус, а тубус - в гущу прочих, лежащих на стеллаже. Лишь сейчас он заметил, что крышки их украшают не бессмысленные узоры, а символы Древнего языка, и на каждом непременно центральный, самый заметный и крупный - тонко выжженное на коже клеймо в виде Ока, пристально бдящего из-под насмешливо изогнутой брови.
[indent] Пацан вернулся с подносом, полным еды, минут на десять позже самого Дэниела - то ли до кухни было неблизко, то ли он сам не хотел идти в келью демона, тёмного двойника убитого хозяина и наставника. Джексон не глядя взял с плотно уставленной книгами полки несколько штук, самых больших и увесистых, уложил их в сундук с одеждой, туда же отправил охапку свитков, выуженных наугад вместе с подобием личного дневника, сел за столик, куда Кхети водрузил поднос, и сделал мальчику приглашающий жест. Каким угодно образом, но следовало завоевать доверие парня, если Дэниел планировал прожить дольше ближайших суток, убедить его, что он видел вовсе не то, что видел, при этом как можно скорее вникнув в дела Солнцеликого и собственную в них роль. Алзалам... Дэниел мог поклясться, что никогда прежде не слышал такое название. Впрочем, смысла думать об этом сейчас не имелось, зато была проблема куда более важная: труп. В чёртовом сундуке, в чёртовом хранилище чёртова дворца. Если это, конечно, дворец, а не гигантский корабль неизвестного класса - Ра предпочитал выделяться среди прочих Системных Лордов буквально в каждой детали. Таких, как он, по крайней мере, Дэниел больше не встречал. Даже Апофис при всей своей любви к небрежной широте жестов, громокипящему пафосу, золоту и лязгу металла брони змееголовых воинов на марше, казался каким-то мелким и суетливым рядом со стоячей водою омута тишины и теней, что царила в покоях Солнца. Джексон бездумно откусил ломоть свежей пшеничной лепёшки, нахмурился, отбрасывая от себя подобные мысли. Каким бы особенным ни был Ра, его звезда угасала, и, возможно, судьба порешила исправить собственную оплошность руками пришлого чужака. Каков был шанс подобного исхода? Картер сказала бы: один на миллион или что-то вроде того...
[indent] Кхети так и не решился близко к нему подойти, но каким-то неуловимым образом стянул с подноса вторую лепёшку, устроился в излюбленном углу у стеллажа и принялся жевать, настороженно поблескивая глазами в сторону Джексона. Оба ели молча, и лишь покончив с немудрёной трапезой, состоявшей из хлеба, подсоленной варёной крупы незнакомого вида и фруктов, чей облик так же не внушал уверенности, а странный сладко-парфюмерный вкус не был похож ни на что земное, Дэниел поднялся и деловито произнёс:
[indent] - Завтра мы улетаем. Проследи, чтобы всё необходимое было под рукой.  - он кивнул на сундук, надеясь, что выразился одновременно достаточно расплывчато и понятно для мальчишки, чтобы тот уяснил, что нужно делать. А теперь... Теперь следовало заняться решением задачи с зелёным ларцом, пока имелся хотя бы призрачный шанс избавиться от тела здесь, на планете.
[indent] Пока что удача была на его стороне: это всё же оказался дворец, а не корабль. Судя по некоторому подобию суеты, наполнившему тихие полутёмные залы, велись активные сборы к отбытию; робкую надежду на успешность зародившегося плана вселяли крепкие рабы, управляющие гравитационными платформами, нагруженными каким-то скарбом, и грозные фигуры в звериных масках, строем шествующие по коридорам в строго определённом направлении - видимо, в ангары для переправки на «Хеопс» - и опустевший сторожевой пост возле двери в комнату Дэниела. По пути к хранилищу он поймал одного из рабов за локоть и попросил отрядить себе в помощь людей, чтобы перенести некоторые особо важные предметы на отдельный челнок. Приказ Господина. Без каких-либо лишних расспросов мужчина кивнул и пообещал самолично пригнать платформу и организовать бережную погрузку, как только закончит с порученной ему работой. Джексон кивнул, вошёл в хранилище, аккуратно обойдя всё ещё лежащие на полу обугленные обломки дверной панели, быстро огляделся и, стараясь шагать не слишком поспешно, направился к ларцу.
[indent] Труп никуда не делся и пребывал в том же положении, в котором Джексон его оставил. Он не решился откинуть крышку целиком, лишь заглянул в небольшую щель и тут же закрыл ларец, чтобы кто-нибудь из коридора не заметил его интерес к содержимому сломанной вещи. Жаль, что это не преобразователь материи, как было бы славно обнаружить на месте собственного мёртвого тела что-то достаточно безобидное, не вызывающее подозрений, например, пару заряженных «затов» или ч-щёртову инструкцию по использованию и починке ч-щёртова зеркала... Но увы, ему не настолько везло. Для чего был нужен этот ларец, так и оставалось загадкой, однако стоило возблагодарить его создателей за то, как удобно в нём помещался взрослый мёртвый мужчина и военная амуниция в довесок. Изучение других экспонатов хранилища не предоставила никакой принципиально новой важной информации: отзывчивые к прикосновениям голографические панели с символами Древнего языка у каждой ниши несли в себе горстку добытых эмпирически фактов и букет предположений, обрывочных заметок и теорий относительно назначения того или иного предмета. И - да, Ра сказал правду, всё здесь было в той или иной степени неисправно. Однако кое-что Дэниел всё же выделил и решил взять с собой, не только для вида, но и как перспективные инструменты для побега или борьбы, если, конечно, удастся что-то из этого хлама привести в рабочее состояние. Когда к раскуроченному дверному проёму подплыла тихо гудящая платформа, управляемая тремя рабами, рэх’хэт уверенно указал на все избранные артефакты, первым велев с величайшей осторожностью перенести квантовое зеркало, затем - ларец. Обмирая внутри, пока мужчины, кряхтя, поднимали, несли и устанавливали его на поверхность платформы. Как только с погрузкой было покончено, Дэниел отправился вслед за рабами в ангар грузовых челноков.

+1

9

По одному мановению изящной ладони, дворец ожил, наполнился и шумом суетой. Путь предстоял неблизкий и, разумеется, для него нужно было много чего взять с собой. Ра не вникал в мелкие хозяйственные нужды, ему было достаточно того, что в самые кратчайшие сроки всё было погружено на корабль, и величественная ладья бога начала свой неспешный путь по небесным рекам.

Для навигации в полёте не было нужды обозревать окружающее межзвёздное пространство. Однако Ра любил созерцать ничто. Это напоминало богу о том пути, что он проделал. Гоаулды обладают генетической памятью, к тому же и сам Ра был очень и очень стар, то есть путь его был неимоверно долог, так же как окружающая корабль бесконечность. Больше всего Ра ценил не кипучую суету мелкой жизни простейших, а фундаментальный беспредельный глубинный покой отсутствия жизни.
Поэтому тьма безвоздушного пространства влекла бога.

Тем не менее их путешествие продолжалось не так уж и долго. Всего пару прыжков и корабль завис над запретной планетой. Когда-то очень давно Ра решил и внимательно следил за тем, чтобы этот кусок мёртвого камня оставался необитаемым и затерянным на окраинах космоса. Слишком тяжела была память о его прошлом господине.
Трижды проклятый Анубис, обманом зачатый, рождённые пеплом и ушедший в пепел. «Да не знает его душа покоя, да не придёт он к миру ни в одном из миров», — прошептал Ра древнее проклятие, скривив губы. Ненависть бессмертна и всегда сильнее прочих чувств, сильнее привязанности. Бог уже давно не помнил ни образ отца, именем которого он совершал свою месть, ни прочих тех, кто были рядом когда-то. Но свою ненависть к заклятому врагу он помнил живо и ярко. Когда-то после победы Ра посетил эту планету, именно здесь проклятый держал свою тайную лабораторию. Здесь он передавался скрытым изысканиям. Официальную резиденцию не удалось бы удержать в тайне, и она была предоставлена всем союзникам-победителям на обозрение. Эту же Ра оставил себе, сокрыл от посторонних глаз, и она стала его запасным козырем. Ра никогда бы не признал, но он не смог разобраться в том, что таило в себе это место до конца. Он лишь понял примерные наметки, осознал, что время этих открытий пока не пришло. И возможно оно не придёт никогда до самого последнего часа.
Сейчас сама судьба привела его сюда. Неужто последний час гоаулдов близок?
Что за глупые мысли! Бог передёрнул плечами и приказал спускаться на планету.

Что из космоса, что с самой планеты, вид был абсолютно безрадостный. То была пустыня, в исконном ее смысле. Не дышащая жаркой негой обжитая пустыня его миров. Мертвая иссушенная земля, достойная бога смерти. Ра и его первый учёный ступили на планету. Мелкий сухой песок взвивался тончайшими струйками, облачками вверх от малейшего движения, забивался любые щелки и складки, удушал своей кажущейся бестелесность. То был прах тысяч тысячелетий.
Они вошли в пещеру, укрывавшую все постройки от взглядов с орбиты. Потом последовал долгий переход по хитросплетения лестниц и коридоров. Движением руки бог приказал охране остаться на месте, кивнул Даниэлю. Они прошли сквозь стрельчатую арку, незримое поле сомкнулось за ними, и оказались в огромном зале, дальние стены которого скрывались в полумраке.
Когда они переступили порог, где-то под потолком зажглись невидимые плафоны и мягкое жёлтое свечение окутало помещение. Здесь не было доставучей пыли, которая пронизывала всё на планете. Этот зал охранялся полем непроницаемым абсолютно для всего, кроме обладателя генетического пропуска-кода. Удобно.
- Итак мы на месте, Даниэль, — произнёс Ра мелодично и его голос стал первым звуком, что слышал этот зал за последние несколько тысяч лет. - Оборудование доставят позже, сейчас же я желаю, чтобы ты просто смотрелся.
Ра прошел вперед, к левой стене, столь высокой, что, для того чтобы обозреть ее, даже богу нужно было задрать голову. Вся она сплошь была покрыта ячеистыми полками, заполненным свитками. Проклятый так же предпочитал осязаемые носители информации, это была черта присущая всем древним властителям. Бог протянул руку и пробежался кончиками пальцев по тубусам. Они были в идеальном состоянии, ни пылинки.
- Библиотека, рэх’хэт, истинное сокровище для отягощенном разумом, — Ра полуобернулся, глядя на своего ученого через плечо, чуть насмешливо, чуть подразнивающе. – Она принадлежала моему врагу. Самому извечному и самому могущественному. Он тоже был бог, – несмотря на то что, на лицо бога набежало облачко, голос звучал мелодично, почти мечтательно. - Я уничтожил его. И всех, кто служил ему. И саму память о нем, и память о тех, кто служил ему. – Бог сощурил глаза и рассматривая Даниэля в упор. - ты первый, кто получит право прикоснуться к ней после меня. Будь достоин этой чести.

[icon]https://i.imgur.com/sGLzECc.jpg[/icon][sign]Ты хороша издалека, но далеко не хороша.[/sign]

+1

10

[indent] Дэниел занял кресло пилота сразу же, как только рабы загрузили и закрепили в наполовину пустом отсеке весь наугад выбранный хлам. В первое мгновение он почти поддался панике: панель управления выглядела иначе, чем на принадлежащих другим Системным владыкам шаттлах подобного класса, которыми ему доводилось управлять или хотя бы видеть, как это делают другие. Всё, всё здесь было иным, словно вожак этой хищной стаи желал отличаться от соплеменников даже в подобных незначительных мелочах. Или дело обстояло ровно наоборот? Дэниел скомкал губы вспотевшей ладонью, будто только так мог заткнуть поток неуместных, отнимающих драгоценные секунды мыслей. К судну с имуществом господина (в число которого, разумеется, входил и сам учёный-рэх’хэт) не отрядили пилота, а значит, либо ему снова немыслимо, сказочно повезло, либо у тау’ри предполагались соответствующие навыки. Это ведь нетрудно - переправить чёртов челнок на чёртов материнский корабль... Но различие оказалось только внешним. Все системы корабля и управление ими скрывались лишь под иным экстерьером и имели иной порядок, но по сути оказались идентичны начинке ординарного грузового тел’така.
[indent] Пройдясь руками по тонким, вбитым в металл пересекающимся линиям и разблокировав - видимо, машинально считанным биометрическим кодом - задремавшую нервную систему корабля, Дэниел погрузил неприятно липкие от остывшего пота кисти в возникшее перед ним голографическое облако, и челнок отозвался ровным гудом оживших субсветовых. Овальная прорезь ангара приблизилась и разверзлась перед ним пустым холодеющим небом и застывшим снизу морем из бледных дюн в синеве заходящей за горизонт странно маленькой злой звезды. Ему полагалось знать без пояснений, где находится корабль Ра, но они и не требовались: прерывистым пунктиром вдаль уходили нагруженные караваны таких же судов, и все они определённо имели единую цель, сокрытую где-то в подступающих сумерках между клыками серого лёсса. Времени было мало. Сможет ли кто-нибудь отследить внеплановую перемену маршрута его челнока, не заметят ли его с других кораблей, редкой цепью движущихся куда-то вдоль ломаных зубьев скальной цепи, с набранной им высоты далеко выходящей за границы зоны видимости? Ответов на эти и десяток других вопросов никто дать не мог. Но что ещё ему оставалось, кроме риска?
[indent] Несколько минут ему потребовалось, чтобы уйти от дворца вглубь пустыни, следуя за хвостом растянувшейся цепи на почтительном расстоянии. Сумерки длились и длились, а темнота смогла бы сыграть ему на руку, но увы - местное синеватое солнце висело над скальной грядой как недреманный дурной глаз. Решив, что держится достаточно низко, чтобы манёвр его остался незамеченным, Дэниел плавно увёл корабль вбок, набрал скорость и включил маскировочный контур. Уходить далеко от вычерченного горячими следами дюз пути смысла не было, к тому же, долгое отсутствие наверняка заметят, каждый вздох его сам по себе - как попытка удержать баланс на натянутой над бездной верёвке, не стоит давать дополнительных поводов усомниться... Джексон бросил короткий взгляд в мягко подсвеченное нутро корабля, где на генерирующей локальное гравитационное поле установке среди бесполезного мусора стоял ларец. По крайней мере, прямое доказательство на случай подозрений он прямо сейчас похоронит в песках. Что же ты сделал, доппельгангер, и чему позволил случиться с галактикой, с Тау’Ри, с Абидосом?
[indent] Он приземлился в тени гигантской дюны, посадив челнок на её пологое основание. Здесь его точно не увидят. Взметнувшийся из-под днища песок искрящимся ультрамариновым облаком застыл в разреженном воздухе и долго не оседал, пока он работал вывороченной из стены грузового отсека плоской панелью в три ладони размером, выкапывая в слежавшемся под ветрами песчаном склоне могилу для своего двойника. Было во всём происходящем что-то сюрреалистическое: медленно гаснущее небо со скрытой за гребнем бархана тусклой солнечной лампочкой, вздыбленный дюзами челнока невесомый как пыль песок, оседающий в горле колкими горькими искрами, и голое тело, распростёршееся у ног человека, идентичного мёртвому до последней морщины в уголках слезящихся глаз. Дэниел старался не отслеживать время, которое ему потребовалось на то, чтобы выкопать углубление, уложить туда этого Джексона и закидать погребённого достаточно, чтобы ветер не обнажил следов свершившегося преступления против бога этой земли. Смахивая с лица жгущий веки и падающий на взрыхлённый песок тёмными крупными каплями пот, Дэниел отложил будто наждаком исцарапанную панель, опустился на колени и посмотрел туда, где под слоем песка покоилась голова доппельгангера. Ни почестей, ни славы, ни даров, ни достойной гробницы... Быть тебе демоном-муут, пожирателем плоти, неупокоенным и неприкаянным. Над пустыней наконец воцарилась ночь, синяя, тихая, светлая, с удивительно близкими и совершенно незнакомыми звёздами над горячей от взорвавшейся в черепе мигрени взъерошенной головой рэх’хэта.

***

[indent] Мягкое оглаживающее движение вдоль тёплого бока дрейфующего светильника - и тот чуть слышно загудел, разгораясь ярче и освещая комнату будто ручное солнце размером с колесо легкового автомобиля. Забавная штука, во дворце он таких не видел. Но здесь, в этих стылых безжизненных лабиринтах из серого камня, подобные вещи оказались вдруг необходимы точно так же, как маска, закрывающая половину лица и снабжающая носителя пригодной для дыхания газовой смесью. На Алзаламе не было даже самой простейшей флоры, не было воды, не было вообще ничего живого, и при наличии гравитации, схожей с обычными показателями пригодных для обитания человека планет, состав атмосферы способен был убить даже гоа’улда в течение получаса. Всё это было ему известно со слов Ра, и на осторожный вопрос, надолго ли они прибыли в это негостеприимное место, солнечный владыка чуть изогнул подкрашенную бровь и бросил с насмешливой небрежностью, за которой скрывался вполне определённый намёк: всё будет зависеть от Джексона и того, что он сможет обнаружить в тайниках бога смерти. Дэниел долго копался в памяти, пытаясь вспомнить хоть какие-то отражения событий прошлого, связывающего Ра и Анубиса, в мифах Та-Кемет, но не обнаружил абсолютно ничего. Должно быть, этот гоа’улд в своё время оставил настолько дурной и глубокий след в истории расы живых богов, что его предпочли подвергнуть самой страшной каре для любого амбициозного властолюбца - тотальному забвению. И на стенах гробниц ушедших на Запад вельмож и фараонов прошлого шакалоголовый бог остался смиренным аколитом Осириса на последнем суде для душ обитателей Чёрной Земли.
[indent] В тёплом желтоватом свете символы на свитке под разгладившей его ладонью заблестели, будто нанесённые на имитирующий структуру папирусной бумаги синтетический лист помятой тусклой поталью. Это определённо было красиво, но, к вящему сожалению Джексона, бесполезно: перед ним был трактат, написанный на чудовищно искажённом языке додинастического периода, включающий в себя целые блоки муравьиного кода Древней письменности, которую ему не удалось дешифровать с наскока - порядок, а кое-где и начертание известных ему букв были изменены, превращая текст в полнейшую белиберду в духе Льюиса Кэрролла. Всё, что удалось разобрать при беглом просмотре, собиралось в крайне смутную картину - не то изложение каких-то событий, давностью превышающих все мыслимые пределы, не то рассуждения на тему оных с неизвестной Дэниелу системой датирования. Едва ли здесь найдётся что-то, чего от рэх’хэта ждал его господин. Дэниел снял очки, яростно потёр глаза и с трудом разогнулся, с хрустом выгибая спину. Сутки на Алзаламе длились сто шестьдесят земных часов, по земному же времяисчислению он бодрствовал больше тридцати. Теоретически ему следовало поспать и что-то съесть, но возвращаться в пирамиду Ра совсем не хотелось. И даже не потому, что пространство комнат и коридоров, странным образом безлюдное и пустое - а ведь на корабле было больше полусотни людей -  будто сверлило спину холодным и цепким взглядом, дыша в затылок горьким дымком благовоний из тихо тлеющих в каждом углу курильниц, не потому, что Кхети смотрел на него волчонком, ничуть не реагируя на попытки Джексона наладить контакт, не потому, что каждое лишнее слово, услышанное не теми ушами, могло бы стать роковым. Нет.
[indent] Ра был здесь. Мягкий шёпот расшитой камнями и золотом мантии долгим эхом звучал в лабиринте металла и камня, недоступного тлению, и были они - это место и его господин - друг другу удивительно, зловеще созвучны. Ра ждал. Ра наполнял пространство собой, намеренно не делая ничего - но под стеклянным куполом поля, где дышать без маски становилось немного легче, всё мгновенно будто пропиталось тонкими колкими токами его пристального неусыпного внимания к любому движению тела и мысли, и ничто не могло от него укрыться, тем более - согбенная фигура Джексона, чью шею сзади прямо сейчас изучающе лизнула смотрящая его глазами хищная голодная темнота. Дэниел невольно дёрнул плечом, нахмурившись, зачем-то обернулся. Разумеется, он был один.
[indent] Изначальное предназначение этой каменной коробки оставалось загадкой, но именно её он избрал своим рабочим кабинетом, поскольку отсюда было ближе всего до временного хранилища привезённых из дворца артефактов. Инструкция по ремонту проклятущего зеркала упорно отказывалась идти к учёному в руки, но он не оставлял надежды - иного пути отхода, кроме безрассудного и самоубийственного побега на глайдере, который даже не сможет выйти из атмосферы, Джексон не видел. Хотя, во всяком случае, это будет яркая и быстрая смерть, а если по примеру японских лётчиков-камикадзе направить «сокола» на генератор защитного поля или даже на сам «Хеопс», никому не собрать останков лже-знающего для воскрешения. Дэниел мрачно хмыкнул - и сам едва не вздрогнул от этого звука, в гулкой тишине комнаты показавшегося неуместно громоподобным. Символы упрощённого, но изящного письма расплывались перед глазами, отказываясь проникать в сознание читающего. Дэниел полой нашейного платка протёр внезапно запотевшие очки и ещё раз попытался прочесть абзац, привлёкший его внимание. Нечерет - безымянная богиня... наполнила безликие сосуды силой и вдохнула в них жизнь... «Живые-убитые», пленные рабы... Ушебти бога мёртвых... Нет. Что-то другое. Пустые? Или опустевшие? Дальше начинался текст на древнем, и при всей своей алогичности и нечитаемости он очевидно на что-то ссылался. С этим следовало разобраться. Пройдёт совсем немного времени, и Ра потребует отчёта. Возможно, Дэниелу удастся нащупать что-то, что отвлечёт его внимание, пока он продолжит искать путь к бегству - или к уничтожению чёртовой библиотеки вместе с собой и старым богом, что ему осталось терять? Светильник послушно, будто живое создание, прильнул к руке и разгорелся ярче, освещая полупустое пространство комнаты. Глотнув густого газового коктейля из маски, Джексон привалился спиной к стене и впился мутным, но жадным взглядом в убористые, сливающиеся воедино строки. Нужно сделать так, чтобы господин остался оч-чень доволен...

[status]the false[/status][icon]https://i.imgur.com/B7KOm1v.jpg[/icon][sign]

https://64.media.tumblr.com/tumblr_mbfvgs74oC1r79hl9o11_r1_250.gif

[/sign][herolz]it's all you can take? better take some more[/herolz]

Отредактировано Daniel Jackson (Сб, 26 Фев 2022 21:22:29)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » The light that never comes [SG]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно