get ready, cause this is war
заметки с речью он рвёт на мелкие клочки. «отец» и не подумал снизойти до их прочтения, ведь импровизация и потрясающая харизма [отвага и слабоумие] — залог успеха. действительно, кому нужны дурацкие буквы? в инструкции от презервативов тоже наверняка ерунду пишут, поэтому «что имеем, то имеем». к сожалению, во всех смыслах. с ним было бы куда проще контактировать, если бы хоть изредка включалась та голова, что на плечах, а не та, что трудится без перерывов. например, заявляться на пресс-конференцию, предлагая [финансовую] поддержку и всяческое содействие правоохранительным органам — наиглупейшая идея, но разве этот кусок дерьма когда-нибудь слушает? гуаньшаню лишь бы покрасоваться перед публикой, пустить пыль в глаза и не задумываться о последствиях. в его представлениях всё решается внушительной пачкой купюр, только не от каждой проблемы можно откупиться [или запугать теми, кому заплатил за грязную работу]. есть такие препятствия, что встают костью поперек горла. и самым худшим из них всегда являлся не минцзюэ.
Aemond Targaryen х Alys Rivers
У Алис Риверс бледное, слишком острое лицо. А сама она – чистый, обжигающий лед. Мраморная, гладкая кожа горит, надежно спрятана под черным строгим платьем. Глаза у нее такие темные, что не видно зрачков. «Что ты видишь, Алис?» — дрожащим, срывающимся голосом однажды спрашивает у нее Саймон Стронг. И та в ответ лишь ухмыляется. Тянет в ответ, медленно, ведь ей некуда спешить: Нет нужды стараться, дядюшка. Неведомый скоро посетит Харренхолл». В оранжевом пламени кружатся стаи воронов, высится груда черепов, ревет огромный дракон..
Oleg Volkov writes...
Волков прохаживается по небольшой комнате от одного угла к другому, периодически делая глоток из чашки. Чашка в руках вроде бы обычная, черная, матовая, примечательная только рисунком. Вот он — яркий, как и тот, кто его на эту керамику нанес. Олег останавливается на несколько секунд, смотрит на бело-золотой рисунок вороны и тихо хмыкает, проводя по опадающему ко дну кружки оперению подушечкой большого пальца.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Наружу изнутри


Наружу изнутри

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Наружу изнутри
Юля Пчелкина и Игорь Гром // вездесущая журналистка-блогер и майор полиции

https://sun9-23.userapi.com/impg/tzFKchBkOLMbAxtH_tTyxlqBvhrwbGAYE2N9Gg/LpgHuNXe9Mw.jpg?size=600x300&quality=96&sign=52fe588fa2956702cd65d39c6a4c082e&type=album

https://sun9-46.userapi.com/impg/7KO1bIkXWxxGQtdoBi_B3jH-ZZjDIGyYAuglFQ/JQmlOOXGFoE.jpg?size=600x300&quality=96&sign=5ffa9d59c2e4ac3855190cbb6ba0deec&type=album

https://sun9-3.userapi.com/impg/XjUXUlM5PaCWTaUlwv3Aw8d2R2BW4fxcFmyibg/yKZ2_zOt8hU.jpg?size=600x300&quality=96&sign=e5003d9a2bddfa4c9618733354070d8b&type=album

«

Питер, ночь после налета на казино



Потерян покой
Что ты делаешь со мной?
Это
бесит, раздражает, вымораживает
Все силы забирает
Что-то не могу спать
Да надо что-то бы уже тебе сказать

Да только вот что-то
Слов не подобрать
Короче,
сюда подойди
В мои очи загляни
Неужели ты не видишь
Я весь
горю изнутри

»

Отредактировано Igor Grom (Чт, 24 Июн 2021 19:00:23)

+4

2

[indent]Вообще, изначально Юля не планировала сближаться с Громом.
[indent]Точнее, не так.
[indent]Юля не планировала подпускать Игоря близко.
[indent]Глупо скрывать, что майор ей симпатичен — это чувство укрепилось после того, как в Золотом драконе он отвлек внимание головорезов и спас жизнь Разумовскому, а затем практически в одиночку бросился на разгневанную толпу последователей Чумного доктора, но этого не хватало, чтобы избавиться от чувства, что ее что-то держит за шкирку: останавливает, не дает узнать его больше или вовсе отталкивает. 
[indent]Наблюдая за действиями Грома в казино, Юля зареклась, что попытается преодолеть этот неосязаемый барьер, ведь герой, в котором действительно нуждался Петербург, оказался простым честным полицейским с обостренным чувством справедливости, своими идеалами и верой в букву закона.
[indent]Он ее воодушевлял.
[indent]Игорь — человек, о котором стоит знать общественности; и она ему в этом поможет [независимо от того, хочет ли этого сам Гром].
[indent]Прокручивая в голове воспоминания злосчастного вечера, Пчелкина представить не могла что случилось бы в казино, не окажись там следователя. Остались ли бы в живых все присутствующие? Осталась бы в живых она?
[indent]К счастью, время не терпит сослагательного наклонения.
[indent]К сожалению, образ героя рассыпается на глазах, когда он ловким движением рук ломает ее телефон, [но не хоронит ценный материал].
[indent]Она понимает, что Гром не видит ничего сверхъестественного в том, что делает: он добросовестно выполняет свою работу, а не красуется, как мстители из широко известной вселенной комиксов. Если бы он сказал словами через рот «не нужно это никуда выкладывать», то Юля бы его услышала и поняла – даже несмотря на то, что изначально попыталась бы переубедить майора.
[indent]Она же говорила ему, что будет первой, кто расскажет Петербургу о настоящем герое.

я могу кричать, глотку рвать
но так ничего не смогу тебе передать
https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3206/85477.png https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3206/873136.png https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3206/71285.png https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3206/299238.png

[indent]Ночью у Юльки появляется второе дыхание. Ее тянет монтировать, экспериментировать с After Effects, искать что-то новое, чем она может захватить внимание зрителей [и речь тут даже не об информативности контента]; и сейчас ей страшно досадно, что своими выходками следователь лишил ее роскоши заниматься любимым делом.
[indent]— Как-то нелепо все это. Сначала ноутбук, теперь телефон. Он меня совсем без работы оставил.
[indent]Пчелкина зла и раздосадована: ей плевать, что умышленная порча или уничтожение чужого имущества подпадает под действие кодекса об административных правонарушениях, но неужели [почти]благородный полицейский готов пойти на подобного рода поступки, чтобы избежать огласки своего геройского поступка? Как минимум, это непрофессионально, [если он позиционирует себя как честный мент].
[indent]Для Юли нонсенс трогать чужие вещи.
[indent] [indent]Забавно, что для доблестной полиции это в порядке вещей.
[indent]Окидывая комнату взглядом, Юля медленно выдыхает и распахивает окно, стекла которого исписаны цитатами из понравившихся книг – эта идея ей пришла на ум, когда она только въехала в бабушкину квартиру с потертой мебелью, большой библиотекой, состоящей исключительно из мировой классики, и поеденной молью шалью, которая также осталась в наследство.

[indent]Бабушка категорически отказывалась от ремонта: ее не смущали обои, отходящие от стен из-за постоянных сквозняков, щербатые чашки родом из Советского союза, мигающая лампочка в прихожей, пожелтевшая от времени [и воды] ванная, расслаивающаяся из-за влажности полка над раковиной. Она всегда говорила, что ее квартира в прекрасном состоянии, да и куда на старости лет ремонты затевать и раздражать соседей? Юлька понимала, что бабушке хочется покоя и тишины, но сердце все равно разрывалось от беспомощности: как бы сильно она не хотела ей помочь, та отказывалась от помощи. Говорила, что итак живет неплохо, а все эти замашки на повышенный комфорт – от лукавого. Юля молчала, стиснув зубы, но не прекращала попыток как-то улучшить условия жизни бабули.
[indent]Оказавшись в этой квартире впервые после вступления в наследство, Юля не могла сдержать слез: глядя на сервант, исцарапанную плиту и плед, которым бабушка всегда застилала диван в своей комнате, она видела ее – такую живую, пахнущую вишней, но бесповоротно потерянную. В первую очередь Пчелкина решила полностью избавиться от старой мебели, буквально разваливающейся от прикосновения, а затем ободрала обои – захлебываясь слезами, ломая ногти, крича, как раненный зверь. Готовясь к ремонту, она чувствовала, что предает любимого человека, но и соседствовать с призраками [первое время] она не хотела.
[indent]В итоге, ремонт она сделала своими силами: выкрасила стены в белый, расставила цветовые акценты за счет перекраски мебели, а унылый вид из окна на стену дома украсила гирляндами по периметру окна, заметками на стеклах и фикусами Бенджамина по углам от подоконника. Полученный результат [с коралловой и зеленой мебелью, циссусом и плющем, спущенными вниз по стеллажам, небольшим островком на кухне] ей нравился.
[indent]Теперь призраки прошлого ее не беспокоили.

[indent]Анна Теребкина, ведущая Life News, монотонно рассказывает о событиях в казино и обещает держать зрителей в курсе событий, а Юлю коробит, что не она оказалась человеком, который полно осветил бы ситуацию, ведь это она была там, а не корреспондент или спецкорр телеканала – так какого черта?
[indent]— Если бы не Игорь, я бы уже давно выложила материал. – Пчелкина не может смириться с тем, что у нее отобрали пальму первенства [не из-за ее невнимательности, а из-за того, что кто-то решил, что ломать чужие вещи – это нормально]. Она же была признана лучшим журналистом, а теперь, из-за такого чудовищного промаха, она буквально видела, как от нее сотнями отписываются подписчики.
[indent]Если медийная личность не подпитывает интерес подписчиков новым контентом – это проторенная тропа к уменьшению аудитории, а Пчелкина не может позволить себе такой роскоши.
[indent]— Завтра же возьму новый телефон, плевать, что детокс иногда полезен.
[indent]Вечер проходит более, чем спокойно: Юля перечитывает Мастера и Маргариту, изредка меняя позу на подоконнике, бросает взгляд в окно [и видит там лишь отблески мигающей гирлянды], перелистывает очередную страницу и вновь погружается в неповторимую и идеальную, по ее мнению, историю любви.
[indent]С детства ей прививали любовь к чтению – и эту любовь Пчелкина пронесла через всю жизнь. Книги стали ее друзьями, когда она переживала первое расставание или переживала из-за очевидно заниженной оценки за практику – к некоторым историям она возвращалась несколько раз за год, чтобы вдохновиться или абстрагироваться. Книги - лучшее, что случалось в ее жизни.
[indent]Время от времени она отвлекается — ее буквально ломает из-за отсутствия доступа к мессенджерам и социальным сетям. Из раза в раз хочется взять в руки телефон, почитать директ в инстаграме, новые комментарии на YouTube и полистать новости в телеге, но вместо этого она лишь зло сжимает кулаки и вновь возвращается к чтению.
[indent]Нужно взять себя в руки.
[indent]Она переживет этот вечер без телефона.
[indent]Наливая очередной бокал вина, Юля зевает и вздрагивает, когда из прихожей доносится звонок. — Кого еще принесло? — журналист не ждет гостей, да и какой вменяемый человек заявится в гости в столь поздний час? Хмуря брови, девушка оставляет бокал с бутылкой белого сухого на кухне и направляется в прихожую — к сумке, в которой лежит перцовый баллончик. В голове свежи воспоминания, как на нее напали на Петроградке около дома Грома и как из ее рук пытались вырвать документы, связанные с незаконной деятельностью Альберта Бехтиева. Она не хочет танцевать на граблях.
[indent]Распахивая дверь, одной рукой Пчелкина упирается в дверной косяк и сжимает баллончик до побеления костяшек — даже в тот момент, когда сердце пропускает удар; когда она понимает, что на пороге человек, лишивший ее покоя. Даже после залитого водой мака и сломанного айфона, грубых отталкиваний и праведного гнева, что-то внутри шевелится, когда она видит Игоря, и не может совладать со своими чувствами. 
[indent]— Ты зачем пришел? Телевизор сломать? Ну, заходи, чего в дверях стоишь. – Юля судорожно выдыхает и пропускает майора внутрь, пытаясь успокоить зачастившее сердце и дрожащие руки.
[indent]Лишь бы не выдать себя. Лишь бы не показать симпатию.

Отредактировано Yulia Pchelkina (Чт, 24 Июн 2021 21:49:24)

+2

3

[indent] Гром пинком открыл дверь в питейное заведение, которому посчастливилось оказаться первым на пути следования. Петли жалобно скрипнули, но выстояли. Как только майор приземлился за барной стойкой, то сразу осушил полный бокал виски, заботливо и предусмотрительно налитый хозяином бара еще в тот момент, когда петли извещали помещение о случайном госте. Бармен был человеком опытным, повидавшим на своем веку всякое, поэтому сразу с порога определял кому, чего и в каким количествах предоставить. На выбор напитка и скорость подачи указывала любая мелочь - походка, жесты, мимика.
[indent] После первого бокала, последовал второй, а затем и третий, четвертый. Все это время Игорь смотрел в одну точку, а бармен действовал молча и четко, так, будто подавал патроны и от его действий зависел результат выигрыша в важном стратегическом сражении. Это почти было правдой, ведь сейчас следователь как раз боролся со своими внутренними демонами, которые грозились убить пару человек, ради собственного усмирения. Далее последовал пятый бокал двойного шотландского пойла и Гром прислонился щекой к теплой деревянной столешнице и стал наблюдать за бликами на разномастных бутылках от света, пробивающегося сквозь стыки в плотных шторах.
[indent] Степенное созерцание продлилось совсем ненадолго - от силы минуты две, максимум три. Мысли не давали покоя, они роились в голове как растревоженный пчелиный улей и буквально заставляли мозг посылать импульсы мышцам.
[indent] Он оперся обоими руками на барную стоку, предварительно поставив подальше пустой стакан, как бы намекая, что пора бы освежить порцию, и стиснул зубы. Игорь боролся с весьма противоречивыми смешанными чувствами. Ему как ни кому другому было известно, что значит поддаться спонтанным реакциям, разнести все к чертой матери, а потом тихо жалеть других и нагнетать чувство вины на себя. На сей раз масштабы носили локальный характер и пострадал лишь какой-то телефон. Только фокус был в том, что этот "какой-то телефон" был очень дорог его владелице. Полицейский понятия не имел почему девушка была так привязана к этой железке с микросхемами, но строил причинно следственные связи из слов "блогер", "работа", "понты". Хотя все это отходило на задний фон, когда он вспоминал ошарашенное лицо, округлившиеся глаза и застывшую в них обиду. На этом моменте в груди опять что-то неприятно сжалось и мужчина ударил кулаком по столу, на что бармен неодобрительно покачал головой.
[indent] - Извини... Вот... - Он покопался в кармане и положил перед тружеником алкогольного тыла горстку мятых бумажек. - А, и дай с собой ту бутылку.
[indent] Очередная горсть бумажных рублей легла неровной стопкой прямо на вершину первой и некоторые особо скомканные купюры полетели на пол. Бармен подал плечам и смахнул данное великолепие в кассу, приняв решение пересчитать оплату ближе к закрытию смены. Все равно он знал этого гостя и был уверен в это возвращении - если не завтра, то через неделю или две точно. А пока за спиной в кожаной потертой куртке прозвенел колокольчик и дверь мягко затворилась.
[indent] Брюнет задумался и сделал глоток прямо из горлышка бутылки. Едва ли поморщился и продолжил движение к сторону искомого дома. Он все продумал, что хотел сказать при встрече? Еще один глоток виски. Вроде бы нет, но было уже не важно. Одни запреты и противоречия, которые бесят. Однако есть еще один факт - и он был самым неприятным для Игоря в данной истории. Необходимо было прийти с повинной, каяться в грехах и собственной неудаче. Майор Гром облажался. Как название для очередного блога. Он даже притормозил на мгновение, но потом в решительности пошагал дальше, не взирая на лужи. Она точно не такая. Не станет уподобляться желтой прессе. У нее другие идеалы. Она идеальная.
[indent] Что?
[indent] От собственных размышлений Игорь поперхнулся.
[indent] Нет, не идеальная. Волосы слишком яркие, вертится все время рядом, что-то разнюхивает, мешается одним словом. Раньше было все понятно, правильно и... скучно. А она вносит нестандартные решения и умеет заставить улыбнуться.
[indent] Так.
[indent] Больше, чем половина бутылки виски уже была выпита.
[indent] Справа замаячили огни круглосуточного магазина бытовой техники. Он зашел туда, немного походил между аккуратных стеллажей и в итоге уставился на блестящую витрину с сотовыми.
[indent] - Вам подсказать что-нибудь? В подарок смотрите или себе выбираете? - Продавец-консультант выпорхнула буквально из ниоткуда и приняла щебетать заученный текст о брендах.
[indent] Гром ее конечно же не слушал.
[indent] - Телефон нужен.
[indent] - А какой? Давайте определимся с моделью. Вот эта, например, держит неделю подзарядку и...
[indent] - Ну, такой... Звонить. И снимать видео всякое.
[indent] Мир откровенно плыл перед глазами, смешивая это великолепие ярких дисплее в размытые расфокусированные кляксы. Девушка явно хотела продать пьяному покупателю больше, чем нужно, но даже в таком состоянии Игорь руководствовался принципом "Вижу цель - не вижу препятствий", поэтому у нее не было ни шанса на дополнительные позиции в чеке.
[indent] - И красивый.
[indent] - Возьмите iPhone последней модели, очень популярен сейчас у блогеров, благородный темно-синий цвет, еще у него камера...
[indent] - Окей, оплата картой. - Снова перебил ее следователь и самостоятельно отправился к кассе.
[indent] Вышел он из магазина с небольшой коробкой, обернутой в пленку. Чек тут же отправился в мусорную корзину, а пустая бутылка, допитая залпом, следом. Она грустно звякнула о металлическую стенку бака и притихла.

Эта песня о любви тебя не удивит
https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3138/311529.jpg
Ведь в ней нет ни слова, чтоб сказать, какая ты

[indent] До квартиры Пчелкиной оставалось примерно метров десять: завернуть за угол, пройти через арку, а там зайти в парадную и подняться на пятый этаж. И вот перед глазами деревянная двустворчатая дверь. Типичная для петербужских квартир. За ней слышатся шаги, а потом дверь рывком распахивается.
[indent] - Привет, Юль...
[indent] Игорь старается не смотреть ей в глаза. Он опустил голову и козырек надежно скрывает половину лица. Он общается практически с полом, голос немного хриплый, заглушенный.
[indent] - Я это... Психанул, короче. - Следователь сунул девушке в руки коробку с телефоном. - На.
[indent] Развернувшись и уже даже спустившись на одну ступеньку, он вдруг возвращается.
[indent] - Ты прости меня за все, я не со зла.
[indent] Смотрит Юле в глаза буквально мгновение, потом снова быстро прячется за козырьком и, опасно наклоняясь над пролетом, спускается вниз, держась мертвой хваткой за поручни - до побеления костяшек. Потому что "вертолеты" очень бессердечны, когда в тебе слишком много виски.

Отредактировано Igor Grom (Пн, 23 Авг 2021 21:37:35)

+1

4

Потерян покой, что ты делаешь со мной?
Это бесит, раздражает, вымораживает, все силы забирает

[indent]В тусклом свете парадной Гром выглядит худо: осунувшимся и болезненным. С непривычки Юля щурится, чтобы внимательно разглядеть его: отмечает глубоко залегшие круги под глазами, ярко очерченные скулы и носогубную складку. Пчелкина тихо выдыхает, прикрывая рот пальцами и еле сдерживается от порыва накинуться на него с вопросами о самочувствии. Он не пугает ее, она просто беспокоится.

[indent]Сердце предательски сжимается. Он же не интересовал ее как мужчина, так что изменилось сейчас? Почему она переживает, не заболел ли он? Восхищаться его способностями и навыками — это одно, но испытывать далеко не дружеский интерес — абсолютно другое; чуждое ей; заставляющее ломать себя [новую], привыкшую к одиночеству и независимости.

[indent]Симпатия отравляет.
[indent]Юля отвыкла от чувства эйфории, которое идет рука об руку с влюбленностью. Именно это чувство не сравнится с покупкой нового телефона или обновленным рекордом по просмотрам очередного выпуска блога — это нечто особенное, заставляющее все внутри переворачиваться, искать встречи с пассией, жертвовать всем, что есть, лишь бы урвать редкие минуты рядом.

[indent]Пчелкина — карьерист до мозга костей. Она долгое время ограждала себя от любых проявлений высоких чувств и эмоций, чтобы… поплыть сейчас? Ей не нравится такой расклад: она не готова влюбляться в Грома, но, кажется, что этот процесс необратим.

[indent]Юля прислоняется спиной к деревянной двери и поднимает на него заинтересованный взгляд. Едва майору стоит заговорить, как Пчелкина непроизвольно морщится — чувствует резкий и едкий запах крепкого алкоголя. Она медленно выдыхает и пытается игнорировать накатывающую тревожность, прикрываясь слабой улыбкой.

[indent]«Если ты додумался прийти ко мне пьяным, то явно же не стоит ждать беды», — хочется уточнить, но журналист молчит и старается не демонстрировать чудеса дедукции. Если бы он хотел набедокурить, то не стал бы терпеливо ждать, пока она откроет дверь, а давно бы вынес ее вместе с наличниками и действительно разнес бы что-то из оставшейся техники в щепки.

[indent]«Юлька, дыши», — он, конечно, и своеобразных взглядов, но не мудак. Пчелкина мнется в дверях, пока он пытается объясниться — искренне не понимает его мотивов и намерений. Какой ему профит заявиться в ночи, рассказывать о том, что психанул и был не прав? Юля убеждена в том, что такие, как Игорь не знают слов «извини» или «прости», и, более того, не умеют признавать своей вины. Он для нее — эталонный мужлан, который ради одной ему понятной выгоды готов выламывать двери и портить чужое имущество. Но глупо отрицать, что после его «я психанул» сердце екает.

[indent]— Что? — ошарашено бросает, не веря своим ушам.

[indent]Откровенно говоря, он первый мужчина на ее памяти, способный понести ответственность за свои поступки — и это, конечно же, покоряет. Она смягчается. Расслабляется, опуская руку с перцовым баллончиком, не глядя кидает на тумбу позади нее. Гром заставляет ее моментально взглянуть на него под другим углом — возможно, кажется ей, все не настолько плохо.

[indent]— Ты сдурел что ли? Он же стоит, как твоя месячная зарплата. Я не могу принять такой подарок, — и совсем не важно, что он поступает правильно [он же предыдущий телефон и сломал].

[indent]Совесть у Пчелкиной еще не атрофировалась, у нее свои моральные ценности: она самостоятельная и способна сама заплатить за себя как в кафе, так и в быту — более того, новый телефон ей по карману; да и мама всегда учила, что всего нужно добиваться самой. Полагаться на других людей — себе дороже; она это поняла слишком поздно, но это не помешает ей убедить Игоря сдать гаджет в магазин и вернуть деньги, пока срок не вышел.

[indent]— Постой, ну куда ты пошел-то в таком состоянии, — она заводится моментально. Игорь сам себе на уме и порой единственное, что остается — это закатить глаза так, чтобы увидеть собственный затылок. Одной рукой она сжимает коробку с телефоном, а второй хватает майора за запястье и с силой тянет на себя [настолько, насколько это возможно].

[indent]Гром в ее глазах не просто импульсивный; он — взрывоопасный, и она знает наверняка [почти что уверена на все сто процентов], что ничего хорошего на улице не произойдет. Он обязательно ввяжется в потасовку, а видеть на его красивом лице синяки — радость сомнительная [на кончике ножа — не радующая].

[indent]— Давай я тебя хотя бы кофе угощу, Игорь? — Юлия замирает на последней ступеньке лестницы, вглядываясь в глаза гостя в надежде прочитать его мысли, понять, что он чувствует. Журналист уверена, что он откажет — и это, наверное, разобьет ей сердце. Одним своим поступком майор умудрился перечеркнуть все негативное — режущее без ножа, заставляющее смотреть на него, как на типичного мужлана и мента, живущего по принципу «вижу цель — не вижу препятствий».

[indent]Отношение к нему меняется моментально, сердце болью заходится. Ей хочется удержать его — поговорить, расспросить, узнать все-таки больше, чем просто работника правоохранительных органов; как написали бы в дешевых романах — дотронуться до его души, почувствовать тепло, скрытое от глаз, окончательно убедиться в том, что он не так плох, как она думала ранее. Кажется, что этот вечер становится томным — и даже минимально украшенная каким-то вьющимся растением парадная становится притягательнее, пока он рядом.

[indent]— Идем, — тихо произносит девушка, слабо тянет Игоря в сторону квартиры, опуская взгляд, [глядя на него из-под полуопущенных ресниц].

[indent]И он же согласится пойти следом, да?

+2

5

[indent]Гром слышит все, что говорит Юля. Ее спокойный голос, интонации, заставляющие сердце как-то не свойственно реагировать — замедляться, будто боясь пропустить хоть слово. Но он планомерно спускается внизу, обронив где-то по дороге невнятное "Не... я пошел."
[indent]Игорь всегда был очень упертым. А сейчас его больше вёл автопилот, нежели какие-то рациональные идеи или простые желания, так что упертость проявлялась вдвойне.
[indent]Идти довольно тяжко, каждый шаг - ожидание подвоха от вращающегося мира, каждое движение захлестывает сопротивляющийся гравитации вестибулярный аппарат, который пребывает в уверенности, что земное притяжение ослабло и атмосфера близка к невесомости. Глаза пока ещё ловят фокус, точнее путь продвижения, так как очертания всё же выглядят весьма размытыми, то и дело смывая границы, заставляя разум сомневаться [если бы при опьянении сохранялось критическое мышление] в собственной адекватности. Перила плавно перетекали в пол, а пол в стены, образуя несуразный мутный комок, который застревал в горле, намекая то ли на скованные внутри эмоции, то ли на логичный выход такого количества алкоголя.
[indent]Майор взялся за ручку двери парадной. Она оказалась очень холодной, и он почему-то это запомнил. Повернул и толкнул вперед.
[indent]На улице царила ночная тишина, дождь начинал легко капать из небольшого скопления облаков, которые закрыли пушистыми тушками восходящую луну. А она, кстати, давала хоть какой-то свет в переулке у дома Пчёлкиной, потому что от разбитого фонаря (или перегоревшего?) его ждать точно не стоило. На эту логическую цепочку Гром ещё хоть как-то оказался способен. Более того, он даже попытался вызвать себе такси. Правда сие действо успехом не увенчалось - пальцы не очень любезно заплетались и попадать по кнопкам отказывались. Так что принятое решение пройтись под моросью Гром воспринял как событие, которое могло поспособствовать его трезвости. Или приближения к ней хоть на немного. Хотя расставаться со спутанными мыслями не хотелось, где трезвость - там гнетущее чувство усталости и разбитой жизни.
[indent]Засунув руки в карманы Игорь завернул в переулок. Он немного ссутулился, так как вода попадала за воротник куртки, и прошел мимо двух мужчин, которые его окрикнули. С начала следователь не обратил на это внимание, но, когда один из них схватил Грома за предплечье, это пришлось сделать. И реакция была вполне закономерной, кто хоть немного знал майора. Удар в ухо незадачливого оппонента пришелся довольно точно, даже не взирая на покачивающиеся стены в голове. Кажется они оба что-то закричали: один из лужи, куда присел (видимо, устал), второй чуть поодаль. Активная жестикуляция делу не помогала, а только усугубляла, ибо фокус на движущиеся объекты наводился нехотя и с противной подступающей тошнотой.
[indent]Кажется, блеснуло лезвие ножа. А может просто что-то на него похожее. Хотя когда по руке скользнула тупая боль, Игорь решил, что все-таки не показалось.
[indent]Впрочем, после ещё одного втирания костяшек в зубы нападавшему, он всё равно опознал в них не простых гопников, решивших, что шатающийся мужик будет сравнительного легкой жертвой для отжима мобилы, часов и денег, а тех самых парней, которые ранее напали на Юлю. В этот момент в нём взыграла какая-то бравада и, выбив почву из-под ногу у ближайшего к себе, Гром четко впечатал нос (что-то даже хруснуло) второму хмырю, стоящему позади предыдущего.

+1

6

Тени, но больше никого; полуночное рандеву
разговоры как наяву с тенью своей, тенью терзаний,
тенью сомнений, внутренней тени

[indent]Игорь выскальзывает из ее рук, а она непроизвольно злится: на него, на саму себя, на его упёртость, которая порой граничит с какой-то невероятной тупостью [с одной поправкой: майор не тупой]. Юле очень хотелось бы, чтобы он хоть раз [за весь период непродолжительного знакомства] перестал демонстрировать пренебрежительное отношение к чужому мнению и начал при-слу-ши-вать-ся, но и в этот раз она терпит неудачу — горькую, терпкую, разливающуюся по венам ядом.

[indent]Она могла бы броситься ему на шею и начать умолять остаться, но совесть не позволяет падать так низко; да и не в ее стиле так…

Унижаться?

[indent]«Походка неуверенная и вовсе не от бедра», — с толикой сожаления отмечает Юлька, наблюдая несколько долгих секунд за неуклюжими попытками майора спуститься вниз. Он что-то бормочет себе под нос, а она в ответ лишь морщится и возвращается в квартиру.

[indent]Юля мешкается — она не знает, что правильнее сделать в данной ситуации: остановить его или отпустить с Богом, чтобы затем полночи надеяться, что он не попадет в переплет. Ему же, уверена она, не хватит сил оповестить ее о том, что он в целости и сохранности [на самом деле — она предполагает, что он не сочтет это нужным, но не хочет признаваться в этом себе]. И в этом ракурсе однозначно она понимает одно — у нее нет причин, чтобы не пойти за ним.

[indent]А еще ей страшно нарваться на очередной всплеск негативных эмоций. Очень страшно.

[indent]Журналистка лишь скрещивает руки на груди в молчаливом неодобрении и качает головой под скрежет и хлопок закрывающейся двери. Она не знает что предпринять, чтобы он остался — и сердце тревогой заходится, едва она представляет как он, держась за воздух и заваливаясь из стороны в сторону, [как медведь-шатун], бредет по узким проулкам города в сторону своей квартиры.
 
[indent]«Он же дел наворотит», — в этом она уверена на все сто процентов.

[indent]В ярком свете прихожей она пустым взглядом буравит перцовый баллончик, накидывая желтый дождевик. Мешкается с минуту и все-таки решает не изменять традиции: резким движением хватает перцовку и выбегает в холод петербургской ночи.

[indent]Во дворе темно и удивительно тихо: слышно, как из квартиры на первом этаже играет ритмичная музыка и лает собака; слышно, как кто-то громко говорит по телефону на балконе [и, наверное, нервно курит одну за другой]; и в этом есть что-то невыносимо уютное — в этом, как принято говорить, и эстетика ебеней. На ветру Пчелкина ежится, тонкими пальцами придерживает ворот одежды [жалеет, что выскочила в футболке и коротких шортах], и глазами ищет Игоря, не веря, что он мог так быстро скрыться из двора.

[indent]«Да куда ты так припустил-то?»

[indent]Логично, что домой — куда же еще; и беспокойство от этого только возрастает. Она уверена, что быть беде — и не глядя под ноги, [по питерской классике, наступая в лужу — в чертовых резиновых шлепках!], журналистка не идет — бежит в сторону арки, все еще лелея хрупкую надежду переловить Грома [может, он вот-вот вышел в переулок?]. Чем ближе она к арке — тем более отчетливо слышны звуки [слишком хорошо знакомые ей], не предвещающие ничего хорошего; звуки, из-за которых сердце заходится бешеным ритмом и выбивает грудную клетку.

[indent]Из миллионов исходов она бы предпочла, чтобы в потасовке участвовал кто угодно, но не Игорь Гром, способный, как оказалось, даже в состоянии полного не_стояния отделать двух гопников — да настолько ярко и феерично, что впору созывать людей для громких оваций [поскольку одной Юльки тут будет мало]. Она влетает в перепалку под завесу — крепко сжимая в руке перцовый баллон и намереваясь распылить едкое облако — и застывает на месте, вперившись взглядом в спину Грома и следы крови на промокшем асфальте.

[indent]Пчелкина сбивчиво дышит, глядя из-за спины на оппонентов Игоря: помятых и, вполне возможно, собирающихся с силами для очередного раунда, [который она прервет деликатным кашлем]. Оценка ситуации дается ей с трудом и поэтому она не спешит убирать баллончик обратно в карман, лишь набирает воздуха в легкие и прерывает единение душ и тел хриплым:

[indent]— Сомнительные у вас развлечения, мальчики.

[indent]За иронией — мрачность, переплетающаяся с досадой; а ведь она знала — она чувствовала неладное; и какое же счастье, что ей хватило ума выбежать за ним. Игорь в ее представлении из числа тех, кто будет пытаться заснуть с арматурой в спине, — а значит, что и «царапиной» на руке [ножевым, ага] он не озадачится в должной мере; максимум, может, зальет перекисью или хлоргексидином и оставит рану «подышать».

[indent] — Игорь, пойдем, я тебе рану обработаю, — твердо произносит она, с опаской покосившись на тех, с кем буквально недавно сотрудничала и не_благополучно разошлась; готовясь вот-вот выкинуть вперед руку со сжатым в пальцах баллончиком; сжимаясь, как пружина — под неразборчивую возню смельчаков, какие-то непонятные махи руками и попытки подняться на ноги, не увенчивающиеся успехом.

[indent]— Идем же, холодно! — капризно восклицает Пчелкина и, беря майора за здоровую руку, тянет в сторону входа в парадную, скрипя зубами. Она, откровенно говоря, устала, продрогла и очень хочет в тепло. Если у него другие планы — это исключительно его проблемы.

+1

7

[indent] - Идем.
[indent] Выхватывает из тумана Гром знакомый голос и вторит ему, будто отражает эхом, а на небе уже заряжается настоящий гром, запуская очередную порцию воды с неба.
[indent] Как он не заметил рыжие волосы мелькавшие рядом словно сигнальный маяк - останется загадкой для всех, в том числе и для самого майора, если он, конечно, что-то вспомнит из ночных происшествий на утро, которое, как правило, мудренее.
[indent] Мутная расплывающаяся дорога стелилась обратно в подъезд, хотя он вроде бы шел в другую сторону. Этот факт Игоря немного смутил, однако не расстроил, потому что по правую руку шла Юля. Девушка рядом дарила ему теплое чувство, пока что никак не идентифицируемое мозгом следователя. По крайней мере сейчас.
[indent] На середине пути он резко остановился, снял куртку и накинул на плечи Пчелкиной. Хорошая мысль приходит поздно, а в пьяную голову может и вообще не соизволить явиться. Потом так же молча пошел вперед и практически уткнулся в холодную дверь подъезда лбом, на автомате нащупал ручку, просочился в подъезд. На какой-то немыслимой тяге Гром поднялся обратно к квартире Юли, дверь магическим образом распахнулась и впустила майора.
[indent] Первым дело он решил, что следует освежиться. А для этой цели как нельзя лучше подходила ванная с душем. Аккуратно по стеночке он зашел на кухню, оценил обстановку, понял, что на ванную комнату это мало похоже и продолжил поиски. Кажется, по дороге что-то упало и разбилось, но Игорь не был в этом так уверен. Наконец-то поиски увенчались успехом и душ был обнаружен. Спустя минут десять шатаний.
Довольный, как кот, обожравшийся сметаны, Гром включил воду и подставил под струю голову. Ледяная вода обдала затылок и стала стекать под футболку, заставляя последнюю липнуть к телу. Это было не очень приятно, поэтому Игорь отпустил душ (выключать его для этого, конечно, было не обязательно) и стянул куртку, бросив ее куда-то на пол. Там же в последствии остались ботинки. Немного смутившись отсутствию куртки, Гром быстро про нее забыл и повесил кепку на несуществующий крючок в коридоре.
[indent] Перед глазами мир успокоился, прекратил выписывать кульбиты, но фокус все еще отказывался наводиться должным образом. Стенки квартиры перестали кривиться и искажаться, вроде даже расхотели складываться домиком и падать на буйную голову несостоявшегося алкоголика. Однако тело самостоятельно приняло решение устроиться на ночлег, нашло какую-то более менее мягкую горизонтальную поверхность и легко.
[indent] Гром опустил одну ногу на пол, чтобы достичь заземления от буйных вертолетов, которые разлетались как на учениях. Люстра на потолке выплясывала лезгинку и водила хороводы. В широкие окна бил свет от фонаря и, как на зло, делал это прям в глаз. Майор поворочался и в итоге упал с дивана. Кажется, к тому моменту Юля уже ушла к себе в спальню, оставив его тут в покое. Решила, что он будет спать до утра. Но как бы не так!
[indent] Правая рука почему-то болела, а пить хотелось неимоверно. Даже сильнее, чем ощущение боли. Кажется, здесь где-то была кухня. Также на ощупь, как и в первый раз, Игорь пришел к своей цели и попил из-под крана. Затем захотелось есть. Раз это кухня, то холодильник тут точно должен быть. Интуиция его не подвела и вот спустя секунду Гром уже искал что-то съедобное. Правда тут удача от него отвернулась и ничего вменяемого не нашлось. Зато прирожденная аккуратность задела локтем боковую полку и она опасно накренившись, скатила по своей плоскости весь набор продуктов там стоящий: пакет странного молока, трава в салфеточке и яйца в упаковке. Вот, кстати, из яиц можно будет сделать неплохую яичницу. Они вроде как даже не разбились, по крайней мере не все. стараясь сильно не шуметь, хотя казалось бы куда еще, Гром взял полотенце, висящее на ручке духовки и вытер остатки ночного буйства в пола. Потом попытался приладить полку на место. Сперва она не поддавалась, но это только сперва, потом встала как родная. Задумчиво оглядев пакет с молоком, Гром отхлебнул немного и скривился. Вкус был не как у молока. Кажется, оно прокисло. Следуя этой логике молоко отправилось в урну, которая, по классике жанра, нашлась в шкафчике под раковиной.
[indent] Рука продолжала болеть и майор соизволил обратить на нее внимания, подсвечивая фонариком из дальней стенки холодильника. На предплечье оказалась запекшаяся неровной корочкой кровь. Происхождение раны пока оставалось загадкой.

Отредактировано Igor Grom (Пт, 5 Авг 2022 22:34:40)

+1

8

[indent]Трезвый Гром бывает невыносим, а пьяный — неуправляем.

[indent]Под накрапывающим дождем Юлия удивляется, как у него разве что ноги не заплетаются — идет он вполне себе уверенно и твердо. Не спотыкается, не падает. Вот уж где действительно надежная опора и хорошая вестибюлярка. Пока он отсутствующим взглядом буравит стык двери и стены, она прикладывает ключ к домофону и распахивает дверь парадной, запуская майора внутрь. На лестнице пытается хоть как-то его координировать и поддерживать, но, кажется, следователь и сам справляется.

[indent]Изловчившись, она поправляет сползающую с одного плеча куртку, все еще осознавая тот факт, что эту куртку он накинул на нее самостоятельно: журналистка не просила и не подавала виду, что нуждается в этом. Забота в мелочах всегда чувствуется иначе, нежели широкие жесты, но здесь и сейчас Гром переплюнул сам себя: и телефон подарил, и позаботился о том, чтобы Юля, выбежавшая на улицу чуть ли не в неглиже, не_замерзла. Она посматривает на него искоса с благодарностью, отмечая, что, видимо, майор — многогранная личность. В работе он скорее похож на отбитого опера, а не следователя, погрязшего в бумажках. В жизни… заботливый пирожочек? Такое не вяжется в голове, хотя знакомые, близкие к правоохранительным органам, рассказывали, что все именно так и есть: костоломы при исполнении, заботливые мужчины в жизни.

[indent]«Так какой же ты, Игорь Гром?» — ей, конечно же, хотелось бы узнать его поближе, но не в подобном состоянии.

[indent]Пчелкина заводит его в квартиру, закрывая дверь на замок. Аккуратно ставит на тумбу в прихожей баллончик и, с минуту подумав, на всякий случай [предусмотрительно] убирает в выдвижной ящик гарнитура. Не дай бог еще решит, что это освежающий спрей для полости рта или замысловатый парфюм: он непредсказуем, а ей хочется максимально обезопасить следователя от лишних травм.

[indent]И, оказывается, не зря.

[indent]Чуть ли не сквозь пальцы журналистка наблюдает за передвижениями полицейского по квартире: по стеночке, круша практически все на своем пути. Игорь напоминает ей котенка, которого впервые занесли в новую квартиру, и он отправился изучать местность, слепо тыкаясь по углам. На подобную самостоятельность Пчелкина закрывает глаза.

[indent]— Тебе может помощь нужна? — прислоняясь плечом к стене в коридоре, спрашивает. Он отрицательно мотает головой и находит ванную комнату самостоятельно, а Юля облегченно выдыхает. Ущерб, который он может причинить там — это оборвать шторку [с карнизом или без — не суть важно].

[indent]Пока Игорь полощется, как утка, Юля заметает осколки разбившегося кувшина с водой, бережно подбирает кепку, свалившуюся с несуществующего крючка, и убирает ту на верхнюю полку гарнитура — специально для шарфов и головных уборов. Ее триггерит беспорядок, но она терпеливо стискивает зубы: какой смысл сейчас высказывать недовольство? Он пьян в дупель и действует на автопилоте — настолько, что даже не в силах ответить хотя бы мычанием.

[indent]Не удивительно, если на утро, протрезвев, он очень сильно удивится, найдя себя в чужой квартире.

[indent]Вообще, первым делом девушка хотела бы обработать рану. Ножевое — даже царапиной — никогда не сулило ничего хорошего, но, судя по всему, именно сейчас не судьба. Гром настолько самозабвенно шарохается по ее квартире, что она даже не смеет нарушить его единение с искажающимся, скорее всего, пространством.

[indent]Шум воды в ванной не переплетается с другими тревожными звуками — хочется верить, что у него там все хорошо; и в какой-то момент сердце тревожно замирает — не отключился ли он там, но назойливые [не самые радужные] мысли она отгоняет от себя глотком вина. Звук падающего тела было бы сложно не заметить, обратившись в слух. Опускаясь на стул на кухне, Пчелкина подпирает голову рукой и устало прикрывает глаза, намереваясь дождаться майора и уложить его спать, но как на зло он слишком долго не выходит в коридор.

[indent]«Наверное, нет смысла ждать», — махнув рукой, она психует и отправляется в спальню, искренне надеясь принять душ утром. К подобному вечеру жизнь ее, конечно, не готовила: настолько, что она напрочь забывает, чем занималась до визита полуночного гостя. Снимая футболку, слышит скрип двери и его шаги. Хмурится, прикрываясь майкой пижамы и выглядывает из комнаты: мокрые волосы и одежда, потерянные по пути куртка и ботинки. Картина, конечно, занимательная — даже если не учитывать проступающий, сквозь влажную ткань футболки, торс.

[indent]— Игорь, у тебя все… — глядя, как майор заваливается на диван медведем, она делает соответствующую паузу, — хорошо… — вопрос автоматически становится утверждением. У Игоря, кажется, все отлично и, очевидно, помощь Пчелкиной ему не нужна.

[indent]— Ладно, — пожимая плечами, она скрывается в спальне и, наконец, влезает в пижаму, забираясь под тонкое одеяло.

[indent]Сон не идет: вечер выдался насыщенным на события. Невольно она задумывается над подарком майора, его поведением, самим фактом, что он лежит [ли?] в соседней комнате синющий до безобразия. Нельзя сказать, что она пускает в свою квартиру переночевать кого попало. Ее дом — ее крепость; и она крайне не любит, когда в эту крепость вторгаются бесцеремонно. Сейчас, убеждена она, ситуация безвыходная. Совесть не позволила бы отпустить Игоря под покровом ночи черт знает куда, а потом переживать: добрался ли он до собственной квартиры или, в лучших традициях, нашел себе приключений.

[indent]Юля переворачивается на бок лицом к окну. Кроны деревьев тянутся к земле под шквалистым ветром. Тучи низко-низко — проплывают над крышами домов стремительно, словно куда-то спешат. Капли дождя разбиваются о металлический карниз. Бушующая непогода всегда казалось чарующей: первобытно устрашающей и навевающий уют одновременно. Посильнее кутаясь в одеяло, Пчелкина закрывает глаза и надеется поскорее уснуть, чтобы утром поговорить с уже трезвым Игорем — расставить все точки над i и вернуть слишком дорогой подарок.

[indent]Под шум дождя она почти проваливается в сон — и практически моментально испуганно распахивает глаза под звук падающего с дивана тела. Журналистка подпрыгивает на постели и, всовывая ногу в один из тапочков, вылетает в гостиную, боясь представить, что еще мог устроить ее гость.

[indent]— Ты… — обводит пустую комнату взглядом, — засранец! — в сердцах бросает, слыша звон битой посуды и пулей выскакивает на кухню, заставая майора у распахнутого холодильника.

[indent]— Че, ночной дожор? — включая свет, Юля застывает в дверном проеме и округлившимися глазами смотрит на учиненное безобразие. Опущенные плечи, громкое дыхание, сдвинутые к переносице брови — в ней все говорит о неодобрении, но сама она не проронила ни слова. У нее нет ни желания, ни настроения ругаться — да и высказывать что-то Игорю язык не поворачивается. Она лишь достает из-под раковины пакет [теплится надежда, что случайно выброшенного] миндального молока и веник с совком, принимаясь заметать крупные осколки.

[indent]— Слон в посудной лавке, давай я тебе приготовлю поесть? Посиди пока, — обращается к нему, когда заметает остатки и захлопывает дверцу шкафчика, — и обработаю, наконец, эту кошмарную рану.

[indent]Практически силой блогер усаживает майора за стол, ставит сковороду греться на конфорку индукционной плиты и тем временем нарезает хлеб. Она бы с радостью предложила ему индейку с гречкой, но прекрасно знает — в подобном состоянии необходима жирная еда. Распахивая холодильник, Пчелкина критическим взглядом окидывает содержимое и вздыхает. Калорийную еду она не держит, но и голодным его не оставит.

[indent]«В морозильной камере были котлеты — тоже неплохая замена», — порывшись в залежах льда и рыбы, Юля достает помятую коробку белорусских котлет и, сняв упаковку, отправляет разогреваться в микроволновку.

[indent]В промежутках между готовкой журналистка приносит на кухню хлоргексидин, левомеколь, охапку ватных дисков и пластыри, пытаясь обработать рану. На глаз — ничего серьезного, но на утро она обязательно уговорит Игоря показаться врачу. Не хотелось бы, чтобы случился сепсис из-за заражения крови. Кровь остановилась — рана покрылась тонкой пленкой, но по кромке — засохшая кровь. Морщась, девушка аккуратно оттирает запекшуюся кровь и, подумав, накладывает на рану ватный диск с левомеколью и заклеивает пластырем.

[indent]Яичница с котлетами к тому моменту готова. Выключая плиту, аккуратно выкладывает все на тарелку и с тихим стуком опускает на стол перед майором.

[indent]— Приятного, — следом стакан холодной воды с лимоном, — расскажешь, может, что за праздник сегодня? Вроде бы, сегодня не госпраздник, да и в календаре инфоповодов ничего толкового нет. Сгораю от интереса, — лукаво интересуясь, она опускается за стол напротив него, подпирая голову рукой.

Отредактировано Yulia Pchelkina (Сб, 6 Авг 2022 23:10:07)

+1

9

[indent] Когда на кухне появилась Юля Пчелкина, Игорь замер как нашкодивший школьник. Долго отбиваться от первой медицинской он не стал и стоически перетерпел все хитрые ухищрения с мазями, ватой и пластырями. Только поморщился пару раз. Еще она приготовила поесть и возражения тут тоже оказались лишними и вообще не принимались. Да и чего таить очевидное - есть хотелось ужасно, а котлеты и яичница пахли очень аппетитно. Пока Юля хозяйничала он тихо пристроился на стуле в углу стола и терпеливо ждал. Отводить глаза и смотреть в пол следователь не стал, наоборот, с интересом наблюдал, как она легко орудует лопаткой, переворачивая котлеты с одной стороны на другую.
[indent] - Спасибо, - поприветствовал Гром тарелку перед собой и тут же запихнул в рот добрую часть котлеты.
[indent] Спустя полпорции, - а это где-то через минуты три, не больше, - он с набитым ртом оповестил, что это слишком вкусно, и продолжал уминать ужин (завтрак?). На вторую часть ушло не многим больше времени.
[indent] - Спасибо, - уже смотря на Юлю и тут же сбивчиво добавляет: - Я все починю если что. Что я там... ну... когда пришел.
[indent] Тарелка отправилась в мойку и майор быстро сполоснул посуду, поставив ее на решетку сушиться. Хоть что-то же он должен сделать полезное, а то пока один ущерб. Вилка на столе, кстати, оказалась забыта.
[indent] Игорь сел обратно, поставил локти на столешницу, оперевшись, и немного помялся перед ответом на вопрос от Пчелкиной. Похмурился и поерзал на стуле. Он себя чувствовал как мальчишка. А Юля тем временем подперла голову запястьем и смотрела в ожидании. Красивая.
[indent] - Скорее не праздник, а похороны. Похороны моих зацепок, он всегда опережает на шаг.
[indent] Под многозначным "он" имелся в виду Чумной Доктор, который успел навести слишком много беспорядков и продолжал их безнаказанно учинять. Линии следствия с невнятными теориями вот-вот куда-то выводились, к чему-то вразумительно-адекватному и тут же запутывались с каждым новым происшествием все больше. Это клубок стал казаться вечным. В квартире Грома все открытые площади занимали вырезки и газет, канцелярские дела, записки, показания на листах, одна стена была отведена под карту, где красными нитями связывались события и прикреплялись карточки с фото или заметками на эту тему, календарь был изрисован и исписан какими-то умозаключениями. Но все казалось бессмысленным - озарения пока не случалось. Однако Игорь продолжал копать и не намеревался останавливаться. Ему явно было не занимать упертости, ее он мог еще и отсыпать кому-то, если вдруг не хватало.
[indent] - И тебя обидел. Сорвался на твоем телефоне, на тебе...
[indent] Гром не глядя взял стакан и отпил. Вода была почему-то кислой, но он решил промолчать, потому что итак уже достаточно на сегодня наогорчал хозяйку. Он задумчиво потеребил пластырь на руке, почти оторвал его, но вовремя одумался и приклеил обратно.
Вообще ему сейчас было странно-уютно тут заходиться. Под утро, на кухне, с Юлей. Сквозь окна уже зачинался рассвет, пока еще не уверенный и робкий. Пахло яичницей и поджаренным маслом со сковородки. Приглушенный свет, тишина, их негромкие голоса лишь дополняли атмосферу. Кепки, чтобы прятать глаза, на Игоре не было, поэтому он чуть ли не впервые за буйный вечер (ночь, утро) встретился взглядом с Юлей.
[indent] - Я правда не со зла, - говорить стало проще, - ты не думай, что я псих какой. То есть... если уже подумала, то это не так. Я обычно не ломаю телефоны.
[indent] Хотя кому он врет, его методы решения проблем отличались грубостью, кардинальностью и там, где можно было со свидетелем провести переговоры, разбивались носы и рассекались брови от удара кулаками. Так было быстрее. Его нельзя было назвать не сдержанным, но и сдержанным тоже - это был баланс на грани.
[indent] Майор все еще чувствовал легкое опьянение, которое, впрочем, не мешало ему теперь уже нормально общаться и даже мыслить, а похмелье не наступало лишь потому, что уровень алкоголя в крови все еще превышал необходимые для тошноты и всего прилагающегося параметры. Однако все это не касалось сушняка. Он допил стакан и налил из-под крана новый, тут же его осушив.

+1

10

[indent]— Пожалуйста. Рада, что тебе понравилось, — зевая и прикрывая рот ладонью, отвечает Пчелкина.

[indent]Мама говорила, что хозяйка из Юли так себе: и готовит средне, и чистоту в доме не поддерживает, и вообще, полуфабрикаты в морозилке — от лукавого. «Пока не научишься варить борщ — хрен кто тебя замуж возьмет. Так и будешь на свои кнопки нажимать, неумеха», — бросала в догонку она, сурово сдвинув брови. В такие моменты внутри журналистки что-то… нет, не сжималось. Ей было плевать и, как оказалось, не зря.

[indent]«Так все-таки борщи не сильно-то и нужны, да?»

[indent]Аппетит, с которым Игорь накинулся на еду, и теплые слова благодарности вызывают искреннюю и счастливую улыбку. Она и помыслить не может, что Игорь хитрит: слишком уж следователь прямолинеен и прост. Играть // наигрывать — не его стезя. Пчелкина это нутром чувствует, от этого и на душе теплее становится. На его слова о починке она тихим смехом отзывается и взмахивает рукой, от чего пена с внешней стороны ладони с влажным шлепком оказывается на углу раковины, — да брось. Сегодня ты гость, — а в глазах журналистки черти пляшут. Нежданный, но желанный гость.

[indent]Конечно, ей приятно его предложение: он вновь снимает маску костолома и предстает в ее глазах в совершенно ином свете — теплом, душевном. Игорь показывает свою человеческую сторону и выглядит она, стоит отдать должное, весьма приглядно, если не притягательно. За свою короткую жизнь она не единожды убеждалась в том, что люди не могут быть разными в различных сферах жизни: требовательными и властными на работе, но податливыми и мягкими дома. Гром же головой проламывал очередной стереотип и доказывал ей, что невозможное возможно — и у нее замирало сердце от такой разнополярности.

[indent]Журналистка чувствует, как лед между ними начинает таять.

[indent]Закончив с посудой, она возвращается за стол и притягивает колено к груди, усаживаясь поудобнее. Постукивая ногтями по столу, хмурится — одним из ногтей она дробит крошку хлеба. Выдыхая, Пчелкина тянется к раковине за тряпкой, смахивает крошки хлеба и, кажется, гранулы молотого кофе в ладонь, а затем — в мусорное ведро. Споласкивает руки и возвращается обратно. Любовь к чистоте не искоренить, но она и не собирается.

[indent]— Расскажешь, что там у тебя с зацепками? Может, я смогу тебе помочь? — Юле кажется, что в этот момент майор нос повесил — и внутри что-то обрывается. Журналистка, поддавшись синдрому спасателя, протягивает руку вперед, касаясь пальцами его кисти, — нет, даже не так. Я смогу тебе помочь.

[indent]Пчелкина заглядывает в глаза следователю и беспокойно закусывает губу. Ее на дрожь пробивает, видя Игоря в таком состоянии: ранее она ругала полицию за бездействие, но узнав поближе человека, ведущего дело Чумного доктора, мнение изменилось в корне. Она видела и видит, что Игорь хотел бы развернуться в полную мощь, но у него были сдерживающие механизмы. Понимая, что устав и протокол могут здорово тормозить следствие, она готова добыть часть доказательств сама — лишь бы он санкционировал это.

[indent]— Игорь, у нас с тобой одна цель — это узнать, кто скрывается за маской Чумного доктора. И, ты не можешь этого отрицать, мы осуждаем его методы борьбы с беззаконием и несправедливостью. Я не буду вредить тебе и ходу дела на официальном уровне. Позволь тебе помочь, — в порыве эмоций Юля поддается вперед и, тряхнув головой, чувствует, как резинка, напоминающая крученный телефонный провод, сваливается с волос и с тихим звуком падает на пол. Пчелкина сдувает отросшую челку с глаз, не отводя взгляда от глаз майора. Пока он не дал ответ, она старается  всеми силами убедить его, — пока полиция медлит, он продолжает убивать. Это дискредитирует власть в первую очередь, хотя казалось бы…

[indent]Казалось бы, — хочет добавить она, — дальше дискредитировать некуда.

[indent]«Сейчас ты на себе тянешь систему правоохранительных органов и из раза в раз повышаешь процент раскрываемости дел. Резонанс вокруг фигуры Чумного доктора повышает ставки и делит на ноль все, что ты ранее делал. Каждое твое раскрытое дело обесценивается. Чтобы изменить ситуацию и склонить чашу весов на свою сторону, нужно переть против системы, а в гордом одиночестве ты этого сделать не сможешь, даже если захочешь. Ты — самородок, который готов землю жрать ради дела, но… ты один на миллион сотрудников. Далеко ты не уйдешь. Тебе нужны друзья, союзники — да кто угодно», — и Юля готова стать этим союзником.

[indent]— А на счет обиды… Не переживай. Просто не переживай. Я понимаю, что ты поступил не со зла, а на эмоциях. Мне самой не стоило подходить к тебе тогда с комментариями, — смущаясь, она отмахивается от собственных обид, — и… спасибо тебе за телефон. Правда, может все же вернешь его? — Пчелкину до сих пор коробит, что Игорю пришлось потратиться, [даже несмотря на то, что причина поломки предыдущего смартфона — он].

[indent]Она не привыкла получать дорогие подарки. Она не привыкла, когда о ней заботятся — его слова об обиде и срыве воспринимаются журналисткой нестандартно. Она совершенно не знает, как на это реагировать, что говорить и как себя вести. Принять подарок ей не позволяет совесть. Говорить о своих чувствах и переживаниях — воспитание; потому и лучший вариант: убедить его вернуть смартфон обратно и отмахнуться от собственных чувств, как от назойливой мухи. Так будет лучше. Всем.

[indent]— И знаешь, — отведя взгляд на часы и удивляясь, что время перевалило за три часа ночи, Юля зевает, прикрывая рот второй рукой, — время уже позднее. Может, утром поговорим на свежую голову?

+2


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Наружу изнутри


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно