под крылом у дракона
Драконье крыло мелькнуло над густыми кронами деревьев погружая лес в непроглядную тьму и тут же исчезло где-то вдали. Куда держит путь тот дракон? Отчего в эльфийских землях он летает? Дорога стелется под ногами, ведя в бескрайние леса и в дальние земли. Как можно быстрее нужно скрыться, как можно глубже спрятаться, пока не встанет на крыло драконница, и пока не получится девушке вернуться в Драконью империю владетельницей своих земель, а не жертвой власти неумного дядюшки.
Liam х Selena
Бухарест погружается в сон, надежно укрытый плотным туманом. Яркие голограммы вывесок и рекламных щитов медленно растворяются в молочной мгле, превращаясь в тусклые смазанные пятна. Обманчивое спокойствие, которое вскоре лопнет подобно мыльному пузырю. То, что сегодня совершит Лиам, разворошит осиное гнездо и запустит необратимый процесс. Уже многие годы союз между вампирами и людьми трещит по швам. Обоюдная ненависть не дает сосуществовать двум видам в мире. Каждый ищет причину нарушить неудобное соглашение. Истребить хищников. Загнать дичь. Людской молодняк бастует. Древние сиры алчут живой крови. Проект обязанный сплотить два вида, грозит началом тотального истребления одним вида другого. Все зависит лишь от того, в чьих руках окажется детище проекта “Лилит”. Данпир — гибрид человека и вампира, надежда и гибель.
Chrome Dokuro as Steven Rogers writes...
Он не умел обращаться с дамами с юношества. Робел и даже на мимолетных свиданиях держался не больше одного часа. Маргарет Карьер стала первой женщиной, с которой он смог продержаться больше положенного срока. Однако непомерные амбиции и тяжелая политическая обстановка не позволили ему обрести заслуженное счастье. Впрочем, смогла ли героиня Соединенного Королевства связать свою жизнь с двойным агентом и предателем? На сие вопросы у капитана нет ответов. Даже спустя уже несколько десятков лет. Маргарет уже давно нет на свете, а он уже давно сменил градус своих убеждений в другую сторону. Щ.И.Т и Мстители стали его настоящей семьей. Ровно до той поры, пока он и Наташа не связали друг друга узами брака. Приятные воспоминания вытесняют все плохое, что он творил эти годы. Вот только этого недостаточно, чтобы заслужить прощение столь красивой и умной женщины. Старк умеет злиться. Даже в день подписания договора она была напряжена как высоковольтная линия. Все опасалась, что он внезапно изменит свое решение и бросится в бега. И ведь повод действительно был, но ведь смог сдержаться.
Нужны как воздух
Коты-активисты
Пост недели
Эпизод недели
Пара недели

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » I'm with you


I'm with you

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

I'm with you
Олег Волков (+ Птица!Олег) и Сергей Разумовский

https://i.imgur.com/swjDDAj.png https://i.imgur.com/3Vwab5I.png

«

Офис "Вместе", поздний вечер

Все иллюзии рано или поздно разбиваются об реальность. И не всегда угадаешь, спасет она или погубит. Или дальше сведет с ума.
Вот только реальность оказывается лучше, чем казалось раньше. Олег вернулся в Санкт-Петербург, чтобы разобраться в происходящем.

»

Отредактировано Sergey Razumovsky (Пт, 7 Май 2021 01:06:30)

+2

2

[indent] После этого убийства даже дышалось легче.
[indent] Олег глубоко вдохнул, наполнил грудь свежим воздухом и задержал дыхание. Так же медленно выдохнул, прикрыл глаза. Удар сердца, ещё удар и ещё, глухой стук в груди, где-то вдалеке пожар и пламя, взрыв. Олег представляет, как будет гнить этот труп, как черви пожрут его вместе с грязью и смрадом. Как утром пресса будет освещать его во всех подробностях. Строить теории и предположения.
[indent] Олег ощущал триумф. Настоящий триумф, вкус победы и крови. Этот мир должен был содрогнуться перед ним, опуститься на колени. Лишние люди будут уничтожены, вырезаны, сложены в кровавый костлявый трон. Тьма и хаос приближались, тьма и хаос в его лице.
[indent] Только вот...
[indent] Только вот всё портил чёртов Разумовский.
[indent] Какой же Разумовский тряпка! Олег недовольно поджал губы и сжал кулаки — от занудного противного нытья аж челюсть сводило. Хотелось отвесить ему пару пощёчин и оттаскать за шкирку, чтобы немного взбодрить и развеять от депрессивных мыслей. Олег делал для этого неблагодарного мальчишки всё! Он решал его проблемы, спасал его задницу из любых проблем, опекал и уберегал, даже вдохновлял! А что получал в ответ? Нытьё. Нытьё и пьянку. Противный мерзкий запах алкоголя стелился по комнате, да так, что начинало тошнить.
[indent] Олег собирался с этим разобраться. Раз и навсегда, решительно, радикально. Он медленно вошёл в кабинет, совмещённый с гостиной комнатой, прошёлся вокруг дивана и бросил холодный злобный взгляд на выпившего Разумовского. Снова развалился, с бутылкой в руке, расслабился, прикинулся жертвой. Бедный, бедный Серёжа! Заставили его взять собственную жизнь под контроль, заставили оторвать жопу от дивана и хоть что-то сделать. Да без него, без Олега, Серёжа никогда бы ничего не добился. И сколько всего Олег для него сделал, а он не ценил! Не благодарил! Не признавал!
[indent] Только пускал свою сраную жизнь под откос.
[indent] — Пьёшь? — пренебрежительно спросил Олег и поморщил нос. — Опять жалеешь себя, да? Думаешь, какой ты бедный и несчастный мальчик, да, Серёжа?
[indent] Олег решительно вырвал бутылку из его дрожащих рук и бросил к стене. Та с грохотом упала на пол, покатилась, и виски щедро вылился на блестящий паркет. Запах алкоголя стал ещё острее, резче, да так, что даже Олега затошнило.
[indent] — Что опять не так? — спросил Олег и развёл руками. — Что тебя не устраивает? Мы сделали такой костюм, мы зачищаем город! Я зачищаю город для тебя. Уничтожаю продажных шлюх и алкашей, а что делаешь ты? Превращаешься в одного из них? Иди-ка сюда.
[indent] Олег бесцеремонно схватил его за шкирку, стащил с дивана и грубо поволок в ванную. Удерживал его голову под струями холодной воды столько, сколько позволяло дыхание. Топить Серёжу Олег не собирался, но проучить и заставить протрезветь — очень даже. Вытащив из-под воды, Олег распрямил его, отвесил звонкую пощёчину и сурово посмотрел в ясные голубые глаза. С мокрых рыжих волос стекала вода, Серёжа весь дрожал, а его лицо было бледнее обычного.
[indent] — Сколько можно ныть?! — закричал Олег, перехватив его за мокрый ворот футболки и встряхнув. — Сколько можно так себя вести?! Отвечай!
[indent] Если Разумовский не собирался брать себя в руки, то Олег планировал устроить ему весёлую ночку. Или он уже проявит характер, или получит сполна.

[icon]https://s3.gifyu.com/images/file-3-1.gif[/icon][status]Я - это ты, а ты - это я[/status][nick]The Bird[/nick][heroinfo]ПТИЦА, 28 <sup>y.o.</sup> <br> [Bubble][/heroinfo]

Отредактировано Oleg Volkov (Вс, 9 Май 2021 17:16:59)

+2

3

Алкоголь не решит всех проблем. Вообще ни одной. Алкоголь способен лишь дать временное забытье, но утром с похмелья совсем не хотелось погружаться в собственное отчаяние и бессилие.
Они накрывали Разумовского, когда переставало тошнить, а голова уже не болела. И он снова брался за бутылку.
Замкнутый круг.
Алкоголь не решит всех проблем. Но Сергей понятия не имел, что вообще способно их решить.

Рука потянулась к бокалу, но остановилась на полпути. Ну к черту! Сергей пожал плечами и сделал большой глоток прямо из горла. Ни к чему тратить время, когда так сильно хотелось накидаться. И забыться. В очередной раз.
Какая злая ирония! В студенческие годы Сергей презрительно кривил губы при виде пьяных однокурсников, что шатались по коридорам в поисках хавки. Потому что после травы пробирало, пока он шел из душевой, куда ходил взбодриться, чтобы зубрить дальше.
Теперь он сам недалеко от них ушел. Теперь он сам — та еще пьяная скотина и где-то внутри росло чувство стыда, но Сергей отмахивался от него, как от назойливой мухи.
Он запутался. Ему страшно. Он ничего не понимал.

Пара капель попали на подбородок и теперь медленно стекали по шее вниз, осели на ткани ворота белой футболки. Сергей даже не обратил внимания.
Ему нужно еще. Гораздо больше. В идеале — напиться и вырубиться прямо на этом диване, и пусть с утра будет ломить все тело, зато он не будет думать.
Пока он еще в сознании, в голове снова мелькали вопросы. Сверлили голову, как дрель завхоза в детоме, под которую Сергей иногда просыпался, когда там жил.

Почему? Почему Олег так с ним поступил? Почему он даже к нему не прислушивается? Почему он смотрел так презрительно, издевался, унижал, не желал отступиться, продолжая убивать людей и… рисковать собой?
Что будет, если его поймают? Сколько бы бунтарей и маргиналов не выбирались на улицы города, подражая Чумному Доктору, но для полиции он — преступник, убивший богачей с особой жестокостью.
Сергей не знал, что больше его приводило в ужас. То, что его самый близкий человек способен на такое или…
Или то, что это могло погубить его самого.

Тяжелые шаги заставили вздрогнуть. В офисе пусто, никого нет и каждый звук слышен отчетливо. Сергей, погрузившись в свои мысли, не сразу услышал, как вошел Олег, а когда заметил, тот уже стоял рядом с диваном, глядя на Разумовского сверху вниз.
От пронзительного взгляда Волкова он вздрогнул еще раз, непроизвольно вжав голову в плечи.

Сергею страшно. Взгляд Олега пугал его по-настоящему. Будто бы с появлением костюма Чумного Доктора Волкова подменили и не осталось ни следа от того человека, что защищал его в детдоме и учил драться. Будто бы вовсе не Олег еще пару недель назад ласково ему улыбался, сжимая плечо, и говорил, что верит в него. Будто бы не Олег тогда втащил его в лифт, охраняя его покой и комфорт от назойливых журналистов.
Разве мог человек за которое время так сильно измениться? Так ведь не должно быть.

Бутылку Олег вырвал у него из рук и бросил в стену. Звон разбитого стекла заставил вздрогнуть еще раз. Олег кричал на него. Сергей смотрел на него как затравленный зверь, что-то мямлил, ощущая себя до отвращения жалким.
Ему бы вырваться из чужих рук, решительно распрямить плечи и поднять голову, спокойно объяснить, что дело даже не в убитых им людях, а в том, что как Олег это делал. О том, как он невероятно рисковал собой. О том, что неправильно это все, вообще все, и они могли бы придумать другой способ сделать жизнь людей в городе лучше.
Но Сергей не мог выдавить из себя даже лишнего звука. Натиск Волкова напрочь подавил его волю. Сергей даже не стал сопротивляться, когда его потащили в ванную и сунули под кран.

Ледяная вода немного отрезвила. Также резко Олег заставил его выпрямиться и… ударил.
Больно. Почти до искр из глаз. Сергей всхлипнул, опустив взгляд, и уставился Олегу в грудь. Губы дрожали, сознание отказывалось переварить произошедшее.
Олег не бил его. Никогда.
— Я… Я… — голос звучал тихо и жалко. Сергей заставил себя сделать глубокий вдох, поднял голову и посмотрел Олегу в глаза. Остатки алкоголя бурлили в голове, мысли путались, страх все еще сковывал его, но Сергей нашел в себе силы спросить то, что его все это время беспощадно поедало и заставляло напиваться. — Зачем?.. Олег, зачем так? Неужели нельзя было по-другому? Можно было обойтись без смертей и.. публичности.
Он сглотнул, вцепился в плечи Олега, отчаянно глядя прямо в глаза. Щека горела от боли, но эта боль была не сравнима с той, что терзала его душу.

[icon]https://i.imgur.com/dymzH4L.gif[/icon]

Отредактировано Sergey Razumovsky (Пн, 24 Май 2021 15:26:40)

+1

4

[indent] Этот жалкий нытик не мог даже выдавить из себя двух слов!..
[indent] Олег злился. Его трясло от злобы, потому что эта тупая сука отказывалась проявить хоть какой-то характер! Уважение? Достоинство?! Да он слов таких не знал! Хныкал, как ребёнок, которого ни за что отшлепали строгие родители и поставили в угол. А ведь если бы не эти строгие родители, а именно Олег, у Сергея Разумовского никогда бы не было ни этой башни, ни его соцсети, ни денег, ни известности — да вообще ничего бы не было! Потому что это он, Олег, решал все его проблемы. Жёстко и радикально.
[indent] Потому что это он, его единственный и верный друг, всегда был рядом и защищал. Настоящий друг, принявший облик так кстати (наконец-то) сдохшего где-то в Сирии Олега Волкова. Тот тормозил Сергея, делал его слабее, хуже, ничтожнее, превращал его в тряпку, но ничего. Новый Олег, сильный и решительный, был готов сделать из этого жалкого мальчишки человека. Серёжа потом ещё и сам спасибо скажет, когда поймёт.
[indent] — Зачем?.. Олег, зачем так? Неужели нельзя было по-другому? Можно было обойтись без смертей и... публичности.
[indent] — По-другому?.. — вкрадчиво спросил Олег и вскинул брови. — По-другому?..
[indent] Он внезапно мягко и нежно обхватил лицо Серёжи ладонями. Приблизился, заглядывая в его влажные светлые глаза, погладил впалые щёки большими пальцами и даже по-доброму улыбнулся. Словно не было их ссоры, словно было как раньше, до того, как Серёжа начал ныть и пить.
[indent] — Ты уже сделал по-другому, — прошептал Олег, опаляя губы Серёжи тёплым дыханием. — Создал идеальную соцсеть, лично покормил бездомных, проспонсировал детские дома... разве городу стало лучше? Хоть кому-то стало?.. Все, кого я — мы — убил, паразитировал на тебе и Петербурге. Когда Гречкин вышел на свободу, что сделал ты, Серёжа? Что сделал ты? А я напомню...
[indent] Олег улыбнулся, замер в сантиметре от его подрагивающих губ, словно собираясь поцеловать, и опустил руку, сжав через ткань дорогущего халата его пах. Хорошо?.. Приятно?.. Не так ли он мечтал и просил ночами?.. Погладь, потрогай, ещё, ещё... и внезапно Олег с силой перехватил его за волосы. Сжал у корней, мотнул его голову, отвесил ещё одну пощёчину и резко потянул вниз, заставив опуститься на колени. Сергей же сам пару дней назад ползал у него в ногах? Значит, там ему и место.
[indent] — Ты только ныл! — наклонившись, Олег закричал это прямо Серёже в лицо. — Ты ныл и бросал в стену свои чёртовы очки! И ничего больше не мог сделать! Как это помогло пострадавшим детям?! Ну же, Серёжа, как?! Как?! Знаешь, как? Никак!
[indent] Олег занёс руку, собираясь ударить снова, когда услышал из кабинета механический голос Марго. Она с кем-то... говорила?.. Этого только не хватало. Олег раздражённо глянул на хнычущего Серёжу и разозлился лишь сильнее.
[indent] — Ты ждёшь кого-то, тряпка? — грубо спросил он. — Сиди тут, я сам разберусь, от тебя толка нет.
[indent] Небрежно оттолкнув Серёжу на пол, Олег окинул его презрительным взглядом, решительно вышел из ванной и направился в кабинет, намереваясь разобраться с гостем.
[indent] Почти сразу Марго заговорила снова. Когда Серёжа сам вернулся в зал, Олег вскинул на него изумлённый уставший взгляд. В его руках была бутылка, которая до этого валялась на полу. Олег изучал её, как и залежи бутылок перед диваном, на столике и на полу, и на его сухом шелушащимся лице отразилось волнение.
[indent] — Серёж... — сказал он и строго нахмурился. — Это что? Ты всё это выпил?.. Ты на ногах вообще как стоишь?

[icon]https://s3.gifyu.com/images/file-3-1.gif[/icon][status]Я - это ты, а ты - это я[/status][nick]The Bird[/nick][heroinfo]ПТИЦА, 28 <sup>y.o.</sup> <br> [Bubble][/heroinfo]

+1

5

Всего-то на несколько секунд мелькнула надежда. Что это был лишь сон. Кошмарный, изматывающий, затянувшийся, слишком реальный.
Будто бы Сергей проснулся только что, едва Олег нежно коснулся его лица, посмотрел ему в глаза и тепло улыбнулся. Сергей невольно подался навстречу — ну же, Олег! Давай забудем, пусть все будет как раньше…
В горле пересохло, дыхание перехватило от привычных (уже давно) прикосновений самого близкого человека…
Единственного близкого человека.
Щека все еще горела от пощечины, но эта боль отошла на задний план, стоило только Олегу приблизиться и опустить руку ниже. Даже его слова сливались в какой-то гул, смысл ускользал — это все неважно. Потому что Олег рядом с ним, готовый освободить его от всех кошмаров в мире, как это было с тех пор, когда они познакомились…

Резкая боль в затылке разрушила надежду. Сергей взвыл, глаза противно защипало. С тех пор, как он увидел Олега в своем офисе в костюме Чумного Доктора, осознал, что тот натворил, Сергей постоянно искал причины таких перемен в нем, задавал мысленно (да и вслух), вопросы, на которые так и не нашел ответа.

Он запутался, ему страшно, обидно, больно, неприятно и… казалось, он начал сходить с ума. Алкоголь помогал забыться, но вечно так продолжаться не могло. Сергей это понимал, но снова и снова хватался за бутылку, выводя Олега из себя, никак не выходило вырваться из этого замкнутого круга.
— Олег, пусти, мне больно! — он хотел крикнуть, но вышел лишь какой-то жалобный писк. Вдруг Олег прав? Сергей Разумовский и правда тряпка, ему не хватало духу решить что-то кардинально, принести настоящую пользу людям. Вдруг тот способ, что выбрал Волков — единственный верный, просто Сергей боится в этом признаться сам себе?
В том, что с ними иначе нельзя. В том, что у него не хватило духу сделать так самому. В том, что Сергей хотел всех этих убийств, одобрял их и…

Олег занес руку, Сергей зажмурился и задрожал. Голос Марго отвлек их обоих. Олег отпустил его, бросив на пол.
Прямо как сломанную вещь. От неожиданных ассоциаций пробрала дрожь.
Сергей съежился, подобрал под себя ноги, обхватив колени руками и уткнулся в них носом. Его трясло, он пытался унять всхлипы, прислушиваясь к тому, что творилось за дверью ванной, но…
Никаких голосов. Никого. Только шаги и звон пустых бутылок.
Сергей поднял голову, протянул руку и, ухватившись за край раковины, поднялся на ноги. Его все еще трясло, но он удержался в положении стоя.
Полминуты, чтобы восстановить дыхание и выйти в гостиную, совмещенную с кабинетом.

Сергей моргнул. Нужно убедиться, что ему не померещилось. Олег стоял перед ним с бутылкой в руках. Той самой, которую швырнул в стену. В комнате несло шампанским, оно уже впиталось в ковер. Ни следа во взгляде недавних гнева и презрения, только изумление. Сергея снова застряло. Он что… правда начал сходить с ума?..
Какую игру с ним вел Олег и почему он это делал? Чем Сергей заслужил эти качели, изматывающие нервы, лишающие сна и вынуждающие бухать (а он так осуждал пьянство такого масштаба всю свою жизнь, что противен сам себе)?
Сергей молча разглядывал Олега. В нем что-то… другое. Совсем не то, что было еще пять минут назад. Он мог бы задуматься об этом, но мозг затуманен алкоголем и Сергей не выдержал.
Все, что тяжелым грузом осело внутри его сознания, в его голове, все достигло своего катарсиса в одну секунду. И взорвалось.
— Да ты, блять, издеваешься, что ли?! — он закричал, рывками (немного шатаясь) приблизившись к Олегу, и вцепился в его плечи. Обычно Сергей не ругался, лишь в исключительных случаях. Этот определенно такой. — Какого хрена, Олег? Это все, что ты мне можешь сказать?! Серьезно?! Ладно, похер на все остальное, но почему ты мучаешь меня?.. За что, Олег, за что?..
Голос срывался на каждой фразе, дрожь усиливалась. На смену гневу пришло опустошение. Сергей снова задрожал. Ослабшие руки отпустили чужие плечи, ноги подкосились. Он уже не сдерживался. Зарыдал, как ребенок.
Даже не подумав, как выглядел со стороны.

[icon]https://i.imgur.com/dymzH4L.gif[/icon]

Отредактировано Sergey Razumovsky (Чт, 3 Июн 2021 23:41:38)

+1

6

[indent] Олег не понимал, что не так с Серёжей. Он ожидал, что их встреча будет мучительной, болезненной, полной извинений и слёз, но не ожидал такой реакции. Серёжа был пьян и выглядел взъерошенным, измученным и... заплаканным?.. Олег ощутил такую сильную тревогу, что задрожали даже его натренированные руки. Неужели что-то произошло?.. Или это из-за того, что он увидел его, Олега, живым? Может, его успела предупредить Марго и это такая ответная реакция? Ещё бы, ведь целый год Олег считался погибшим.

[indent] И всё же нет, дело было не только в этом. На лице Серёжи явно красовался след от удара — сильной и мощной пощечины, нанесенной не женщиной. Олег был готов порвать ублюдка на месте: он собирался с корнем вырвать руки тому, кто тронул его Серёжу, да ещё в его же доме. От ярости он с силой сжал кулаки, затрясся и до боли сцепил зубы. Убьёт, точно убьёт.

[indent] Олег хотел закричать и потребовать назвать имя того, кто это сделал, но не успел. Серёжа бросился к нему, ударил в плечи, вцепился изо всех своих сил. За этот год он возмужал и накачался — Олег чувствовал его силу. Это был уже не бедный беззащитный детдомовский мальчишка, вовсе нет. Олег смотрел на него во все глаза и слушал истеричные крики, но ничего не понимал. О чём говорил Серёжа, что произошло? Что-то подсказывало, что дело вовсе не в его внезапном воскрешении.

[indent] Серёжа бился, кричал, по его щекам градом текли слёзы. Даже в юности он не срывался на такие отчаянные истерики. Он никак не мог успокоиться, и Олег перехватил его руки, до боли сжал запястья и с усилием оторвал от себя. Он грубо встряхнул Серёжу, заглянул в его покрасневшие глаза и уверенно произнёс:

[indent] — Хватит.

[indent] Для убедительности Олег встряхнул Серёжу ещё раз, чтобы привести его в чувства. Как только его взгляд немного протрезвел, а дыхание выровнялось, Олег подался вперёд и крепко обнял его, прижимая к самому сердцу. Он вложил в эти объятия всю свою любовь, всё тепло, всё то, что он мог и хотел посвятить и отдать Серёже после долгого отсутствия. Серёжа брыкался, вырывался, но Олег держал его и хаотично, порывисто целовал в макушку.

[indent] Наконец-то Серёжа притих. Олег ещё немного погладил его по спине, затем отвёл в ванну, где был настоящий погром. Говорить ничего Олег не стал. Он толкнул Серёжу под душ, а сам вышел и быстро обошёл лофт. На первый взгляд казалось, что никого кроме Серёжи тут не было. Кто тогда его ударил?.. Кто разнёс ванную комнату?.. Какого чёрта тут вообще произошло?..

[indent] После осмотра лофта Олег вернулся в гостиную и позвал Марго. Благо, когда-то Серёжа по скайпу рассказывал, как она работает.

[indent] - Марго, — чётко сказал он. — Последние посетители.

[indent] — Только. Сергей. — механическим голосом ответила она, нарисованная девочка на большом экране.

[indent] — В смысле... — произнёс Олег и решил, что не так задал вопрос. — Кто был на приёме у Сергея в последнее время?

[indent] — Никто.

[indent] — За последний год?..

[indent] — Никто.

[indent] — С момента переезда?

[indent] — Никто.

[indent] Олег ничего не понимал. Прикрыв глаза, он устало потёр переносицу, вздохнул и тряхнул головой. Он ничего не понимал, вообще. Ситуация не прояснялась, и, пока Серёжа не вышел из душа, Олег убрал бутылки, выбросил их, наспех прибрался в гостиной и хотел заварить чай. С последним не успел: он только хотел пройти на кухню, как на пороге просторной комнаты показался закутавшийся в халат Серёжа.

[indent] — Всё хорошо? — осторожно спросил Олег. — Я подойду?

[indent] Серёжа едва заметно кивнул, и Олег медленно подошёл к нему. Взял за руку, переплёл пальцы и заглянул в перепуганные светлые глаза.

[indent] — Серёж... — позвал Олег. — Серёжа, прости меня. Я не мог сказать тебе, что живой, это... долгая история. Могу рассказать. Я вернулся, чтобы быть с тобой.

[indent] На щеке Серёжи всё ещё алел след от удара. Олегу было интересно, откуда он взялся, но спрашивать он не стал. Словно чувствовал — не сейчас.

+1

7

Одна грубая встряска заставила Сергея мгновенно успокоиться, замереть и поднять на Олега испуганный взгляд. Дыхание перехватило. Последние дни, проведенные с ним, заставляли Сергея бояться каждого шороха, каждого неверного движения, бояться буквально чуть ли не собственной тени.
С тех пор, как это все началось, по ночам еще и дичь всякая снилась: Олег в костюме, Олег в крови, темнота и взгляд почему-то желтых глаз, что смотрели прямо в душу и вызвали настоящий ужас.
От таких снов Сергей просыпался моментально, обливаясь холодным потом. Судорожно искал Олега взглядом, надеялся, что это все ему приснилось, а Олег — здесь, рядом с ним, в одной кровати. Всего лишь нужно лечь обратно, прижаться к его боку, устроить голову на его груди и обнять тренированное тело, после чего Сергей обязательно заснет без сновидений и прекрасно выспится.
Но рядом с ним никого не было. Сергей не хотел думать, что где-то в эти моменты Олег был на улицах города в броне Чумного Доктора и убивал очередного зажравшегося богача.

Олег обнял его и Сергей дернулся, будто бы попытался инстинктивно сбежать от того, что обычно за ними следовало в последние дни. Олег не отпускал, дождался, пока Сергей успокоится и поцеловал в макушку.
Все изменилось. Так неожиданно, что у Сергея уже путались мысли и не было ни единого шанса понять происходящее. Буквально полчаса назад у него отбирали бутылку, били по лицу, отталкивали, как жалкий мусор, а теперь…
Сергей уткнулся в плечо Олега, еще раз всхлипнул и почувствовал, как постепенно к нему возвращается чувство спокойствия. Не целиком, тревога все еще была внутри него, но объятия дорогого ему человека ее заглушили.
Объятия, которых он не получал уже давно… Казалось бы, с той самой презентации прошла целая вечность.

Сергей позволил отвести себя в ванную и отправить в душ. Холодная вода отрезвила, помогла прийти в себя. Щека уже не горела от пощечины, а спиной Сергей все еще ощущал теплые руки, что только что его гладили.
Сергей выключил воду, вышел из душа и надел махровый халат. Тяжело вздохнул, провел по лицу ладонями.
Ему немного страшно. Он не знал, что именно обнаружит, когда вернется в комнату. Как его встретит Олег? Каким он будет в этот раз?
Сергей снова вздохнул и все-таки вышел навстречу Волкову.

В лофте стало чище. Кажется, Олег приоткрыл окно, чтобы проветрить помещении от алкогольных паров, пустых бутылок и след простыл, а вещи лежали более-менее на своих местах. Помещению требовалась более тщательная уборка. Сергей подумал, что надо бы записать для Марго напоминание, чтобы завтра в определенное время вызвала клининговую службу, но…
Успеется.

Ничего в облике Олега не напоминало то жестокое чудовище, с которым Сергей имел дело в последние дни. Не было во взгляде ни презрения к нему, ни торжества от чужих смертей.
Сергей кивнул, позволяя ему приблизиться. Даже не вздрогнул, когда их пальцы сплелись, а Олег посмотрел ему прямо в глаза.
Сергей снова его выслушал и едва заметно нахмурился. О чем он?

Картины в памяти проявились туманно буквально через несколько секунд. Сергей вспомнил, что было год назад…

Марго сообщила, что в почтовом ящике его ждало письмо. Сергей тогда удивился — ну кто еще пользуется бумажными письмами в наши дни? Даже Олега он уговорил не переводить листы и конверты, а звонить ему по телефону или скайпу с видеосвязью. Сергей настаивал, что так эффективнее обмениваться новостями, к тому же — ему его не хватало, ему было необходимо видеть Олега, слышать его голос. Олег ценил свою работу, это было делом его жизни и Сергей принял его выбор. Благо, удовлетворить желание хотя бы иллюзии присутствия позволяли технологии, чем Разумовский и пользовался.

Сергей вскрыл конверт, прочел содержимое трижды, но никак не мог поверить в его содержание. Олег погиб? Этого не может быть! Кто угодно мог погибнуть, но только не его Волк! Он не мог, он не должен был, он обещал вернуться из Сирии целым и невредимым, он обещал, что они будут вместе с детства и до самой старости и…
Нет. Сергей не хотел в это верить. Он опустился на колени, сминая письмо изо всех сил сдерживался, чтобы не сорваться.
Вдруг резко стало все неважным. Его офис, его социальная сеть, его личный успех, его разработки…
Сергей так и не понял, что тогда случилось. Почему офис остался цел, он не оказался в глубокой депрессии, не покончил с собой и продолжил работать. И куда делось письмо… Может, он его выбросил?..
Олег ведь не мог быть мертвым, все это время находясь…

Сергей моргнул. Снова посмотрел на Волкова. Он уже ничего не понимал.
“Да все ты прекрасно понимаешь! Или поймешь… в ближайшее время. Тем лучше,” — он хотел как-то успокоить себя, но почему-то внутренний голос звучал как будто чужой.
Сергей снова моргнул. Все в голове перепуталось и он чувствовал, как начал сходить с ума… Сергей отчаянно вцепился в реальность. То есть, в руку Олега. Живого. Настоящего.
— Олег… все хорошо. Теперь все будет хорошо, — Разумовский нервно улыбнулся. — Да, расскажи. Ты… будешь чего-нибудь? Чай, кофе или заказать доставку еды?
Сергей попытался судорожно взять себя в руки. Последние дни настолько не укладывались в голове, что он предпочитал не думать о них. Только сосредоточиться на Олеге.

+2

8

[indent] По глазам Сергея Олег видел, что тот всё ещё не пришёл в себя. Он был затравлен и напуган, его руки всё ещё подрагивали, и Олег старался держаться на расстоянии. Словно показывая, что он ценит и уважает чужое личное пространство, что он не подойдёт без спроса и не обидит. И только когда Серёжа немного расслабился, Олег осторожно подошёл. Цепкая хватка на его руке была отчаянно и жадной — кажется, до Серёжи наконец дошло, что именно произошло.
[indent] — Я буду чай, который сам и заварю, хорошо? — Олег улыбнулся, чтобы успокоить его. — Подождёшь меня? Я привёз очень вкусный чай, он успокаивает и расслабляет. Присядь пока.
[indent] Олег осторожно оторвал от себя Серёжину руку и усадил его на диван. Ещё раз улыбнулся через силу (не позволяло волнение) и, подхватив дорожную сумку, прошёл на кухню. Дождавшись, пока закипит чайник, Олег обдумал всё ещё раз. С Серёжей точно что-то произошло. Он был нервным, испуганным и боялся его, Олега. На его лице явно был след удара, но Марго уверяла, что тут давно никого не было. Может... он напился и упал? Так и ударился? А Олега испугался, потому что буквально увидел живого мертвеца? Кто знает...
[indent] Олег вздохнул и заварил чай в аккуратном округлом заварочном чайничке. В гостиную он вернулся уже с подносом, на которых стояли две чашечки с блюдцами и этот самый чайник. Олег поставил всё это на стол, разлил ароматную заварку и поставил чашку ближе к Серёже, а сам сел на другой край дивана, соблюдая дистанцию. Хотел показать, что Серёжа в безопасности.
[indent] — Пей, — сказал Олег. — Это очень вкусный и редкий сорт. Говорят, что если пить его на ночь, то будешь видеть только хорошие сны.
[indent] Олег снова замолчал. Он не знал, как собраться и сформулировать в долгие слова простое и лаконичное «Прости». Всё случилось резко, быстро, жизнь завертела, Олег уже не был уверен, а думал ли он о Серёже вообще, когда соглашался на похоронку. Тогда мир вокруг буквально горел. Взрывы, паника, адреналин. Задания, шпионские игры. И если бы имя Серёжи не всплыло тогда в офисе Хольта... вернулся бы ли Олег вообще? Впрочем, размышления об этом он оставил на потом.
[indent] — Война меняет людей, Серёжа, — прошептал Олег.
[indent] Он взял свою чашку, сделал глоток и на мгновение вернулся в прошлое, в пустыню. Туда, где днём была такая жара, что плавилась обувь. Песок перекатывался красивыми изящными волнами и поглощал любого, кто имел неосторожность не успеть вернуться в лагерь. Взрывы и огонь, добавляющие ещё больше жара, крики боли, мучений, оторванные конечности, обожжённые руки и ноги, выколотые глаза, содранная кожа... И жизнь, когда каждый день ты проживаешь, как последний.
[indent] — Я сильно вляпался, — признался Олег. — Заигрался. Привлёк внимание опасных и серьёзных людей, они предложили мне работу, классную работу, и я согласился. Кровь кипела... душа требовала новых испытаний... но это были серьёзные ребята и после работы с ними мне пришлось умереть. По-настоящему, для всех, чтобы стать совсем другим человеком. Я...
[indent] Олег снова замолчал. Он болезненно усмехнулся, подумав, что уже за это время сказал больше, чем за последние годы. Обычно он играл роль молчаливого телохранителя и даже начал забывать, как звучит его собственный голос.
[indent] — Я был уверен, что никогда не вернусь, — признался Олег. — Что там и умру, причём скоро. Но потом у Хольта я увидел твоё имя, договор на кругленькую, очень кругленькую, сумму, и понял, что ты влип. И пришлось... уйти на пенсию.
[indent] Говорить о Хольте не стоило (МАК бы не обрадовались), но скрывать Олег не видел смысла. Он же за этим и вернулся, чтобы узнать, что и как произошло.
[indent] — Что ты купил у Хольта? — Олег посмотрел прямо в Серёжины глаза. — Это опасный и жестокий человек. На его руках кровь невиновных, а ты, программист из Питера, сотрудничаешь с ним? Расскажи мне, и я решу твои проблемы.
[indent] Олег не врал. Он был готов вытащить Серёжу из любой передряги. Даже сейчас, даже спустя годы.

+1

9

Сергей постепенно приходил в себя. Опьянение отпускало его, пока Олег аккуратно усаживал его на диван, освободил свою руку, что-то говорил про чай, про то, что он его привез и сейчас вернется, только сходит на кухню, чтобы заварить.
У Сергея не было сил на что-то, кроме как кивать, поэтому он позволил Олегу оставить его.

Сергей откинулся на спинку дивана, стараясь восстановить дыхание. Щека все еще горела от боли, но постепенно отпускало. Сергей поднял руку, дотронувшись до нее кончиками пальцев.
Он ничего толком не понимал.
Почему Олег снова… нормальный? Такой, каким Сергей его помнил все эти годы, что они были знакомы.
Почему Сергей не помнил ту самую похоронку? Почему только сейчас всплыло в памяти то, что произошло в тот самый страшный день?
И…

“Давай же. Соображай уже, идиот!”

Сергей снова вздрогнул от голоса внутри. Это ведь всего лишь его мысли… Или нет? Голова шла кругом и даже заболела от острого желания сопоставить между собой все произошедшее.

Его снова отвлек Олег, поставив перед ним чашку с чаем. Сергей подался вперед, обхватил ее двумя руками и сделал глоток.
“К черту. Потом.”
Потом, да. Потом он подумает об этом всем и потом сведет концы с концами в собственной голове. Иначе он окончательно сойдет с ума.
К черту, и правда.
К черту эти все мысли и подозрения, к черту необоснованный страх перед самым близким человеком. Сергей решил не думать ни об убийствах, ни о поведении Олега — том, недавним. Что он думал? Что это кошмарный сон и нужно всего лишь проснуться, чтобы это все прекратилось?
Так ведь прекратилось. Он ведь хотел именно этого, разве нет?
Не жестокий презрительный взгляд, а любящий и обеспокоенный его состоянием. Такой Олег сейчас сидел перед ним. Которого он знал и любил всю свою жизнь, а еще недавний инцидент в ванной остался лишь жутким воспоминанием, растворяясь в пьяном тумане вместе с остатками опьянения.

— Спасибо, — Сергей даже выдавил из себя улыбку, налегая на чай. И правда вкусный. Он выслушал Олега. Это все казалось… логичным, понятным и единственной правдой в череде странного безумия. — Олег… я… не сержусь, если что. Я рад, что ты здесь.
Прозвучало почти без эмоций, Сергей закусил губу и придвинулся ближе, положив голову Волкову на плечо. Его не оттолкнули, не наорали. На Олеге даже обычная одежда, а не костюм Чумного Доктора… стоп.
Кое-что снова всплыло в памяти. Сергей покосился на картинку с “Рождением Венеры”. Внизу под рамой, в середине, есть же кнопка. Он сам ее оборудовал и заказывал у…
Фамилия Хольта отвлекла его от размышлений.
Точно.
Хольт.

— Ничего особенно. Оборудовал офис охранной системой, — Сергей пообещал себе, что утром пересмотрит весь этот контракт. Все сведения о костюме Чумного Доктора хранились в его базе данных в компьютере, куда только он имел доступ.
Неужели он…
“Наконец-то доходит, да?”
Мысль, единственная верная, правильная, блуждала на краю сознания, но Сергей пока так и не мог решиться вывести ее на поверхность, осознать и принять.
(Он ведь все понимал, но не был готов к этому открытию.)

— Покажи свой посадочный талон. Ты ведь сегодня прилетел в Питер, да? — Сергей резко поднял голову, встретившись с Олегом взглядом. Смотрел отчаянно, умоляюще, стараясь найти в его глазах намек на то, что между ними случилось еще сегодня.
Документ, подтверждающий перелет, расставит все по своим местам.
Сергей вцепился в чашку, понимая, что ему, кажется, нужен сон…
“Это был не Олег. Ты ведь знаешь это. Давай, тупица, прими уже правду. Олег никого не убивал в этом городе. Это был я… Это был ты.”
Сергей вздрогнул, снова откинулся на мягкие подушки дивана.
Нет, невозможно. Он бы не стал. Он же не убийца. Он не мог вот так взять и…
“Уверен?”
Сергей моргнул и всхлипнул, мотая головой. Кажется, он не в состоянии сейчас выдержать страшную правду…
Но почему-то от нее одновременно и стало легче. Потому что Олег, его Олег никогда бы с ним так не поступил, а если он…

Так им ведь и надо, да? Гречкину. Исаевой. Зильченко.
И тем троим идиотам, которые обижали собаку. Они все равно выросли бы в таких подонков, их бы пришлось убить.
Сергей сглотнул.
Сможет ли он принять это? Ему придется. Но… Он снова посмотрел на Олега.
Мысли хаотично сменяли друг друга, пока Разумовский проходил через шок.

[icon]https://i.imgur.com/dymzH4L.gif[/icon]

+1

10

[indent] Олег прекрасно понимал, что это встреча будет... странной. Неправильной. Тяжёлой. Ещё бы, после их долгой и нерушимой связи, новость о гибели одного из них непременно убила бы другого. Олег понимал, что вероятно, не смог бы жить, если бы что-то случилось с Серёжей. Он бы вернулся на войну, бросился в самое пекло, не жалея себя, лишь бы унять и заглушить тягостную разъедающую душу боль. Он понимал это, когда шёл на все условия МАК. Он понимал это, когда письмо падало в почтовый ящик. Он понимал это, но верил, что Серёжа справится. Многие думали, что Разумовский слабее, что он плакса, но в их паре самым сильным и несокрушимым был именно Серёжа. Олег прекрасно это знал.
[indent] Именно поэтому он не удивился, когда увидел договор у Хольта. Серёжа продолжил жить, разбогател и даже влез в то, во что лезть явно не следовало. И Олег предвкушал горячую разборку с криками и даже потасовкой, но то, что он увидел, оказалось хуже. Серёжа был словно не в себе. Его до сих пор трясло, а на щеке розовел отпечаток ладони. Не мог же он вредить себе? А весь этот алкоголь... куда столько? И то, как Серёжа был спокоен... он принял новость о том, что Олег жив, с невозмутимым лицом. Словно смерть не разлучала их на долгий год. Словно...
[indent] Его мысли прервало движение. Серёжа придвинулся и положил голову на его плечо. Это было чем-то давно забытым, потерянным, отнятым, и всё же... и всё же этот жест отозвался чем-то тёплым и приятным в душе. Олег невольно поднял руку и приобнял Серёжу. Что же они натворили? Как докатились до этого? Почему вообще расстались? Сколько ошибок они совершили по глупости — подумать страшно. Олег сжал пальцы на чужом плече. Нет. Сколько ошибок совершил он сам.
[indent] — Охранная система?.. — тихо переспросил Олег.
[indent] Если честно, верилось слабо. Что-то тут было не так, но это объяснение было таким простым, понятным и нормальным, что Олег невольно потянулся к нему. А может, и правда так и было? Может, Серёжа разумно занялся своей безопасностью?
[indent] — Посадочный талон?
[indent] Олег отстранился одновременно с Серёжей. Они встретились взглядами, помолчали, и Олег, поддавшись слабости, нашёл объяснение и этому. Он целый год был мёртв, конечно же Серёжа хотел убедиться, что это не галлюцинация, что он не сошёл с ума и не допился до безумия.
[indent] — Хорошо, сейчас.
[indent] Олег неспешно встал, прошёл к грязной походной сумке. Недолго повозился в ней и достал измятый потёртый посадочный талон. Он никогда не был аккуратистом и порой небрежно засовывал уже ненужное в карманы как попало. Эта же учесть затронула билет. Олег протянул его Серёже и подождал, пока тот рассмотрит нечёткие строчки.
[indent] — Убедился? — мягко спросил Олег и улыбнулся. — Слушай, у тебя просто шок. Давай сделаем так... ты сейчас отправишься спать, а продолжим мы завтра, ладно? Я же... могу остаться?
[indent] Конечно Серёжа разрешил остаться. Олег отвёл его до спальни, убедился, что Серёжа разделся и лёг, после чего сам выключил свет. Закрывать дверь не стал — хотел прислушиваться к каждому шороху, так почему-то было надёжнее. Пока Серёжа засыпал, Олег вернулся в гостиную и кабинет — два, блин, в одном — и убрал весь мусор из разорванных пачек, крошек, коробок и бутылок. К концу уборки он уже порядком устал и отправился на поиски гостевого душа. На чистенький диван Серёжи не хотелось ложится потным и грязным, всё же, он больше не в казарме.
[indent] Вымывшись и вытеревшись своим полотенцем, Олег переоделся в свободные штаны и футболку, а остальные вещи забросил в стиралку. Включить её решил утром, чтобы не шумела посреди ночи. Вернувшись в кабинет, где они недавно говорили, Олег подошёл к окну, окинул взглядом сонный сияющий Питер и подумал о Серёже.
[indent] Что-то было не так.
[indent] Олег снова осмотрелся. Он повертел головой, вглядываясь в каждую мелочь, но ничего необычного так и не заметил.
[indent] Может, просто показалось? Может, всё нормально? Просто нервы из-за встречи?..
[indent] Выдохнув, Олег подошёл к дивану и завалился на него. Да уж, надо было хорошенько выспаться.

Отредактировано Oleg Volkov (Сб, 16 Апр 2022 23:07:05)

+1

11

Дверь спальни тихо закрылась вслед за ушедшим Олегом. Сергей бессильно упал на кровать.
Мысли хаотично прыгали туда-сюда, вызывая головокружение и боль в висках. У него не получилось сходу взять себя в руки и разобраться в себе.
Он закрыл глаза и тяжело задышал, стараясь упорядочить все внутри себя. Составить эту картину. Понять, где правда, а где его фантазии.
Сергей старался выровнять дыхание. Дышал на счет — при вдохе, выдохе и между ними. Постепенно сердцебиение успокоилось, а картина начала проясняться.
Тяжело отделить галлюцинации от реальности, но стало легче, когда алкогольные пары отступили.

Старые воспоминания, прикрытые защитной реакцией, глубоко зарытые в подсознание, всплыли окончательно, занимая свое место в памяти и отдаваясь в голове той самой самой болью, которую ощутил Разумовский, едва получил похоронное письмо.
Сергей даже помнил, где оно находилось — в нижнем ящике его стола, под какими-то незначительными документами. Спрятанные глубоко, далеко, там, где он не додумается искать, чтобы не видеть это снова.

Его мозг и психика отказывались принимать реальность, в которой Олега Волкова больше нет. Вот так. Все достаточно просто.
Это был первый шаг — спрятать похоронку и делать вид, будто бы ее и не было никогда.
Второй шаг — представить, что Олег здесь, рядом с ним.
Долгие месяцы Сергей спасался разговорами с воображаемым Олегом. Представлял его реакцию, ответы на свои реплики. Как Олег его поддерживает, защищает, дает советы.
С самого детства он чувствовал, как внутри него живет кто-то, и вот — этот кто-то стал Олегом.

У Сергея Разумовского есть и другая сторона, более темная и решительная. Каждый раз, когда ему становилось плохо, а проблемы казались нерешаемыми, он прятался в угол и позволял выйти ему, другому.
И тот решал эти проблемы за него. Быстро, жестко, радикально. Так случилось и в этот раз.
Сергей подавил стон, свернувшись в комок на кровати. Правда обрушилась на него неожиданно — с появлением Олега в его доме, настоящего, реального Олега, все перевернулось.
Первый шок осознания прошел, теперь все возвращалось на свои места, а Сергей позволил себе принять это, не в силах уснуть.
Принять то, что отрицал с самого начала.

“Ты не остановил меня, потому что тоже этого хотел.”
Голос Олега в голове стал его собственным, когда он вспомнил этот момент.
Он — Чумной Доктор. Он убил Кирилла Гречкина, Ольгу Исаеву и Филиппа Зильченко. Он запустил трансляцию, он заказал костюм и оружие у Хольта. Это его рук дело и…

Противоречивые эмоции заставляли пульсировать виски и Сергей потер их дрожащими пальцами. С одной стороны его ужаснуло то, что он сделал, с другой…
Так разве они не заслужили? Этот тупой мажор, из-за которого погиб ребенок, а ему все сошло с рук. Эта жадная стерва, грабившая своих же клиентов. Этот вонючий урод, буквально отравляющий город отходами. Они продолжили бы это делать — Гречкин бы ездил по городу пьяным, размахивая купленными правами, Исаева класть больше денег в свой карман, а Зильченко считал бы нормой складировать дерьмо в одном месте, прикрываясь тем, что город стоит на болоте. Сколько их еще таких, отравляющих город и человечество?
У Сергея еще много работы.

Он покосился в сторону двери. Пусть она наглухо закрыта, но Сергей слышал за ней шаги, звон бутылок и шуршание пакетов. Внутри него шевельнулись стыд и чувство вины — напился, запустил свой дом и офис и…
Сергей аккуратно коснулся щеки. Еще один пункт реальности — не Олег залепил ему пощечину…
Слишком много впечатлений за вечер, слишком много эмоций и слишком тяжелое осознание. Глаза закрылись и Сергей провалился в спасительные объятия Морфея, успев пожелать себе спать без снов.

Утром гораздо легче. Сергей проснулся разбитым, но шок от вчерашних событий уже отступил. Несмотря на физическую усталость, морально он ощущал себя увереннее.
Принять это все оказалось легче, чем он думал.
Выйдя из душа, Сергей надел спортивные штаны и любимую серую футболку с принтом и на пару секунд остановился возле двери.
Как странно было еще минуту назад отвлеченно подумать, нужен ли ему фен или так сойдет?
Как странно сразу переключиться на мысль — что ему скажет Олег, если Разумовский нажмет на кнопку, спрятанную внизу под рамой “Рождения Венеры” и потайной шкаф развернется, демонстрируя огнеупорный костюм и все остальные приблуды, напугавшие весь бомонд Санкт-Петербурга.

У Сергея никогда не было тайн от самого близкого человека.
Теперь у него есть одна. Во всяком случае, пока что.

— Доброе утро! — он наконец-то вышел из спальни, машинально приглаживая еще влажные после душа рыжие волосы, не скрывая счастливой улыбки, когда встретился с Волковым взглядом. — Как спалось?
Проблемы лучше решать по мере их поступления, а пока порадоваться тому, что Олег жив и вернулся домой. К нему.
Со стороны смежной кухни уже ощущались запахи вкусного завтрака и свежесваренного кофе. Настолько остро, что разогнали тень Чумного Доктора, висевшего над ними.
Пока что.

0


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » I'm with you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно