Изменяется даже Бог [...]
Человек без зазрения совести убьет другого за еду, ресурсы, за место под солнцем, и тот принцип, что сильный убивает слабого не потому что жесток, а потому что нужна пища для того, чтобы банально выжить, воспроизвести потомство и уйти умирать, здесь не сработает. У людей все иначе. И раньше как-то боги направляли, вели, давали советы, уничтожали грешных, то есть как-то контролировали процесс пребывания смертных на земле, то сейчас этим заниматься некому.
Daemon x Rhaenyra
Он мог спалить ее. И дракона тоже. Караксес, закаленный в бою, страшный, опасный зверь. Верные принцу люди ничего бы не увидели. Или сделали бы вид, что не увидели. Обугленное тулово вместе с маленьким телом упали бы в море, и синяя пучина пожрала бы их, оставив сгустки черной пены. Никогда еще наследие Визериса не было так близко к гибели.
Kylo Ren writes...
Атмосферный шторм подхватил звездолёт, как сломавшую крыло птицу и безжалостно увлек в свой дикий танец. Всего пара секунд, он не успел осознать, что происходит, как фюзеляж столкнулся резко столкнулся с почвой. Громкий взрыв оглушил просторы пляжа, распугав местных животных, черный дым гнилыми тучами потянулся к небу, сливаясь с вихрями шторма. Корабль загорелся и Кайло, висящий на ремнях, почувствовав жар, очнулся. Только сейчас он понял, что висит вниз головой, а ремни безопасности заклинило. Из тела в боку торчал кусок корпуса звездолета, кровь капала на разбитую приборную панель, стекала ручьями по одежде, а резкая боль мешала пошевелиться. Дым валил в кабину и дышать было невозможно.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Те, кем мы не стали


Те, кем мы не стали

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/k3Lo2xF.jpg

KATE FREELANDER     HELEN MAGNUS     WILL ZIMMERMAN

...на задворках сознания...

0

2

Писк, треск и мерное гудение приборов – такие знакомые и такие чуждые сейчас звуки… Мониторы, лампочки, трубки и кабели… Люди в белых халатах, но это не врачи… Снова эта лаборатория… Магнус попыталась встать, выбраться из того странного резервуара с водой, в котором ее держали, но четыре сильные руки уложили ее на место.
— Магнус! Не сопротивляйтесь или будет хуже! – сказал уверенный голос и над ней склонился мужчина. Она дернулась, пытаясь вырваться, но была слишком слаба – Вколите еще два кубика! – скомандовал мужчина кому-то, кого она не видела.
— Это слишком много. Мозг не выдержит – протестует другой голос.
— Колите, у нас нет другого выхода! – приказной тон не терпит протестов. В голове пульсом бьется одна мысль — «Пожалуйста, не надо!». Она вновь совершает безуспешную попытку освободиться, чувствует легкий укол и проваливается в пустоту.

Когда Хелен открыла глаза, ее встретила белизной и стерильностью больничная палата. В голове было так же стерильно пусто, словно заботливая санитарка вынесла оттуда не только весь мусор, но и в принципе все, что там было, пока хозяйка находилась в беспамятстве. А потом еще и тщательно все продезинфицировала. Даже мысли сперва не хотели возвращаться, не говоря уже о воспоминаниях.  Она чувствовала себя очень странно, словно хотела сделать нечто дикое, но правильное. Правильное в данный момент. Интересно, у нее получилось? Женщина пробежалась глазами по помещению, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, что пробудило бы ее память. На тумбочке у соседней, пустой, кровати стояла синяя ваза. Синий… Этот цвет казался… нет, не знакомым – это звучало слишком странно, скорее важным. Она рисовала синие круги на своих последних картинах. Она рисовала… Она художник. Уилл забрал ее картины, собрал их, словно пазл, и показал ей. Через все полотна тянулась странная синяя цепочка из колец. Потом они разговаривали о том, что все вокруг кажется нереальным. И им снились одинаковые сумасшедшие сны про какую-то лабораторию. Дикость какая… Но он назвал ее Магнус – девичьей фамилией, которой она много лет не пользовалась и которой здесь никто не знал. Уже давно она носила фамилию мужа и никак не могла от нее избавиться. Друитт. Хелен Друитт. Черт бы его побрал, этого Друитта…
Женщина села на кровати и вспомнила, что было дальше, финал истории. Они решили, что все окружающее их – фикция, а настоящий, реальный мир там, в их снах. И решили выйти из игры, покончив с собой. «Мы не сумасшедшие» — стоило подумать, что дело, начинающееся с такой фразы, ничем хорошим не кончится. Какой сумасшедший признает себя таковым? В голове всплыла картинка с мчащимся на полной скорости автомобилем, скрежет в ушах от ограждения, которое они снесли, ощущение полета, пока машина летела в пропасть, и приближающаяся водная гладь. Точнее, край берега. А потом она очнулась здесь, в обычной больнице, совсем не похожей на ту лабораторию. Так у них получилось или нет?
О, вы очнулись, как замечательно! – в палату вошла медсестра, тут же оказалась рядом, шустро измерила пульс и проверила температуру.
Что случилось? – настороженно спросила Хелен.
А вы не помните? О, вам так повезло! – защебетала девушка – Вы не справились с управлением и на полной скорости вылетели с обрыва. Чудо, что вы остались живы! Автомобиль мог упасть на скалы, но все же долетел до воды, и она смягчила удар. Вам очень повезло – вы отделались только ссадинами и царапинами – широкая улыбка и увещевания о том, что это невероятное чудо.
Ей стало не по себе. Значит, их побег в «реальный» мир чуть не стоил им жизни. Настоящей жизни, а не какой-то симуляции к компьютерной игре или глупой фантазии. Можно сойти с ума вдвоем и иметь схожие галлюцинации? Теперь ей точно понадобится помощь психиатра и не стоило бросать пить успокоительные.
А как мой… — она растерялась, не зная, как правильно спросить про Уилла. Кто он ей? Просто сосед, с которым она никогда раньше не общалась, но который внезапно решил провести с ней весь день, обсуждая безумную теорию — …мой пассажир?
С ним тоже все почти в порядке – несколько ушибов и ссадин, но ничего серьезного. Он в соседней палате.
Хелен облегченно вздохнула. Это была ее идея покончить с собой и она сидела за рулем. Было бы как минимум неудобно, если бы в аварии она выжила, а Уилл – нет. Но в самом деле удивительно, что они остались целы. Более того, обошли почти без травм. Разве так бывает? Вновь возникла мысль о нереальности происходящего, но она откинула ее куда подальше. К чему наступать на те же грабли. Если станет известно, что управления она не теряла, а намеренно вылетела за ограждения – ничего хорошего это не сулило. Еще и сосед теперь может подать на нее иск и вполне обоснованно.
Когда я смогу вернуться домой?
Вас должен осмотреть доктор, но думаю, что скоро. Нет смысла держаться вас здесь – очередная дежурно-дружелюбная улыбка и медсестра направилась к двери, где почти столкнулась с вошедшим мужчиной в белом халате. Он показался подозрительно знакомым.
Никола? – женщина услышала свой голос раньше, чем осознала, что сказала.
О, Хелен, неужели ты все еще меня помнишь? Как приятно – губы мужчины расползлись в такой знакомой мальчишеской улыбке, но Магнус не могла вспомнить, откуда его знает – Мы же с университета не виделись. А я никогда тебя не забывал – он подошел к ее койке и присел на краешек – Ты же не против, если я тебя осмотрю? Если все хорошо, то сегодня же тебя выпишу.
Мы учились вместе? – каша в голове и сплошной сумбур. Она пыталась вспомнить хоть что-то из прошлого, пока доктор измерял ей давление.
Да, в одном потоке, но на разных факультетах. Я выбрал медицину, а ты искусство. Жаль, что ты не выставляешь свои картины – мне бы очень хотелось их увидеть – он практически сверлил ее блестящими темными глазами и это вновь показалось дико знакомым.  – С тобой все в порядке, так что не вижу смысла держать тебя здесь. Твои вещи на стуле. Ты не против, если я загляну вечером – проверю как ты?
А? Что? Нет… — растерянно ответила Хелен, рассматривая аккуратно сложенную стопку вещей.
Тогда до вечера, а у меня еще много пациентов – Тесла ушел так же внезапно, как и появился. «Всегда с ним так…» Интересно, откуда эта мысль?
Переодевшись из больничной сорочки в свои вещи, которые оказались чистыми и сухими, она вышла в коридор, где в противоположном конце коридора увидела Уилла. Сперва хотела подойти к нему, но рядом с ним возникла Эбби, вышедшая из палаты и что-то доказывавшая супругу. Слов не было слышно, но девушка казалась расстроена, чего в ее положении не стоило допускать. Ни к чему все усугублять. Магнус застыла в коридоре, не зная, что делать дальше. Нужно ехать домой, но теперь у нее нет машины. Даже телефона и денег нет, чтобы вызвать такси.

Отредактировано Helen Magnus (Ср, 18 Авг 2021 21:59:01)

+1

3

- Это плохая идея! – вцепившись пальцами в сиденье, завопил Циммерман, но ему следовало бы подумать об этом прежде, чем соглашаться.
Металлическое ограждение лопнуло с такой легкостью, словно было установлено исключительно в декоративных целях. Крик мужчины потонул в скрежете, горизонт качнулся, и автомобиль по дуге начал свое стремительное падение в пропасть. По слухам, в такие момент перед глазами проносится вся жизнь, но даже сейчас, когда сердце в диком ритме отбивало свои последние удары, Циммерман не вспомнил ничего: ни детства, ни учебы, ни первого поцелуя. Ему было уже за тридцать, а чувствовал Уилл себя так, словно прожил всего несколько дней.
- Милый… - тревожный голос нарушает тишину. Глаза, к великому удивлению, удается разлепить без труда, а тело, которому положено бы покоиться в морге, даже не болит. Будто не в пропасть рухнул, а об тумбочку споткнулся.  – Как ты себя чувствуешь?
Обеспокоенное лицо Эбби не вызывает эмоций. Скорее раздражение. Лицу близкого человека, который сидит у твоей больничной койки, полагается искренне радоваться, а его по-прежнему не покидало чувство нереальности происходящего. Может, ему просто нужен был психиатр? Если бросаешься с обрыва в попытке выйти из матрицы, то это вывод вполне себе логичный. Оказаться в мягкой комнате, пропить курс препаратов...
- Я в порядке, - усевшись в постели, Уилл начинает осматривать себя и понимает, что действительно в порядке. Если не считать гипса на левой ноге, которая ощущается значительно тяжелее правой, но совсем не болит, словно гипс – это чья-то дурацкая шутка, а не следствие перелома.
- О, да, вам очень повезло, - сообщает худощавый мужчина в белом халате, заплывая в комнату. Его точеные черты лица и хищная улыбка делают врача похожим… на вампира что ли. Причем, на знакомого вампира. Осознание этого лишний раз дает Уиллу повод задуматься о том, что в психиатрическое отделение следовало бы заглянуть еще до выписки.
В слова врача Уилл сильно не вслушивается, пока тот рассказывает ему о том, что нужно осторожнее обращаться со своей жизнью, а Эбби очень активно кивает, соглашаясь с его словами. Когда доктор  покидает палату, быстро находится одежда, и даже костыли, как оказывается, притаились в углу, предусмотрительно оставленные кем-то из персонала. Все то время, пока Циммерман пытается влезть в одежду, девушка продолжает рассказывать о своих переживаниях, но он лишь вяло улыбается, заверяя, что ничего страшного не случилось, и беспокойство ей сейчас совсем ни к чему.
Под тот же аккомпанемент Уилл выбирается в коридор, но замирает, краем глаза замечая Магнус. Определенно, именно так ее и зовут, и мужчина понятия не имеет, откуда ему так хорошо это известно.
- Подожди меня в машине, - поднимает было руки, чтобы положить их девушке на плечи, но спохватывается как раз вовремя, чтобы поймать начавшие было падать костыли. Эбби такой просьбе явно не рада, но и не находит, что возразить, а Уилл, дождавшись, пока она уйдет, начинает быстро ковылять в сторону своей безумной соседки.
- Что это, черт возьми, было? – шипит Циммерман, оказавшись рядом. Почти невозможно отделаться от ощущения, будто подобный разговор им приходилось вести уже не единожды. И да, он сел в ту машину добровольно, но не его это была сумасшедшая затея. И как вообще додумался согласиться?

+1

4

Хелен чувствовала себя потерянной, что совершенно выбивало ее из колеи. Она привыкла управлять своей жизнью и все держать под контролем, но в последнее время все обстояло совершенно иначе, и сложно было определить, когда все пошло не так. Иногда казалось, что она живет совсем не своей жизнью, а занимает совершенно чужое место. Собственно, из-за этих мыслей она и очутилась в больнице. Как вообще можно было до такого додуматься? Неужели у нее в самом деле проблемы с головой, раз она решилась покончить жизнь самоубийством, едва бросила принимать таблетки? Хотя нет, она не планировала умирать и тем более не хотела, чтобы из-за нее пострадал Циммерман. В тот момент казалось, что это отличный вариант, чтобы «выйти из игры» и совершить перезагрузку. И вот к чему все привело. Видимо, ей не помешает пообщаться с психоаналитиком. Может как раз Уилл ей и поможет? Магнус тряхнула головой. Стоп! Ее сосед был кардиологом – это она точно помнила. Так откуда вдруг взялась идея, что он может проконсультировать ее как психолог? Кажется, ее слишком рано выписали – следовало проверить все еще раз.
Странно, что здесь не было Джона, который до последнего пытался их остановить. Ей казалось, что он обязательно должен был поехать следом или попытаться выяснить, куда ее увезли после происшествия. Странно, что она подумала об этом только сейчас. Еще более странным было бы, объявись Друитт здесь прямо сейчас, едва она вспомнила о нем. Почему-то в последнее время он появлялся именно в те моменты, когда она была, как ей казалось, на грани чего-то очень важного, словно вот-вот ухватит за хвост какую-то очень нужную мысль, но он постоянно отвлекал ее от этого. Так сходя с ума, наверное? Женщина даже посмотрела в противоположную часть коридора в поисках своего бывшего мужа и вздрогнула, когда услышала голос совсем рядом. Обернувшись, она увидела Циммермана – с загипсованной ногой, двумя костылями в руках и невероятно сердитым лицом, что показалось ей особенно забавным. Эбби по близости не обнаружилась.
- А тебе идет – Магнус непроизвольно улыбнулась, осмотрев своего соседа с головы до ног, и тут же стала серьезной. Подобную реакцию на чужие травмы сложно назвать адекватной. Возможно списать все на посттравматический синдром?
- Наверное, мне стоит извиниться. Я была уверена, что поступаю правильно – звучит не очень убедительно. С другой стороны, она не тащила его в свою машину силком. Хорошо, что он в порядке. Почти. Они крайне мало общались, но Хелен все равно ощущала смутное беспокойство за жизнь и здоровье этого мужчины. Медленно проявилось осознание, что потерять его было бы очень тяжело. Странно испытывать подобное к постороннему, по сути, человеку.
- Ты не сильно пострадал? – с вполне искренним волнением спросила Магнус, надеясь, что перелом – единственное последствие их дурацкой затеи. – Я не знаю, что сказать и как оправдаться – неожиданно эта фраза, в которую следовало бы вложить все чувство вины, была сказана с такой интонацией, словно на самом деле оправдываться женщина даже не собирается. Более того, совершенно ни о чем не жалеет, словно это был не более чем неудавшийся эксперимент. Она прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Разговор шел явно не в том русле. Однозначно не так должны разговаривать двое, когда один чуть не убил другого. И даже не сказать, что случайно и ненамеренно. Теперь просить Уилла вызвать ей такси будет верхом бестактности.
- Хелен, ты в порядке? Я приехал, как только смог – нет, верхом бестактности оказался Друитт, вбежавший в коридор и неожиданно возникший рядом с ними, вклиниваясь в беседу. – Я отвезу тебя домой – он деликатно, но крепко сжал ее локоть, вскользь посмотрел на Циммермана.
- Джон? Какая неожиданность! Я сама доберусь, спасибо – она дернула рукой, предпринимая попытку  высвободиться, при этом сверля бывшего взглядом. Он сдался и разжал пальцы, но не сдвинулся с места.
- Твоя машина разбита в хлам, кошелек ты оставила дома. Планируешь идти пешком? – в его голосе прозвучали нотки сарказма – Не совершай очередную глупость.
Он просто ждал ее решения, не собираясь никуда уходить. Ей хотелось послать его ко всем чертям, но сейчас он, к сожалению, был прав. Просить помощи Уилла было неудобно, а в самом деле идти до дома пешком – глупо. К тому же она понятия не имела, в какой больнице сейчас находится и как добраться отсюда до своей улицы. Магнус недовольно нахмурилась, продолжая буравить Джона взглядом, потом повернулась к соседу. Черты ее лица тут же смягчились, проявилось беспокойство.
- Извини. Надеюсь, ты скоро поправишься.
Всю дорогу она молчала. Друитт сперва пытался читать ей нотации, взывать к голосу ее разума, говорить о том, как переживал за нее, но сменив несколько тактик, убедился, что бывшая супруга общаться с ним не желает, и, наконец, заткнулся. Дома проверил, что у нее еще есть запас таблеток, в очередной раз напомнил том, как важно их принимать, они снова поругались, и только после этого ей удалось выставить его за дверь. Хелен осталась одна. Выглянув в окно, увидела машину перед домом соседей – похоже, Уилл и Эбби успели приехали, пока она разбиралась с мужем. Внутри оставалось ощущение недосказанности и незавершенности. Ей нужно было поговорить с Циммерманом и не только чтобы нормально извиниться. Она испытывала необходимость нормально обсудить всю эту ситуацию и то, что к ней привело. Но идти в гости теперь – нет. Эбби в ее положении не нужны лишние переживания.
На ночь Магнус все же наглоталась таблеток и не видела никаких снов, словно отключившись, а потом вновь включившись утром. В середине дня она заметила, как Эбби куда-то уехала, Уилл остался один. Немного подумав, она все же вышла из дома, перешла улицу и постучала в дверь.
- Полагаю, нам все же нужно поговорить – сказала она, когда дверь, наконец, открылась. Какова вероятность, что ее захлопнут прямо перед носом?

Отредактировано Helen Magnus (Чт, 5 Май 2022 00:03:31)

+1

5

- Очень смешно, - огрызается, не видя поводов для шуток в своей загипсованной ноге. Да и плевать бы на ногу, совершенная мелочь в сравнении с тем, чем могла бы окончиться их поездочка по нетривиальной траектории  - это ж в самом прямом смысле дорога на тот свет, не ставшая такой лишь благодаря какому-то невероятному везению. Слишком уж невероятному.
- Ну, в той машине было минимум два идиота, - сколько бы ни злился, а отрицать очевидное все же глупо, ведь он сам согласился на эту бредовую затею. И пусть сейчас самое время было проклинать себя за временное помешательство, после пробуждения реальность не оказалась внезапно нормальной, ни одна из странностей, толкнувших их на «самоубийство» не исчезла. Те видения, являвшиеся им обоим, истирающиеся на ходу воспоминание, и постоянное ощущение дежа вю, словно были уже и похожие диалоги, и даже, пусть это кажется невозможным, очень похожие ситуации.
Как и часто в последние дни, диалог их обрывается – на этот раз явлением бывшего мужа Хелен. Неприятный тип, отталкивающий. И, видно, абсолютно не научен хорошим манерам, раз даже не обратил внимания на то, что люди здесь вообще-то разговаривали. Но не гнать же его теперь прочь, требуя приватности? Приходится кивнуть на пожелания, проводить парочку взглядом, а после ковылять к лифту и выходу из больницы. И почему никто не настоял довезти его в кресле? Паршивый сервис.
Больница не кажется ему знакомой – наверное, сам Уилл работал не здесь. Впрочем, вообще не представлял, где именно – теперь от этих воспоминаний остался лишь факт, что ему доверяют человеческие сердца в самом прямом смысле, а он едва ли смог бы правильно взять в руку скальпель, не говоря уже о вскрытии грудной клетки. Грешил бы на удар головой, пропущенный врачами, не начнись эта загадочная амнезия еще до падения.
- Эта сумасшедшая пыталась тебя убить. И чем ты только думал? – этими словами встретила его Эбби, когда врач сел в машину.
Уилл только едва заметно скривился. Голос жены казался каким-то скрипучим и вызывающим дикую неприязнь. Вроде бы подобные неадекватные реакции полагались как раз Эбби, как беременной, а крыша весело уезжала у него самого. 
- Нам надо переехать. Сегодня же соберем вещи, - теперь уже девушка, не дождавшись никакой реакции от мужа, стала предлагать идеи, очень подходящие своей неожиданностью к ее состоянию.
- Отлично, хромой и беременная – прекрасная команда для переезда, - усмехается, качая головой. – Подожди… почему ты решила, что она пыталась меня убить?
Эбби ведь видела, как он добровольно садился в машину, так откуда такой странный вывод? Аварии случаются, и едва ли много найдется случаев, когда водитель добровольно сворачивал с трассы в сторону обрыва, лишь бы прикончить своего соседа, пусть и ценой собственной жизни.
- Вот мы и приехали, - это он слышит вместо ответа.
Что?
И как они могли оказаться дома так быстро, если едва успели отъехать от больницы? Да что за чертовщина творилась вокруг! Экстрасенсы, телепортация, чудесное излечение, загадочные узоры во снах… Уилл попытался поскорее избавиться от общества жены, завалившись в постель с надеждой проспать хоть недолго без кошмаров, разбудил же его стук в дверь, когда за окном уже явно рассвело. С минуту он лежал, но на повторное напоминание о себе нетерпеливого гостя пришлось все же подняться. Куда подевалась Эбби?
- Сейчас! – не так-то просто спускаться со второго этажа на костылях, когда тебя еще и шатает в сторону гипса. Появлению Хелен на пороге он уже не удивляется, даже странно, что до сих пор они еще не жили в одном доме, раз их друг к другу так тянуло. – Надеюсь, ты без пистолета? Эбби считает, ты хочешь меня убить.
А вдруг правда? Вот так совпало, что его проблемы с памятью и сном начались чудесным образом именно тогда, когда у соседки проявились наклонности маньячки. Ведь всякое в жизни бывает. Вот сейчас останутся наедине – тут она его и порешит, удачно выбрав момент. И все же Уилл неловко отпрыгивает в сторону, пропуская женщину в свой дом. Она безумно, это же очевидно, но интуитивно почему-то он готов ей доверять, даже после того, как Хелен едва не угробила их обоих. На ней, к слову, тоже не было заметно следов падения с обрыва. А машина-то, по словам Друитта, уже восстановлению не подлежала.

+1

6

К немалому удивлению Хелен Уилл не только не выгнал ее и не послал куда подальше, но даже гостеприимно распахнул дверь, пропуская внутрь. Интересно, после всего случившегося подобное поведение следовало считать проявлением разумности или совсем наоборот? Женщина медленно вошла внутрь, все еще ощущая некоторую неловкость.
- Я с бутылкой вина. Надеюсь, у тебя нет аллергии, иначе это действительно будет выглядеть подозрительно. И раз уж мы оба живы, киллер из меня так себе – она продемонстрировала принесенный презент и на губах заиграла улыбка с все еще читающимся оттенком вины. – Если хочешь, могу открыть сама – она кивнула на загипсованную ногу Циммермана и костыли, предполагая, что ему со всеми этими аксессуарами будет не слишком удобно. – В больнице мы не смогли поговорить, и у меня не получилось нормально извиниться. Как ты себя чувствуешь?
Магнус прошла в гостиную, пока еще не зная, с чего начать разговор. Можно ли считать их поступок чем-то сумасшедшим? Определенно, да. Жалеет ли она об это? Пожалуй, тоже да. Стало ли ей после этого легче? Нет. Совсем наоборот, она стала чувствовать себя еще более странно. Наверное, об этом и стоит вести речь. Главное не говорить сразу о том, что она принимает таблетки, иначе выводы будут сделаны раньше, чем удастся прийти к пониманию ситуации.
- Знаешь, я действительно думала, что это выход. Все вокруг казалось каким-то ненастоящим… Только это ощущение не покидает меня даже сейчас. Словно ничего не изменилось. Словно я живу в каких-то декорациях, а не в реальной жизни. Звучит, как бред сумасшедшего, да? – она грустно усмехнулась, а потом внимательно посмотрела на мужчину. Он сам сел в ее машину и вовсе не для того, чтобы по пути отговорить от неразумного поступка. Его тоже что-то тревожит. Бывают групповые галлюцинации, но могут ли два человека, никак между собой не связанные, слетать с катушек по одному и тому же сценарию? Или Уиллу настолько осточертела семейная жизнь, что он решил все изменить столь радикальным способом?
Что-то одно точно было не в порядке – или она, или окружающий ее мир. В ее доме было полно картин, но Хелен совершенно не помнила, как рисовала их. Даже беря у руки кисти и краски, она не могла сосредоточиться и придумать хоть какой-нибудь сюжет. Все, что она рисовала в последние дни, так это синие линии. Те самые, из которых Уилл по неведомой причине создал узор, объединив совершенно не связанные между собой сюжетно картины. Что это? Любовь к пазлам? Или между ними в самом деле есть нечто общее?
- Как ты догадался соединить картины вместе? И  что заставило тебя сесть ко мне в машину? – зачем ходить вокруг да около, если можно сразу перейти к делу. Если уж все вокруг начали считать ее чокнутой, пора пойти ва-банк и получить все причитающиеся от этого бонусы. Хуже уже не будет. Максимум ее упекут в психушку. Вот Циммерман как раз и сможет поставить ей диагноз. Она остановила ход мыслей, не понимая, откуда взялась эта идея, ведь ее сосед вроде бы был кардиологом, но никак не психиатром. И как она умудрилась помочь вчера Эбби, если сама совершенно не разбирается в медицине? Более того, она даже понятия не имела, что за лекарства принимает. Да и какой в них был толк. Отсутствие снов – единственный эффект, который они производили. Но когда она перестала их пить, появились странные видения, уверенность в нереальности происходящего и желание выброситься на машине с обрыва. Так может, в них все же был смысл?

Отредактировано Helen Magnus (Вс, 30 Окт 2022 13:44:06)

+1

7

- И сколько нам ещё ждать? - Кейт нетерпеливо ёрзает на стуле, глядя на Уилла и Магнус, погруженных в сон. Опутанные датчиками, они выглядят ужасно беззащитными. И почему они всегда умудряются вляпаться в какое-то смертельно опасное дерьмо?
Фрилендер тяжко вздыхает, покусывая ноготь, а затем решительно встаёт и приближается к медикам в белых халатах.
- Отправьте меня к ним, - судя по интонациям, это даже не просьба, а приказ. Мужчина в очках поначалу пытается отговорить ее от рискованной затеи, уверяя, что они и так делают все возможное, чтобы спасти Циммермана и Магнус, и что Кейт мало чем сможет им помочь, учитывая их потерю памяти и отсутствие гарантий того, что под воздействием яда гипночервя она сможет оказаться в одной реальности с коллегами и будет в состоянии мыслить здраво сама.
- Я справлюсь, - упрямо возражает девушка, снимая куртку и бросая ее на спинку стула, на котором только что сидела. - Колите, - протягивает руку.
Медик медлит, не желая брать на себя ответственность ещё за одного вполне вероятно загубленного пациента.
- Здоровяк, - с мольбой в голосе обращается Фрилендер к снежному человеку, - хотя бы ты понимаешь, что другого выхода у нас нет?
Тот хмурится, шумно сопит, обдумывая слова Кейт и, наконец, кивает.
Крепящиеся к телу электроды обжигают холодом, заставляя вздрагивать. Острая игла пронзает вену и...

...мир вокруг кажется до неприличия правильным и идеальным. Солнце светит ярко как на картинке, зелень вокруг сочная настолько, что даже глазам больно. Бегающие вокруг нее по дорожкам дети в белых платьицах и костюмчиках похожи на ангелов - как на подбор светловолосые, голубоглазые и веселые. Кружащая вокруг них собака могла бы с лёгкостью забрать первый приз на каком-нибудь конкурсе самых милых псов.
Окружающая ее действительность чересчур рафинированная, сладкая настолько, что зубы болеть начинают.
Засмотревшись по сторонам, Кейт не замечает острого камня под ногой и, споткнувшись, падает на гравийную дорожку. Ладонь мигом начинает саднить. Девушка смотрит на царапины и недовольно морщится. Отряхивает руку от грязи, поднимается и следует дальше в непонятном ей направлении. Она не знает, где она, зачем здесь и какова ее цель, но что-то толкает ее вперёд.
Шаг за шагом, квартал за кварталом. Дорогу перебегает пятнистая кошка, концентрируя на себе ее внимание, а когда Фрилендер снова поднимает глаза, темноволосая женщина стучит в дверь ближайшего дома.
Воспоминания взрываются в мозгу яркой вспышкой, срывая пелену с глаз. Магнус. Она здесь, чтобы разыскать Магнус и Уилла.
Но что она им скажет? Как убедит в том, что они пребывают в иллюзии, что все это нереально?
Ворваться к ним сейчас, импровизируя на ходу, или подождать немного, дав себе время хорошенько все обмозговать?
Кейт задумчиво смотрит на свои руки, будто взвешивая на невидимых весах все за и против. Бросает беглый скользящий взгляд на одну ладонь, на вторую... На обеих нет ни царапины! А ведь меньше часа назад она довольно сильно оцарапалась при падении.
Будто ужаленная срывается она с места и, позабыв про звонок, начинает неистово барабанить в дверь дома, в котором несколько минут назад скрылась Магнус. Почему-то она уверена, что найдет там и Циммермана.

[nick]Kate Freelander[/nick][status]You call this a plan? [/status][icon]https://sun9-3.userapi.com/c857324/v857324307/1401fc/eZnOZUdffak.jpg[/icon][heroinfo]КЕЙТ ФРИЛЕНДЕР, 28 <sup>y.o.</sup> <br> [sanctuary][/heroinfo][herolz] › человек, бывшая преступница, спец по абнормалам, сотрудница Убежища;<br> › Старый город, Канада;<br> › одиночка[/herolz]

Отредактировано Ava (Ср, 2 Ноя 2022 09:03:38)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Те, кем мы не стали


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно