In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Курс молодого бойца


Курс молодого бойца

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Курс молодого бойца
Leo & Laia

https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/170/616167.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/170/958841.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/170/782434.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/170/465677.jpg

«

Замок-никто-не-догадался-Дракулы, 23 июля

Если тебя ударили по правой щеке,
подставь левую, затем уйди под локоть и снизу в челюсть. (с) Законы Мерфи
.

— Шпильки хоть на нормальную обувь замени.
— Еще чего. Пять дюймов — уже холодное оружие.
(с)

»

+4

2

Живые. Вернулись.
Лео выдохнул, когда глубокой ночью из-за двери услышал голоса сестер. Голос Милли умолк быстро, а следом Лео услышал хлопок двери, очевидно, младшая пошла спать.
Голос Лайи он слышал еще какое-то время и уже почти дотронулся до дверной ручки, но голос хозяина замка заставил отдернуть руку и сделать шаг назад.
Лучше они потом поговорят, наедине. Лео пожимает плечами, подключая телефон к проводу зарядного устройства. Сел, зараза.
Половину ночи Лео провел возле ворот замка, вглядываясь в черноту леса и пытаясь дозвониться поочередно то до Лайи, то до Милли.
“Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети”, —  услужливо вещал ему в трубку механический женский голос (никогда он еще не казался Лео настолько противным) каждый раз после пары длинных гудков.
“Абонент вызываемого аппарата шлет вас в задницу, потому что ты задолбал уже звонить!”
Раз на тридцатый Лео показалось, что он услышал именно это.
Бедный смартфон, оснащенный современными техническими приблудами, не выдержал таких многочисленных издевательств со стороны своего владельца, мигнул экраном и погас. Потому что сколько можно?
Лео только пожал плечами, зашел в замок, поднялся в комнату, чтобы поставить телефон на зарядку и тогда уже понял, что возвращаться ему не нужно, по голосам из-за двери. Нашлись. Хорошо.

Про себя радуясь, что в замке проведено электричество и не приходится каждый раз мотаться в город, чтобы зарядить где-нибудь в кофейне пауэрбанк, Лео присел на кровать. Стоит отдать должное Владу, что хоть каплю цивилизации привнес в эту старинную громадную рухлядь. Правда, роутер купить ему, видимо, религия не позволила.
Носферату, дремавший на подушке, открыл глаза, поднял голову, мяукнул, и снова улегся, меняя позу. Лео посмотрел на кота, не решившись его снова беспокоить, губы тронула нежная улыбка. Лео немного завидовал маленькому другу — вот кому все происходящее нипочем.
Самому Лео в этом месте было не спокойно.
Он был рад, что приехал сюда, встретил подругу Кэти и познакомился с Лайей. Лео давно не проводил время так хорошо, особенно во время работы. Даже хозяин замка, помимо отторжения и раздражения, вызывал у него уважение и казался интересным человеком.
В отличие от остальных, Лео не удивлялся всякому, что происходит вокруг. Это, мать ее, Румыния. Сколько слухов и мифов ходило вокруг Карпат столько веков, сколько он сам искал, собирал, изучал, а теперь наблюдал.
Лео нельзя было удивляться, бояться или тормозить — это его работа. Ему нужно было собраться, найти то, что он искал. Нела звонит ему часто, требует отчетов и Лео это раздражает. Ей что, так сложно дождаться, когда он закончит работу, вернется в Штаты и отчитается по всей форме, предъявив доказательства того, что он сделал все, что мог? На кой гребанный черт постоянные звонки, контроль и “Не забывай, Лео, ты здесь по делу, не смей мешать личному”.
Ох, Нела, иди на хер. Он справится с этим, он это знал. Не в первый раз приходились такие выезды, хотя сюда, в самое сердце всей цепочки событий и мерзости, что гуляла по земле по ночам, он приехал в первый раз.
“Лео, ты лучший. Кто, как не ты?”
Лео откинулся на кровать, ощущая шелк покрывала под собой (Носферату снова недовольно мяукнул), уставился на дорогую люстру (с лампочками, а не свечами, и на том спасибо) и подумал, что в рот бы он ебал эту командировку.
Нела ведет себя как последняя въедливая стерва и Лео подумал, что не стоило все же поддаваться пару раз на ее чары. Ревнует же, а ведь Лайя ему интересна в первую очередь как человек, а не как девушка.
Да разберется он. У него все под контролем!
… Хотелось бы в это верить…

***

Утром Лео спустился на завтрак позже всех. Валентин встретил его в холле, с жутким акцентом сообщил, что кофе готов и на террасе уже никого, кроме “мисс Бернелл”. Лео хотел поинтересоваться, которая из них, но Валентин уже ушел.
Лео пожал плечами, проводил его взглядом и невольно вздрогнул, вспомнив предыдущего дворецкого. Вроде был нормальным человеком, но в ту ночь в подвале…
Жуть. Лео не понаслышке знал, как всякая нечисть может влиять на людей, во что она их превращала и не уверен, что хотел бы еще раз это увидеть своими глазами, но здесь его никто не спрашивал.
Замок — безопасное место? Ну да, конечно! Пока что здесь было достаточно неспокойно, хотя и лучше, чем в лесу. Лео рад возможности остаться здесь и присматривать за сестрами. Влад не выглядел человеком, который способен причинить им вред (давно уже развеялись впечатления после криков Милли о том, что Лай. похитил маньяк), но Лео пока не был уверен, что может доверять ему. Но какая-то часть него внутри была спокойна как танк, подсказывала, что если кто-то и заслужил здесь его доверие — именно Влад. Лео иногда казалось, что в этом замке реально сойти с ума, даже такому, как он.
Его злило, что он никак не мог разобраться. Ни в происходящем, ни в своем отношении к этому всему, ни к людям, которые здесь его окружают. Никогда еще не был в такой растерянности, а тут на тебе.
Командировку по-прежнему он… Ладно, проехали.

На террасе оказалась, разумеется, Лайя. Так он и думал.
— Привет, — Лео надеялся, что его голос прозвучал нейтрально и даже немного весело, но трудно оказалось скрыть нотку напряжения. Он сел сбоку от Лайи, подвигая к себе кофейник и пустую чистую чашку. — Как вчера съездили?
Он догадывался, что финал поездки прошел не очень. Лео знал, что может добавить ему спокойного сна. Но сначала надо хотя бы выпить кофе.

+4

3

[indent] Лайя на месте хозяйки за завтраком молчит, роняет несколько исключительно вежливых фраз, смеется коротко шутке Сандры, пытающейся разрядить обстановку: откровенно не то, что должно — ей развлекать и тон беседы задавать, но сегодня не до вежливости и этикета.
[indent] Она водит кончиками пальцев по хрустальной ножке бокала, почти не притрагивается к еде, смотрит на младшую ищет в ней отметины ночи [спали в одной постели, как раньше, в почти другой жизни; до рассвета слушала ее дыхание, боялась кошмаров чужих больше чем своих]. Сестра щебечет, рассказывает о прочитанном в книге, о прогулке по лесу, словно о просмотренном фильме [словно не было опасности, словно не случилось ничего необъяснимого]. Старшая разрывается между облегчением от осознания, что не напугана до смерти и боязнью, что этот энтузиазм [слишком знакомый и близкий ей, подстегивающий порой нестись на край света за идеей] к добру не приведет. 

[indent] Как и решение остаться.

[indent] Беседа с Владом ясности не внесла; ответы получили одни вопросы, породили другие [об эмоциональной встряске старается не думать; сейчас — еще и не смотреть на него лишний раз]. Лайя заставляет себя не обдумывать по горячке, отметает мысли о том, чтобы отвлечься привычно уже картинами. Ей нужен перерыв, нужен советчик, нужен тот, кто взглянет со стороны, без призмы неверного доверия, без не подающихся никакому внятному объяснению привязанностей, ощущения ускользающего времени. Позвонить бы Харрис, о ее голос успокоиться, но вплетать в свои проблемы не хочется, зная о проблемах ее. Рассказать бы сестре, но и без того сказала слишком много. Поднимает на нее взгляд, пальцы на хрустале сжимаются сильнее.

Вчера все могло закончиться хуже.
Вчера [что-то] охотилось за ними, желало страданий, желало смерти.
Она чувствовала
и знала, что ей не хватит сил защитить.

[indent] Лайя осознает воцарившееся молчание запоздало, на взгляды вопросительные и беспокойство Сандры улыбается почти_спокойно-правдиво: все в порядке.
[indent] Нет, конечно. Ни черта не в порядке. Не исчезло ни ощущение пропасти под ногами, ни сводящей с ума двоякости, шершавым языком вылизывающей позвонки. Но решение принято, даны обещания  [сестре, тому, кто вопреки всему слишком дорог, чью печаль за зрачками видеть невыносимо; себе], крепче заключенного за спиной договора, подписанного не ее рукой. Теперь лишь бы справиться и не оступиться [не сойти с ума, став Безумной Алисой, упавшей в кроличью нору].

///

[indent] После завтрака все расходятся; Лайя перебарывает желание просить Милли остаться с ней, целует младшую в лоб, провожая взглядом неугомонную по коридорам. Несколько лишних секунд удерживает взгляд на Владе [ночью почти на крик срывалась, хотела с верой чувствами ему бороться — не вышло; слабачка], прежде чем попрощаться, заспешив из лиловой гостиной на террасу.
[indent] Кофе в чашке крепости почти адской, Лайя в плетеном кресле устроилась уютно, надеясь горечью напитка привкус меди с языка убрать. Силится происходящему найти разумное объяснение, надеется на анализы лаборатории по соскобу картин [пусть будут любые галлюциногены, пара дней не может дать необратимых последствий; пусть будет что угодно, лишь бы не стать подружкой Шляпочника и Чешира], перебирает разговор с Владом как бусины браслетов-шамбала позаимствованных у Сандры, скрывающих поблекшие следы виноградных лоз, отметая раз за разом воспоминания чертовых эмоций/чувств. На виски давит невозможность разыскать логику, ускользающая мысль, верная, правильная, единственно возможная, в которую поверить, все равно что глотнуть из бутылочки с винтажной биркой "Выпей". Бернелл раздражение глотает вместе с кофе, не сдобренным ни сливками, ни сахаром. И заполошно вздрагивает, едва не пролив на колени горячий напиток, в размышлениях утонув, не услышав чужих шагов.
[indent] Она смотрит на Лео [повторяет его имя, пока из разума не исчезнет имя принца-пленника] с укоризной легкой, успокаивая дыхание, руку к ребрам прижав:
[indent]— Может повесим тебе колокольчик на шею? — Вместо приветствия выпаливает, добавляет с насмешкой дружеской. — Ходишь тише, чем Носферату.  — Совершенно очевидным продолжает. — Ты пропустил завтрак. Попросить Валентина подать?
[indent] Смотрит как рядом устраивается, за тем, как наполняет чашку, забыв предупредить о крепости нечеловеческой; это вам не лавандовый чай с медом сладким и любовью. И снова режет осознанием как похож на того, другого: опекающего, защищающего, ставшим воплощением тепла для османской дочери, братом, пускай и не кровным, презрев все законы своего мира и веры. Лайя взгляд отводит, от вопроса прозвучавшего выдыхая сипло и губы поджимая. Тринадцать пропущенных на оказавшемся бесполезным телефоне мягко намекают на причину опоздания к завтраку. Ей было бы совестно за доставленное беспокойство, но после пережитого стыд отнюдь не самая сильная эмоция.
[indent] — Ох… — Запинается, выдыхает снова; правит крепкое слово на выдох полный страха и усталости заскорузлой. —  Сомневаюсь, что после такой поездки я даже в парке смогу гулять не оглядываясь. — Пауза, и голос становится приглушенным, слова — тяжелее; признается, как когда-то призналась о снах османских — почти бездумно, без сомнений: ты поверил мне однажды. —  Там был кто-то… — [что-то]; я чувствовала его, не видя, я знала, что ему нужны мы; я до сих пор чувствую привкус-запах крови, которой не было. —  Мы слышали крик, но я теперь не уверена, что он не показался нам; словно ребенок плакал. Только откуда там дети? Должно быть зверь или птица. Но в том, что там был кто-то желающий нам зла, я уверена.
[indent] Возвращает взгляд к нему, — ты веришь мне? пожалуйста, скажи, что я не сошла с ума — сообщает упрямо, наслушавшись досыта заверений.
[indent] — Если начнешь говорить о безопасности и том, что мне не о чем переживать — клянусь, я тебя стукну.

+3

4

Лео заметил ее выражение лица, стоило ему подойти. Губы тронула легкая улыбка, пожал плечами. С этим он уже давно ничего не мог поделать.
Даже Кэти дома, стоило ему подойти к ней, вздрагивала и не раз капризно просила: “Хватит подкрадываться!”.
А сколько в свое время ему пришлось убить времени и сил, чтобы научиться быть бесшумным, и ведь не всегда это его спасало от ран.
Те, кто жили во тьме, всегда обладали хорошим слухом. Лео учился быть тихим, внимательным, прислушиваться к звукам вокруг. Одна малейшая чужая ошибка — и на одну тварь в этом мире меньше.
Лео нечасто выезжал на подобную полевую работу, но каждый случай оставил ему хотя бы по одному шраму на теле, дырки на футболках и незабываемые впечатление в стиле “Спасибо, больше не хочу”.
Но надо, значит надо.
Чего хотели от него сейчас? Узнать все об этих загадочных картинах. По возможности, привезти хотя бы одну, но Лео не знал, как он это может провернуть. Юридически они принадлежали Владу — и это уже серьезная проблема. Вряд ли он согласится одолжить хотя бы одну, тем более — пока Лайя их реставрирует.
Тырить? Нет, спасибо, только проблем с законом ему не хватало.

Лучше всего будет заняться побочной целью. Созвониться с мистером Грэдишом, договориться, когда Лео сможет к нему подъехать с котом, заодно и узнать побольше о стране, суевериях, что там еще ему нужно…
Но Лео посмотрел на Лайю и понял — опасно оставлять ее одну. На ее лице читалась тревога, у нее был усталый вид. Что же произошло ночью в лесу?
Лео не хотел бы лезть к ней в душу и подробно расспрашивать, что они с Милли там видели, и как так вышло, что вчера все вернулись злые, но узнать все-таки нужно. Лео надеялся, что не придется выписывать подмогу. А некоторые… пока их не трогаешь, они тебя тоже не тронут.
Действовать нужно аккуратно. Лео сам бы не хотел отвечать на каверзные вопросы, связанной контрактом молчания, который он собственноручно подписал, когда вступал в Орден.

— Знаешь, я пожалуй не отка… — Лео прервала тарелка с омлетом, что появилась почти моментально перед ним на столе. Валентин учтиво ему поклонился, пожелал (все с тем же акцентом) приятного аппетита и удалился в сторону кухни.
— И это еще я тихо хожу?.. — поглядев ему вслед, Лео не удержался от легкой издевки, но разбавил ее коротким смехом. — Странный он какой-то…
Но, по крайней мере, приносит еду. За это можно простить многое.
Лео ехал сюда за одной загадкой, а теперь их неожиданно стало много. Что скрывал этот замок? Кто такой Влад? Почему один дворецкий поехал головой, неужели слишком сильно стукнули?
“Подарок королю…”
Какому еще королю? По крайней мере, Лео уверен, что не Влад сделал это с Лайей и Антоном, как бы он не создал себе репутацию маньяка, но на тот момент у него есть железное алиби.

Пусть с порога они не поладили, но Лео еще помнил, как быстро и ловко Влад не позволил ему стать придавленным решеткой. В тот момент адреналин слишком сильно бурлил в голове, чтобы осознать весь ужас возможной смерти, но теперь Лео не по себе.
Столько раз выжить, иногда даже чудом, чтобы потом просто так глупо сдохнуть от решетки? И смешно, и грустно.
Может быть, это раскрывало лучшие стороны Влада, которые он сейчас почему-то зажал от своих гостей. А может быть, ему не хотелось возиться с трупом в собственном доме, вызывать труповозку и полицию, отвечать на вопросы, доказывать, что это был несчастный случай — это же столько волокиты, в том числе и бумажной и проще спасти человека, даже если он и не понравился.
В общем-то, загадочный феномен нового хозяина замка. Лео было бы плевать — пока Влад персонально не стал его заданием, но интерес к его личности не отпускает.
Он все еще не мог понять, почему. Будто бы знал его когда-то.

К черту все это! Лео быстро расправился с омлетом и сделал глоток кофе, едва поморщившись. Крепкий, надо же. Он заметил выражение лица Лайи, но… И не такое приходилось пить, этим утром вполне неплохо. Видимо, Валентин слишком хорошо понял, что многим не спалось этой ночью и нужна свежая голова.

Лайю он выслушал внимательно. Без тени улыбки, нахмурившись, подперев подбородок ладонью.
— Дети, говоришь… — это плохо. Лео много слышал о неупокоенных душах детей, о мороях, стригоях, и знал, что как минимум большая часть — это правда. Дети — самый опасный облик для этих тварей, они способны заманить, обмануть, вызвать жалость. Дети они только внешне, а внутри — чудовища, хитрые, коварные и живут уже много лет, не меняя облик.
Это очень плохо. Лео совсем не понравилось услышанное, а быть рядом с Лайей и Милли каждую секунду у него нет возможности.

Лео откинулся на спинку стула, внимательно на нее посмотрел. Девушка. Бойкая, упрямая, умеет заставить себя уважать, отстоять свое мнение, немного постоять за себя (больно было по лицу получить в гостинице, хотя удар у нее не поставлен), но если ее ждет реальная опасность…
Лео не мог выдать ей даже хотя бы пистолет или кол, у него все оружие на учете у Ордена, к тому же, ему бы пришлось отвечать на много вопросов сразу.

Но кое-что для нее он мог сделать.
— Нет. Не буду, — он надеялся, что так и было, но, видимо, нет. Лео сделал пометку в мыслях “поговорить с Владом”. Потом. Им обоим не понравится этот разговор, но что уж поделать. — У меня есть идея получше.
Лео поднялся на ноги, резко, обошел чуть-чуть стол и взял Лайю за руку, заставляя следовать за ним. Кажется, где-то с другой стороны замка есть свободная площадка.
Лайе нужно изучить хотя бы базовые приемы, чтобы он мог спокойно спать. Возражений Лео слушать, разумеется, не собирался.

+2

5

[indent] Лайя внезапного Валентина провожает взглядом пустым, едва пожатыми плечам и очередным глотком. Если и казался немного странным когда-то, после ночного моциона готова все внезапности и излишнюю до подозрительности вышколенность простить новому дворецкому. По крайней мере, пока в его лексиконе отсутствует слово "rege" и он не склонен улыбаться так, что по лопаткам мажет холодком и вспоминаются все фильмы ужасов в антураже старых поместий, где слуга хозяина редко уступает тому в мрачности тайн.
[indent] — Правда? Что ж, хорошо вписывается во все остальные странности.
[indent] Улыбается словно прощения просит, когда друг [друг же? боги, где здравость и осторожность утеряны, что без пары-тройки дней незнакомца хочется называть-чувствовать так?] морщится горечи кофе. Рассказывает и ждет, взглядом своим ловя его, дышать кажется забывает, пока Лео осмысливает. Лайя выхватывает отражение эмоций на чужом лице: хмурые брови, сосредоточенность слишком непривычную для того, кто веселил и смешил ее больше других. Так же как тогда, на балконе отеля, когда жизнь привычная и правильная рухнула под откос, без капли неверия к ее словам о путешествиях в прошлое отнесшись. Кусает изнутри щеки, перебарывая желание ближе податься, хватать за запястья, выпаливая все как на духу, не дав даже возможности уйти.
О том, как страшно было, о том, что слышала и чувствовала, о том каким увидела хозяина замка, о том, что ни черта там не звери да птицы были, как бы ей не хотелось в это поверить. Но порыв искренности душит безжалостно. Помнит, как отнесся изначально к Владу, помнит перепалки, свернувшиеся в почти дружеские подначки, за которыми наблюдала едва ли не с умилением.  Рушить это не намеренна, неверно подобрав слова: начни говорить и неизбежно придется выложить все, и руку на сердце положив, Влад в том рассказе не менее пугающим окажется.

[indent] — Нет. — Впечатывает твердо. — Я говорю: животное или птица, которых мы приняли за ребенка на эмоциях. Не было там никаких детей.

[indent] Хмурится уже она, когда откидывается, осматривает прицениваясь словно. Ладонью взмахивает в немой пантомиме "да что?!", едва успевает чашку отставить, когда понимает, что не позволят ей целый день в плетеном креслице провести в котором весьма сложно было бы в очередную странную передрягу попасть. А у нее лимит на объяснения происходящего истощен почти до ноля и хоть день один безумных каникул хочется в покое да нормальности провести, потому и фыркает недовольно, пытается руку спрятать за спину да перехватывают быстрее, мягко выдергивают, снова тащат непонятно куда и зачем, в объяснения не вдаваясь. От решительной наглости молчит растерянно с десяток шагов, робкое "какого" проглотив. Думает, что окончательно захерела здесь — кому б еще позволила себя вот так вот таскать волоком, да не попыталась ничего ценного уязвить. Впрочем, хоть "спасибо" ему, наглецу рыжему, говори за то, что в тот раз обошлось без системы мешка на плече.
[indent] Благодарности за относительную куртуазность и растерянности хватает еще на десяток метров по мощенным природным камнем дорожкам [по ним ее каблучки выстукивают стаккато; шаги Лео едва слышны за шелестом зелени, Лайя это почему-то подмечает и запоминает], упирается уже на площадке, окруженной кустарниками и несколькими истрепанными временем и мхом покрывшимися постаментами. Если бы сам не остановился — все набойки бы стесала, но доброй волей дальше не шагнула. Выдергивает руку, грозя оставить в его пригоршне бусины агатов с браслетов, упирается в бока, вся раздражением пышущая не так к нему, как ко всему в происходящему разом. Злилась бы и на него в частности, да никак, стоит только в глаза бесстыжие заглянуть, все что и остается шипеть рассерженно:
[indent] — Вам всем религия запрещает сначала объяснить внятно все идеи? Может они мне не понравятся. — Оглядывается скоро, с показной оценкой местности, бровь изгибает на него уставившись, сарказмом наполняясь. — Чудесная площадка. Очень люблю дикие сады. Горгулии весьма симпатичные. Или это драконы?.. Прекрасная погода для прогулки на свежем воздухе. Но чем тебя терраса не устроила? Что за идея? Если попытка удрать из этой богадельни тайными тропами, то спешу огорчить — я уже пробовала, не вышло.

+3

6

Она права. Валентин прекрасно вписывался во все странности и этого замка, и этой местности.Сандра, которая родилась в деревне по соседству, немного не вписывалась в местный антураж. Даже странно было ее увидеть в этой стране.
Удивительное стечение обстоятельств и неожиданные встречи. И хрен его знает, к лучшему это все или нет.

Про ее сестру такого не скажешь. Илинка, напротив, была частью местного колорита, идеально его дополняя.
Лео вспомнил, когда они с Милли остановились в селе, чтобы спросить дорогу и они увидели Илинку впервые. Она смеялась, как безумная и даже видавшего много Лео слегка испугала, не говоря уже про Милли.
Когда Сандра их познакомила, Илинка была уже другой. Милой, приветливой и немного скромной.
Лео убедился, в который раз, насколько может быть обманчивым первое впечатление. Даже Влад — внезапно! — вовсе не маньяк.

Но некогда думать о чужеродности Сандры в такой обстановке, хотя это вполне естественно. Она много лет прожила в Америке и успела стать частью более прогрессивной страны и крупных городов, где небоскребов гораздо больше, чем деревьев.
Лео даже стало интересно, а какой Сандра была раньше? Вряд ли у Михая завалялся семейный альбом, а сама Сандра не покажет. Хотя, если ее хорошенько попросить…
Гм. Неважно.

Лео не стал разубеждать Лайю. Он деликатно не спрашивал, что именно или кого они с Милли видели в лесу. Не спрашивал ни о чем. Если будет нужно, Лайя расскажет ему сама.
А он в очередной раз будет ворчать, что зря не поехал с ними. С другой стороны, идиотский рабочий договор все еще ему запрещал рассказывать о своей принадлежности к старому Ордену. К чему вообще эта секретность? Лео, в принципе, понимал это, но приходилось иметь секреты даже от собственной семьи, а от этого было тяжело на сердце.

Лео всегда знал, что работа у него слишком опасная. Некоторые дела оставили ему немного шрамов, а однажды пришлось как следует обрабатывать рану на левой руке (которая, по заверению Влада, медленнее правой, надо же), так как царапина оказалась ядовитой.
Еще и дрянь какую-то пить.
Каждый раз, когда приходилось уезжать, Лео гнал от себя мысли, что он может не вернуться. Больше никогда не увидеть маму или Кэти. Носферату останется один в пустой квартире.
Не раз говорили, что когда уходишь, нужно прощаться как в последний раз. Но Лео старался глядеть в будущее с оптимизмом и выбраться из очередной передряги, чего бы ему этого ни стоило.

Никогда не угадаешь, что будет в следующий раз.
Изначально он ехал в Румынию, чтобы разузнать о загадочных картинках, а теперь рядом с ним достаточно опасный лес, в котором вчера могли пропасть две сестры. Одна мысль вызывала нехорошую дрожь, поэтому Лео был настроен решительно, когда уводил Лайю прочь от террасы.
Если она думала, что там только животные и птицы — пусть. Он не знал, как бы ей поделикатнее рассказать, что может водиться в лесу. Влад ее сюда привез, пусть сам и несет такую ответственность. Судя по ее виду, вряд ли она получила все ответы на свои вопросы вчера вечером.

Стоило остановиться, Лайя выдернула руку. Губы Лео тронула легкая улыбка — ему нравился ее боевой настрой. То, что им сейчас нужно.
Лео вздохнул, выслушав ее отповедь, но улыбаться не стал. Ее можно понять. Лайя с характером и не любила, когда за нее все решали. Даже злилась, когда Влад ее сюда увез. Правда, и уезжать решительно отказалась, когда они приехали за ней.
Хрен поймешь этих женщин.
— Площадка и правда чудесная, много места для маневра. Но предложил бы отойти подальше от дорожке, на камень падать будет больно, а я не обещаю, что падений совсем не будет, — Лео продолжил улыбаться и слегка шутить, чтобы развеять обстановку, но заметил ее выражение лица. — Да ладно тебе, Лайя, тебе всего лишь нужны уроки самообороны, на случай, если меня не будет рядом, — и Влада тоже, черт бы его побрал. — Я бы для начала предложил тебе переодеться, но…
Лео прищурился, склонил голову набок и критически взглядом оглядел ее одежду.
— В принципе, сойдет. Но туфли придется снять.
Устойчивость он не может гарантировать, а уж на каблуках — подавно. Лео скинул куртку, чтобы не мешала и повесил ее на забор. Затем вернулся к ней и встал за ее спиной.
— Для начала немного теории… ну, почти, — Лео фыркнул, одной рукой обхватив ее за шею, а другой за талию, прихватив и ее руки, аккуратно поперек не только тела, но и локтевых сгибов. Не сдержавшись от легкой шалости, Лео наклонился почти к самому ее уху и вкрадчиво спросил: 
— Как бы ты освободилась из такого захвата? Есть идеи?
Лео невольно почувствовал запах ее духов и почему-то он показался ему смутно знакомым…
И вовсе не с того пьяного вечера в Брашове.

+1

7

[indent] Лайя под проницательно-внимательным взглядом только хмурится, губы раздраженно поджимает, пытаясь сообразить о каких маневрах речь ведет, кому сейчас будет больно и дело какое до ее одежды. Улыбка у Лео совершенно кошачья, шкодливая почти [в ее горячечной сказке ему отводится роль Чешира только за ее наличие], даром что касается только взгляда не губ, и тон почти насмешливо-успокаивающий, когда снисходит до объяснений.

[indent] Первой мыслью хочется отказаться, второй — отказаться дважды и попросить найти для нее шокер, лучше тейзер, или что-нибудь из того при использовании чего не понадобиться строить из себя Брюса Ли и вообще приближаться к потенциальному противнику. Помнит пару недель курсов самообороны в компании с Харрис, ужасно ноющие мышцы, лиловые синяки, от которых не спасали гимнастические маты, растяжение связок в общей сумме укрепившие мысль, что это совершенно не ее и острой необходимости выкручивать чужие конечности и свои собственные, пытаясь выбраться из захватов не существовало. Лайя Бернелл никогда не попадала в неприятности, требующие физического отпора, не дралась даже в глубоком детстве, когда соседский мальчишка отнимал игрушки — просто упирала ладошки в бока и смотрела строго, проницательно, обеспечивая быстрый возврат собственности и извинения. И в более взрослом возрасте всегда хватало взгляда и пары слов, чтобы миновать неприятности. У Лайи Бернелл вообще все было очень безбедно и просто в жизни.

[indent] До того, как не отправилась в отпуск.

[indent] Вспоминает ночь, вспоминает алчность хищника и страх добычи — не спасло бы ни одно из искусств боя. Лайя хочет сказать об этом, да только краюшек губы прикусывает, опуская взгляд на ладони; половину утра и них занозы от коряги цельновыломанной вытягивала. Смешно и стыдно сейчас думать, что ею обороняться хотела.

[indent] Встряхивает упрямо головой, по плечам махнув собранными в хвост волосами, не позволяя себе снова пережить тот ужас. Смотрит на готовящегося Лео щурясь ответно, подмечает тату, краешком выглядывающую из-под рукава футболки, но не торопиться любопытствовать сейчас, пока смотрит на нее выжидательно. Вздыхает покорено-согласно — лишним явно не будет, пускай и от тех же исключительно ретивых посыльных загадочного Блума, если явятся вновь. Она уже ничему не удивится. Везение изменчиво, в другой раз рядом может не оказаться Сандры, Влад может не успеть, и Лео не станет сторожить ее денно и нощно. Колеблется, но проходит куда просил, не смея разуваться. 

[indent] — Думаешь, все маньяки и психи будут любезно ждать пока я скину туфли?

[indent] Привычкой родом из детства ненавидит, когда стоят за спиной. Отступает-отходит-оборачивается, норовит передернуть плечами от тревожного ощущения; с единицами нет такого. Замирает настороженно, когда приближается, готовая привычку силой воли обуздать, не желая оскорбить ненароком. Вздыхает удивленно, когда касается, становится близко-близко, так, что дыхание чужое по щеке мажет.  Все что чувствует — неловкость небольшая от близости, щекотка, когда шепчет почти в самое ухо. Даже когда чужие пальцы касаются горла, Лайя лишь гадает слишком ли явно под ними ее участившийся пульс чувствуется, не ощущая никакой тревоги и румянцем вспыхивает, невольно вспоминая вечеринку, лишний коктейль, сбивчатый шепот и смех хмельной, запоздалое смущение и горящие от легкой щетины губы. Ерзает на пробу, неловкость отгоняя: держит крепко, но мниться, что едва ли в пол силы, что если бы хотел, то ладонью на горле играючи придушил бы. Знает, что в правдивом нападении билась бы бестолково, панике поддавшись — наверняка не то, что ожидает от нее новоиспеченный тренер, а на курсах пройденные захваты были не в пример слабее. С подельником Блума ей повезло, всего-то за локоток прихватил. Лео же держит так, что идеи в голову приходят самые тривиальные.

[indent] Где-то за их спинами трель заводит горлица и ветер шелестит в одичавших кустарниках.

[indent] — Помимо крика и небольшой паники? Не выходить из замка, проверять еду, чтобы снова не усыпили, обзавестись шокером и, возможно, прикупить резиновые пули в ружье. Ах, да: и поскорее закончить с картинами, чтобы вернуться туда, где самая большая опасность — проспать на работу и выслушать нотации Винсента. — Выпаливает раздраженная своей слабостью и неумением, когда вокруг все такие воинственные и храбрые, не в пример ей. Собирается с мыслями, неловко жмет плечами. — Не знаю. Попробую ударить по стопе, наверное.

[indent] И бьет. Неуклюже-мягко из-за попытки посмотреть-прицелиться и скорее обозначить удар, чем причинить боль или оцарапать обувь парня шпилькой, чуть более резко дергается в сторону ладони обхватавшей за талию, надеясь весом выдраться из чужих рук, сама едва не теряя равновесие шаткое.

Отредактировано Laia Burnell (Чт, 22 Июл 2021 22:20:38)

+2

8

Лео нечего ответить на этот вопрос и он лишь вздохнул.
Женщины.
Почему они игнорировали удобную одежду, предпочитая ломать себе ноги об каблуки? Красиво, да, но совершенно непрактично. Как и короткие, узкие юбки.
В Европе давно все перешли на удобный кэжуал. Кто-то перебарщивал и Лео часто видел на улицах Брашова девушек с пучком на голове и в старой застиранной толстовке в сочетании со спортивными штанами — даже не джинсами!
Впрочем, Лео не знал, как Лайя одевалась в Америке. Почему-то в чужой стране хотелось навести лоска, произвести на местных жителей приятное впечатление, вот все и наряжались красиво.
А дома… А что дома? Мусор сходить выбросить, в магазин за пивом заскочить?
Лео никогда не заморачивался по поводу внешнего вида, хотя и следил за собой, да и соблюдал дресскод там, где полагалось.

Ладно, не хочет Лайя снимать туфли — пусть пеняет на себя.

Захват у Лео крепкий, пусть и щадящих. Силы в нем достаточно, чтобы придушить девушку в его руках без особых усилий. Лео пугала эта мысль, уже не в первый раз.
Так сложилась жизнь, что приходилось заниматься тем, чем он совершенно не планировал. И стоило бы сказать спасибо Алану и Генри за то, что “не планировал” — это всего лишь “Тетра”, спонсирующая прикрывающее их охранное агентство, которое принадлежало самому Лео.
А не где-нибудь в парке на лавочке, прикрывшись газетами. Лео слишком рано пришлось повзрослеть и научиться ценить работу. Как и деньги.

Он слегка ослабил хватку — чуть-чуть, едва заметно — испугавшись, что переборщил. Он почувствовал, как сердцебиение Лайи увеличилось. Она испугалась? Едва да. Страх — иррациональное чувство, часто вызванное неизвестностью. Именно ее боялись люди больше всего.
Лайя знала, что Лео не причинит ей серьезного вреда. Но все равно при этом нервничала.
— Не доверяешь мне? — чуть насмешливо спросил Лео, ближе наклонившись к ее уху. Он выслушал ее ответ. Лайя не теряла даже мрачного чувства юмора в такой ситуации, это уже неплохо.

Лео сочувствовал ей. Не каждому приятно проснуться в гробу, усыпанному лозой и связанному, да еще и с психом, который будет стоять с ножом.
Допустим, псих оказался вовсе не психом, а очень даже Владом (одно не отменяло другого, но ведь здесь конкретная ситуация рассматривалась, да?), а виноват дворецкий. Прямо как в каком-то дешевом детективе!
Было бы смешно, не будь настолько подозрительно.

В то же время Лео ею восхищался. Он так и не знал в подробностях, что Лайя и Милли видели ночью в лесу, когда Влад их нашел, не спрашивал. Если Лайя захочет поговорить об этом, Лео готов ее выслушать, подставить плечо, дать совет, возможно, что-то рассказать, чтобы в следующий раз она была более готова к подобной встрече.
Но Лайя Бернелл молчала, а Лео Нолан не лез ей в душу.

Вместо этого он вздрогнул от легкой боли после удара, с трудом подавив вскрик. Вот и отомстила она за комментарии к ее туфлям, пусть даже если и неосознанно. Женщины — страшные существа. Лео снова убедился, что не стоило их злить или расстраивать. Потому что шпилькой по ноге все-таки больно, а ведь она ударила слегка, едва ощутимо. Удивительно, что обувь на нем при этом достаточно плотная.

— Признаю, туфли оказались полезными, — Лео отпустил Лайю, отошел на шаг и слегка потряс ногой. — Главное, не растеряться в такой ситуации паниковать не стоит. Хотя, понимаю, сложно все-таки. Давай теперь перейдем к нападению. Представь, что я маньяк и встретил тебя в темном переулке. Бежал за тобой, загнал в угол, выхода нет…
Твои действия?

Лео спрятал улыбку, выжидательно глядя на Лайю. Мысленно порадовался, что у нее с собой нет сумочки и надеялся, что в этот раз не получит шпилькой в лоб.

+2


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Курс молодого бойца


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно