Let the monsters see you smile
Он не слышит, как мечутся и ругаются чужие мысли-галки, как Хао осторожно пробует на вкус его предложения, не видит, как слетают с брата последние маски, какой он сейчас настоящий. Честно — ему и не надо. Он сердцем чувствует пульсацию чужой жизни, волнение чужих решений, вибрацию перепутья, и это все просто завораживает. Хао вдыхает, будто за воздух цепляется: Йо видно, как вздрагивает узкая грудь, как качаются складки одеяния. Заявляет, что его больше нет, и это, конечно, ложь или заблуждение, какой-то маневр или иллюзия. Хао здесь, им напоено все вокруг, теперь всегда будет, — на удивление прекрасное, хоть и колючее чувство. Йо давит смешок и снова оказывается у подножия, словно и не было этого всепожирающего любопытства, словно не звенело между ними небо как натянутая струна, и только потом уже рассыпает приглушенное «Ехехе» по этой странной отзывчивой обители.
Ahsoka Tano as Angel & Handsome Jack
Ангел скептично поджала губы. Бандит приценивался к одному из рабочих компьютеров с видом туриста среднего достатка, случайно забредшего в магазинчик дорогущих вин, где ему суждено только глазеть, прикидываясь знатоком, и тут же смыться, как только на горизонте появится продавец. Корпус девайса выглядел более-менее целым, но его микросхемы при легком прикосновении ее фазового перехода признаков жизни не подали. Что-то в нем уже давно и безнадежно перегорело.
Alicent Hightower writes...
Путь был долгим и сложным. Страна, раздираемая войной, совсем не походила на тот край, который она посещала вместе с покойным королем Визерисом. Ее карета была окружена сотней солдат, а не целой армией, как это было в королевских путешествиях. Но все же приняли их в Просторе тепло, выделив приемлемые для королевской особы покои. Хозяйка замка будто осознанно пыталась не попадаться на глаза, но королева-мать прибыла сюда не ради цветущих садов или засахаренных фруктов. Приняв ванну и переодевшись, она захотела отужинать и непременно в обществе леди Мины. Отчасти ради разговора. Отчасти из страха, что если она останется одна еще хоть минуту, то точно сойдет с ума.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » THE BAG PR » rave [crossover]


rave [crossover]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/0f/9f/2/201907.png

0

2

/// KILLIAN JONES [ CAPTAIN HOOK ]
https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/516282.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/917970.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/920251.jpg
* once upon a time

* не пейринг.
Не хочу играть пейринг, но очень хочу играть бротп, приключения, какие-нибудь детективчики и вечные подъёбы друг друга. Ты можешь приходить с любыми хэдами, будь то какой-нибудь Кэп/Питер Пэн, — мне не важно. Давай просто будем вляпываться во всякую фигню, дружить, поддерживать друг друга и просто классно проводить время. А, ну и бухать ром, конечно!


Можешь писать хоть заборчиком, от меня жди большие буквы, третье лицо и посты до 5к ( иногда больше, но редко ). Очень ждём крюка вместе со всем остальным кастом, соу приходи и будь классным. Пример поста чекай в спойлере.


// пример игры

you're dangerous — i'm loving it

Эмма внимательно следит за каждым движением королевы; столько лет, проведённых в лесах и бегах, не проходят впустую — она может уловить каждую подвижку мышц. Как напрягаются плечи, едва заметно отъезжая назад, если человек готовится сорваться с места. Как поворачиваются ступни, — когда человек напуган или хочет сбежать. Как едва уловимо поворачивается корпус, когда человек хочет атаковать. И пока что королева не выглядит как та, кто собирается пуститься наутёк, — она выглядит скорее как испуганный раненый зверь, — так что Эмма позволяет себе немного расслабиться и скользит взглядом выше: к оголённой тонкой шее, на которой танцуют причудливые всполохи свечей, а затем на линию скулы и дальше к припухлым губам, слегка задерживаясь на них лишь затем, чтобы подумать: «она чертовски красива».

Не удивительно, что король Леопольд захотел взять её в жены. Реджина — само воплощение чистой красоты и величественности. Она словно рождена для того, чтобы сесть на трон и раздавить взглядом каждого, кто посмеет встать у неё на пути. Эта внутренняя сила вкупе с красотой, внутренней ранимостью и кошачьей грацией странно будоражат Эмму, — и ей хочется всковырнуть эту оболочку; надавить, чтобы узнать, насколько она сильна. Понять, может ли она быть ей р а в н о й.

— От вредности ещё никто не умирал, — отвечает она, наконец вновь поднимая взгляд на её глаза. Сейчас, в свете тусклых свечей, они выглядят ещё глубже и завораживают лишь сильнее; отчего-то татуировка льва на предплечье начинает колоть, и Эмма потирает её через плотную ткань плаща. — Что до побегов, то бежать здесь некуда, — добавляет тише, но всё ещё спокойно. И, хоть это вовсе не звучит как угроза, довольно скалится, не раскрывая лишних подробностей. — Боюсь, поесть вам всё же придётся. Вы же не хотите, чтобы мы заставляли вас насильно? Будьте снисходительнее, ваше величество. Чай не во дворце.

Эмма глупо улыбается: эти словесные перепалки с королевой отчего-то доставляют ей удовольствие и поднимают внутри что-то вроде бури, — давно забытой, но такой приятной. Словно разряд, пущенный по телу, от которого в глубине потухших глаз загораются озорные огоньки. Будь на месте королевы кто-то другой, — и Эмма давно бы оглушила его. Или, как минимум, связала и воткнула в рот кляп — до лучших времён. Но вместо того, чтобы облегчить себе жизни и сделать всё так, как планировалось изначально, она продолжает стоять на месте, изучая её заинтересованным взглядом и улыбаясь всё шире.

Несмотря на прямую осанку, гордо поднятый подбородок и тяжёлый взгляд; несмотря на правильный выговор, манеру речи и королевский подбор слов, — в королеве всё ещё есть что-то неуловимо дикое и свободное. Стало быть, кое-какие слухи всё же оказались верны, и она не родилась в королевской семье. Или, как сама Эмма, никогда к этому не стремилась.

you're toxic i'm slipping under with a taste of poison paradise

— Вы, должно быть, смотрели слишком много драматичных театральных постановок, где главный злодей настолько жалок и туп, что раскрывает свой коварный план до того, как воплотит его в жизнь? — вскидывает брови и ухмыляется. — А вот говорить имя королевского стражника было глупо. Хотя, признаю, эффектно. Никогда не подумывали податься в актрисы?

От вопроса о партнёре взгляд Эммы на мгновение бледнеет и как будто бы ускользает из этого мира. Она вспоминает, как в тринадцать бежала из замка, — подальше от гнёта тирана-отца. Как блуждала по лесам в поисках пропитания. Как скрывалась от королевской стражи ровно до тех пор, пока не столкнулась с Робином. Тот был на три года её старше: такой же потерянный мальчишка, который привёл её в лагерь к разбойникам — парням-сорванцам, что не нашли своего места в этом мире и были готовы на всё, чтобы добыть хотя бы кусок хлеба. Эмма отлично помнит, как держалась в стороне от них первые месяцы и ровно до того момента, пока в королевстве её не признали мёртвой. А потом внутри неё что-то щёлкнуло, — словно открылась клетка, в которую она посадила себя самолично, — и она наконец признала мальчишек своей семьёй. Она помнила, как они сидели вокруг костра все вместе: распевали песни, рассказывали глупые страшные истории, делились планами на будущее, которым не суждено было сбыться. Помнила, как оказалась очарована этой романтикой простоты и свободы, когда не нужно следить ни за своими манерами, ни за языком. Разбойничий лагерь, который когда-то начинался как простое сборище детей-потеряшек, в конечном итоге стал настоящей головной болью всего королевства. Вот только с тех пор в нём не осталось никого, кроме Робина, из тех, с кем они начинали. Их всех убили.

Эмма вновь поднимает взгляд, но оставляет вопрос королевы без ответа. Ей не хочется давать женщине лишней пищи для размышлений, — и она может думать об Эмме что угодно. Может быть, даже лучше, если она не будет знать, что Эмма и есть предводитель этого сброда. Какая ирония.

— Знали бы вы, сколько раз я слышала фразу «я вам не по зубам», — нарочито цокает языком вместо ответа и даже не пытается улыбнуться. Она бросает короткий взгляд на окно и добавляет: — Ужин уже готов. Что вы решили? Будете есть сами или мне вас с руки покормить?

0

3

/// HENRY MILLS
https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/460742.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/697625.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/160230.jpg
* once upon a time

Сына! Мы с Редж играем по первому сезону, но тебя в возрасте, конечно, никак ограничивать не будем. Можно играть любые временные промежутки, хотя и от Генри-пездюка мы бы точно не отказались. Так что приходи скорее, мой маленький принц, и люби Реджину чуточку больше, чем меня, чтобы она не расстраивалась!


Ты можешь писать как угодно, от меня жди большие буквы, третье лицо и посты до 5к. И приходи скорее, мамам без тебя одиноко.


// пример игры

you're dangerous — i'm loving it

Эмма внимательно следит за каждым движением королевы; столько лет, проведённых в лесах и бегах, не проходят впустую — она может уловить каждую подвижку мышц. Как напрягаются плечи, едва заметно отъезжая назад, если человек готовится сорваться с места. Как поворачиваются ступни, — когда человек напуган или хочет сбежать. Как едва уловимо поворачивается корпус, когда человек хочет атаковать. И пока что королева не выглядит как та, кто собирается пуститься наутёк, — она выглядит скорее как испуганный раненый зверь, — так что Эмма позволяет себе немного расслабиться и скользит взглядом выше: к оголённой тонкой шее, на которой танцуют причудливые всполохи свечей, а затем на линию скулы и дальше к припухлым губам, слегка задерживаясь на них лишь затем, чтобы подумать: «она чертовски красива».

Не удивительно, что король Леопольд захотел взять её в жены. Реджина — само воплощение чистой красоты и величественности. Она словно рождена для того, чтобы сесть на трон и раздавить взглядом каждого, кто посмеет встать у неё на пути. Эта внутренняя сила вкупе с красотой, внутренней ранимостью и кошачьей грацией странно будоражат Эмму, — и ей хочется всковырнуть эту оболочку; надавить, чтобы узнать, насколько она сильна. Понять, может ли она быть ей р а в н о й.

— От вредности ещё никто не умирал, — отвечает она, наконец вновь поднимая взгляд на её глаза. Сейчас, в свете тусклых свечей, они выглядят ещё глубже и завораживают лишь сильнее; отчего-то татуировка льва на предплечье начинает колоть, и Эмма потирает её через плотную ткань плаща. — Что до побегов, то бежать здесь некуда, — добавляет тише, но всё ещё спокойно. И, хоть это вовсе не звучит как угроза, довольно скалится, не раскрывая лишних подробностей. — Боюсь, поесть вам всё же придётся. Вы же не хотите, чтобы мы заставляли вас насильно? Будьте снисходительнее, ваше величество. Чай не во дворце.

Эмма глупо улыбается: эти словесные перепалки с королевой отчего-то доставляют ей удовольствие и поднимают внутри что-то вроде бури, — давно забытой, но такой приятной. Словно разряд, пущенный по телу, от которого в глубине потухших глаз загораются озорные огоньки. Будь на месте королевы кто-то другой, — и Эмма давно бы оглушила его. Или, как минимум, связала и воткнула в рот кляп — до лучших времён. Но вместо того, чтобы облегчить себе жизни и сделать всё так, как планировалось изначально, она продолжает стоять на месте, изучая её заинтересованным взглядом и улыбаясь всё шире.

Несмотря на прямую осанку, гордо поднятый подбородок и тяжёлый взгляд; несмотря на правильный выговор, манеру речи и королевский подбор слов, — в королеве всё ещё есть что-то неуловимо дикое и свободное. Стало быть, кое-какие слухи всё же оказались верны, и она не родилась в королевской семье. Или, как сама Эмма, никогда к этому не стремилась.

you're toxic i'm slipping under with a taste of poison paradise

— Вы, должно быть, смотрели слишком много драматичных театральных постановок, где главный злодей настолько жалок и туп, что раскрывает свой коварный план до того, как воплотит его в жизнь? — вскидывает брови и ухмыляется. — А вот говорить имя королевского стражника было глупо. Хотя, признаю, эффектно. Никогда не подумывали податься в актрисы?

От вопроса о партнёре взгляд Эммы на мгновение бледнеет и как будто бы ускользает из этого мира. Она вспоминает, как в тринадцать бежала из замка, — подальше от гнёта тирана-отца. Как блуждала по лесам в поисках пропитания. Как скрывалась от королевской стражи ровно до тех пор, пока не столкнулась с Робином. Тот был на три года её старше: такой же потерянный мальчишка, который привёл её в лагерь к разбойникам — парням-сорванцам, что не нашли своего места в этом мире и были готовы на всё, чтобы добыть хотя бы кусок хлеба. Эмма отлично помнит, как держалась в стороне от них первые месяцы и ровно до того момента, пока в королевстве её не признали мёртвой. А потом внутри неё что-то щёлкнуло, — словно открылась клетка, в которую она посадила себя самолично, — и она наконец признала мальчишек своей семьёй. Она помнила, как они сидели вокруг костра все вместе: распевали песни, рассказывали глупые страшные истории, делились планами на будущее, которым не суждено было сбыться. Помнила, как оказалась очарована этой романтикой простоты и свободы, когда не нужно следить ни за своими манерами, ни за языком. Разбойничий лагерь, который когда-то начинался как простое сборище детей-потеряшек, в конечном итоге стал настоящей головной болью всего королевства. Вот только с тех пор в нём не осталось никого, кроме Робина, из тех, с кем они начинали. Их всех убили.

Эмма вновь поднимает взгляд, но оставляет вопрос королевы без ответа. Ей не хочется давать женщине лишней пищи для размышлений, — и она может думать об Эмме что угодно. Может быть, даже лучше, если она не будет знать, что Эмма и есть предводитель этого сброда. Какая ирония.

— Знали бы вы, сколько раз я слышала фразу «я вам не по зубам», — нарочито цокает языком вместо ответа и даже не пытается улыбнуться. Она бросает короткий взгляд на окно и добавляет: — Ужин уже готов. Что вы решили? Будете есть сами или мне вас с руки покормить?

0

4

/// CLINT BARTON
https://thumbs.gfycat.com/ForsakenGloomyAsiaticlesserfreshwaterclam-size_restricted.gif
* marvel — jeremy renner

Наша дружба началась с того самого сарая или что это было, когда ты сказал: "Короче: город летит в Космос, а мы сражаемся с роботами, а у меня лук да стрелы — послушать, так бред... Однако никто не сделает за меня мою работу. Понятно? Или я работаю, или нянчусь с тобой. Неважно: кто ты, что ты, кем была прежде... Если выйдешь отсюда — дерешься насмерть; останешься — ничего, скажу брату, он найдет тебя... Но, если ступишь за порог, считай ты — Мститель". Помню слова наизусть, но в какой-то момент нас не было рядом и всё крахом. Но мы ведь сможем наладить? Должны.


Я очень трепетно отношусь к этой внезапно-сложившейся дружбе и я хотела бы эту тему развивать. Приходи, люби персонажа, у нас есть часть каста и заберём тебя с руками и ногами с:


// пример игры

скину если будет нужно

0

5

/// RK800
https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/58/170077.png https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/58/307547.png https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/58/260365.png
* detroit: become human

Твоя программа идеальна. Ты - новый виток эволюции. И все-таки ты поддаешься человеческому роду. Играешь с ними на одном поле, уважаешь их границы, принимаешь их несовершенства и ошибки. Каково это - принимать эмоции и учиться с ними жить? Каково это - быть одним из лучших, но подчиненным? Разве тебе не хотелось бы, чтобы они к а п и т у л и р о в а л и? В твоей программе есть ошибки. Мы не будем "друзьями". Мы по разные стороны баррикад, и я всегда буду рядом, чтобы сделать ответный шаг. У тебя остался последний шанс. Кто ты: ноль или единица?


Мы с Ридом - колючие сволочи, но только в рамках игры. Вне ее мы даже не душним и шутим шутки. Приглашаю поиграть, пободаться рогами и устроить психологический триллер, чтобы всем форумом плакали. От себя обещаем сюжетки и любовь, от тебя хотим заинтересованности. Малая плата за революцию, верно?


// пример игры

по первой просьбе в личку

0

6

/// DOT PIXIS
https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/121/506904.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/121/468141.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/121/107941.jpg
* shingeki no kyojin — никита михалков

Высокопоставленный офицер гарнизона, Начальник Южных территорий, Командующий, Генерал Трёх Войск. Короче говоря, безумно важный старый алкоголик. Хотя знаете, я бы никогда в жизни не стал бы его недооценивать. Не просто так он занимает свою должность. Не просто так он - тот человек, которому доверял в суждениях Эрвин. Так что не стойте на пути у Командующего - он, как Тайвин Ланнистер, легко переиграет вас в престолы. Только он еще лучше, так как никакой сын его с арбалета не застрелит. Возможно, потому что у него нет сына, а возможно, потому что он не засиживается долго в туалете. КТО ЗНАЕТ.

Точно известно только одно: Пиксис - важная политическая фигура. Он понимает риски, умеет вести переговоры и быстро принимать важные решения, какими бы сложными они не были. Возможно, именно Пиксис, понимая необходимость держать Леви при себе послушным солдатом, решил устроить те самые похороны Эрвина, убедив всех вокруг, что командор погиб во время Битвы за Шинганшину. Возможно, Пиксис даже знает, где именно сейчас находится Эрвин. Возможно, именно Пиксис был инициатором той идеи, что Хисторию надо использовать, в первую очередь, как родоначальницу новой королевской семьи и мать будущих носителей титанов. А возможно, ему просто очень хотелось выпить качественного марлийского вина. Кто знает. КТО ЗНАЕТ.

........................................

По сюжету у нас 854 год, Эрен устроил биг бадабум и смылся с йегеристами, Леви с Зиком поют военные песни в лесу, Эрвин при Шинганшине не умер, но об этом никто не знает — его официально похоронили, а неофициально — отдали Марли. Знает об этом ток Зик. Хисторию выгнали пасти овец размножаться против ее воли, но она не очень хочет. Райнер, аки рыцарь без страха и упрека идет ее воровать, там встречает Зика с Леви, они вместе охуевают от происходящего и тикают з города отправляются в Марли, где должны состояться крупные переговоры между марлийцами и элдийцами, но чует моя жопа, что наш Йогурт со своим фанклубом внесут в это все свои коррективы.


вот они думали, что я  шучу, да. а леви не шутит. леви, блять не шутит. сказал пиксиса закажет - заказал. на самом деле, совсем не в шутку. играть у нас есть что, каст волшебный. пиксиса с радостью заберем и в "большой сюжет" с игрой престолов и всякими умными штуками (за это у нас отвечает живой эрвин) и в личку всякую, и в трешовые альты. короче говоря, приходи и покажи, что есть порох в пороховницах, ягоды в ягодицах.
нет, михалков не обязательно, просто смищно


// пример игры

Этот лес уже успел стать ему родным. Большой родной братской могилой. Сколько солдат они здесь потеряли? Слишком много, чтобы сосчитать. Да и не вспомнит он уже всех, наверняка. Возможно, потому он таким здоровым и вырос? Благодаря всей крови, что тут пролилась и впиталась в почву. Благодаря всем телам, которые они так никогда и не сумели отсюда унести? Было бы очень символично. Как, блять, в поэзии - они тут умерли, превратились в деревья и защищали своих живых братьев от чудовищ.

Только вот не было в смертях всех этих десятков и сотен людей никакого смысла. Ни ка ко го смысла. Кроме чужой дурацкой прихоти, кроме желания забить, унизить, изничтожить, растоптать, стереть с лица земли. Почему? Что они им сделали? Эрд? Гюнтер? Оруо? Петра? Так сильно мешали? ТАК СИЛЬНО БЛЯТЬ МЕШАЛИ? Так сильно нужны были их смерти!? Всего, мать твою, ЧЕТЫРЕ смерти в целой череде бессмысленных, жестоких, болезненных смертей?

Леви резко выкидывает палку, которой бесцельно тыкал в костер, в огонь и выпрямляется. Кому он делает хуже этими мыслями? Этому ублюдку, из-за которого они тут все собрались? Или себе? Потому что уроду явно плевать на подобное. Он не знает никого из них. Ни имен, ни истории, ни их родственников - ничего. Он не знает, к у д а пришлось деть даже их тела. Так зачем же Леви продолжает обо всем этом думать? Если херово от этих мыслей только ему самому. Не потому ли и крутятся они в его голове каждый раз?

Чтобы чувствовать. Хоть, блять, что-то. Чтобы ненавидеть. Чтобы не забывать, что за тварь сидит с ним на одной земле. Почему они его тут держат. Зачем. И что именно он сделал. И будет продолжать делать. И он, и его драгоценные марлийцы, которым он, как собака лижет подошвы ботинок. 

И тут - это бляское мугыканье. Леви поворачивает голову, глядя на ублюдка сверху вниз. Раздумывает, может челюсть ему словами. Или язык вырезать и достаточно. Слишком эта падла вольготно тут себя чувствует. Забыл, наверное, где находится. Поет на своем, бесовском. Леви от подобной наглости подходит ближе, присаживается на корточки прямо перед этой швалью.

- Эй, Кравец!
- Да, капитан? - откуда-то сверху.
- Сигарета есть? Брось.
- Вы же бросили, капитан,

Тем не менее, пачка падает рядом. Леви тянется к ней и достает самокрутку. Наклоняется ниже, достает из кармана Зика спичечный коробок и прикуривает. Табак не такое дерьмо, как обычно. Наверное, тоже марлийский. Тем лучше. Леви смотрит в лица Йегеру и выдыхает на него дым.

- Есть, - отвечает и снимает с пояса флягу. Зажав сигарету в зубах, медленно откручивает крышку и так же медленно выливает на землю. - Угощайся. -Смотрит молча. Затягивается смачно так, что щеки впадают. И правда же бросил. Зачем правда? Уже и не вспомнит, наверное.

- Чет скучно, ребята. - И дальше уже громче: - давайте нашу! На поле танки грохотааали!

- Солдаты шли в последний бой! - отзывается лес откуда-то сверху. Как будто и правда живой. Как будто и правда все они превратились в деревья и защищают теперь своих живых братьев от чудовища.

0

7

/// LAN WANGJI
https://funkyimg.com/i/3bHci.gif https://funkyimg.com/i/3bHcj.gif https://funkyimg.com/i/3bHck.gif
* mo dao zu shi — wang yi bo

сначала я хотел написать большую акцию, но не знаю как это делать. потом я хотел написать красивую акцию, но я и это не умею. мне сказали, что надо писать попроще.
включай свой компас в виде интимного места между ног и плыви ко мне.
готов тебя кормить мороженым (у меня реклама в аниме насчет мороженого) напоить и уложить в кроватку хд


понятно же, что зову в пейринг? не обязательно, но очень желательно. но если нет, то поиграем все остальное, не проблема! я и слепыш ждем тебя. он тоже, точно-точно тебе говорю.


// пример игры

по требованию

0

8

/// UCHIHA ITACHI
https://imgur.com/QfA5HTI.png
* naruto

над мертвыми телами кружатся вороны.

песнь смерти играет сумрачно присвистом осколочных грубых нот, льётся ласково среди тишины захоронений, солнце восходит на востоке и садится на западе — его личный судный день, его личное искупление; кровь стекает с куная на землю, пока под ногами змеиным клубком вьются гниющие внутренности, на их надгробиях не будут высечены слова о предательстве, ему вместо могилы определено место в трупной яме.

скормить сторожевым псам, пустить пеплом прах по ветру.

маска чудовища обращается маской человеческой, участь убийцы равноценна участи спасителя. ненависть — удел прежде всего к ненависти способных, у итачи внутри же — бесконечно сухое равнодушие; выжжено чёрным пламенем, устелено костьми умоляющих, микото просит о милосердии, оседая на пол, сожаление в глазах фугаку не вызывает в нем ничего.

из них всех пощада уготовлена лишь тому, кому суждено вонзить клинок в его сердце.

оставляя саске позади, итачи чувствует раскаяние.
присягая на верность лидеру, остаётся верен лишь себе.


тяжко мне без искренних братских чувств, понимаете? нет, это заявка не в пейринг. это заявка в стекло. такого масштаба, чтобы давиться и плакать, плакать и давиться, читать посты и умирать (тебе не привыкать, ты и без того умер дважды) от душевной боли. общих планов на сюжет для каста у нас пока нет, не знаю, появятся ли в дальнейшем, но сам лично готов играть какие угодно ау, да хоть бы и пришлось воскрешать тебя во второй раз.
пишу как угодно и сколько угодно, хотя больше привычен к постам свыше 10к и к маленьким буквам. уверен, игра для тебя найдется не только со мной, персонаж ведь настолько популярный, что убить тебя хочет каждый третий в касте, а каждый второй трясется от упоминания твоего имени. приходи и посмотрим, хватит ли мне ненависти на этот раз.


// пример игры

по требованию

0

9

/// GABI BRAUN
https://forumupload.ru/uploads/0012/c3/21/4/850758.png https://forumupload.ru/uploads/0012/c3/21/4/501829.png https://forumupload.ru/uploads/0012/c3/21/4/820585.png
* shingeki no kyojin

Ещё ребенок, но уже герой войны. Обычная на вид девчушка (только больно уж резвая, на месте не усидит) - а на самом деле самый лучший среди кандидатов в воины. Никто в Марли уже не видит здесь никаких противоречий. Раньше, может, кто-то и позволял себе сомневаться, что из Габи Браун выйдет какой-то толк, но теперь таких днем с огнем не сыщешь. Твоей храбростью и решимостью солдаты восхищаются открыто, не стесняясь собственных чувств скандируют твоё имя.

Ты уже всем доказала, что живешь как правильная элдийка. Что в тебе нет ничего общего с живущими на острове демонами, что готова изничтожать их днем и ночью, было бы только в руках оружие. А если не будет - так можно хоть зубами в их плоть вгрызаться. Лишь бы они побыстрее исчезли с лица земли! Сдохли все до единого. Чтобы остальные, такие же правильные, как ты, обрели наконец свободу. Чтобы могли выйти наконец из гетто и плюнуть на братскую могилу тех, из-за кого страдали больше сотни лет.

Интересно, хватит ли тебе храбрости для того, чтобы принять простую истину - мир гораздо сложнее, чем говорят военные начальники. Осознать, что те, кого тебе приказывают убивать ради всеобщего блага - гораздо меньшие чудовища, чем то, что видишь в зеркале. Увидеть, что  в братской могиле элдийцев, о которой так мечтают власти Марли, найдется место и для тебя.

Покажи мне истинную смелость.


заявка, конечно, в духе тех, на которые никто никогда не приходит. но дайте мне хоть на минутку представить, что это не так, и на ролевых просторах найдется тот, кто решится взять непростую роль персонажа, который мало кому симпатичен.
если решитесь - знайте, без игры точно не останетесь. и в сюжете место найдется (Габи - в каждой бочке затычка, всегда готова оказаться в самой гуще событий), и для личных эпизодов материала хватит.


// пример игры

Может, проще было сдаться. Может, лучше было сдаться. Не подниматься после очередного падения, разрешить себе наконец проиграть битву за следующий глоток горького от дыма воздуха.

Но когда к этому запаху примешивается другой, который подсознанию сперва кажется отвратительно приятным - аромат жаренного мяса, что на какую-то долю секунды заставляет вспомнить о чувстве голода, - когда приходит осознание, что это не кто-то из солдат решил приготовить себе обед посреди сражения, инстинкт не дает остановиться. Толкает вперед, в гущу событий, туда, где среди хаоса выстрелов, криков, редких и жалких попыток молить о пощаде, которых никто не слышит, решаются судьбы.

Пик выживает в очередной раз потому, что у неё нет возможности остановиться и подумать, взвесить все «за» и «против». Свободной минуты, чтобы вздохнуть и сказать себе: «всё, хватит, ты достаточно постаралась». Ощущение постоянной опасности, страх - не за себя, за тех, рядом, за тех, кто остался дома (какая их ждет судьба в случае поражения Марлии?) - напоминают о том, что отдыхать ещё рано.

Потом, после битвы, чей-то знакомый голос говорит ей, что Пик сражалась храбро. Она устало благодарит, даже не пытаясь вникнуть в смысл этих слов. Храбрости в ней не было никогда, даже в детстве (если период непрестанной борьбы за право унаследовать титана можно назвать так). Вместо нее - одна только бессознательная жажда выживания.

Есть те, кто гордо твердит, что обожает этот мир, где всё просто и понятно, где впереди - однозначно враги, а рядом - верные товарищи, готовые идти с тобой до конца. Кто счастливо хвастается знакомым, в красках пересказывая яркие моменты последней кампании, не забывая преувеличивать и перевирать. С каждой новой выпитой кружкой количество лжи только растет, и становится уже не так обидно, что никто не может подойти и сказать «нет, на самом деле всё было иначе» - потому что прочие очевидцы лежат в могилах, а ты уцелел лишь потому, что и носа из окопа не высунул, трясясь от страха.

Пик слушает их рассказы вполуха, не воспринимая всерьез. Только молча кивает, если кто-то решит уточнить у неё, действительно ли всё было именно так. Кивнуть проще, чем признаться, что она не помнит. Что в памяти последнее сражение смешалось с предпоследним ещё до того, как отгремел последний выстрел.

И к выпивке тоже не притрагивается, наблюдая за медленно плавающей в кружке то крошкой, то или ещё чем. Жалеет о том, что вообще пришла сюда, что поверила в ложь о том, состоится какое-то неимоверно важное собрание. Пригласивший девушку солдат, видимо, догадывался, что иначе она тут же нашла бы тысячу причин для отказа. На него даже не хочется злиться - это ведь сделано не со зла, а в наивной попытке хоть немного развеселить мрачную воительницу Марлии.

Вот только никто и не подумал учесть, что сама Пик сейчас хочет совсем не веселья. Она чувствует себя изломанной, запертой в чужом непослушном теле - теле, которое словно у кого-то украла. Или, может, на свалке нашла - так даже точнее. После целой вечности в личине титана сил быть человеком не осталось совсем, за хваленую выносливость перевозчика приходится платить слишком высокую цену. Сейчас бы прилечь и вздремнуть, а то от усталости скоро начнут дрожать руки (и не важно, что до ночи ещё очень далеко). Но для этого надо сначала добраться до кровати, а путь, увы, не близкий. Мысли о нем даже пугают, поэтому Пик оттягивает тот момент, когда все-таки покинет попойку. Себе на вред.

Голоса звучат все громче и громче, речи теряют связность, пропасть между ней и остальными только растет. Вдруг на её плечо ложится чья-то горячая рука, возвращая девушку к реальности. Оказывается, звучит история о её «подвигах», и рассказчик, силясь привлечь всеобщее внимание, демонстрирует саму героиню сказаний. Этот нехитрый трюк оказывается действенным - к нему начинают прислушиваться. Потерпев нежеланную близость несколько мгновений, Пик наконец отступает в сторону. Никто этого не замечает.

Как и того, что девушка наконец решается покинуть празднество. Она тихо выскальзывает в дверь - насколько такое выражение применимо к тому, что вынужден передвигаться на костылях - и направляется по улице прочь. Снаружи оказывается удивительно людно. К огромному сожалению, потому что за толпой Пик никак не поспевает, из-за чего её толкают - один раз, другой, третий. Последнее столкновение оказывается самым неудачным - и неустойчивые ноги все-таки подводят.

Храбрая героиня очередной войны падает на землю, но не из-за вражеского выстрела. Из-за невнимательности кого-то из тех, за кого недавно сражалась. И не может сразу отыскать сил для того, чтобы подняться. А люди проходят м и м о.

0

10

///REBECCA WALKER
https://funkyimg.com/i/3bALK.png https://funkyimg.com/i/3bALL.png https://funkyimg.com/i/3bALM.png
* rc: heaven's secret — Rosamund Pike

Ты можешь меня ненавидеть, считать, что я сука, безжалостная тварь и, поверь, ты будешь права, детка.
мать, приходи, будем друг друга ненавидеть и тайно любить? я буду ждать одобрения, а ты от меня результатов. бесчеловечная эгоистичная тварь, ты мне нужна.
поиграем обязательно. буду орать, что ты непутевая мать, а я что бесхребетная дочь.


внешку можешь поменять. приходить. радовать или раздражать всех хд 


// пример игры

текст любого поста

0

11

/// ZMEY GORYNYCH
https://i.imgur.com/LFJPnlM.png
* slavic folklore — maksim matveev (ну или нет)

у идущего по веревкам, свитым им самим из себе подобных, под шумок подзаборных отборных слухов, возможно, хватит сил сделать так, чтобы было
плохо.

в сырой темноте липкого грязного бара на думской сидит человек, перед человеком - заряженный армейский глок со срезанным серийным номером, в голове у человека - голоса. это не крики тех, кого он убил - выстрелом сквозь набитые лебяжьим пухом шелковые подушки, в грудь и контрольный в голову, в женскую грудь под прохладными кружевами, в перекошенное лицо, в заплаканный детский глаз (один), который лопнул, как воздушный шарик, когда в него вошла пуля, - это голоса братьев. у змея три головы, а у человека - только одна, и теперь под кальцием черепной коробки беспристанно болтает правая голова и стенает, обиженно, левая. как младенец в утробе матери поглощает своего менее удачного близнеца, так и змею пришлось взять все под свой контроль. постоянные путанные слова, сбивающие с собственных мыслей, звучит непрекращающейся радио-трансляцией - это сводит с ума.

иногда голоса братьев настороженно затихают: когда змей спускает курок, чисто и точно выполняя новый заказ, когда на скуластом худом лице появляется улыбка, на которую едва ли можно поймать кого-то крупнее, чем пьяно хохочущую малолетку в коротком платье, пришедшую на думскую за валютой и танцами (старые привычки умирают медленно, поэтому в кладовке в трешке оборудуется тюрьма; когда соседи приходят на постоянный мерный стук, он спокойно говорит "жалуйтесь по инстанциям", и вскоре у новой гостьи его квартиры не остается ничего, чем можно было стучать на помощь). еще они перестают говорить, когда человеческое тело вырабатывает в почках адреналин - змей чувствует себя наркоманом в поисках все новой дозы.

он из тех, кому мир человечий по душе змеиной пришлась. ему нравится сырой петербург (а еще у него дом где-то в лесах карелии, купленный на кровавые деньги опг, в подвале этого дома тоже кто-то живет) с лабиринтом улиц, чьи названия похожи на неразборчивое злобное бормотание. змей спрашивает у яги, легко облокотившись руками о бетонный борт университетской набережной "поможешь?". они оба знают, что она все может, все умеет, от того она самая умная, а он - самый страшный.


на самом деле просто наметки, вертите в какую сторону, которую хотите, внешность можно тоже сменить (мне нравится матвеев в "триггере"), да хоть того же нойза берите. обсудим за киллера, за прокурора, за девяностые, за опг, за зелья волшебные, за растроение личности, за питерские психушки.


// пример игры

на языках теней они шептались, что талия аль гул завела животное; что очарованная далеким черным городом принесла в священное место мертвую бродяжку, у которого вокруг губ пеной собралась слюна. говорили, что было бы настоящим милосердием закончить его бессмысленное существование (и она должна была сделать это своей собственной рукой), прекратить его мучения, а безымянные братские могилы примут его и успокоят. в лиге теней, где ценились отточенность искусства и дисциплина, мертвый мальчик с немецкой фамилией, обозначающей смерть, действует быстро, непредсказуемо и жестоко. берет не умением, а бешеным напором, тянется к уязвимым местам человеческого тела: к горлу, к глазам, к животу, чтобы залить кровью песчаный пол, размазать ее по своему лицу, как боевые узоры (некоторые народы считали их защитой, наносили ритуально перед боем). талия никогда не вмешивается, даже когда бездыханное тело превращается в мясо, позволяя животному самому доказать всем, что он не зря ест их хлеб и живет под их защитой. когда ей пытаются возражать, требуя призвать животное к ответу и наказать, но талия гладит темную низко опущенную голову и никому не позволяет даже обращаться к нему, касаться его, помогать ему, пусть знает только единственную руку, которую кормит, пусть сам зализывает собственные раны влажными стежками, пусть знает, кому он служит.

талия смотрит на него, когда он спит. сны у него поверхностные, совсем неглубокие, тревожные, будто водная гладь. где-то в ящиках убраны фотографии замены, которую уже нашел брюс, нарядив в тот же костюм другого изломанного мальчика. он подбирает всегда похожих, будто следуя придуманному самим узору из темных волос, правильных черт лица и ясных глаз, они все могли бы быть его сыновьями или их с талией сыновьями, которых она родила бы и выносила. она знает: новый робин не означает, что брюс забыл. он не способен забывать, его память это зловонная страшная клоака, в которую светлые воспоминания уходят с головой. это постоянно заново открывающаяся рана, которую он ковыряет острым краем бэтранга снова и снова, стоит ей немного затянуться новой белой кожей. милосердием было бы вернуть ему животное, чтобы из него снова получился джейсон тодд, но талия видит в животном ту же самую яму, что и в его наставнике, и эту грязь не смыть даже самой чистой водой ям лазаря.

она делает это не из желания отомстить, в чем обвиняет ее отец — месть это удел слабых, мелочных, крикливых отвергнутых женщин, настойчиво разбивающие себе лоб, отбивая пороги и прося вернуться. талия слишком горда, чтобы позволять чувствам брать над собой вверх и запрягать себя в узду. рас аль гул целует ее в лоб, как покойницу, и она выбирается из отцовских рук с категоричным: никто не тронет джейсона тодда.

вечерами он читает ей книги на немецком. талия не хочет, чтобы он знал, что она говорит на этом языке, поэтому слушает так, как другие слушают напевы в мечети. сначала речь джейсона напоминала детский нестройный и неуверенный лепет, сложные слова превращались в кровавую кашу на зубах, но постепенно к нему возвращается хотя бы эта языковая память. с ним она говорит на универсальном английском, а лига беснуется, шипя оскорбление на языке, который невозможно было изучить по учебникам. она видит прогресс: техника боя становится более отточенной, голос — чистым, из черт лица уходит тупая агрессивная загнанность, он даже ухмыляется на что-то.
талии хочется срезать эту ухмылку ножом. она хочет свое животное обратно.

— подойди — приказывает ему талия в ответ на насмешливое "какие будут распоряжения", он словно поддразнивает, неосознанно выбирая шутовское фиглярство (не помня еще, что именно клоун его и убил). встать на колени. склонить голову. не смотреть ей в глаза, потому что ему никто не разрешал. он излечивается, и его покорность растворяется горьким слоем над спасительной пилюлей. талия спутанно и жадно думает "не возвращать. убить", потому что предательство брюса может сломать его, и будет хуже смерти от ее руки — ты останешься здесь, и будешь здесь, пока я не разрешу тебе покинуть эту комнату. скажи мне, ты помнишь, кому ты служишь?

0

12

/// ZARI TARAZI / ZARI TOMAZ
https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/150/439763.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/150/775068.gif
* dc: arrowverse (legends of tomorrow) — tala ashe

Зари Томаз — не из тех, кто сдаётся

В её сломанном мире, архитипичной антиутопии, это очень легко — сдаться, опустить руки и лечь умирать. Тем более, когда у тебя отбирают всё: твою фамилию, твой дом, твою семью. Последним она отпускает брата и никогда не простит себе этого: она была старше, она должна была его защищать, но это он сказал ей бежать и отдал за неё свою жизнь. По наследству от него, Зари достаётся семейная реликвия, Тотем Воздуха. Вместе с Тотемом, она сильнее, чем была когда-либо; вместе с Легендами — ещё и, кажется, имеет все возможности изменить прошлое, и ей приходится переступить через себя вырасти над собой и пройти через все стадии — отрицание, гнев, торг, депрессию, — прежде чем она откажется от мести и примет неизбежное, и просто продолжит помогать Легендам делать будущее лучше и справедливее, чем оно было для неё.

Тебе удалось, Зари. Наше будущее действительно лучше теперь, для нас обоих. Только тебе такой в нём места уже нет.

///

Зари Тарази — не из тех, кто сдаётся

В её пьяняще-дурманящем мире славы и всемирной популярности, что особенно даёт в голову, когда тебе всего десять лет, это очень легко — сдаться на милость чужих решений и амбиций и стать зрителем на собственной премьере. Но Зари просекает правила игры очень быстро — берёт дело в свои руки, железной хваткой, и уже не отпускает. Со стороны кажется, что её жизнь похожа на приторную сказку — право, Зари и сама поддерживает эту иллюзию как может, так же безукоризненно, как укладку и мэйк. Но где-то там, под маской ограниченности и зацикленности на себе, её и теперь задевает то, что даже её близкие не видят, сколько труда она вкладывает в проект имени себя: что родители, для которых очевидно выдуманная бизнес-школа брата всегда была интереснее, чем все её настоящие успехи; что шалопай-брат, рассекающий непонятно где, да ещё и стащивший из дома семейную реликвию. В один прекрасный момент выясняется, правда, что брат активно спасает мир и чинит время, и что у неё самой это получается не хуже, а ещё — что, выходит, в прошлой жизни это она была частью команды Легенд с самого начала, а совсем не Би.

Что же, если чему-то действительно суждено быть, оно случается в любом таймлайне: когда я умираю, ты остаёшься с Легендами. Но "суждено", пожалуй, неверное слово для той, что снова, опять так упрямо спорит с судьбой: Мойры или нет, возможно или невозможно — тебе плевать, ты твёрдо намерена вернуть меня себе во что бы то ни стало. Потому что какой бы ты ни была, Зи, в любом времени, в любой жизни, ты не из тех, кто сдаётся.


жду любую из Зари (или лучше сказать - обеих), но ту, что из моего таймлайна - всё-таки чуточку сильнее. хочешь - возьми одну из них, хочешь - обеих-двух: готов играть что за отменённый таймлайн, что за актуальный. единственная просьба - не "сливай" обеих Зари в одного человека, пожалуйста. у себя в анкете я застеклил балкон Бехрада последствиями от встречи с Мойрами, так что можем поиграть наш не очень серьёзный фандом на серьёзных щщах. а можем и не. как захочешь. тут вот у меня заявка на весь каст - приходи, будем собирать его вместе.


// пример игры

Просыпаясь на грязном полу в тёмном коридоре, посреди технического мусора и пустых стаканчиков из-под незнакомого бренда газировки, Бехрад Тарази понятия не имеет, как тут очутился. А когда пытается вспомнить, получается только хуже. Сама по себе кратковременная амнезия — не проблема и не страшно, чего только на миссиях Легенд ни случилось. Хотя по правде говоря подобная ситуация напоминает ему (иронично), скорее, о диких вечеринках первого (и последнего) семестра в колледже, где он неудачно (или удачно, как посмотреть) смешивал траву с грибочками да позабористее и начисто терял пару дней. Чего проще было бы предположить, что что-то похожее случилось и здесь — раскурили с Нейтом его запасы, отправились на миссию, бум! очнулся тут — да только вот... есть небольшая загвоздка. Его последнее воспоминание яснее ясного говорит Бехраду, что проснуться он не должен был вовсе.

Одна из Мойр, Атропос, стальной хваткой перехватывает его руку с зажатым в ней мачете, смотрит на него с тёмным непониманием и говорит, что его не должно быть здесь — что ему больше не обмануть судьбу. Бехрад успевает почувствовать ледяной страх всего на секунду — до этого он боялся лишь за сестру, беспомощную, погруженную в транс за его спиной, — а затем Атропос выхватывает золотую нить прямо из его груди, и он знает, что это, понимает сразу же, чувствует, как вместе с нитью из него вытягивают жизнь, но всё, что он может — это смотреть, как Атропос заносит его же мачете и резко опускает его и-

Ничего. Ничего больше. Потому что дальше он, очевидно, умер.

Право, не нужно быть гением, чтобы допереть, что с тобой случилось, когда сама Судьба выписала тебе билет в посмертие.

Только вот посмертие, по всем его прикидкам, не должно выглядеть так. Бехрад встаёт, отряхивает ладони от прилипших к ней крошек и пыли, и оглядывается. Он — в тупиковом отростке коридора чего-то, что по всем признакам выглядит как космическая станция из будущего. Людей на ней, впрочем, кажется, нет, так что ещё на один вопрос становится больше. Да и на один ли? Бехрад старается не думать о том, что на космических станциях, где действительно совсем нет людей, обычно не бывает и кислорода.

Может, правда, он призрак, и поэтому ему не нужен воздух? Бехрад щиплет себя за руку и вскрикивает от боли: его рука вполне реальна, и на ней теперь красный след. Что к чертям собачьим всё это значит?! И где его команда и друзья? А главное, где Зи? Из потерянных воспоминаний, ему больше всего не хватает знаний о том, смог ли он её защитить — жива ли ещё его невыносимая, любимая сестричка.

Он надеется, что хоть какие-то ответы он сможет найти здесь.

Вместо ответов, буквально за углом, он находит... кажется, старую телефонную будку. Только синюю. И деревянную. Выглядит как полный бред или анахронизм, что сразу же воодушевляет Би: анахронизмы (и бред) — это то, на чём специализируются Легенды! Он дёргает за ручку будки. И ещё раз. И ещё. Но дверь остаётся упрямо закрытой. Тогда он хлопает себя по лбу и двумя руками толкает её внутрь — с тем же результатом. Будка остаётся запертой и всё такой же кричаще неуместной. Бехрад остаётся всё таким же непонимающим и, по всем правилам, мёртвым. В раздражении, он лягает неприступную дверь ногой и опускается рядом на корточки, запуская пальцы в волосы и загребая их в кулаки.

Если он в самом деле умер, это всё — не то, чего он заслуживал. Только не одиночества в компании мусора, загадок без ответа и запертых дверей.

Но... он же спец по технике, верно? И если эта доисторическая будка не хочет ему отвечать, возможно, компьютеры станции окажутся посговорчивее.

Рывком поднимаясь на ноги, Бехрад решительно отправляется вперёд по коридору, до ближайшего терминала или пульта управления, чего угодно, когда вдруг его останавливает звук. Звук со скрипом открывающейся деревянной дверцы...

0

13

/// ERWIN SMITH
https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/123/941977.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/123/23424.jpg https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/123/15996.jpg
* shingeki no kyojin

земфира — злой человек

перемотка - как тебя покорить

Слушай, Эрвин, я никогда у тебя не спрашивал, наверное, просто боялся услышать ответ, который мне не понравится. Теперь, получается, уже и не услышу его да? И все же, мне все еще интересно. Теперь - тем более. Каково было тебе руководить целым разведкорпусом? Столькими жизнями? Посылать своих людей на верную смерть? Ты помнишь их лица? Всех тех, кто погиб, продвигая нас к разгадке тех тайн, о которых мы и помыслить не могли? О которых ты и помыслить не мог? Ты помнишь их? Имена? Звания? Лица? Помнишь ли кого-то из их семей? Помнишь ли, в какой из миссий они погибли?

Увидел ли ты их всех после своей смерти? Смог ли встретить их достойно, с гордо поднятой головой? Или после смерти, все-таки, нет ничего? Я даже не знаю, что лучше. Мне хочется думать, что где-то там все вы живы. И что когда-нибудь, когда все мои дела в этом мире будут сделаны, я встречу вас всех тоже. Встречу тебя - там. Где бы то ни было. Если мне вообще посчастливится туда попасть. Знаешь ли, после всего, что было сделано я уже совсем не так уверен...

Мне страшно в этом признаваться даже самому себе, но я уже и не вспомню прямо каждого. Только отдельные лица, отдельных людей. Это, наверное, плохо, да? Никогда не понимал, как ты с этим всем справляешься. Наверное, потому ты оставил вместо себя Ханджи, да? Ты все сделал правильно, она хорошо справляется. А я... не настолько. В конце концов, я даже не смог выполнить последнее мое обещание, так и не смог убить эту сраную обезьяну. Когда он был уже у меня в руках. Несколько раз. Даже когда я уже окончательно решил - все равно не смог. Не смог сделать то, о чем клялся тебе перед твоей смертью.

С другой стороны - ты же так и не умер. Получается ли, что мы квиты?

Я не знаю, где ты был эти четыре года. Я не знаю, что именно с тобой случилось. Как именно ты оказался в Марли? Почему о том, что ты жив, знал Зик? Какое имеет отношение к происходящему Райнер? Я просто слышу главное: ты - жив. И это меняет все. Потому что если жив ты - жив и я. И я сделаю все возможное и не возможное, чтобы тебя найти. Если для этого нужно всего лишь предать свою страну, освободить главного врага, пойти с ним на уступки, перебраться тайно в Марлию - что же... Не такая уж и большая плата за тебя.


- да, заявка в эрури. но не парой единой: у нас есть для Эрвина сюжет. не байт. правда есть. и, как нам кажется, даже интересный хД. Но тут им грузить не хочу - так что обсудим уже в личке подробно.
- давай пообщаемся перед игрой? чисто, сойдемся на каких-то хедах, на видении персов, на том, насколько нам нужно близкое внеролевое общение, скорость и стиль отписи и всякое такое
- зик делает очень красивые авочки) заставим макаку за все отрабатывать
- я о б о ж а ю всратые альты. и не всратые альты. модерн альты. рус реал альты. могу играть на украинском *брови брови*. но вот альты - правда мое все. и по титанам и не по титанам.
- будь готов, что как минимум Эрен и Зик уже тоже изъявили желание с Эрвином играть всякое (а еще по сюжету Эрвин будет тесно связан с Райнером, да и вообще тусить до поры до времени в Марлии), так что да, мы ищем человека, который с радостью готов идти в такую вот игру, а не только в междусобойчики, кто готов к довольно активной игре, пост в две недели - это немношк не про нас.
- ну и чтобы сразу было понятно, насколько у меня всратые бывают хеды, просто скажу, что я считаю, что вайбы Эрвина - это смесь Понасенкова и Шварцнеггера хД
- а, да. Крис Эванс на фанкаст запрещен ахах


// пример игры

Вдох-выдох. Вдох-выдох. Леви упирает руки в бока и запрокидывает голову наверх, да так и стоит с закрытыми глазами. Эмоции подождут. Он не позволит им взять над собой верх, не сейчас, не после всего, что ему и так удалось вынести. Как бы трудно не было, как бы сильно не хотелось размазать ненавистную рожу по стволу ближайшего дерева. Как бы не накрывали его сейчас волны ярости. Как бы не хотелось резать, резать по кусочкам, наслаждаясь его страданиями — нельзя. Он о б е щ а л. Он клялся. Он все еще обязан слушаться приказа. Проблема только в том, что единственного человека, чьи приказы для него действительно были важны, больше нет. Есть только память. Память и могила с пустым гробом внутри. Но и того хватит. Ему — хватит. Должно хватить. Все эти четыре года хватало. Все четыре года, в течении которых он выполнял чужие приказы. Только в угоду памяти. Только в угоду тому, что так хотел бы он.
— Ты узник своих идеалов, капитан, — слышит он чужой голос за спиной и холодно, совсем не весело, усмехается. Он — узник, это правда. Но дело вовсе не в идеалах. Дело не в стороне. Дело не в добре и зле. Дело в одном-единственном обещании. Обещании, узником которого, на самом деле был не только один. Как же, все таки, это блядски иронично, до смеха. Узником этого самого обещания был и этот вот козлина, который без конца пиздел, пытаясь вывести Леви на эмоции.

И, что самое странное — у него же получалось! Получалось, мать его за ногу. Получалось вызвать в нем то, что давным-давно уже не имело никакого смысла. Получалось заставлять себя слушать, реагировать, отвечать. Получалось заставить его злиться, заставить его сомневаться. Не в стороне, нет, но в том, не стоит ли просто его прикончить на месте. И все же — почему-то именно сейчас, именно из-за этих вот разговоров, впервые за четыре года Леви чувствовал себя живым. Живым — и готовым действовать. Не по указке, не из-за обещаний, не потому, что клялся. Не потому что так нужно было разведкорпусу, или знати, или их королеве, или еще каким уебкам, которые решили, что имеют хоть какое-то право вмешиваться в их внутренние дела и диктовать свои условия. Просто действовать. Даже если это действовать — убить нахуй вонючую обезьяну.

— Я хочу видеть в тебе союзника, Леви. Я не считаю нас врагами. — Леви тут же открывает глаза. Свет, приглушенный плотной листвой, все равно неприятно слепит, заставляет щуриться. Хмурясь, он опускает, наконец, голову и медленно, медленно поворачивается. Смотрит на Йегера долго, выжидающе. Склоняет голову к правому плечу. — В повозке вино и его никому не надо пить, капитан.

Леви продолжает смотреть. Молча. Не двигаясь. Не моргая. Как будто бы даже не дыша. Смотрит в холодные голубые глаза. которые возвращают ему такой же взгляд: усталый, колкий, прямой. Взгляд человека, который идет ва-банк. Где-то переговариваются солдаты, о чем-то шутят, где-то ржут кони и нетерпеливо роют копытами землю. Где-то там шумит листва в кронах от порывов ветра. Где-то лязгает стекло бутылок.

— Эй, капитан! Тут нам подарок, то самое марлийское вино!

— Леви, если бы у тебя была возможно вернуть к жизни одного человека из всех, у тебя был бы тот, кого ты выбрал бы сразу и безоговорочно?

Леви моргает. В голове — пустота, только шум бьющейся крови в висках. В душе — огонь. В теле — тысяча мелких иголочек, от макушки до кончиков пальцев — за миг, за долю секунды, за миг, меньше мига. И сердце стучит так, как будто молотом изнутри ребер. Сильно, мощно, в сумасшедшем, но таком мелодичном ритме. И перед глазами как будто мир совершенно другой. Резкий, яркий, настоящий.

— Отставить вино, — говорит он громко, не сводя взгляда с лица Зика.

— Что?

— Кравец! Вниз! — характерный свист и тяжелый удар ног о землю рядом.

— Но, капитан, это подарок, прямиком из штаба...

Леви резко переводит на него взгляд и солдат тут же осекается, едва заметно отпрянув на шаг.

— Отставить. Вино. — в голосе сталь. — Возьми своих, Кравец. И проследи, чтобы все бутылки, все, до капельки, было уничтожено.

— Капитан, но... Мы же... Узник...

— Не переживай, я прослежу. Все равно этот урод опять ссаться просится.

— Эм... Так.. точно?

— Вперед! — прикрикивает уже Леви. — И с песней!

— Д-да... Да, капитан!

Леви делает вдох. Такой приятный. Такой полный. Медленно подходит к Зику ближе и, взяв крепкой хваткой за шкирку, заставляет встать. Толкает в спину, приказывая идти вперед. Не далеко, хотя бы за пару ближайших деревьев. Как всегда. Ничего странного, правда же?

— Расцветали яблони и груши, поплыли туманы над рекой! — И правда заводят песню ребята где-то позади, и Леви останавливается, резко пинает Зика ногой под колени, все так же медленно обходит и смотрит молча. Снова — сверху вниз. Молча протягивает руку вперед и медленно, почти что аккуратно, почти что заботливо, снимает с его лица очки. Замечает непонятливый взгляд и просто коротко кивает. Так надо.
Первый удар ногой в лицо выбивает пару зубов. Второй, третий. Коленом в лицо — ломает ему нос. Но этого недостаточно. И Леви бьет снова и снова, пока Зик еще может держать голову ровно. Но и этого ему мало. И он хватает его за волосы, тянет вверх, бьет в лицо кулаком, сильно, смакуя. И снова, снова, и снова, пока свои же костяшки не начинают кровить. Пока брызги чужой (и своей) крови не смешиваются, пачкая его ботинки, рукава, плащ.

С резкий выдохом он распрямляется, наконец, отходит на шаг назад. Дышит коротко и часто, проводит руками по лицу, оставляя на нем неаккуратные красные следы. В воздухе пахнет кровью. От него — пахнет кровью. И сердце бьется сильно и ровно. И перед глазами — все четко и красочно. И в душе — огонь, а в голове — четкое понимание того, что необходимо сделать. Того, что он хочет сделать. И так легко становится, что хоть смейся. Леви наклоняется, медленно поднимает с земли очки и, присев перед Зиком молча протягивает их. Достает из кармана пачку сигарет, прикуривает одну, отдает Зику тоже, себе — берет вторую.

— Эрвина Смита, — отвечает он, выдыхая дым. Вот так вот просто на давно поставленный вопрос. Теперь уже — не важно. Теперь уже можно говорить прямо. Теперь — точно можно. Все равно нахуй все послал. Все равно убьет его сейчас. И под трибунал пойдет, но какая уже разница? — А что, вернешь?

0

14

https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/123/684522.jpg

0

15

https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/226045.png

0

16

https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/451861.png

0

17

https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/946912.png

0

18

https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/891188.png

0

19

https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/83/582060.png

0

20

https://forumupload.ru/uploads/001b/13/b6/121/693573.jpg

0


Вы здесь » CROSSFEELING » THE BAG PR » rave [crossover]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно