In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » только позови


только позови

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

только позови
https://i.imgur.com/QAZ02aB.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3090/994758.png
— надеюсь, для меня осталась боль
https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3090/756696.png https://i.imgur.com/YcS0x9w.gif
лайя // агата

«

Великобритания, поместье Бишоп-Мэнсон
(недалеко от Патели Бридж).
Спустя неделю после смерти Аннет.

Теплые объятия. Смех. Искренняя улыбка. Блеск в глазах - истинная ценность дружбы,  способной развеять самую непроглядную тьму.

»

Отредактировано Agatha Harris (Сб, 20 Мар 2021 15:59:17)

+2

2

[indent] Бернелл вырывает из Нью-Йорка одним поздним звонком; сквозь знакомые интонации уверенности и непреклонности проступает сеточка трещин как бы не старалась скрыть. Агата не жалуется и жалости не просит. Произошедшее описывает фактами, констатацией горя и обрушившихся на нее бед. Бернелл хватает и того. Живость воображения хочется проклинать; обвивает рукой подушку за дальностью той, кого хотелось бы утешить, в запахе ароматической свечи для улучшения сна грезится металлический запах крови. Она не спрашивает "как ты": ответ слышен в паузах без всхлипов, в том, как иногда замолкает, подбирая слова и выдыхает пульсирующие эмоции, бьющие по нервам [Лайя почти воочию видит, как сжимает-разжимает наманикюренный кулачок и хмурится от сочувствия — сильным духом всегда тяжелей принять ситуации на которые не в силах повлиять]; по штрихами наведенному рассказу пытается вывести общее и важное — есть ли кто рядом, пока оказалась в центре бури, есть ли кто, способный разделить вес ответственности, пока не приняла все скопом на свой хребет, рискуя сломать.
[indent] Бернелл хочется спросить — ты хоть малость себе позволила [ты позволила себе оплакать как подобает, отвлечься хоть ненадолго, закрыться на сутки в спальне и просто бояться будущего, как нормальный человек; ты позволила себе хоть немного слабости], или все так же фальшивишь и доказываешь раз за разом, что хребет сталью окован; что даже под ударами судьбы стоять останешься. Но не спрашивает: время слушать, а не изводить вопросами, с последним успешно справятся другие. Агата не просит помощи-поддержки, но упоминает картины и Бернелл подхватывает с осторожностью:

[indent] — С этим я могу помочь.

[indent] Обе делают вид, что в Англии резко образовалась нехватка специалистов, реставратор способен провести профессиональную оценку предметов искусства вне лабораторных условий и абсурдности появления нового лица там, где ведется расследование и теневая схватка за наследство нет. Пока они обсуждают приезд и отвлекаются незначительным [на четвертом упоминании вскользь некого Александра, Лайя делает пометку — узнать позже, что за тип, вызывающий такие интонации], Бернелл ищет во всемирной паутине ближайший рейс, бросает в сумку вещи и поливает единственную в квартирке растительность, надеясь, что капризная орхидея по возвращению все же зацветет.
[indent] Они говорят долго: вспоминая колледж, рассказывая новости далеко не первой свежести. Говорят о мелочах, оставив важное на похоже. Лайя между вдохов вплетает недосказанное, не зависящее от расстояния, теряющее ценность будучи произнесенным:

Я с тобой.

[indent] Винсент картавит больше обыкновенного, сбивается на возмещенный французский — на носу выставка, в хранилище еще есть экспонаты, требующие внимания, есть другие, кого можно отправить. Лайя выслушивает терпеливо, осознавая сумасбродность решения срываться с работы вот так вот, в канун ее первой серьезной выставки. Терпеливо же объясняет необходимость отправиться именно ей, прикрываясь небольшой ложью [в разрезе дружбы — правды, но о том знать ему не нужно] взбалмошного желания именитой наследницы с которой водит знакомство [у нее сейчас очень напряженная ситуация, не каждому будет доверять], вспоминает о конфликтности Дональда: что если вспыльчивый оставит о нас плохое мнение? Босс сдается на упоминании веса имени Харрисов в Великобритании и пользы рекомендаций для молодой галереи; чутьем к выгоде он мог поспорить с самой Агатой.
[indent] Перелет занимает больше пятнадцати часов, две пересадки и небольшую проблему в аэропорту Лидса — бронь автомобиля, привычной практики для любительницы мобильности без услуг такси, не зарегистрировали; свободных машин нет. Лайя не успевает хорошенько разозлиться, на грани терпения и уставшей вежливости ведя спор, когда окликают — Агата вопреки настойчивым заверениям, что справится и беспокоится не стоит [серьезно, лучше позаботься о том, чтобы ты меня встретила целой и невредимой, бедовая], встречающего все же присылает. Водитель провожает к машине, любезно перехватив сумки с вещами и инструментами, вежливо напоминает о том, что их ждут и расхваливает мастерство поваров, когда Бернелл заставляет сделать круг по Лидсу в поисках нужных бриошей, выбирающей их по одной ей известным критериям [шоколад необходим ровно определенной консистенции, ванилин не должен перебивать запах сдобы, крем только классический патисьер, как в кондитерской через дорогу от колледжа, добавившей им несколько лишних дюймов на талии и выгнавшей на утренние пробежки].  Пытается дорогой расспросить, явно заинтересованный неуместностью в такой ситуации гостей, причиной выбора специалиста другой страны; Лайя молчит осуждающе, пейзажам за окном уделяя больше времени, чем утолению чужого любопытства.
[indent] И сама вспоминает причины, приведшие на другой континент, далекие от профессионального рвения.
[indent] Их дружба казалась фактом возможным не более, чем правдивость сюжетов книг о живых мертвецах, любимых Милли: разные настолько, насколько это вообще было возможно, общее стремилось к абсолютному нулю — начиная с факультетов одного колледжа и спален [поначалу, позже подкупом/шантажом/убеждением все же махнулись соседками; Лайя усмехается, вспоминая хаос переезда и попытки разграничить пространство, неизбежно смешивающееся], заканчивая кругом общения и взглядами на мир. Им стоило бы конфликтовать или держать отчужденное перемирие, в лучшем случае. Но встречи в кондитерской неспешно и незаметно перенесли дальше, соц. сети заполнились совместными беззаботными фото [все больше авторства Агаты], они сами — чужими секретами-волнениями-радостями; несхожестью дополнили друг друга, переняли частички характеров, не поддавшись влиянию полностью. После выпуска оставили уверенность, что не созваниваясь неделями, разойдясь своими дорогами с выпуском, так и не став абсолютно неразлучными, остались теми, кто одним звонком, недосказанным словом, паузой, вдохом на грани сорвутся с места с любой точки земного шара.

Даже если не прозвучит: нужна.

[indent]Когда перед черным седаном распахиваются автоматические ворота, искусность ковки и архитектуру классического поместья Лайя не замечает вопреки обыкновению; едва сдерживается, чтобы не выскочить до того, как автомобиль мягко тормозит у широкого крыльца, сжимая ручку до побелевших костяшек. Дробно выстукивает небольшими каблучками по ступеням на верху которых, чинно сложив руки на накрахмаленном фартуке ожидает представившаяся Мартой. Лайя на привычке улыбается вежливо, отвергает предложение освежиться и отдохнуть с дороги, напарываясь на скользнувшее на миг ядовитое любопытство с примесью осуждения торопливости, не любимого англичанами наравне с отсутствием пунктуальности. Душит всколыхнувшееся раздражение к попытке отложить и бесконечным коридорам, когда Марта упоминает вскользь, что час назад всего их навещали детективы и беседовали с племянницей почившей; что племянница покойной хозяйки даже отдыха себе не позволяет за всеми делами. Лайя по коридорам едва ли не тащит провожатую: совсем с ума сошли, почти сутки в дороге, после детективов неизвестно в каком состоянии и откладывать встречу?
[indent] В вожделенную дверь Марта стучит с каким-то нездоровым пиететом, хорошо поставленным голосом объявляет, переступая порог:

[indent] — Мисс Харрис, прибыла…
[indent] — Готовая придушить каждого, кто заставляет тебя забыть о поблажках к себе даже в такое время, — перебивает вечный миротворец их тандема, оттесняя горничную и впархивая в комнату, не настроенная сегодня ждать пока соблюдут регламенты. — Только назови их имена и скажи, где в этом лабиринте Минотавра лопата, чтобы я их закопала подальше от тебя.

[indent] Агата держит спину прямо, все такая же непоколебимая, встречая в антураже больше подходящим лощеным английским аристократам, чем знакомой ей девушке, морщащей нос при смехе, отмахивающейся от нее, когда будила на учебу, фырча в подушку что-то невнятное заставляя умиляться, танцующей вместе с ней в пижаме под самую глупую музыку из всех возможных. Знает, что этот образ английской леди тоже она [пользовалась на нее глазах не часто, но искусно], но все равно причисляет к маске, зная настоящую. Лайя мимолетно отмечает напряженные плечи, твердость взгляда не любящей показывать слабости [ловит себя на надежде, что это для Марты, не ей заготовлено], чуть большее количество консилера в привычно безукоризненном макияже, прячущим, наверное, следы беспокойных ночей, пока проносится по комнате прямой наводкой к ней, не размениваясь на ненужные приветы. Не глядя почти бросает коробочку с бриошами на столик, чтобы освободить руки. Обнимает, когда за спиной закрывается дверь, теплыми ладошками по лопаткам и светлым волосам пахнущим парфюмом и бальзамом, на секунды замирает, чувствуя плечом чужое дыхание, прежде чем отстраняется, чтобы взглянуть и удостоверится, что перед ней не станет играть комедию в неуязвимую.

Мы же знаем друг друга наизусть, помнишь?

[indent] — Тебе стоило позвонить раньше, милая. — Мягким укором шепчет, пальцами находя чужие пальцы, едва весомо сжав. — Мне так жаль, что тебе приходится проходить через это.

Отредактировано Laia Burnell (Вс, 21 Мар 2021 19:01:48)

+2

3

[indent] - Марта, в районе полудня в аэропорту нужно будет встретить Лайю Бернелл. Вышли машину, - длинный язык Марты порой обходится Агате слишком дорого, поэтому хозяйка взяла за привычку опускать как можно больше подробностей и ставить подчиненную перед фактом. Сейчас, пока в ее доме круглосуточно находится полиция, лучше не раздражать работников, жителей и гостей особняка приглашенным специалистом, хоть и не имеющим отношения к смерти Аннет и расследованию убийства.
[indent] В случае с горничной, вид деятельности и официальная причина визита Лайи грозила не столько неудобствами для самой Агаты, сколько коллекционированием очередных небылиц, выдуманных сказочницей Мартой, а также перешептываниями за спиной. Рано или поздно [скорее, рано] сарафанное радио дошло бы до детектива Гудмана, Сэма и Александра, а им, все же, хочется сообщить о новом лице в Бишоп Мэнсон самостоятельно – точнее, поставить перед фактом также, как и Марту.
[indent] Естественно, работник не удержалась от дополнительных вопросов, не относящихся к поручению. Нервно выдохнув и не отрываясь от документов, разложенных по аккуратным стопкам на столе, Агата одним движением руки остановила поток слов и попросила женщину заняться своими прямыми обязанностями.
[indent] - Удивительно, как ты не уволила ее, тетушка, - отвлекаясь от очередных смет и договоров, Агата перевела взгляд на фотографию, что стояла рядом с ноутбуком ровно под настольной лампой. Улыбающаяся Аннет бережно обнимает маленькую Агату за плечи и целует в щеку. К моменту фотосъемки они жили под одной крышей уже более двух лет. Рана, оставшаяся после смерти родителей, потихоньку начала затягиваться и, бесспорно, в этом есть заслуга тетушки - она не стала поощрять слабости Агаты и дала один день на то, чтобы оплакать чудовищную для ребенка потерю.

[indent] Закрывшись в своей комнате, мисс Харрис сначала просто смотрела в стену, пытаясь осознать навалившиеся на нее события, а затем – расплакалась от удушающего отчаяния, сжимая в руках платок, оставшийся от матери. - Ты была для меня всем – смыслом жизни, подругой, самым родным и близким человеком. Почему ты ушла так рано?

Когда кто-то умирает, всегда найдется один умник, который обязательно скажет: «Бог забирает лучших».
- если это действительно так, то почему лучшие не задерживаются на этой земле бренной, чтобы сделать мир добрее, светлее и уютнее? -

[indent] На следующий день Аннет пригласила Агату в свой кабинет сразу после завтрака. Глядя на поджатые губы тетушки и пальцы, сцепленные в замок, девочка поняла – их ждет серьезный и строгий разговор. В голове – рой мыслей. О чем тетушка не хотела бы с ней поговорить, все свелось бы к нравоучениям, к которым Агата морально не готова, но справедливости ради стоит отметить, что это исключительно ее проблемы. Родители воспитывали Харрис так, что взрослым не стоит перечить и Харрис попыталась пронести этот урок через всю свою жизнь. Разговор с Аннет выдался действительно долгим и сложным, но даже при спокойной интонации и сухих фактах, Агата отчетливо слышала горечь в голосе железной леди – именно в этот момент она поняла, что смерть близких дается им одинаково тяжело. Глаза Аннет, также как и глаза Агаты, были на мокром месте, однако она не позволяла себе слабости, которую позволила своей племяннице.

Ты не поможешь мертвым, если будешь убиваться и истощать себя.
- направь негодование и боль в нужное русло -

[indent] Теплые пальцы Аннет на плече. Мягкое касание губ макушки. Едва уловимый запах парфюма и сигарет. Она так редко проявляла нежность по отношению к ней, что в душе что-то дрогнуло. Она не могла дать ребенку того, что давала мать, но старалась приложить максимум усилий, чтобы сирота ни в чем не нуждалась и была счастлива. Агата благодарна Аннет за этот урок.

[indent] Как и Аннет, Агата не хотела казаться слабой, поэтому даже в разговоре с Лайей она старалась не зацикливаться на собственных переживаниях и боли, что постепенно отравляли Харрис – это исключительно ее страдания и только ей с этим жить. Зачем перекладывать груз траура на других людей? Руководствуясь данным подходом, она не пыталась как-то отгородить подругу от событий, разворачивающихся в ее жизни, но старалась не нагружать ее излишними переживаниями и не давать повод для волнений. – Уж чего-чего, а этого у самой Лайи достаточно.
[indent] Еще в колледже Агата заметила, что ее близкая подруга отдается всему целиком и полностью. Радоваться? Только так, чтобы радости хватило на двоих. Переживать? Забирая всю боль. Нестись на помощь? Только сбивая все на своем пути. Она ценила такую искренность и столь сильную эмпатию, но хотела делить с девушкой только радость, чтобы быть лучиком света, которого так не хватает многим людям в жизни.
[indent] Иронично, что символом света стала как раз Лайя, несмотря на все попытки Агаты сделать мир подруги чуточку лучше.

https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/191/891325.png https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/191/616524.png https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/191/333606.png https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/191/389424.png

[indent] Лайя для нее – это непрекращающиеся разговоры, которые порой не несут смысловой нагрузки, свежевыжатый апельсиновый сок с добавлением моркови, сладкая выпечка и сонное утро, полное предложений не идти на пары. Сейчас Агата все чаще вспоминала то беззаботное время, когда по утрам ее будил звонкий смех подруги, а не ночные кошмары. Больше всего на свете хотелось вернуться в юность и еще раз пережить те прекрасные моменты, связанные с их крепкой дружбой, но никак не разбирать бухгалтерские документы и вынашивать в себе всю ту боль, что ей причинила смерть.
[indent] Сквозь распахнутое окно комнаты, которую пришлось переоборудовать под свой кабинет, она услышала шорох шин по гравию. Сердце пропустило один удар. На негнущихся ногах Харрис подошла к окну и, чуть отодвинув тюль, с плохо скрываемым трепетом вглядывалась в очертания фигуры, скрытой за окном заднего сидения машины. Шумно вдыхая теплый весенний воздух, она не могла поверить, что происходящее – реально. Подруга никогда ее не подводила, но ей до сих пор было сложно поверить, что тьма вокруг рассеивается и первый лучик – девушка, которая всегда подставляла плечо, когда того требовала ситуация.
[indent] Пока Марта неторопливо [как и всегда] ведет Лайю в кабинет, у Агаты есть небольшая фора, чтобы поправить макияж и промокнуть глаза. К моменту врыва вихря нежности и заботы, Харрис уже выглядит более, чем сносно и не скрывает едва уловимой улыбки, которую сможет заметить только реставратор. В глазах плещется беспокойство – она отвыкла быть, а не казаться слабой. Отвыкла поощрять свои слабости. Отвыкла быть действительно уязвимой, но Лайя всегда находила нужные рычаги, чтобы освободить Агату от едва сдерживаемых обид, тревог, страхов и злости на несправедливость – будь то козни судьбы или отдельных личностей; и даже сейчас Агате хватает лишь объятий, чтобы судорожно выдохнуть, закрыть глаза, пытаясь хоть как-то нахлынувшие слезы.
[indent] - Как же мне не хватало тебя.
[indent] Агата делает глубокий вдох, вдыхая запах парфюма Лайи и крепче обнимает подругу, пытаясь через прикосновения вылить всю ту любовь, что так долго копилась в ней. Мягко целуя девушку в щеку, Агата лишь слабо улыбается [совсем расклеившись] и лишь отмахивается от ее слов. - Я не хотела тебя тревожить, дорогая, - улыбаясь, Агата нежно смотрит на переплетенные пальцы, - скажи, как ты долетела? Давай подыщем тебе комнату, ты примешь душ – наверняка же устала с дороги? – и вырвемся на природу прочь от ненужных глаз?

+1

4

Я не хотела тебя тревожить.

[indent] У Лайи от этой фразы внутри маленький шторм в шесть балов; отзвук благодарности не заглушает возмущенной укоризны, касается зрачков и чуть поджатых губ. Агата не хотела ее тревожить, пока пыталась защитить за спиной от грубостей, от дурных слухов, от всех мелочей, которые только могли бы огорчить с трудом привыкая, что отдающаяся себя эмоциям Бернелл способна справиться с ними и постоять за себя. Агата не говорила о своих проблемах сразу, не желая тревожить, так и не осознав, что тревожит другим: отнимая право быть сопричастной даже такой малостью, как прикосновение к руке, заставляя чувствовать себя опоздавшей и не заметившей.
[indent] Сдерживает ответный вздох, зная, что получится слишком рвано-горячечный и это совсем не то, что нужно сейчас. Маска на лице подруги полупрозрачная, сколотая близостью и обоюдным знанием, но есть. Хочется бережно поддеть машкеру кончиками пальцев, стаскивая нелепицу, но приходится смотреть сквозь на глаза, блестящие далеко не только радостью встречи, утратившую краски улыбку; угадывая в ней искренность, Лайя думает о целой неделе неведенья.

[indent]— С сегодняшнего дня ты официально лишена права решать тревожиться мне или нет. — Бескомпромиссно заявляет, упрямо тряхнув собранными в хвост локонами как доказательством того, что приговор необратим.

[indent] Бернелл улыбается; как можно легче и свободней, пряча сочувствие подальше [повторяет: не время]. Срывать чужие маски легко, если задаться целью, Лайя знает это, но знанием никогда не пользуется, бережно относясь к чужим чувствам. Они для нее сродни хрупких картин — если хочешь очистить от ненужного, забудь о резкости и грубости когда одним неверным жестом, приложив слишком много усилий способен безнадежно навредить; наберись терпения, чтобы высвобождать мазок за мазком, следи за деталями, не пытайся то, что не по нраву закрасить собственными красками.
[indent] Лайе откровенно не по нраву то, что видит. Не нравятся растратившие яркость цвета [она знает, как они горят, она любит их; зарисовывала в скетчбуке грифелем, зная что ни в одной палитре не найдет схожих], не нравится то, что Агата пытается спрятать под ними. Объяснить бы, что слезы — это нормально, что мерять слабость ими глупо, что не стоит в себя хоронить и надеется, что никогда не даст о себе знать. Еще как даст. Когда ждать не будешь, когда совсем окажешься не готовой в отместку за то, что пыталась не пережить, а откреститься.
[indent] Проблема в том, что Агата знает это. Не может не знать, уже за душой имея маленькое кладбище. Проблема в том, что учили ее всегда другому и откровенно говоря, во многом наука была полезна: там, где Бернелл останавливалась, чтобы дать себе возможность уложить эмоции, позволить себе привыкнуть к ним, Харрис заковывала себя в броню, не размениваясь на мелочи и не останавливаясь. Но сейчас другое [ты ведь понимаешь?], сейчас лишилась той, кто была примером, сейчас на перепутье: девчонке беззаботно выплясывающей в студенческой комнате придется принять власть, управлять маленькой империей и людьми, не ища и не ожидая поддержки той, кто всегда была рядом.
[indent] Но говорить о пустом, заставлять, играть на чувствах, чтобы заставить обнажиться — бессмысленно. Бернелл остается только набраться терпения и быть готовой подхватить, когда придет время. А пока принимать предложенный тон "ни о чем" диктуемый гостеприимством [в конце концов даже не рассчитывала, что станет плечо заливать слезами в первые минуты-часы встречи] и ловить возможность увести Харрис подальше от заваленного бумагами стола, удручающего одним видом, пока не попыталась погрузиться в них с головой, пока сама выразила желание убраться:

[indent]— Отнюдь не плохо и устать большую часть времени проведя в сидячем положении я физически не могла.  Кстати, спасибо, что не послушала на счет встречи — с машиной я пролетела. И надеюсь, ты не попытаешься сдать меня в заботливые руки Марты? Она чуть-чуть… — запинается, пытаясь найти менее грубое слово из напрашивающихся, — утомительная.

[indent] Выпускает ладони, отступая к двери, всем видом показывая, что или Харрис уйдет с ней или Бернелл будет блуждать в коридорах поместья с навигатором вместо нити Ариадны пока не станет приведеньем, грустно сетующим на утомительных горничных. Подхватывает заброшенную коробку, чуть приоткрыв крышечку с видом, словно там не сладости, но эдемское яблоко:

[indent]— Давай так: ты проведешь меня в комнату, пока я быстро приму душ, подготовишь картины, чтобы я глянула и оценила фронт работ. А потом мы с этой прелестью уйдем хоть на природу, хоть купаться в садовых фонтанах, хоть в винный погреб соседей за пару миль.

+2

5

[indent] Когда она рядом — боль притупляется. Не плещется, не закипает внутри, не предпринимает слабых попыток изменить структуру. Она есть, она все еще осязаема — зияет в груди подобно пустоте, жрет изнутри, но не так стремительно. Поддается теплоте и нежности, отходит на второй план, дает небольшую передышку — мол, этот раунд ты выиграла, но я еще вернусь, не переживай. А она переживает. Не хочет, чтобы вернулась с новой силой и продолжила уже начатое — отравлять, болезненно вонзаясь шипами в сердце, вытягивая все силы.
[indent] Свет, что несет Лайя, способен рассеять даже самую непроглядную тьму — Агата это знает наверняка. Разбитое сердце, конфликты с Элизой и Аннет, не закрытая сессия [что для девочки-идеалистки с синдромом отличницы — самая настоящая катастрофа]. Любая рана, с которой она обнаруживала Агату, заживала под ее нежными руками, ласкающими волосы, пока та в редкие моменты позволяла себе всплакнуть на коленях подруги. И даже сейчас — только-только появившись на пороге — она заставляет ее встряхнуться и сбить черно-белые очки. Заставляет неосознанно — просто даря улыбку и позволяя ощутить тепло родного человека, доказывая, что дружба кроется не только в смехе и селфи на фоне достопримечательностей. Истинная ценность дружбы — это правильно подобранные слова, оплеуха, приводящая в сознание, рука на плече, удерживающая от падения в пропасть.
[indent] — Запрещаешь? Вот так радикально, да? Переживай после этого за ментальное здоровье друзей! — Как будто в укор произносит англичанка, пряча за напускной хмуростью полуироничную улыбку. Гиперопека иногда утомляет — Агата знает и видит, как Лайе претит это, но ничего поделать с собой не может — желание сберечь маленький островок спокойствия пересиливает любую боль, но есть и обратная сторона медали. Из-за боли она сейчас тут — стоит перед Харрис, в шуточной манере, но диктует свои правила, пытается пристыдить. В ответ даже не нужно оправдываться. Прозорливая видит ее мотивы. Знает. Чувствует кожей. 
[indent] Обе понимают, что настоящая дружба не требует громких слов о том, как они скучали друг по другу, пышных признаний в любви, объяснений прописных истин. Легкое прикосновение, взгляд с укором, коробка с любимой выпечкой - тоже проявление той самой любви и привязанности, которая истощает людей, находящихся в разлуке. Агата поддается порыву эмоций, что стремительно охватывают ее, и, притягивая подругу к себе, мягко целует ее в лоб. — Спасибо. По глазам заметно беспокойство, которое замешивается с досадой. Она не хотела разочаровывать Бернелл, но, видит бог, повторись ситуация еще раз — она бы также тянула до последнего, лишь бы не выбивать Лайю из колеи и заставлять срываться к ней по первому зову, бросая все дела.

Допустит ли этого сама Лайя?
Определенно, нет.

https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/191/482273.png

[indent] Улыбка становится чуть более явной, ощутимой, не прячется в боли и отчаянии, что сковывают последние дни. Агата проводит пальцами по нежной коже щеки подруги и заправляет выбившуюся прядь волос за ухо. Глядя в такие родные глаза, она понимает как сильно соскучилась по щебету Лайи, горящим глазам и тактильному контакту [близкого] человека, при объятии с которым ток не проходит через все тело, не возникает желание как можно скорее высвободиться из таких не_родных рук и увеличить дистанцию, как бывает в случае с Нильсеном. Грубые, порывистые движения Александра претят Агате, но вместе с тем она не может противиться ему открыто — что-то притягивает в нем, заставляет, несмотря на нежелание, подставляться под его ладони и таять от обжигающего дыхания на шее.
[indent] Нехотя отстраняясь от подруги, Агата бросает растерянный взгляд на стол, заваленный документами, и, попросив выждать паузу, убирает документы, которые планировала разобрать сегодня, обратно в папку «не разобранное», на ходу допивая уже остывший кофе. Последний штрих - приподнимает ноутбук, чтобы взять чехол и складывает в него всю технику [крайне скудную — телефон и сам ноутбук]. - Кажется, ничего не забыла.
[indent] Закидывая сумку с техникой на плечо, англичанка разворачивается обратно к подруге. — Я как чувствовала, что будет какой-то подвох. Мы же не можем иначе — бедовые. Попадать в переплет — как призвание. Но да ладно, главное, что ты тут в целости, сохранности и хорошем расположении духа, - усмехается. Она бы не смогла простить себе, если бы не перестраховалась и заставила Бернелл куковать в аэропорту хоть на минуту больше нужного. Ее состояние куда важнее потраченного вхолостую времени водителя, затрат на бензин и прочих расходов.
[indent] Улыбаясь, следует за подругой, прикрывает тяжелую дверь и запирает на ключ. Не хватало, чтобы в этой суете что-то пропало — в какой-то момент Агата стала слишком бережливой. На первый взгляд — бумажки никому не нужны. Они не содержат каких-либо тайных знаний, но сейчас тот период, когда никому доверять нельзя. Медленно ступая по коридору, она ведет Бернелл к широкой лестнице со скрипящими половицами, уже прикидывая в какую комнату ее можно заселить. — Нет, не переживай о Марте. Я сама размещу тебя. Если будет что-то нужно, то тоже говори и чувствуй себя как дома, - заботливо произносит Агата, касаясь подушечками пальцев перил, - сразу видно профессионала — не можешь же ты без работы, неугомонная. День дала бы себе отдохнуть, - не сдерживая смешка, Агата поднимается на второй этаж и идет в сторону своей спальни. Рядом с ее комнатой как раз есть свободная, которая может подойти Лайе — она уверена. Приоткрывая дверь, скользит внутрь и пропускает подругу, обводя помещение рукой. Светлые стены и пол, просторная постель с обилием подушек и теплым одеялом — в Великобритании все еще прохладно ночами, кресло с торшером в углу, а перед ними - большой пушистый ковер. Совмещенный санузел с большой ванной. Букет пионов на комоде рядом с графином воды, бутылкой вина и посудой, а также небольшой балкон, украшенный цветами.  - Тебе нравится?

+2

6

[indent] — И переживать я тебе тоже запрещаю. — Отражает фальшивый укор скользнувшим в наигранную легкость строгостью, грозит насмешливо пальчиком. Не обо мне. Никогда не обо мне. Можно я буду причиной только радости? — Помнишь: будешь хмуриться — морщинки появятся.

[indent] Теплые губы мажут по лбу, на светлой коже высекают лаской благодарность и близость; у Лайи дрожат ресницы как минутой назад у Харрис, под ребром колет чужой-своей болью так, что вдоха сиплого не сдерживает. Думает, что мало сделала для такого порыва, что незаслуженно вовсе. Могла бы — забрала все. Верит, что сил бы хватило, их всегда доставало на других больше, всегда было легче видеть и понимать других, чем себя. Лайя ловит секунду и жмется и прижимает ближе, кончиками пальцев касается теплой щеки, ведет по скуле к подбородку, заглядывает в глаза.

поверишь ли в этот раз, если скажу, что однажды

все будет хорошо?

[indent] Лайя ждет терпеливо, смотрит без пристальности, но подмечает. Становится немного совестно: отвлекла, почти_похитила, отрывая от несомненно важных дел. Она далека от бизнеса, бумаги в руках Харрис вели бы в лучшем случае в скуку, в худшем чрез полчаса бы звонила Агате, ругаясь и отфыркиваясь, сетуя на неспособность познать таинства так легко дающиеся ей, прося консультации [шутили-строили планы когда-то открыть музей вместе; Бернелл наотрез отказывалась иметь дело с бумагами, если не касаются искусства: мы станем банкротами], но даже так понимает, чего может стоить перерыв и какой хаос способен скрываться в аккуратно убранных папках. Анетт Харрис была личностью впечатляюще предусмотрительной по рассказам Агаты, но вред ли могла предусмотреть настолько быструю смерть.

я нашла ее.

[indent] На мгновение становится дурно от страха: если не случай, то что будет дальше? Агата сильнее всех ее знакомых вместе взятых, но и она уступает старшей Харрис. Лайя едва не выпаливает так и не заданные вопросы, едва не интересуется где чертова охрана наследницы, почему находится в доме, где произошел возможно не несчастный случай, не боится ли стать еще одной строфой в криминальной хронике, но заставляет себя сдержаться — Агата смотрит на нее почти_нормально, гнет уголки губ знакомой до занывшего сердца улыбкой, призывая за собой; Бернелл кивает, пряча тревоги до поры поглубже. И обещает себе: глаз не спущу.

[indent] — О, нет. Ты что-то путаешь. Бедовой всегда была ты. Мои беды всегда были незначительны и легко решаемы. А вот ты, дорогая, всегда умудрялась находить самые сумасшедшие приключения. Благо и выпутывалась быстро. И выпутаешься сейчас, верно?

[indent] Теперь, когда нет нужды спешить и по левую руку тепло и шлейф знакомого парфюма, Лайя позволят себе осмотреться, оценивающе-восторженно коснутся взглядом элементов декора, нескольких картин на стенах, искусно подобранных портьер за которыми обещанный цветущий сад. Даже то малое, что видит, хочется назвать безукоризненным. И слишком сильно отличающимся от того, где росла сама полного нелепых порой, подчас дешевых, но памятных безделушек, фотографий вместо репродукций известных авторов; полного уверенности, что каждый под этой крышей всегда будет на твоей стороне.

уверенна ли в том же ты?
засыпаешь ли спокойно?

[indent] Смеется звонко-беспечно:
[indent] — Это будет не просто. Мой дом вполне поместится в твоей гостиной и в нем если ночью захочется фисташкового морожена не надо собираться в поход. Когда ты упоминала поместье, я не думала, что это целый чертов дворец. Знаешь, здесь сразу хочется отвешивать книксены и ждать принца с конем для вечерних серенад под окном. — Показательно хмурится, кивнув на сумку на плече подруги. — Кто бы говорил, трудоголик. Хотя у тебя еще есть шанс сделать вид, что ты просто не захотела оставлять ее в запертом кабинете, прежде чем мы нечаянно утопим ее в фонтане.

[indent] Комнату Бернелл встречает восторженны выдохом, попирая английскую сдержанность; кружит осматриваясь, ласково касается свежих пионов [знала? помнила? готовилась? лилиями и пионами осыпала бы все вокруг себя], выглядывает в окно на сказочный вид, словно сошедший со страниц старинных романов. Не будучи притязательной. Близко познакомившись с номерами самых разных удобств в путешествиях, фыркает вопросу смешливо, бросая удивленно-радостный взгляд на Агату:

[indent] — Шутишь? Она идеальна! Особенно пионы. Я словно не работать приехала. — Замолкает, меняя тон, смотрит на Агату с многозначительным прищуром, выжидательно склонив голову к плечу. — Кстати о замках, принцах и конях… Может расскажешь, кто такой Александр?

+2

7

Вот тебе чувства – в них и причина любого искусства
https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/191/341914.png
Мы ранены грустью, но где-то на дне наших глаз я вижу надежду
■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■ ■

[indent] Что кроется за ее шуточным укором и хитрым прищуром? Действительно ли легкое и ненавязчивое порицание за чрезмерную [подавляющую все сущее] заботу или легкий налет обиды, граничащий с оскорблением? Чтобы там ни было – Харрис некомфортно. Она не привыкла вываливать на Лайю всю ту боль, что она так усердно прячет внутри, пытается совладать и, наконец, [отпустить]. Агата не хочет задавать лишних вопросов, что комом застревают в горле, и лишь мягко улыбается ей.
[indent] Так или иначе – эту боль не унять и не снять со временем. Лайя сейчас - временное утешение, которое так или иначе уедет и оставит ее в непроглядной тьме – это лишь вопрос времени. Стараясь отмахиваться от фатальных мыслей – [откуда столько фатализма?] – она наблюдает за восторгом, что переполняет Бернелл, прислонившись бедром к дверному косяку и ощущает легкое покалывание тепла, разливающегося по телу.
[indent] Ей совестно. Совестно, что выдернула американку из круговорота собственных забот и проблем, хоть и под предлогом выступить независимым экспертом. У нее на носу выставка, а ведь Лайя говорила, что в апреле у нее ответственное мероприятие, но вместо того, чтобы заниматься [своим делом], она приехала подтирать сопли Харрис и вновь вытягивать из обволакивающей и чуждой депрессии.
[indent] [indent] Как совладать с чувством вины?
[indent] [indent] [indent] Как унять эту боль?
[indent] — Тебя засасывало следом, перестань! Мы с тобой как супруги - и в горе, и в радости. — Смеясь, Агата закрывает лицо руками, — и согласись, без меня тебе было бы невыносимо скучно в кампусе. Кто еще в ночи тебя потащил бы на сомнительный хоррор-квест на другой конец города в промышленную зону? — Наверное, стоит опустить тот факт, что в квесте принимали участие только они. След знакомых, увязавшихся следом, благополучно простыл, когда из другой комнаты к ним вышел мужчина, залитый бутафорской кровью. Крутя в руках жиловочный нож, он кинулся следом за беглецами, но оказался менее проворным.
[indent] Они вышли из ангара, в котором проводился квест, чуть ли не в слезах. Несмотря на понимание, что это всего лишь игра, страх был вполне реальным и осязаемым – дергаясь в такси и оглядываясь в кампусе, они доковыляли до комнаты и закрылись в ней, не говоря ни слова.
[indent] Мягкое перемигивание гирлянды, натянутой вдоль окна, отвлекало от неприятного – горького – послевкусия полуночного приключения. Первые два бокала вина были выпиты в полной тишине. Глядя на рассветное небо, озаренное всеми оттенками розового, Агата зареклась больше не посещать столь сомнительные мероприятия и не пускать Лайю.
[indent] [indent] В тот момент казалось,
[indent] [indent] [indent] что их дружба прошла еще один блокпост.
[indent] — Морщинками ты меня не напугаешь, — Смеясь, Агата прикрывает губы пальцами, нарочно смешно морща носик. Она пытается мужаться, отбиваясь нелепыми [почти]шутками, а сама с содроганием вспоминает постоянные напоминания Аннет не морщить лоб, который словно по иронии судьбы существовал отдельно от хозяйки. Отмахиваясь от воспоминаний, навязчиво царапающих душу, она тихо прикрывает за собой дверь и проходит вглубь комнаты, любуясь восторгом Лайи.
[indent] Ей нравится угождать ей. Нравится наблюдать за невесомыми прикосновениями и горящими глазами. Подходя к подруге, ласково приобнимает ее за талию и опускает голову на плечо, вдыхая знакомый запах парфюма – нотки мандарина переплетаются с базиликом в сердце аромата, а их деликатно дополняют – словно обрамляют – ромашка и пион. Лайя не изменяла своему выбору. Мягко целуя ее в щеку, Агата нехотя отстраняется.
[indent] — Знаешь, я хоть и выросла в Бишоп-Мэнсон, но понимаю твои чувства, — запрокидывая голову, Харрис опирается о подоконник, — но если тебе в ночи захочется мороженого, я уверена, ты хорошо подумаешь, нужны ли тебе лишние килограммы на боках ради мимолетного удовольствия и похода на кухню. И вообще, пусть тебя радует хотя бы то, что санузел не на этаже, как в кампусе! — вместе с едва уловимым весенним ветром навеваются и воспоминания о постоянных утренних очередях в душ, чтобы успеть ополоснуться и помыть голову перед парами. Промокнув увлажнившиеся глаза, Агата прячет за задорной улыбкой накатившую ностальгию.
[indent] Поведя плечом и подхватывая соскальзывающий ремень ноутбука, англичанка смешно хмурится [так, что между бровей залегает складка] и надувает губы. Слова о трудоголизме отдаются легкой усмешкой. Криптография привлекла ее на курсах шифровки и дешифровки данных, которые она выбрала сама – это было ее первое осознанное решение, связанное с профессиональной деятельностью. Выбирая образовательную программу в университете, сомнений не возникало – она горела идеей криптоанализа и уходила в учебу с головой, но вновь судьба решила распорядиться иначе и возложить на ее плечи сопровождение бизнеса.
[indent] — Эй! Это же личный ноутбук, — возмущенно произносит Харрис, касаясь кончиком пальца носика подруги, — или ты думала, что одна тут ленивая и не дойдешь ночью за мороженым? Мне бы не хотелось делать крюк и возвращаться за ним в кабинет. Моя комната рядом, — Агата кивнула в сторону стены, к которой была придвинута постель, — я думала там его и оставить, но если ты настаиваешь на утоплении техники, то… во-первых, у меня для тебя плохие новости. Проверь, не появляется ли у тебя хвост, енот-полоскун. Во-вторых, сама будешь с ним ходить, поняла? — В голосе прослеживаются знакомые нотки вредности. 
[indent] Которые растворяются, едва в воздухе звучит имя человека, от которого бросает в дрожь. Имя человека, к которому зарождается сильная симпатия. Смущенно улыбаясь, Агата опускает взгляд вниз и переплетает пальцы. Чувства, которые вызывает Нильсен, напоминают первую влюбленность – легкие, невесомые, эфемерные.
[indent] В круговороте проблем Харрис старалась игнорировать зарождающуюся симпатию, но он настолько часто проскальзывал в их телефонных разговорах, что сейчас глупо отрицать очевидное.
[indent] Он ей нравится. Возможно, нравится так, как никто другой до него.
[indent] Набирая полные легкие воздуха, она смотрит на подругу исподлобья и думает, как бы аккуратно съехать с темы партнера. Смотрит пытливо, пытаясь понять, что же задумала неугомонная, а затем – отмахивается от собственных предрассудков и подобия страхов.
[indent] — Один из гостей. И он… — Выдерживая паузу, Агата пытается подобрать слово, характеризующее молодого человека. — Удивительный, — на выдохе тихо произносит девушка, заранее опасаясь дальнейших вопросов [и морально готовясь к ним].

+2

8

[indent]  —  Вот именно: засасывало. — Немедля вступает в шуточную перепалку, отстаивая неофициальный титул самой спокойной и безбедовой их маленькой, отчаянной компании, назидательно подняв пальчик. — Зачастую далеко не по своей воле. — Запинается, вспоминая десять минут попыток бахвальства и пятьдесят бесконечных взвизгов, отчаянно до боли сплетенных пальцев и готового остановиться сердца. И как после четвертого бокала, нарушив свое незыблемое "правило двух", упрямо заявила, что даже фильмы ужасов от ныне под строжайшим табу [а на первую неделю и вовсе все, что выше рейтинга тринадцать плюс], а завтра они записываются на курсы самообороны, на которых продержались не больше трех недель, равномерно укрывшись синяками, ссадинами и уверенностью, что лучшая тактика "бей и беги", желательно без первого. — Ох, — фыркает, закатывая глаза и пораженчески опуская поднятую ладонь, — согласна. Без тебя я бы точно не вспоминала Стэнфорд с такой ностальгией.

[indent] Прыжки в бассейн в одежде на спор на вечеринке; аттракцион "Родео", на которую подбила смущающуюся малейшей неловкости Бернелл [выигрыш ковбойской шляпы, торжественно утерянной в тот же вечер, был единогласно признан общей заслугой — синяками Бернелл с захрипшими от подбадривания голосом подруги]; поездки по принципу "хочу сейчас" без четкого плана и пункта назначения; победы над страхами друг друга [боишься высоты?-дельтаплан-зачем-мы-это-сделали] и последующее снятие стресса вином; шумливая, неподдельная радость чужим победам и успехам.

без тебя я не была бы собой даже в этой,
неправильной мере

[indent] Сметать каждый блокпост, сбивая предупреждающие знаки; выбирать кардинально отличающиеся духи, чтобы в итоге в своих прядях ловить чужой, узнаваемый запах; становиться близким-неотделимыми. Стать теми самыми, популярными девчонками из молодежных сериалов, над которыми потешались [влюблялись в разных героев; спорили без ругани, но до потери пульса о достоинствах фаворитов; убеждались, что звезды сошлись: вино одной марки, парни разные], в компанию которых доступ даже не запрещен — они всегда были дружелюбны предельно, — невозможен из-за тесноты, связанности мелочами [гирляндами на окне купленными на распродаже, мелочами, заполняющими их пространство, молчанием, когда все разговоры заменялись объятиями, взглядами-"ты понимаешь, о чем я", бесценным знанием, что несмотря ни на что тебя — поймут].
[indent] Когда покидали комнату в последний день, изрядно задержавшись на пороге, чтобы вспомнить лучшее последних нескольких лет, в ладонь вложила на память нелепые кулоны с заглавной буквой фамилий, купленные в спешке — опомнилась в последний момент — в ближайшем сувенирном.

мы не растеряемся, но ты же знаешь,
я бываю сентиментальна до чертиков


[indent] — Что тут задумываться? Пока вернусь назад, сожгу все калории. — Насмешливо ведет плечом, не мысля, что возможно из-за такой малости отказаться от лакомства [мы бегали вокруг стадиона ради бриошей! в пять утра, Агата! под дождем!]. Притворно округляет глаза, под угрозой таскать за собой ненужную тяжесть, щелкнув зубками у ловкого пальчика. — Благодарю, отказываюсь, оставь себе. Мне хватает таскаться с телефоном двадцать четыре на семь, потому что один фальшивый француз способен позвонить в любое время, горя идеей обогнать конкурентов и не щадя ради этого ни себя, ни других.
[indent] Комната через стенку радует бесконечно — выпускать из поля зрения надолго не хочется совершенно. Тем более, когда сквозь маску все же пробивается знакомое и родное; Бернелл улыбается и шутит, смотрит сквозь ресницы и нарочитую беззаботность; ловит моменты, когда мрачнеет, когда сильнее сжимает губы и чуточку отводит взгляд — темы и шутки оправляются под временный запрет. Время еще не пришло.
[indent] Стоит упомянуть Александра, как происходят совершенные метаморфозы; Лайя аккуратно выгибает бровь, смотря словно перед ней очередной экспонат необычайной редкости требующий пристального изучения. Смущенно потупленный взор, вздрогнувшие ресницы, проступивший на щеках румянец, ставший на пару октав тише голос, наполнившийся паузами. Бернелл оценивает симптомы с призрачной улыбкой, ставит диагноз — влюблена, колеблется над уточнением безбожно [?]. Таинственный Александр готов быть возведен на пьедестал почета, бонусом заранее получив десять из десяти, затаенную благодарность и индульгенцию на [почти] любые недостатки, когда получает ненароком ответ на один из незаданных вопросов — не одна здесь и сейчас. Но беспокойство подружек о сердцах друг друга не умаляется полностью никогда; память услужливо подкидывает имена другие с эпитетом "удивительный", спустя пару недель получающие приставку не столь лестную и солидарное презрение.
[indent] — Ни в коем случае не хочу тебя с небес на землю опустить, — осторожно предупреждает, — но ты ведь помнишь удивительного Тревора? И еще более удивительного Кайла, с которого мы очень долго удивлялись? — и единственного, кто оказался столь уникальным на фоне остальных, что никакое милосердие-понимание не удержало творческую часть их тандема от ночного порыва художеств, вместо холста используя любимую машину уязвившего бесценную. Все вопросы Харрис встретили полнейшее недоумение творческой натуры, едва ли не оскорбленной предположением, что она могла опуститься до умышленной порчи чужого имущества.
[indent] Бернелл присаживается на край банкетки у изножья кровати, вся олицетворение интереса, мягко похлопав рядом с собой:
[indent] — Расскажешь немного об этом госте?

0

9

[indent]Справедливости ради стоит отметить, что Лайя права — из всех их она действительно [беспроблемная], рассудительная, рациональная. Звонкое «нет» в их комнате звучало чаще, чем что-либо другое. Во многом, благодаря умению вовремя отказывать и удерживать неугомонную Харрис от отчаянных попыток влезть в очередной круговорот проблем и сомнительных развлечений.
[indent]Она заливисто смеется, откидываясь на траву и чуть выгибая спину в пояснице. Длинные темные волосы путаются в зелени, отливая в свете солнечных лучей коньячным. На фоне ее смеха [такого родного и привычного] остальные голоса меркнут. Опираясь на локоть и вытягивая ноги, Агата улыбается — впервые искренне и тепло после ночей без сна, криков «я не сдам эту чертову сессию!» и постоянных споров о методах шифрования данных с одногруппниками. Вики отпивает легкое цветочное вино из бумажного стаканчика и поднимает глаза к голубому небу, улыбаясь своим мыслям. Это их первый вечер, лишенный зубрежки и переживаний из-за нелегкой сессии за последний месяц. Каждая из них ощущает легкость и свободу — независимость от субъективной оценки, колючих взглядов одногруппников на оценку «А» и литров кофе по утрам.
[indent]Вики и Агата, будучи самыми неспокойными в их компании, первыми подали голос о необходимости смены обстановки, теплого океанского ветра и шума прибоя - выбор пал на воспетый и романтизированный в фильмах Сан-Франциско, более изестный как «город у залива». Прикрывая ладонями лицо, Лайя из всех сил пытается отбиться от идеи провести экватор их обучения в городе, далеком от них, а после все-таки сдается и соглашается на столь заманчивую авантюру, назначая дату отъезда - завтра. С визгом, полным безумия и радости, троица вскакивает с прогретой земли и, поддавшись необъяснимой истерике, забывая об оставшихся вещах, идут собираться в дорогу - мониторить билеты, набивать сумки ненужными вещами, брошенными с мыслью «а вдруг пригодится» и ворохом платьев «на выгул».
[indent]Пристегивая ремни безопасности в самолете, каждая успевает подумать, а не зря ли они так стремительно собрались и уехали, выключили ли утюг, плиту, другие электрические приборы, а предупредили ли родителей и — главное — а хватит ли денег? Иронично, что уверенной в выборе остается только Лайя — словно за пятиминутную истерику сквозь смех и едва выступившие слезы она успела все обдумать как минимум за себя и с нетерпением ожидать встречи с городом, расположенным на холмах.
[indent]Так было всегда - сначала она долго сомневается, а потом тащит их следом за собой, неглядя на смятение, порастающее сомнением как бурьяном. В [о ч е н ь] редкие моменты они пользовались тем же приемом, а потом втроем отпаивались вином, тихо злились на умение попадать в переплет и наносили на ночь мазь от синяков и растяжений, надеясь утром проснуться без тянущих болей.

ТЕРПСИХОРА
танцует, а я пою

[indent]— Согласись, нашим лучшим приключением стали попытки отбиться от назойливого промоутера, приглашающего на драг-шоу в Сан-Франциско. Он не понимал, что наша психика еще не подготовлена к пляскам мужиков с макияжем лучше нашего, — воспоминания о первой поездке откликаются в душе теплотой, — но я не жалею, что он все-таки затащил нас в бар. Танцевали местные королевы просто великолепно, — и явно лучше, чем все остальные, включая Агату, Вики и Лайю.

https://forumupload.ru/uploads/001a/f9/6e/191/861604.png

[indent]Драг-шоу продолжилось неограниченным количеством выпивки для всех присутствующих девушек, [при учете покупки литра текилы на один столик] и грязными танцами на барной стойке под улюлюканье окружающих [ту часть вечера Агата предпочитала скромно не помнить или делать вид, что не помнит]. Отрывками она помнила теплые мужские руки на оголенных плечах, скользящие ниже, и поцелуи в шею, граничащие с укусами, вкрадчивым шепотом и искусанные губы — от этих воспоминаний ее руки до сих пор покрываются мурашками, предательски выдавая самый ужасный из фактов: ей понравился тот вечер.
[indent]Пробуждение утром следующего дня было не из приятных - в чужом номере, чужих объятиях и с дичайшим похмельем. Аккуратно убирая мужскую руку со своей талии, она выскользнула из постели и, не тревожа покой спутника минувшей ночи, тенью выпорхнула из номера, судорожно звоня Лайе или Вики. Коридор отеля встретил ее знакомыми картинами на стенах, аккуратными вазочками с сухоцветами и мягким синим ковром. Тихо выдохнув, девушка осмотрелась и, поправляя наспех обутую туфлю, наугад пошла в направлении, где должен быть ее номер.
[indent]Как оказалось, не она одна пошла в разнос — аналогичная ситуация повторилась и с Вики, в то время как благоразумная Лайя провела время, любуясь ночным городом в компании юноши, [имя которого в данной истории не имеет никакого смысла]. Тихо выдыхая, они сошлись на том, что подкалывать в подобной ситуации друг дружку будет как минимум не этично [что было весьма благородно со стороны Лайи, поскольку именно у нее был полный карт-бланш на скользкие шутки]. Благодарно улыбаясь и поправляя лист рукколы на брускетте с красной рыбой и авокадо, она подняла глаза на Лайю. Иного от нее нельзя было ожидать.
[indent]Она не устанет подмечать, что время, проведенное в университете, одно из самых счастливых в ее жизни — переполненное беззаботным смехом, крепкими объятиями и классными вечеринками. Разъезжаясь после выпускного, они зареклись видеться как можно чаще. Наплевав на то, что судьба их не только раскидала по разным государствам, но и подкинула немного проблем, без которых справиться за короткий период времени [невозможно].
[indent]Кто бы знал,
[indent][indent]что смерть Аннет станет первой причиной
[indent][indent][indent]их первой встречи после окончания университета.
[indent]Мягкая улыбка касается ее губ. Искренняя, теплая, ностальгическая. Переловив ее руку, она тонкими пальцами проводит по ладони и судорожно выдыхает [снова дает трещину, переживает, еле сдерживается от слез].  — Как же я благодарна жизни за такой щедрый подарок в лице тебя, — они никогда не говорили друг другу слов благодарности, предлагая показывать признательность через действия. Уязвленная, сломленная — она чувствует потребность в выражении своих чувств сейчас, чтобы выплеснуть всю скопившуюся боль вместе с нежностью.
[indent]— Спасибо, что всегда рядом. Я люблю тебя, — Агата редко когда позволяла себе столь громкие слова, отчего ком в горле ощущается явственно, заставляет произнести слова хрипло, с надломом. Поднимая на нее взгляд, губы вновь растягиваются в мягкой улыбке.
[indent]Тряхнув головой и прогоняя явно лишнюю сентиментальность, Агата выпускает руку Лайю из своих рук, хмурится при упоминании руководства, переплетает пальцы. Излишняя назойливость — даже в рабочих вопросах — портит весь настрой, а ей хочется, чтобы Лайе было комфортно. — Хочешь, я поговорю с твоим «французом»? Он без тебя хотя бы в туалет сходить может или даже там ему нужна твоя помощь? - Слова звучат иронично, показывая все недовольство, закипающее внутри. — Как бы он там своими ногами не топал, здесь ты тоже официально, — последнее слово Харрис произносит с определенным нажимом, — на работе. Или ему настолько грустно, что деньги за заказ получишь ты, а не его картавое высочество? — Последняя фраза отдается подергивающейся от нервного тика бровью. — Если и здесь вопрос денег, то я придушу его голыми руками. Клянусь тебе, придушу!
[indent]В стенах Бишоп-Мэнсон вопрос финансового благополучия всех наследников поднимается чаще, чем пресловутой погоды — после смерти тетушки родственники превратились в коршунов, желающих отхватить себе кусок [посочнее], а после оглашения завещания смотрят на Агату с плохо скрываемой ненавистью и пытаются вести свою войну теперь уже с новой владелицей компании. Поддержка в лице Александра и Сэма ее успокаивает, но не позволяет засыпать спокойно — страх за собственную безопасность в душе беснуется, подначивает, что никому нельзя доверять [даже мужчинам, один из которых подтолкнул ее к сотрудничеству шантажом], а второй решил зайти со стороны комфорта и бутербродов на закате.
[indent]Приезд Лайи сейчас отождествляется с островком безопасности,
[indent][indent]поэтому она не позволит задирающему нос французу
[indent][indent][indent]отнять последний оплот преданности в столь тяжелый момент.
[indent]Аккуратно опускаясь на широкий подоконник и подбирая колени, Агата прикусывает щеку и внимательно смотрит на Лайю, видя окутывающую ее заинтересованность. Александр. Конечно, она спросит о нем — предостережет, чтобы вновь не обжечься, напомнит о прошлых влюбленностях, оказавшихся неудачей. Сердце предательски ускоряет ход, норовясь пробить грудную клетку. Вслед за этим приходит слабость, граничащая со страхом, которым она не может дать вразумительного объяснения.
[indent]Он вызывает противоречивые чувства - за шантажом и ироничными шутками, которые он постоянно отпускает, кроется что-то более [реальное] и чувственное, но она боится признаться себе в том, что это может оказаться симпатия [как и боится признаться себе, что влюблена в него — влюблена безоговорочно и безрассудно].  Запуская пальцы в волосы, она опускает голову и тихо вздыхает. Как объяснить все Лайе, избегая [острых углов]?
[indent]— Ну, слушай, пока еще все непонятно. Что я о нем знаю: он швед и приехал в Бишоп-Мэнсон вместе со, скажем так, компаньоном по бизнесу. Они с Аннет должны были подписать какой-то контракт, — разводит руками, иронично фыркая, — но случилось то, что случилось. Вроде как искры проскакивают, но это может быть и мое воображение, поскольку иронии и сарказма в наших взаимоотношениях больше, чем всего остального, — запнувшись, Агата прикладывает пальцы ко лбу. — Забыла тебе рассказать: по его мнению интеллекта у меня как у страуса, а познакомились мы весьма неординарно. Я наехала на него, пока добиралась сюда. В прямом смысле наехала. — Этот факт смешит. Подобным знакомством с человеком, способным похитить покой, мало кто может похвастаться.
[indent]— Если повезет, я вас познакомлю, — улыбаясь, Харрис приобнимает подругу за плечи, — Александр острый на язык, но безвреден. Думаю, ты даже не заметишь, скажем так, подвоха.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » только позови


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно