In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » Просите - и дано будет вам. По сходной цене


Просите - и дано будет вам. По сходной цене

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Просите - и дано будет вам. По сходной цене
Дориан Грей и Румпельштильцхен // денди и престидижитатор

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/1548/t265806.png

«

ЛОНДОН, МАЙ 1898 года

С некоторых пор Румпельштильцхен  протоптал дорожку в Европу девятнадцатого века и в викторианский Лондон, в частности. Мир оказался прелюбопытным, а уж какие замечательные знакомства можно тут завести и какие выгодные сделки заключить. И порой те, кто ищут встречи с ним,  чернотой души перещеголяют самого Темного.

»

+3

2

Скука.
Вот главный бич любого высокоорганизованного ума. И вот он, главный порок английского общества. Банальность. Ограниченность. Зарошенность. Упертость в глупые рамки. Рамки, установленные моралью, которая даже не была вечной. Ах, ну, скажите, как давно возникли эти ограничения?
Дориан вошел в зал... Нет, не вошел, вплыл, неся за собой неуловимый флер слухов, исполненных самых невероятных подробностей, шлейф самых безумных историй.
О, герцог! Вы покидаете это прекрасный прием? И при этом тащите за собой свою супругу? Но зачем, ради всех Богов? Вы так кичились недоступностью своей жены, и так сильно возмущались, что после общения с мистером Греем ваша целомудренная герцогиня вдруг пошла вразнос, меняя любовников даже чаще, чем перчатки. Вы - глупец! Если бы вы хоть раз приласкали свою жену, доставили бы ей удовольствие, подарили бы ей волшебное чувство оргазма, вам сейчас не пришлось бы так спешно покидать этот гостеприимный зал. Но ведь вам было наплевать на то, что ваша жена думает о кошках, раздвигая перед вами ноги. Вы просто совали в нее свой не слишком бодрый перчик, ни разу не задумавшись, а нравится ли ей то, что вы делаете. Чья же вина, что прекрасная герцогиня, молодая, красивая женщина решила искать наслаждения на стороне?
Изящный фужер шампанского в тонкой руке, обольстительная улыбка на губах, кончик языка ловко слизывает капельку вина с уголка губ. Взгляд дерзко, с вызовом, скользит по рядам гостей. Кто-то прячет глаза, кто-то робко кидает в ответ свой взгляд. А кто-то смотрит с откровенным желанием.
Дориан оглядывается, одаривая окружающих взглядом огненно-черных глаз, затягивающих словно бездна. Привычно флиртует, заманивая, обещая, обманывая.
Вокруг знакомая и такая сладостная атмосфера и страсти, и желания, и осуждения. О, это осуждение! Это чувство заставляет улыбаться. Да, уже несколько человек демонстративно покинули прием, но большинство наоборот, начинает собираться вокруг него. Ведь именно он здесь тот, кто может сломать рамки, в которых заперты эти несчастные люди. О, они хотят хотя бы прикоснуться к нему, хотя бы так ощутить флер вседозволенности и порочности.
Грей оглядывается.
Ему шепнули, что сегодня на этом приеме будет тот, кто сможет открыть для него новые грани реальности.
И ему сказали, что это будет необычный человек.
Глаза скользят по толпе, привычно вычленяя новых людей.
Скука.
Вот главный бич.
Так хочется нового, интересного, опасного.
Вот он.
Словно бы лишний. Странный. Чужой. Новый.
Тонкое стекло фужера, запотевшее от холода, касается губ, капля вина стекает по волевому подбородку, падает на белоснежный воротник.
Грей отвешивает поклон даме, слов которой даже не слышал. Подхватывает с подноса официанта новый фужер и идет сквозь толпу, разрезая ее подобно каравелле, приближаясь к человеку, ради которого он сегодня решил посетить это прием, во всех остальных смыслах безумно скучный.
- Мистер Румпельштильцхен, - бархатный голос перекрывает музыку, льющуюся с балкона. - Позвольте представиться. Грей. Дориан Грей. Я слышал, знакомство с вами бывает очень интересным. Это правда? Или это очередная бессмысленная сплетня?
Непроницаемо черные глаза уставились в упор поверх края фужера на не слишком притязательного джентльмена, невесть как затесавшегося в эту роскошную бальную залу. И было бы странно для кого-то другого, что такой, как Грей мог найти в этом скромном мужчине. Вот только Грею было плевать на мнение других, как и всегда. Сегодня он пришел на этот скучный прием только ради этого человека.
Или не человека?.. Верны ли слухи?
Как интересно!

Отредактировано Dorian Gray (Чт, 27 Авг 2020 15:13:30)

+2

3

Румпельштильцхен повадился  путешествовать в этот мир.  Всякий раз, когда накатывала тоска и беспросветное отчаяние, когда исследования и поиски заклятия заходили в тупик, он    отлавливал Джефферсона вместе с его шляпой, щедро платил  золотом и шагал в портал. Для безопасности он теперь требовал, чтобы Шляпник оставался в Черном замке до возвращения Темного.
Лондон вполне соответствовал  настроению Румпельштильцхена.  Ему нравился вечный туман,  сырость, блеск  аристократических районов Белгравии и Мэйфера, зелень Ричмонда и Кенсингтона и  беспросветная нищета Уайтчепела и Доклендса.  Он  равно сходил за своего  среди уличных старьевщиков и  владельцев книжных и антикварных лавочек в Сохо, достаточно было сменить наряд. Для удобства он обзавелся собственным крохотным магазинчиком на Тотенхэм-Роуд, где переднюю комнату занимал собственно заставленный и захламленный всевозможными безделушками и диковинками зальчик с прилавком, а задняя комната была жилой. Имелась даже крошечная кухонька.  Познакомился с хозяином соседнего книжного магазинчика, неким А.З. Феллом, джентльменом старомодным во всех отношениях. Особенно их  сблизила общая странная причуда: оба крайне редко и неохотно продавали свой товар. Положим, Румпельштильцхен  таскал из родного мира золото, недостатка в деньгах не испытывал, к тому же  получал щедрые подарки за выступления, а магазинчик был ему нужен, чтобы без помех принимать посетителей.
Впрочем,  на нынешний прием он был приглашен просто как гость. Безусловно, модный, безусловно придающий нотку некой мистичности происходящему. Безусловно заставлявший гостей  ждать – не выкинет ли  какую штуку. К примеру, свой излюбленный трюк с прядением золота из соломы. И все же  -  не равный гостям. Актер. Престидижитатор. Невесть откуда взявшийся  шарлатан,  чьи трюки не поддавались  научному  объяснению. Назвавшийся прозвищем персонажа детской сказки. По имени –  немец. По акценту -  шотландец.  По происхождению… вроде бы  из Франции, но тут никто ничего достоверно сказать не мог, а Румпельштильцхен каждый раз  сочинял новую историю, не отрицая прямо шотландского происхождения.  Хромал по  парадному залу, опираясь на трость, смаковал вино,   хранил таинственный вид и улыбался  насмешливо, демонстрируя кривые зубы.
Но его фрак  был безупречен. Сшитый на заказ  в одном из лучших ателье Лондона, он  скрадывал почти неприличную худобу и хрупкость  Румпельштильцхена. Поношенный и потертый  ровно настолько, чтобы  было понятно -   сшит именно для этого человека, а не взят напрокат и не куплен в магазине готового платья.    Беда была в том, что внешность мистера Румпельштильцхена, его хищные резкие черты лица,  смуглая кожа и длинные, чуть вьющиеся на концах  волосы,  плохо   сочетались с формальным «белым галстуком». А кроме того – положение обязывало. Румпельштильцхен  нашел решение проблемы. Чуть-чуть поколдовал с временными петлями и свел знакомство с Джорджем Браммеллом. Первый Денди, человек язвительный и опасный на язык, растратил  состояние, растерял друзей и  рассорился со  своим высочайшим покровителем -    королем Джорджи. Сделка была заключена безо всякого подвоха. Золото взамен на совет и карандашный набросок. У портного волосы встали дыбом, зато в первое же воскресенье на прогуливающегося у Серпентайна Румпельштильцхена оглядывался весь Гайд-парк. 
Впрочем, от  модного в этом сезоне  мага и предсказателя ждали чего-нибудь эдакого. И обычно он не разочаровывал. Для того и был  регулярно приглашаем  на светские приемы и рауты. Ровно столько эксцентричности, сколько могли  переварить чопорные британцы,  и  чтобы имя Румпельштильцхена почаще упоминалось  в гостиных за сигарой или чашкой чая.  В этот раз маг украсил петлицу фрака  вызолоченным живым бутоном розы, а с несколькими перстнями и со своей тростью с массивной,   резной рукоятью отлитой по слухам, которые сам же маг и распустил, из чистого золота он и так никогда не расставался.
Он не искал знакомств. Знакомства искали с ним. Чаще -  украдкой, желая узнать скрытое или получить  недостижимое. А вот этот молодой человек подошел и представился открыто, с ноткой вызова и таким видом, словно ему наплевать на то, что о нем говорят. Молод, красив, богат – или желает казаться таковым.  Прожжённый циник, какими бывают только в двадцать пять.
- Польщен знакомством, мистер Дориан Грей, - высоким пронзительным голосом ответствовал маг, окидывая  молодого человека насмешливым взглядом. В карих глазах плясали золотые искры, - О, в каждой сплетне есть доля правды. Знакомство со мной может быть очень  плодотворным. Если  я сочту его интересным, - он издал короткий смешок.

+1

4

Грей улыбнулся, снова окидывая взглядом сначала стоявшего перед ним мужчину, а потом весь остальной зал, словно решая, что выбрать. Впрочем, чего он еще не видел на этом приеме? Ничем не отличающийся от сотен других. Единственное, что его отличало, так это как раз стоящий рядом мужчина.
Зазвучала музыка, начались танцы, зал пришел в движение. Джентльмены принялись разбирать дам, приглашая их на танец. Шуршали взлетающие юбки, колыхались перья на прическах леди, свет люстр срывал с бриллиантов сонмы разноцветных искр. На Грея несколько раз кидали весьма призывные взоры, но он остался равнодушен, а подойти к двум мужчинам, окруженным странной, словно бы зловещей, аурой никто из женщин не решился. И это было только на руку Дориану. Сегодня у него не было ни малейшего желания вступать в очередные бессмысленные разговоры и выслушивать глупое щебетание дам. 
- Взгляните на это сборище, - Грей обвел рукой с фужером зал, - что может быть скучней? Разве здесь можно найти хоть что-то, что будет по-настоящему интересно? Это всего лишь стадо овец, бодро марширующих за своим пастырем, кем бы он ни был - Бог, этикет или свои убеждения, основанные на очередной модной философии. Боюсь, сэр, мы с вами здесь единственные две персоны, которые хоть чем-то действительно интересны. В том числе и друг другу.
Дориан сделал глоток шампанского, смакую вкус вина.
- Однако должен признать, что вино у лорда Спенсера всегда подают отменное, - произнес и без всякого перехода продолжил: - У вас довольно зловещее имя. Это просто такая попытка эпатировать здешних дам или за ним скрывается нечто большее? Более значимое? Помнится, сказочный персонаж, носивший это имя, был редкостный мерзавец. Хотя, может быть, это юная королева оказалась слишком глупа, связываясь неизвестно с кем?
Усмехнувшись, Грей перевел взгляд на собеседника. Что же скрывает этот человек? Что это? Просто грамотно продуманная реклама, открывающая ему дорогу в великосветские салоны, или за слухами действительно что-то есть? О, как бы хотел Грей, чтобы слухи оказались верны!
- И может быть с вами тоже не стоит связываться, мистер Румпельштильцхен?..
По губам молодого человека продолжала скользить веселая. немного насмешливая и, надо признать, чертовски обаятельная улыбка, а в глазах сверкало неподдельное любопытство.
- ..Потому что вы тоже способны выполнять любые желания?

Отредактировано Dorian Gray (Вс, 6 Сен 2020 23:28:12)

+1

5

Циник. Бравирующий своей утомленностью жизнью, скептицизмом  и пресыщенностью, с ноткой до сих пор модного байронизма.  С одним и тем же выражением лица молодые люди этого сорта взирают на театральную сцену, где разворачивается действо шекспировской трагедии и наблюдают за трагедией жизни. Темный маг прищурился. Крылья тонкого, длинного носа дрогнули, словно он принюхивался к собеседнику. Что-то было не так с мистером Дорианом Греем. Начать с того, что на самом деле  он был старше, чем казался. Намного, намного старше. Точнее сказать пока не получалось, в этом мире  способности Темного сбоили, запасенная магия работала самым непредсказуемым образом, выкидывая неожиданные коленца и финты. Хм, неужели  герр Абронзиус, с которым Румпельштильцхена свела судьба несколько лет назад, был прав и вампиры существуют на самом деле? Темный   приятно улыбнулся своим мыслям.  Вампиры – нежить, не-мертвые, по сути – элегантные трупы. Сердце же юноши билось совершенно отчетливо и ясно.
- Отнюдь, мистер Грей. Весьма любопытное  зрелище. Приятная музыка, недурное вино, тут вы правы, - Румпельштильцхен пригубил шампанское, провожая рассеянным взором вальсирующие пары. Когда-то он любил бывать на балах незваным гостем, а вот танцевать не умел,  - Сколько цвета, сколько блеска. Скука, возведенная в ранг искусства. Признаться, я редко встречал такое количество людей, так скрупулезно исполняющих один и тот же ритуал. Ярмарка тщеславия, как изволил выразиться мистер Теккерей. Вы представить себе не можете, сколько здесь на самом деле, - выделяет он эти слова, - людей, которые могут быть мне очень интересны.
Отчаявшуюся душу видно сразу. За блеском мишуры, жемчуга  и бриллиантов. Двери респектабельных домов хорошо хранят свои секреты. И далеко не все рискнут зайти так далеко, чтобы обратиться за помощью к шарлатану, прядущему золото. Румпельштильцхен моргнул, золотые искры в карих глазах погасли. Он пожал плечами.
- О, все объясняется куда как проще. Меня так зовут. А благодаря неким братьям Гримм, чьи работы в области фольклора приобрели необычайную популярность, имя Румпельштильцхена известно куда более, чем имена его… кхм… сказочных коллег. Я мог бы назваться Том-Тит-Тот, если бы был англичанином. Или Мневезёт.  Или Вирлуве. В конце концов – Виппети Стори, ведь я шотландец.
В самом деле, его акцент с головой выдавал в нем уроженца Нагорья и что с того, что на самом деле это говор давно исчезнувшей деревушки на окраине сотню лет как забытого королевства.
- Отчего же  Румпельштильцхен  – мерзавец? – в хрипловатом голосе удивление и даже театральная обида, - Как по мне, так он единственный честный персонаж  во всей истории. Четко  оговорил условия сделки, честно выполнил свою часть. Разве что небольшого ума. Когда заключаешь магический договор на свое имя, незачем распевать его во все горло.
Во взгляде Дориана Грея читалось насмешливое любопытство. Румпельштильцхен же, наоборот, сделался подчеркнуто серьезен и понизил голос. С желаниями не шутят. Со стороны же это смотрится как набивание себе цены. Темного устраивали обе трактовки.
- Любые. В пределах разумного. Не просите меня оживить умершего. Мертвое - мертво. Не просите влюбить в себя кого-то. Я могу это сделать, но не хочу. К тому же я уверен, вы и без меня справитесь с таким пустяковым желанием.  Это должно быть заветное желание, то, чего нельзя получить  обычными путями. Я не размениваюсь по пустякам вроде выигрыша на скачках.  Да, и самое главное, - в глазах невысокого субтильного человечка  снова вспыхнули золотыми искрами отражения огоньков свечей, он наставительно поднял указательный палец и негромко, но ехидно  хихикнул, - Я должен захотеть выполнить ваше желание.
Ну что поделать, Темный чертовски любил поторговаться и чтобы его уговаривали.

+1

6

Грей не был отчаявшейся душой. Скорей наоборот, он был душой ищущей, страждущей нового. Его разум, ограниченный образованием его времени, но видящий больше, чем иные, давно уже подозревал, что мир намного шире и больше, чем то, что видно обывательскому глазу. Скука... То, что он называл скукой, на самом деле было чувством куда более глубоким и сильным, описать которое он не смог бы никому. Его просто не понимали. Не слышали. А возможно, и не считали нужным слышать.
Дориан искренне и всерьез считал существующий мир убогим. Ну, вот скажите честно: что по-настоящему вы можете изменить в этом мире? Политические взгляды? Моду? Религию? Фасон платья? Фрака? Может быть - сумасшедшая идея, но почему бы и нет?  - дать женщинам права? И что это изменит? Вот действительно это все изменит хоть что-нибудь?
Ничего!
Вы ничего не можете поменять! Этот мир убог и жалок! Все, что вы можете сменить, это ваши политические убеждения или цвет вашего пальто, или цвет перьев на карете вашей лошади. Вы можете даже напрячься изо всех сил и учинить революцию, но что это изменит? Только цвет галстуков, которые будут демонстрировать в этом сезоне. Изменит это продолжительность жизни? Даст вам возможность сдвинуть время, чтобы вернуться назад и исправить то, что вы совершили? Спасти друга, не дав ему умереть? Разве вы можете все это? Вы ничего не можете. Только плыть по течению. Весь этот мир  - одно течение в одну для всех бездну.
И вот это было действительно скучно. Это было бы даже страшно, не будь оно так уныло. Чего копошиться, если все равно итог у всех до пошлой банальности одинаков? Все, что мы можем - родиться, жениться, наплодить детей и умереть. А наши дети точно также родятся, расплодятся и умрут. Весь смысл этого мира в том, чтобы размножаться. И человек сколько угодно может искать смысл в своей жизни, но суть его жизни в том, что он должен тупо оставить потомство. И все, больше ничего. И потуги гениальных умов раскрыть тайны этого мира выглядят еще более трагичными на фоне этой безысходности, потому что нет другого смысла, кроме как плодиться и размножаться.
И как же это ничтожно и жалко! Что все потуги человека заканчиваются именно на этом, потому что в глобальном смысле мы ничего не можем изменить.
Именно поэтому Румпельштильцхен был так интересен Грею. Но и тут произошло нечто такое, что заставило Грея еще более разочароваться в этом мире, осознавая его убогость.
Дориан рассмеялся, допил фужер, вернув его на поднос лакея, подхватил новый фужер и сделал щедрый глоток.
- Так значит, вы все же не ТОТ самый Румпельштильцхен, - изрек молодой человек. - Вы только что признались, что вы шотландец, а ведь тот самый гном, как и его создатели, братья Гримм, были немцами. Так вы просто еще один самозванец?
Он снова усмехнулся, растеряв свою прежнюю веселость и окидывая собеседника уже холодным жестким взглядом.
- У вас неплохо получается эта ваша мистификация, сударь, но боюсь, мне нужно нечто большее, чем эти ужимки. И уж поверьте, если бы я решился на сделку  с ТЕМ САМЫМ Румпельштильцхеном, мое желание выходило бы за рамки жалкого игрового выигрыша на скачках.
Грей шагнул вплотную к мужчине, даже заставив того отступить на шаг.
- Но раз уж вы так уверенно заявляете о своих способностях... - мужчина усмехнулся. - Вот вам мое желание. Мне осточертел этот мир, его плоскость и банальность. Я хочу, чтобы вы в течении года исполняли мои желания, ничего не прося за них взамен.
Черные глаза уставились в золотистые глаза собеседника, на губах Грея играла жесткая, слегка сумасшедшая усмешка.
- Так как? Сочтете вы это желание интересным? Захотите его исполнить?
Грей поднес к губам фужер, отпивая ледяное вино и не сводя глаз с собеседника поверх стеклянного края бокала.

Отредактировано Dorian Gray (Пт, 16 Окт 2020 01:17:38)

+1

7

Маг и чародей пронзительно хихикнул в ответ на презрительную отповедь молодого человека. Его давно уже не обижало подобное обращение. Во-первых, за двести лет его называли и похуже, а во-вторых, сложно оскорбить  того, чья самооценка и чувство собственного достоинства если и имеются, то где-то очень – очень глубоко внутри.
- Увы, - театрально разводит  руками Румпельштильцхен, каким-то чудом не только не расплескв свой почти полный бокал, но и удержав его так, что шампанское в нем даже не колыхнулось,  - герр Якоб Гримм и герр Вильгельм Гримм совсем недавно выпустили свою книжку сказок. А я несколько ее старше. Лет на двести – триста примерно. Так что никак не могу быть немцем. Но верить или не верить – ваше право, мистер Грей. Каждому, как говорится, дано будет по его вере.
Шотландец, немец… какая разница, ведь сказки прорастают через страны и нации, ветвятся, пересекаются, проникают  в пространства меж мирами из одного мира в другой, распускаются дивными цветами, из которых созревают вкуснейшие плоды и в каждом прячется семечко. То самое, из которого и выросла сказка, корня которой уж и не сыскать.   В этом мире нет магии, зато в нем есть сказки о жителях Зачарованного леса. Приглаженные, причесанные и напудренные в полном соответствии с требованиями галантного  семнадцатого века и изрядно смягченные веяниями нынешнего века девятнадцатого.
Однако сомнения  его собеседника в талантах Румпельштильцхена не помешало тому озвучить свое желание. Право, будь они не на приеме в приличном обществе, маг расхохотался бы в голос. До того это было забавно.
- Тц-ц-ц! – Румпельштильцхен всего лишь прищелкнул языком, в карих глазах все так же плясали золотые искры, - Люблю таких,  как вы. Наглость гармонизирует Вселенную. Только поправочка. Вам осточертел этот мир, а не мне. Вам и исправлять то, что вам в нем не по вкусу. Потому что  как показывает мой очень  большой опыт, ничто человек не ценит так мало, как то, что досталось ему даром. А я ценю свое время очень высоко и очень дорого. Поэтому мой ответ – нет. Не интересно. Прошу извинить, -  последнюю фразу он произносит светской скороговоркой, равнодушно-скоростной, как спуск  ученика Итона по перилам главной лестницы колледжа.
Маг оставил Дориана в компании вдовы Клико, рассеянным взором окинул общество и направился туда, где в простенке между окном  и кадкой с экзотической  пальмой сидела на оттоманке дама средних лет, погрузневшая, но не утратившая привлекательности, одетая скромно, но со вкусом, который и отличает истинную аристократку. А рядом с ней, скромно сложив руки на коленях и теребя маленький китайский веер,  сидела совсем юная особа в розовом  платье с зеленой шалью. От этого сочетания у Румпельштильцхена рябило в глазах, но оно было самым модным в нынешнем сезоне. И все бы ничего, но леденцовый розовый и цвет майской листвы затмевали и без того неброскую внешность юной леди.
В этом мире Румпельштильцхен не был способен ни вырвать сердце из груди  человека, ни управлять им. К сожалению, это было первым, что он узнал о Мире-без-магии, когда с трудом поднимался с покрытой грязью и нечистотами мостовой  в парижских трущобах. Нет, вырвать сердце он, разумеется,  мог. С помощью ножа, а еще лучше – пилы, чтобы вскрыть грудную клетку. Вопрос, останется ли в живых жертва сего эксперимента оставался открытым до сих пор. Из всей его силы, не считая запасенной в бесчисленных украшениях – артефактах магии, при нем оставались лишь умение прясть из соломы злато и слышать чужие сердца. И вот у этой милой мышки рядом с матроной под ее собственным сердцем билось крошечное сердечко новой жизни.
- Мадам, - он слегка поклонился даме, - Прошу прощения, что не будучи представленным, осмелился побеспокоить вас в вашем уединении, но мне хотелось бы сказать вам несколько слов наедине. Меня зовут Румпельштильцхен и возможно вы обо мне слышали.
Конечно же, слышала. Иначе он не получил бы ныне утром анонимного письма, в котором была просьба о встрече на этом приеме. Письмо не было подписано, но в нем было указано место встречи и описание платья спутницы дамы.
Мышка в розовом отчаянно вспыхнула, заливаясь краской вся, ото лба до целомудренно прикрытого шалью декольте. Хотя о целомудренности тут речи уже не шло. Бросила на подошедшего быстрый, виновато-смущенный взгляд и снова потупилась. Зато дама с безупречно вежливой  холодностью сообщила, что слышала о нем и даже видела его выступление в салоне леди Нелиган и восхищена его искусством, но именно сейчас не может уделить ему время, поскольку занята важной беседой со своей племянницей, но возможно, позже...
Это «позже» недвусмысленно прозвучало как «никогда». Румпельштильцхен уже узнал то, что хотел и не торопясь захромал к небольшому алькову  у дверей, соединявших бальный зал с  гостино, где для желающих были расставлены ломберные столы. Присел в кресло, удачно скрытое занавесью и принялся терпеливо ждать. Он слегка ошибся. И встречи с ним желала не дама, а ее подопечная.

+1

8

А этот гном обиделся! Надо же, обиделся! Скажите на милость!
А ведь он даже не выслушал предложение Грея. Дориан помнил те условия, которые ставил своим оппонентам Румпельштильцхен. Помнил. И озвучил свое желание, в надежде, что вступит в по-настоящему интересную игру. Что в ответ маг озвучит не менее интересное, серьезное требование.
Но увы. Этот... Рум... Штиц... кхен - Господи, кто наградил его таким именем?! - испугался. Просто испугался и сбежал. Даже не попытался выслушать встречное предложение. Да ладно?! Ну, неужели все так безнадежно? Неужели, за всем этим не стоит ничего серьезного? Он даже не попытался поспорить, вступить в дискуссию...
Ах, ну, я вас прошу!
Неужели же и это всего лишь мошенничество?! Какое разочарование!
Но, может, все же, есть что-то? Ведь ни о ком, кроме этого мистера... Румпеля, не ходило таких слухов. Как же та самая игра? Азарт? Риск? Неужели же и тут не найдется ничего настоящего?
Должно же быть хоть что-то!
Пряча глубочайшее огорчение, Дориан, держа на лице безупречную веселую улыбку, двинулся сквозь волнующуюся толпу, думая  о том, что в очередной раз лишился надежды на то, чтобы найти настоящую магию. И это бесконечно печалило.
Желая немного передохнуть от всей этой суеты и обдумать недавно состоявшийся разговор, Грей двинулся в сторону гостиной, где пока еще не было никого. Но не успел он преодолеть несколько футов до гостиной, как его вдруг окружила толпа юношей и девушек. С веселым хохотом толпа молодых людей вылетела из-за угла и буквально врезалась в него.
Одна из девушек почти впечаталась в его грудь и от толчка фужер, который Дориан держал в руке, хрустнул и разбился прямо в его ладони.
- О - боже! - раздались испуганные вскрики девушек.- Мистер Грей!.. Мистер Грей!.. Вы не порезались?!. О, простите!.. Простите!.. Ваша рука! Все в порядке?! Все хорошо?! О, боже, это кровь?!!
- О, нет, ничего страшного! -воскликнул Грей, выхватывая из кармана платок и зажимая им ладонь. - Дамы, не пугайтесь. Это всего лишь крошечный порез. Они только украшают мужчин!
Дориан накрепко сжал свою ладонь, слегка отворачиваясь от собравшейся толпы.
- Но мистер Грей! Вы порезались! Позвольте взглянуть! - волновались девушки.
- О, нет, леди, нет! - улыбнулся Грей. - Я не хочу огорчать столь прелестных дам видом своей крови. 
Пощебетав еще с девушками и проводив их радостной улыбкой, Дориан, сжимая кулак, отошел в сторону, спрятавшись за портьерами у окна, оказавшись в нише почти напротив Румпеля, затихарившегося в своем убежище. Грей не видел пока что своего оппонента. Дориан огляделся, убеждаясь, что вокруг нет никого лишнего, и разжал кулак со стиснутым в нем окровавленным платком. Вытер ладонь от крови, убеждаясь, что на ней не осталось ни единого следа пореза и цинично усмехнулся. Он прятал не порез на руке, а его отсутствие.
Почувствовав то ли взгляд, то ли чужое присутствие, Грей, подхватив новый фужер с подноса лакея, коротко усмехнулся.
- Вы всегда такой боязливый, мистер Румпельштильцхен? Вы даже не дослушали мое предложение. Так может все же выслушаете?
Дориан обернулся, глянув на него и делая глоток вина.

+1

9

Ждать пришлось недолго. Не прошло и четверти часа, как матрона величественно как бы невзначай  остановилась у входа  в альков. Одна, ведь  для юной незамужней девицы остаться наедине с мужчиной – погубить свою репутацию. Глаза почтенной высокоморальной дамы метали молнии.  От скандала  ее удерживало лишь присутствие множества свидетелей.  Разговор был кратким и являлся чем-то средним между просьбой  и старым добрым шантажом. Старая как мир история. Непревзойденный светский красавец, романическая  страсть, переписка, тайная помолвка и грехопадение в объятьях возлюбленного, после чего возлюбленный охладел к  якобы нареченной невесте и исчез, оставив ту  с начинкой. Собственно,  леди  высказала пожелание  видеть известного мага приватно в своем доме. Для решения  проблемы. Она предпочла бы разобраться с осложнившимся положением подопечной немедленно.  И,  находись они в Зачарованном лесу, Темному достаточно было бы щелкнуть пальцам, а потом  ободрать обеих дам как липку. Увы, они были в Лондоне, а не в Черном замке. 
Теперь   Румпельштильцхен задумчиво теребил бахрому занавеси, размышляя и прикидывая. Разумеется, он попросил в уплату  младенчика, но этого будет маловато, потому что опекунша и так избавилась бы  от ребенка, не раздумывая.  Мнение девицы, хотя какая она теперь девица, значения не имело. Сохранить все в тайне – единственный способ сохранить положение и снова выставить девицу на ярмарке невест. А фермы младенцев - прелестно завуалированный способ  не замарать душу грехом намеренного убийства за пару-тройку фунтов.
На самом деле куда больше Румпельштильцхена  заботил вопрос того, как протащить новорожденного  обратно через портал. У портала Шляпника свои правила: сколько вошли – столько и вернулись. Но этот вопрос он решит позже, когда ребенок окажется у него в руках.  И едва дав даме облегченно вздохнуть от столь малой на ее взгляд платы, как маг с ехидной ухмылочкой запросил  в придачу к ребенку великолепную бриллиантовую брошь, украшающую внушительный бюст опекунши. Драгоценности  та любила, а Румпельштильцхен всегда назначал цену, которую второй участник сделки заплатить мог, но очень сильно не хотел. Маленькое, разрешенное удовольствие.
Что ж, на этом его дела здесь закончены, пора бы и незаметно откланяться. Румпельштильцхен уже поднялся, чтобы удалиться, но замешкался, по-прежнему скрываясь за драпировкой алькова.  Неподалеку, как раз там, где он оставил своего предыдущего собеседника, возникло женское волнение, приглушенное аханье, а затем мистер Грей объявился неподалеку, зажимая ладонь окровавленным платком. И в этом не было бы ничего необычного – порезался человек, с кем не бывает.  Но у Румпельштильцхена изумленно расширились глаза, а затем на худом, некрасивом лице появилось   предвкушающее выражение кота, слопавшего сливки и подбирающегося к канарейке.  Мистер Грей стоял спиной к алькову и маг отлично разглядел, что на ладони, которую тот тщательно вытирал не было и следа  раны или пореза. Гладкая, чистая кожа.
Ах, как любопытно. Так вот что не так с  этим странным господином. Ноздри тонкого носа затрепетали, Темный  принюхивался, но уловить даже отдаленного отзвука магии не мог. Грей не исцелял себя, как это мог сделать сам Румпельштильцхен.
- О, мистер Грей, это называется не боязливостью, а здравым смыслом и опытом, - когда его обнаружили, притворяться, что ничего не видел, не было смысла. Маг выскользнул из алькова бесшумно и ловко для человека, неспособного ни шагу сделать без трости.
- Но вы так настойчивы, что мне, право, даже любопытно, каково ваше настоящее желание. Как известно, проси многого, чтобы получить хоть что-нибудь. У вас есть молодость, красота, здоровье, богатство. Вы один из самых желанных холостяков в этом сезоне.  Немало отцов семейств  желали бы  запечатлеть  вас в галерее семейных портретов в качестве мужа своей дочери. Так чего вы хотите на самом деле?
Маг ни словом, ни взглядом не выдал, что именно он видел только что, напрочь проигнорировав окровавленный платок.

+1

10

- Здравый смысл и опыт, это сияющая броня, защищающая нас от стрел этого мира, - коротко улыбнулся Грей. - Простите, мистер Румпельштильцхен, я принял вашу расчетливость за трусость. Но вы правы. Здравый смысл единственное, что нас спасает в этом мире. Потому что этот мир безумен.
В зале продолжался бал, оттуда неслась музыка, смех и веселые голоса. Дориан смотрел на это сквозь портал портьер, обрамляющих двери. Почему же ему так не весело?
- Знаете, я и сам не могу точно сформулировать, каково же мое настоящее желание, - задумчиво произнес он, как никогда ощущая себя чуждым тому, что творилось в бальном зале. - Я пытался, много раз. Но когда я пытаюсь произнести "Я хочу...", следом за этим "хочу" следует так много, что я теряюсь. Я не могу сказать, чего конкретно я хочу. Чем я недоволен в самом деле? Вы справедливо заметили, у меня есть все. Молодость, красота, положение, богатство. Мне смешно жаловаться на жизнь. Ведь все есть. Так чего же так тошно? Зажрался?
Грей горько усмехнулся. Сделал знак очередному проносившемуся мимо лакею, внезапно сменив изящный фужер с шампанским на тяжелый стакан с виски. Лакей, повинуясь его властному жесту, перелил все виски из других стаканов в его емкость и тут же исчез. Глоток крепкого напитка ударил в кровь, ложась на пузырьки игристого вина.
- Вот чего мне просить? - снова заговорил Грей. - Богатства? У меня его больше, чем у всех, кто тут крутится, вместе взятых. Красота?
Он снова усмехнулся.
- Любви? Я ее наелся. Меня так много и часто любили, обожали, желали... Влюбиться самому? - он пожал плечами. - Не знаю. Это точно не входит в список моих "хочу". Жизнь с одной стороны прекрасна, с другой постыла. Помогите мне, мистер Румпельштильцхен. Я не знаю, кого просить об исполнении этого желания. Потому что на самом деле я хочу... в сказку. Туда, где колдуны и драконы, ведьмы и принцессы, гномы и эльфы.
Дориан вдруг улыбнулся словно бы виновато, и в то же время озорно. А потом улыбка снова утонула в какой-то дремучей тоске, промелькнувшей в глазах. Грей сделал большой глоток виски, медленно выдохнул, пережидая жар, обволакивающий горло.
- Этот мир, - Грей кивнул на бальный зал, - такой душный. Он такой... бессмысленный. В нем полно глупых, никому не нужных условностей, дурацких правил, идиотских запретов. Я не так молод, как кажусь, и я успел повидать весь мир. И он везде так же пуст.
Он говорил и сам думал о том, что его слова звучат как-то незначительно, невесомо. Вот как объяснить собственные метания? Собственную неудовлетворенность? Ощущение никчемности. Может быть, просто стоило устроить бунт? Замутить революцию? Разрушить это душащее своими нелепыми правилами общество и попытаться построить что-то новое на этих руинах? К несчастью, где-то в глубине души жила твердая убежденность, что как бы ты ни сотрясал основы этого мира, все равно все вернется на круги своя. Взять хотя бы ту же Французскую революцию. Бастилию сровняли с землей. Но к чему это привело в конечном итоге? К реставрации монархии, против которой сражалась революция. Люди стадо, им нужен пастух и понятный, упорядоченный мир, в котором будет стабильность. А стабильность это застой. Грей не тешил себя напрасными ожиданиями ,что какой-нибудь волшебный, сказочный мир живет по другим законам. Люди одинаковы везде. И сказки часто бывают очень жестоки. Но так хотелось самому убедиться в том, что и волшебные миры ничем не отличаются. И в то же время жила надежда, что в сказочных мирах все-таки все по-другому.
- О вас ходят слухи, что вы не из этого мира, - Грей еще глотнул виски. - И я готов этому верить, учитывая то, что я слышал и знаю о вас.
Дориан взглянул на Румпельштильцхен.
- Я далек от иллюзий. Но видимо, где-то я все же по-прежнему ребенок. Отведите меня в сказку. Пусть даже она будет страшной. И просите все, что пожелаете взамен.

+1

11

Темный по-птичьи наклонил голову набок. На взгляд Румпельштильцхена его визави и сам прекрасно сформулировал свою основную проблему. Он именно что «зажрался». Когда есть все, начинаешь сходить с ума от того, что нечего больше хотеть.  Однако слушал очень внимательно. От таких  просителей порой удавалось услышать нечто выбивающееся из обычного ряда  желаний.  Богат, красив, разочаровался в любви… мистер Грей не упомянул  о желании сохранить красоту  и молодость, что странно. Мужчины такого сорта обычно этим весьма озабочены, а мистер Грей   хорош собой  -  в этом ему не откажешь. Румпельштильцхен отменно разбирался в мужской красоте. Когда занимаешься серийным производством героев, приходится быть в курсе стандартов, чтобы знать, на что клюнет потенциальная истинная любовь. Дело, конечно, не  только  во внешности, но смазливая мордашка, чеканный профиль  и волевой подбородок делу только на пользу.
- Скука и пресыщенность, мистер Грей, вот что не дает вам возможности наслаждаться жизнью. И отсутствие цели,  - резюмировал Румпельштильцхен,  когда его собеседник замолчал, - Я-то считал, что байронизм уже вышел из моды.
О, эти волшебные слова «все, что пожелаете». Как же Темный их любил. И не упускал возможность воспользоваться столь щедрой платой. Желание Дориана его позабавило. В основном потому, что как раз сейчас он  продолжал работу над сложнейшим хитрым заклятием. Конечно,  в то время, когда  не  наслаждался техническим прогрессом девятнадцатого века и всеми благами цивилизации, к которым неожиданно начал испытывать вкус и всерьез задумался об устройстве в Черном замке парового отопления и водопровода с возможностью нагрева воды в ванной комнате. Магия магией, а горячая ванна – это настоящее удовольствие, особенно когда слезает старая чешуя. Так вот, заклятие это должно было перенести жителей Зачарованного леса в   ужасное место,  полное скорби и страданий и полностью лишенное магии… и в качестве этого Лимба Румпельштильцхен выбрал Мир-без-Магии, в котором, собственно и находился в настоящий момент, беседуя с мистером Греем.
- Хотите попасть в сказку? Очутиться в ином мире, новом и незнакомом? Ведь этот вы изучили до последнего камешка и он наскучил вам. Пустой, душный, бессмысленный. Желаете увидеть фей,  драконов и волшебство?  Ох уж эти люди. Ведь стоит вам попасть в другой мир, как вы сейчас же принимаетесь переделывать его наподобие вашего собственного. И конечно, вашему воображению снова становится тесно,  и тогда вы ищете еще какой-нибудь мир и опять принимаетесь переделывать его Что ж, - Темный улыбается  и глаза его на мгновение вспыхивают темным, болотным золотом, -  я подарю вам новую жизнь в сказке, мистер Грей. А взамен вы отдадите мне все, что составляет вашу жизнь здесь. Официально заверенная дарственная на мое имя на все ваше  движимое и недвижимое имущество, - он понижает голос, впрочем,  среди гула множества голосов в этом удаленном от прочих гостей закутке зала подслушать их некому, -  И  раскройте мне ваш секрет. Вам не интересны вечная  молодость и красота потому что они у вас уже есть, не так ли?  Вы как прекрасная бабочка, пойманная в капле янтаря  в миг наивысшего расцвета красоты. Увы, замершей, неподвижной  красоты. Ах да, еще вам придется убить человека, - буднично добавляет он.

+1

12

А маг, однако, человек с размахом, на мелочи не разменивается, глобально мыслит. Интересно, он хоть представляет себе, насколько богатым станет, если Грей согласится на его условия?
Дориан задумался, устремив взор куда-то в пространство. Цена высока, конечно, но на самом деле... А так ли уж высока? Чего он лишится? Родового поместья? Да бросьте. Грей давно уже думал о том, что пора исчезнуть. Его неувядающие молодость и красота давно породили слухи о сатанизме, вампирах и прочих глупых вещах. И с каждым годом вероятность того, что за ним придут с вилами и факелами, становилась все выше. Так что Дориан планировал исчезнуть, передав свое состояние якобы по наследству, чтобы спустя какое-то время появиться уже с другим именем под видом собственного внука. Ждать пришлось бы довольно долго, ведь надо было, чтобы все, кто знал его сейчас либо умерли, либо состарились настолько, чтобы их не трудно было обмануть. Так что оставить за спиной всю свою нынешнюю жизнь лет так на тридцать, Грей был морально готов. Правда, он не ожидал, что придется в самом деле расстаться со всем имуществом, но это не слишком пугало. У него имелись деньги, которые формально не принадлежали Дориану Грею. Несколько счетов в разных банках мира. Не такое большое состояние, как сейчас, но вполне достаточно, чтобы иметь хороший старт. Делать бизнес Грей умел. А кроме того, он не сомневался, что при его красоте, обаянии и цинизме, ему не составит труда найти богатую влюбленную идиотку и прибрать у рукам и состояние, и титул.
Мысль о том, чтобы сбросить с плеч груз богатства, избавиться от дедовского наследства, внезапно показалась привлекательной, принеся ощущение грядущей свободы. Он же хотел перемен. Так вот они. Это был своего рода вызов, необычный, интересный, нетривиальный.
Он снова посмотрел в зал, где продолжался бал. О, как забурлит все это напыщенное общество, когда узнает, что самое большое состояние Англии досталось безродному иностранцу! Какая пощечина по их самодовольным рожам! Да и самому колдуну достанется не мало проблем, ведь недвижимое имущество в виде земель и замков, принадлежавших лорду Келсо, являло собой неделимый майорат, который можно было передать только по наследству. А родственники, желающие прибрать к рукам состояние Грея, имелись в избытке. Так что мистера Румпельштильцхена ждала не одна судебная тяжба, а если еще учесть, что официально смерть Дориана Грея, нынешнего лорда Келсо, подтверждена не будет, то... В общем, все будет сложно. Но должно ли его это волновать? Колдун пожелал дарственную, и он ее получит, оформленную должным образом, по всем правилам, а там пусть сам разбирается с алчной родней.   
Грей слегка улыбнулся, поворачиваясь к Румпелю:
- Что ж, мистер Румпельштильцхен, обещаю не переделывать ваш мир. Во всяком случае, так радикально. Постараюсь не убивать драконов.
Он коротко, весело рассмеялся.
- Я дам распоряжение своему адвокату, он подготовит бумаги. На это уйдет пару дней. Как только я переступлю порог нового мира, вы получите дарственную. Титул лорда, как вы понимаете, я передать вам не могу, но все остальное - ваше.
Допив виски, Дориан поставил стакан на столик и, сцепив перед собой опущенные руки, снова улыбнулся Румпелю. Правда, на сей раз его улыбка вышла жутковатой, как и холодный змеиный взгляд.
- А вот секрет я вам не раскрою, мистер Румпельштильцхен. Ведь все, кто его знал когда-то, мертвы. Это к тому, что мне придется кого-то там убить.

Отредактировано Dorian Gray (Чт, 6 Янв 2022 12:24:38)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » Просите - и дано будет вам. По сходной цене


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно