In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » sic itur ad astra


sic itur ad astra

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

sic itur ad astra
Leta Lestrange | Gellert Grindelwald

https://i.imgur.com/6DOmeMJ.gif

https://i.imgur.com/g1YY9v0.gif

https://i.imgur.com/Vgs8oMh.gif

«

ШАРМБАТОН, ВЕСНА 1915

Под именем судетского ученого Геллерт Гриндевальд пребывает на научную конференцию в Шармбатон в поисках сторонников. Кроме тех, кто разделяет его опасения по поводу немагов, находятся и другие — заинтересованные в окклюменции студентки, желающие заполучить самого лучшего "преподавателя".

»

+1

2

Когда её вызвал к себе papa, Лета удивилась. А после – даже рассердилась. Лестрейндж не обманывалась на свой счет и прекрасно понимала, что её судьба отца практически не интересует. А ведьма ведь всего-то лишь попросила перевода в Академию магии Шармбатон. Но разве мог равнодушный папаша уважить её просьбу, которые она, к слову, позволяла себе нечасто, без чтения нотаций? Ну и что что подобная возможность обсуждалась раньше? Это еще ничего не значит. Совсем ничего. Впрочем, как бы там ни было, в кабинет она вошла вполне себе безмятежной. Скрывать свои чувства аристократы умели мастерски, а наибольшую сдержанность приходилось проявлять в кругу объединенных одной кровью и фамилией волшебников, которых семьей назвать язык не поворачивался. Совсем не случайно на гербах и в официальных документах чистокровных магов фигурирует слово «дом», а не семья.
—Вы хотели меня видеть, — произносит юная леди. Корвус, всматривавшийся в пейзаж за окном, жестом предлагает ей сесть. В кресло напротив его собственного, находившегося во главе стола. Неслыханная щедрость. Привычным жестом он подхватывает графин, дабы на пятую часть наполнить бокал с толстым дном и изогнутыми боками огненным виски Огдена. Начать разговор он не спешит, предпочитая смаковать напиток. Лета начинает думать о том, чтобы вспомнить о чем-нибудь не терпящем отлагательств и, в изысканных выражениях извинившись, отставить мужчину в куда более приятной компании элитного алкоголя. Не с собственным же ребенком беседы беседовать.
—Расскажи мне, что произошло той ночью в Хогвартсе, — наконец прерывает он затянувшееся молчание. На лице ведьмы мелькнула тень удивления. Тем не менее, просьба была исполнена. Без особых эмоций. Кратко. По делу. Что и говорить, сей памятный инцидент, о каком не стыдно будет вспомнить в старости или внукам рассказать, в качестве страшилки на ночь, заслуживал куда больших переживаний, по крайней мере с её стороны. Да и со всех остальных сторон тоже. Однако, по рассказу леди Лестрейндж было заметно, что её куда больше волновала участь фантастической твари, нежели всех прочих участников этой истории. От отца сей факт не ускользнул. И та прохлада, с которой она поведала о случившемся. И небрежение в её интонациях. Невысказанное, но повисшее в воздухе, тоже услышал, в том не оставалось сомнений. После чего, в присущей ему манере одобрил. И тем вызвал еще большее изумление. Вида она, разумеется, не подала, однако, заметила, что papa после памятного разговора начал относиться к ней несколько сердечнее, нежели раньше. Знать бы чем именно она заслужила. Нежели лишь отсутствием раскаяния? Сожалений она действительно не испытывала. И не считала, что оные испытывать должна. С чего вдруг? Она совершенно точно не просила Ньюта её выгораживать. Лета давно уже не та дева в беде, какой была раньше, и это заметили многие. За исключением Скамандера. Он в очередной раз решил спасти раненного вороненка, не осознавая, что тот вырос и, согласно поговорке, ждёт случая, чтобы выклевывать глаза. Однажды он непременно осуществит задуманное. А пока решил навестить малую Родину, дабы размять крылья.
Прибытие в Шармбатон, пусть и за несколько месяцев до конца учебного года, позволило окончательно и бесповоротно забыть о происшествии в Хогвартсе. Оно, к слову, не вышло за его пределы школы, а может быть во французской школе это событие не посчитали достойным обсуждения. По крайней мере, с ней об этом не заговаривали, а леди Лестрейндж было совершенно неважно, что именно заставляет новых знакомых не касаться этой темы – тактичность и желание подружиться или же банальное отсутствия любопытства к этой теме. У неё были куда более интересные занятия, не оставлявшие времени на то, чтобы ломать голову над причинами любезности девушек. Потому что среди них она нашла тех, кого еще до окончания своего шестого курса готова будет назвать подругами. Винда Розье, например, само очарование. Не пожелай девушка делиться с ней сведениями, которые каким-то образом оказывались у неё чуточку раньше остальных, скорее всего юная ведьма пропустила бы весть о том, что к ним с лекцией оказывается прибывает хорошо известный в узких кругах судетский профессор, изучающему продвинутую трансфигурацию и окклюменцию. К последней Лета проявляла интерес еще до того, как отец начал очень тонко намекать на возможность стажировки в британском Министерстве Магии.
—Профессор Хорак? — окликает мужчину леди Лестрейндж. Банкет все же был отличной идеей. Несмотря на небольшое количество приглашенных лекторов, у их слушателей нашлось много вопросов и тем не столько для обсуждений, сколько для научных диспутов. Она прошла мимо нескольких весьма оживленных, пока добиралась до Томаша. — Позволите отнять минуту Вашего времени?

+1

3

Необходимое интро

[indent] Стоило признать, что Шарбатон выбрал не очень удачное время для того, чтобы приглашать к себе немецкоговорящих лекторов, пусть даже единоразово. Хорошо, что не одновременно с каким-нибудь ожесточенным сражением. Позиционная война была выгодна тем, что ее участники могли получать небольшие передышки — особенно удачным оказалось открытие Второго Фронта на востоке. И все же, положение Франции оставалось шатким. Несмотря на обособленность волшебников от всего немагического мира, существовали времена, когда приходилось особенно тесно взаимодействовать и взаимозависеть — Геллерт презирал не сам факт этой зависимости, но то, что инициаторами всегда становились немаги. Идти у них на поводу и прятаться только потому, что был более одарен, он не собирался. И для всего магического сообщества такой участи не желал.
[indent] Поэтому оказался одним из тех немногих ученых, что приняли приглашение поучаствовать в Общеевропейской магической конференции, проводимой в Шармбатоне, дабы немного отвлечь учеников и преподавателей от грядущей войны. Почему грядущей — несмотря на ожесточенные сражения на севере меньше месяца назад, юг оставался будто бы в стороне, наивно полагая, что Англия поможет Франции удержаться в районе Артуа. Геллерта эти надежды только забавляли, ведь по своему опыту он мог бы сказать, что надеяться на такого союзника стоит меньше, чем на треть. Альбион поддерживает ситуацию на континенте до тех пор, пока "солировать" не начинает кто-нибудь другой. Ни к чему им ни сильная Франция, ни сильная Германия.
[indent] Тему своего доклада Геллерт выбрал совсем не военную. Какое дело может быть судетскому профессору, изучающему продвинутую трансфигурацию и окклюменцию, до чужой войны? Чехию едва ли можно было назвать влиятельной шахматной фигурой на доске в этой войне, и Томаш Хорак — Геллерт увидел это имя случайно, в одном из справочников, — не собирается влезать в незнакомые ему геополитические игры, потому что не обладает должным багажом информации для этого. Другое дело — просвещать юные умы, которые выпустятся из школы прежде, чем закончится эта война, возможно, прямиком в оккупацию, так что стоит их медленно к этому подготовить. И не то, что Геллерт в этой войне болеет за Антанту, но использование химического оружия под Ипром его соотечественниками вносило свои коррективы в политические взгляды.
[indent] Несмотря на то, что приглашенных лекторов на выходе оказалось немного, в главном зале Шармбатона все равно был ажиотаж. Геллерту еще не выдавалось выступать перед такой огромной публикой, но внимательные и заинтересованные лица — он еще никогда не видел таких жадных до информации учеников и наивно полагал, что из этого поколения едва ли вырастет что-то достойное, — заставляли полуторачасовым моментом славы думать, что, возможно, ему стоит делать это почаще. О том, что он умел красиво говорить, даже если это и откровенная чушь, стало известно еще в Дурмстранге, жаль только, что этого было недостаточно для того, чтобы продолжить там учебу.
[indent] С документами и внешностью Геллерт заморачиваться не стал. Ученым склонны верить, даже когда те оказываются в учебном заведении, где большинство студентов не совершеннолетние. Изменив цвет волос на черный с несколькими седыми прядями, подправив подбородок и устранив свою гетерохромию, Геллерт добавил к образу очки и мышиного цвета костюм-тройку. Образ в целом это не испортило, хотя удобством пришлось пожертвовать. Хорошо, что его лекция должна была стать последней, после чего все участники и слушатели встречались на банкете по случаю успешного проведения конференции — туда он с удовольствием наденет более свободную мантию вместо тесного пиджака.
[indent] В организации мероприятий Шармбатон по праву можно считать из всех школ негласным лидером, иконой "банкетной" моды, и, несмотря на то, что Геллерт предпочитал несколько другой стиль проведения всевозможных балов и вечеринок, ему было приятно здесь находиться. К нему уже трижды подошли поздравить с успешно прочтенной лекцией и недавней публикацией статьи в одном научном журнале — все держались очень учтиво, алкоголь среди тех, кому уже позволял закон его пробовать, расходился подозрительно медленно. Геллерт ждал момента, когда преподаватели начнут терять бдительность и пустят праздник на самотек, тогда можно будет немного ближе познакомиться с его подопечными, чтобы узнать их социальные настроения, которыми в дальнейшем он собирается воспользоваться ради общего блага.
[indent] Стоило признаться, что где-то в глубине души Геллерт ждал здесь увидеть еще кое-кого. Учитывая тематику его исследования, приглашения преподавателей и ученых из разных уголков света, общее стремление к сохранению дружеских отношений между разными государствами вопреки войне, Альбус Дамблдор мог бы почтить своим присутствием здешнюю школу. Геллерт не знает, как бы отреагировал, если бы тот все же явился сюда. Хочется думать, что это не внесло бы коррективы в планы на этот вечер. А возможность подойти и поговорить о чем-нибудь отстраненном он бы, конечно, не упустил — даже просто из интереса, сколько Альбусу понадобиться времени, чтобы узнать его.

[indent] О Шармбатоне у Геллерта еще в юности сложился стереотип. Он никогда не становился аргументом в том, чтобы давать справедливую оценку этой школе, но не мог не забавлять. Возможно, это холодный нордический взгляд на средиземноморского европейца мужского пола, который едва ли отличался от здешней студентки. Все они были какими-то... слишком манерными, даже когда пытались таковыми не казаться. У них были более мягкие черты лица, более легкая походка, более жизнерадостное расположение духа. Геллерт объяснял это теорией Монтескье, одной из немногих удачных, которые когда-либо звучали из уст немагов еще со времен античного Рима.
[indent] Несмотря на несколько не очень продолжительных диалогов, Геллерт держался довольно обособленно от какой-либо группы преподавателей или приглашенных лекторов. Они тоже не спешили после обмена любезностями обсуждать что-то более углубленно — возможно, перепутали его с каким-нибудь другим славянским исследователем, кои не пользовались особой славой на западе ввиду устаревших взглядов на магическое сообщество, либо просто не знали, о чем говорить, потому что не слышали о Томаше Хораке раньше. На самом деле Геллерт подготовил небольшую почву для подобного вечера, написав несколько статей от выдуманного имени на ломаном чешском. Ужасное владение языком объяснял тем, что, будучи судетом, является немецкоговорящим, но, оказавшись здесь, к своему счастью обнаружил, что южане не просто не слышат разницу в диалектах, но владеют другими языками в принципе весьма посредственно. Воспитанный среди замкнутых в себе вестфальцев, Геллерт презирал национальную зацикленность. Не счел зазорным выучить английский, а затем французский — все еще не утративший статус международного, — а посему сейчас ощущал себя куда лучше, чем те профессора, что подобное игнорировали.
[indent] О своей исключительности он размышлял ровно до того момента, который ознаменовал начало новой беседы. Отличалась от предыдущих она тем, что студентка, окликнувшая его, явно была не отсюда. Дело было даже не в ее экзотической внешности — как немец, Геллерт просто не мог этого не замечать, — но в манере произнесения каждого слова, адресованного ему. Из краткого беглого анализа, который он привык проводить с каждым вероятным собеседником, он выудил не так много — юная леди, вовсе не мадемуазель, большую часть времени провела не здесь, но в стране, что на долгое время для Геллерта была недоступна. Совпадение? Скорее всего, однако оно все равно не могло не настораживать. Несмотря на твердую уверенность в том, что Альбус Дамблдор сегодня здесь не появится — а он его ждал, да — уголек надежды все еще тлел. Разумеется, тот бы не стал посылать сюда молодую ученицу с целью слежки. Уж точно не за Геллертом Гриндевальдом, который, пока что, был мало кому известен. Нет, у него нет ни единой причины выслеживать старого друга, скорее, наоборот, — тот избегал возможной встречи всеми способами.
[indent]  — Добрый вечер, — он слегка склоняет голову, не давая больше мыслям о прошлом отвлечь от настоящего, — чем могу быть полезен? — Несмотря на то, что его мысли по поводу слежки были скорее паранойей, нежели реально существующей возможностью, Геллерт не стал убирать ментальный блок. Разумеется, студентке не под силу его раскусить, сколь бы талантливой та не была, но осторожность лишней не будет.

+1

4

Девушка отзеркаливает приветственное движение профессора и представляется:
—Лета Лестрейндж, к Вашим услугам, — она не знает, как малознакомый человек отреагирует на протянутую руку что для пожатия, что для поцелуя, а потому решает сделать то, что приемлемым посчитал сделать мужчина. Искусством мимикрии аристократы учатся в течении всей своей жизни, а чопорные британцы из-за особенностей географического положения овладели этим полезным навыком немного быстрее. Только-то и нужно подражать всему, что видишь в поведении окружающих. Привычки и особенности жителей континентальной Европы просачивались на остров медленнее, а сойти за «своего» было необходимо. Пусть ведьма не вписывалась в общество дома, открыто бунтуя и не стесняясь демонстрировать характер, но здесь-то она в гостях и должна держать себя в рамках. По крайней мере, пока что-нибудь не убедит её вести себя иначе.
—Я надеялась, что вы сможете дать мне несколько уроков окклюменции, — произносит юная леди. В её тоне нет ни просящих, ни, не дай Мерлин, заискивающих ноток, с какими обычно обращаются простые смертные к добившимся немалого успеха и признания к ученым мужам. Слова прозвучали вполне себе нейтрально, словно она говорит о погоде. Жители Туманного Альбиона, к слову, не зря столько времени проводили в беседах о превратностях климата. Это они тренируются для таких вот случаев. Представители голубой крови постоянно что-то задумывают и плетут интриги в попытках перекроить мир под себя любимых. К сожалению, в одиночку с этой задачей не справиться. Приходится заручаться поддержкой людей своего круга. И не дай Моргана те услышат отчаяние или уловить жгуче желание добиться той или иной цели. Тогда о взаимовыгодном сотрудничестве можно позабыть, поскольку ближний твой сделает всё, чтобы вытянуть из одержимого идеей все соки и перетянуть одеяло на себя. Именно поэтому нужно предлагать что бы то ни было максимально нейтрально, даже несколько безразлично.
—Не сочтите мои слова хвастовством, но сразу после окончания Школы меня ждёт место в Британском Министерстве Магии, — свой интерес она озвучила. Теперь пора бы объяснить в чем оный состоит для господина Хорака. Несколько часов назад ведьма получила официальное подтверждение из Министерства. Директриса Шармбатона даже позволила воспользоваться своим камином, дабы Лета могла переговорить с иностранным ведомством. Там намерение взять её на стажировку в самых изысканных и любезных выражениях. Если бы не этот разговор, леди Лестрейндж по-прежнему считала происходящее издевательской шуткой бывших сокурсников, которые решили напомнить о своём существовании и уверить девушку, что они могут достать её где угодно, даже за пределами Хогвартса. Но эти домысли, к счастью, так и остались домыслами.
—Я лишь хочу быть достойна своей должности, — честно признается ведьма. Большинство на своих высоких постах не только почти ничем не занимаются, но и вообще не появляются на рабочем месте, сбрасывая все заботы на плечи заместителей. Вообще, судя по тому, что она слышала, в каждом отделе Министерства было двое-трое толковых людей, которые этот отдел заставляли работать, позволяя шестеренкам бюрократической машины худо-бедно крутиться. Прочие же, и таких было большинство, будучи чистокровными аристократами, о своих обязанностях имели весьма смутное представление, поскольку их ни разу не исполняли и ничего подобного не планировали. Лета собиралась и здесь нарушит вековые традиции, став исключением из правил.
—Именно поэтому хотела бы взять несколько уроков, — завершает свою речь юная леди. крупные ученые по сути своей коллекционеры. Они обычно не упускают шанса козырнуть своими близкими знакомствами с сильными мира сего и сообщить о своем вкладе в жизненный путь звезды, сиявшей не небосклоне политики, культуры или науки. Остается надеется, что Томаш Хорак в достаточной степени тщеславен.
—Могу ли я рассчитывать на Вашу помощь, профессор? — интересуется леди Лестрейндж.

+1

5

[indent] Юная особа кажется и впрямь чрезмерно заинтересованной в своей просьбе, однако достаточно сдержанной – наверняка ввиду продиктованным кем-то правилам поведения на балах с малознакомыми мсье (или как они называли здесь мужчин?), даже если те отвергали подобные беседы тет-а-тет, особенно если речь о магическом обучении.
[indent] Если уж искать преподавателя, в пору обратиться к кому-то, кто не был исключен на предпоследнем курсе за очень скупое терпение. Но леди Лестрендж не могла об этом знать – поэтому она здесь. Возможно, даже если бы она знала, что перед ней самозванец, это бы не заставило ее сомневаться в желании поучиться столь редкому и сложному ремеслу. Геллерту это невероятно льстило, пусть и его настоящее имя никто здесь не связывало с высказанными на сегодняшней лекции талантами.
[indent] Акцент выдавал в девушке ту страну, о которой он бы предпочел не вспоминать. Даже в контексте такого мероприятия, как сегодня, на котором вполне мог оказаться тот самый волшебник, бросивший ему вызов летом 1899. Геллерт поймал себя на мысли, что когда дело доходит до общественных мероприятий подобного толка, он становится слишком сентиментальным. Невольно перед глазами возник образ светловолосого юноши с голубыми глазами, которого нехотя он оставил больше пятнадцати лет назад. Наверняка Альбус Дамблдор уже выглядит не так, но Геллерту хочется оставить его в памяти именно таким, коим он его запомнил в последний совместный августовский вечер.
[indent]  — Я не набираю учеников, – ответил он быстро – быстрее, чем столь желанный образ растаял, сменяясь лицом молодой девушки из Британии. – В последнее время я слишком много путешествую, а вы... наверное, привязаны к месту обучения?
[indent] Возможно, стоило дать себе время подумать. Леди Лестрендж разве не могла стать тем связующим звеном, которое могло бы снова связать его с прошлым. Информация о том, что Альбус Дамблдор стал преподавать в магической школе Хогвартс, распространялась довольно быстро, несмотря на то, что специально Геллерт ее не собирал. Что если он слишком быстро отказался от возможности узнать немного больше о том, что оставил далеко позади себя?
[indent]  — Могу я задать вопрос? – Он едва успел прикусить себе язык, но все же. выдержав недолгую паузу, позволил себе продолжить, – почему именно Британское Министерство?
[indent] Не стоило сомневаться, что причиной были родовые связи, позволявшие открывать двери, навсегда закрытые для потомков немагов или полукровок. Но эта тема была столь щекотлива в нынешнее время, когда магические джендри начали предпринимать попытки подчинить себе магический мир, что предпочтительнее было прикинуться непонимающим тонкости отношений западноевропейской аристократии – тем более, что придуманная для сегодняшнего мероприятия личность пришлась как никогда кстати.
[indent]  — Я ценю вашу заинтересованность моей скромной особы, но, – он попытался изобразить растерянность, – есть столько специалистов, которые могли бы найти куда больше времени на подобные вещи.
[indent] Вероятно, окклюменция, ввиду некоторых сложностей, связанных с ее освоением, действительно считалась одной из диковинок в здешних краях, раз уж французско-английские аристократы не считали зазорным просить помощи не очень родовитых иностранцев. Если только это не была какая-то ловушка, срежиссированная посторонним волшебником. Но для чего? На европейской шахматной доске Геллерт Гриндевальд еще не успел сделать ни одного хода, чтобы это вызывало беспокойство с чьей-либо стороны.
[indent]  — Неужели в Магической Британии нет достойных преподавателей? – вопрос вырвался из его уст раньше, нежели Геллерт успел его осмыслить, однако в ответе он нуждался куда больше, нежели в осторожности. Нет, правда, какова была вероятность в том, что Альбус Дамблдор в действительности смог бы его здесь узнать?

+2

6

Фраза «Я не беру учеников» - первое, что слышит тот, кто просится в ученики. Такая же традиция, как поддержание чистоты крови магической аристократией и пятичасовое чаепитие у магглов. Нет ничего удивительного в том, что никто не хочет делиться собранными десятилетиями познаниями с первым, кто об этом попросит. Для этого должны быть веские причины, к которым в данном случае даже происхождение не относится. А вот потенциальные выгоды, что вернутся мастеру сторицей, могут стать весомым аргументом. Наряду со способностями, конечно. Не столько способностями к избранному ремеслу, к которому потенциальный ученик выказал интерес, сколько к способности пробиваться к вершинам карьерной лестницы. Лета идти по головам уже сейчас совершенно не стеснялась, хотя по ней и не скажешь, что она способна на многое ради достижения поставленной перед собой цели. Никто её пока не заподозрил в излишней амбициозности, даже возможный учитель. Хорошо это или плохо, они скоро выяснят.
—Я не так давно перевелась из Хогвартса в Шарбатон, — произносит юная леди, намекая на возможность перевестись в общем-то куда угодно, если того потребуют обстоятельства. Откровенно говоря, ей бы этого очень хотелось, поскольку путешествовать мисс Лестрейндж нравилось. Нынешний вояж хоть и омрачали определенные события, в перипетиях которого она едва не увязла с головой, но в целом ведьма была даже рада, что всё сложилось так, как сложилось. Радикальный способ сменить обстановку, но, быть может, ей именно таковой и был нужен. Встряска помогла ей понять очень важные вещи. И их она теперь никогда не забудет. — Отчего бы не взглянуть и на другие школы чародейства и волшебства, коих, насколько мне известно, в мире немало? — у каждой своя история, каждая по-своему уникальна. В Колдовстворце вплотную занимаются зельями, выпускники Уагаду как никто другой отлично разбираются в алхимии и астрономии, а учащиеся Кастелобрушу со временем становятся признанными знатоками травологии и магозоологии. Она даже обдумывала, не перевестись ли в Бразильскую школу, раз уж страна благосклонно относится к практике по обмену студентами из различных школ Европы, желающих изучать магическую флору и фауну всего континента. Но из-за высокой вероятности столкнуться там с Ньютом, грезившим возможностью увидеть невероятных и загадочных существ Южной Америки, пришлось оставить эту идею и искать школу поближе к дому. Слишком уж неловким могло выйти воссоединение. Им обоим это совершенно ни к чему. 
—В Британии и правда немало специалистов, которые располагают и временем, и желанием, и ресурсами, чтобы помочь мне освоить искусство окллюменции, —соглашается ведьма. Вот только отец, не моргнув глазом, применит к ним одно из Непростительных, если они хоть намекнуть на это. У него накопилось немало претензий к тем, кого раньше он называл друзьями. Оные, впрочем, более чем взаимны, аристократы не прощают нанесённых обид и оскорблений, тем более мнимых. Однако, была еще одна причина, по которой учитель должен был иметь как можно меньше общего с Туманным Альбионом. Банальная донельзя. —Но поскольку все они были бы рады заглянуть за полог, скрывающие страшные тайны моего семейства, у меня нет желания с ними связываться, — можно не сомневаться, за возможность узнать пару-тройку пикантных секретов, ревностно охраняемых нынешним главой благородного дома, многие готовы будут не только отказаться от вознаграждения за свои труды, но и с радостью приплатить. Полцарства не жалко за компромат, что поможет получить полмира. Пожелай досточтимый papa устроить аукцион, лот «минута сеанса легилименции с представителем дома Лестрейндж» уйдёт с молотка за целое состояние.
—Что до Вашего вопроса… — казалось бы, она о нём забыла или и вовсе решила не отвечать, но нет, всего лишь оставила ответ напоследок. —Полагаю, будет проще, если Вы прочтете ответ в моих мыслях, — улыбается Лета. Заодно оценить её способности к окклюменции. И возможно пересмотрит её предложение. — Порой сложно оформить в слова абстрактное желание служить обществу, да еще и в Британском Министерстве Магии, — такая себе шутка, но быть может её будет достаточно, чтобы как-то сломать лёд. Вокруг профессора Хорака он был как-то особенно прочен, что не могло её не расстраивать.

Отредактировано Leta Lestrange (Сб, 24 Июл 2021 19:22:13)

+1

7

[indent] Интересно получается. Немагическая Европа вот-вот утонет в войне, и лучшее решение, которое существует, – сбежать отсюда на Туманный Альбион, защищенный узким проливом и короной, не терпящий капитуляций и компромиссов, покуда есть такая политическая возможность. Но зачем делать ровно наоборот? Была это личная причина леди Лестрендж, решение ее семьи под действием неких договоренностей с сильными мира сего или и то, и другое одновременно? Некрасиво будет лезть за ответом в голову этой девушки, но Геллерт в шаге от этого решения. В конце концов, она ведь даже может не почувствовать.
[indent] Насколько влиятельным мог быть глава этой семьи – этим можно воспользоваться в своих целях, чтобы найти союзников. Связи и средства ему не помешают. Ситуация в его собственной семье оставляла желать лучшего, и пока что воспользоваться ею никак не получится.
[indent]  — Не только школы входят в мой круг интересов. Если честно, в них меня больше могут заинтересовать библиотеки, но слава о той, что находится здесь, не соответствует действительности.
[indent] Сначала нужно сделать несколько шагов вокруг, прежде чем коснуться цели. Наверное, леди Лестрендж могла бы стать прекрасной собеседницей, если вернуться из политики к поиску желанных уже много лет артефактов. Ее семья, конечно же, вряд ли имеет к ним какое-то отношение, это только Геллерту на руку. У него мог появиться более ценный ресурс – доступ к информации. Другим приемлемым вариантом может быть использование этой девушки для поисков французских артефактов. Когда-то он уже зацепился за один, случайно, наведавшись к некому Николя Фламелю, но ведь существуют и другие, пусть и менее известные.
[indent]  — А как обстоят дела с библиотекой в Хогвартсе? Есть что-то стоящее или все сокровища прячутся в особняках чистокровных? – Геллерт попытался сказать это без насмешки – английская чопорность забавляла его чуть меньше, чем вечная манера извиняться.
[indent] У него есть отдельный трактат, если хотите, о причинах преимущественно английской "традиции" трястись над чистотой своей крови, доводя ее до безумия. Поиск смысла в разделении магов на чистокровных и всех остальных затмевал все остальные, и вот Магическая Британия все сильнее оказывалась позади Европы и Нового Света. Когда останутся одни только чистокровные, они начнут осуждать за их национальную принадлежность, цвет кожи, глаз, выбор молока к полуденному чаю и способ приготовления десерта трайфл. Тщетные попытки изменить это заканчиваются тем, что общество поглощает несогласных, упрекая в не-английскости. Для этого острова подобное обвинение хуже, чем убийство.
[indent]  — Какова причина вашей смены учебного заведения? Неужели Шармбатон оказался лучше? – а вот здесь Геллерт уже насмешку не скрывает – но это дань уважения каждому, кто учился в Хогвартсе, называя его лучшей школой во всем магическом мире. – Или вас там что-то преследует?
[indent] Это предположение сделано исключительно на основе той информации, которая была получена вербально. Хоть леди Лестрендж и дала разрешение на то, чтобы проникнуть в ее разум, Геллерт не спешил использовать эту возможность. Вопрос не был для него столь ценен, и ответ он сумеет прочесть позже, если заинтересуется. В конце концов, он не обязан никого впечатлять. А вот что эта девушка может ему предложить? Кроме возможности болтать об Англии.
[indent]  — Скорее, я имел в виду некую сентиментальную привязанность к Магической Британии. Есть ли она? – В интересах Геллерта отрицательный ответ, ведь он мыслит куда шире.

+1

8

«И только?» ― на мгновение Лета даже опешила. Почему же исключительно библиотеки? Разумеется, значимость собрания сочинений выдающихся магов, передавших свою мудрость поколениям, сложно переоценить. Вот только сами магические Школы – совершенно уникальный мир, не похожий один на другой, точно так же как не похожи друг на друга старый и новый свет. Возможность изучить традиции каждой Школы, проникнувшись неповторимой атмосферой оной, станет не меньше удачей, нежели заглянуть на труды знаменитых волшебников прошлого.
«Но чему я удивляюсь, он же ученый», ― отец как-то сказал, что все они сконцентрированы на той специфической области своих исследований, изучению которой безраздельно и всецело посвящают всё своё время, и не замечают ничего, что в объект изысканий не входит. Видимо, господин Хорак по какой-то причине особенно заинтересован именно книгохранилищами. И повод для столь пристального внимания наверняка весомый…
—Ходят слухи, что в Запретной секции Хогвартса можно найти книги по Темным искусствам, ранее бывшие в распоряжении пресекшихся чистокровных домов, — якобы потомки, родившиеся вне брака, но, увы и ах, оставашиеся единственными наследниками, не хотели иметь ничего общего со своими родителями, о которых знали лишь то, что они развлекались на стороне и изменяли своим законным супругам, в результате чего и появлялись бастарды. Чуть позже они очень своеобразно мстили, распродавая всё имущество рода, копившееся не одно столетие, за бесценок. Таким образом фолианты и оказывались у старьёвщиков и перекупщиков, откуда отправлялись либо в школьные библиотеки, либо в поместья плодовитых и сохранивших состояние аристократов. Совсем недавно глава семейства Малфой обсуждал возможность перекупить  оставшееся у Гонтов богатство с её отцом. Корвус согласился уступить книги, если его добрый друг не будет претендовать на артефакты. На том и порешили.
—Причина моего перевода в Шармбатон банальна, — улыбается Лета. Грядёт война. А ей, так уж вышло, нужно знать, кто в ней победит. И дело здесь не в праздном любопытстве, как может показаться. Дело в том самом абстрактном желании служить обществу. В качестве кого-нибудь достаточно высокопоставленного, разумеется.
—Дальнейшее совершенствование моего французского, — не секрет, что в Британском Министерстве Магии отдают предпочтение соискателям со знанием немецкого или французского. Туманный Альбион, Третья Республика и Германская Империя – вот та Европа, которая до сих пор имеет значение. Вряд ли этот расклад изменится в ближайшем будущем, а значит нужно заиметь в штате сотрудников, которые понимают хотя бы один из языков соседа, что в любой момент может стать союзником или противником. Словом, леди Лестрейндж, не собиравшаяся раскрывать все подробности своего скоропостижного перевода из Хогвартса, выбрала наиболее безобидную, а также вполне правдоподобную. Другое дело, что языковая практика обычно длится не пару недель, а как минимум несколько лет, а потому ведьма выбрала столь обтекаемое понятие. Ведь под совершенствованием, да ещё и дальнейшим можно понимать всё, что душе угодно. Особенно если фантазия хорошая…
—Могу верить Вас, что никаких сентиментальных привязанностей у меня нет, — по крайней мере, к отдельно взятому королевству. Да и ко всему прочему, если говорить откровенно. Лета знала цену свободе и не торопилась ни отдавать кому бы то ни было свою, ни отбирать чужую. Даже когда дело касалось фантастических тварей, коих она отпускала без сожаления, прекрасно понимая, что сытая, безопасная жизнь на привязи совершенно точно не предел мечтаний для прекрасных, но тем не менее диких, необузданных чудовищ. Что им может дать человек? Любовь? Заботу? Ласку? Возможно. Но нужно ли им это? Променяли бы они все эти сантименты на возможность идти, лететь, плыть, переместиться за мгновение куда пожелается, следуя лишь собственным инстинктам да желаниям? Леди Лестрейндж не сомневалась – им куда лучше оставаться на воле, нежели в клетке, даже если та искусно заколдована и создает идеальную иллюзию простора. Именно в клетке она себя и почувствовала, когда Ньют зачем-то взял на себя вину за нападение находившейся на её попечении фантастической твари. Реакция её была соответствующей – немедленно сломать прутья этой неприветливой темницы. Что она и сделала, нисколько не пожалев о своём решении. Младший Скамандер может посадить в свои камеры кого угодно другого, но не её. 
—Для начала этого достаточно? — интересуется ведьма.

+1

9

[indent] Геллерту в поисках сторонников в пору хвататься за тех, кто обладает хоть каким бы то ни было талантом, вот только он совсем не хотел из-за спешки позже обнаружить подвох. Девушка, которая какое-то время будет привязана к нему из-за этих уроков, может стать вполне неплохой возможностью протянуть ниточку к Британскому Министерству Магии, чтобы, в случае необходимости, иметь информацию или влияние. Другой вопрос - а зачем ему это? Пытаться распространить там свои идеи, которые - Геллерт был в этом абсолютно уверен - найдут куда более ощутимый отклик в других странах благодаря их менее снобистской культуре, все равно что бороться с мельницами. Ему бы не хотелось растратить свой ресурс понапрасну, чтобы потом встретить сильное сопротивление другого влиятельного и талантливого волшебника, который ясно дал понять, что у них представления об Общем благе весьма разные.
[indent] А вот информация о Дарах, которую могут содержать в себе те самые книги из Запретной секции, может оказаться полезной. Ему, заполучив Безинную палочку, уже вовсе не так горели эти поиски. Воскрешающий камень он искал исключительно из сентиментальных побуждений - отдать его Альбусу Дамблдору, который когда-то жаждал его разыскать, как будто пытаясь доказать, что он, Геллерт Гриндевальд, держит свое слово, даже если это отнимает полезное время. Согласно тем сведениями, которые ему удалось найти в далеком последнем году минувшего столетия, наследством трех братьев могли владеть несколько малопримечательных английских семей. Вот только он не нашел ничего, чтобы указывало на то, что их потомки до сих пор владели Дарами Смерти. Напротив, поиски привели его в Париж чуть более десяти лет назад, прямиком к философскому камню, который он по ошибке принял за воскрешающий. Этот опыт оказался полезным, хоть и поставил Геллерта в тупик. Выйдет ли он из него, если получит новую информацию из остатков семейных библиотек?
[indent]  - К сожалению, в ближайшее время Хогвартс является для меня недоступным, ибо все научные конференции, в которых я намерен поучаствовать, проводят в более... интернациональных местах. Но спасибо за подсказку. После перевода сюда вы еще можете посещать эту школу?
[indent] У Геллерта заканчивалось терпение. Вокруг было столько тех, за чьими талантами он бы понаблюдал, чтобы в дальнейшем предложить разделить свои идеи, но все его внимание сейчас поглощала лишь мисс (или мадемуазель, если того требуют обстоятельства) Лестрейдж.
[indent]  - Что вы можете предложить мне кроме своего французского? Я много времени трачу на научные изыскания, чтобы совершенствовать себя, увы, не обладая должным педагогическим опытом, чтобы пытаться совершенствовать других. Должна быть серьезная причина, которая может заставить меня передумать.
[indent] Вальяжная музыка сменилась на более динамичную, отчего танцпол начал молниеносно заполняться подвыпившими преподавателями и более раскрепощенными студентами. В этой суете мысли начали поддаваться ритму, формируя древо из потенциальных результатов каждого решения, которое он мог бы принять. Геллерт неохотно продумывал, что будет делать, если согласится, и ему эти последствия сулили больше неприятностей, чем пользы.

0


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » sic itur ad astra


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно