All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Мы просыпаемся вместе, даже если уснули в разных местах


Мы просыпаемся вместе, даже если уснули в разных местах

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Ровно тысячу лет мы просыпаемся вместе, даже если уснули в разных местах
  мистер Голд и Реджина Миллс // зачарованные

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/1548/83282.gif

«

СТОРИБРУК, ШТАТ МЭН
ПОСЛЕ СНЯТИЯ ПЕРВОГО ПРОКЛЯТИЯ

Это прекрасно - в день святого Валентина просыпаться рядом с женщиной, которую любишь. Это романтично - в День всех влюбленных просыпаться рядом с мужчиной, от которого ты без ума. Остается только задуматься, с каких это пор они вместе и как дошли до жизни такой. Особенно, когда каждый день - 14 февраля.

»

Отредактировано Rumpelstilzchen (Пн, 10 Фев 2020 13:30:59)

+3

2

Дэвид Нолан утомительно долго перебирал открытки с сердечками и мистер Голд, по пути из кафе вдовы Лукас в свой магазин заглянувший в аптеку Кларка - он же гном Чихун, напрочь забывший о своем сказочном прошлом - за скотчем и бутылкой минеральной воды, начал терять терпение.
- Лучше возьмите только одну открытку, мистер Нолан. Не то перепутаете случайно и оконфузитесь, как в прошлом году, - с ехидной заботливостью посоветовал Голд, у которого в глазах рябило от сердечек, котяток и ленточек всех оттенков розового и красного.
Прекрасный принц повернулся к нему, и в глазах его светилось такое счастье и нежность влюбленного, что становилось понятно – приподнято-романтичное настроение ему не под силу испортить даже Темному магу.
- Теперь я ничего не перепутаю. Когда мы со Снежкой все вспомнили и нашли друг друга. Сегодня у нас будет настоящий праздник, - Дэвид расплатился за открытку и коробку шоколада в виде сердечек и вышел из аптеки.
Мистер Голд скептически поджал губы. По его мнению, день всех влюбленных придумали торговцы шоколадом и всякой мелочно-подарочной всячиной, чтобы сбывать залежалый товар. Плюс еще один повод выкачать из влюбленных парочек побольше денег, когда Рождество было уже давно, а до Пасхи еще далеко. Кой-какие рождественские и пасхальные подарки он заказывал у поставщиков и выставлял в своей лавке, и это было почти единственным, что у него покупали горожане. Имеется в виду, действительно покупали, расплачиваясь картой или наличными, а не обменивали на услуги или плату, к американским долларам никакого отношения не имевшую. А вот слащавых сердечек и шоколадок антиквар в свою милую черному сердцу захламленную донельзя лавку не допускал.
И сегодня его раздражало все и вся. Складывалось ощущение, что Сторибрук залило приторным клубничным сиропом. Даже Лерой, которого Голд в обычное время просто не замечал. Ворчун, расчесавший вдруг бороду, нацепивший безвкусный галстук и вышагивавший по улице за ручку с одной из монахинь – фей, Норой или Нолой или как там ее, державшей леденцово-розовый воздушный шар в виде сердечка.
И уж ни в коем случае дурное настроение антиквара и Темного мага не было связано с тем, что ему никто не подарил самой завалящей открытки. Это как раз было делом обычным, за все двадцать восемь лет под заклятием он ни разу не находил предназначенного ему сердечка и не думал, что после разрушения проклятия что-то должно измениться. Роль самого опасного человека в городе его вполне устраивала.
В магазине было сумрачно и прохладно. Голд выложил покупки на прилавок и заметил, что из пакета выкатилась маленькая шоколадка в красной обертке. Не иначе, Чихун подсунул очередной подарок за покупку. Вычитал в очередной брошюрке по маркетингу. Голд машинально подобрал шоколадку и понюхал. Пахло ванилью, какао и чем-то еще, не сразу определимым, но приятным. Внезапно закружилась голова, антиквара мягко повело в сторону, он сильнее навалился на трость, стараясь удержаться на ногах, и зевнул…

Шальной солнечный лучик отыскал щелочку в плотно задернутых на ночь портьерах и нахально сунулся мистеру Голду в лицо. Темный маг сонно отмахнулся и открыл глаза. Повернулся на бок, выпростал руку из-под одеяла и нежно обнял спящую рядом с ним женщину, поцеловал темные волосы и ласково погладил по плечу, прикрытому шелковой пижамой.
- Доброе утро, Реджина. Пора вставать. С днем святого Валентина, любимая. Внизу тебя ждет подарок.
Подарок, а именно, черный горький шоколад, собственноручно изготовленный Темным в своей лаборатории с добавлением лаванды и засахаренных фиалок, разлитый в формочки в виде фиалов для эликсиров и тщательно спрятанный до дня «В» ждал своего часа рядом с изящным футлярчиком с элегантными бриллиантовыми серьгами.

+3

3

Первое, что увидела Реджина по пробуждении, была голова на подушке. Чужая голова на ее второй подушке. И рука, нежно поглаживающая по плечу. В памяти что-то зашевелилось: когда-то давно похожее уже происходило. Или это был сон - один из многих, беспокоящих ум во время проклятья, - о другом мире и о другом мужчине, ни имени, ни внешности которого она не запомнила? Как бы то ни было, нынешнего соседа она знала очень хорошо. И не просто знала, а...
- Доброе утро, дорогой. Мой лучший подарок - это ты, не нужно было. Но мне приятно. У меня тоже есть для тебя сюрприз, - запонки с алмазной гравировкой должны выгодно смотреться с любимой рубашкой антиквара, Реджина проверила тайком. - Но, думаю, мы можем не торопиться, - она перевернулась на другой бок и, положив руку под голову, провела кончиками пальцев по щеке Голда. - Что тебе снилось? - если бы сутки назад Ее Величеству описали нынешнее утро, она бы решила, что собеседник тронулся умом. Прежняя Реджина ненавидела день святого Валентина, оттого перенесла все встречи тринадцатого, четырнадцатого и пятнадцатого февраля, лишь бы не передвигаться по городу. Обилие розового цвета, тошнотворно-милые сердечки, пухлые ангелочки с позолоченными крылышками - надо ли говорить, что сторибрукские принцессы пищали от восторга, пока феи организовывали праздник, отрываясь за двадцать восемь лет проклятья, когда большинство пар оказались разбиты. "Торжество истинной любви" приобретало угрожающий размах, но все было в рамках закона, потому мадам мэр пришлось стиснуть зубы и покориться. "Один день. Один день!" - убеждала она себя, уйдя с головой в бумаги, откуда ее никто и не пытался достать.
Если бы Арчи взял на себя труд проработать с Реджиной ее отношение к безобидному празднеству, он бы удивился, найдя внутри боль и обиду. Сказочные привыкли считать злодеев бесчувственными, а их отвращение к добрым событиям - закономерным. И никому в голову не пришло, что Злой Королеве или Темному магу тоже порой хотелось получить валентинку. Любой знак внимания, по правде говоря, сгодился бы. Но нет: обедая в кафе, Реджина видела, как посетителям украшали чашки с кофе сердечками и угощали печеньем. Ей не предложили ничего. Даже Генри, по заданию учителя делая валентинки для девочек из класса, не вспомнил, что его приемная мать - женщина. Эмме, к слову, тоже не досталось любовных писем, что слегка подняло настроение.
"Дэниэл мог бы написать мне", - останься он жив. Любовь к конюху давно переросла в теплое дружеское чувство, да и вспоминала о нем Королева не так часто. Зато как сейчас перед глазами стояла их первая встреча. Кора наняла его взамен пожилого конюха, которому уже не хватало сил готовить лошадей к выезду (в их поместье было около десяти жеребцов и столько же кобыл). Дэниэл произвел на нее приятное впечатление. Он был скромен, воспитан и долгое время держал Реджину на почтительном расстоянии, которое она особо не стремилась сократить. Все произошло внезапно: в один из дней, принимая из рук молодого человека поводья Росинанта, будущая Королева поняла, что влюбилась. Позже Дэниэл признался, как с первого взгляда на нее почувствовал то же самое, но не допускал даже мысли о непозволительном чувстве к дочери принца, пусть и не наследного. Но любовь оказалась сильнее. Недолгое время, проведенное с Дэниэлом, было счастливым по-настоящему... Пока в жизни Королевы не появился Румпельштильцхен, затмивший собой былые симпатии и влюбленности. Из памяти напрочь стерлось вчерашнее воспоминание о шоколадке, которую женщина нашла в кармане после возвращения из кафе. Блестящая красная обертка резко контрастировала с обстановкой рабочего кабинета, и Реджина, возмущаясь и волнуясь одновременно (презент? от кого??), развернула ее, понюхала. Обычный подарочный шоколад с ванилью и чем-то ещё, знакомая такая пряность... Но определить ее мэр не успела: закружилась голова, а веки будто налились свинцом. "Проклятая работа, нужно отдохнуть...". И отдохнула, судя по лежащему рядом Темному магу.
- Нам надо поздравить с днём святого Валентина Дэвида и Мэри-Маргарет. Их крепкая и самоотверженная любовь - почти такая же, как наша - заслуживает признания, - авторитетно сообщила Реджина. - Я купила им открытки. Можно ещё взять в пекарне торт, он весь в симпатичных леденцовых сердечках...

Отредактировано Regina Mills (Сб, 14 Мар 2020 02:39:23)

+1

4

- Мне снилась ты, - Голд перехватил ее руку, нежно поцеловал ладонь и продолжил расцеловывать каждый палец, - Толком не помню, но это было что-то очень приятное и интересное. Очень, - ореховые глаза лукаво сверкнули, и он одним ловким броском подгреб Реджину под себя. С довольным кошачьим урчанием потерся носом о ее шею.
- Почти столь же приятное, как то, что я вижу сейчас, - он скосил глаза в вырез ее пижамы, - Но в реальности ты намного лучше. На ощупь да и на вкус тоже, - в подтверждение этих слов Голд на пробу коснулся языком ямочки между ключиц Реджины.
Ничего не значащая утренняя возня, раз уж день святого Валентина по настоянию общественности объявлен праздником и можно подольше задержаться в постели. Мадам мэру, во всяком случае. А Румпельштильцхен был сам себе хозяин и вполне мог открыть магазин часом позже.
Они съехались недавно. Когда именно, Голд не мог вспомнить навскидку. Тихо и без всякой помпы. Как и свойственно взрослым, давно знакомым людям, разобравшимся, наконец, в своих чувствах окончательно. Хотя, казалось, что они были вместе всегда. Конечно, Румпельштильцхен не мог сказать, что знает Реджину с пеленок, хотя она была дочерью его ученицы. По меркам магов – почти родней. Дочери Коры было лет двадцать или около того, когда она призвала Темного мага в королевский дворец и он обнаружил там растерянную, скромно одетую девушку, которая всего-то и хотела избавиться от опеки деспотичной матери, творить добрые дела и быть счастливой. О нет, он не влюбился в нее с первого взгляда, как какой-нибудь не в меру романтичный мальчишка королевских кровей. Реджина стала его ученицей и обольщение там было иного рода. И нет, Румпельштильцхен не влюбился в нее тогда, как мог бы создатель обожать свое лучшее творение. И не тогда, когда Реджина расцвела у него на глазах и сердце ее заполонила тьма, ненависть и жажда мести. Он полюбил противницу, почти равную себе. Своего лучшего врага, которого знал лучше, чем друга. Злую Королеву. Говорят, от ненависти до любви – один шаг. И они шагнули навстречу друг другу.
Голд рассмеялся и чмокнул Реджину в кончик носа.
- У тебя безупречный вкус, дорогая. Как и всегда. Леденцовые сердечки – это именно то, что нужно. Это так прекрасно – делиться своим счастьем с теми, кто достоин его не меньше, чем мы. Навестим их после завтрака? Заодно и пройдемся. День наверняка будет чудесный. Уверен, этот город способен простоять один день и без твоего неусыпного руководства.

Отредактировано Rumpelstilzchen (Ср, 12 Фев 2020 21:42:59)

+1

5

- Мне снилась ты, - другого ответа от влюбленного мужчины не стоило ждать. Реджина благосклонно улыбнулась, поощряя комплимент, и погладила мага по запястью, пока он покрывал поцелуями ее пальцы. Это было приятно, как и само присутствие Тёмного. Привыкнув к безраздельной власти в особняке, Королева с удивлением отметила, что совместный быт с Голдом не доставляет хлопот. Оба проводили много времени на работе, иногда встречаясь на ланче, а по вечерам в их распоряжении было два этажа и чердак - на случай, если кто-то предпочтёт уединение совместному ужину и посиделкам перед телевизором с очередной бессмысленной мелодрамой. Как ни странно, этого не происходило. Устав от одиночества, они с интересом осваивали новую для себя территорию и за те месяцы, что жили вместе, ещё не успели надоесть друг другу. Реджина не помнила точно, когда Голд переехал к ней, но разве это важно? В их непозволительно долгой дружбе столько вех, что не страшно и забыть одну.
- Тогда ты просто обязан рассказать мне сон. А ещё лучше - показать, - устроившись поудобнее, Королева обняла Румпельштильцхена и погладила по спине. - Ничто на свете не имеет права быть милее, чем я.
- В реальности ты намного лучше. На ощупь, да и на вкус - тоже, - подтвердил он, проводя языком по краю ключицы. Женщина выдохнула. Рука ее пробежала до пояса пижамы и пощекотала уже обозначившееся брюшко.
- Так-так. Кому-то надо завязывать со сладким. Раскормила я тебя, - она притворно нахмурилась и ущипнула антиквара. Пожалуй, из всего мужского населения Сторибрука его мисс Миллс выбрала бы в последнюю очередь, спроси ее кто годом раньше (или просто до появления злосчастной шоколадки). И вовсе не потому, что не находила привлекательным (в мистере Голде чувствовалась и харизма, и сила, а возраст - так ей самой не шестнадцать лет, чтобы искать юных принцев), просто номинально они - противоборствующие стороны. Союз двух злодеев - где это видано? Да горожане их закидают камнями, если узнают, считали оба до решающего шага. Не закидали. Реджина смутно помнила поздравления Белоснежки и радостное облегчение на лицах горожан (уж теперь Ее Величество перестанет терроризировать город!), когда правда выплыла наружу. Повезло им со сторибрукцами, ничего не скажешь.
- Давай после завтрака, - согласилась женщина. - Я с удовольствием возьму выходной, только ведь все равно будут дергать... . Наденешь фиолетовую рубашку? - ту самую, к которой шли в комплекте праздничные запонки. - А я себе купила платье, сейчас покажу, - мягко высвободившись из объятий Румпельштильцхена, Реджина слезла с кровати и подошла к шкафу. - Да где же оно.., - так и не найдя искомое, мадам мэр щёлкнула пальцами, и на ней появилось ярко-розовое платье, по подолу которого шли кружева. Образ дополняли туфли в цвет. "И почему я не носила розовый? Мне идёт", - разглядывая себя в зеркале на дверце шкафа, Королева повернулась к Голду. - Нравится?

Отредактировано Regina Mills (Сб, 18 Июл 2020 19:42:02)

+1

6

Темный, всегда боявшийся щекотки, дернулся и хихикнул. В последнее время он и вправду заметно округлился в талии.  Срочно обновлять гардероб необходимости пока не было, но прежнюю хрупкость и худощавость он подрастерял.
- Ммм… Реджина! – с притворным возмущением он откатился подальше от шаловливых  пальчиков любимой женщины, - Это полностью твоя вина, перед твоей яблочной выпечкой невозможно устоять.
Он остался лежать на кровати, подперев подбородок кулаком. И наблюдал, как Реджина переодевается.  Новое платье было розовым. Яркого и оптимистичного  оттенка сахарной ваты.  Кружева, оборки, воланы прилагались. Как и изящные туфельки точно такого же цвета. В целом, Реджина походила на принарядившуюся куклу Барби.
Еще вчера, до злосчастной шоколадки, у Голда из глаз потекла бы кровь, и он отпустил бы пару – тройку… десятков ехидных замечаний, но сейчас у него во взгляде чуть ли не  засветились сердечки и он восхищенно всплеснул руками.
- Потрясающе! Тебе очень идет! Бездна вкуса и кружева отлично подобраны, - в кружевах Румпельштильцхен разбирался как никто, в Зачарованном Лесу ни один его наряд не обходился без кружевных манжет.
- Фиолетовое с розовым будет отлично сочетаться. Маленькое дополнение? – он взмахнул рукой, над ладонью сгустился завиток лилового дыма и Темный протянул Реджине заколку в виде розовой же бабочки, крылышки которой были сплошь усыпаны стразами. 
- Отключи рабочий  телефон, - посоветовал он, - Обойдутся денек  и без твоего руководства. А не обойдутся – будут только больше ценить. Я пойду готовить завтрак и сюрприз.
Голд все-таки поднялся с постели и ласково обнял Реджину сзади, поцеловал в шею, сдул непослушную прядку. И направился в ванную комнату. Одним из несомненных достоинств дома мэра было то, что к хозяйской спальне примыкали две раздельные ванные. А это – залог счастливой семейной жизни. Потому что теплые и доверительные отношения – это прекрасно, но когда в тюбике заканчивается зубная паста – тут уж каждый сам за себя.
Чуть позже Румпельштильцхен, уже в темно-фиолетовой рубашке, при галстуке, в брюках и жилете цвета антрацита, но пока что без пиджака, колдовал на кухне.  Готовить завтрак было его обязанностью Голда, он все равно имел обыкновение просыпаться рано утром и вставать раньше Реджины. К тому же, верный национальным традициям, завтрак он предпочитал сытный и основательный.  Правда, без традиционной шотландской овсянки со сливками пришлось обойтись. Реджина следила за фигурой, а Генри в те редкие дни, когда ночевал у приемной матери, воротил от каши нос, говоря, что уже не маленький, чтобы есть это.
Генри, кстати, довольно спокойно воспринял тот факт, что его приемная мама и его родной дед любят друг друга и живут теперь вместе. Что ж там, у мальчика было немало случаев поупражняться в  принятии  новообретенных родственников. Но пока что по рекомендации Арчи переехал к Эмме, потому что «Генри нужно время во всем разобраться». 
Завтрак получился идеальным. Яичница манила упругими солнышками желтков и кружевом чуть поджаренного белка. Бекон подрумянился ровно так, как следовало. Поджаренные помидоры, грибы  и зелень добавляли яркости, а тосты манили хрустящей корочкой.
Румпельштильцхен смахнул в мусорную корзину несколько скомканных открыток – результат полного фиаско в написании поздравлений. Велеречивый Темный, едва речь шла о его чувствах, начинал мяться и заикаться, а когда брал в руки перо, тут же превращался в педантичного ростовщика и даже любовное признание  смахивало у него на деловое письмо. Ничего страшного, Реджине довольно будет и подарка вкупе с букетом роскошных темно-красных роз.
- С днем святого Валентина, любимая! – провозгласил он, когда Реджина спустилась в кухню, наполненную ароматом свежесваренного кофе,  к уже накрытому столу. И вручил свой подарок – серьги и цветы.
После завтрака они отправились пройтись по городу. К легкому сожалению Голда, новые сережки Реджина не надела – королевы не надевают бриллианты с утра, эти камни для вечерних приемов. Но и без них она была самой красивой женщиной Сторибрука.
Феи постарались на славу. Город был окутан нежно-розовым флером любви, романтики и поцелуев. В воздухе витали ароматы роз, сахарной ваты и жарящихся сосисок – в парке устроен было большой пикник с  барбекю. Лерой и Нола раздавали налево и направо бумажный тарелочки с хот-догами и стаканчики лимонада, а в промежутках успевали держаться за руки и даже целоваться.   Парочки и компании обменивались поздравлениями и улыбками, над головами витали связки воздушных шаров в виде сердечек.
- Дэвид! Мэри-Маргарет! – в толпе Голд углядел семейную пару Прекрасных. Которые почему-то сделали вид, что не заметили их и попытались свернуть в сторону, но от Темного мага и мэра еще никто не уходил.
- С днем святого Валентина! – торжественно провозгласил Темный, - Чудесный день, чудесный праздник. Непременно нужно сказать Голубой фее  спасибо.
Прекрасные слегка побледнели и переглянулись.
- Спасибо, - Белоснежка чуточку нервно улыбнулась, принимая открытку и тортик, - мы так счастливы за вас. Что вы тоже нашли друг друга. Да что мы, весь город рад.

+1

7

- Между прочим, выпечка у меня безглютеновая, у Генри на него аллергия. И сахара я кладу не много, так что это все твоя любовь к итальянской кухне, - злоупотреблением которой грешили оба. Просто Реджина знала заклинание для поддержания фигуры, а Румпель, никогда этим не интересовавшийся, - нет.
Демонстрируя мужчине платье, Королева слегка волновалась: помнится, жвачно-розовый он не любил, отдавая предпочтение его дальнему родственнику - пурпурному. Но опасения оказались напрасными: маг был доволен. Даже добавил аксессуар к виде заколки-бабочки. Примостив ее на волосах, Реджина наклонила голову, любуясь игрой света на маленьких камушках.
- Она прекрасна. Признайся, ты читаешь мои мысли? - имея за плечами многовековой опыт, Темный иногда и впрямь угадывал, о чем думал собеседник.
- Я пойду готовить завтрак и сюрприз, - приобняв женщину и полюбовавшись на их совместное отражение, он поцеловал ее в шею, отчего по спине побежали мурашки, и ушел в ванную. Реджина скрылась за дверью напротив, по привычке прокручивая в голове план на день. "Хватит", - осадила она себя. Никакой работы, Голд прав. С щеткой во рту Ее Величество вернулась в комнату и перевела рабочий телефон в авиарежим. Это, по большому счету, ничего не меняло: Эмма знала личный номер. Не дозвонившись до мэра, горожане побегут к шерифу, удлинив цепочку всего на одно звено. С другой стороны - мисс Свон из кожи вон лезла, чтобы доказать всем, как хорошо она справляется с обязанностями блюстителя порядка (это было недалеко от истины: со Спасительницей на страже в городе действительно стало спокойнее), и вполне возможно, проблему удастся решить без привлечения Реджины. Ну и она всегда может не ответить. С приподнятым настроением женщина заправила кровать, причесалась, накрасила глаза и неторопливо пошла вниз, привлеченная вкусными запахами. Голд, как ни странно, готовил хорошо - впору проводить кулинарные соревнования на звание лучшего повара семьи. "Я сказала "семьи"?" - удивилась мисс Миллс, поправляя ленту на небольшой коробочке, где, помимо запонок, лежала подарочная карта в магазин элитного шотландского виски. "А почему нет?" - предложение руки и сердца Королева получала всего два раза, и оба - неудачно. Как говорится: Бог любит троицу?..
На кухне ее ждал сюрприз: темно-алые розы и изумительной красоты серьги с бриллиантами. Примеряя их, Реджина наблюдала, как антиквар вставляет запонки в петли и защелкивает замочек. Оба подарка пришлись кстати. Обменявшись поздравлениями и поцелуями, маги приступили к завтраку, чей соблазнительный запах настойчиво отвлекал от милого воркования.
Когда со вкусной яичницей и не менее вкусным кофе было покончено, Реджина и Голд отправились на прогулку (надо же найти Белоснежку и насильно вручить ей торт!). Убранство Сторибрука полностью соответствовало празднику. Сосредоточием торжества стал парк, откуда уже доносилась романтическая музыка. Дабы горожане не заблудились, феи повсюду расставили указатели и развесили яркие гирлянды. Но даже на фоне них Реджина в своем наряде выделялась. Видимо, благодаря этому Прекрасные резко свернули на боковую аллею, едва ее завидев.
- Что с ними? - бросив пустой стаканчик в урну, мадам мэр заторопилась к ним, но Темный, не носивший каблуки, успел раньше.
- С днем святого Валентина! — провозгласил он, догнав-таки Принца и его суженую, — Чудесный день, чудесный праздник. Непременно нужно сказать Голубой фее  спасибо.
- Да-да... Поздравляем вас тоже...
- От нашего дома к вашему, - Королева вручила большую коробку. - Желаем, чтобы ваша любовь росла и крепла, несмотря ни на что! Прочти открытку, - подсказала она падчерице, недоуменно сжимавшей конверт.
- Точно.., я сегодня такая рассеянная, простите, - девушка глупо хихикнула. - Два фунта свиной вырезки, апельсины, черный молотый кофе... Ээ, Реджина, а ты мне то отдала?
- Конечно, - не моргнув глазом, ответила женщина и неуловимо пошевелила пальцем. - Ты что-то не то читаешь, посмотри еще, - Снежка послушно опустила глаза, и вскоре те заблестели от слез: Ее Коварное Величество долго комбинировала на сайте с валентинками пожелание, сама настолько далекая от поэзии, насколько это возможно. "Приятно видеть, что не зря", - подумала она, когда Мэри-Маргарет порывисто обняла ее и принялась горячо благодарить. Напряженность, с которой Прекрасные встретили темных магов, начала спадать. Реджина списала это на торт: не каждый день получаешь двухъярусный кулинарный шедевр, сплошь покрытый сердечками поверх сладкой глазури!
Завязался вежливый разговор ни о чем. Дэвид и Снежка то и дело переглядывались, и Ее Величество догадалась: хотят побыть одни.
- Ну, не будем вам мешать, - вокруг еще столько пар, которые ждут теплых слов от главных злодеев Сторибрука! Помахав Золушке с ее консервным принцем, Реджина уверенно зашагала в их сторону и уже не видела, как Прекрасные, оставив тарелки с хот-догами на переносной стойке, поспешили к Голубой Фее.
Настоятельница, верная себе, прятала любовь к откровенным платьям под рясой и крестом. Благословляя влюбленных налево и направо, она держалась участливо-скорбной мины, цепко отслеживая подопечных монахинь. Лерой с Новой, захмелевшие от счастья и лимонада (куда гном наверняка опорожнил свою фляжку), готовились попрать нормы морали, чего Рул Горм никак не могла допустить. И не допустила бы, не загороди ей дорогу Мэри-Маргарет.
- Что вы с ними сделали? Они же на себя не похожи!
- Ты о наших злых гениях? Ничего, немного отвлечься от козней им не помешает. Погоди, мне надо...
- Голубая Фея, вы знаете, что мистер Голд и Реджина сделают с нами, когда придут в себя? А эти кружева..!
, - простонала принцесса, дергая себя за волосы. - Королева ненавидит розовый цвет!
- Значит, пришло время пересмотреть приоритеты. И с чего ты взяла, милочка, что они придут в себя? - фее удалось обойти Снежку, и она пожала плечами. - Наслаждайтесь праздником. Вы больше других имеете на это право сегодня. Отныне ваш союз никто не омрачит, - с этими словами настоятельница скрылась в толпе, оставляя девушку один на один со смешанными чувствами.

Отредактировано Regina Mills (Сб, 14 Мар 2020 02:40:28)

+1

8

Праздник удался на славу. Когда стало смеркаться – на деревьях зажглись гирлянды разноцветных фонариков.  А для тех, кто успел замерзнуть – как по волшебству появилась огромная чаша горячего глинтвейна, а вдова Лукас с черпаком сменила Лероя с Новой, которые ухитрились все же улизнуть от бдительного ока Голубой в укромное место и сейчас наверняка пребывали на грани бесчестия. Голд мимоходом порадовался за них и сообщил Реджине на ухо, что  с удовольствием поглядел бы, какие у этой парочки получатся детишки.   
Вечером же   был устроен магический фейерверк. Для исполнения которого даже   не привлекли Темного и мадам мэра. Обошлись силами Голубой феи и несколькими батареями салютов. Разумеется, Голд не отказался бы наколдовать огненного дракона, рассыпающегося в рой бабочек или стаю сияющих птиц, но так приятно для разнообразия, когда тебя не дергают из-за каждой проблемы и можно просто поглазеть на редкостное зрелище  и  встречать восторженными возгласами каждый новый распускающийся в темнеющем небе пылающий цветок.
После  фейерверков начались   танцы, но поскольку хромой Голд танцевать не мог, а Реджина – и не умела, они потихоньку покинули вечеринку и отправились домой, чуточку усталые, но довольные и отдохнувшие.
-   Чудесный был день, - подытожил Голд, помогая Реджине снять пальто, - До чего же милые люди нас окружают, и почему я раньше этого не замечал. Ты заметила, как искренне они поздравляли нас и как тактично позволяли побыть друг с другом, не навязывая излишне свое общество?
Так оно и было, все, с кем заговаривал Темный, с радостными улыбками поздравляли его и Реджину, обменивались  репликами по поводу праздника и организационных талантов Голубой феи, после чего вежливо смешивались с толпой гуляющих. Единственным исключением стала Эмма, и на празднике взявшая мадам мэра в оборот по поводу дотаций и отчислений на содержание участка и социальные службы. Но Реджину спас Генри, утащивший свою родную маму участвовать в конкурсе стрелков.
- Идеальным завершением вечера станет романтический ужин. Как насчет того, чтобы приготовить его вместе? – раздалось уже из кухни, где Голд обнаружил, что из  еды у них имеются только упаковки готовых  обедов в морозилке.
На кухне вполне хватало места для двоих. Так что пока Реджина в пестром фартуке с оборками, который ей необычайно шел, хлопотала над тестом для пиццы, Румпельштильцхен занялся салатом, носившим многозначительное название Сельдереевый восторг, вся хитрость которого была не столько в сельдерее, сколько в особом пряном соусе.
Нельзя сказать, что Темный был постоянным участником и ветераном любовных сражений. Скорее, он был посторонним зрителем, который следит, чтобы все шло как должно и потому в курсе всех правил. Но на сегодняшний вечер у него был План, а потому он воспользовался рецептом  из одной старой книги, которую в свое время честные  жены почтенных людей расхватывали как пирожки с пылу – с жару. И немудрено, там на каждой странице имелись  советы, как этого пылу – жару поддать. Конечно, Темный и под пыткой не сознался бы, что эта книжка у него в свое время в Зачарованном лесу имелась, но… в конце концов, все описанные там блюда были и просто вкусны.
Пожалуй, они управились бы быстрее, если бы Голд не отвлекался, чтобы утащить кусочек начинки или поцеловать и обнять мило раскрасневшуюся от возни с духовкой Реджину. Но он ничего не мог поделать, до того она была мила в кухонных варежках в цвет фартука.
Белая льняная скатерть, свернутые в виде цветков салфетки, розы в подчеркнуто простой вазе и красные свечи в подсвечниках стиля хай-тек. В повседневной жизни Реджина предпочитала минимализм, лишь ее потайная комната в склепе была обставлена в духе барокко. Красное вино, наколдованное собственноручно Темным – все равно в Сторибруке приличного вина не достать. Романтический ужин при свечах удался. Если не считать того, что Голд был слегка рассеян и заметно волновался.
Наконец, с салатом и пиццей было покончено. Темный заново налил вина в их опустевшие бокалы и умолк, прервав разговор. Знай его Реджина чуть хуже, могла бы предположить, что он собирается с духом. Впрочем, так оно и было. Румпельштильцхен собирал всю свою решимость, как всегда в ситуациях, требовавших от него немедленных действий. Он обдумывал этот момент несколько дней, но сейчас все подобранные слова вдруг улетучились из головы.
- Реджина, - начал он, - мы знакомы с тобой очень давно. И не говори мне, что это неприлично – намекать на твой возраст. Я все равно гораздо старше. Между нами было много всего, но события последних…
Он запнулся, в очередной раз пытаясь сообразить, а сколько же времени они вместе.  События прошлых дней расплывались и тонули в тумане.
- Последних месяцев… дали мне возможность надеяться, что мы сумели найти общий язык. Да и Генри… уже достаточно взрослый, чтобы задавать вопросы и будет не очень-то хорошо, если его мама и его дед не… не разберутся в своих отношениях.
- Я помню, что я намного старше тебя, но я… может быть, если сложить мою и твою магию, то у нас еще может быть…
- он заметно побледнел, жестикулировал и  запинался все сильнее.
- Реджина, я люблю тебя и прошу тебя стать моей женой, - выдохнул он, наконец, и  выхватил из кармана пиджака  бархатную коробочку. Точно таким же жестом, как в старых вестернах ковбои выхватывают из кобуры пистолет. Коробочку он протянул Реджине, в ней  на подушечке переливалось бриллиантовое кольцо.

+1

9

Удивительно, насколько уютными могут быть массовые гулянья. Королева не помнила, чтобы раньше парки Сторибрука (коих насчитывалось от силы два-три на город) изобиловали таким количеством дорожек и укромных местечек, видимо, появившихся с легкой фейской руки. Гуляя по аллеям с любимым мужчиной, Реджина чувствовала себя счастливой, и ощущение это было ей внове. Как же мало человеку надо, если он с кем-то, и как много - если одинок!
Редко выглядывающее зимой солнце сегодня порадовало сторибрукцев своим присутствием: снежно-дождливые облака разошлись, и неуверенный, но яркий луч пробегал по горевшим любовью лицам, делая их еще краше; скользил по макушкам детей; задерживался на блестящих боках воздушных шаров. И никаких злодеев и героев - только люди, выбравшиеся в выходной день на прогулку.
Время летело незаметно. Умяв сосиски, Реджина пребывала в хорошем расположении духа, которому не помешала даже Эмма с разговором о дотациях. Отделавшись от нее туманными обещаниями в духе политиков, Ее Величество двинулась к импровизированной сцене, где ведущий зачитывал толпе валентинки и предлагал угадать, кто мог быть их автором. Все происходило корректно, мило и весело, победителей приветствовали аплодисментами и вручали леденцы. А когда стемнело, начался фейерверк (заранее оплаченный из городского бюджета - мадам мэр помнила смету и зубовный скрежет, с которым ее подписывала - вот глупая!), плавно перетекший в танцы. В тот момент оба мага поняли, что им пора закругляться. Незаметно обойдя танцующих, они, обнявшись, пошли к особняку: у хорошо начавшегося вечера должно быть не менее хорошее продолжение. И желательно - без свидетелей.
- Да, дорогой. Я зря на них злилась, - неужели в прошлом Румпельштильцхен и Злая Королева создали темное проклятье, чтобы навредить этим милым людям? Стыд им и позор!
Идея совместного ужина пришлась по душе обоим. Мистер Голд занялся фирменным салатом по секретному рецепту, а Реджина, исподтишка подглядывая за ним, - пиццей. В холодильнике нашлись подходящие ингредиенты, в морозилке - основа для теста. Раскатать лепешку и уложить сверху ветчину, грибы и овощи было делом техники с отвлекающим фактором в виде поцелуев. Но женщина была не против. Под розовым платьем и цветастым фартуком скрывался огненный темперамент и немалая страстность. Темный маг увидел это еще тогда, когда сама Реджина за собой не подозревала. И выжидал, пока хрупкий бутон распустится в пышную розу, вооруженную шипами и ядовитым благоуханием, чтобы сорвать ее и поместить у сердца. История, начавшаяся сагой противостояния и вражды, закончилась... ан нет, не закончилась. Началась. Новым этапом отношений - непростых, но таких интересных!
Блюда заняли свои места на тарелках, в бокалах материализовалось вино, и разговор, начатый в парке, плавно потек дальше. Свечи уменьшались, сгущая тени в углах, что придавало романтичной атмосфере таинственность. Мистер Голд становился все более рассеянным, несколько раз отвечал невпопад, а потом и вовсе замолчал. Поставив локти на стол, Реджина смотрела на него поверх зажатого в ладонях бокала и ждала. Что-то происходило, и волнение антиквара дразнило ее собственные нервы.
- Мы знакомы с тобой очень давно, - сердце забилось чаще, предвкушая слова, которые просто не могли быть реальностью - не для Злой Королевы, убийцы, совершающей ужасные вещи. - И не говори мне, что это неприлично — намекать на твой возраст. Я все равно гораздо старше.
- Кто бы спорил, - не удержалась она от улыбки. - Свои годы я давно не считаю, хорошо, если ты это делаешь.
- Между нами было много всего, - продолжал мужчина, и теперь Реджина не перебивала, - но события последних месяцев дали мне возможность надеяться, что мы сумели найти общий язык, - кивнула: удивительно, но так и есть. Всего-то и требовалось нормально поговорить, без угроз и ультиматумов.
- Генри… уже достаточно взрослый, чтобы задавать вопросы, - о, за это можно не переживать: в любовные отношения матерей он не лез, не понимая и не собираясь понимать взрослые тайны. Про появление детей на свет он знал, про большую и чистую Истинную Любовь - тоже, а все, что находилось между, его не интересовало.
- Может быть, если сложить мою и твою магию, то у нас еще может быть…
- Что?! - неужели он хочет ребенка? Королева поверить ушам не могла, но Румпельштильцхен не дал себя снова прервать.
— Реджина, я люблю тебя и прошу тебя стать моей женой, - выпалил он, быстрым движением выкладывая на стол коробочку из синего бархата.
- Роберт, я..., - перед глазами все поплыло, и женщина схватилась за край стола, чтобы унять сердцебиение. Она думала о свадьбе с ним, да, но это была фантазия влюбленной женщины, далекая от реальности. Или нет? Королева дважды получала предложение (до короны и, можно сказать, во время оной - Леопольд и женился на ней, и одновременно дал титул), но оба раза имели печальные последствия. И вот теперь судьба дает ей третий шанс с человеком, который в разные периоды жизни был ей наставником, врагом, другом, подстрекателем и добрым гением. Темный маг знал Реджину, как никто другой; знал все ее слабости и пороки, как и она знала все о его непростом характере. Две стороны одной монеты, две сообщающиеся реторты, две цели, слившиеся воедино... Если не он, то кто?
- Признаюсь, я этого не ожидала, - с нервным смешком сообщила Ее Величество. - То есть, ожидала, но не сегодня и..., - настал ее черед заикаться. - Дело не в возрасте, просто из меня хорошая жена не получится, я не создана для этого. Видят боги, я пыталась, - десять лет, прежде чем Леопольд скончался в страшной агонии. - Но... но если ты не боишься, если хочешь попробовать, - она набрала воздуха в легкие. - Я тоже люблю тебя, Роберт. И да, я стану твоей женой, - накрыв рукой коробочку и лежащую рядом руку мужчины, Реджина улыбнулась. - Разве жениху не полагается преклонить колено и надеть невесте кольцо на палец?

Отредактировано Regina Mills (Сб, 14 Мар 2020 02:41:21)

+1

10

«Роберт» - его имя из уст Реджины звучало почти мелодично, хотя Голд свое сторибрукское имя не очень-то жаловал. Но,  по правде говоря, здесь он куда больше был Темным магом Голдом, чем Темным магом Румпельштильцхеном.
А Реджина медлила с ответом,  и Голд уже нарисовал в своем  воображении все варианты отказа, включая тот, в котором его обольют жгучей смесью сарказма и презрения. Он так отчаянно вслушивался в ее слова, что не сразу разобрал, что именно она говорит. Что она согласна. Темный вздохнул, только сейчас поняв, что все это время не дышал, затаив дыхание.
- Да, конечно… - он   улыбнулся, не веря до конца своему счастью. В такие мгновения куда-то исчезал и жесткий делец Голд, и эксцентричный Темный маг, оставался робкий Румпельштильцхен, который, как и остальные две ипостаси, не верил, что его кто-нибудь когда-нибудь  полюбит. Его самого, а не его деньги, могущество или власть.
Придерживаясь за край стола, он неловко опустился на одно колено, взял руку Реджины в свою и, снова затаив дыхание, надел кольцо ей на безымянный палец. Колечко пришлось точно впору.
- Мы должны попробовать,  и я уверен – у нас все получится. Хотя бы уж потому, что мы отлично знаем друг друга и не станем пытаться переделывать супруга заново.
Голд тяжело поднялся с колен,  заключил Реджину в объятия и  поцеловал. Самый страшный и волнующий момент миновал и хотя сердце его все еще неровно трепыхалось, он вернул большую часть своего обычного уверенного спокойствия и говорливости. 
- Это нужно  отметить. Обычное вино не подойдет,  - он щелкнул пальцами и на столе тут же появились два высоких бокала, наполненных золотистым шампанским, - Прошу, будущая миссис Голд, - он подал бокал Реджине, - У меня есть тост. За нас, за наше долгожданное «долго и счастливо»! Ты предпочтешь скромную церемонию или устроим грандиозное торжество для всего города? Не хочешь переплюнуть знаменитую свадьбу Белоснежки и Прекрасного?
Да, ныне вражде, длившейся годами, конец. И месть тут совершенно не при чем. Какая женщина не мечтает, чтобы ее свадьба была самой пышной и запоминающейся. Тем более, и она, и он – не самые последние персоны в Сторибруке,  Темный в состоянии оплатить любой каприз невесты, да и королевского титула у Реджины никто не отбирал. Если уж в сказках ославили тебя Злой Королевой, то неважно, осталась у тебя корона на голове или нет.
И надо же, чтобы именно в этот момент у Голда зазвонил телефон. Он раздраженно отбросил трубку, но телефон продолжал издавать настойчивую трель. «Дэвид Нолан» - высветилось на экране.
- Наверно, хотят еще раз поздравить нас перед сном, - усмехнулся Темный, готовый сейчас любить весь мир. За сходную плату, разумеется.
- Слушаю, - некоторое время он молчал, и чем дольше в трубке стрекотало, тем больше он мрачнел.
- А до утра это никак не подождет? Я сейчас  немного занят… Да, я сочувствую, что тебя выдернули из постели. Даже догадываюсь, что ты там был не один… Хорошо, сейчас приеду.
- Прости, дорогая. Это Дэвид. Он возле моего магазина. Сказал, что сработала сигнализация, но замок цел и окна не разбиты, но он должен убедиться, что все в порядке.  Пожалуй, в самом деле, лучше перестраховаться. Я скоро вернусь.  Не скучай, - он еще раз поцеловал Реджину.
О том, чтобы идти пешком, не могло быть и речи.  За руль Голд, педантичный и правильный до занудства водитель, не садился, если выпил хотя бы глоток спиртного. Тем более сейчас, когда на приятную легкость от вина наложилось возбуждение от счастливого завершения сегодняшнего Плана. Поэтому он со вздохом сотворил заклинание, дарующее совершенную трезвость.
Прекрасный принц с несчастным видом поджидал его у двери антикварного магазина. Сразу было видно, что долг оторвал его от весьма приятного времяпрепровождения, и он, рассудив, чтоб не одному ему страдать, позвонил Голду, разделив ответственность с ним на законных основаниях. Темный сочувственно ему кивнул. Проверил замок и отпер дверь.
В магазине было тихо, темно и пусто. Привычным движением Голд зажег свет и внимательно осмотрелся.
- Все на своих местах, ничего не тронуто.
- Может, посмотришь получше? – Дэвиду очень хотелось вернуться обратно и оказаться подальше от Темного. Затея Голубой, которую он так горячо поддержал вместе с Белоснежкой вначале, казалась все менее удачной. Пошла уже вторая неделя, как весь город и его жители застряли в дне Святого Валентина. И если заклинание Рул Горм каждый раз стирало Темному и Злой Королеве память, то остальные жители отлично все помнили. Оказалось, что от праздника тоже можно устать.  Хотя, конечно, спокойствие того стоило. Наверное.
- Я не меньше твоего хочу вернуться к своей половинке и насладиться завершением праздника, - съязвил Голд, но все же прошелся вдоль витрин, проверил лежащие на прилавке и убранные в ящики приходно-расходные книги. Убедился, что сейф не вскрывали – на скрывающей его полке ровным слоем лежала пыль.
- Я повторяю – все в порядке. Ты зря меня вызвал. Наверно, какая-то из фей развлекала своего ухажера. Или сбой в программе, - Голд заметил завалившуюся за гроссбух шоколадку в красной обертке. От запаха ванили, корицы и еще какой-то знакомой пряности закружилась голова…

Шальной солнечный лучик отыскал щелочку в плотно задернутых на ночь портьерах и нахально сунулся мистеру Голду в лицо. Темный маг сонно отмахнулся и открыл глаза. Повернулся на бок, выпростал руку из-под одеяла и нежно обнял спящую рядом с ним женщину, поцеловал темные волосы и ласково погладил по плечу, прикрытому шелковой пижамой.
Доброе утро, Реджина. Пора вставать. С днем святого Валентина, любимая. Внизу тебя ждет подарок.
Подарок, а именно, черный горький шоколад, собственноручно изготовленный Темным в своей лаборатории с добавлением лаванды и засахаренных фиалок, разлитый в формочки в виде фиалов для эликсиров и тщательно спрятанный до дня «В» ждал своего часа рядом с изящным футлярчиком с элегантными бриллиантовыми серьгами.

Отредактировано Rumpelstilzchen (Чт, 20 Фев 2020 14:02:43)

+1

11

Вместе с ее согласием Голд перевел дух: даже волшебники в такой момент волнуются, становясь похожими на обычных людей, чье будущее скрыто туманом неведения. С даром ясновидения Румпельштильцхен мог узнать ответ задолго до заданного вопроса, но иногда магия только мешает. Нетерпение, надежда, страх - все эти чувства вдыхали в бессмертие жизнь, и пренебречь ими значило пренебречь самой жизнью, любовью, которая стала для обоих заслуженной и долгожданной наградой.
Кольцо переливалось на пальце, и не было в этот вечер в Сторибруке женщины счастливее. "Миссис Голд... А что, это звучит!" - думала Реджина, удивляясь глазомеру Тёмного мага: украшение сидело, как влитое. Тонкий золотой ободок обхватывал фалангу безымянного пальца, и на нем сиял некрупный, но изумительной огранки камень. От этой крошечной искры сразу становилось теплее на сердце.
- Ловлю тебя на слове, дорогой, - скрепляя помолвку нежным поцелуем, промурлыкала Ее Величество.
По мановению руки антиквара на столе появились бокалы с шампанским: тостом - первым из многих - следовало скрепить необычный союз.
- За наш счастливый финал, - повторила Реджина, беря тонкую стеклянную ножку у основания. Голд спросил о церемонии, и она с трепетом осознала, что происходящее так же реально, как они сами в этом доме.
- Пышная свадьба у меня уже была, - королевство Леопольда не бедствовало, да и Кора, обменяв золотую солому на монеты, получила немалое приданное, обеспечив и себя, и дочь. - Не буду скрывать: с одной стороны мне хочется затмить Белоснежку - я всё-таки женщина, Королева и мэр Сторибрука - с другой... Ума не приложу, что делать со всеми сказочными героями и их искренними поздравлениями - как сегодня, но в десять раз больше. Это смущает, - Реджина нервно заправила прядь волос за ухо. - Я могу немного подумать?
Румпельштильцхен ответить не успел: зазвонил мобильный телефон. Слушая собеседника, мужчина мрачнел и, наконец, оборвав разговор коротким "сейчас приеду", посмотрел на Реджину.
- Что-то случилось, любимый?
- Прости, дорогая. Это Дэвид. Он возле моего магазина. Сказал, что сработала сигнализация, но замок цел и окна не разбиты, но он должен убедиться, что все в порядке. Пожалуй, в самом деле, лучше перестраховаться. Я скоро вернусь. Не скучай, - с этими словами он избавился от последствий принятого внутрь алкоголя и был таков. С легкой грустью поставив неначатое шампанское на стол, Реджина подошла к окну, успев увидеть, как удаляются фары "кадиллака". "Медовый месяц проведем как можно дальше. И никаких телефонов", - хватит уже отрывать злодеев от личной жизни пустяковыми проблемами. В городе два шерифа, прокурор - почему бы исключения ради не обратиться к ним? Или она им оклад за красивые глаза начисляет?
Внезапно внимание Королевы привлекло что-то красное за занавеской. Блестящий сверток... шоколадка?! "Хм, у меня таких нет, откуда она?" - и этот сладкий запах: ваниль, орехи и...

Первое, что увидела Реджина по пробуждении, была голова на подушке. Чужая голова на ее второй подушке. И рука, нежно поглаживающая по плечу. В памяти что-то зашевелилось: когда-то давно похожее уже происходило. Или это был сон — один из многих, беспокоящих ум во время проклятья, — о другом мире и о другом мужчине, ни имени, ни внешности которого она не запомнила? Как бы то ни было, нынешнего соседа она знала очень хорошо. И не просто знала, а...
— Доброе утро, дорогой. Мой лучший подарок — это ты, не нужно было. Но мне приятно. У меня тоже есть для тебя сюрприз, — запонки с алмазной гравировкой должны выгодно смотреться с любимой рубашкой антиквара, Реджина проверила тайком. — Но, думаю, мы можем не торопиться, — она перевернулась на другой бок и, положив руку под голову, провела кончиками пальцев по щеке Голда. — Что тебе снилось?.. - утро шло по тому же сценарию, что и полмесяца назад, но ни Румпельштильцхен, ни Злая Королева этого не понимали. Нежное воркование, беззлобные поддразнивания, короткие поцелуи - ничего нового для Вселенной, видевшей тысячи влюбленных.
Одежда также повторяла вчерашнюю, а вот завтрак отличался: маги решили приготовить панкейки с кленовым сиропом. В четыре руки дело спорилось, и вскоре на тарелке выросла аппетитная горка пышных блинчиков.
- Открой рот, - обмакнув кусочек в сироп, Реджина положила его в рот мистеру Голду, а после поцеловала мага, разделяя вкус на двоих. Проводить так время они могли еще долго, но панкейки непозволительно быстро закончились. Да и в парке праздник шел полным ходом - пора было выдвигаться...

- Мисс Свон, если вы по поводу дотаций...
- А откуда вы знаете, что я хочу спросить о них? - вопросом на вопрос ответила Эмма, поставив Реджину в тупик.
- Что ещё может вас беспокоить? - выкрутилась мэр, чувствуя смутное беспокойство, которому не было названия.
- Вы знаете, потому что я подхожу к вам уже четырнадцатый раз подряд с этим. А мистер Голд ровно столько же делает вам предложение. И вы его принимаете. Слушайте, - подхватив женщину за локоть, шериф отвела ее в сторону. - Вас заколдовали. Сторибрук две недели празднует день святого Валентина, но только вы с мистером Голдом ничего не помните.
- Что за чушь, - Королева попыталась вырваться, но Эмма держала крепко. - Откуда вы знаете о предложении? Роберт вам сказал? - она слегка покраснела, назвав Тёмного по имени и, тем самым, выдавая свое к нему расположение.
- Чтобы чары перешли на следующие сутки, вечером необходимо вас разделить. Мы бросаем жребий, кто звонит и придумывает причину. Потом выманиваем вас или Румпельштильцхена из дома, в результате чего вы снова просыпаетесь вместе, и день идёт по сценарию предыдущего. В свою "смену" я заметила у вас на пальце кольцо - привычка охотника за головами подмечать детали - и после вы признались, что собираетесь пожениться.
- Я не верю вам, - Ее Величество окинула Спасительницу надменным взглядом. - Вы просто завидует нашему счастью...
- Семейной жизни с Голдом? Вот уж увольте! - Эмма рассмеялась.
- Если нас заколдовали - в чём я сомневаюсь - почему вы рассказываете мне это? Да ещё и спустя две недели? - как ни старалась женщина абстрагироваться от слов Свон, сомнение все же закралось в душу.
- За ваши поступки вы получили по заслугам. Даже слишком мягко Голубая фея с вами обошлась! Но из-за магии Генри не может вас навестить. Он скучает, ведь вы - его мать, - Спасительница пожала плечами. - Проверьте мои слова. Если вечером Голд позовет вас замуж, вы будете знать: я говорю правду, - кивнув Реджине, она скрылась в толпе. Постояв в задумчивости какое-то время, мадам мэр тряхнула головой и пошла искать Тёмного мага. Все это было в высшей степени странно.

Отредактировано Regina Mills (Сб, 14 Мар 2020 02:41:53)

+1

12

Мне снилась ты, — Голд перехватил ее руку, нежно поцеловал ладонь и продолжил расцеловывать каждый палец, — Толком не помню, но это было что-то очень приятное и интересное. Очень, — ореховые глаза лукаво сверкнули, и он одним ловким броском подгреб Реджину под себя. С довольным кошачьим урчанием потерся носом о ее шею.
Почти столь же приятное, как то, что я вижу сейчас, — он скосил глаза в вырез ее пижамы, — Но в реальности ты намного лучше. На ощупь,  да и на… - он на мгновение умолк. Прекрасное утро, любимая женщина рядом с ним, прекраснейшая из всех, кого он знал, а за долгую жизнь Темный успел повидать немало красоток. Но темное облачко на миг заслонило солнечное сияние утра. Что-то было не так. И эти слова, разве он не произносил их раньше? Но облачко растаяло в небесной синеве почти весеннего неба, с ним растаяла и тревога,  кольнувшая сердце Темного мага. Он решительно отмахнулся от скверных мыслей и снова улыбнулся.
- И на вкус тоже,   — в подтверждение этих слов Голд на пробу коснулся языком ямочки между ключиц Реджины.
Ничего не значащая утренняя возня, плавно перешедшая в совместное приготовление завтрака. Одна и та же сцена повторялась в особняке мэра, превратившемся в любовное гнездышко магов,  вот уже две недели. С небольшими изменениями. Например, в этот раз завтрак влюбленные готовили вместе.  Вскоре пышные  оладьи ровной стопкой высились на блюде, блестящие от  тающего фермерского масла, и распространяли аппетитный  аромат. Кленовый сироп в соуснике, свежая черника и малина в розетках, сваренный с зернышком кардамона кофе. Потом они кормили друг друга, заедая каждый кусочек поцелуем. Утреннее беспокойство более не возвращалось и к моменту, когда пора было идти гулять, Голд позабыл о нем.

Снова мимолетное подозрение всколыхнулось, когда они забирали в кондитерской роскошный двухъярусный торт, изукрашенный леденцовыми розовыми сердечками. Реджина в розовом платье, с розовым тортом – куколка Барби в домике куклы Барби. До того, как они стали жить вместе, Темный и подумать не мог бы, что Злая Королева может настолько измениться. Любовь – величайшее чудо и величайшая магия, но может ли она настолько изменить вкусы. Если бы мадам мэр  испекла для четы Прекрасных один из своих знаменитых яблочных пирогов, это было бы совершенно в духе той, прежней Реджины.
Люди меняются, сказал он себе, взглядом отыскивая любимую в толпе. Они разошлись ненадолго, Реджину отвлекла мисс Свон, и тут найдя повод поговорить о делах, а на Голда, ожидавшего своей очереди, чтобы взять пару хот-догов, налетел Генри.
- Здравствуйте, мистер Голд! – выпалил он, - Вы не видели мою маму?
- Обе твои мамы беседуют в той стороне, - указал Голд туда, где скрытые гуляющими, находились Реджина и Эмма.
- Ага. А можно я сегодня зайду к вам навестить маму? Я соскучился.
- Может, ты зайдешь завтра? Сегодня у нас  планы. Мне бы хотелось побыть с Реджиной вдвоем, - Голд заметно смутился, воспитание не позволяло ему спокойно говорить о любовных материях с мальчиком. Да, Генри современный ребенок, для которого то, что происходит между мужчиной и женщиной давно не секрет. Да и как остаться в неведении, когда живешь с Белоснежкой и Прекрасным принцем, безумно влюбленными друг в друга.
- Сделаете маме предложение? – деловито осведомился Генри, понимающе глядя на мужчину снизу вверх.
- Д-да, - Голд смутился еще сильнее, - Но откуда ты знаешь о… о таких вещах?
Генри посмотрел на него снисходительно. Конечно, он знал, что сегодня Румпельштильцхен сделает Реджине предложение, она примет его, а затем кто-нибудь из горожан выманит его или ее из дома и день повторится с самого начала. Правда, он радовался за приемную маму, искренне радовался, что она счастлива. Но из-за заклинания Голубой феи ему каждый раз предлагали зайти в гости завтра, а завтра все никак не наступало. И он соскучился. Но это была страшнейше секретная операция, которую Генри про себя называл операцией "Неразлучники" и потому честно помалкивал и терпел.
- Так всегда бывает, когда двое любят друг друга по-настоящему. Так было и у моих дедушки с бабушкой. А сегодня день святого Валентина – отличный день, чтобы признаться в любви. Вы уже купили кольцо?
- Генри! Генри, иди сюда! – послышался голос Эммы. Видимо, деловой разговор подошел к концу.
- Я здесь! Удачи вам сегодня, мистер Голд, - заговорщицким шепотом пожелал мальчишка и ускакал на зов.

Завершение праздника удалось ничуть не хуже, чем начало. Они полюбовались фейерверками, на которые Реджина не поскупилась, щедро выделив средства из городского бюджета,  и отправились домой. Чуть позже они, обмениваясь впечатлениями о прошедшем дне, вместе готовили ужин. Реджина колдовала над лазаньей, Голд – над салатом с особенным секретным соусом.
Когда с ужином было покончено,  Темный заново налил вина в их опустевшие бокалы и умолк, прервав легкий, ничего не значащий разговор. Он обдумывал этот момент несколько дней, но сейчас все подобранные слова вдруг улетучились из головы. Вот уже две недели подряд он каждый день делал  Реджине  предложение, но не помнил ни одного из этих дней. И снова, и снова подбирал слова, мучительно выстраивая их в предложения. 
Реджина, — начал он, — мы знакомы с тобой очень давно. И не говори мне, что это неприлично — намекать на твой возраст. Я все равно гораздо старше. Между нами было много всего, но события последних…
Он запнулся, в очередной раз пытаясь сообразить, а сколько же времени они вместе.  События прошлых дней расплывались и тонули в тумане.
Последних месяцев… дали мне возможность надеяться, что мы сумели найти общий язык. Я… не перебивай, пожалуйста, я и сам собьюсь… Я люблю тебя. Хоть и сказал тебе об этом не так уж давно… Я боялся… Что ты откажешь мне.
Я помню, что я намного старше тебя, но я… может быть, если сложить мою и твою магию, то у нас еще может быть… — он заметно побледнел, жестикулировал и  запинался все сильнее. Поднялся, позабыв о трости, и тяжело опустился перед ней на одно колено.
Реджина, я люблю тебя и прошу тебя стать моей женой, — выдохнул он, наконец, протягивая ей бархатную коробочку, в которой сияло обручальное кольцо.

+1

13

Прогулка прошла в большем молчании, чем обычно - если бы заколдованные влюбленные помнили минувший день, они бы это заметили. Но так красиво пели птички, так ярко блестело февральское (или уже мартовское?) солнце, что смотреть, кроме как друг на друга, и думать о чем-то серьезном решительно не хотелось.
- Весна в этом году ранняя, - заметила Реджина, указывая на хрупкие зеленые колышки тюльпанов, вовсю тянущиеся к небу. - И погода радует, - за минувшие две недели она перешла с теплого зимнего пальто на демисезонное. Шапки - не шляпы! - Ее Величество не носила, и чуть отросшие волосы красиво перебирал ветер. Но и природных изменений маги не осознавали. Поразительно, насколько слепой бывает любовь, особенно, если "помочь" ей колдовством! - О чем вы говорили с Генри? - поинтересовалась Королева, слушая, ответ вполуха: разговор с Эммой не давал ей расслабиться. Дождаться вечера, зная наперед его окончание, было трудно, но наконец небо расчертили фейерверки, означая, что пора возвращаться в особняк.
Голд повесил одежду в шкаф и ушел на кухню, а Реджина задержалась в прихожей. Рассматривая свой "леденцовый" наряд в большом зеркале, она подумала, что Злым Королевам такие цвета не полагаются. Когда у нее успели поменяться вкусы? На всякий случай заглянув в шкаф и обнаружив там сплошь черно-серо-синюю гамму, женщина вконец растерялась. Получается, платье не ее? Чье тогда, и почему она его носит? Ответов не было, зато был любимый мужчина, терпеливо ожидающий ее появления. "Сельдереевый восторг" (уже не вызывавший восторга, ведь они ели его четырнадцатый вечер подряд) и лазанья составляли отличный дуэт - почти как Злая Королева и Темный маг. Терпкие, ароматные жесткие стебли и тонкое, пропитанное соусом тесто с нежным фаршем и сыром - для такого потрясающего сочетания вкусов требовалось выдержанное красное вино, любезно созданное Румпельштильцхеном.
Казалось бы: двое любящих за столом, совместно приготовленный ужин - что может быть лучше? И все же сердце сжимала неясная тревога, не имевшая отношения к свечам или салфеткам. Может, всему виной предложение руки и сердца, которое вот-вот должно прозвучать?
И точно.
— Реджина, — подлив вина, начал мистер Голд, — мы знакомы с тобой очень давно. И не говори мне, что это неприлично — намекать на твой возраст.., - Ее Величество побледнела, но мужчина, не замечая, продолжал: - Между нами было много всего, но события последних месяцев дали мне возможность надеяться, что мы сумели найти общий язык. Я… - она хотела что-то сказать, но антиквар не дал. - Не перебивай, пожалуйста, я и сам собьюсь… Я люблю тебя. Хоть и сказал тебе об этом не так уж давно… Я боялся, что ты откажешь мне, - здесь, вероятно, требовалась ответная реплика, но сердце Реджины колотилось так сильно, что она не могла вымолвить ни слова.
— Реджина, я люблю тебя и прошу тебя стать моей женой, — отставив трость, Темный завершил свою речь и с трудом опустился на колено. В руке его появилась коробочка с обручальным кольцом.
- Роберт, я.., - мысли разбегались. Как сказать ему, что всё это - магия? Неужели их чувства, их любовь, их надежда на счастье - пустышка, иллюзия? "Нет, этого не может быть, мы ведь с ним уже давно вместе..!" - "Сколько? - ехидно поинтересовался внутренний голос. - С каких пор ты, знающая сотню заклинаний и составов зелий, перестала помнить даты?".
Но пауза затягивалась.
- Я люблю тебя, Роберт, и стану твоей женой, - с ласковой улыбкой и грустным взглядом ответила Реджина. - Но прежде, чем ты наденешь кольцо на мой палец, мне нужно тебе кое-что сказать. Сегодня на празднике меня поймала Эмма, ты видел. Она.., - боже, дай ей сил произнести самое сложное! - Сказала, что день святого Валентина повторяется в Сторибруке уже две недели. И каждый день я получаю предложение руки и сердца от тебя. И принимаю, надо заметить, - она погладила Голда по волосам. - А после кто-то из горожан выманивает нас из дома, и... наутро всё идет по тому же сценарию. По словам Свон, тут замешана Голубая Фея. Я не верю в это, однако ощущение некоего дежа вю меня порой не покидает. Что, если это все-таки правда? И мы..., - в действительности не любят друг друга - да что там, переносят едва, сталкиваясь лбами по мелочам. - Я боюсь, Роберт. Боюсь, что наш хэппи-энд не настоящий, как и ужин, кольцо..., - "как ты сам в моем доме", - мысленно закончила она.

Отредактировано Regina Mills (Пн, 24 Фев 2020 15:26:01)

+1

14

- Что? Реджина, это ведь не может быть правдой, – на лице мистера Голда растерянное выражение, он часто-часто моргает. У Темного слишком выразительное лицо, и в мгновения потрясений он не способен сразу овладеть своими чувствами. Нечасто его можно застать в подобном смятении чувств и еще реже довести его до такого состояния. Реджине это удавалось в прошлом - точно так же Темный потерянно моргал, когда Злая Королева между делом и чашкой чая сообщила ему о мученической смерти его служанки.
Голд сжимает коробочку с обручальным кольцом так сильно, что сминает бархат. Он не верит тому, что только что услышал. Не хочет верить. Но в памяти тут же всплывают все мелкие нестыковки, досадные мелочи, царапавшие его сознание как надоедливые занозы. То самое ощущение дежа-вю, о котором упомянула Реджина.
- Но я... и ты... ты хочешь сказать, что все - обман? Если мисс Свон сказала правду... Генри странно вел себя со мной сегодня в парке, явно старался не проболтаться, но я решил - его новая секретная операция... А, дьявол! – не в силах сдержаться, Темный швырнул в стену злосчастную коробочку и с трудом, опираясь на стол, поднялся на ноги, его растерянность немедленно сменилась бешеной яростью. Он поверил Реджине сразу же и безоговорочно. Просто потому, что в глубине души всегда был уверен, что никто и никогда не полюбит его и еще потому, что его паранойя никогда до конца не успокаивалась. Он бессознательно ждал подвоха даже в самые счастливые моменты своей новой жизни, которая длилась, оказывается, всего один, бесконечно повторяющийся день.
- Дьявол! Все - ложь! Всегда! - он перехватил трость и с силой ударил ею по столу, не заботясь о том, куда попадет. Осколки безвременно погибших тарелок и бокалов Реджины брызнули в стороны, остатки лазаньи и салата рассыпались по полу, пачкая светлый ковер. А Темный с рычанием громил тщательно и со вкусом обставленную гостиную мадам мэра.
- Mo chreach! Проклятая Голубая и все ее воинство добра и света! Вlaigeard! – как истинный шотландец старомодного воспитания, он переходит на гэльские нецензурные ругательства в присутствии дамы, - Королевский совет из учительницы, помощника шерифа, городского пьяницы и хозяйки гостиницы, чтоб им всем провалиться в гномьи шахты и свернуть себе шеи!
Единственной, кого не затронула вспышка ярости Темного, оставалась Реджина. Даже в моменты крайнего бешенства Темный маг последнюю сотню лет не вымещал злость на людях, если поблизости оказывалось что-то, что можно было расколотить, уничтожить, разбить. Приступ заканчивается так же внезапно, как и начался и вот уже мистер Голд опирается на стол, тяжело дыша и смахивая со лба влажные от испарины волосы. Его галстук сбился набок. Зато спустив пар, он снова обрел способность трезво и холодно рассуждать. Оглядывает разгромленную комнату, замысловатым жестом творит заклинание, возвращающее гостиной первозданный вид.
- Что ж, меня это даже не удивляет. Вполне в духе семейства Прекрасных. Хочешь извести кошку – закорми ее маслом, способ мудреный, но на худой конец и он сойдет. Если бы у мисс Свон не лопнуло терпение. Она никогда не была сильна в притворстве.
Голд ковыляет в тот угол, куда отлетела коробочка с кольцом. Поднимает ее. Бриллиантовое обручальное колечко все еще крепко сидит в черной бархатной подушечке.
- Я все еще люблю тебя, Реджина. Я не знаю, продолжает ли действовать магия Рул Горм, но я по-прежнему люблю тебя. Но теперь я предлагаю не брак, а военный союз, - в карих глазах мистера Голда мерцают злые золотые искры, но теперь это холодная, расчетливая злость, - и месть. Ты сказала, что одного из нас каждый вечер выманивают из дома, чтобы разделить. Что ж, это проверить проще простого, нужно только подождать.
Его прерывает телефонный звонок. Мобильный Реджины вибрирует и подпрыгивает на журнальном  столике.

+1

15

Эмоции в глазах напротив менялись стремительнее февральской погоды, и Реджина видела весь процесс перехода. Она вздрогнула, когда Голд резко отшвырнул коробочку с кольцом, а после обрушил трость на стол. Осколки, напоминавшие собственное разбившееся счастье, разлетелись по гостиной, вино пролилось на скатерть, запачкало платье и кончики пальцев. Потянувшись за салфеткой, Реджина даже не попыталась заговорить: боль от обмана, в котором участвовал сын, разрывала душу - вернее, то, что от нее осталось. Тёмный ругался, перейдя на родной язык, но женщина не осадила его. Хоть бы все тарелки, весь дом и проклятый город сгорели разом - сейчас ее это не волновало. Сторибрукцы не понимали, насколько ужасную вещь совершили, подманив одиноких, разочаровавшихся в любви злодеев, будто осла - морковкой, и подняв на смех их доверчивость. Карнавальные маски с нарисованными по случаю праздника улыбками таяли, обнажая ненависть на лицах тех, кто не забыл и не простил, кто ждал мести тридцать лет. Что же, подданные кое-чему научились у своей правительницы. И, вероятно, они с Голдом это заслужили. Оба. Но как объяснить собственную неправоту пустоте, мгновенно заменившей трепетную радость? И чем, скажите на милость, заткнуть ноющую дыру в груди, где совсем недавно находилось живое, любящее сердце?
Постепенно Голд успокоился и даже привел комнату в прежний вид, за что Реджина была ему благодарна: тратить остаток вечера на уборку желания не было. Глаза щипало, но женщина запретила себе плакать - лишь аккуратно промокнула ресницы салфеткой.
- Гномьи шахты для этого недостаточно глубокие, - кроме наглухо закрытого тоннеля, ведущего к темнице Малефисенты. - Однако в тридцати милях от города есть каньон, - Королева оставалась верной себе всегда. - За что они так с нами? Мы же исправились..., - голос ее опустился до шепота, и недоумение запоздало передало эстафету злости. - Я обещала их не трогать! Не разрушать семьи, не угрожать, не вытаскивать на свет грязные тайны! - отчаявшись стереть винное пятно с розовой ткани, в которой уже не было надобности, Реджина встала из-за стола и сменила наряд на черное домашнее платье, как и другие предметы гардероба подчеркивающее все нужные изгибы. Сразу стало легче дышать - словно она обрела позабытую часть себя. Лишь на волосах растерянно мигала камешками заколка-бабочка. - Прекрасные не хотят мира? Так пусть готовятся к войне! - крик Реджины разнесся по дому, и Румпельштильцхен в этот момент мог гордиться своей ученицей. Долго горевать она не умела, как, впрочем, и долго ждать. Ни на секунду не допуская мысли, что нынешний вечер - розыгрыш, женщина поверила всему, что услышала от Эммы и сопоставила сама. Телефонный звонок здесь - лишь формальность, точка в приговоре, подписанном Прекрасными самим себе.
Антиквар разыскал коробочку и поднял, сжимая в ладони: еще одна несбывшаяся мечта, чье место - под пыльным стеклом лавки забытых вещей.
- И я люблю тебя, Роберт, - больше всего Реджине хотелось обнять его, прижаться к груди, убедиться, что всё это - сон. Нелепый, страшный и не с ними. Может, напрасно они узнали правду? В иллюзорном мире царило счастье, тогда как в реальном не было ничего, на что можно опереться. Кроме мести, но разве она греет холодной ночью? Рука Ее Величества потянулась к плечу Голда, но так и не коснулась: Реджина не знала, как теперь себя вести с ним. - Военный союз? - "брак" звучало лучше, но за неимением выбора... - Мне это подходит, - жестокая усмешка была призвана скрыть истинные чувства. Впрочем, стоило телефону зазвонить, как в карих глазах мелькнул страх - всего на секунду. Не отводя взгляда от напрягшегося Тёмного, мадам мэр нажала на кнопку приема вызова и включила громкую связь. Свободная рука переплела пальцы с рукой мужчины и крепко сжала: звонил Генри.
- Мам, привет! - неестественно бодрый голос сына разнесся по гостиной. - Прости, что поздно, но ты не могла бы приехать? У мамы Эммы кое-что произошло... она... мы не можем справиться своими силами.
- Что у вас случилось? - Реджина старалась дышать ровно.
- Я не могу сказать по телефону, - замялся Генри. - По дороге из парка мы нашли непонятный предмет, он похож..., - на заднем плане что-то тихо проговорили, - на черно-белый свечной огарок. Мама Эмма коснулась его рукой, и... В общем, тебе лучше увидеть самой, - неуклюже закончил мальчик.
- Я приеду, как только смогу, Генри. А пока без меня ничего не трогайте, - сбросив звонок, Ее Величество потерла лоб. - Та самая свеча, которой убили Кору? Разве она не у тебя сейчас? - Реджине было необходимо, чтобы Голд развеял сомнения, удержал материнский инстинкт в узде. - Вдруг у них правда что-то стряслось..., - женщина нервно коснулась волос: когда дело касалось сына, она забывала обо всём.

Отредактировано Regina Mills (Сб, 18 Июл 2020 21:50:00)

+1

16

Реджина  ставит разговор на громкую связь. Что ж, это ли не знак доверия. Того, что сейчас они на одной стороне. Может, их любовь – всего лишь наведенный слащавый леденцовый морок, но они понимают друг друга лучше, чем кто-либо в Сторибруке. Всегда понимали. А это, может быть, важнее, чем все  россказни о вечной истинной любви. Не любовники – союзники. В конце концов, Реджина – единственная, кто всегда знала, с кем имеет дело и даже когда шантажировала Темного, не притворялась, что делает это из благих побуждений и ради всеобщего счастья.
А Генри для своих лет  неплохо выучился врать и хитрить. С такими-то родственниками. Но внимательности к деталям и продуманности лжи не хватает. Давит на эмоции, на материнскую любовь Реджины. Впрочем, ради сына та разорвется на части, лишь бы спасти и защитить. И от этого еще больнее впивается в сердце тупая игла. В черное сердце Темного мага. Голд прижимает  ладонь к груди, глубоко вздыхает, надеясь, что игла выскочит и боль утихнет. Ему ведь не привыкать, каждый первый из героев  считал, что шантажировать или обманывать злодеев  ради чьего-либо блага – это суть доброе и светлое деяние. Так почему Генри должен быть исключением после того, как вдоволь пообщался с семейством Прекрасных.
Другой рукой он держит руку Реджины. Раз суть заклятия в том, чтобы разлучать их каждый вечер – он не отпустит ее ни на мгновение.
- Свеча в моей лавке и надежно спрятана. Нет ничего проще, как поехать и проверить. Но мы  поедем вместе, - сегодня и сейчас Голд готов поделиться кое-какими секретами. Да и свечу он всегда успеет перепрятать снова, когда заклятие будет снято.
- И вместе же мы поедем к  мисс Бланшар. Полюбопытствуем, что же такое  случилось с мисс Свон, - Голд скалится и это снова  привычная усмешечка Темного, - Но я практически уверен, что это предлог, чтобы выманить тебя из дома одну. Мне ли не знать, как действует вавилонская свеча. Недостаточно просто коснуться ее. Поехали.
Пробовали когда-нибудь одеваться так, чтобы ни на мгновение не отпустить своего  союзника и напарника? Особенно, когда один из них хром и не расстается с тростью. Чрезвычайно сложное  занятие. Пожалуй, не будь Темный так занят  обдумыванием самой изощренной мести и не кипи он внутри от холодной ярости, счел бы его даже волнующим.
Темные улицы Сторибрука пустынны и безлюдны. Праздник завершился и жители разошлись по домам, чтобы с утра снова вернуться во вчерашний день и отметить праздник святого Валентина. Надо будет еще проверить, было ли это притворством или же время в Сторибруке в самом деле остановилось. О, будьте уверены, Темный маг и Злая Королева вытрясут из Голубой феи всю правду. А сейчас это только на руку, потому что никто не видит, как  мэр и антиквар за ручку идут к  его кадиллаку. В самом деле,  словно парочка влюбленных, которые не в силах ни на миг расстаться. А пробовали вы сесть в машину так, чтобы постоянно соприкасаться друг с другом?
Немудрено, что к тому моменту, как Румпельштильцхен  убедился, что вавилонская свеча находится там, где ей и положено находиться – в запертом шкафчике подсобки и вместе с Реджиной двинулся к следующему пункту  назначения, он был не просто зол. Он  был целиком и полностью в бешенстве. Настолько, что  карие глаза  его пылали золотым мстительным блеском и чуть ли не светились в темноте, что твои фонарики.   Ибо чего он точно не прощал – это когда его ставили в дурацкое положение.
Набалдашником трости он  стучит в стильно обшарпанную дверь квартирки Мэри-Маргарет. Дверь распахивается почти сразу. Реджину здесь явно ждали. О, пожалуй все сегодняшние злоключения стоили того. Выражение лица Белоснежки бесценно.
- И снова здравствуй, дорогуша, - Голд многоопытно подставляет в дверь трость, не позволяя захлопнуть ее. Все так же сжимает руку Реджины. И теснит Мэри-Маргарет внутрь. Глаза у той – блюдца, хлопает ресницами и ртом, как вытащенная на берег рыбина.
- Как? Почему вы вместе?
- Решил  присоединиться к мадам мэру, а вдруг да понадобилась бы моя консультация по поводу черно-белого огарочка, - произносит он безупречно-светским тоном. И видно, что здесь и сейчас Темный маг наслаждается и предвкушает месть, - Как здоровье мисс Свон?
- Мама? Мистер Голд? – из смежной комнаты  появляется Генри. Вид у мальчишки не столько испуганный, сколько растерянный.
- Темный?
- Голд? Реджина?
- О, а вот и все святое семейство в сборе. Рад видеть, что вы в добром здравии, шериф,  - Темный  приветственно скалится Эмме и Дэвиду. Неизвестно, должна ли была Реджина все-таки добраться до них в этот вечер или заклятие вернуло бы их в общую постель в тот момент, когда она только вышла бы из дома, но судя по всему и ее тут тоже не ждали.
- Голд, я сейчас все объясню, - первой приходит в себя Эмма.
- Не нуждаюсь в ваших объяснениях, мисс Свон, - один замысловатый жест и рот Эммы исчезает, закрытый сросшейся кожей. Шериф сердито мычит,  отчаянно жестикулирует и бросается к висящему у двери табельному пистолету в кобуре. Еще один жест и Эмма застывает неподвижно, окутанная слабой  багровой дымкой.
- Мама! – но бросается Генри не к Эмме, а к Реджине, - Мама, не трогай маму  Эмму! Мистер Голд, не надо. Мы хотели, чтоб вы были счастливы. Чтобы у вас была настоящая семья.
- Немедленно расколдуй нашу дочь, Темный!  -  Мэри-Маргарет пришла в себя и вспомнила, что она как-никак наследная принцесса и законная правительница Зачарованного леса, - Весь Сторибрук две недели устраивал вам  нескончаемый праздник любви и радости. Мы надеялись, что полюбив друг друга, вы станете добрее и откажетесь от злой магии.
- Реджина, любовь моя, - голос Голда сочится сарказмом, - ты не находишь, что столь трогательная забота о нашей личной жизни требует достойного вознаграждения.

+2

17

Злая Королева не умела отпускать. Когда у нее пытались отнять принадлежащее ей, она мстила и возвращала трофей обратно; когда он ей надоедал, Реджина без сожаления от него избавлялась. Третьего не существовало. Сторибрукцы же предложили дополнительный вариант: у госпожи мэра забирают дорогое, необходимое, жизненно важное, а она, глотая слезы, отходит в сторону, смиряясь с положением вещей. Удивительно, но это решение так понравилось горожанам, что обращаться к нему они начали с завидной регулярностью. Железная леди города впервые проявила слабость в больнице, увидев, как изломанная линия сердечного ритма выпрямилась, оповещая реанимацию о смерти Генри. Эмме удалось спасти мальчика - взбалмошной, агрессивной занозе, считающей себя борцом за справедливость, - и она стала героем. В то время, как Реджина - бессердечная ведьма-мучительница - рыдала на груди у Вэйла, и это видело все отделение. Когда страсти улеглись, а долги закрылись с процентами, сказочные смекнули: сын - уязвимое место Ее Величества. К счастью, Генри рос, обзаводился собственным мнением по любому вопросу, из-за чего использовать его вслепую было непросто. Поняв, что излюбленный прием дает осечку, сторибрукцы нашли другой способ выбить землю из-под ног Реджины. И он сработал. Ярость, обузданная в угоду новому миру, поднималась на поверхность, но женщина понимала: это временная мера. Ее мир раскололся. Человек, которого она подпустила максимально близко, кому доверилась и раскрылась, был одурманен магией, и хоть бы он никогда не заговорил о месяце совместной жизни - Реджина будет помнить. Едва научившись дарить нежность и ласку, она в один миг лишилась человека, вдохновлявшего ее на это. Сердце работало вхолостую, закольцевав непривычные эмоции внутри, и Королева чувствовала себя заглохшим в снежную бурю двигателем. Роберт еще находился здесь, не выпускал ее из объятий, одеваясь и заводя машину, но трещина, как разрыв эскалаторного полотна, уже прошла между ними. Тоненькая щелочка поначалу, через минуту - уже пропасть, через которую не протянешь руку, не перекинешь спасительную веревку. Остается смотреть на отдаляющуюся часть и продолжать жить, как ни в чем не бывало. А то что в измочаленных душах злодеев появятся новые углы - подумаешь, велика беда! Им не привыкать.
Впервые призвав Румпельштильцхена, Реджина и подумать не могла, сколь темную силу впустила в свою жизнь со страницы книги. Она ощущала исходившую от мага опасность, пока тот медленно обходил ее, окидывая взглядом, от которого волоски на руках вставали дыбом, но любопытство заглушило голос интуиции, о чем впоследствии молодая королева пожалела не раз. С момента знакомства прошло полстолетия, а чувство опасности никуда не делось. Реджина изучила Румпеля, знала (как ей казалось), чего от него ожидать, но в отдельных случаях он удивлял ее, напоминая, почему роли "учитель-ученица" распределились именно так. И сейчас ее гнев был слабым отблеском того пламени, что, бушуя внутри антиквара, рвался испепелить лжецов. Но за гневом Румпеля крылась та же боль - рука, машинально приложенная к груди, выдавала ее.
Хотелось утешить, сказать, что это сон; разжать ладонь и вернуться в очередной день Святого Валентина. Хотелось спрятать лицо у ворота элегантного пиджака, почувствовать ласковое прикосновение к волосам и поделиться скопленным теплом. Но имеют ли они право на это теперь? Месть будет короткой, а что потом? Сухо кивать друг другу при встрече? Переходить на другую сторону улицы, завидев бывшего сожителя? Или назло общественности продолжить строительство совместного "долго-и-счастливо"?.. Реджина сомневалась, что нужна Румпельштильцхену. Таких, как она, не выбирают для отношений. Для эффектного появления на публике, для секса, для деловых переговоров - но не для любви. "Как, должно быть, жалко мы смотрелись на празднике..", - видят боги, еще это розовое платье! Глаза жгли слезы, и женщина не могла сказать точно, от огорчения, от стыда или от всего сразу.
Проверить лавку было делом десяти минут. Даже не обратив внимания на потайные закутки, откуда была выужена свеча, Королева сосредоточилась на Прекрасных, которым оставалось недолго так зваться. Ибо сделанное с ними даже на "симпатичных" не потянет.
- Роберт, не будь... чересчур суров с Генри, - тихо попросила она, пока "Кадиллак" мчался по улицам Сторибрука. - Ты можешь наказать его, но не на моих глазах, пожалуйста, - не хватало только мучений сына - тогда самообладание Ее Величества точно возьмет отпуск, а без него городу и жителям придет конец. Реджина как никогда была близка к тому, чтобы выплеснуть на Сторибрук всю боль и обиду, коих набралось на десять темных проклятий. Наставник и компаньон, по-прежнему державший ее руку, мог утихомирить разбушевавшуюся ведьму, но станет ли он это делать, в равной мере обиженный сказочными, а то и больше?
Стук трости по тротуару, эта неотвратимая поступь расплаты, переместился в подъезд жилого дома, на мансарде которого затаились Белоснежка с принцем. Реджина выбила бы дверь магией, но Голд предпочел вежливо постучать. Стоя впереди Королевы, он взял на себя первую партию их концерта, и женщина в кои-то веки была рада побыть на вторых ролях. Жестокость Голда граничила порой с садизмом, но он умел сохранять хладнокровие - навык, так и не освоенный Реджиной...
...которую, к слову, ждали. Одну, оттого сопровождение в лице Темного мага стало приятной неожиданностью, расписавшей лица Прекрасного семейства страхом, словно печатный пряник - глазурью. Не дав захлопнуть дверь, антиквар шагнул в квартиру, Реджина, с высоко поднятой головой и безупречной осанкой, - следом. Оба мага выглядели так, будто их выдернули с церемонии вручения "Оскара": роскошные, ухоженные, с одинаковыми улыбками. В мансарде сразу стало холоднее - Мэри-Маргарет против воли поежилась. Или то было понимание истинной цели визита гостей?..
— Как здоровье мисс Свон? - поинтересовался Голд, и, словно по команде, Эмма с Генри вышли из спальни.
- Вижу, наш шериф в добром здравии. Признаков надвигающейся смерти я пока не замечаю, а вы, коллега? - Миллс повернулась к спутнику.
— Голд, я сейчас все объясню.., - Спасительнице нельзя было отказать в наблюдательности: она сразу уловила расстановку сил в паре.
— Не нуждаюсь в ваших объяснениях, мисс Свон, - сухо перебил ее Румпельштильцхен и сделал то, о чем давно мечтала Реджина: зашил девушке рот.
- Вам идет шериф. Сразу выглядите умнее, - съязвила она: вот умел Голд поднять ей настроение, ничего не скажешь! Жаль, Генри испортил момент, бросившись к Реджине с просьбами пощадить их всех.
- Я была строгой матерью и многое тебе не разрешала, не рассказывала всей правды. Но я никогда не предавала тебя. А ты меня предал, - обойдя сына, словно его не существовало, женщина шагнула к Белоснежке. Пожалуй, никто кроме Темного мага не знал, чего ей это стоило. Но Генри было необходимо проучить - ради этого Ее Величество была согласна задвинуть материнский инстинкт подальше и вспомнить, что она - Королева. И ей обязаны подчиняться все, даже собственный сын.
— Немедленно расколдуй нашу дочь, Темный!  -  Мэри-Маргарет взъерошенным воробьем пошла в атаку. Отваги, как и самоуверенности, принцессе было не занимать: ничего из себя не представляет, а уверена, что сладит с колдунами одной левой.   — Весь Сторибрук две недели устраивал вам  нескончаемый праздник любви и радости. Мы надеялись, что полюбив друг друга, вы станете добрее и откажетесь от злой магии.
- Даже не знаю, как выразить вам свою благодарность. Вот только незадача: злая магия плюс злая магия в добрую не превращается. Удваивается - это да, - Реджина широко улыбалась. - Ты читаешь мои мысли, дорогой. Позволишь мне придумать для милой Белоснежки награду? - Голд возражать не стал, и женщина, наклонила голову, раздумывая о величине подарка. - Мэри-Маргарет, помнишь, что было написано в открытке? "Быть единым целым и никогда не разлучаться", - процитировала она падчерице, нарочно растягивая слова. Краем глаза заметив движение за спиной, Королева вскинула ладонь, и Дэвид застыл, как минутой назад - Эмма. Генри присоединился к деду - на всякий случай. - Так вот: я считаю это лучшим пожеланием, которое на удивление легко воплотить в жизнь, - по взмаху руки принц и его супруга отлетели в центр комнаты. Фиолетовый туман закружил их, развернул друг к другу спинами, а после - с силой прижал. И когда туман развеялся...
- Что может быть более целым и единым, как не сиамские близнецы? Ах, совсем забыла, - щелчок пальцев, и сросшееся лопатками существо оказалось одето в розовое платье, красовавшееся на Королеве днем. - Оно не снимается, - пояснила Реджина. - Такому образу нужны соответствующие речи, поэтому всякий раз, как вы начнете говорить о чем-то кроме своей любви, из ваших ртов будет выливаться мыльная пена.
- Реджина, Голд, вы поплатитесь за..., - сумела выговорить Белоснежка, прежде чем из ее рта полезли разноцветные пузыри.
- Идеально, - Королева довольно взглянула на Румпеля. - У нас еще осталось одно незаконченное дело, любимый. Точнее, два, - снятие заклятья никто не отменял, как и месть Голубой фее.
- Мама! Реджина!! Расколдуй их, пожалуйста, мама! - оцепенение спало с Генри и он, вначале остолбенев от увиденного, попробовал подбежать к госпоже мэру и обнять ее, но не успел: колдуны растворились в фиолетовом облаке. Реджина перенесла их к машине, и когда они вновь ощутили под ногами асфальт, от улыбки на лице Ее Величества не осталось и следа.

Отредактировано Regina Mills (Пн, 21 Дек 2020 14:52:37)

+1

18

Темный не испытывал ни удовольствия, ни наслаждения от происходящего, хотя отметил, что с фантазией у Реджины  очень и очень неплохо. Лишь некое злое удовлетворение. Месть не исправит того, что уже  случилось, не  сделает мир прежним, но эффектная  месть предупреждает и напоминает окружающим, что с тобой шутки плохи. 
  Но все равно, на моменте с сиамскими близнецами мистеру Голду  вдруг захотелось непристойно подпрыгивать,  восторженно взвизгивать и хлопать в ладоши. Но что позволено Темному в Зачарованном лесу, то не позволено мистеру Голду в Сторибруке.  Пожалуй, платьице – это все же перебор.  Румпельштильцхен чувствовал, что после сегодняшней ночи еще очень долго не сможет без тошноты видеть розовый цвет.
- О,  ты слишком снисходительна, любовь моя, - Темный  награждает композицию «Прекрасные и их  неразрушимая любовь» размеренными аплодисментами, - Всего лишь мыльные пузыри. Я бы устроил, чтобы с их губ всякий раз слетали алые розы и бриллианты. Это эффектно и очень больно. Кстати, никогда не понимал этого скрытого  садизма  сказочных фей, ведь розы покрыты шипами, а бриллианты холодны как лед и острыми гранями могут изрезать рот в кровь, то ли дело мяконькие змеи и жабы.
Вполне в духе Голубой, приди той в голову вознаградить какую-нибудь работящую сестричку и наказать ленивицу.
Генри бросается к приемной матери, но Реджина и Темный уже исчезают из квартирки Белоснежки. Но перед тем Голд снова накладывает на Генри заклятие оцепенения. Он злодей, но не зверь же  и  его внук снова сможет двигаться меньше, чем через час. Реджина  слишком любит Генри, чтобы   поиздеваться и над ним, а  Румпельштильцхен пообещал, что  не тронет мальчишку на глазах у Реджины. Да и не сделает он с ним ничего страшного. Единственное, что Голд хочет с ним сделать   и  Генри, по его мнению, это полностью заслуживает – основательная старая добрая порка.   На правах старшего родственника. А оцепенение – всего-то мера предосторожности, чтобы Голубую не предупредили об их визите раньше времени.
- Сначала в обитель, - кивает Голд, все так же держа Реджину за руку, кожа к коже, - Уверен, Рул Горм потратила немало пыльцы на поддержание заклятия и феи порядком поиздержались. И нужно застать их врасплох, пока Генри или Прекрасные не сумели предупредить  их.
А еще он уверен, что Голубая  предпочтет держать весь запас добытой пыльцы при себе  и самой распоряжаться, кому и сколько ее выделить.
Монастырь  расположен на окраине Сторибрука, считай, что за городской чертой, на выселках. «Кадиллак» Голда   совсем не элегантно подскакивает на выбоинах.  Дорогу к обители не ремонтировали давненько, сначала до падения проклятия у мэра руки не доходили, а после – тем более,  а Голд выжимает из  не привыкшего к таким скоростям и таким дорогам автомобиля  все семьдесят  миль в час, чтобы обогнать слухи, распространяющиеся со скоростью, превышающей скорость звука. И тормозит у ворот обители.
- А знаешь, любимая, - искаженное злобой лицо Темного смахивает на уродливую маску, - Я давно подумывал  сдать  этот участок под коттеджную застройку. А тут такое несчастье, пожар, уничтоживший монастырь буквально до основания. Останется только расчистить пепелище и можно нанимать строительную бригаду.
Он скалится и на его ладони вспыхивает и  разгорается  пламя…
Было  хорошо видно, где шли Темный и Злая Королева. Женщина, которую он все еще любит. Ведь  заклятие не снято и любовь все еще живет в его сердце.  Болезненная, отравленная пониманием и осознанием фальши и иллюзорности всего, что было. И потому  черное сердце Голда  то и дело словно протыкает ледяная игла.
И месть кипящим ядом полыхает в крови, возвращая Румпельштильцхена в те далекие времена, когда он только обрел могущество Темного мага вкупе с проклятием и Тьмой целого сказочного мира. Когда он жаждал отомстить каждому своему обидчику и всему миру сразу. О нет, сейчас он куда более сдержан. Он не убивает фей и не превращает их в улиток и жаб. Он уничтожает то, что и так его собственность. Обитель стоит на его земле и феи – монахини платят ему арендную плату за то, что живут в полыхающих сейчас кельях. Ах, вернее, жили. Какая досада. Зарево освещает темно-фиолетовое  ночное небо, гудит и ревет пламя, прорываясь сквозь столбы черного дыма, оранжевые и алые искры рассыпаются праздничным фейерверком, погребальным костром. 
Голд не ошибся в своих предположениях. Немногие попавшиеся на глаза феи   в панике бегут, даже не пытаясь дать отпор. Кажется, они пытаются тушить огонь. Кажется, вызывают пожарных. Кажется… Темный не интересуется их мельтешением, он ищет Рул Горм. Ту, что планомерно и изобретательно портит  и уничтожает все, что ему дорого.
- РУЛ ГОРМ! –  голос его больше похож на рычание чудовища, а чудовищем, закопченным, с подпаленными и завившимися от жара волосами,  он себя сейчас и ощущает, - РУЛ ГОРМ! Ты так долго твердила, что я -  воплощение зла, что я и сам поверил в это!
И когда, наконец, они находят Голубую фею. В главном зале или как там это называется, Темный не силен в религиозных обрядах, где та собрала  своих феечек  и готовится дать отпор. И пожалуй, в одиночку даже обезумевший от злобы и жажды мести Темный не смог бы победить. Но их двое. Двое злодеев, оскорбленных до глубины души. И Румпельштильцхену остается лишь положиться на фантазию Реджины, подпитав ее своей магией. Темная магия – магия отрицательных эмоций, магия гнева, злобы, ненависти, зависти и мести. А этого  у них в избытке.
Голубое сияние и радужный свет фей  сталкивается с бурлящим  потоком лилового и пурпурного. От взрыва обитель содрогается до основания, а когда оседает пыль, среди  обессилевших  монахинь  сучит ножками отвратительная тварь, смахивающая на уродливый плод мезальянса человека, гусеницы и жука. Феи  невольно отпрянули от  нее с визгом  ужаса и отвращения.
Mo chreach! - кратко и нецензурно резюмировал на гэльском   Темный,  несколько, мягко выражаясь, обескураженный получившимся результатом. Это если очень мягко и почти не выражаясь.

Отредактировано Rumpelstilzchen (Вс, 7 Мар 2021 13:50:17)

+1

19

Голд удостоил маленькое колдовство аплодисментами, и Реджина почувствовала себя польщенной: нечасто учитель хвалил ее работу. Идею про жаб она взяла на заметку, тем более, насколько помнила, Белоснежка их недолюбливала. Да и трудно восхищаться этими склизкими бородавчатыми созданиями, чей единственный удел - поставлять ингредиенты для зелий.
Румпельштильцхен так и не выпустил руки Королевы. Она стала неметь, но Реджина согласна была на неудобство, лишь бы не возвращаться к очередному "праздничному" утру. Да и, что греха таить, прикосновения мага - приятны сами по себе. Теплая сильная рука, ничуть не напоминающая птичью лапу из Зачарованного Леса, создавала иллюзию защищенности, которой сейчас очень не хватало.
- Около часа у нас есть, - Голд, обычно осторожный и аккуратный водитель, разогнал "Каддилак" до космической скорости, заставив Реджину пожалеть о пренебрежении этим участком дороги. Шоссе требовало ремонта, колеса автомобиля то и дело попадали в выбоины. Один раз мэр даже стукнулась макушкой о потолок салона, зло зашипев, но сдержав ругательства: оба понимали, что чем скорее окажутся в монастыре, тем больше шансов взять его без боя, ибо феи при своей своей добродетельности умели доставить массу неприятных минут.
- Прекрасная мысль, - она кивнула на предложение застроить пустырь. Формально его еще не было, но к утру... - Считай, разрешение на строительство - у тебя в кармане. Только пятьдесят процентов с аренды коттеджей пойдет в городскую казну, - со всеми проклятьями бюджет Сторибрука заметно просел, а после двухнедельного дня Святого Валентина мэр боялась даже заглядывать в счета.
"Кадиллак" затормозил у ворот монастыря - высокого забора из прутьев с острыми навершиями, на которых, отметила Королева, отлично смотрелись бы головы фей. В свое время она опробовала сей нехитрый прием, но головы быстро разлагались, поэтому трупы стали сжигать или зарывать подальше от дворца. Соседям впоследствии хватило слухов, чтобы не соваться без приглашения в замок Леопольда. Шагнув за ворота - приветливо распахнутые для страждущих в любое время дня и ночи - Румпельштильцхен с чувством выпустил бурлящую в крови магию: обернувшись огнем, она запалила кусты вдоль главной дороги и устремилась к кельям монахинь. Глубоко вдохнув, Реджина на выдохе создала вторую волну пламени, вкладывая в нее всю ненависть, на какую была способна. С рёвом огонь взметнулся по деревянным постройкам, примыкающим к стене монастыря, проник по перекрытиям внутрь, облизал края крыш - с каждой минутой пожар бушевал все сильнее. Сердце кровоточило, и каждая капля боли подпитывала огонь - казалось, боли, как и пламени, не будет конца. Пожелай Реджина остановиться - не смогла бы, сожгла дотла и город, и этот проклятый мир, и свое заботливо выстроенное "Долго-и-Счастливо". Недолго, увы, и совершенно не счастливо.
Невзирая на снующих в панике фей, маги шли - бок о бок - к кафедральному собору. Кто-то попытался их остановить, но возможно ли остановить карающую десницу божества? Королева и Тёмный были этим божеством, явившимся требовать ответа за поруганную любовь. Ибо нельзя, недопустимо насмехаться над тем, что ставил в абсолют, - кому, как не Рул Горм об этом знать? Голубая ратовала за мир во всем мире, ее словами об истинной любви заслушивались на проповедях - и что в итоге? Но понимала ли она сама всю низость своего поступка?
Даже если так - Реджине и Голду уже все равно.
- Вот же она, эта лживая сука! Прячется за спины феечек, - оскалилась мэр, когда за дверями собора обнаружилась настоятельница. - Давай-ка поджарим ее в бифштекс, - крылатое сестринство взвилось в воздух, замахиваясь пыльцой, но против магии Тёмного и его ученицы у них не было шансов. Откликаясь на ее собственные чувства, сила Румпеля захлестнула Реджину, проникла под кожу и черным потоком побежала по венам. От небывалого могущества захватило дух: теперь Ее Величество поняла, почему Голд так держится за власть. На задворках сознания промелькнула мысль о непомерной боли внутри антиквара, но азарт оттеснил всё не относящееся к делу.
С грохотом - в унисон обрушивающимся балкам - столкнулись два потока силы: фиолетово-пурпурный и радужно-голубой. Мощнейший взрыв сотряс монастырь до погребов и подземных коммуникаций, рухнула алтарная стена вместе пролетом центрального нёфа, а кафедра, словно пустой бочонок из-под вина, вылетела в окно и приземлилась в центр пламени, которое безрезультатно пытались залить водой из колодца. Когда же рассеялась пыль и штукатурка...
- Силы небесные, что это за тварь? - низкий голос Реджины вклинился в испуганный визг фей. - Ты, похоже, пытался превратить Рул Горм в жука? Потому что я думала про гусеницу, - разглядев "творение" рук совместных и пошевелив его носком ботинка, Ее Величество громко расхохоталась. - Вот это да! Если не возражаешь, я возьму этот "экземпляр" себе в коллекцию. Хотя так и хочется раздавить, но, боюсь, обувь придется потом выбрасывать, - феи, еще не отошедшие от атаки, смотрели, как Реджина, достав из воздуха щипцы и стеклянную тару, брезгливо опускает "настоятельницу" в новую обитель. - Вы еще тут? Тоже хотите в банку? - поинтересовалась она, и монахини как по команде вылетели из собора, от которого осталось одно название. - Спасибо, что поделился силой, Роберт, - она все его любит его и будет звать по имени, кто бы что не говорил. И даже тогда. - Мне немного полегчало, - теплая улыбка. - Обратно в твою лавку снимать заклятье? - а, может, оставить, как есть? Утром Генри или Эмма снова проболтаются, обозленные чародеи снова заявятся к Прекрасным и соединят их на веки вечные, а после отведут душу, спалив монастырь? "Боюсь, после сегодняшней ночи нам до конца своих дней быть под заклятьем". Что неплохо, с одной стороны... Но это иллюзия, нелюбовь. Счастье невозможно без выбора - в этом Реджина убедилась за десять лет существования Сторибрука.
Голд, очевидно, думал так же. Обняв его и положив голову ему на плечо - в последний раз - Королева прикрыла глаза, растворяя обоих в фиолетовом дыме: нужно закончить начатое, а дальше - будь что будет.

Отредактировано Regina Mills (Пн, 25 Окт 2021 11:20:06)

+1

20

Будучи непревзойденным мастером эликсиров, зелий и заклятий, Румпельштильцхену случалось иметь дело и с куда более отвратительными субстанциями и веществами, но то, во что  их объединенной яростью превратилась Рул Горм, вызывало омерзение даже у него. Так что он не возражал, чтобы Реджина украсила этим экспонатом  полочку в своем склепе или спальне.
- Всегда к твоим услугам, дорогая, - из сердца, наконец, выскочила тупая игла, - Конечно же, забирай себе это… этот «экземпляр», -  произнести вслух просящееся на язык определение результата их совместного колдовства не позволяло старомодное воспитание Голда.
Гнев  слегка усмирил боль, вид разрушенного, догорающего монастыря и пепла, серыми  хлопьями падающего на черную землю  заставил вспомнить, что месть не согревает душу, зато приносит пусть краткое, но удовлетворение. Темный, насытившись, прячется и на первый план вновь возвращается холодный делец мистер Голд, чье  имя знает лишь один человек. Та, которая сейчас держит его за руку.
- Материальные потери -  практически сто процентов. Потери живой силы противника – ноль процентов. Если не считать этой твари, - кивнул он на банку с шевелящейся на дне  Голубой феей, - Если кто из феечек и сломает себе ногу, улепетывая подальше,  или попортит искрами  прическу – сами виноваты, надо быть осторожнее.  Здания монастырского комплекса и так принадлежат мне, так что никаких проблем. Ах да, стоило, конечно, заранее предупредить жильцов о выселении и сносе, но тут уж как получилось. Оформите акт о   форс-мажорных обстоятельствах, мадам мэр?
В ответ Реджина обнимает его, кладет голову ему на плечо и Голду на краткое мгновение, пока развеивается пурпурная дымка, хочется  махнуть на все рукой, поддаться искушению и позволить заклятию вновь погрузить их в  розовый сахарный туман  фальшивых любовных грез. Темный  достиг небывалых высот в искусстве самообмана. Но обманывать себя он будет сам и никому не позволит безнаказанно дурить ему голову.
В лавке, темной и запертой на ночь, он включает настольную лампу, не желая привлекать иллюминацией   возможных свидетелей. Им надо успеть до того, как перепуганные, лишенные крова феи доберутся до города и поднимут шум.  Как удачно, что даже вернувшаяся магия не позволила надоедливым фальшивым монашкам отрастить крылья.
- У меня есть мысли на счет того, как  снять заклятие. Если подумать, то в моих воспоминаниях неизменно присутствовал запах шоколада, ванили и чего-то еще… Подожди, ты чувствуешь? – ноздри тонкого  носа Голда нервно раздулись, он втянул в себя воздух, - Снова этот запах.
В свете лампы на прилавке блеснуло  маленькое и красное. Шоколадка в виде сердечка, завернутая в алую фольгу. Она и источала приятный и очень знакомый аромат.
- Осторожнее. Не вздумай трогать, - Голд обошел вокруг прилавка так  настороженно, словно не шоколадка была перед ним, а бомба с часовым механизмом. На время он отбросил все сомнения и  терзания.  Осталась задача, которую следует решить и разум для ее решения.
- Ваниль,  имбирь и… и, кажется, корица. И шоколад, естественно. Очень хороший шоколад, - Голд задумывается и без малейшего смущения  выдает вердикт, - Естественные афродизиаки. Надо же, а я всегда считал, что феи выше низменных потребностей плоти. Но я не чувствую ни следа  волшебства. В принципе,  предмету, запускающему заклятие, не обязательно быть  пропитанным магией. Следов приворотного зелья тоже не чувствуется. Реджина, ты не помнишь  похожего запаха до того, как… началось это наваждение? Если у тебя дома или в офисе лежит где-то такая же конфета и если уничтожить обе шоколадки. Или съесть их одновременно. Тогда заклятие может пасть.  Нам придется рискнуть.

+1

21

Длинная февральская ночь (даже с учетом выпавших из календаря недель) перевалила за середину - башенные часы отбили полночь, когда Темный маг и Злая Королева во второй раз оказались в лавке. Город не спал, и в магазин проникали далекие крики, вой сирен и шум топчущих асфальт подошв. Сторибруцкы тушили пожар - различимое за километры зарево отбрасывало блики на низкие облака, и казалось, что Тартар открылся и выпустил обитателей на поверхность. Никогда прежде сказочные не видели такого огня. Дым стелился над Сторибруком, серым снегом опадал на плечи пепел. Пахло гарью и страхом. Но виновникам его было не до того.
Крохотный ламповый огонек, словно в насмешку над собратом снаружи, осветил лицо Румпештильцхена, углубляя тени, ожесточая контур.
— У меня есть мысли на счет того, как  снять заклятие… Подожди, ты чувствуешь? - на прилавке сиротливо лежало красное фольгированное сердечко, таившее внутри опасную начинку. Голд осторожно обошел его, склонился ниже, едва не касаясь кончиком носа. Реджина хотела остановить, но маг сразу же выпрямился.
- Вот специя, которую я не могла узнать! - воскликнула женщина, когда он перечислил ингредиенты. - Имбирь, точно, - который неплохо сочетается с ореховым шоколадом, а ваниль с корицей всё это дело перебивают. - Да, я чувствую запах, - создавалось впечатление, что подсобку кто-то превратил в кондитерский магазин - настолько сильно пахла шоколадка сквозь фольгу.
- Надо же, а я всегда считал, что феи выше низменных потребностей плоти, - удивился Темный.
- Ты многого не знаешь, - хмыкнула Реджина. - Напомни, я расскажу тебе занимательную историю про двух монахинь...
- Следов приворотного зелья тоже не чувствуется, - подумав, добавил Голд, и Реджина кивнула: сердечко магию не излучало, она бы почувствовала. - Ты не помнишь похожего запаха до того, как… началось это наваждение?
- Я обедала в кафе 14 февраля, там повсюду он был. Придя в офис, обнаружила в кармане это, - она указала на сердечко.
- Если у тебя дома или в офисе лежит где-то такая же конфета и если уничтожить обе шоколадки... или съесть их одновременно. Тогда заклятие может пасть. Нам придется рискнуть.
Сердце наполнилось тяжестью; надежда, сколотая по краям, врезалась в него, но не могла проникнуть внутрь: ее время ушло. О, будь возможным пленить сотню душ и жизней, чтобы оставить в настоящем их любовь, Реджина взяла бы у этого мира всё, что есть, и даже то, чего быть не должно! Не погнушалась бы ничем... Но что мешает ей так поступить?
- А ты не думал, что нам, двум сильным магам, под силу поменять ход вещей? Неужели наших способностей не хватит, чтобы уничтожить заклятье и сохранить отношения? Да, иллюзия спадет, но у меня никогда не было к тебе ненависти, Голд. Мы давно знаем друг друга - характер, привычки - мы даже жили вместе, что само по себе - подвиг, не чета убитому дракону! Всю нашу жизнь мы зависим от магии, почему не взять судьбу в свои руки? Хотя бы раз..., - Прекрасные вон сколько преодолели и не разошлись, чем Реджина и Румпельштильцхен хуже? - Ты говоришь "рискнуть" - вот он, риск, - она внимательно посмотрела в янтарные глаза мужчины. - Я приняла твое предложение замужества и, несмотря на Рул Горм и всё, что произошло сегодня, не отказываюсь от своего слова. Готов ли ты бросить вызов магии и побороться за наше "Долго-и-Счастливо"?
Румпельштильцхен не славился храбростью, что, к сожалению, было известно всем. Но, может, на этот раз он найдет в себе смелость не отпускать и впредь руки женщины, с которой хотел разделить вечность?

Отредактировано Regina Mills (Чт, 24 Мар 2022 12:20:28)

0


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Мы просыпаемся вместе, даже если уснули в разных местах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно