All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Double "K"


Double "K"

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Double “K”
Katherine Pierce // Kol Mikaelson

https://data.whicdn.com/images/75882129/original.gif

«

Денвер, штат Колорадо. Несколько лет назад.

Семью Майклсонов поразили связывающим заклятием. Никого такой расклад не устроил, поэтому Кол отправился по наводке своего старшего брата за «весомым козырем» для семьи. Задача очень проста. Подружиться с Джереми, втереться в доверие. Но прежде, чем он закорефанится с будущим охотником «Братства пяти», ему попадется другой, не менее занятный персонаж.

»

+1

2

Как только легкие Кэтрин перестали гореть и снова начали функционировать в штатном режиме, вздохнула она с облегчением. В том аппетитном вдовце, навещавшем почившую супругу, осталось достаточно крови, чтобы она смогла прийти в себя. Майкла, естественно, уже и след простыл, но он хотя бы не лишил возможности съесть того, кем его пыталась пробудила мисс Пирс. Раз уж оставил для ней запасную дверь открытой и был не против того, чтобы она воспользовалась оной, значит, он не ищет её смерти, что уже хорошо (одного жаждущего отомстить ей Первородного более чем достаточно, пополнять этот список у неё не было никакого желания). Ну или охотник на вампиров в очередной раз недооценил её способности к выживанию. Какая теперь разница? Правильно, никакой. Прощай, Вирджиния и унылый Мистик Фоллс. Здравствуй, новый коварный план изощренного убийства Клауса. На сей раз придется полагаться только на себя, но она и не против. Конечно, тим ап со старшим Сальваторе нравился ей, но до поры до времени. Потом он начал делать глупости, предпочел спасти бедняжку Елену, вместо того, чтобы прикончить причину её страданий, бла-бла-бла. Так романтично. И по-идиотски. Не то чтобы Катерине было дело до своего унылого двойника, напротив, сложно было найти некто или нечто, чья судьба интересовала бы её еще меньше. А вот то на то, как Дэймон превращается во влюбленного недоумка смотреть было мерзко. Что и говорить, малявка Гилберт портит всё, к чему прикасается. Единственное, к чему у неё прирожденный талант. Даже странно, как у отвязной, любившей жизнь и все её удовольствия Изобель могла родиться такая правильная дочурка. Наверное, ребенок пошел в отца. И в других чертовых Гилбертов, удочеривших двойника. В ней осталось лишь искорка Петровых, в то время как в её предках бушевал огонь, неукротимый и необузданный. Быть может, когда Елена погибнет (а в том, что она однажды проснется созданием ночи, Кэтрин уверена), тот отголосок пламени разгорится сильнее, а может быть погаснет навсегда, задушенный моральными принципами. В любом случае, она, пожалуй, найдет время, чтобы позлорадствовать на сей счет лет этак через сотню. Раньше возвращаться в Мистик Фоллс не было никаких причин. По крайней мере до того момента, когда убийство Первородного Гибрида снова не замаячило на горизонте. И на сей раз Майкл был намерен раз и навсегда избавиться от пасынка. Пирс не могла и не хотела пропустить это. Несмотря на то, что придется столкнуться лицом к лицу с ночным кошмаром, который преследовал её пять столетий. Несмотря на то, что придется водить за нос так некстати проницательных Первородных. Несмотря на то, что придется играть свою роль так, как она не играла никогда и ни одну прежде. Несмотря на прочие тысячи причин, по которым всё это было слишком рискованно и скорее всего обречено на провал. Гениальные планы братьев Сальваторе слишком часто шли оборотням под хвост, посему она была готова к проигрышу. Но не готова была сдаваться. Кэт многое чего очень интересного узнала о Никлаусе, который принял её за Елену. И о Майкле, мир его праху, который совершил ту же ошибку. Но главное, что она вынесла из всего этого бедлама – гибрид вовсе не так неуязвим, как она думала прежде. Его можно застать врасплох. Его можно ранить. А значит можно и убить. Оружие, способное уничтожить психа с манией величия утеряно, это верно. И оно было единственным, это тоже верно. Единственным, о котором знал Майкл. Чутьё Кэтрин подсказывало ей, что есть и иные способы добраться до ублюдка.  Оставалось только убедить в этом Стэфана. А он пусть убедит своего старшего брата. Таким образом, грязную работу снова сделают за неё. В конце концов, она опять спасла их обоих от верной смерти, пусть отрабатывают. А вампирша пока поработает над запасным планом. На случай, если что-то опять пойдет не так и чья-нибудь человечность угробит в лучшем случае несколько недель (а в худшем – несколько столетий) подготовки и коварных замыслов. Самая большая слабость созданий ночи, что ей пусто было. Увы, она знает это по себе. Но, жизнь хотя бы не будет скучной, если оба Сальваторе останутся живы. Более того, она совсем не против того, чтобы некоторые из братьев Майклсонов остались живы и вполне себе здоровы. Чего может не случиться, ведь насколько ей известно, мама-ведьма связала их заклинанием и теперь достаточно прикончить одного Первородного, чтобы погибли они все. Кроме того, оказывается, что смерть создатель кровной линии повлечет за собой смерть всех, кого он обратил. Это дерьмо в её планы точно не входило. Она не собирается умирать вместе с Клаусом, она собирается его пережить. Так что придется действовать. С умом, изяществом и стилем, а значит с большой долей вероятности в одиночку. Впрочем, она все равно собирается приглядывать за Джереми, раз уж шпионы доложили об отъезде в Денвер. Бармен и бариста Мистик Гриль рассказали ей об этом почти одновременно и раз уж сочли эту информацию стоящей, Катерина будет следить и за Гилбертом тоже. Вдруг он пошел в своего дядюшку – покойного идиота Джона.
—Есть новости? — спрашивает Петрова прибывшую в местный паб белокурую девушку. Вампирша четко дала понять, что именно блондиночке нужно сделать. Молодой человек останется во френд-зоне, дабы пыл его не угас, и он продолжал выкладывал всё, что с ним происходит в попытке сблизиться с этой крашеной пустышкой. Она, в свою очередь, рассказывает всё своей новой лучшей подруге. У которой очень странная диета, включающая в себя кровь глупеньких старшеклассниц.
—С бейсболом у него по-прежнему не очень, — признается собеседница. — Но он не сдается и продолжает тренировки. По-моему, это мило, — улыбается девочка. Взгляд у неё становится еще более отсутствующий, чем раньше. — Рисует он клёво, правда жуть всякую, — морщит носик блондинка. Ну еще бы, у него такая натура перед глазами была в течении нескольких лет. Сложно перейти на пейзажи после фильма ужасов с волками, гибридами, ведьмами и созданиями ночи, в котором подросток принимал непосредственное участие. — О, а еще недавно у него появился новый знакомый, — девушка заметно оживляется и достает из сумочки телефон. — Такой горячий, — доказательство этому оказывается перед носом Кэтрин. И правда, новый знакомый Гилберта хорош собой, несмотря на то, что ему более тысячи лет. Хорошо он сохранился, как и все им подобные. Пролистав несколько фото, Катерина понимает, что отношения у молодых людей пока что натянутые, как всегда бывает поначалу. Учитывая всё, что пережил Джереми, вряд ли ему будет легко открыться. Если кое-кто не подскажет Первородному, как завоевать доверие братца Елены.
—Отлично, — отдавая смартфон девице, произносит Петрова. — Он совершенно случайно оказывается на бейсбольном поле в то же время, что и наш общий знакомый, верно? — скорее всего после сразу после окончания занятий.
Блондиночка кивает.
—Он и сегодня обещал прийти, — мечтательно вещает собеседница. Ну что ж, это очень кстати.
—Сделай всё, чтобы Гилберт забыл, что у него сегодня тренировка, — велит вампирша. — Любыми способами, — мгновение – и шатенки в баре как не бывало. Ей нужно развлечь брата Никлауса, пока он дожидается своего нового будущего лучшего друга. Тем более что он сегодня его не дождется. К тому времени, как мисс Пирс прибыла к месту назначения, Джереми пока только опаздывал, однако его кореш уже начинал хмуриться. И правда, кому понравится, что его продинамили.
—Уверена, что ты на самом деле ждешь меня, — просто пока сам этого не осознал и не понял. Ну да ничего, она сможет ему это доказать.

+1

3

Кол не особо любил играть в многоходовочки Майклсонов. Не очень молодой исторически, но молодой в душе, человек любил играть сольные партии. В них он получал абсолютную власть и контроль. Каждый шаг ему подвластен, никто не посмеет сунуться со своими идиотскими советами. А то от таких горе-советчиков быстро портиться настроение и появляется желание убивать. Слишком много раз ему все портили. Зачастую, это была родная семейка, потому как больше ни у кого в мире не хватило бы духу и возможности. Да и то, из Майклсонов это были всегда Клаус и Элайджа. Финн был в глубокой спячке, а Бекс была совсем не конкурент ему. Вообще, Кол отличался особой прытью и бесстрашием. Набрасываться на первородного старшего братца недо-гибрида без тени сомнения. Кто так сможет? Элайджа? Ну, у него есть к этому предрасположенность, его только нужно подтолкнуть. Но этот благородный вампир не привык заходить далеко. А вот Кол может. Ник его так боится, что постоянно использует Элайджу и Ребекку в планах, где нужно непослушного дестроера отправить в спячку.
А сейчас, все они оказались в неприятной ситуации. Не стоило будить Финна, вечно его тянет на какую-то ерунду. Больно сильно влияние матери. Нет, они все любили Эстер (кроме Клауса, пожалуй) это факт, но этой любви были разумные пределы. А самый старший подобно фанатику следовал за матушкой по всем указаниям. Эстер за столько лет поняла, что совершила ошибку, обратив своих детей в первородных вампиров, поэтому решила исправить свои ошибки? Ну, охринеть теперь! Что дальше? Клаус по пьяни обрюхатит какую-нибудь волчицу, и та от него залетит, благодаря чему появится один из самых опасных представителей сверхъестественного? Да ну не, фигня какая-то…
Ладно, все проблемы принято решать по мере их поступления. И ничего лучше за столетия не придумали. Как отнеслись детишки к проделкам Эстер и Финна? Мягко говоря, они пребывали в крайнем возмущении и удивлении. Глупо надеется на то, что каждый из них примет это как должное, учитывая их нрав и желание к жизни. Разве что, самый старший был готов пожертвовать своей жизнью. Характером в мать пошел, где эта ярость викингов и прочий трэш? Может, он тоже приемный и его в детстве тоже нужно было 3,14здить?
Короче говоря, пришлось снова становиться «один за всех и все за одного». Тем более, с учетом произошедшего, это было очень актуально. Никто не стал тянуть соломинку, чтобы решить, кто отправится в Денвер за «страховкой». Сели за один стол, пораскинули мозгами, использовали логику, испробовали кровь девственниц (но это не точно) и правильный вариант пришел сам собой. Клаус отпадал автоматически, потому как он был «защитником», который мог заподозрить неладное случись что с представителями семейства. Когда Кола Аларик пронзил, то старший братец пришел на выручку. Элайджа не подходил по возрасту. Со своими замашками аристократии он больше походил на преподавателя истории или философии. На крайняк, учил бы молодежь урокам хороших манер. Бекс предпочла остаться в Мистик Фоллс, чтобы продолжать докучать Елене и пытаться вернуть Стефана или чем она там еще занималась? К тому же, насколько известно Колу – сестрице понравилось быть в группе поддержке. Хоть где-то талант раздвигать ноги пригодился.
Методом исключения остался только будущий любитель бит. Молодой, а активной жизненной позицией идеально впишется в окружение молодых, полных надежд студентиков. Его не интересовали разборки прочая дребедень. Ему были интересны культура, игры, женщины, развлечения и все другие виды блаженств, что только способно предложить это время. За такой короткий промежуток времени, что он успел потусить в 21-м веке, ему здесь нравилось с каждым днем все больше. Да и чего утаивать очевидное, Майклсон был рад свалить от других родственником подальше. Здесь к нему будет применено гораздо меньше контролирующих мер, он, наконец, будет предоставлен сам себе. Можно будет наращивать связи с общественностью любыми интересными способами.
Вот он и оказался в Денвере. Указания были четкие. Нужно было втереться в доверие к Гилберту младшему, чтобы держаться неподалеку от него, если вдруг «запахнет жаренным». Но когда это не молодой исторически, но молодой в душе, человек исполнял все указания со сто процентной точностью. Во-первых, это было скучно. Во-вторых, глупо. В-третьих, он любил позлить Ника. В-четвертых, прыгать выше головы он тоже любил. Он посчитал правильным усложнить себе задачу. Да и потом можно будет хвастаться тем, что первородный вампир был не просто близко. Лучший друг. Был ли у Джереми такой?
Втереться в доверие к парнишке оказалось непростой задачей. Слишком сложное детство было у будущего охотника на вампиров. Наркоманил, беспорядочные половые связи. Это считалось признаками психопатов. В принципе, Кол баловался этим же, только тысячей-полторы лет раньше и все. Потому он и не понимал, как они не спелись, едва пожав друг другу руки? И вообще, как Джереми быстро образумился, стал на путь истинный? Он был таким же правильным, как и его сестрица, плюс-минус. Попахивало обманом.
Случались моменты, когда первородный не выдерживал и готов был плюнуть на план, воспользовавшись «вампирскими читами». Нетерпеливость – одна из черт, которая его не очень красила. Про вспыльчивость петь дифирамбы нет смысла. Все Майклсоны были горячие. Каждый по-своему. Кто-то контролировал и держал в себе, чтобы потом лопнуть, подобно «мыльному пузырю». Другие же не страдали воздержанием. Кол так вообще не стеснялся, оставляя целые кучи трупов. Ему удавалось перебороть себя, и он не переходил черту.
Терпение вознаградилось. Начались, казалось бы, подвижки в деле. Сегодня они договорились встретиться на бейсбольном поле сразу после занятий, чтобы отточить навыки. Спорт стал мостом для их общих интересов. Майклсон давал советы и уроки Джереми. Тренировка должна была начаться уже какое-то время назад, но Гилберт не появлялся. Кол был очень недоволен, он заводился и хмурился. Он стал пробовать в воздухе замах битой, с каждым разом повышая силу. В воздухе раздавался характерный звук. Перестает попытки только тогда, когда его привлекает женский голос. Майклсон прищуривается, оценивая незваную гостью на поле, направляющуюся к нему. Какой неожиданный сюрприз. Он удивлен, но не выбит из колеи. 
Любопытно. Надеюсь, мой будущий корефан не валяется где-нибудь дохлый за трибунами.
- Джереми, ты сильно изменился с последней нашей встречи. Сменил прическу? Да и в целом, выглядеть лучше стал. Знаешь, когда я тебе посоветовал ходить в качалку, объясняя, что это пойдет на пользу твоему телу… Не думал, что изменения окажутся настолько кардинальными. Да и волнистые волосы смотрятся прикольнее прямых, что у твоей сестры, – Кол улыбнулся, решив ненадолго поучаствовать в этой «игре».

+1

4

За пятьсот лет наблюдений за семейством Майклсон, Катерина уяснила самое главное: все они прекрасно понимают и осознают, что психопаты, того совершенно не стесняются, но справляются со своим не_недугом по-разному. Элайджа, например, своим спокойным, рассудительным тоном может бросить всего пару фраз и заставить молить жертву вырвать ей сердце. Всё что угодно покажется лучшим исходом, нежели выслушивать о себе любимом неприятные истины, заставляющих чувствовать себя распоследним дерьмом. Что до Клауса, то он не прощает обид, не важно мнимые они или реальные, и незатейливо убивает всякого, кому не повезло заработать клеймо предателя. А заодно всех, кого последний когда-либо встречали и знал. Патологическая боязнь одиночества Ребекки проявляется в её периодическом бунте против брата, которому она все же остается преданной, стоит ей снова завоевать его внимание. А вот Кол… Кинжал с пеплом белого дуба из его сердца вытаскивали нечасто, как следствие он оставался загадкой даже для тех, кто пристально следил за похождениями Первородных. Доносчики из Нового Орлеана говорили, будто голод его сильнее, чем у его братьев и сестры. Петрова склонна была этому верить, ибо ей самой потребовалось некоторое время, дабы начать контролировать жажду крови. У Майклсона скорее всего не было ни желания справиться с ней, ни возможности. Когда на каждую сотню лет активной жизни приходится три сотни лет бездельничанья в гробу, куда определяет яростный старший братец, научиться чему бы то ни было становится сложно. Как к нему лучше подступиться, Катерина могла только гадать. На первый взгляд он вроде обаяшка, но ей ли не знать, насколько внешность может быть обманчива. Что ж, опять все познавать опытным путем. Ей, впрочем, не привыкать.
—Серьезно, Кол? — не без иронии интересуется вампирша. — Ты посоветовал закомплексованному, неуверенному в себе шестнадцатилетнему подростку, сбежавшему от ужасов Мистик Фоллс, сходить в качалку и поработать над телом? — тактичность свойственна Майклсонам примерно так же, как ей – порядочность и совестливость, а волкам – приверженность к вегетарианству, но Кэтрин удалось произнести фразу без снисхождения и сарказма. В тоне шатенки слышалось: «Ты не безнадежен, особенно когда за дело берусь я». Под её чутким руководством столько всего можно узнать, в том числе о том, как подкатывать к подросткам и становиться их лучшими друзьями. Ей чего только не приходилось делать ради собственного блага и выживания. Кол скорее всего новичок в таких делах и даже не представляет, в какое дерьмо его окунул братец. Последний наверняка позабыл выдать инструкцию, согласно которой нужно быть в курсе всех драм, которые происходят в жизни эгоцентричных недоумков. Нужно уметь правдоподобно изображать сочувствие, когда оное требуется проявить. Нужно вовремя назвать вот ту девицу шлюшкой, а того качка – мудаком. И еще сотни мелких «нужно», которые завоюют тебе доверие и дружбу. Мисс Пирс прошла через это, когда нужно было изобразить её унылого двойника, родственничка которого пытается охмурить Майклсон. — Неудивительно, что он тебя динамит, — конечно, Джереми сейчас не здесь еще и из-за той крашеной блондинки, которой поручено занять Гилберта и стать для него более приятной компанией, но эта информация пусть пока останется в тайне. Девочка нужна ей и не только для того чтобы подростка на коротком поводке держать. А стоит Колу узнать о роли этой дурочки, как она лишится крови, после чего одним именем станет больше сначала среди пропавших без вести, а потом и жертв нападения диких животных. Пока Петрова не готова расстаться с этой очень удобной юной леди, но, вот прямо сейчас вампирша понимает, что самое время обзавестись еще одной шпионкой. Или двумя. На всякий случай. По-настоящему незаменимых людей не существует, поэтому запастись нужно впрок. — К счастью для меня, — усмехается Петрова, приблизившись к корзине с бейсбольным инвентарем. Надо как-то начинать узнавать, что именно за херня здесь творится. А для этого придется импровизировать. — «Сумерки» смотрел? — интересуется Кэтрин, подбрасывая и тут же ловя мяч, взятый из ближайшей корзины. — Неважно, — тут же отмахивается она. — Покажем, как настоящие вампиры играют в бейсбол? — не дожидаясь ответа, она проходит на площадку и занимает место питчера в середине игрового квадрата. Подумаешь, зрителей почти нет, они все равно оценить по достоинству не смогут. Зато потом можно будет отправиться в ближайший кинотеатр и внушить персоналу организовать специальный показ вышедшего некоторое время назад фильма, дабы познакомить Первородного с трендами. Ему будет над чем посмеяться и что вспомнить, а у неё появится чем шантажировать. Если кто-нибудь узнает о том, как Первородный в компании Кэтрин Пирс смотрел подростковую драму про любовь семнадцатилетней школьницы и кровососа-вегетарианца, ему придется полконтинента отправить на тот свет, чтобы его снова начали воспринимать всерьез. Это её репутацию уже ничем не испортить (если ей в конечном счете удастся повеселиться, то не важно, какой именно грех совершать – смотреть «Сумерки» или участвовать в оргии), да и откровенно говоря плевать шатенке, кто и что о ней думает. Для Кэтрин первостепенное значение имеет одно – оставаться в живых достаточно долго, чтобы получить свободу от Клауса, а осуждение моралистов (и их же зависть) она как-нибудь переживет. Пять столетий удавалось, и вампирша намерена продолжать в том же духе. Что и говорить, Пирс умела развлекаться и время от времени отрывалась с кем-нибудь на пару в течении нескольких лет или даже десятилетий, всё зависело от того, насколько отвязными были времена и тот, кто оказывался рядом с ней. Прямо сейчас она в компании не самого уравновешенного Майклсона, но что поделать. Отчаянные времена требует отчаянных мер. — Готов? — спрашивает она и тут же задумывается, объяснил ему кто-нибудь правили или нет. Хотя, какие к черту правила и кому они нужны?

+1

5

Кол отличался от своих братьев. Финн, Клаус и Элайджа были взрослыми мужчинами, которые не позволяли себе подростковых увлечений. Он же, напротив, никогда не стремился повзрослеть раньше времени, считая, что у каждой поры есть свое преимущество. А когда тебя из раза в раз отправляют на очень долгосрочный «тихий час», тут и Эстер понятно – нет времени взрослеть. Нужно попробовать от жизни все. Вот младший Майклсон и пробует «дары» этого времени. Музыка, еда, люди, развлечения. Сколько всего интересного способен мир ему сейчас предложить, нет и минутки на отдых. Тем более, у него крайне плотный график из-за братца-гибрида. У того талант наживать себе врагов. Каждый раз, кого его будят, то постоянно случаются казусы. Он слишком много времени проводит с семьей и мало в уединении, поэтому, нет ничего удивительного в том, как жадно он поглощает информацию от различных источников. Сейчас неплохая возможность для спорта. Бейсбол. Крайне занимательная игра. Произошла неожиданная замена на поле. Джереми Гилберт выбыл. Его заменила девушка, что внешне походила на его старшую сестру. Вообще, подобные замены не по правилам. Но первородный не был сексистом, да и кому нужны эти правила?
Вампир был не прочь поиграть с ней. Настроение соответствовало. Ему нужно определить, что за тип игры затеяла эта незнакомка? Были мысли по поводу хитрости, но с ее ответом – данная версия стала неактуальна. Не молодой исторически, но молодой в душе, человек не ощущал коварства и подлости в ее словах. Скорее, попытка поставить под сомнения разумность его советов. Это очень смелый поступок для чужого человека. Был бы на его месте Ник, уже тушил бы собственный зад огнетушителем, объявив темноволосую в международный розыск, поставив врагом номер один. Повезло, что он другой. Лучше. Красивее. Талантливее. Скромнее. Нет нужды горячиться с полуслова. Игра становится слишком увлекательной, чтобы жертвовать ее во благо ущемленной гордости. Тем более, он понял, как аккуратно все было сделано. Профессионально. Хладнокровно. Опыт и талант, как у него. Потому, обиды нет и зла он не держал. Напротив, ей удалось привлечь внимание.
- Знаешь мое имя, а я твое – нет. Чувствую себя голым. Не окажешь, подобную любезность? – нет никакого смысла отвечать на ее вопросы. Да и вряд ли, она ждала на него ответ. Поэтому, он пошел другим путем. Решил начать с самых азов знакомства. Узнаешь имя человека, многое сможешь судить о нем. Это точно была не Елена. Он это понял с того момента, как она привлекла его внимание своим голосом. Совершенно другая походка, умение держаться в обществе. Нет той приторной скромности и невинности. Есть азартный огонек в глазах. Все кроется в мелочах.
Наверное, она тоже это понимала, потому и не стала юлить с ним, изображая кого-то другого. Хотя, стоит отметить, это весьма удобно. Ему бы пригодился его собственный двойник на черный день. Возвращаясь к мелочам. Она знала его имя. Значит, проводила исследования, была в нем заинтересована. Он же ничего подобного на ее счет не делал, да и зачем? До текущего момента, Кол не подозревал о ее существовании, но вполне представлял, с кем имеет дело. Ему доводилось встречать особу, на нее похожую, очень давно. Но это точно была не Татья, здесь, сейчас, перед ним.
- Неблагодарный нынче народ. Правду не ценит. Он мне потом еще спасибо скажет, – с долей иронии парировал Майклсон фразу про динамство. Тут были все взрослые люди. Ясное дело, что Джереми Гилберт не совсем по своей воле решил проигнорировать общество своего будущего лучшего друга. Эта милашка приложила руку к этому всему. Но он не против, потому и сохранял спокойствие. Ему было очевидно, что девушка не станет устранять младшего Гилберта в виду каких-то планов в сторону первородного. Если убрать паренька, то никакие переговоры между ними были бы уже невозможны.
А ведь один из Майклсонов дал дельный совет. Он любил действовать в духе «напролом». Было тонко подмечено насчет неуверенности. Значит, уверенность нужно обрести. А чтобы сделать это, нужно начать с самого себя. Кол бы и сам ходил в тренажерный зал, да надобности нет. Он обладает всеми необходимыми «фишечками», упрощающими ему жизнь. А вот обычный человек был лишен подобных удобств, поэтому им все доставалось кровью и потом.
Она начинает издалека. Растягивает удовольствие? Подогревает еще больше интерес? Нет, она изучает его. Хочет понять, с какой стороны лучше подойти. Столько стараний ради его скромной персоны? Вампир польщен, хоть и не показывает этого явно.
К счастью? Сомнительное счастье. Кто будет рад тому, что попал в клетку ко льву? Или ты рассчитываешь погладить большую злобную киску?
- Это порно? – вопросом на вопрос отвечает Майклсон, когда речь звучит о каком-то фильме. Когда он заявил, что телевизора никогда отродясь не видел, то ему успели пообещать нечто стоящее. Сказали, что каждый уважающий себя гражданин обязан посмотреть порно. Все «проходят этот священный обряд». Кол воспринял слова слишком буквально. Поэтому, когда его спросили о чем-то, чего он не успел еще изучить, но о чем был недавно разговор, вот он и решил уточнить. Тем более, название вполне себе подходящее. Но увы, ответа он так и не был удостоен.
Ого, она с ним в бейсбол решила поиграть? Это сильно и достойно уважения. Смогла удивить. Приятно удивить. Всех нюансов данного вида спорта он не знал. Но и ладно, тут все просто. У нее в руке мяч, а у него – бита. Он встает в позу, крепко сжимает свое орудие в руках, пристально смотря за происходящим, готовясь отразить удар. Положительный кивок головой на ее вопрос, подтверждающий готовность. Для большего успеха, необходимо поселить зерно сомнений в ее милую головушку в момент броска. Этакий прикол и гарант, что удар точно будет отбит. Заодно, кое-что проверит.
- Элайджа или Клаус?

+1

6

Вампирша оценила попытку смухлевать, неуклюжую, шитую белыми нитками и вместе с тем вполне способную пробить брешь в её обороне. Однако, решила не показывать, что догадалась. Она помнила собственный совет о том, как не нужно вести себя с подростками (а поскольку её советы очень даже хороши, крайне глупо будет им не следовать). Очевидно же, что Клаус попросил проследить за Джереми кого-то близкого ему по духу. И раз уж им оказался именно Кол, о причине такого выбора догадаться нетрудно. И нет, дело вовсе не в сентиментальной привязанности к младшему брату, а в точном расчете. Клауса можно было обвинять в чем угодно, но в тактике и стратегии он знал толк. Вот только, как сказал Майкл на пирушке Локвудов перед своей эпичной кончиной, Никлаус всегда был и будет импульсивен. Лишь эти неконтролируемые вспышки ярости мешают ему быть по-настоящему великим. Несмотря на пафос и нелепую гибель первородного папаши, в его словах все же было зерно истины. Хладнокровным гибрид был нечасто, а попытки в тонкие манипуляции все равно рано или поздно (в его случае скорее рано) заканчивались геноцидом. Он сильнее прочих, точно также как среднестатистическое создание ночи сильнее человека и того вполне достаточно. И пусть среди себе подобных особо совестливых немного, психи, оставляющие после себя горы трупов, скорее исключение, чем правило.
«Не волнуйся, младший Майклсон, я буду нежной», — впрочем, даже захоти она продемонстрировать полную силу, Первородный всё равно легко превзошел бы её. Поэтому Петрова делает всё чтобы подачу он отбил, как можно эффектнее. Стройная фигура движется легко и грациозно, послав мяч навстречу бьющему. А когда ещё один коварный план воплощается в жизнь, она даже присвистывает, оценивая крученый. Она-то была готова получить отдачу в свою сторону, учитывая позволенное себе панибратство. Но, на её счастье, Кол достаточно заинтригован и явно в настроении подержать начатую ей игру. Не только ту, что с битой. 
—Ты точно на допинге, — сокрушенно произносит Кэтрин, отправляясь за следующим мячом. Как и все они, в общем-то. Кровь – отличная штука. Нужно только контролировать жажду, чтобы она не контролировала тебя, со всеми остальными неудобствами, вроде трупов или же необходимости периодически стирать память своим жертвам, можно справиться. И получать все удовольствия от жизни. —Кэтрин Пирс, —отвечает вампирша. — Ты просил выбрать между твоими братьями, и я выбираю себя, — как будто могло быть иначе. Увы, спустя пять веков иного ответа ждать было бы глупо. Разумеется, в далеком 1492 года, таинственный лорд Никлаус понравился юной девушке, но ровно до того момента, когда она узнала его планы на себя любимую. И убежала прочь так быстро, словно за ней гнались все демоны преисподней. В каком-то смысле именно так и обстояли дела, разве что черты демонов были до боли знакомы. Особенного одного из них… Того, чувства к кому у неё были и всегда будут, глупо это отрицать. Вот только не они помогли ей спастись от ритуала и не умереть, оставив всю до капли кровь на долбанном алтаре. И не тот, кому они были предназначены. Сама справилась. Пока он активно пытался вернуть скрывавшуюся в лесах беглянку брату. И вернул бы, не моргнув глазом, не помоги ей Тревор. Потому что преданность Эладжи Клаусу перевешивала любые другие чувства, что вспыхивали в груди благородного Майклсона. Она знала, кого он выберет и кого всегда будет выбирать, когда придет время. Не её. Пришлось смириться с этим. После принятия, Кэт заботилась лишь о себе. Всегда. Несмотря ни на что. Не ожидая принцев на белом коне, которые возможно спасут её, но скорее всего – нет. Пять столетий спустя она все еще жива и намерена продолжать следовать этой тактике. — Представить себе не можешь, сколь многим этот ответ не нравится, — и да, это действительно удивляет её. Неужели от неё и правда ждут чего-то другого? Ну что ж, запретить заблуждаться она не может и не собирается пытаться. У неё есть поинтереснее занятия. —А самое странное… Стоит мне выбрать, кто-нибудь обязательно слетает с катушек, — совсем как бедняга Дэймон, когда она сказала ему, что всегда любила лишь Стефана. Конечно, её чувства были равны к обоим братьям, но признайся она, Сальваторе-старший не отправился бы к Елене, не получил бы отворот поворот от неё и не свернул бы Джереми шею. А именно это ей от него и нужно было. И брюнет сделал ровно то, что от него требовалось. В очередной раз не осознавая, что любезно помогает ей провернуть очередную аферу. Ну и как его не обожать, такого милого и наивного? —И почему обязательно нужно выбирать? — если полигамия женщины задевает мужскую гордость, почему это должно становиться проблемой прекрасного пола? Её и раньше-то не заботила собственная нескромность, из-за которой семья когда-то отослала с глаз долой, а в веке нынешнем куда более свободные нравы, так что идут эти старомодные, пропахшие нафталином господа куда подальше. Дамы знают, чего (и кого) хотят. А главное, знают, как получить желаемое. —Моя очередь, — вести допрос могут двое. И у неё вопросы с подвохом получается лучше, в этом можно не сомневаться. Вот именно поэтому Кэтрин не спешит брать бейсбольный мяч и занять место пинчера. За то, что она собирается выяснить, ей точно прилетит снарядом по хорошенькому личику. И еще неизвестно каким именно снарядом. Несмотря на ускоренную регенерацию, это могло быть очень больно. Первородные знают толк в садизме и причинять страдания умеют. Но, в конце концов, она ведь ответила ему честно. Пусть это ничего не значило, но Майклсон решить, что таким образом она пытается подольститься и выведать кое-что. И не входи это в его планы, ей бы уже свернули шею. В лучшем случае. — Первородный вампир или ведьмак? — облокотившись о корзину обеими руками, спрашивает она. Эстер была могущественной служительницей природы и вряд ли её дети не интересовались магическими штучками. Более тысячи лет назад обычая были куда архаичнее, нежели сейчас и свои познания женщина наверняка пыталась передать Ребекке. Но Майклсоны были исключением из правил даже людьми. Кто знает, кто оказался более любопытным и восприимчивым к урокам ведьмы?

Отредактировано Katherine Pierce (Пт, 6 Мар 2020 18:53:28)

+1

7

До конца непонятно, что послужило успехом отбитого мяча Колом, но какая разница? Здесь был важен результат, а не процесс, приводящий к нему. Даже, если бы он не смог отбить мяч (а это было маловероятно, но все же, возможно), сильно бы первородный не расстроился. Нет ничего постыдного проиграть даме, особенно, если хочешь произвести крайне положительное впечатление. Но в текущей обстановке, все происходило несколько иначе. Темноволосая вампирша пыталась впечатлить его. Как же все изменилось. Нет, тысячу лет назад, к женщинам относились еще хуже. Потом общество решило что-то менять в этом направлении. Почему-то, Майклсону казалось, что история начинает повторять сама себя.
- Ловкость рук и никакого мошенничества, – пожимая плечами, отвечает Кол с легкой азартной ухмылкой. Таким результатом он был полностью доволен. Не похоже, что его партнерша по бейсболу была разочарована текущим результатом. Это хорошо. Лучше проиграть битву, чтобы потом выиграть войну. Против кого они будут воевать? Хороший вопрос, отвечать на который пока никто не спешит. Она умела приносить удовольствие, так почему бы не воспользоваться этим? О нюансах их коммуникации потом успеют поговорить. Прежде всего, следует познакомиться поближе, чтобы узнать друг друга лучше. У нее была большая фора, она добывала о нем информацию, пока тот ничего не подозревал. А будущий любитель помахать битой ничего не знал о собеседнице. Но было в этом что-то. Хватать информацию по крупинкам. Например, сейчас – он заполучает ее имя. Это уже не мало.
- Красивое имя, – отвечает вампир. Это была своеобразная формулировка «приятно познакомиться». Окажется ли данное знакомство таким уж приятным, это покажет только время. Но пока ничего плохого не произошло, чтобы решительно отказываться от своих слов. В его голове заседает мысль. Могло ли красивое имя привлечь его двух старших братьев или необычная внешность сыграла более значимую роль во всем этом.
Можно сказать, что ответ на эту загадку был получен в момент, когда из женских уст доносится информация о судьбоносном выборе. На лице немолодого исторически, но молодого в душе, появляется улыбка. На удивление, он остается доволен подобным вариантом развития событий.
Похоже, что ты давно знаешь моих братьев, если судить по сделанному тобой выбору. Любопытно, при каких обстоятельствах вы познакомились? Или правильнее спросить, при каких расстались? То, что ты до сих пор жива, говорит о том, что ты умнее «своей прошлой версии себя». Хотя, и актуальная версия не слишком впечатляет.
- Да? А мне напротив, нравится твой выбор, одобряю. На твоем месте, я поступил бы так же, – это не попытка угодить Кэтрин Пирс, а всего-лишь взвешенная попытка оценить все обстоятельства адекватно. Честно говоря, ему никогда не побывать на месте девушки, но в этом не было ничего плохого. Ей удалось избежать самой главной опасности и послевкусия разочарования. Потому что, Клаус и Элайджа всегда выбирали друг друга, даже среди прочих членов семейства. Хоть все пафосно и заявляют свое «всегда и навечно», но Кола среди присутствующих не было. Значит, не сильно то и нужен был. А теперь, его значимость резко возросла. Плевать бы он хотел на это все, но только они все были связаны. У них появилась общая цель. Стать независимым пока невозможно.
- Не вижу ничего постыдного в том, чтобы потерять голову от такой женщины, – но он бы не за что не лишился голоса разума по этой причине, но охотно верит в то, что такое возможно. При желании, вообще можно сделать много глупостей или достойных поступков. Зависит от того, ради чего или кого они совершаются. Да и сам Майклсон выходил из себя даже по менее значимым причинам.
- Хороший вопрос. Я тоже не люблю, когда меня ограничивают в выборе, но при этом всем – жутко не люблю делиться. Двойные стандарты, но кто мне скажет слово против? – окончание скорее было риторическим, потому что младший из братьев понимал, что никто не скажет ему этого напрямую. А тот, кто попробует это сделать – падет участью храбрых, но глупых. А стоило ли оно того? Еще один вопрос, который должен попасть в «копилку хороших вопросов».
- Давай, – слова звучат как одобрение. Но она в нем не нуждалась. Кол был не глуп и понимал, что «игра в одни ворота» не бывает долгоиграющей и интересной. Молодой человек в душе, но не исторически, видел во всем этом настоящую забаву. Формат знакомства в виде щепетильных вопросов. Приятное с полезным.
Вопрос об умениях обращаться с магией стал неожиданным. Неужели, ей необходимы его связи с ведьмами или какие-то волшебные артефакты, которые он создавал с помощью темной магии, что обучился очень давно? Среди этих магических штучек мало какие являлись безобидными. На все случаи жизни, так сказать.
- Мне не обязательно быть ведьмаком, чтобы колдовать, если ты пыталась выяснить именно это. Хочешь, чтобы я тебе погадал?

+1

8

—Конечно хочу, — легко признается шатенка. — Но только если твои предсказания сбудутся и в них я услышу о том, что буду жить вечно, долго и счастливо, —совершенно искренне произносит Катерина, улыбаясь. Как и всегда, козыри её надежно припрятаны по рукавам, манжетам да голенищам модных сапожек прямиком из Парижа. Если она достаёт очередной, никто не сможет сказать точно, сколько у неё их еще осталось. Словом, какую именно информацию она пытается вытащить из собеседника, часто не желающего сотрудничать и раскрывать её свои карты, никто кроме неё обычно понятия не имеет. О том, какие спорные методы она при этом используют, даже говорить не приходится. Если вампирше нужно устроить кровавую баню в отдельно взятом провинциальном городке, дабы никто не усомнился в серьезности её намерений, оная не заставить себя ждать. Даже жаль, что Мистик Фоллс избежал этой участи. В этой дыре ведь итак никаких развлечений, так еще и местные святоши играют в ангелов-хранителей, пытаясь предотвращать любой намек на веселье. Что ж, им же хуже. Ну их к не то что к дьяволу, а к самому Никлаусу Майклсону.
—Но, если тебе не обязательно быть ведьмаком, чтобы колдовать, почему ты здесь, обхаживаешь младшего брата Елены, а не пытаешься разорвать связавшее всех Первородных заклятье? —спрашивает шатенка, взяв из корзины мяч и игриво бросая его Колу. У него реакция отменная, он, конечно, без труда поймает такую простенькую «подачу». Петрова, тем временем, вежливо останавливает какого-то, судя по его виду, завсегдатая площадки и настойчиво, с применением весьма полезного вампирского трюка, просит его уступить свою биту даме. Она будет очень благодарна и даже разрешит уйти отсюда целым и невредимым, а не таким, каким хотела бы. Кэт всегда становится агрессивнее, стоит ставкам в игре повыситься. Жажду крови она давным-давно обуздала, но иногда вот так проявляется желание запить стресс кровью. Это пусть люди его заедают вредной пищей, она предпочитает здоровое питание.
—Спасибо, — пальцы смыкаются на отполированной деревянной поверхности, а на хорошеньком кукольном личике появляется жутковатая, неестественная улыбка, что сходит мгновением позже. —Теперь проваливай, — послушная марионетка отправляется восвояси, а мисс Пирс занимает место бьющего. Ну а почему бы не поменяться местами? Дама тоже желает поиграть в эту странную, изобретенную американцами игру. Вампирам бейсбол не страшен, учитывая скорость реакции и качество их рефлексов.
—И разве не ты должен был остаться, чтобы нянчиться с Ребеккой? — интересуется Петрова. — Когда мы с ней познакомились в конце пятнадцатого века, она ужасно ревновала ко мне своих братьев, — так истово и горячо, словно не знала, для чего им нужен двойник и какая судьба постигнет бедняжку в ближайшее полнолуние. Если проговорить вслух фразу «натуральная блондинка видела конкуренткой живой труп», смеяться или плакать сразу и не разберешься, потому что это же квинтэссенция того самого «Было бы смешно, не будь…» Хотя, нет, это охренеть как смешно, животики можно надорвать и обхохотаться, продлив себе жизнь лет на двести. Главное, не прямо сейчас. Иначе можно нарваться на обратный результат. — Не знаю, изменилась ли она с тех пор, но, если нет, за ней нужен глаз да глаз. С неё станется вонзить себе кол в сердце только чтобы помучить Клауса, — Первородный уже гибрид – мудак наивысшей пробы и наиредчайшей породы, это любой подтвердит, даже тот, кто по-своему к нему привязан, не станет отрицать очевидное. Найдись на свете кто-нибудь достаточно отчаянный, дабы провести в семействе Майклсонов опрос на тему высоких отношений, царивших между представителями сей славной фамилии, они в один голос сказали бы, что с родней им крупно не повезло. И принялись бы подробно объяснять почему. Спустя неделю другую (за тысячу лет претензий друг другу накопилось немало), желающих высказаться пришлось бы заткнуть серебряными кинжалами с пеплом белого дуба. Так что вампирша не больно-то удивится, захоти Бекки сделать всё, что угодно, только бы насолить Нику. Даже если это «назло» будет включать в себя её окончательную смерть.
—Если знаешь, что делать с мячом, подавай, —замахнувшись битой, произносит Кэтрин. —Я готова, — ко всему притом.

+1

9

Ответ Кэтрин погружает Майклсона во флешбеки. У него хороший триггер на слово «вечно». К нему остается добавить «всегда», и все, пазл сразу же складывается. На секунду у него закрадываются сомнения. А точно ли она хочет того, о чем говорит? Понимает ли смысл этих слов в нужном ключе? Если брать его пример, то не сдалось ему это “always & forever” ни за какие коврижки. Он бы с радостью отказался от всего, предпочтя собственную свободу. Но уйти от наследия Майклсонов не так уж и просто. Братец успел наделать шума, после того, как упрятал любителя помахать битой в деревянный ящик с ограниченным пространством.
- Знаешь, как определить шарлатана от настоящего колдуна? Первые всегда будут говорить то, что ты хочешь услышать, – молодой человек улыбается в ответ девушке. Он привык рубить правду-матку, поэтому не станет строить иллюзий на счет долгой и красивой жизни. Откровенность, он всегда ее ценил больше всего. Современность забыла, какую ценность она в себе несет, а он помнит и не забывает, даже чтит.
- Я же считаю, что твоя жизнь полностью в твоих руках. И как ты ее проживешь – зависит от тебя. Почему у тебя возникли сомнения на этот счет? – вполне закономерный вопрос, ведь ему неведома история Кэтрин Пирс и ее братьев. В нее, его попросту не посвящали. Забыли, не хотели или еще чего. Ему понятен лишь факт связи, но детали, как это обычно бывает, хорошо упрятаны. Да и особого интереса он не проявлял до этого момента. Но вряд ли, он будет вытаскивать клещами из братьев крупицы информации. Для них, это темное прошлое, о котором не стоит даже вспоминать. А что это значит для нее? Остается только догадываться, если собеседница сама не приоткроет завесу тайны, конечно.
- У меня на него планы. Мог бы сказать больше, но тут слишком много лишних глаз и ушей. Ты – прямое тому доказательство. Но касательно твоей компании, я ничего не имею против, – высказывается первородный. Ему всегда нравились красивые женщины. Он и раньше отмечал природную красоту Елены, когда они только познакомились. Даже ручку ей поцеловал. Но ей не хватало изюминки. Они не сошлись характерами. А Кэтрин, это уже совершенно другой разговор. Она была почти идеальна. Его типаж. Они бы вполне могли быть вместе, было бы желание. Но в данный момент, у одного из первородных намечались дела поважнее любовных интриг. Отвлекаться было нельзя. И был еще один нюанс. Одержимость ведьмами. Слишком много времени провел с ними. Знает, на какие рычаги давить, как извлекать пользу. И живут они не слишком долго, чтобы успеть наскучить. Но и дохнут крайне небыстро, чтобы сильно расстраиваться. Золотая середина.
А вот с Кэтрин они вполне могут веселиться. У них есть что-то общее. А может, она лихо притворяется. Это не имело значение. Даже, если терпит, то делает это на профессиональном уровне. И смягчает данную терпимость, делая положение дел не таким уж и заурядным, компания Кола. Очевидно, ей приятно с ним находиться. Она пришла к нему с определенными намерениями, но знает, как нужно вести деловые переговоры. Будет продолжать в том же духе, приятно удивиться, получив намного больше, чем ожидала.
Кол без проблем ловит руками мяч, отправленный им девушкой. Похоже, что она захотела проявить свои таланты владения битой. Но перед этим, Майклсон становится свидетелем того, как девушка ловко орудует вампирскими приемчиками, одалживая биту у какого-то мужика. Наблюдать за этим было любопытно, честно говоря.
Я уж подумал, что убьешь его.
- Нет уж спасибо. Я лучше проведу время с Финном, а хуже этого, ничего в мире нет, – Майклсон отреагировал не очень одобрительно, когда речь пошла про его младшую сестренку. Еще и упомянул в разговоре другого старшего брата, которого Кэтрин могла не видеть, но знать. В этом она уже показала свое мастерство, завлекая Кола стать своим собеседником. Но если в случае с ним, девушке сказочно повезло, то встреть она Финна – захотела бы сразу повеситься. Во-первых, он жуткий однолюб. Это слишком скучно, чтобы жить на белом свете. Во-вторых, он маменькин сынок, что не добавляет ему чести. Уже достаточно сложить эти два факта для того, чтобы в разговоре упоминать о том, что он сводный брат. Ну, и вишенка на торте: самый старший братец не любит вампиризм. Он вообще, с этой планеты?! Короче, они бы не поладили. А вот с ее «копией» спелись бы хорошо. Что, собственно, и произошло.
- Это вряд ли, она в Нике души не чает, – подбрасывая мяч вверх и ловя рукой, ответил один из первородных. В его голосе и мимике лица не было и намека на зависть. Скорее, скрытая неприязнь. Они ведь друг друга стоили. Хотя нет, вся их троица.
А вот мне, предательски вонзила кинжал в спину. Не сама, конечно. Руками собственного брата.
Колу по десять раз повторять не надо. Он встает в стойку, начинает делать замахи, а потом посылает мяч. Делает это таким образом, чтобы его собеседница отбила. Да, он мог сделать по-другому, продемонстрировав превосходство, доминацию и все причитающее. Но это удел других идиотов, а он хотел приятно провести время.
- Дай, угадаю, в постели тебе равных нет? – это не уточнение или стремление переспать с ней. А как бы это странно не звучало, но Майклсон попытался отвесить комплимент. Она же делала ему приятно, вот и он решил. Просто, как обычно, в своем непревзойденном стиле.
- Не хочешь пройтись? – подходит ближе, равняется с ней, сгибает руку в локте, слегка приподнимая. Если обхватит – хорошо. Нет? Ну, на нет и суда нет.

+1

10

Как отличить подделку от оригинала Катерине было известно. Все её способы включали в себя старые добрые запугивание, насилие, пытки или же внушение, если в планах оставить жертву невредимой для исполнения других своих целей. Прочие философствования на тему она считала излишними. Уже потому, что очень любила, когда ей говорят то, что она хочет услышать. Да и почему должно было быть иначе, если она зорко следила за тем, как приятные слова превращались в приятные дела. Если вдруг одно с другим начнем разминаться, она легко и непринужденно вернет происходящее на нужные рельсы. Методами столь же старыми и добрыми. Очень добрыми.
«Только если среди твоих знакомых или родственников нет психопата, который захочет подкорректировать твои планы», — думается Петровой. Разумеется, высказывать свои мысли вслух вампирша не собирается. Протыкать острыми каблучками и без того кровоточащие мозоли нет нужды, как и лишать иллюзии того, что жизнь находится исключительно в собственных руках. Каждый раз, когда она это слышала, сразу вспоминался один писака, успевший опубликовать десятки книг по самосовершенствованию, мотивации и тайм-менеджменту. Всем советовал выйти из зоны комфорта, живя в шикарном особняке в Беверли-Хиллз. Сколько же острот ему пришлось выслушать по этому поводу, пока шатенка скрывалась в его доме! Впрочем, и этот бумагомаратель сгодился для тогдашней её задумки, а после умудрился выжить и не сесть в тюрьму до конца дней своих. Примечательно, что после того, как он, пустив в свою привычную и размеренную жизнь создание ночи, прочувствовал на собственной шкуре, что такое выходить из зоны комфорта, со своими бездарными опусами он завязал. Кэтрин искренне считала, что сделала роду человеческому одолжение.
Разумеется, до определенной степени, она разделяла мнение первородного. Если бы юная леди не взяла свою жизнь в свои руки тогда, в далеком 1492 году, то не стояла бы здесь и сейчас и не вела бы неспешную беседу с одним из многочисленных Майклсонов. О том побеге она нисколько не жалела, пусть и недооценила всех последствий, которые он спровоцирует. С тех пор мисс Пирс стала осторожнее, расчетливее и гораздо умнее. Быстро дошла до некоторых очевидных истин и осознала – если научиться быть на шаг впереди своих врагов, получать от жизни всё станет гораздо проще. Но Кол, судя по времени, проведенном в гробу с кинжалом с пеплом белого дуба в сердце, предпочитал брать желаемое, полагаясь лишь на грубую силу. Что ж, он – первородный, в его распоряжении неограниченное количество попыток, ведь оружия, способного убить его окончательно и бесповоротно до недавнего времени не существовало, так что ей понятно его нежелание заморачиваться с многоходовочками, к которыми питает слабость мисс Пирс. Она абсолютным бессмертием похвастаться не могла, а потому вынуждена была выбрать иную стратегию и обязательно держаться в тени. Шатенка и раньше не видела смысла марать свои холёные ручки самостоятельно. На свете столько других рук, которыми можно рискнуть. Одни оторвут, так замену им найти несложно.
«Он не знает», — догадалась вампирша. По крайней мере детали ему точно неизвестны. О том, как она, простая смертная, позволила себе бросить вызов великому и ужасному Никлаусу, когда тот планировал принести её в жертву, чтобы разрушить проклятье, сдерживавшее его волчью сущность, его младший брат не ведает. Что ж, это вполне понятно. Психопат предпочитает рассказывать о своих победах, а не делиться поражениями. Потому что даже его собственная семья не утешит, не выкажет сочувствия и помощь не предложит, скорее наоборот. Вот прямо сейчас случай исключительный и работать сообща с ненавистным родственничком в интересах каждого Майклсона. А потом они опять вернутся к желанию перегрызть друг другу глотки. В этом она не сомневается. 
—Вот именно, — усмехается Кэтрин, плавно и звонко отбивая мяч. Конечно Бекки души не чает в старшем братце-гибриде и именно поэтому захочет его помучить. Любовь иногда проявляется очень странно, особенно в семействе легендарных первородных. Она об этом знает не понаслышке.
—Угадал, — легко соглашается Петрова. Ну а что стесняться-то?
—Сначала скажи, куда поведешь лишние глаза и уши,— не скрывая чуть прищуренные в подозрении карие глаза, произносит вампирша. —Клаус тоже сначала был столь же галантен, — и именно поэтому она пока что проигнорирует этот жест. Слишком хорошо помнит, чем всё закончилось в прошлый раз и повторения не хочет. Тогда она робко обхватила чужой локоть, а после этого очнулась возле какого-то камня, связанная по рукам и ногам. Она быстро учится, и второй раз застать себя врасплох не позволяет. Ничего личного.

+1

11

Похоже, Кол очень многое потерял, пока отлеживался в своей «спячке» по милости сводного брата. Хотя, можно ли назвать тот процесс подобным термином? Когда человек спит, то к нему приходят интересные образы. Он проживает ситуации, пытается что-то предпринимать. Люди называют это снами. Если все не очень хорошо, то сознание начинает подбрасывать кошмары. Из-за них просыпаются в холодном поту. Если все слишком хорошо или хорошо, но чего-то не хватает, то в качестве образов приходят эротические сны. Они снятся всем, даже первородным. Но в области контроля сознания, у них власти больше. Они могут влиять на сознание не только человеческое, но и вампирское. Раньше Майклсон любил забавляться подобным образом. Испытывать своих жертв на выдержку. Это вполне подходит для пыток, если под рукой нет ничего действенного.
Да и никто и никогда не говорил, что пытки не могут быть эротического содержания.
Магия, ментальные сеансы. Все это развивало творческую жилку. Каждый из Майклсонов являлся художником. Кто-то предпочитал рисовать голых женщин у себя на постели, кто-то выстраивал идеальное семейное общество, а вампир, вроде Кола предпочитал не заморачиваться и отрываться на всю катушку, пока такая возможность есть. Не вчера родился, и хорошо осведомлен о том, как непостоянен Клаус. Хуже женщины с месячными.
Была у Майклсона и другая особенная черта. Любопытство. Многие говорят, что оно губит. Это так, если направлять его в ненужное русло. Но он питает исключительно знания и новый опыт с его помощью. Путешествия по Земному шару и сознании людей, в этом была его отдушина. Перенимая их опыт, он будто проживал из совместно с «носителем». Каждый новый человек, новое лицо подогревало этот интерес. Кэтрин Пирс так же входила теперь в этот список. В зависимости от обстоятельств, он мог брать желаемое силой. Чаще всего, так это и происходило. Однако, если объект ему импонировал, то он был в силах добиться расположения, заполучив свой заветный «приватный пропуск». С девушкой, внешне похожей на Елену Гилберт, но при этом, ничего не имеющего с ней общего – был второй случай. Она вела себя правильно. Была осторожна, внимательна и учтива, не давила на самолюбие. Проще говоря, предприняла ряд шагов, чтобы понравится ему. Всего-то и требовалось небольшая беседа, чтобы начать «подбирать ключи». Каждый из Майклсонов был уникален. Колу простой хорошей внешности и обаяния было маловато. Необходим характер с изюминкой, и у Кэтрин он был. По этой же причине, в будущем, первородный прилипнет к одной блондинистой ведьме и отлипать не захочет.
- Похоже, что ты была очень близка с моей семьей. Скажи, кто из них тебя бесит больше, если мы вычеркнем очевидного победителя в этой номинации? – ее слова звучали уверенно, догадаться было не трудно. Как и не составило никаких проблем определить того, кого она назовет, раз уж действительно была близка с Майклсонами. Настолько очевидно, что даже имени произносить вслух нет необходимости. Да и во избежание банальности, необходимость вычеркивания из списка, напросилась сама собой. И остался дуэт. Благородный брат и любвиобильная сестрица. Пусть подумает, переварит и ответит.
- Как видишь, кроме общей любви к бейсболу, мы оба умеем разбираться в хороших людях, – его слова звучат так, прочерчивая общие черты и сходства между ними, специально делая акцент. Будто задавая подобный неприличный вопрос, Кол заранее знал на него ответ. И в отличие от многих, ему не требуется обязательная практика для закрепления теории. Он просто знает, что Кэтрин в этих делах действительно хороша. Таких людей видно издалека. Их манера держаться сама все прекрасно расскажет без использования языка.
Что ж, это было ожидаемо. Она мне не доверяет, пока.
Его постигла неудача. Все честно шансы были 50/50. В этот раз не выгорело. Что это означало? Что бы не произошло у Кэтрин и Клауса – случай был довольно тяжелый и расстались они весьма болезнено, раз темноволосая так реагирует, а галантность и обаяние первородного оказались бесполезны. Но его это не расстраивает. В любом поражении нужно извлекать выгоду, совершенствоваться и прочее. Он лишь улыбается в ответ. Неприятное послевкусие осталось, но он его чем-нибудь перебьет.
- Разве? А я всегда считал его неманерным эгоистичным чурбаном, – после сказанных слов глаза в глаза, ладони Кола ложатся на голову Кэтрин, начиная ту слегка поглаживать сверху-вниз. Он явно ее к чему-то готовил. Обычно в таких случаях, либо сворачивают шею, либо целуют в губы. Тем не менее, существовал еще и третий вариант.
Я бы мог полчаса распинаться о том, какой я хороший и вообще ни разу не Клаус. Но зачем говорить, если можно показать?
В какой-то момент, его ладони остановились возле висков, слегка прижимаясь к ним. Он решил показать ей самые больные, терзающие его душу уже много лет, воспоминания. То самое Рождество, где сестра предала его. Один брат сдерживает, другой вонзает кинжал. Глаза полные ярости и негодования. Для него, это предательство в чистом виде. Он прокручивал их у себя в голове несколько раз по дню. Такое не забывается. Хорошая причина, доказывающая, что у Пирс нет причин бояться Кола? Ей вреда он точно не причинит. Сеанс связи заканчивается, глаза открываются, а руки медленно отстраняются.
- Так, что там, насчет прогулки и похода в кино?

+1

12

—Говорят, твой старший братец Финн – тот ещё зануда. Заставляет девушку ждать себя девять сотен лет, — проговаривает Катерина. Однажды, в начале девятнадцатого века, её пути пересеклись с роскошной рыжеволосой бестией по имени Сэйдж. Она каталась по ярмаркам и зарабатывала на безбедную жизнь боксом. То-то была потеха, когда мужиков, вызывавшихся помериться с ней силами, уносили с ринга одного за одним. Она не знала сколько было исключений из этого правила, но её «чемпион» оказался в их числе. Правда, только со второго захода. Петровой было очень любопытно сможет ли оборотень, не активировавший свой волчий ген, одолеть вампира, к тому же настолько старого. Оказалось, что не может. А вот если проклятье уже сомкнуло свои клыки на чужой шее, силы оказываются почти равны. Рыжая, конечно, не догадывалась, кто стоял за этим экспериментом, а Кэтрин поспешила снова удариться в бега, прежде чем возлюбленная Финна поймёт, что за таинственная особа разделила с ней кровь одного аппетитного титулованного повесы. Сэйдж была дамочка что надо, и могла бы быть еще более классной, не порти всё кровная связь с создателем. Паршивая штука, что там говорить. Однажды сама на такие грабли наступила, обратив очередного недоумка, которому хватило ума влюбиться в неё по уши. После той истории она предпочитала внушение и шантаж всему прочему. От влюбленных идиотов хлопот куда больше, чем пользы.
— Так что я выбираю его, — хотя с удовольствием вспомнила бы об Элайдже или Ребекке, но в других обстоятельствах. Не сегодня. Ни к чему Колу слышать, насколько сильно благородный брат бесил её тем, что верит будто это их «всегда и навечно» имеет значение для всей троицы. Или когда считает Клауса небезнадёжным, хотя тот раз за разом доказывает, что ещё_одним_самым_распоследним шансом он подотрётся, потому как привык пользоваться оными только так и никак иначе. Что до Бекки, здесь всё ещё проще, она – всего-навсего истеричка, слишком привязанная к деспотичному братцу и прощающая ему все его грехи еще охотнее, нежели Элайджа. Но он хотя бы, в отличие от его блондинистой сестрицы, перед тем не клянется, что вот этого, он точно никогда не забудет. Короче говоря, победителей в номинации быть не может. Все, кроме её сегодняшнего собеседника, разделили бы первое место, не вырежи гибрид всю её семью.
—Мы оба знаем, что куда веселее разбираться в плохих, — усмехается шатенка. На самом деле, это даже странно, что Кол обладает определенными качествами. Он ведь из другой эпохи, когда мужчине вообще ничьим мнением заморачиваться не приходилось. Зачем нужны тонкие манипуляции, если всё будет так как скажет царь, бог, господин и прочее? Она же, несмотря на независимый характер, жила во времена, когда женщины были приравнены к скоту и относились к ним соответствующе. Поневоле наберешься и хитрости, и изворотливости. Приспосабливаться Катерина научилась рано и не пропала даже когда её из дома вышвырнули, отослав в Великобританию к дальней родне. Сумела стать англичанкой. Пришлось. Наверное, в этом всё дело. Если деваться некуда, обретаешь всё, что нужно. Даже после сотни лет, проведенных в гробу. Шатен все-таки умудриться охмурить унылого подростка, вроде Джереми Гилберта, расположив его к себе.
—Так и ты не двойник, чья кровь сможет разрушить проклятие Первородной ведьмы. Так что нечего ему было тебя обхаживать, — пожимает точеными плечами мисс Пирс. Клаус пытается не быть конченым мудаком только если ему от кого-нибудь что-нибудь нужно, а самому это не заполучить. В этом они с ним похожи (именно поэтому она и подпускает любителя помахать битами чуть ближе, по крайней мере, не возражает, когда тот вторгается в личное пространство, которое она обычно ревностно охраняет), да и не только в этом, откровенно говоря. Катерина сей прискорбный факт принимала, но слишком часто нём старалась не думать. Кому захочется бередить старые раны?
«Интересно, в каких выражениях Клаус попросил тебя отправиться в Денвер и подружиться с потенциальным охотником Братство Пяти?» — что обещал? Чем грозил? Давил ли на жалость? Взывали к родственным узам? Или к здравому смыслу, помощью которого сам гибрид частенько пренебрегает? Что заставило младшего Майклсона явится в это захолустье исполнить волю брата? Или просто захотелось оказаться как можно дальше от этого психопата, который может в любой момент уложить в гроб? Этот вариант нельзя исключать, они ведь всё же говорят о Никлаусе...
Который в чужих воспоминаниях закалывает Кола, пока Элайджа его удерживает. После демонстрации, шатенка понимает, почему Кол хочет разрушить связывающее всех Первородных заклинание. Чтобы прикончить Клауса самостоятельно. В отличие от неё, он не готов делиться ни планами, ни славой, которой обеспечит себя после убийства великого и ужасного. Катерина в общем-то столь же жадной не была, по крайней мере, касательно этого пункта , так что пару советов смогла бы дать, когда чары будут сняты или разрушены.
—После того, что ты мне показал, лучше в бар, — скрещивая руки на груди, произносит мисс Пирс. Она не привыкла делиться с другими своими чувствами, а чужими не особо интересовалась, потому что думать должна была только головой. Возможно, когда-то вампирша сможет позволить себе не опасаться эмоций и их губительного влияния на мозги. Но уже после того, как окажется в безопасности и ничто не будет ей грозить. Она приучала себя к мысли, что этого может не случиться вовсе. Однако, воспоминания, продемонстрированные ей младший Майклсоном (при этом вот так просто, не задумываясь о возможных последствиях) спровоцировали её на что-то подозрительно похожее на сочувствие. Как всё-таки дерьмово быть в составе этого треклятого семейства. Кэтрин стала объектом ненависти Клауса за сорванный пять веков назад ритуал, но что-то кардинальных различий по отношению к ней и к его братьям и сестрам не наблюдала, хотя они его грандиозные планы не пускали прахом. Какой же он все-таки больной ублюдок. Полезно иногда, чтобы об этом кто-нибудь напомнил.
—Roosevelt Bar. Наперегонки? — усмехается Петрова. —Проигравший угощает даму выпивкой, — подмигнув и сорвавшись с места, добавляет она. На вампирской скорости, да к тому же неплохо зная окрестности, она всё равно оказывается второй. Ну что ж, зато догонялки с другим братом удаётся выигрывать последние пятьсот лет.
—Что за блондинка была в том доме, в Новом Орлеане? — спрашивает она, толкнув дверь в бар. —Тогда вроде было Рождество…

Отредактировано Katherine Pierce (Пн, 10 Авг 2020 17:52:04)

+1

13

- Я тоже далеко не его фанат. И все же, предпочел бы дать поблажку старшему братцу. В любой непонятной ситуации – виноват Ник, – произносит Кол. Это был не какой-то мемасик из прошлого. Увы, такова истина. Сводный старший братец сумел заполучить поддержку Элайджи и Ребекки, потому и устраивает свои правила. Разумеется, только такому обаятельному юноше, вроде Кола хватает смелости бросить вызов Клаусу. Отчего первый и оказывается постоянно предан семейством, а затем, закинут с кинжалом в груди в деревянный ящик. У них вообще, своя версия «семейки Адамс».
Финну просто не повезло. Ему это «олвейс энд форева» тоже было не нужно. Заколоть его можно было и без этой причины. Он вечно подсуживал матери, был скучен. Если вычеркнуть эти два негативных момента, то они с любителем помахать битой смогли бы составить противоборствующий братский альянс. В конце концов, смогли бы найти своего папочку и отдать на растерзание бастарда. Но как говорил один мужчина с усами, которого многие уважают: «Это уже совсем другая история».
- Я даже немного сопереживаю ему. Но я сам задал рамки, хоть и не фанат. Обычно, я предпочитаю расширять границы дозволенного, – первородный не выглядел расстроенным или обиженным от того, что «премия» досталась не Ребекке. Он то ставил именно на нее. Хорошо, что ничего материального. А то ушел бы домой без одежды. Словил бы несколько взглядов, кого-то мог бы порадовать.
Но чему стоит поучиться, это преданности. Его сердце принадлежало всего двум женщинам. Это редкость. Можно даже гордиться. Хотя, для меня это скучно. Видно, не все созданы для единственной и неповторимой любви. Интересная компания получается. Истеричка, лицемер, однолюб, нимфоманка и…
- А что делать, когда плохой парень встретил плохую девушку? – с неким азартом интересуется младший из Майклсонов. Разумеется, он намекал на себя и свою новую знакомую. В его вопросе даже прослеживались неприличные нотки. Но сегодня он не станет переступать черту. Им нужно получше узнать друг друга. Она ведь для этого с ним? Отдать власть женщине – в этом его фишка. Он то ничего не потеряет при любом раскладе. Талант у него сделать так, чтобы другие делали хорошо и ему.
- Знаешь, может, ты и права. Будь у нас отношения получше, я бы предложил ему помощь на своих условиях. Он бы получил свою сущность, но потерял бы тебя. У них обоих не было бы никаких шансов, – здесь упор был сделан на истории, где одному персонажу предстоит делать непростой выбор, конкурировать с братом за сердце одной дамы. У таких историй всегда один конец. Первый получает желаемое, как он думает, но потом разочаровывается. Второй не получает ничего. Пока они боролись, то не заметили другую таинственную фигуру. Третье лицо, забирающее все себе.
Забавно, но Катерина была первой женщиной, кому первородный решил настолько открыться. Был в этом и корыстный мотив, отрицать он не будет. Но полностью углубляться в корысть не стоит. Ему просто не хочется признавать, что в какой-то момент, было решено поделиться кусочком личной истории. По-другому было нельзя. Она никому не расскажет, да и зачем? От увиденного зрелища выгоды никакой не извлечь. Репутации у Кола нет. Есть в этом как плюс, так и минус.
- Да, зрелище не для слабонервных. Без бутылки, и правда, не разберешься, – выражая свое согласие, младший Майклсон кивает. Он любил хороший алкоголь, приятные компании и безудержное веселье. С девушками он пил не часто, больше работал. Если вы понимаете, о чем я. Однако, времена меняются. Да и нет ничего постыдного в том, чтобы пропустить по паре бокальчиков с новой знакомой.
О любви к вызовам можно петь отдельные песни. Интересно, как она узнала? Так или иначе, а очередной «плюсик» в списке заработала. Девушка явно подмазывается к нему, а вампир не имеет ничего против этого. Можно же насладиться приятными ощущениями, так?
Стоило ли упоминать о том, что силы первородных превосходят обычных вампиров? Нет, конечно. Кэтрин прекрасно все это понимала, но и тут смогла выкрутиться. Условие звучало с одним смыслом.
А я не очень то, похож на даму.
- Очередная ведьма на моем жизненном пути, а что? Ты ее узнала? – интересуется, заходя следом за собеседницей. Любимое место у барной стойки. Есть вещи, которые остаются неизменными. Отсюда, удобнее всего наблюдать за обстановкой.
Возвращаясь к «всплывшей блондинке». Такая вероятность была. Кэтрин была весьма коммуникабельна. И если это действительно так, и они знакомы, то… мир тесен. А если ошибка, то ничего страшного. Спросить все-равно стоит.
- Ты случайно, не видела нигде кинжалы из ведения? Или другие ведьминские артефакты?

Отредактировано Kol Mikaelson (Вт, 20 Окт 2020 00:52:00)

+1

14

Кэтрин перегнулась через барную стойку, дабы подцепить несколько бутылок и два подходящих случаю бокала. В алкоголе как и во многом другом, [нувыпонимаете] она толк знала, так что выбор наиболее достойных образцов человеческой находчивости, приведшей к еще одному приятному способу забыться, послать все проблемы к чертовой матери и не решать их хотя бы сегодня, занял не больше тридцати секунд. Впервые оказавшись здесь, мисс Пирс не без удивления обнаружила, что восторженные отзывы в этих ваших интернетах, как ни странно, соответствуют действительности. А поскольку вампирша планировала возвращаться сюда регулярно, обслуживающему персоналу заведения она внушила, что бесплатная выпивка для неё самой и для её «друзей» — дело само собой разумеющееся. Ну у кого ведь не вызывает вопросов и возражений, что солнце встает на востоке и заходит на западе? Вот и эффектные шатенки с безупречным чувством стиля и потрясающей прической могут приходить в «Рузвельт», когда им вздумается и выпивать столько, сколько им захочется. Оплачивать счета, к слову, любезно согласился сам хозяин. Очень мило с его стороны. Еще более мило позволять ей есть налоговых инспекторов, которых заведение время от времени очень даже интересует. В общем и целом, всем участникам негласного соглашения грех жаловаться. А налоговиков все равно никто не любит и скучать по ним не будет.
На отполированную до блеска поверхность, опускается Джек Дэниэлс, Джим Бим, а также пара низких широких бокалов с толстым дном. Два рокса наполняются жидкостью благородного янтарного оттенка. И никакого льда, разумеется. Лёд – для слабаков.
— За ответ на вопрос, что делать, когда плохой парень встретил плохую девушку, — за одни сутки среднестатистический вампир выпивает алкоголя и кофеина в количествах, которые для обычных людей окажутся смертельными. Поэтому (и не только) создания ночь не заморачивались насчет поводов или условностей. Зачем тратить время на выдумывание тостов, если можно тратить его на выпивку? Но иногда из правил бывают исключения, особенно если торопиться нельзя. Сейчас как раз такой случай. Расположить к себе Первородного – задача, которая спешку исключает. Он пока не собирается её убивать или сворачивать шею, дабы передать Никлаусу, выторговав себе условия «заключения» повыгоднее. Но она конечно не путает это с доверием. Как там Дэймон выразился? Только потому что мы не подожгли тебя, пока ты спала, не значит, что мы тебе доверяем? Что ж, нечасто старший из братьев и выглядит потрясающе, и мыслит рационально. Обычно его хватает только на что-то одно, но кто из них совершенен? Кэтрин, понятное дело, но кто-то еще? Вот именно.
— Для начала они выпивают за знакомство, — одним глотком опрокинув в себя содержимое рокса, мисс Пирс наполняет его вновь. Надо же как-то дать понять, что отношения у них будут только деловые. Пока Кол не делал никаких попыток узнать новую знакомую поближе (обычно в постель её пытаются затащить сразу же, потому что чего время терять, раз уж все так чертовски горячи и привлекательны), а потому она предпочла провести черту здесь и сейчас. Майклсоны такие ревнивые, особенно когда дело касается тех, кого они считают принадлежащими им и только им. Создания ночи вообще жуткие собственники, нечему здесь удивляться. Сама Катерина не признавала, не признает и никогда не признает чувства обоих Сальваторе к Елене, считая, что на них у неё монополия. И на чувства, и на братьев. Так что в какой-то степени она прекрасно понимала, как Элайджа и Клаус отреагируют на желание младшенького претендовать на их любимую игрушку-двойника, сбежавшую от обоих пять сотен лет назад. Лучше не испытывать судьбу.
— После – за тайны, которые они пока не хотят раскрывать, — взяв бокал и сделав глоток, произносит Петрова.
— Понятия не имею, кто та загадочная блондинка, но не верю, что она – очередная. Будь она таковой, стала бы чьей-нибудь закуской сразу после того, как тебе вонзили кинжал в сердце, — она сама была очередной и на собственном опыте узнала что их ждет. К тому же, Бекки совершенно точно не стала бы разговаривать с кем-то, кому суждено разделить участь всех исчерпавших свою полезность «ресурсов». У неё отличный нюх на того, кто смеет лишать её внимания братьев и перетягивать его на себя. Ревность в словах Первородной в тот момент, когда она обращалась к незнакомке присутствовала, в этом Катерина была уверена. Столь же высокомерно и холодно она когда-то поприветствовала прибывшую из далекой Болгарии юную девушку, которую родственники выслали её в Великобританию. Петрова изо всех сил пыталась подружиться с сестрой своего на тот момент жениха, но безуспешно. Кажется, после их разговора с Элайджей, блондинку отослали куда-то, чтобы она не огорчала избранницу лорда Никлауса.
— За ведьмовские артефакты тоже стоит выпить, — хотелось бы ей иметь парочку про запас, но жизнь на чемоданах не располагает к накопительству. Когда за тобой охотятся озлобленные психи, путешествовать привыкаешь налегке.
— Зачем они тебе, кстати? — интересуется Кэтрин.
— Твоя не очередная сможет с ними как-то помочь? — она или на худой конец её родственница. Ведьмы, конечно, живучи, но смертны. И вполне могут обзаводиться потомками в отличие от вампиров.
— Или вы с ней не хотите принимать меня в свой кружок под названием «Я пытаюсь убить Клауса Майклсона»? — если так, это они зря. Мисс Пирс – прекрасный кандидат, между прочим. Готова даже резюме заполнить и пройти собеседование, которое сама себе назначила, услав Джереми Гилберта развлекаться с подружкой.
—Что у вас там за жесткий отбор, не просветишь?

Отредактировано Katherine Pierce (Вт, 27 Окт 2020 10:40:31)

+1

15

Кол понимал, что не у всех заданных вопросов могут быть ответы. А если таковые и имеются, то далеко не факт, что они способны будут удовлетворить конечного потребителя. В его случае, особенно. Все знают хорошо известный факт: чем старше вампир, тем он более придирчив. Взять того же старшего брата. Причем, даже неважно какого. Элайджа и Клаус не станут размениваться по мелочам. Они любители широких жестов. Первородный до сих пор помнит, чем ему аукнулась попытка немного «поиграться» с Марселем. На такие вещи у него хорошая память.
С другой стороны, здесь все взрослые люди. Всем же понятно, что когда встречаются два молодых или не очень, но привлекательных создания противоположного пола, им по определению светит горячий вампирский секс, не так ли? Если только сами вампиры по каким-то причинам не избегают подобных намеков. А еще, любой из кандидатов может все испортить, тут уж тогда точно все.
Майклсон понимал, что вероятно, их понемногу будет тянуть друг к другу, но терять голову было нельзя. Вероятнее всего, кто-то из братьев уже успел насладиться обществом с этой прекрасной девушкой и поплатился за это. Любитель помахать битой не боится схожей участи, как и не винит саму девушку. А вот Элайджу с Клаусом можно и пожурить. Нечего бросаться на невинных красоток, пытаясь использовать их как магический реквизит, фигурально выражаясь. Что же касается их, то все просто. Если что-то должно произойти, оно произойдет. И на этом все.
Первородный послушно кивает в ответ, беря один из бокалов в руку. Прикладывая его к губам, он смотрит на свою собутыльницу, делая несколько глотков. Кое-что, он уже понял. Этот бар целиком и полностью принадлежит ей. Все эти людишки, обслуживающий персонал – прикрытие. Она, словно «кукловод», управляющий изнутри. И он хочет, а главное, может признать тот факт, что девушка очень хорошо устроилась. Ему только не совсем понятно другое. Такой уровень подготовки ради чего? Его скромной первородной персоны или себя любимой? А может, двух зайцев одним выстрелом?
В отличие от новой знакомой, которая махом осушила бокал, Кол решил держаться более скромно, и растягивал свое спиртное удовольствие. Он же в гостях, все-таки. Однако, этот маневр Кэтрин его впечатлил, что тот не смог сдержаться и слегка похлопал ей. Его братья упустили такую интересную личность. А его еще удивлял тот факт, что к одной и той же внешности, можно испытать совершенно разные чувства.
Удивительно, но за последние пять минут, древний вампир проявил молчаливость больше, чем за всю свою жизнь, даже не перебив собеседника. Терпение – не самая сильная черта Кола. Его можно понять. Столько лет его удерживали в гробу. А теперь, Майклсон способен снова вкушать дары свободы.  Но тишину с его стороны пришлось прервать, когда тосты сменились речью о той самой блондинке из 1914.
- А никто и не говорил, что она не способна за себя постоять. Не сочти за слабость, но я хочу уберечь тебя, – поясняет первородный. Частенько многие принимают подобный жест, как признак чего-то слащавого и слабого. В особенности, его сводный братец. Да только ничего общего это не имело с мотивами Кола. Делает он это не из-за большой любви, а полезности. Так будет лучше для всех. Для самой Кэтрин, для Фреи и его.
- Что, решила меня споить? – шутливо интересуется вампир, игриво смотря своей собеседнице в глаза. Этот план был бы неплох и мог даже сработать, если бы один из Майклсонов не был первородным и большим любителем спиртных напитков. Тут как говорится, опыт не пропьешь, даже если очень сильно постараешься.
- Просто хочу вернуть себе свое. Уверен, это тебе близко по духу. Или ты думала, что они всегда принадлежали ведьмам? – вопрос, естественно, риторический. На этой почве можно строить множество загадок и предположений, но так ни к чему и не прийти. Вот, любитель бейсбола и решил немного упростить задачу, сказав об истинных причинах переживаний за магические атрибуты.
- С этим сложнее. Я не знаю, где она. Найду другую. Не знаешь, нигде поблизости нет стервозных блондинок с выразительными глазами? – это уже пошли шутки. Вообще, вампир никогда не строил себе идеалов женщин. Одинаково любил и брюнеток, и шатенок, и рыжих, и блондинок. Просто ему требовался в данный момент определенный тип, вот и все.
- Обещаю, со временем – все узнаешь. Может, даже сама поделишься частичкой своего прошлого, – пожав плечами, Кол опустошил свой бокал с бурбоном, поставив на барную стойку. В предыдущий раз, он слишком поторопился. Закономерный итог брюнетка видела сама – объяснять необходимости нет. Наступать на те же грабли, фигурально выражаясь, вампир не хотел. Больше никакой спешки.
- Никому из нашего окружения знать не надо, что мы вообще знакомы. Это наше преимущество. Приятно иметь что-то общее. Не терпится увидеть лицо Клауса. Он частенько сокрушается о тебе, и я, наконец-то, понимаю причину. Надеюсь, мое счастливое лицо не слишком будет бросаться ему в глаза каждый раз, как речь пойдет о тебе.

+1

16

На хорошеньком кукольном личике мелькнуло удивление. Коварные планы уже начали формироваться в голове, обрастая деталями и даже возможностями к отступлению.  Ну а чего время-то терять? Если информация о той ведьме настолько же опасна, насколько полезна, стоит начать копать в этом направлении. Тем более что среди её полезных связей есть отличная художница, которой портретное сходство удается передать очень точно. И она как раз начинает соблазняться перспективами обращения в создания ночи. Надо будет созвониться с ней и поболтать о том, о сем.
—Либо я старею, либо начинаю быть похожа на того, кто отчитывается перед кем бы то ни было обо всех своих знакомствах и делюсь важной информацией с не заслуживающими доверия личностями, — надо сказать, что рапортовать о том, чем она была занята и что планирует делать в ближайшем будущем, Петрова не имела никогда. Даже будучи человеком и живя во времена, когда о феминизме слыхом не слыхивали, она не признавала над собой ничьих авторитетов, ни отцовского, ни общественного. Сломить её необузданную натуру так и не удалось, а после обращения в вампира, черта эта стала еще ярче и раздражала еще больше людей. Конечно, сейчас, когда за женщиной скрепя сердце и скрипя зубами, начали признавать право распоряжаться самой собой, как ей будет угодно, с этим стало полегче. Однако, признаки патриархального строя не спешили исчезать полностью. Даже учитывая, что она сокращала количество приверженцев  автократической власти мужчин лично, когда они ей надоедали или переставали быть полезными. Но, как известно, сорная трава растет быстрее доброго ростка. Про неё, кстати, тоже самое говорили. И наверное были правы…
—Можешь мне поверить, я более чем способна держать язык за зубами и постоять за себя, — и в защите не нуждается. Элайджа, как выяснилось почти пятьсот лет спустя, тоже хотел уберечь её от загребущих рук братца. Он любезно отыскал эликсир, который помог бы сохранить ей жизнь после того, как Клаус принесет её в жертву в полнолуние, как это предполагал ритуал. Также выяснилась другая любопытная деталь – хватило бы всего-то пары капель крови двойника, чтобы разрушить проклятье, сковывавшего волчью сущность Первородного. А вся остальная её кровь должна была стать ключом к созданию гибридов – той самой цели, к которой так стремился чертов психопат.  Эстер, желая подстраховаться, дала примкнувшим к нему ведьмам ложную информацию, дабы после разрушения чар, её ублюдок все равно остался бы единственным и неповторимым. Но всё пошло не так и не туда… Потому что Катерина взяла свою судьбу в собственные руки. Потому что даже выживи она после ритуала, стала бы заложницей в руках Никлауса. Потому что его брат не смог бы защитить её, он куда скорее оказался бы в гробу с серебряным кинжалом с пеплом белого дуба в сердце. Сбежать от этого чокнутого семейства было её единственным выходом. Возможно, она протянула бы некоторое время, доверься благородному брату, но вряд ли долго. Вот такие перспективы ждали девушку, которую Элайджа искренне пытался спасти и к которой испытывал симпатию. Страшно вообразить, что с ней случилось бы, оставайся он к ней равнодушным или возненавидь её… Но все сложилось так, как сложилось, а что до разбитых сердец… Она перестала позволяла вставать чувствам на пути к её целям именно после того, как убедилась в бесполезности привязанностей в далеком пятнадцатом веке. Любовь не способна спасти от ножа убийцы, яда отравителя или клыков психопата, который почему-то считает, будто всё и вся обязаны ему подчиняться и делать то, что он велит. Посему, не стоит переоценивать ничье расположение. Нужно надеяться только на себя. Ну и иногда на тех, чьей верности она добилась путем угроз, шантажа и запугивания. Тогда всё будет отлично. У неё-то уж точно.
—А еще отлично умею находить все, что хорошо спрятано, — одна из множества причин, которая сохранила её драгоценную шкурку целой и невредимой. — И предметы, и живых людей, и даже не совсем живых, — наполняя бокалы еще одной порцией спиртного, произносит она, заглянув в глаза Первородного. — Можешь рассказать поподробнее о кинжалах или любых других артефактах, за которыми охотишься, — снова салютует бокалом, снова опрокидывает в себя содержимое одним махом. — Вместе искать веселее, а мне как раз скучно, — не любит она отсутствие захватывающих приключений. Адреналиновый маньяк, кажется, так нынче зовутся те, кто жаждет острых ощущений. Петровой, впрочем, опасность помогает поддерживать себя в форме и выживать, а не компенсировать проблемы с головой.
—Уж постарайся не сиять, когда Клаус в очередной раз упустит возможность наказать меня за то, что я посмела нарушить его планы, — усмехается. Не в первый и не в последний раз она это делает, так что придется гибриду потерпеть её присутствие на этой земле еще некоторое время. До тех пор, пока она не найдет способ прикончить психа (сама или с чьей-нибудь помощью), который и без того задержался на этом свете. Свою главную мечту он осуществил, так что пора ему на покой отправляться. — Знал, что Элайджа упустил шанс покончить с ним раз и навсегда? — в карих глазах, обрамленных пушистыми ресницами, появляется какой-то жесткий, непроницаемый холод. —Но ты ведь не похож на благородного брата, верно?

Отредактировано Katherine Pierce (Вс, 13 Дек 2020 09:10:49)

+1

17

- Не принимай на свой свой счет, – поясняет молодой человек, переглядываясь со своей очаровательной собеседницей. Она весьма показательно делает намеки, на которых Кол должен был акцентировать свое внимание. Его никогда не привлекали женского рода сложности, где приходилось включать «режим детектива», пытаясь выяснить причину всех напастей. Первородный понимал, что его полутысячилетняя подруга давно научилась чувствовать и читать окружающий мир. Это дает объяснение, почему она еще ходит среди живых.
Наверное, не трудно вызвать людское соучастие с таким-то милым личиком. Какая-нибудь грустная история (и далеко не факт, что лживая), немного девичьих слез и чужое сердце уже готово принять в свои объятия. Чего греха таить, Майклсон младший и сам грешен. Временами любит сочувствовать людям, правда это чувство избирательно и распространяется во основном на ведьм. Обычные люди, оборотни или вампиры ему не интересны, кроме исключительных случаев.
У них с Кэтрин Пирс как раз такой. Общий враг – общие интересы. Клаусу не очень-то повезло. Каждый из них чувствовал себя угнетенным и хотел оторвать по кусочку себе. Однако, несмотря на необузданное желание, следовало действовать осторожно. Один из Майклсонов только недавно заполучить вновь обретенную свободу. Не хотелось бы терять ее из-за необдуманных иррациональных шагов. А ему и так, не свойственно долгое хорошее поведение. Только, если чего-то (кого-то) очень сильно хочет или за хорошее вознаграждение.
Что, может быть, лучше постоянной свободы?
- Верю, я ведь и сам такой же, – улыбнувшись, положительно кивнул головой, заключил один из первородных. Ни у кого же не возникает сомнения, что Кол способен утаить некоторую информацию? Он по своей природе хитрый лис. Чем шире улыбка – тем она фальшивее. И когда глаза начинают сужаться, не так просто прочитать мотивы, что скрыты в них. О собственной защите и говорить не стоит. Парнишка любит убивать, и делает это с успехом, оставляя после себя горы окровавленных трупов.
Заканчивать свою мысль Майклсон не стал специально. В его контексте это было намного действеннее любых слов. Идею, которую он хотел донести до собеседницы не нужно было озвучивать с помощью звуков. Она, немного узнает его историю. Понимает, что с ним случилось, к чему привело и какой был финал.
Его старший сводный братец нашел управу. Он хорошо знал стратегию ведение войны в одни ворота. Особенно чудесно, когда не нужно было брать пленных, а позади тебя всегда найдется парочка подпевал в лице Бекс и Элайджи. Посему, даже объединившись друг с другом, они временно продолжали быть в меньшинстве. Тем не менее, преимущество у них было. Несмотря на всю крепость семейных уз, союз новоиспеченной команды «К» был куда прочнее треклятого “A&F”, как бы абсурдно это не звучало. Рассорить троицу будет несложно. В какой-то момент, эгоистичность гибрида перевесит, сестрица психанет. Дальше, подорвать доверие Элайджи в очередной раз, и все.
- Да? Тогда, я как-нибудь спрячу кое-что предназначенное только тебе. Какой у тебя любимый цвет? – первородный несколько оживился, после такой информации. Похоже, что это собеседование становилось интереснее с каждой минутой, а новая страница резюме, фигурально выражаясь, открывала несколько интересных фактов о двойнике.
- Думаю, они разбросаны по всему миру. Несколько должно быть в Новом Орлеане. Среди них есть звезда, наносящая множество порезов по всему телу, кинжал, небольшой алмаз, – закончив перечисление, новоявленный любитель бейсбола осушил залпом свой стакан со спиртным.
- Попробую. Но мне всегда трудно сдержаться, когда выпадает шанс его позлить. В любом случае, тебя я уже вряд ли переплюну. Кстати, а кто тебя обратил? Он еще жив или оказался менее удачен в искусстве выживания? – о том, какая участь поджидала всех причастных к обращению Кэтрин, и догадываться не нужно было. Излюбленная тактика Ника – всех расход. Потому что все вокруг говнюки, а он один бедный несчастный.
- Не знал, но не удивлен. Знаешь, Элайджа из той породы, где «жили они долго и несчастливо, а потом умерли в один день», – и младший из Майклсонов намекал вовсе не на какую-нибудь даму сердца. Как показывает практика, если у старшего благородного вампира и начинаются отношения с женщинами, то длятся они недолго. Ник не в силах терпеть, что он не в центре внимания. Посему, бедняжек всегда ждала одна и та же участь. Смерть. Сводный то прикрывается благородными параноидальными принципами. Но даже, если и так, какая разница? Кол никогда бы не простил, если бы кто-то решил навредить его любимой.
- Мы совсем разные. Впрочем, в этом ты еще убедишься, если еще не сделала этого, – вампир разворачивается боком, опираясь локтем на барную стоку, и удерживая собственный подбородок пальцами тыльной стороной руки.
- Глупый вопрос, но все же. Тебе хоть что-то недостает из твоей человеческой жизни, чего ты не можешь заполучить, будучи вампиршей?

+1

18

— Спрячешь пакет другой с кровью твоего сводного братца? — что греха таить, было бы здорово заиметь нечто столь полезное и ценное. Лекарство от укуса оборотня и гибрида может спасти не только умирающего вампира, но еще и её очень ценную шкурку. С таким козырем она может наконец-то почувствовать себя в безопасности (насколько это возможно), ведь Клаус известен своим нравом. Если ему даже почудится предательство или намек на заговор против него, он обрушивает на головы повинных (точнее тех, кого оными считает) ад, и в последнее время он не просто убивает их, а предпочитает использовать волчий яд. Лекарство от него может стать для Петровой отличной страховкой. — Можешь выбрать какой угодно цвет, — великодушно разрешает Петрова, усмехаясь. Когда речь идет о полезных инструментах, ей куда важнее функциональность, нежели что-то иное. — В чем Майклсонам нельзя отказать, так это в чувстве стиля, — и даже льстить не приходится, потому что чистая правда – братья выглядели одинаково шикарно в костюмах любой эпохи. Чего нельзя было сказать о сестрице. Ребекка чересчур жаждала (и до сих пор жаждет) оказаться в центре внимания, но перебарщивает и выглядит шлюховато. Это бросалось в глаза даже при их первой встрече в конце пятнадцатого века, что только прибывшую в столицу Туманного Альбиона Катерину слегка смутило. Мнение о нравах жителей королевства, составленное по рассказам дальних родственников, совершенно не вязалось с откровенными нарядами белокурой сестрицы Первородных. Зато в двадцать первом веке она выглядела вполне себе органично. Потому что количество опекаемых братьями, отцами или мужьями неуверенных в себе неврастеничек, отчаянно ищущих свободы и самостоятельности, стремительно возросло. При всем при этом, сколько бы раз они не сбегали, они всегда возвращаются к своим притеснителям, поскольку самостоятельная жизнь оборачивается совсем не тем, что они себе представляли. Оставалось надеяться, что Бекки в семейства такая одна, а Кэт ведет неспешную светскую беседу с тем, кто на самом деле стремится к суверинитету.
— Слышала, ты пока ограничен в перемещениях, — словно невзначай роняет мисс Пирс. Пока Кол на задании, он, скорее всего, под магическим присмотром кого-то из ведьмаков Клауса. Который и без того чокнутый параноик, а учитывая, что отправленный им на ответственную миссию родственник не прочь совместить  её выполнения с решением проблемы бессмертия великого и ужасного первородного гибрида, его опасения расстаться с жизнью стократ возрастут. Так что надзирателей он выберет проверенных. От них так просто ускользнуть вряд ли удастся. — Могу помочь с разведкой в Новом Орлеане, — на родине Марди Гра она без лишней надобности не показывалась. Оно и понятно, учитывая кто его основал, и кто им сейчас управляет. Марсель своему создателю слишком многим обязан, как следствие причин выдать последнему сбежавшую пять сотен лет назад Катерину у Жерара достаточно. Но среди его прихвостней у неё есть глаза и уши, на случай незапланированной поездки в Луизиану. Вполне возможно оная случится в скором времени, тем более если существование хоть чего-то из списка Кола подтвердится. Даже малейший шанс заполучить звезду, наносящую множество порезов по всему телу, (а может и загадочный кинжал) оправдывает возможные риски. Игрушки кажутся полезными, главное знать, как ими распорядиться с наибольшей эффективностью. Да и алмазы разве не лучшие друзья девушек?
—Никто бы не осмелился обратить меня, — констатирует Петрова. В темное средневековье могущественные дворяне (или те, кто за них себя выдавал) наводили на простых смертных не меньший ужас, нежели чудовища, сошедшие со страниц фольклора, как реальные, так выдуманные. Клаус же был созданием ночи, сумевшим приобрести немалое влияние, а потому боялись его вдвойне, хотя наверняка не понимали почему. Тогда инстинкты у человека были куда более развиты, нежели сейчас.
—Поэтому мне пришлось вспороть себе живот кинжалом и вынудить вампиршу по имени Роуз дать мне своей крови, — на её счастье им с Тревором нужно было дождаться заката, ведь беглянка явилась при свете дня, когда они не смогли бы прогуляться до замка без риска поджариться до хрустящей корочки. —Секрет обращения в вампира я знала, — влюбленный в неё дурачок выложил всё, что ему каким-то чудом удалось узнать о проклятье и о ритуале, попутно рассказывая о вампирах, оборотнях, обо всем, что предприимчивая Петрова начала выспрашивать, как только поняла, что ей нужно спасаться. Благородный брат мог сколько угодно вздыхать по ней и томно смотреть вслед, когда Клаус уводил свою «невесту» на очередную прогулку, но собственная жизнь была шатенке гораздо дороже.  —После того, как кровь оказалась в моём организме, оставалось только умереть. Повезло, что шея у меня тонкая, а в убежище Роуз оказалась крепкая веревка и перекладина, через которую её можно было перекинуть, — Елена на этом моменте даже подскочила, чем изрядно позабавила отправившуюся в добровольное заточение в гробницу мисс Пирс. Как будто у неё был выбор. Катерина осталась одна, без защитников, которые направо и налево вырывали сердца всякому, кто на неё не так посмотрит. Это вокруг Гилберт все носятся, словно она – пуп земли. Интересно, что бы её не самая удачная копия сделала, исчезни её почетный караул. — Друга Роуз, который помог мне бежать, убил Элайджа, примерно год назад. А саму Роуз немного позже убил Дэймон Сальваторе, — о подробностях шатенка благоразумно предпочитает умолчать. Не только из-за своей роли во всем этом, но еще и из-за того, что это – скука смертная и слишком уж мелодраматичная. Вампирша уже успела понять, что этот Первородный предпочитает умопомрачительные истории. А те, что включают в себя известный любовный треугольник к ним уж точно не относятся.
— Очень надеюсь, что вы с ним разные, — произносит Петрова. Кто-то из этого семейства должен был ненавидеть своего ублюдочного братца в достаточной степени, чтобы не только желать ему смерти, но и действительно убить его.
— Я всегда находила способы получить то, что я хочу, и будучи человеком, и будучи созданием ночи, — уверяет Кэтрин. — Но в моей нынешней ипостаси желаемое дается гораздо легче, — формулировка довольно расплывчата, но шатенку, надо сказать, всегда ставили в тупик подобные вопросы. Она не лила слезы над потерянным или недостающим, она либо находила и доставала искомое, если это было нужно, либо оставляла в прошлом и шла дальше. Как бы тяжело ни было, как бы больно ни было, но жизнь продолжается…
Размышления шатенки прерывает серия настойчивых сигналов нескольких входящих сообщений. Стряслось что-то интересное.
— Братец Елены угодил в полицию, — прочитав сообщение, произносит Кэтрин. — У подруги его подружки нашли таблетки, которые прописаны совсем не им и которые они принимали не по рецепту, — потому что некоторые вещи не меняются, несмотря на внушение. Такую тягу к саморазрушению может изжить только вампир с даром посильнее. Джереми и раньше путался с наркозависимыми девицами, вроде Викки Донован, которую Дэймон обратил, потому что ему стало любопытно, что за штучка получится из чересчур живучей официанточки. — До участка доберемся быстро. На месте я могу внушить всем служителям закона и порядка сделать всё, о чем ты их попросишь. Станешь героем дня и Джереми Гилберта. Если, конечно, тебе нужна помощь с конспирацией и возможность стать его другом, — которая ему, естественно, нужна. И кому её еще предлагать, если не изощрённому гению, в свободное время специалисту по манипуляциям?

+1

19

- Люблю женщин, которые точно знают, чего хотят, – кратко комментирует первородный, когда речь вновь заходит о его старшем сводном брате-параноике. В очередной раз, стоило отдать должное двойнику. Она понимала истинную ценность вещей. Если бы такой презент младший Майклсон преподнес кому-нибудь еще, то вряд ли этот «кто-то» оценил бы по достоинству подаренный «трофей». Впрочем, это лишь до первого укуса Клауса. Как только яд оборотня вступил бы в свою истинную силу, а затем бы, произошла демонстрация чудодейственного препарата… Реакция бы поменялась в точности, да наоборот. Кола начали бы боготворить. В конце концов, ему лишний повод не помешает, чтобы попробовать пролить кровь родственничка. Самой то семейке древних это «лекарство» было ни к чему. Они от укусов доставучего Ника смертельно не страдали. Максимум, существовала опасность для других. Ведь, другие бонусы вступали в силу. Майклсоны и без того были опасны. А в бреду еще и не подконтрольны.
- С этим трудно поспорить, – кивая головой, соглашается молодой человек. Не так часто встретишь женщину, которая умеет правильно льстить и не краснеть при этом. Хотя, в хоте сегодняшнего разговора уже можно точно утверждать: список вещей, которая способна делать Кэтрин, при этом безо всякого смущения – намного обширен. А даже, если это и не лесть была, то все-равно приятно. Похоже, что собеседница решила по полной программе «умаслить» древнего. Ему ничего не остается, как «плыть по течению и получать заслуженное наслаждение после долгого простоя, пусть и словесное».
Он даже не стал спрашивать, откуда у нее инфорамация о его текущем положении. Видно же, что девушка основательно подготовилась. Как следует изучила его персональное дело. Прикинула все риски и только тогда, решила выйти на арену собственной персоной. Да и не заботит Кола осведомленность двойника. Ясное же дело, что она пока никак не собирается использовать полученные данные против него. Они на этапе переговоров, пытаются договориться. Каждый настроен позитивно в отношении другого. У них есть общий недоброжелатель, которого они предпочли бы вычеркнуть из своей жизни. А наличие родственных связей, младшего Майклсона никак не смущало. Свобода была намного слаще.
- Знаешь, я и правда, давненько не был в Новом Орлеане. Со времен того чертового рождества. Будет полезным узнать, как там дела обстоят. Разумеется, меня интересует по большей части сторона ведьм, – поясняет любитель помахать битой. О чем-то большем говорить сейчас было бессмысленно. Ему нужно было попасть в собственное «уютное гнездышко», что надежно защищено кровной связью ведьм Клэр. Ох, не стоило злить Мэри-Элис. Самоуверенность, это не всегда хорошо.
История обращения Кэтрин оказалась воистину захватывающая. Первородный с большим интересом прилип к данному рассказу. Здесь было абсолютно все. История неразделенной любви, злодеи и герои. Опасность, смерть, риск. А концовочка, так и вовсе огонь. Ему нравилось, когда ключевых фигур подобных рассказов оставляли в дураках. А учитывая, что здесь Клаус так и не смог получить желаемое, то как не порадоваться за эту удачливую беглянку?
А ты не промах. Я даже немного восхищаюсь твоей решительностью. Сообразительность тоже на высоте.
- Деймон Сальваторе? Серьезно? – с удивлением подмечает Кол. Честно говоря, ни один из братьев Сальваторе не впечатлил его достаточно сильно, когда они встретились впервые. Однако, именно старший из братьев запал ему в душу. Посему, когда он вновь услышал имя «своего будущего и еще одного лучшего друга», то поверить во что-то такое крайне сложно. Ему дела нет до этой Роуз с ее дружком. И все-таки, они были старше самой Кэтрин, следовательно, Сальваторе никак не мог одолеть вампира в одиночку.
Ха, да ему просто повезло, наверное… Дуракам всегда везет.
- А мне тоже нравится быть вампиром. Но еще, я бы хотел вернуть возможность колдовать. Тогда, ни у кого в моей семейки не хватило бы духу вонзить в меня кинжал, – не то, чтобы младший Майклсон совсем потерял возможность колдовать. Однако, использование «посредников» не давало ему того удовлетворения, которое он испытывал, накладывая чары самостоятельно. Зачастую, вампир позволял себе использовать магию не только в необходимых целях. Поиграться он тоже любил.
- И что этим Гилбертам спокойно на месте не сидится? Вечно тянет куда-нибудь влипнуть. Что ж, если ты готова поучаствовать в этой небольшой авантюре, то пойдем выручать этих идиотов. Жаль, мне светиться пока нельзя, я бы там всех поубивал, – жажда к веселью и убийствам у Кола нельзя было отнять. В этом понимании, они с Клаусом были по-родственному похожи. Только гибрид убивал из-за предательств и недотраха, а вампир – исключительно ради веселья и суматохи. Нравился ему этот небольшой хаос вокруг. Однако, сейчас, молодой человек был несколько ограничен в своих действиях. Светиться было нельзя. Достаточно убить одного первородного, чтобы умерли все. А жить то, ой как хотелось!
Интересная программа у нас получается.

+1

20

Первородный, как ей кажется, искренне интересуется происходящим. Кэтрин не спешит отвечать на его вопросы, по крайней мере пока не услышит ответ на своё предложение. Но когда согласие на квест «Завоевание доверия Джереми Гилберта» получает, то любезно делится интересовавшей Кола информацией, тем более что есть у неё любопытные сведения, о которых братец Гибрида узнать захочет. Да и любопытно, как он ей в перспективе распорядится.
—Полицейский участок в пятнадцати минутах отсюда, – произносит шатенка. — Этого хватит, чтобы рассказать тебе о заварушке в Новом Орлеане, – поднимаясь с высокого барного табурета продолжает Петрова. Умопомрачительная история будет просто охренеть какая умопомрачительная. Тем более что очередной запасной план по отправлению Клауса в мир иной всё равно так или иначе связан с «родиной джаза». Город был его детищем, а значит и его слабостью. Наверняка там могут отыскаться подсказки к тому, как его уничтожить. —Сейчас им по сути правит Марсель Жерар, – толкая дверь Roosevelt Bar и выходя на улицу, начинает вампирша. — Не удивлюсь, если вы с ним были знакомы, — насколько близко она не знает, но сейчас это для неё это не важно. Пока есть проблемы понасущнее. Но ближе к делу Катерина обязательно выяснит, какие отношения связывают самопровозглашенного короля города с каждым из Майклсонов. Быть может, если повезёт, Кол расскажет о них поподробнее. Ну а если нет, придётся добывать сведения по старинке. Словом, она получит их в любом случае. Так или иначе. —У него под опекой молодая ведьмочка, с помощью которой он сумел прижать к ногтю всех, кто практикует в квартале магию. И да, это можно провернуть с помощью одной единственной девочки-подростка, если та оказалась четвертой в ритуале Жатвы и не была принесена в жертву, вобрав в себя силу тех, кому глотки перерезать успели, — на деталях останавливаться нет смысла, ведь бывшему ведьмаку должно быть известно о подобных церемониях несравнимо больше, чем ей. —Её зовут Давина Клэр, – вряд ли это имя что-нибудь скажет Колу, но вот фамилия может оказаться знакомой. Кэтрин повезло спасти ведьму Беннет однажды, и та поклялась служить ей, если вампирша согласится оберегать их род от опасностей впредь. Петровой в то время такой контракт был лишком выгоден, чтобы от него отказываться. В конечном итоге свалившуюся на неё возможность она сумела использовать по полной. Нашла способ вынудить служительниц природы служить ей, а не становиться вечной их должницей (ведь обычно именно так и получалось). Заполучить себе в рабство одного из Первородных – затея опасная, но риска определённо стоит. Она бы, пожалуй, попробовала, окажись на месте служительницы природы. Исключать возможность того, что кто-то подумал схожим образом нельзя. И почему бы этим кем-то не быть родом из Нового Орлеана? —Всё может кончиться скверно, по крайней мере, так мне сказали, – вышагивая по тротуару, роняет вампирша. Колдун конечно же очень примерно обрисовал масштаб катастрофы, но этого вполне хватало. —Не хочу тебя расстраивать, но, если рассчитываешь на помощь кого-то из этого города, придётся пересмотреть свои планы, – пожимая плечами, произносит Катерина. —У них в ближайшее время не будет времени разбираться с личной вендеттой. Даже с твоей, – даже если объектом мести будет великий, ужасный и единственный в своем роде первый в истории гибрид. —Хотя, если город начнёт проваливаться в ад, хорошо бы Клаус примчался его спасать и канул в Лету месте с ним, – усмехается шатенка, заворачивая за угол. —Но вряд ли нам так крупно повезёт, – потому что никому и никогда такого счастья не привалит. За всё нужно платить. По счетам самой мисс Пирс, впрочем, всегда платит кто-то другой. И даже ради того, чтобы избавиться от Первородного психа, изменять своим принципам она не намерена. У неё было несколько прекрасных кандидатов на роль козлов отпущения, которые, за редким исключением, очень кстати не покидают пределов Мистик Фоллс. Джереми, пожалуй, единственный, кто отважился. Но и то лишь после внушения.
Стоило сказать, что она не понимала, почему большинство обитателей этого захолустья не уезжает из него сразу, как только возможность предоставляется. Странно это, особенно когда мест, где можно развернуться так много. Очарование провинций для Кэтрин было лишь в одном – там можно спрятаться. Внушаешь этой большой коммуне быть тебе другом, отваживать любопытных приезжих от их уютного маленького рая, оголять шею или запястье по первому требованию – и вуаля! Отличное место, чтобы отсидеться. Но чтобы жить? Нет уж. Даже не окажись она на чемоданах, вряд ли согласилась бы прозябать в заштатном городишке. Петровой всегда было нужно много места. Она могла принудить себя задержать дыхание, когда речь шла о сохранении её драгоценной шкурки, но не перестать дышать окончательно.
—Ты мог бы позаимствовать тело какого-нибудь ведьмака и колдовать, – до еста назначения еще больше десяти минут, есть время дать дельный совет. — Найди какого-нибудь идиота, которому нет дела до его дара и просто займи его место, — таких, к слову, полно, искать долго не придётся. —Клаус всё время прыгал в чужие тела, пока окончательно не полюбил своё собственное, которое теперь может трансформироваться в волка.

Отредактировано Katherine Pierce (Вс, 16 Май 2021 00:56:16)

+1

21

Кто бы мог подумать о том, что первородный вампир заполучит информацию, о которой и думать не смел. О Новом Орлеане с ним вообще никто не говорил с момента, как его «разбудили» от многовекового сна. Казалось, что его сводному братцу настолько запал этот мелкий городишка, что тот и думать забыл про город, что построила семья древних вампиров. Конечно, ведь там за ними охотился отец (за Клаусом, если быть точнее) и решил сжечь к херам наследие своего выродка. Жаль, город был весьма хорош. Если подумать, то Кол с удовольствием бы отдал своего нерадивого братца папане, чтобы, наконец, заполучить долгожданную свободу. Ему надоело, что Ребекка и Элайджа везде следуют за волей Ника. Можно подумать, он там самый обиженный был. Как выяснилось позже, на руках первородного гибрида была не только кровь Хенрика. Этими же руками он родную мать в могилу загнал. О чем вообще с таким говорить?
- Марсель? Он выжил? – последний вопрос был задан скорее в риторическом контексте. Как бы хороша не была Кэтрин Пирс, она не могла знать всех ответов. Тем более, Марселус ей был вообще ни с руки. Все семейство позабыло о мальчишке, посчитав, что в том великом пожаре, устроенным Майклом, выжить было невозможно. Однако, этот хитрый раб тоже успел отличиться. Сумев сохранить собственную жизнь, не поспешил воссоединяться с горе-родственничками.
Решил взять все в свои руки?
Кол его не осуждает. На его месте поступил бы точно так же. К чему этот лишний «балласт?» Любитель поиграть в бейсбол и сам строит планы, относительного того, как бы сбросить «лишний груз с плеч».
Прямого ответа о знакомстве с Жераром не последовало. Он был и не нужен. Уже хватило и того, что интонация первородного говорила сама за себя. Да, они были знакомы. Однако, в природу их знакомства вдаваться не хотелось. Что толку, если новая знакомая узнает о том, что его «дядя» пытался приучить темнокожего пацана к искусству, используя самые продвинутые методы на тот момент? Никакой теории, сплошная практика с настоящими актерами и смертями.
Обидно, что его попыток «внести вклад» в воспитание детей никто не смог оценить по достоинству. Но еще больше обидно было от того, что Клаус предпочел этого раба своему брату, отправив последнего в очередную «спячку». Ничего удивительного. Просто один бастард спас другого.
С помощью одной девчонки?
Поначалу, к этой информации Майклсон отнесся со скепсисом. В магических делах он шарит, потому примерно прикидывает, что к чему. В Новом Орлеане сосредоточены целые ковены. Невозможно подмять под себя совершенно всех. А потом звучит объяснение. Ритуал жатвы. Ну, конечно.
- Подобный носитель не сможет сдерживать такое количество магии в себе. Она сама из-за себя пострадает, даже не зная об этом. А этот идиот ее еще и эксплуатирует, – больше всего на свете Кол не любил, когда вампирские отродья пытались манипулировать хранителями баланса и природы. Да, он сам являлся созданием ночи, но в прошлой жизни был ведьмаком. Понимает, что такое магия. Среди колдунов и ведьм он ищет сторонников и обмен опытом, а не очевидное рабство.
Давина Клэр... Потомок Мэри-Элис Клэр?
С ведьмами из рода Клэр – у Кола личная история. Это тот случай, когда нельзя быть настолько красивым и обаятельным. А еще, лучше не злить женщин, потому что они могут быть крайне суровы, если их сердце разбито.
- Если им дать достойный стимул, то они найдут свободную минутку в своем плотном графике, – вампир обворожительно улыбнулся, шагая вместе с девушкой. Он скорее намекал на то, что от них не требуется полноценного участия или даже пребывания. Ему нужна была только кровь определенного рода, но об этом говорить еще рано. Нужно разбираться с делами насущными. Некомфортно, когда можно убить всех первородных одним махом. Тем более, когда у тебя даже нет выбора и способа постоять за свою жизнь.
- Клауса заманить будет не трудно. С такой-то информацией. Только нужно время подгадать правильное, -  не было никаких сомнений в том, что данные о Марселе Жераре непременно заинтересуют такого, как Ник. Новость о том, что названый сын предпочел власть «отцовским узам» сильно ударит по самолюбию первородного гибрида. Тот сразу же отправиться в город неоновых вывесок, чтобы во всем разобраться. Однако, пока отправлять братца туда рановато. Козыри лучше придержать.
- Все не так просто. Не каждый колдун или ведьма могут выдержать наше "присутствие". Поиски займут какое-то время. Но за совет спасибо, я все-равно им воспользуюсь. Кстати, какой у нас план? Сыграешь его старшую сестру?

+1

22

Вампирша одарила своего сегодняшнего подельника красноречивым взглядом, в котором читалась мрачная уверенность в жизнеспособности Марселя. Выкормыш бывшего короля Нового Орлеана усвоил тот курс выживания, что Никлаус ему преподал, в этом можно не сомневаться. И, разумеется, Жерар впитал и уроки эффективного менеджмента в стиле императора Нерона. Дорвавшись до власти, бывший раб заставил город вспоминать почти с ностальгией те времена, когда в городе на болотах царствовал гибрид. Ученик превзошел учителя, но, увы, только в уровне идиотизма. Слова Кола это подтверждают, а значит Давина Клэр может не выйти живой из всей это заварушки. Петрова ощущает глухое раздражение и досаду, стоит этой перспективе замаячить на горизонте. Какие счеты у Вселенной с шатенками, которых непременно должны пустить в расход ради Майклсонов и их прихвостней? Из-за древних проклятий, братско-сестринских разборок и непрекращающегося перетягивания одеяла между Ником, Ребеккой и Элайджей почему-то постоянно гибнут не имевшие к чокнутому семейству никакого отношения. Елену ей, конечно, совсем не жаль – раз уж та шла на заклание покорно, словно овечка, то пусть уже упокоится. А вот ведьмочка под крылом Марселя – совсем другое дело. По её сведениям, девочка, как и сама мисс Пирс, была бойцом, то есть как минимум не заслуживала становиться еще одной жертвой психоза кого бы то ни было из Первородных. Можно даже сказать, что Давина была вампирше симпатична. Не настолько, чтобы бросаться в логово Жерара и вызволять её, но в достаточной мере, чтобы почувствовать несправедливость за судьбу девушки, которой она не хотела и уж точно не выбирала. Жалеть, ввязывать в безнадежные квесты, пытаясь спасти всех, кого можно и нельзя – удел Елены Гилберт, а она предпочитает переплавлять эмоции в стимул поскорее покончить с причиной всех несчастий. 
—Чем смогу помогу, – произносит шатенка, сворачивая в проулок, чтобы срезать путь к полицейскому участку. Поспособствует она только если получит более точную информацию, увидит свои выгоды и не заинтересуется чем-то более перспективное. Заманить Клауса в Новый Орлеан и сделать так, чтобы город пожрал своего создателя, соблазнительно, что греха таить, но пока никаких реальных предпосылок к такому развитию событий нет. Разве что предпосылки к предпосылкам, а этого ей недостаточно. Колу, скорее всего, тоже. А вот поиски подходящего колдуна могут значительно сократиться, если та психушка для сошедших с ума служителей природы в Новом Орлеане всё ещё функционирует. Там полно весьма интересных экземпляров, туда даже однажды попала один из потомков Эмили Беннет. Девчонку пришлось вытаскивать из-за обещания, которым ведьма связала её.  Там кого только не обнаружишь. Хорошее место. Сломанные люди со сверхъественными способностями оказываются куда разумнее многих прочих, да к тому же знают толк в веселье. С несколькими из них Катерине удалось найти общий язык, и они отлично покутили. Ревущие двадцатые было отличным временем.
—Я предпочитаю не претворяться Еленой, если можно обойтись без этого, – на своего унылого, тошнотворного двойника, у неё аллергия, притом совершенно обоснованная. Её бледная копия просто создана для роли жертвы, вот только каким-то чудом смерть постоянно обходит её стороной, в очередной раз взяв взамен чью-то чужую жизнь. Пожертвовать оной ради неё отчего-то готовы многие. И это бесит куда больше, чем оленьи глаза и полное отсутствие стиля. —Мы дождемся копа, который задержал какого-нибудь неправильно припарковавшегося идиота, после чего вежливо попросим его отправляться и дальше патрулировать улицы, охраняя покой граждан. А дальше обработаем арестованного, дабы он покаялся в каком-нибудь незначительном преступлении и признался, что ты его героически задержал. Только не переборщи с преступлением, столица Колорадо все же приличное место, – наконец-то они добираются до приземистого здания полиции. Мисс Пирс останавливается в слепой зоне, где камеры не смогут их засечь. —Если к этому времени Джереми не услышит и не опознает твой голос, продефилируй мимо камер, окликни, если понадобится, в общем, обрати на себя внимание. А потом либо умыкни, пока они буду заняты тем беднягой, которого ты им привел, либо потребуй оплаты твоего геройства освобождением Гилберта младшего, – очень вовремя подъезжает патрульная машина, и на пассажирском сидении за решеткой кто-то монотонно и нудно пытается объяснить стражу правопорядка собственную невиновность. —Твой выход, – усмехается Кэтрин. — За твой шанс сблизиться с Джереми я рассчитываю на полезную информацию, которую пацан ненароком выболтает. Идёт?

+1

23

Кол и подумать не мог, что встреча с двойником, внешне похожим на Елену сможет так все здорово перевернуть. Он любил красивых женщин, как и многие мужчины, но горьким опытом расплатился за то, чтобы усвоить очередной грустный урок о доверии. В последний раз, его предала родная сестра. Она была очень симпатичной девушкой, отчаянно искавшей любви. И если судить по тому, сколько у нее было половых партнеров со времен ее «воскрешения», блондинка была очень упертой, чем Кол не брезговал пользоваться для своих жёстких шуточек.
И все же, Кэтрин была гонцом, которого не хотелось убивать. Ведь, она для него принесла очень благие вести, которые он, непременно использует против собственной семейки. Такими козырями «разбрасываться» нельзя. А это из общее настроение к первородному гибриду, только укрепляло «цепи сотрудничества». По традиции, у вампиров принято спать друг с другом, чтобы окончательно закрепить результат. И младший Майклсон воспользовался бы данным удобным случаем с удовольствием, если бы не преследовал собственные более важные мотивы. Все-таки, он отдавал предпочтение чувствам, а не скоротечным интрижкам. И именно чувства приведут его к победе, так что можно пожертвовать единичным случаем удовольствия, хоть и грешно отрицать обоюдную симпатию между этими двумя вампирами.
- А я надолго в долгу не останусь, – отвечает первородный, намекая, что сотрудничество с ним – вещь крайне выгодная. И такую возможность упускать непростительно. Есть же древняя (как сам Кол) поговорка: не имей сто друзей, но имей одного древнего вампира. Контекст весьма двоякий получается, но на древнем утерянном языке, данное мудрое высказывание звучит куда привлекательнее.
- Что ж, я это вполне могу понять. Думаю, если бы кто-то существовал на меня похожий, я бы тоже от него избавился. Зачем бледной копии порочить неповторимый оригинал, верно? – экс-ведьмак прекрасно понимал, что сейчас испытывает его новая знакомая. Хоть ему было уже за тысячу лет, но Ник его постоянно отправлял на отдых, фигурально выражаясь, так что, немолодой человек не успел окончательно поехать своей головой, как это произошло с остальным семейством. Они все были под влиянием параноидального гибрида, боялись поперек слово вставить. В противном случае, их ждала та же участь, что и того самого парня, начинавшего проникаться любовью к бейсболу.
С Финном произошла совершенно обратная ситуация. Его в заточении «передержали». Девять сотен лет без общения и секса, сделали этого первородного нытика еще более невыносимым. Он при жизни то искал материнской заботы и любви, то с обретением бессмертия, все это усилилось настолько, что тот готов был полностью подчиниться своей матери. Вот же, чертов подхалим. А если бы научился самостоятельной жизни, проникся вампирской сущностью, ночной жизнью – пел бы совершенно иные песни. Ладно, может быть, для него еще не все потеряно.
Исходя из этого, можно определить, что Колу повезло. Ему досталась «золотая середина маринования», хотя он тоже крайне неодобрительно относился к своему брату-бастарду, когда тот его временами оживлял от скуки или непонимания со стороны других членов семьи. И все же, бурный нрав был не по душе ему. Да и был случай, когда тот и вовсе предпочел своего названного сына. Вот будет потеха сообщить горе-отцу, что его приемный сын не только жив и здоров, но и прибрал к рукам город, который они все когда-то построили.
План новой знакомой был довольно неплох. Неудивительно, что ей удавалось скрываться от древнего тирана столько лет. В составлении стратегий, Кэтрин могла бы составить конкуренцию самому великому Никлаусу. Только тот, скорее, удавится, ежели признает между собой и девушкой паритет. Братец не умеет признавать поражений и достойных противников. Ему проще уничтожить половину населения Земли, чем принять очевидное и невероятное. Была только маленькая загвоздка. Кол еще не освоился в современном мире достаточно, чтобы определить какие нынче преступления нормальные, а какие – нет.
Интересно, оргии устраивать можно или нет? Раньше к этому относились спокойно.
Они приблизились к участку, скрылись в «слепой зоне» камер. Сообщница правила краткий инструктаж, после чего они дождались нужной патрульной машины. Дальше оставалось действовать Майклсону.
- Договорились, – утвердительно кивнув, немолодой человек подбежал к патрульной машине, постучав в окно. Когда то опустилось, спокойный ровный голос приказал.
- Отдай этого парня мне, а сам поезжай дальше, – служитель закона подчинился, вылез из машины, чтобы достать «преступника».
- Что?! Какого хрена тут происходит?! – возмущенно и непонимающе отреагировала «жертва системы», но едва она оказалась в руках Майклсона, тот его мигом приструнил, заставим смотреть себе в глаза.
- Ты пытался устроить оргию в общественном месте. А я тебя вовремя остановил. Тебе стало очень стыдно за свой поступок, и ты решил очистить свою совесть чистосердечным признанием, – когда цель была обработана, они направились в полицейский участок. Там Кол отдал пойманного преступника, после чего договорился с офицером об освобождении Гилберта младшего, выводя его на свежий воздух.
- Кол, что ты тут делаешь?
- А ты кого ожидал увидеть? Елену? Не мог же я бросить своего лучшего друга в беде. Угораздило же тебя связаться не с той женщиной... Моя получше будет.

+1

24

Жребий брошен, рубикон перейдён, враг её врага стал её другом и вот это всё прочее. Насколько долго продлится их сотрудничество, покажет время. Понятно, что это не навсегда: создания ночи живут очень долго, а обстоятельства порой меняются стремительно, вынуждая менять стороны и расторгать союзы. Впрочем, о том, чтобы кидать ещё одного Майклсона, не могло быть и речи, хватит с неё обиженных Элайджи и Никлауса, от которых пришлось убегать пять столетий. Мисс Пирс прекрасно понимает – везение отнюдь не вечно и испытывать судьбу не собирается. К счастью, у неё есть план. У неё всегда есть план. В правом кармане стильной куртки хранится очень любопытная вещица, с помощью которой можно будет выведать кое-что о кровных линиях.
«Отлично справился», — буквально через несколько минут ожидания, в течении которых Катерина напряженно вслушивалась во все, что творится в полицейском участке, Джереми оказывается на свободе. В слепой зоне, где камеры не смогут засечь всего того интересно, что вот-вот случится, их уже поджидает Петрова. 
—Привет, малыш Гилберт, — раздаётся за его спиной. Пацан вздрагивает и оборачивается, нос к носу сталкиваясь с хищно ухмылявшейся вампиршей. Он судорожно хватается за своё запястье, но не найдя на нём браслета с вербеной, нервно сглатывает. Фамильный перстень, доставшийся от Джона, тоже пропал. —Вот это ищешь? — демонстрируя побрякушки, мгновение спустя исчезнувшие в её левом кармане, интересуется шатенка. Глаза её наливаются кровью, она оскаливается, обнажая клыки и впивается в шею юноши. Ей нужен всего лишь глоток, чтобы удостовериться в отсутствии вербены в организме. Мерзкого привкуса, от которого горчит кровь, она не ощущает. Багровые реки чисты, как слёзы новорожденного младенца. Видимо, Елена оказалась настолько идиоткой, что забыла попросить братьев Сальваторе внушить её брату продолжать принимать действительно полезную траву, а не ту, что младший братец предпочитает и тянет в рот чаще, чем следовало бы. Ну, конечно, вампиры же обитают исключительно в Мистик Фоллс, а во всем остальном мире их нигде не встретишь. Всё же в голове у двойника какой-то кисель, а не мозги.
—Позволь ему уйти, ладно? — Джереми, тем временем, собрав всю свою храбрость в кулак, пытается выторговать жизнь своего кореша. Проблемы с головой, видимо, у всех Гилбертов наблюдаются. —Тебе нужен я, а не он, — Кэтрин едва сдерживает смех, наблюдая за тем, как мальчик смелеет и пытается играть во взрослые игры. Когда-нибудь для него всё очень плохо закончится. И никакое кольцо его не спасёт.
—Ты даже не представляешь, насколько сейчас неправ, — произносит Кэтрин, вытаскивая из кармана куртки дешевый кулон, сорванный с шеи Роуз, пытавшейся выследить и убить вероломную сучку, из-за которой они с Тревором вынуждены скрываться. Сувенир пришлось прихватить, дабы создательница передумала мстить и случайно никому не проболталась, что Петрова выжила во время вампирской облавы, случившейся в Мистик Фоллс в 1864 году. У шатенки в начале двадцать первого века в услужении была очередная ведьма Беннет, притом довольно могущественная и без особых моральных принципов. Стоило только попросить, и служительница природы наколдовала этим двоим столько проблем, что они носа не казали из своих бункеров целое десятилетие. Что поделать, так бывает, когда просыпаешься под завывание полицейских сирен, ничего не помня о случившемся накануне, да ещё и в компании кучи обескровленных трупов. После этого из искала вся полиция штата. Забуриться им пришлось глубоко. Стоило бы там и оставаться. Глядишь могли бы выжить, не пожелай получить прощение Клауса, предоставив ему столь желанного двойника.  —Уверена, Колу тоже будет интересно, кто обратил нашу общую знакомую, — усмехается мисс Пирс. — Он – тоже вампир, — зловещим шепотом добавляет она. Потому что малыш Гилберт вполне возможно до сих пор этого не понял… а точки над «i» давно пора расставить. — Кстати, если Розмари будет неразговорчивой, напомни, кто устроил ей веселую жизнь в начале двухтысячных. И если она думает, будто на том свете сможет укрыться, можешь уверить её, что она глубоко ошибается.
Джереми судорожно сглатывает, сжимая в ладони кулон, дабы отыскать старую знакомую и допросить её. Контакт установить удаётся довольно быстро.
—Она говорит: «Гори в аду, тварь», — угрюмо докладывает пацан.
—Да, да, я тоже рада её «видеть», — отмахивается Катерина. — Так кто именно её обратил? Пусть назовёт имя.
—Она говорит: «Не твоё собачье дело, лживая мразь».
—Скажи, Роуз, ты уже успела познакомиться с Майклом? — невозмутимо интересуется мисс Пирс. —Верно, с тем самым Майклом. Мы можем устроить тебе с ним незабываемое рандеву.
—Она говорит: «Пошла ты со своими угрозами. Его здесь уже нет».
А вот это интересно. Шатенка переглядывается с Колом, который успел доказать, что неплохо разбирается в магии.
—Что это значит? — спрашивает вампирша. —Как его может не быть на той стороне, если он мёртв? — очень просто на самом деле. В магии полно лазеек. Об этом не раз говорили даже ведьмы Беннет. — То есть его либо собираются вернуть, либо уже вернули, так? А это значит он непременно захочет закончить начатое, — что грозит вампирам серьезными проблемами. Особенно сейчас, когда Первородные связаны.
—Она говорит, что у вас похоже неприятности, ребята, — встревает Гилберт.
—Ещё чего, — презрительно фыркает Кэтрин. —Напомнить тебе, что лучшая подружка твоей сестры – вампир? Как и оба Сальваторе. В твоих интересах поразить Роуз своим щенячьим взглядом и уговорить её выдать имя того, кто её обратил. Тогда все дорогие Елене вампиры  останутся живы, и её бедное сердце не будет разбито. А я тебе гарантирую, что в противном случае оно будет разбито, потому что брата она тоже лишится. Мне ведь ничего не мешает обратить тебя в вампира, малыш Гилберт? — плотоядно ухмыляется Катерина.
Джереми смотрит куда-то в пустоту и спустя несколько мгновений пустота наконец отвечает.
—Мэри Портер.

+1

25

Очень важно сохранять интригу для Джереми Гилберта. Поэтому, Кол не рисковал использовать свои вампирские примочки в его присутствии. Да, даже, если правда и будет вскрыта, то лишь наполовину. Будущему охотнику не обязательно знать, что любитель бейсбола принадлежит к семье первородных. Немолодой исторически человек горд за то, что является Майклсоном, несмотря на обстоятельства, подмочившую его фамилию, дарованную отцом.
Наблюдатель из древнего тоже неплохой. Раз уж он решил пока никак себя не проявлять, то нужно было заняться исследованием. Наблюдение и анализ. Он следил за ситуацией, что стремительно развивалась. Кэтрин оказалась довольно способной вампиршей с легкой рукой. Забрать важные вещи у Джереми, словно по волшебству. Что она еще умеет вытворять своими ювелирными ручками?
Похоже, эти два идиота упустили довольно интересный экземпляр.
В отличие от своих старших братьев, Кол бы поступил иначе. Бастарду не хватило терпения и он обосрался. Мистер «Правильность» не смог убедить брата в собственных взглядах, оставшись ни с чем. Майклсон никогда не поверит, что не было иного выхода. Такой есть всегда. Уж он то это точно знает. Другое дело, какую цену придется заплатить. Но зачем довольствоваться малым, если можно убить двух зайцев сразу? Получить желаемое, сохранить жизнь девушке. Или братья боялись, что при таком раскладе не смогут договориться? Могли бы об этом не переживать. Судьба очень жестока, порой. Вероятнее всего, Кэтрин выбрала бы третьего брата. У них ведь даже имена начинались на одну букву. Но что сделано, то сделано.
Если мне попадется какая-нибудь симпапулька, которой грозит смерть, то я лучше поступлю по-своему. Впрочем, как и всегда.
Насчет жизни своего лучшего друга, Кол ни капли не переживал, стоило его напарнице обнажить свои клыки и впиться в юношу. У них ведь договор. Складывается очевидно многообещающий союз. Без доверия здесь нельзя было обойтись. Чужую жизнь доверить этой темноволосой девушке проблемой не было. Может быть, однажды, сможет и свою.
А то как будущий охотник братства пытался отстоять жизнь Майклсона, это было даже приятно. Редко кто заботился о подобных мелочах. Любитель бейсбола находился в семье эгоистов. Да, вампир и сам таковым являлся. Однако, все внимание на себя перетягивал Ник, как обычно. Вечно обделенный, вечно недолюбленный.
Кажется, сейчас начнутся спойлеры...
Во всяком случае, такие мысли появились не просто так. Контекст обязывал к чему-то такому. Все это время, первородный ни коим образом не вмешивался в беседу между Джереми и Кэтрин, просто стоя рядом, слушая тему их разговора. Но когда речь встала о кровных линиях и его «каминг ауте», то тут без парочки слов обойтись было нельзя.
- В прошлом, вполне успешный ведьмак, кстати. Как улучшенная версия Бонни.
Только не шоколадный и без сисек.
Не то, чтобы Майклсон пытался набивать себе цену сейчас, но пару дополнительных очков – почему бы и не получить.
Дальнейшее развитие событий стало походить на какую-то комедию. Очевидно, что Джереми связался с кем-то из тех, кто уже успел покинуть мир живых. И судя по словам, который этот призрак выбирал – у них с Пирс была вражда. Давняя и весьма серьезная.
Впервые за долгие годы, первородный услышал имя собственного отца. В семействе Майклсонов (точнее того, что от него осталось), данное имя не упоминалось вовсе. Клаус боялся своего ненастоящего отца. Кола он боялся прилично меньше, но опасение было. Сам же самый младший из семейства по мужской линии из ныне живущих подобных чувств не испытывал. Отцу нужен был только Ник. Остальных детей он не прекращал любить. Он и обратил то их на принудительной основе только ради защиты. Хотел уберечь своих дорогих кровиночек от участи, что настигла Хенрика.
- Что планируешь делать с этой информацией? Кажется, мне необходимо найти отца раньше, чем тот доберется до своего любимого сына, если ты понимаешь... Он знать не знает, что сейчас мы связаны с ним. Хотя, может быть получиться разорвать эту связь раньше, – но все-равно даже этот исход никак не вписывался в то, что хотел устроить старшему сводному брату Кол.
- Думаю, нам стоит закругляться. Что скажешь? - с этими словами, Майклсон обвивает своих спутников двумя руками в районе шеи, притягивая тех поближе к себе, улыбаясь, в готовности сваливать отсюда. Его настроение только что стало значительно лучше после тех новостей, что донесли из мира мертвецов.

+1

26

—Не так уж сложно, верно, малыш Гилберт? — констатирует вампирша. И почему нельзя просто пропустить эту часть с провальными попытками в геройство? Как будто не понятно, чем всё закончится… Кэтрин умеет добиваться своего – это могут подтвердить облапошенные за пять веков идиоты, которые и поумнее, и поопаснее младшего братца Елены. Он, к слову, попытался было ответить или возразить шатенке, но Кол, очевидно приободрённый новостями с того света, неожиданно сгрёб его и мисс Пирс в объятия. От любого другого Первородного такое проявление эмоций не сулило бы ничего хорошего, но этот, кажется, был очень доволен складывающейся ситуацией.
—Мы почти закончили, — Петрова, словно в танце выскальзывает из кольца чужих рук, но отстраняться не спешит, лишь игриво чиркнув указательным пальцем по ямочке на подбородке Майклсона. —Полагаю, что именно Джереми должен запомнить о том, как прошёл его сегодняшний день, ты возьмешь на себя, — предлагает Катерина, доставая из кармана брюк смартфон. А ей, тем временем, придётся потратить некоторое время на раздачу весьма ценных указаний для миньонов. Невежливо заставлять их ждать, раз уж они в прямом смысле готовы сделать ради неё всё, что угодно. Великие дела не ждут! —Развлекайтесь, мальчики, — усмехаясь произносит вампирша, бросив младшему брату Елены его побрякушку. Пусть и дальше будет уверен, что кольцо возвратит его в мир подлунный, если его убьёт сверхъественное существо. Конечно, магические свойства перстня именно таковы, и оно подействует согласно воле, заколдовавшей его таким образом ведьмы… Вот только костыли, которыми по сути являются все эти магические штучки, помогают лишь тем, у кого мозги есть правильно ими распорядиться. Наличие извилин у Гилбертов по-прежнему не наблюдается, но хотя бы реакция хорошая – Джереми сумел поймать свою драгоценную семейную реликвию. Может он и не безнадёжен… Впрочем, какая разница. Им всем можно даже не пытаться спать спокойно, пока они не найдут способ разделаться с их общим знакомым психопатом. Обогнув полицейский участок и уже вовсю рассылая сообщения подельникам, шатенка даёт возможность Первородному внушить будущему охотнику, всё, что тот сочтёт необходимым. Что и говорить, этот способ обзаводиться новыми лучшими друзьями сильно недооценён. И очень зря, учитывая значительную экономию времени и нервов.
—Я бы не стала рассчитывать на неосведомлённость Майкла, — обернувшись произносит мисс Пирс. Кол уже управился со своей задачей, но оставалась ещё одна проблема и с её решением лучше определиться сейчас. Мэри гораздо старше Петровой, а значит и гораздо сильнее. Не говоря уж о том, что собственное логово где-то в глуши на границе двух штатов она прекрасно знает, и это ещё одно её преимущество. —У вампиров, живущих достаточно долго, рано или поздно появляются весьма полезные знакомые и способности у них прямо скажем впечатляющие, — самым ценным, что только можно приобрести за века, оказываются совсем не деньги и не власть (или за чем там ещё всю свою короткую жизнь гоняются люди), а связи. Наиболее ценные знакомства – единственное, что стоит преумножать. Это шатенка поняла довольно быстро и успела убедиться в правильности подобного рода инвестиций. Оные, в отличие от множества самых разных вещей, никогда не обесценивались. даже после своей смерти, что в двойне удивительно. —Таковыми наверняка и твой отец обзавёлся, — учитывая их семейную историю это более чем вероятно. Кэтрин не особенно удивится, если выяснит, что информацией о происходящем его снабжает собственная супруга, по совместительству та самая ведьма, что создала первых созданий ночи. Обрывков информации хватило, чтобы сложить два и два. Полунамёки лорда Никлауса, откровения Элайджи, полученная от Кола информация, а также пара-тройка фактов от Сальваторе и компании сделали общую картину чётче. Хреновее, чем она ожидала, но чётче. Впрочем, когда было по-другому? — Хотя, есть и исключение из этого правила… Мэри Портер, например, по-прежнему отшельница, — о самой преданной фанатке Первородных ходили разные слухи. Она была по-своему близка с каждым из Майклсонов, что в итоге её сделало именно такой, какой она стала. Во-первых, слегка чокнутой. Во-вторых, бедняжка была наглядным примером того, что вампиром стоит становиться отнюдь не каждому. С ней знакомили каждого слишком уж рьяно жаждущего стать созданием ночи. Чтобы наглядно продемонстрировать как он или она может слететь с катушек по прошествии семи веков… многие покидали её дом с намерением прожить свою короткую человеческую жизнь, но сохранить рассудок. Хотя и не все… — Но кто её обратил она вряд ли забыла. Навестишь её? Мне кажется, она обрадуется старому другу, — даже если тот придёт убить её. Можно было бы ограничиться внушением, но в их ситуации надежнее заставить замолчать Портер навсегда. Слишком велики риски.

+1

27

- Чудненько, – ответил младший из Майклсонов, когда Катерина лишний раз подтвердила его последний вопрос. Все-таки, никакое долгое лежание в гробу его интуицию не убило, что добавляет несколько очков первородному. Это значит, что в критических ситуациях он смело может рассчитывать на нее. О наличии таковых сомневаться не приходилось, ведь ему придется иметь дела со сводным старшим братцем. Впрочем, наличие папани в мире живых только играло всей ситуации на руку. Если кто и ненавидел Ника всей душой и сердцем, то только «отчим». Не зря же он его столько лет истязал в детстве, словно чувствовал какой-то «подвох» в юноше.
- Можешь на меня положиться, – двояко отвечает вампир, едва вопрос начинает касаться судьбы младшего из Гилбертов. В отличие от Елены, Джереми был довольно неплохим парнем. Кол питал к нему симпатию. Не просто так же они являются лучшими друзьями. Возможно, кто-то посмеет возразить, списав все на внушение. Однако, никакие магические манипуляции не помогли бы добиться столь естественного результата. Куда эффективнее оказался более простой подход. Несмотря на то, что Майклсону младшему было уже более тысячи лет – из всего семейства древних вампиров, он являлся тем, кто был близок к современной молодежной «волне». Поэтому, с Джереми у Кола было достаточно точек соприкосновения. По аналогичным причинам к себе в девушки немолодой исторически человек решит выбрать молодую привлекательную студентку с острым язычком и весьма скверным характером. Но пара «интересных бонусов» перевесит все недостатки и все еще будет стимулировать «проглатывать» все колкости в сторону любителя помахать бейсбольной битой. К тому же, это даже немного заводит.
У них и с Кэтрин выходит прекрасный тандем, но пересекать черту «сотрудничества» Майклсон младший не особо торопился. Безопаснее держать дистанцию первое время. Элайджа и Клаус не оправдали надежд этой барышни. И хоть Кол был полностью в себе уверен – стоило послушать все стороны этого «старого доброго конфликта».
Больше всего мне не терпится увидеть лицо Ника, когда он узнает, что я познакомился с его очень хорошей подругой. Он себе весь мозг сломает, пока будет перебирать весь список своих потенциальных «поклонниц».
Получив своеобразное благословение от вампирши, лучший друг Джереми отводит того в сторону, заглядывая тому прямо в глаза. Прежде, чем приступить к самому внушению, древнему хотелось сказать несколько напутствий. Вряд ли, Гилберт младший их запомнит, но на «внутреннем уровне» будет ощущать, когда возникнет конкретная ситуация или придет время. Майклсону жизненно необходимо было излучать уверенность, наглядно показывая факт того, что все происходящее – одна большая часть плана. Если простыми словами, то он знает, что делает.
- Не волнуйся, дружище. Я тебя в обиду не дам, ты же знаешь это? Мы же с тобой лучшие друзья, и все такое, – будто бы немного даже извиняясь произносит Кол весьма очень странную речь. А что вы хотели от сверхъестественного существа, которое очень долго держали в гробу? Удивительно, что он вообще адекватно воспринимает происходящее и хоть как-то пытается адаптироваться к миру в виду собственной заинтересованности.
Что чувствует Финн, даже подумать страшно. То, что он может складывать буквы в слова и выстраивать целые предложения после девяти сотен лет заключения… Уже само по себе впечатляет.
- Забудь все, что произошло. Ты провел этот день со мной. Мы круто оттянулись, но ты очень устал и по этой причине сейчас отправишься обратно к себе, – спокойным ровным голосом первородный продиктовал свою волю, после чего попрощался с Джереми, ожидая появления своей новой союзницы.
- Звучит убедительно. Мой папаня был так увлечен поиском любимого выродка, образно выражаясь, что я даже как-то не задумывался о подобном вопросе связей, – задумчиво протягивает древний. Сам то он предпочитал налаживать ведьминские связи, потому что очень часто они приводили к половым. Одна из ведьм на него заточила сильную обиду из-за его «любвиобильности», когда-то в прошлом. Теперь, чтобы получить доступ к своим игрушкам – придется играть по навязанным правилам. Но у любого заклинания есть лазейка. И Кол отыщет способ проникновения в столь ограниченные пространства.
- Обрадуется? Я, конечно давно не у дел, но сильно сомневаюсь в этом. Думаю, мой сводный братец достаточно постарался, чтобы при произношении «Майклсоны» все прятались в свои норы. Исключительных личностей, вроде тебя – даже по пальцам пересчитать не получится. Но я могу нанести ей визит, – любитель бейсбола соглашается на данное предложение. Он даже улавливает в нем потайной смысл по ликвидации.
- Как дело будет сделано – я сообщу. А ты мне потом расскажешь природу такого решения. Простая необходимость или своеобразный «дар» для Мэри, – сострадания не лишены даже худшие из нас. В этом эпичном знакомстве можно смело ставить запятую. Сегодняшнее дело подошло к концу, но впереди у них еще очень много работы.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Double "K"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно