All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Хорошо там, где нас нет


Хорошо там, где нас нет

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Хорошо там, где нас нет
Реджина Миллс и мистер Голд // мадам мэр и Темный маг, а также НПС из числа жителей Сказкитауна

http://sg.uploads.ru/t/kGvZQ.jpg

«

СТОРИБРУК, ЗАТЕМ НЬЮ-ЙОРК, СКАЗКИТАУН
2012 год

После возвращения темной магии Румпельштильцхен выполняет свою часть сделки и дает Реджине зелье, дающее возможность пересечь границу Сторибрука. Мадам мэр решает для начала съездить в Нью-Йорк и осмотреться на месте, прежде чем переезжать в Сказкитаун с Генри. Темный маг едет с ней по своим, только ему понятным причинам. Но в Нью-Йорке блудным сородичам по сказкам не слишком-то рады...

»

+1

2

Сведений, полученных от Голда, с лихвой хватило, чтобы принять решение. Созрело оно сразу после ухода Бигби - надо сказать, Волк исчез из города так же неожиданно, как появился, - но поставить в нём точку Ее Величество смогла, лишь получив зелье, сохраняющее память при пересечении границы города. Не уверенная до конца в его необходимости - Генри не принадлежал миру сказок и не потерял воспоминания при поездке в Нью-Йорк, а сама она несколько раз ездила в Бостон и тоже осталась собой - Реджина всё-таки решила воспользоваться выторгованным эликсиром. Проклятье видоизменялось, и гарантировать даже Румпельштильцхен ничего не мог. В забвении имелись свои плюсы, но при знакомстве со Сказкитауном они обернулись бы минусами. Да и насмотревшись на двадцативосьмилетний день сурка, Королева предпочла бы что угодно, кроме этого.
Но прежде, чем увозить сына, стоило проверить правдивость слов Бигби Волка, разведать, пригодна ли колония для жизни. То, что пост главной ведьмы занят, Реджину не расстраивало: она убрала с дороги мать, падчерицу и мужа, потребуется - и остальных уберет. Большее ее беспокоила магия: наверняка у изгнанников свой источник сил, из которого она, может статься, не зачерпнет ни капли. На крайний случай всегда оставалась ветвь оливы и белый голубь, но королевские амбиции не устраивал такой расклад.
Однако, все это можно и нужно решить на месте. Сейчас главная задача - найти крошечное - и защищенное! - поселение в многомиллионном городе. Реджина заранее зарядила магический кристалл на цепочке и покрутила его над картой, ограничив поиски двумя кварталами, каждый из которых равнялся по величине Сторибруку. Генри сообщил адрес Нила в Нью-Йорке, квартира попадала в очерченную зону. Оттуда она и начнёт. И поедет на машине, чтобы не привлекать внимание, а на ближайшей станции проката сменит "мерседес" на что-нибудь менее броское.
- Генри, мне надо уехать на несколько дней. Вышли новые поправки к Конституции, юристы города должны иметь их для работы, - сама она по легенде тоже имела юридическое образование. - Плюс уладить кое-какие вопросы с налоговой службой - губернатор штата нас все же финансирует, и неплохо бы предоставить ему отчёт о полученных и потраченных ресурсах. Поживешь пока у Эммы?
- Угу, - сын вряд ли услышал что-то кроме последней фразы: какому ребенку интересна политика и поправки к законам? На это мисс Миллс и рассчитывала. Генри сообщит причины отъезда Свон, та - родителям, и весь город будет считать, что госпожа мэр уехала по делам (ибо даже самые глупые сказочные хотели иметь в кранах горячую воду, а в плите - газ. Кроме мэра никто за этим не следил). Спокойно достроят дома, разрушенные недавним "землетрясением", а там и она вернётся. По совету Голда Реджина восстановила лишь часть города, сославшись на недостаток сил, зато развернула целую кампанию по привлечению жителей Сторибрука к строительным работам. И так гладко всё провернула, что большинство посчитало своим долгом восстановить магазины, мойки и что там ещё пострадало. Ее Величество на собственном горьком опыте убедилась: лучше пусть недооценивают, чем знают об истинных пределах могущества. Не всесильная она же, в конце-концов!
Сборы были быстрыми - вещи Реджина давно сложила в сумку. Дождавшись, пока Генри уйдет к Эмме, а жизнь в городе погрузится в сумеречную дрёму, она заперла дом, поставила все мыслимые защитные заклинания (лабораторию укрыла ранее) и села за руль. Волнение слегка передавалось рукам; сжав руль, женщина неторопливо двинулась к границе, выбрав наиболее пустые дороги. Уже на подъезде она поправила зеркало заднего вида - мгновение всего! - а когда перевела взгляд на шоссе, чертыхнувшись, ударила по тормозам. Посреди шоссе, непринужденно оперевшись на трость, стоял Румпельштильцхен.
- Дьявол тебя забери, Голд! - она хлопнула дверцей. - Тебе повезло, что у меня хорошая машина, грузовик Дэвида тебя бы раскатал по асфальту. Какого черта ты тут делаешь? - внешний вид антиквара говорил сам за себя: пальто, шарф, перчатки. И точно такая же сумка на ремне через плечо. - Как ты узнал? - поняв, что от попутчика не отделаться, Ее Величество вздохнула, одновременно с этим испытывая радость: вдвоём - оно всё веселее, даже если попутчик - саркастичный и дотошный калека.

+1

3

- Именно поэтому я  жду здесь тебя, а не Дэвида, дорогуша, - мистер Голд неторопливо пошел к машине.  Элегантное пальто, дорогие перчатки, сшитый на заказ костюм. Из облика самого богатого человека Сторибрука выбивался  шарф – сложенная в несколько раз выцветшая и разлохматившаяся по краям  домотканая шаль. Если не знать, что именно эта невзрачная тряпка – амулет, сохраняющий темному магу память о прошлой жизни за пределами города. Да еще  сумка через плечо. Румпельштильцхен отправлялся в путь почти что налегке.
С помощью магии он в тот же день полностью восстановил разрушенную лавку. От стен и разбитых витрин до самой крошечной, разлетевшейся в пыль безделушки. Он не мог не признать, шериф Свон при поддержке Дэвида и гномов удержали жителей от мародерства. Проведенная следом инвентаризация доказала, что все вещи на месте и ничего не пропало.  Лейси с того дня не показывалась ему на глаза, а Нил был занят своей личной жизнью и, пожалуй, им стоило  какое-то время побыть на расстоянии друг от друга.
- Я решил составить тебе компанию в дороге и в твоих поисках в Нью-Йорке. Огни большого города, соблазны мегаполиса… - он усмехнулся, бросил свою сумку на заднее сиденье. Та,  полупустая,  мягко осела, - Несложно было догадаться, что ты решишь самолично проверить, правда ли то, что тебе наговорил твой знакомец из Сказкитауна. Правда, я решил, что ты сорвешься с места вместе с Генри, не дав тому времени подумать. И ждал, что после того, как мы вернули себе магию, ты уедешь, едва я отдам тебе зелье для сохранения памяти. Кстати, что за вещь ты им обрызгала?  - спросил он с искренним интересом, разглядывая Реджину и не особо, впрочем, рассчитывая на ответ.  Явно нечто компактнее и незаметнее, чем его старая шаль.
А сегодня утром Генри по пути к мисс Свон заглянул  ко мне в лавку  и сообщил радостное известие – он временно переезжает к Эмме и Мэри-Маргарет, потому что его мама уезжает.
Из всех жителей Сторибрука только сам Генри легко принят тот факт, что у него теперь две мамы, что обе его любят и что одна из них – Злая Королева, а другая – Спасительница. И раз уж  он оказался прав насчет сказок и всего прочего, то теперь со всем нерастраченным пылом и целеустремленностью баллистической ракеты доказывал окружающим и самой Реджине, что она может быть доброй и хорошей. Парня можно понять, ребенку хотелось, чтобы его родственники не пытались исподтишка строить друг дружке козни и лелеять коварные  и спасительные планы. Какие из них к относились к первым, а какие - ко вторым,  зависело сугубо от точки зрения.
Голд сел на пассажирское сиденье.
- Я не сомневаюсь, что с поисковым заклятием ты не промахнулась. Но я-то точно знаю, где именно находится Сказкитаун. Потому что я там был. И хочу предупредить – приняли меня в нем  не ласково. Их хартия первым пунктом провозглашает полную амнистию за любые преступления и грехи совершенные в сказочных землях, а потому каждого новоприбывшего они выворачивают наизнанку, чтобы не промахнуться с прощением.
Не самые приятные воспоминания. Румпельштильцхену довелось посидеть в камере предварительного заключения и выдержать парочку допросов в исполнении Эммы Свон и  короля Георга, то есть  прокурора Спенсера, прежде чем ему удалось вывернуться и замять дело с избиением Мо Френча. Но это все  было милой светской беседой по сравнению с тем, что ждало его в Сказкитауне.  Пожалуй, стоит предупредить Реджину. Или нет. Он решил, что сделает это в конце пути. По обстоятельствам.

+1

4

Антиквар встретил ее в привычной язвительной манере. Поджав губы, Реджина смотрела, как он идет к машине - ни дать ни взять франт, только что скупивший ассортимент всех магазинов на Манхэттене. Немолодой, по меркам здешнего мира, Голд умело подчеркивал возраст. Дорогие костюмы-тройки, заколки для галстука, стрижка на благородной седине чуть отпущенных волос - весь облик Темного мага внушал уважение как деловым партнерам, так и обычным покупателям, которые забредали в его магазин, где продавалось всё (даже то, чему не было цены), включая мелкие вещицы, нужные каждому. Единственное, что не вязалось с образом элегантного джентльмена, - старая, выцветшая и истончившаяся от времени шаль. Реджина видела ее еще в Зачарованном Лесу - кажется, она принадлежала Бэлфайеру. Вот уж странный выбор для амулета, его же видно за версту!
- Хочешь уберечь меня от соблазнов? Я тронута, - пожалуй, если бы Голд с ходу не назвал нужный город, Ее Величество дала бы ему от ворот поворот. Точку на карте, которую она искала почти час, начав с западного побережья, он знал. А это многое меняло. - Какая я предсказуемая, кто бы мог подумать..., - вторая сумка присоединилась к первой, и мэр села на водительское кресло, пристегнула ремень безопасности, решив, что на данном этапе спорить бессмысленно. Надо убираться из города, пока их отсутствие не обнаружили. - Я не возьму Генри туда, где не могу гарантировать ему безопасность, - она пожала плечами: это же очевидно.
Темный спросил про вещь, и Реджина нехотя подняла рукав. На левой руке, ближе к локтю, красовалась вязаная фенечка, какими обычно балуются первоклашки. Королеве понравилась ее прочность и отсутствие металлических замков, которые в неподходящий момент могли открыться. Лучше по-простому: веревка и двойной узел. Под рубашкой ее в жизни не увидят, если не закатывать рукава, а этим Ее Величество не грешила.
- Дьявол! Хоть кто-то в Сторибруке умеет держать язык за зубами?! - от того, что разносчиком новости стал родной (почти) сын, сердце неприятно заныло. И надо же ему было пойти не куда-то, а к Голду! Человеку (ладно, магу), которого она меньше всего хотела везти с собой в Сказкитаун!
"Мерседес" на большой скорости ехал прочь от города, преодолев барьер несколько минутами ранее. Машину слегка тряхнуло - сработали защитные чары, но больше ничего не изменилось: зелье действовало. Реджина до последнего боялась пересечь черту, которая могла стать Рубиконом, и с радостью обнаружила, обернувшись назад, что дорожная разметка немного рябит над асфальтом в том месте, по которому проходила граница. Город примет их обратно, а магия Румпельштильцхена позволит его найти.
— Я не сомневаюсь, что с поисковым заклятием ты не промахнулась. Но я-то точно знаю, где именно находится Сказкитаун. Потому что я там был.., - мужчина договаривал уже в крутом вираже: обозленная Реджина, вывернув руль, увела автомобиль к обочине и резко затормозила.
- Выметайся, - приказала она. Голд не шелохнулся. - Машина - моя. И потому ты либо все, - мэр выделила голосом последнее слово, - мне рассказываешь о Сказкитауне; о том, что нас ждет, кто нас встретит и далее по списку, либо вылезай и иди туда пешком. Мне надоели твои двойные игры. Я хочу знать правду.

Отредактировано Regina Mills (Вс, 16 Фев 2020 22:41:00)

+1

5

Румпельштильцхен  кивнул, оценив компактность амулета. Но от улыбки не удержался, уж слишком забавно выглядел пестрый браслетик, совершенно не сочетавшийся с неизменно  строгим стилем деловых нарядов мадам мэра. Они подходили Реджине не меньше, чем вычурные и откровенно вызывающие платья, которые та носила в Зачарованном лесу. Страсть к эпатажу точно досталась ей от учителя.
И разве  действительно ценная вещь ценится лишь за то, что дорого выглядит и подходит к любому костюму? Улыбка Темного увяла, он потрогал истертую ткань домотканой шали – собственного амулета.
- Не стоит осуждать Генри. С кем ему поделиться новостью, как не с родным дедом, - прозвучало это не привычно-ехидно, а печально. Дедушка – Темный интересовал Генри Миллса исключительно как кружочек  на генеалогическом древе, больше смахивавшем на генеалогический кустарник.  Что касается Румпельштильцхена, то он со своими чувствами определиться не мог до такой степени, что сам не знал, чего на самом деле хочет: убить мальчика из пророчества или защитить его любой ценой от всех возможных напастей. 
И невольно задержал дыхание. Ему уже приходилось пересекать черту города, и, тем не менее,  его сердце гулко стукнуло и замерло на мгновение, когда машину чуть тряхнуло на выезде. Все в порядке, воспоминания при нем. Румпельштильцхен взглянул на Реджину. Она тоже заметно расслабилась, зелье сработало безотказно.
Однако мадам мэр неожиданно взбрыкнула. С визгом тормозов машина вильнула к обочине и затормозила. Мистер Голд невозмутимо и с вежливым интересом взглянул на нее, услышал категоричное «Выметайся!» и, не подумав исполнять требуемое, стал ждать продолжения монолога. И Реджина не разочаровала.
Румпельштильцхен подумал минутку и снова кивнул. Возможность добраться до Нью-Йорка на правах пассажира, не вглядываясь в дорогу и не держа руль, того стоила.
- Справедливо. Но в обмен ты расскажешь мне все, что узнала от того таинственного гостя, что навестил Сторибрук в мое отсутствие.
- Сказкитаун – это анклав сказаний, сбежавших из родных миров, захваченных неким Врагом. Кто он такой – они и сами, похоже, не знают. Знают лишь, что тот поставил своей целью уничтожить сильные сказания, а слабые – превратить в своих рабов. Ты же читала Генри  и сама видела его книгу сказок, там всегда имеются безымянные крестьяне, потерпевшие поражение принцы, принцессы, просто и безыскусно выданные замуж вперед главной героини  и прочие  третьестепенные персонажи. В основном они живут в одном из районов Нью-Йорка, занимая жилой комплекс, который называется «Чаща». Там располагается их… ну, пожалуй, правительство. Должность мэра занимает Прекрасный принц. Джеймс, Брат-близнец нашего Дэвида Нолана. В свое время я делал ставку на него, но король Георг основательно испортил мальчишку своим воспитанием, так что пришлось убрать Джеймса с шахматной доски. Не предполагал, что встречусь с ним снова, да еще в таких обстоятельствах. Но не суть. Самое важное то, что в каждой новой пришедшей к ним сказке они видят прежде всего потенциального шпиона Врага. И я не стал бы их в этом винить
, - Темный усмехнулся, - Три сотни лет ожидания пакостей от врага  кого угодно превратят в параноика, нам ли с тобой не знать, дорогуша. 
- Все новоприбывшие беседуют с шерифом. Так они это называют, на самом деле это больше смахивает на допрос. Только вместо пыток предлагают пообщаться с одним типом по имени Кай, - Румпельштильцхена передернуло, - Он слепой или притворяется слепым. Отвратительное ощущение, когда твою память разламывают и  выворачивают наизнанку как апельсин, а ты не можешь сопротивляться. Не знаю, что он там увидел, но после этого меня отпустили восвояси. Правда, Прекрасный принц уговаривал меня остаться и работать на него. Похоже, он не догадался, что за пределами Сторибрука настоящей магии у меня нет. В Сказкитауне она есть, я ее чувствовал, даже мог бы воспользоваться, но  она – чужая. Это магия крови и жертв. Это все, что я успел узнать. Теперь твоя очередь рассказывать. И может быть, сделаешь это уже по дороге?
Мистер Голд умолк, задумчиво глядя вперед и затем добавил с неохотой, словно ему неприятно было озвучивать свои мысли.
- И что еще показалось мне странным. Двойники. Допустим, с Джеймсом и Дэвидом все понятно. Но я слышал о Белоснежке и Пиноккио, о Красавице и Чудовище. Я знаю, меня многие называли Чудовищем, но я никогда не считал себя персонажем этой сказки. Я – Румпельштильцхен. Я думаю, что та книга сказок, с которой не расстается Генри… что она как-то связана с тем, что Зачарованный лес остался в стороне от войны с Врагом и с появлением двойных имен. Именно имен, я успел убедиться, что те сказки, что носят одинаковые имена – вовсе не одно и то же.

+1

6

Выросшая в мужском мире, Реджина обладала немалой выдержкой, которую пост мэра только укрепил. Почти полвека власти закалили характер и отточили ум, однако... Мисс Миллс была человеком и была женщиной, поэтому эмоции занимали далеко не последнее место в ее жизни. И сейчас, сидя с Голдом в салоне автомобиля, она не могла отделаться от непрошеных воспоминаний. Когда их разделял прилавок или лабораторный стол, оба исправно играли навязанные Судьбой роли: учитель и ученица, Тёмный маг и Злая Королева, официальный мэр Сторибрука и негласный хозяин города... Ролей было много, некоторые проистекали друг из друга. Но никогда среди них не было мужчины и женщины. С полгода назад Рул Горм наложила на них любовные чары - аккурат в день всех влюбленных. Вопреки ее злорадству, пара из колдунов получилась гармоничная и, что немаловажно, - счастливая. Не выдержав повторения одного и того же дня, Эмма подсказала, как разрушить заклятье, и с тех пор Реджина презрительно кривилась на ехидные замечания о союзе с хромым антикваром. Никто не видел ее слёз, когда Голд покидал особняк, - даже он сам. Для всех Королева осталась верной своим принципам: месть, сарказм и непомерные амбиции. На сердце же появился новый шрам, который никак не хотел рубцеваться. Во что она превратилась, если даже среди злодеев ей нет пары? У Голда были Белль и Лэйси, а у Реджины - на две трети стёршиеся воспоминания о женихе да нескольких интрижках, герои которых ее в свое время заинтересовали.
Голд (Королева помнила: его звали Роберт) сидел рядом, их локти соприкасались, а дыхание достигало друг друга. За месяц совместной жизни Реджина выучила его привычки: как он откидывал волосы со лба, как обнимал ее, целуя в висок, как кормил из рук блинчиками... С тех пор мэр блинчики не пекла, заставив себя убрать в самый дальний угол памяти и их, и остальное. Но оставленный позади дом вытащил недавнее прошлое наружу, напомнив о нескончаемом одиночестве, от которого, быть может, удастся сбежать в Сказкитауне.
Если пройдёт испытание допросом.
- Выходит, этот Кай могущественнее тебя, раз может без помех влезть в мысли.., - не то чтобы у Ее Величества имелись тайны, могущие заинтересовать посторонних, но беспокойство новость вызывала. - Какая участь нас ждёт, если у нас обнаружат отсутствие магии? - Голд мимоходом уточнил, что магия Сказкитауна - магия крови и жертв, на что женщина вскинула бровь: - Кого же они приносят в жертву, раз злодеям положено перевоспитание? Простых людей? - обычная практика для отрицательных персонажей, но в контексте городского устава звучит жутковато.
- Рассказывать особо нечего. На следующее утро после вашего отъезда в Нью-Йорк в мою дверь постучался Бигби Волк, шериф Сказкитауна. Каким-то образом он пересек границу города и принял человеческий облик. Он оборотень, да, - отвечая на незаданный вопрос, Реджина хмыкнула: - Раздел по дороге Лероя и пришел ко мне в его штанах и фуфайке. Ему требовалось заклятье контроля над волчьей формой - аналогичное тому, которое превратило наших сказок в людей - но не для себя, а, как он выразился, "в качестве козыря в политической игре". Мы не договорились о цене, и Бигби ушел, пообещав сообщить о Сторибруке своим нью-йоркским друзьям. Визит был недолгим, - Королева помолчала, обдумывая вторую часть информации. - Тем не менее, кое-что интересное я узнала. До Прекрасного принца - брата Дэвида - пост вице-мэра занимала Бела Снежка, бывшая жена Прекрасного, кстати, к которой Бигби неравнодушен. Сместили ее - ушел и он. Я вначале подумала, что это козни наших Белоснежки с Принцем, поэтому навестила их вместе с Бигби. Там-то мы и выяснили правду о близнеце-многоженце. Мог бы мне сказать, - попеняла она внимательно слушавшему Голду. - Прекрасным воспоминания я стерла, к слову. С мисс Свон ты, конечно же, поработать не потрудился? - косой взгляд в сторону пассажира. - Волк упоминал и Врага, но, похоже, агентам Сказкитауна дано указание придерживаться одинаковой легенды: почти слова в слово с твоим рассказом. Расположение Сказкитауна мне пришлось искать самой с помощью карты, - автомобиль давно ехал по дороге, но ход его был мягок и не мешал повествованию. - Про Ч.А.Щ.У. я не знала.
Некоторое время ехали молча, обдумывая услышанное. Потом Голд заговорил о двойниках, и женщина покачала головой:
- Эта мысль давно не даёт мне покоя. Более того: Бигби обмолвился, что Враг уничтожил все сказочные миры, включая страну Оз и Нарнию, но если бы в нашем мире велась война такого масштаба, мы бы это знали. Получается, не только персонажи кочуют из истории в историю, меняя имена или характеры, но и существуют параллельные пространства с точно таким же набором "путешественников": где по два экземпляра, где - больше. И эта книга, будь она неладна! - машина, ехавшая сзади, попыталась сделать обгон, и Реджина нажала на клаксон, давая понять наглецу, чтобы не совался поперёк Ее Величества. - Откуда она вообще взялась, кто ее написал? Причём, события изложены там до определенного момента. Дальше персонажи вольны поступать, как хотят.., - значит ли это, что где-то в необъятной Вселенной существует второй том с "продолжением"? - Не знаю, что меня раздражает больше: что кому-то известна вся моя жизнь или что я, ты, все мы - несуществующие сказания, которых оживили и перенесли в реальный мир со страниц книги, - стрелка на приборной панели показывала, что бензин подходит к концу, поэтому Реджина свернула к заправке. Работники расторопно залили полный бак, и "Мерседес" двинулся дальше. До Нью-Йорка оставалось больше трёх часов пути.
- Расскажи мне о сестре, - попросила Реджина. - Почему ты перестал обучать ее? - возможно, здесь кроется корень всех бед? - Защиту в моем замке снимали и накладывали заново. Кем бы ни была моя сестра, она умелая ведьма и сейчас находится в Зачарованном Лесу, - с чего они взяли, что Враг сказаний - мужского пола? "Теоретически можно понять ребенка-сироту, который недополучил внимания к своей персоне, оттого и решил отомстить. Но на практике не хотела бы я такого расклада...". Пожалуй, кое-какие секреты и впрямь могут сослужить дурную службу при въезде в  Сказкитаун.

Отредактировано Regina Mills (Вт, 24 Мар 2020 22:10:09)

+1

7

Рассказ Реджины, хоть и краткий, обстоятельностью не уступал  сведениям Темного. Что ж, им не впервой было выступать союзниками, пусть и всякий раз каждый старался  соблюсти и собственную выгоду.
- Совершенно необязательно, - Румпельштильцхен досадливо  поморщился, он терпеть не мог, когда ему напоминали о том, что он не всемогущ, а так хотелось временами, -  Этот слепец всего лишь  поднаторел в одном-единственном фокусе, которому даже не обучался. Или это умение у него   врожденное, или же его им кто-то  одарил. Смахивает больше на проклятие, чем на дар.
Он пожал плечами. Единственной кровной магией, которой он владел, была магия родственной крови. И Румпельштильцхен предпочел бы держаться подальше и не высовываться, пока  в точности не оценит степень опасности. В прошлый раз ему  пришлось  покинуть Нью-Йорк под выдуманным предлогом. Темный был мастером многоходовых комбинаций, но   придумывать планы на ходу был не мастак, так что он предпочитал отступить,  хорошенько подумать и взвесить все «за» и «против».
- Не знаю. С тобой принцу Джеймсу делить нечего.  Он завистлив и злопамятен, но ты  заключила союз с королем Георгом против Белоснежки  уже после  его исчезновения. Джеймс покинул Зачарованный лес до того, как твоя падчерица встретилась со своей истинной любовью.  Так что и говорить было не о чем, - Голд снова пожал плечами. Признаться, он  успел позабыть о первом Прекрасном принце. С глаз долой – из сердца вон. 
- Твой незваный гость явно передал   в Сказкитаун не все, что узнал в Сторибруке. Я бы сказал, он сообщил меньшую часть того, что узнал от тебя.  Джеймс не спрашивал о брате, а я не рассказывал. Они не слишком-то похожи на самом деле, когда знаком с обоими. Мисс Свон  поняла почти сразу же, что перед ней не ее отец. Причин, по которым Джеймс должен позавидовать брату, я не вижу. Должность мэра Сказкитауна несомненно куда более престижна, чем место помощника шерифа в заштатном городке.  И он не создан быть примерным мужем, отцом и другом.  Возможно, Джеймс и паршивый дипломат, зато отлично умеет видеть свою выгоду. Сказкитаун живет своей жизнью, но красной нитью через нее тянется мысль, что однажды они вернутся в Родные Земли  - на войну с Врагом.  Но с другой стороны, однажды подтвердив свою лояльность, сказания вольны не оставаться в Сказкитауне, а жить среди обычных людей такой же обычной жизнью. 
Скорее, все будет зависеть от нас. Конечно, перетащить на свою собственную сторону двоих сильных магов Прекрасный принц посчитает удачей. Зато если станет известно, что наша магия не действует за пределами Сторибрука… что ж, это удар по самолюбию, зато нас оставят в покое. Лично я предпочитаю, чтобы меня недооценивали, чем переоценивали. До тех пор, пока я не определюсь со стороной.

Книга… Снова они возвращались к этому разговору. Так или иначе, все  сказочные жители Сторибрука были тесно связаны с книгой сказок, подаренной Генри Миллсу. Откуда книга взялась  среди ее вещей, Мэри-Маргарет сказать не могла. Магией самой по себе книга не обладала. Хотя, безусловно, создана была с помощью некого неизвестного, очень тонкого и могущественного волшебства.
- Реджина, - на мгновение в голосе Голда послышались  интонации  того влюбленного мужчины, каким он был под действием заклятия Голубой феи. Только тогда он обращался к мадам мэру по имени, -  Секрет книги беспокоит меня не меньше твоего. Я не люблю представлять, что моей жизнью кто-то управился без моего ведома. Но ведь Румпельштильцхен в книге не упомянут. У меня нет там собственной сказки. А в Сказкитауне нет Румпельштильцхена, как нет и Злой Королевы. И истории в книге отличаются от известных всему остальному миру. Какие-то больше, какие-то меньше. Красная Шапочка -  глупая девочка, сошедшая с тропы,  забыв о запрете, а вовсе не жуткий оборотень. Белоснежка -   беспомощная принцесса, а не  лесная разбойница, отвоевавшая у мачехи королевство, -  топтаться по старым ранам было  сейчас неуместно, Темный отлично это понимал,  и в его голосе не слышалось обычного ехидства.
- А вот Пиннокио или Прекрасный принц, его  вторая версия  почти такие же, как в сказке.  Выходит,  кто-то записал наши истории, причесал их, смягчил и добавил сентиментальности и романтики. Шарль Перро. Братья Гримм. Хотя нет, их версии сказок будут пострашнее нашей жизни. А одна книга осталась  без правок. Где все записано так, как  оно и произошло. За исключением одного - автор вычеркнул из истории Зачарованного леса страшную войну… 
Румпельштильцхен осекся. Он вдруг вспомнил войну с ограми. Страшную, беспощадную и безнадежную. Тогда ведь никто не видел  того, кто командует жуткими великанами – людоедами. И самого себя. Отчаявшуюся душу, ухватившуюся за Тьму как за последнюю соломинку. Став Темным, он изгнал  огров из Зачарованного леса. Тех, кто нападал – уничтожил. Остальные  попросту исчезли.  По спине могущественного мага побежали ледяные мурашки. Примерно две или три сотни лет назад… если время  в совмещенных мирах не разнится. Как-то очень неприятно стало вдруг представлять, что  это именно он  мог отделить Зачарованный лес от прочих сказочных  миров или того пуще -  что именно он отправил туда армию Врага. Но делиться с Реджиной своей догадкой не торопился. Как-то очень не хотелось Голду оказаться козлом отпущения,  которого жители Сказкитауна сделают виновным во всех своих несчастьях.
А даже если и так. Я предпочту быть всего лишь сказанием из параллельного мира, чем погибнуть на войне.
Лучше прослыть трусом, чем архипредателем  и уничтожителем целого мира. Голд  решительно ухватился за возможность сменить тему.
- Зелена по способностям не уступала тебе, из нее получилась бы могущественная колдунья. Сильнее, чем ты. В ней было больше злобы, ненависти и зависти. Если бы не один нюанс.  Ее так часто бросали и предавали, что она озлобилась на весь мир. Ей нечего и некого  было терять, и она не любила никого, кроме себя и…  своего учителя. Темного.  Меня.
Дальше логическую цепочку можно не продолжать. Для наложение темного заклятия нужно было пожертвовать сердцем того, кого любишь. А Румпельштильцхену его сердце было  необходимо и самому.
- Когда она  решила убить тебя и избавиться от соперницы за мое внимание, я решил избавиться от нее. И  прогнал Зелену.  Слышал, она перебралась в Оз. Хмм, ты думаешь?.. – Голд завертел пальцами в такт своим мыслям.  Лучше Зелена, чем он сам, - Знаешь, - очень доверительно сообщил он, - Некоторым тайнам лучше оставаться тайнами.

+1

8

Румпельштильцхен ментальной магией не владел, а если владел, то Реджину не обучил. Читать мысли она не умела, но кое-какие чары освоила самостоятельно: простейший блок на ненужные в конкретный момент воспоминания поставить могла. Конечно, этого не хватит, чтобы противостоять магии Кая, заставившего дергаться самого Темного! Но, может, удастся скрыть информацию о Генри или о том, что сторибрукские злодеи состояли в недвусмысленном союзе, - ни к чему давать потенциальным врагам ключи от тех вещей, которыми можно уколоть или шантажировать.
- Завистлив и злопамятен? Многовато развелось героев с такими характеристиками, - увы, события обоих миров не пощадили сказочных персонажей. Наивность переродилась в цинизм, всепрощение - в ту самую злопамятность, не к ночи упомянутую, вера в Чистое и Светлое... такой и осталась, потому что глупость - настолько фундаментальное качество, что не искореняется ни войнами, ни десятками и сотнями лет жизни в Штатах. В остальном же - то были совершенно другие люди по сравнению с книжными стереотипами, со своими достоинствами и пороками, на которых, вероятнее всего, удастся сыграть в Сказкитауне.
- Он ведет двойную игру, - мэр Миллс не удивилась словам попутчика. - Мне показалось, Сторибрук понравился Бигби. Руби - так точно, - вдова Лукас орала, как пьяный гном, когда внучка пропала почти на весь день. Сразу же нашлись свидетели ее милой беседы с мрачным, заросшим щетиной незнакомцем. Шапочка и ухом не вела, а Реджина, услышав сплетню несколько дней спустя, лишь пожала плечами: больше заняться ей нечем, кроме как следить, кто с кем спит.
- Джеймс не спрашивал о брате, а я не рассказывал. Они не слишком-то похожи на самом деле, когда знаком с обоими, - да уж, у принца крови наверняка манеры лучше, чем у его братца-пастуха!
- Ты слышал поверье, что близнецы - одна душа, разделенная на два тела? - женщина перестроилась в другой ряд и прибавила скорость. - Вот и проверим, если придется убить Джеймса, почувствует ли это Дэвид, - и такое развитие событий не стоило исключать. - У тебя есть в арсенале заклинания для защиты Сторибрука? На случай провала нашей миссии, - она посмотрела антиквару в глаза. - Что-то действительно мощное, способное защитить от вторжения и магической атаки? - потому что Злая Королева при всей своей немалой силе - не боевой маг.   
- Возможно, Джеймс и паршивый дипломат, зато отлично умеет видеть свою выгоду, - а это нужно запомнить. - Сказкитаун живет своей жизнью, но красной нитью через нее тянется мысль, что однажды они вернутся в Родные Земли  — на войну с Врагом, - война не то место, куда тянет попасть, но если она ведется за родные края... Сказания Нью-Йорка счастливы хотя бы тем, что имеют Родину, - у сторибрукцев осталась лишь память о ней. Зачарованный Лес частично уцелел, но пригоден ли для жизни? Да и как забыть о проклятье, о Спасительнице, о Генри - обо всем, что родом из этого мира? Эмма хоть и была рождена в Зачарованном Лесу, спасла-то город здесь! К тому же, у Реджины крепли подозрения насчет границ собственной власти: в Сторибруке она оставалась мэром и Королевой, ее слово было решающим. А кем ее сделают в родных краях? В лучшем случае - королевой-матерью без права голоса (с Белоснежки станется учредить конституцию!), в худшем - вообще приговорят к изгнанию. Нет, обратно нельзя. Получается, Сказкитаун - единственный выход. Править Злой Королеве там не дадут, но это в ближайшие лет пятьдесят... Реджина разбиралась в людях и умела плести интриги, льстить и заводить друзей - все то, что не под силу Прекрасному Принцу Джеймсу. "Вот и посмотрим, как вы запоете через несколько лет!", - злорадно усмехнулась она мыслям. С Голдом или без - ей необходимо выторговать себе место в общине сказок Нью-Йорка.
- Однажды подтвердив свою лояльность, сказания вольны не оставаться в Сказкитауне, а жить среди обычных людей такой же обычной жизнью.
- Но без магии, - закончила Ее Величество. Черт, а ведь их могут заставить присягнуть на верность и отпустить обратно - дескать, живите в своем медвежьем углу, пока не понадобитесь. А уж когда призовем на службу!.. - Не боишься, что во второй раз тебя "просканируют" более тщательно и обнаружат, что за пределами Сторибрука ты беспомощен? Или ты на это рассчитываешь? - причины, побудившие Румпельштильцхена составить компанию Королеве, могли быть сколь угодно запутанными, но никогда - простыми. - И что намерен делать в Сказкитауне Темный маг? Пополнять клиентскую базу?
Разговор перешел на беспокоившую обоих Книгу Сказок. Реджина, найдя ее у сына впервые, сразу проверила потрепанный том на магию - ничего. Книга, как книга: пожелтевшая бумага, печатный текст, разбавленный иллюстрациями. Даже с отсутствием сил колдунья почувствовала бы зачарованную вещь, но никаких особых свойств у подарка Мэри-Маргарет не было. "Возможно, книга - это концентратор, проводник, высвобождающий энергию того, в чьих руках находится, но не способный ее накапливать и хранить?". Похоже на правду. Существовал еще класс ментальных манипуляторов, завязанных на эмоции и память, но, как правило, следы создателя на них тоже ощущались. А тут - чистый лист  в прямом и переносном смысле: выходные данные в книге отсутствовали наряду с оглавлением, контактами автора и сносками.
- Реджина..., - впервые со дня Влюбленных антиквар позвал женщину по имени, вложив в него отголосок чувств, что туманили разум. Автомобиль проезжал под эстакадой, и глаза антиквара в свете фар казались черными, как сердцевина неба, как магия, выуженная из самых недр земли, а во взгляде промелькнуло что-то, чему у человечества еще нашлось названия. Но туннель закончился, и наваждение схлынуло. - Румпельштильцхен в книге не упомянут. У меня нет там собственной сказки. А в Сказкитауне нет Румпельштильцхена, как нет и Злой Королевы, - которая, однако, фигурирует в книге Генри. - И истории в книге отличаются от известных всему остальному миру. Какие-то больше, какие-то меньше. Красная Шапочка - глупая девочка, сошедшая с тропы, забыв о запрете, а вовсе не жуткий оборотень. Белоснежка - беспомощная принцесса, а не лесная разбойница, отвоевавшая у мачехи королевство.
- Ей просто повезло! - проворчала Реджина. Экземпляр без правок мог быть создан после войны дабы увековечить ее участников, но не оставить потомкам напоминаний о самом событии. И если оттуда вычеркнули Румпельштильцхена - возможно, он к ней причастен? Не тот, что сидел рядом, а предыдущий - кто-то ведь владел кинжалом до нынешнего Темного мага... Злую же Королеву "вписали" для баланса - каждой сказке нужен свой злодей... Боги, как все запутанно!
- Одно могу сказать: то, что тебя нет ни в нашей "летописи", ни у сказаний Нью-Йорка, означает, что магия Книги на тебя не распространяется. Ты принадлежишь некоему третьему миру, Роберт. Уничтожение Книги может уничтожить нас всех. Но не тебя, - "чему лично я рада", - добавила она мысленно.
- Я предпочту быть всего лишь сказанием из параллельного мира, чем погибнуть на войне.
- Заметь: в чужой войне, - которая их совершенно не касается.
После заправки беседа возобновилась, но на этот раз ее предметом стала Зелена. Со смешанными эмоциями Ее Величество слушала про сестру: злилась, что ее потенциал был выше; радовалась, что в итоге он ни на что не сгодился. Когда же Голд озвучил причину, брови Реджины поползли вверх:
- Учитель и ученица?.. Кто бы мог подумать.., - что история повторится, и вторая сестра окажется связанной с наставником узами куда более прочными, не разорвавшимися и в другом мире. - А ты любил ее? - не ответит же, но вдруг.
- Когда она решила убить тебя и избавиться от соперницы за мое внимание, - продолжил рассказ Темный, - я решил избавиться от нее. И прогнал Зелену. Слышал, она перебралась в Оз.
- Погоди-погоди, это когда она собиралась меня убить?! Я ее в глаза не видела! Как она вообще выглядит, моя сестра? - соперница за внимание, вот как? С одной стороны это льстило, с другой... наверное, тоже. - То есть, ты спас мне жизнь? - вкрадчиво спросила Королева, искоса поглядывая на мужчину. - И ни разу не потребовал за это платы?
- Хмм, ты думаешь?.., - Голд задумчиво свел вместе кончики длинных пальцев, услышав, что замок могла взломать Зелена.
- Если это не Кора, в очередной раз выжившая, больше некому, - вот пусть лучше сестра, иначе придется мать сжечь вместе с гробом. - А ведь в Зачарованном Лесу во мне было больше и зла, и ненависти. И дело даже не в Генри - я себя иначе ощущаю в Сторибруке. Словно городская черта накладывает ограничения на мои поступки тоже. Или я просто старею, - зеркало заднего вида по-прежнему отражало красивое лицо без малейших признаков времени, но разве старость - это про внешность?

Отредактировано Regina Mills (Чт, 21 Май 2020 21:48:39)

+1

9

- Дорогуша, ты не хуже моего знаешь, что в сказках добро всегда побеждает. Поэтому кто победил – тот и добрый. Или в худшем случае – герой. А с учетом того, что рассказала о визите Бигби ты, у него есть свой интерес в Сторибруке и он не собирается раскрывать его раньше времени, - Голд пожимает плечами, - Одно другому не мешает, можно преданно служить на благо своего… - он колеблется, подбирая подходящее слово, - своих. Но не забывать о себе. По моему скромному мнению, чем меньше в Сказкитауне знают о Сторибруке – тем лучше. Так что здесь секреты Бигби нам на руку. А касаемо моих планов в Сказкитауне… допустим,  расширить круг знакомств,   обменяться  опытом… не так и мало для того, кто больше четверти века просидел сиднем в захолустье.
И неплохо усвоил нехитрую истину: его почти безграничная власть простирается не дальше границ Сторибрука.  В ответ на вопрос о защитном заклинании он кивнул. В обороне Темный куда изобретательнее, чем в нападении. Чисто боевых заклинаний у него раз – два и обчелся. Зато в искусстве прятать, увиливать и скрываться он поспорит с любым.
- У меня припасено заклятие для границы Сторибрука, которое сделает его невидимым. Не так, как до падения темного заклятия, когда он существовал в бумагах штата, но  никому попросту не было до него дела,  и наткнуться на город можно было лишь случайно. Для внешнего наблюдателя он исчезнет и попасть в город можно будет лишь по особому приглашению изнутри.  А на тот случай, если у противника обнаружится отличный нюх, по возвращении я добавлю и защиту от чересчур чутких носов. А что до близнецов… Дэвид, помнится, не почувствовал ничего необычного, когда его братец едва не распрощался с жизнью. Не думаю, что обеспокоится и в случае его смерти, тем более если ты так предусмотрительно подтерла ему память.
Внезапная мысль о том, что именно он – причина появления Зачарованного леса и отделения его от прочих сказочных королевств, не дает ему покоя и чем дальше, тем больше кажется, что она  объясняет несообразности с книгой сказок и с его в ней отсутствием. Ведь если Темный и есть причина появления Книги, то логично, что его в ней не будет.
- Я думал об этом, -  рассеянно кивает Голд на слова о том, что он принадлежит некоему третьему миру, - Может быть. Генри так увлекся своей книгой сказок, что я, когда память вернулась, тоже заинтересовался. Книгой  и сказками вообще. В этом мире нет магии, нет волшебных существ, но есть сказки о них.  И их изучал не только я. Люди тоже задумывались, откуда они берутся. Так вот,  в сказках  встречаются персонажи, похожие на меня. На Темного мага. Те, у кого нет своей собственной истории, зато они появляются во всех остальных, помогают или мешают, героям или злодеям – неважно. Умные,  могущественные, неизменные… вот только своей  сказки им не положено. Появляются  на пути,  испытывают, подсказывают – и исчезают. Правда, мне не досталось даже и этого – появления парой строчек. И как сказке – мне обидно. А как Темному – любопытно. Уничтожать книгу я, во всяком случае, не рискнул бы без крайней нужды.
А то вдруг с ее уничтожением история откатится назад и Зачарованный лес рухнет под натиском орд огров или армии Врага. Испытавший на своей трусоватой шкуре  ужасы войны, Румпельштильцхен готов был дуть на воду. Все же война Злой Королевы и короля Георга против  ополчения Белоснежки и Прекрасного по сравнению с той, давней войной выглядела возней детишек в песочнице. Еще и потому, что  ту войну  он видел глазами нищего, испуганного прядильщика, а эту – взглядом старого и  могущественного существа. 
А Реджина, вольно или невольно, сменила тему на столь же неприятную. О Зелене Темный вспоминать не любил. Она была, выражаясь языком этого мира, его педагогическим  провалом. Угораздило же старшую дочку Коры влюбиться в Темного. Семейное это у них, что ли? Да, он предпочел Реджину, хотя Зелена была сильнее и перспективнее, но она во всем мире любила только Румпельштильцхена, а он своим сердцем и своей жизнью ради заклятия жертвовать не был готов. Без крайней нужды. А крайней не случилось, ведь у него оставалась Реджина.
А ведь и правда! — Голд  хихикнул,  демонстративно пропустив вопрос насчет любви,  — Платы-то я тогда не потребовал. Ну, дорогуша, я веду свои дела честно и не стал брать цену за то, о чем ты и знать не знала. Видишь ли, когда Зелена заявилась в твою комнату с целью перерезать тебе горло, ее там встретил я. В твоем обличье. Это была проверка. Что поделать, не люблю, когда мои ученицы убивают друг друга. Ты — исключение, — припомнил он случай, когда вынудил Реджину приревновать к якобы  своей новой протеже, чьего имени он и узнать-то не удосужился. Тогда Реджина ни на мгновение не колебалась, вырвав сердце из груди соперницы, — Знаешь,  в первый раз видел, чтоб человек зеленел от ревности  и зависти в буквальном, а не в фигуральном смысле. Так что у твоей сестрички есть одна, но верная примета. Она зеленая
Беседа прервалась на заправке и снова продолжилась. Голд получал от разговора немалое удовольствие, хоть тема и не отличалась приятностью. Но в кои-то веки они не стремились лишь укусить друг друга побольнее. Ну, почти не стремились. Можно сказать, по дружески. Да в общем, так оно и было. Если разобраться, то у Темного давно уже не было никого ближе, чем бывшая ученица. Она его понимала и принимала таким, как есть, не стремясь переделать согласно неким благородным идеалам.
- Здесь жизнь… поспокойнее. Можно быть Злой Королевой в стране, раздираемой гражданскими беспорядками,  но на посту мэра на одной ненависти далеко не уедешь. Ты попросту привыкла заботиться о своем городе. И о горожанах.  Власть – штука хитрая. Нельзя все время брать, приходится и отдавать.
Шоссе разматывалось вперед бесконечной серой лентой, огибало городки и поселки. Миля летела за милей, пока солнце не окрасило запад красно-оранжевыми оттенками заката.  Пока еще прозрачные сумерки сгущались и вскоре должно было вовсе стемнеть.
Как ни спешила Реджина, путь из Сторибрука до Нью-Йорка оказался куда дольше, чем до Бостона. К тому же, мадам мэр не привыкла подолгу сидеть за рулем, а Голд, естественно, сменить ее не предложил. В его понимании пустить другого за руль своей машины было почти так же интимно, как  предложить попользоваться магической лабораторией. И уж точно интимнее, чем надеть, скажем, чужое нижнее белье. Так что вечером им приходится остановиться в мотеле, который Реджина сочла достаточно приличным. Голд, привыкший частенько ночевать на узкой койке в подсобке собственного магазина, к условиям менее требователен. Была бы горячая вода да чистые рубашки. Все же в этом мире   имелось немало вещей, делавших жизнь неизмеримо комфортнее и приятнее.
- Вам номер на двоих? – спрашивает полусонная девушка.
- Нет, два одноместных.
- Остался только номер «люкс» с двуспальной кроватью.  Будете  брать? – равнодушно спрашивает девушка и видно, что ей совершенно все равно, останется ли заезжая парочка ночевать или поедет дальше. Понятно же, что эти двое вместе, только изображают, будто  посторонние. Таких она повидала немало. Дамочка очень даже, вся из себя ухоженная, а вот хромой мужчина показался девице полной развалиной, а туда же.
Мистер Голд смотрит на Реджину. Да, под действием заклятия им доводилось  спать в одной постели и заниматься в этой постели куда более интересными вещами. Именно поэтому Голду не хочется оставаться со Злой Королевой наедине. Они оба знают, что то было всего лишь временное помутнение под действием магии. Наваждение сгинуло, но воспоминания остались. К стыду мистера Голда –  удивительно теплые, уютные  и приятные, но оттого еще более болезненные и мучительные.
Правильным решением было бы  уйти, проехать дальше по шоссе и попытать счастья в следующем мотеле. Но он  устал. Без привычной поддержки магии, да после дня в сидячем положении   покалеченная нога болела, не переставая, ныла затекшая спина, да и голова была тяжелой.
- Вы ведь не возражаете? – для приличия  спросил он у Реджины, избегая называть ее при посторонних. Она не возражала. Ключ девушка вручила ей.
Номер был просторным, кровать скорее заслуживала названия «трехспальной». И двое не отличающихся крупным сложением людей спокойно могли бы улечься на нее, не касаясь друг друга даже случайно.
- Особого выбора нет, придется спать в одной  постели. Класть между нами меч не вижу смысла. Во-первых, меча у меня нет,  во-вторых, мы разумные люди, а в-третьих, я чертовски устал. Но как и подобает джентльмену, готов пропустить даму вперед, - Голд галантно указал Реджине на дверь в ванную комнату.

Отредактировано Rumpelstilzchen (Пт, 9 Окт 2020 23:36:42)

+1

10

Румпель охотно отвечал на вопросы, и Реджина слоями укладывала информацию в голове: победители-герои с переписанной по их указу историей; заклятие невидимости для сына (потому что без него Сторибрука для Ее Величества не существовало); тайные покровители, исчезающие так же внезапно, как появились... И зеленокожая сестра, что уже не шло ни в какие рамки. С кем, интересно, согрешила Кора, что родилось этакое чудо-юдо? Намерение увидеть родственницу возросло, хотя Реджина и понимала: уберег бог (или Темный) от встречи - и хорошо. Слова мага можно было расценить как признание, вот только Королева не забыла, как звучали настоящие, и потому не обманулась. Да и вряд ли Румпельштильцхен при всей его прозорливости в тот момент рассматривал вариант, где по обоюдному желанию делит с ученицей постель - почти такую, как предложенная в мотеле. Желание... О, его у магов обнаружилось предостаточно! В светло-карих глазах напротив легко читались - даже не угадывались! - общие воспоминания. Шелк блузки, сползающей с плеч, запутавшаяся в волосах властная рука, черный капрон на разведенных бедрах... Не умей Реджина владеть собой, наверняка бы смутилась. Однако ей, как и Голду, требовался отдых, горячий душ и завтрак посущественнее бургеров из забегаловки, где наверняка крутят в фарш всю пробегающую мимо живность.
- Да, мы возьмем, - острый взгляд в сторону "компаньона" поостерег его упражняться в остроумии. Забрав ключ и поставив в журнал размашистую роспись (девица на ресепшне тут же добавила в улыбку уважения: в ее мире так расписывались рок-звезды и политики), Ее Величество предоставила магу оплатить номер, а сама пошла к лестнице на второй этаж.
Номер "люкс" оправдывал свое название: чистый, просторный, с приятным глазу интерьером и поистине королевской кроватью посередине - в Зачарованном Лесу была больше, но и эта годилась, чтобы не прикасаться к Голду даже случайно. Не из отвращения - из страха потревожить чувства, задавить которые до конца так и не удалось.
- Класть между нами меч не вижу смысла. Во-первых, меча у меня нет, во-вторых, мы разумные люди, а в-третьих, я чертовски устал, - аргументы антиквара звучали неубедительно (разумные люди не разносят город из-за ссоры и не пересекают за ночь полконтинента ради новой прописки), но Реджина не стала спорить, устав не меньше, а то и больше Голда.
- Есть швабра - сойдет за меч? - заглянув в ванную и проверив наличие воды, откликнулась она. - Не знаю как ты, а я планирую спать этой ночью. Кстати, на обратной дороге вести тебе, - гадая, откуда взялась уверенность, что в Сторибрук они вернутся тоже вместе, женщина склонилась над сумкой. За два подхода на полку над раковиной переместился шампунь, гель для душа, фен и несколько уходовых средств для лица: Злая Королева не могла выглядеть нормально или хорошо - только идеально.
Предложение Голда было встречено благосклонно. Поставив телефон на зарядку и захватив полотенце с пижамой, Реджина ушла смывать с себя дорожную пыль: небольшая передышка для той, что слишком быстро привыкла к обществу Темного мага в своем доме и не менее быстро (как убеждала себя сама) отвыкла. Горячая вода расслабляла затекшие от сидения в одной позе позвонки, распрямляла напряженные плечи, а заодно уносила с собой мысли, которым не было места в Нью-Йорке. Ее Величество не знала, сколько времени пробыла в душе, но, выйдя из него, почувствовала себя намного лучше.
Смыв макияж, проведя расческой по мокрым волосам, она вернулась в комнату. Голд еще не спал - ждал. Быстрый взгляд - и он скрылся за дверью, а Реджина с наслаждением растянулась на своей половине кровати. Хорошо...

Отредактировано Regina Mills (Вт, 3 Ноя 2020 09:25:09)

+1

11

- Тогда наши планы на нынешнюю ночь совпадают, - спокойно резюмировал  Голд, дожидаясь, пока Реджина перенесет в ванную комнату необходимые ей флакончики и баночки и скроется за дверью в вихре полотенец.
Он мог сколько угодно иронизировать  над ситуацией, но правда заключалась в том, что он  -  помнил. И знал, что Реджина помнит. И что она знает, что он знает, что они оба помнят все, что между ними было. Конечно, изготовить  зелье, отнимающее память, не так уж сложно. Но почему-то Румпельштильцхен предпочел бередить в душе гноящуюся рану, но не прибегать к спасительной силе  магии.   Конечно, у него не хватило духу  поговорить с Реджиной, когда заклятие было снято. Он предпочел сбежать, чтобы зализать душевные раны в одиночку.  Так, как привык делать всегда, убеждая себя, что никто и никогда не полюбит чудовище. Молчать и делать вид, что ничего не было. В этом они с Реджиной были друг другу под стать.
Так что он неторопливо вынимает из сумки несессер с туалетными принадлежностями и пижаму. Практичную, удобную, из голубой фланели  в тонкую полоску. Трудно найти что-то более приземленное и менее сексуальное. Он ведь предполагал, что все может выйти именно так и они окажутся в одном номере.
Реджина не заставляет себя долго ждать. Появляется из ванной с мокрыми волосами, распространяя вокруг так хорошо ему знакомый аромат шампуня и крема для лица.
- Спокойной ночи, - говорит Голд перед тем как идти мыться. И старается тянуть время как можно дольше. Ему приходится мыться буквально по частям, чтобы не снимать шаль – амулет, сохраняющий память,  потом сушит волосы, хотя обычно этого не делает – его мягкие негустые волосы сами послушно рассыпаются на пробор, лишь слегка завиваясь на кончиках.   Зачем-то смотрит на себя в зеркало, словно надеется увидеть там кого-то неизвестного. Невзрачный, некрасивый, тощий. Все это привычно  прячется за наслоениями дорогой текстильной брони, за маской  лжи и самообмана.
И он очень надеется, что Реджина уже спит. Неслышно проскальзывает в комнату, тихо забирается под одеяло на своей половине кровати, в  старомодной пижаме и шали поверх нее, для верности приколотой к вороту пижамной куртки. Можно протянуть руку и коснуться плеча лежащей рядом женщины. Можно. Но не нужно.
Голд переворачивается на спину и бездумно смотрит на исчерченный тонкими трещинками потолок. И это называется «люкс». Старается отвлечь себя от  непозволительных мыслей о близости Реджины, о том, как приятно и знакомо она пахнет, о том, что еще месяц назад им было бы чем заняться в одной постели, о лезущих в голову воспоминаниях, на которые его тело недвусмысленно дает понять, что может он и в возрасте, но в дряхлые развалины его записывать еще рановато.
Завтра они окажутся в Нью-Йорке. И следует подумать о действительно  важном. О том, как он предстанет перед теми, кто управляет Сказкитауном,  и что будет говорить. И о том, насколько ему вообще нужно связываться с переездом.
О, его  беспокоит вовсе не беседа с мэром и не допрос  у шерифа. Хотя и это тоже. Магия. Там есть магия и ему одновременно страстно хочется оказаться среди тех, кто допущен к источнику и  держаться от них подальше. Живут же и без магии. Жил же он сам двадцать восемь лет без нее… да еще почти целый год, когда вспомнил, кто он такой на самом деле. Конечно, стоимость земли и жилья в Сторибруке и в Нью-Йорке даже сравнивать нельзя и принц Джеймс обмолвился, что  сумел решить  все проблемы с финансированием –  да его чуть ли не распирало от гордости при этих словах. Венценосные особы… те из них, кто прожил достаточно долго, быстро понимают, как важна полная казна для поддержки трона.
Где-то на переборе вариантов того, чем он может заинтересовать правительство Сказкитауна,  надо ли ему вообще его заинтересовывать  и не разумнее ли будет разузнать что возможно и вернуться в ставшее родным захолустье, Голд засыпает.   
Утро начинается рано. Утро продолжается завтраком на скорую руку в  кафе при мотеле, скверным, зато крепким кофе и  милями скоростного шоссе. Может быть, на обратном пути Голду и придется сесть за руль, зато сейчас он наслаждается всеми преимуществами положения пассажира.
В Нью-Йорке ему неуютно. Слишком большой город, слишком много всего: шума, автомобилей, спешащих людей, слишком давят высокие, безликие здания вместе с изобилием яркой, лезущей в глаза рекламы. Впрочем, из окна машины это воспринимается чуть легче и Голд довольно уверенно прокладывает курс там, где навигатор бессилен указать угол Киплинг-стрит и Булфинч-стрит.
Платная парковка забита самыми разными машинами. От парочки новехоньких  «Порше» до   обшарпанных грузовичков и пикапов.
- Добро пожаловать в Сказкитаун, - Голд выбирается из машины, поправляет на плечах шаль. Вид у него на редкость  уверенный и спокойный. В конце концов, он – сказка не из последних. Да и Реджина – тоже. И, что важнее, они оба не имеют двойников в Сказкитауне.
В прошлый раз знакомство с местными началось в маленьком кафе «Каша из топора». В этот раз Голд ведет Реджину мимо знакомой двери, хотя  аппетитный дух яичницы, поджаренного хлеба и жареных колбасок щекочет ноздри и искушает зайти и перекусить. Но раз уж они с официальным визитом, то придется все делать официально. И объявиться раньше, чем за ними придут.
Парадный вход жилого комплекса «Чаща». Стеклянные двери, швейцар у входа. Не то охранник, не то консьерж за стойкой. Только что дремал, сдвинув фуражку на глаза, но стоило Голду сделать шаг, как консьерж моментально проснулся и уставился на вошедших стеклянным подозрительным взглядом.
- Эй, а я тебя помню. Ты был здесь с месяц назад с такой шикарной блондинкой. Только что-то не задержался. А блондиночка была хороша.
- Верно. И  тебе повезло, что та блондиночка, как ты выразился, тебя не слышит,  - сдержанно подтвердил Голд, невольно мимолетно покосившись на Реджину, и выпрямился со всей своей  лощеной светскостью, - И приехал снова. Будь любезен, доложи мэру немедленно, что к нему с визитом Румпельштильцхен и Злая Королева.   Уверен, он будет рад нас видеть.
А если не рад, то  примут нас в два раза быстрее. А уж мэр,  или шериф, или кто-то еще – сейчас узнаю.

+1

12

Голд вернулся раньше, чем Реджина заснула, но ни он, ни она не стали продолжать беседу. Ушедшие в мысли о ближних и дальних, чародеи постепенно погрузились в сон, однако он был рваным и беспокойным. Неудивительно, что утреннее отражение в зеркале Ее Величество не порадовало. К счастью, косметику для того и придумали, чтобы скрывать последствия бурной ночи (чего бы это не касалось).
Раздобыв утюг (и посетовав на отсутствие магии), Реджина почётче обозначила стрелки на брюках, а заодно прошлась вдоль ворота рубашки. Идеально сидящий костюм-двойка, удобный каблук, капелька духов на запястья и шею - в таком виде хоть к губернатору на прием, хоть к жителям Сказкитауна на знакомство. "Мы пришли с миром, нам нечего бояться", - успокаивала она себя, но все равно слегка волновалась.
Наскоро позавтракав и запив еду отвратительным кофе, Реджина и Румпельштильцхен сели в машину. Теперь дорогу указывал Голд, Королева послушно поворачивала в нужную сторону, а на светофорах смотрела в окно: Нью-Йорк в каждый ее приезд поражал воображение обилием огней, высотных зданий и спешащих по своим делам американцев. Шумно, ярко - как на карнавале из старых-добрых времен. Доведется ли им еще раз побывать на балу Зачарованного Леса? Появление Реджины частенько обрывало веселье, но сама концепция мероприятия Ее Величеству нравилась. Современные фуршеты по сравнению с балами - скука смертная.
Угол Киплинг-стрит и Булфинч-стрит ознаменовал собой конечную точку маршрута. Уверенность Голда успокоила Реджину: не милостыню же они приехали просить, в конце концов! Злая Королева и Темный маг - злодеи не последней категории, Сказкитаун радоваться должен их приезду и предложению сотрудничать.
Улица, на которой располагалась штаб-квартира (жилищный комплекс из черного стекла в пятнадцать этажей высотой) была достаточно оживленной и внешне мало отличалась от любой другой улицы крупного города. Королева, фыркая, осматривала витрины: цветочный магазин "Зеленый лужок", кондитерская "Мишка Эдвард", хостел "Желтый кирпич"...
- Маркетинг оставляет желать лучшего, - у них в Сторибруке и то названия приличнее! - Непохоже, чтобы Сказкитаун что-то создавал - сплошное потребление да развлечения, - вдалеке, сколько хватало взгляда, слева и справа тянулись ряды закусочных, магазинов и парикмахерских. - И все сказки живут здесь, в одном доме? - женщина кивнула на небоскреб.
Крутанулись стеклянные двери, впуская посетителей в просторный холл, и консьерж подскочил:
— Эй, а я тебя помню! - обратился он к Голду. - Ты был здесь с месяц назад с такой шикарной блондинкой. Только что-то не задержался. А блондиночка была хороша, - Реджина невозмутимо посмотрела на антиквара и ее спокойный взгляд обещал тому допрос с пристрастием, ибо "шикарной блондинкой" могла быть только Свон. Просто потому что в Сторибруке больше никто бы не поехал с Темным магом. Плюс, по времени совпадает с поисками Нила.
— Верно. И тебе повезло, что та блондиночка, как ты выразился, тебя не слышит,  — антиквар покосился на спутницу, но тут же выпрямился. - Будь любезен, доложи мэру немедленно, что к нему с визитом Румпельштильцхен и Злая Королева. Уверен, он будет рад нас видеть.
Секунду-другую швейцар буравил их взглядом, после чего все-таки поднял трубку внутреннего телефона и сообщил руководству.
- Ожидайте, - он подобрался за стойкой, будто ожидая нападения.
- Дорогуша, если ты упустил что-то важное в своем рассказе, то местные колдуны с их провидцами покажутся тебе цветочками по сравнению с тем, что сделаю с тобой я, - со сладкой улыбкой произнесла Реджина - так, чтобы слышал только Голд. На другом конце холла появился уборщик в рыжем комбинезоне и принялся поливать цветы. Присутствие незнакомцев ему, казалось, было безразлично. Но все понимали: следит и, возможно, докладывает. В здании ощущалась магия - иная, не та, к которой привыкла Реджина. И это заставляло волоски на шее электризоваться.
- Рады приветствовать вас в Сказкитауне, - навстречу магам шел молодой, раскачанный мужчина - типичный атлет. Русые волосы, квадратная челюсть, мощные бицепсы. И значок шерифа. - Мэр ждет вас, я провожу. Идите за мной.
Лестница, лифт, коридор, еще лестница - и вот, наконец, рабочий кабинет мэра с табличкой "Принц Джеймс". Постучав, шериф пропустил их внутрь, зашел сам и закрыл дверь.
- Румпельштильцхен, Ваше Величество, - принц вышел из-за стола, поцеловал руку Реджине, пожал руку Голду и указал на кресла. - Чем обязаны вашему визиту? Мне казалось, в прошлый раз мы все прояснили. Возможно, у вас остались вопросы? Задавайте, не стесняйтесь, я с удовольствием отвечу. Сказкитаун всегда рад дружественным сказкам.
"Выкручивайся", - мэр Сторибрука не знала, какую тактику изберет ее компаньон, поэтому вежливо молчала, предоставляя ему слово. Тем более, что принц обращался перво-наперво к нему, а уже после - к той, кого опрометчиво записал в менее опасные элементы.

Отредактировано Regina Mills (Вс, 24 Окт 2021 13:17:22)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Хорошо там, где нас нет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно