:: мы — это шторм
осиал ловит — ну или пытается это делать — каждую эмоцию женщины, что сейчас стоит прямо напротив него, а также желает лишь еще большего. яркая. сильная. уверенная в себе. он видит и чувствует в ней ту самую силу, что проявляется в холодном взгляде и проступающих под кожей мышцах [ она не боится препятствий ], а на языке тут же ощущается привкус морской соли, так как ничего другого на ум больше и не идет. забытые ощущения. уже даже какие-то непривычные. и от того осиал столь жаден до них. архонт провел на морском дне так много столетий, что мир над толщей воды стал для него столь иллюзорным, что он уже стал его забывать. вновь пробудившаяся жажда жизни вскипает в венах.
Bo-Katan Kryze х Cal Kestis Кэл не препятствует Бо-Катан в его желании рассмотреть мандалорскую реликвию. Для него самого она не представляет никакой ценности. Чужая культура — потемки, а значит, ей виднее, для чего это предназначено. Как и, хотелось бы верить, местонахождение его хозяина. Он наблюдает, как та изучает внимательно, вертит ее в руках, касается белой кости пальцами в плотных перчатках. На лице — узнавание, понимание. Когда она говорит, Кэл пожимает плечами. Он не уверен, что стоит рассказывать эту историю, как реликвия Викутов оказалась у Гриза и почему в итоге нашла свой путь домой. Они только встретились, наладили хлипкое сотрудничество (очевидно, что перемирие — тоже), вряд ли ей понравится история о том, как один хитрый латеронец сжульничал во время партии в сабакк, чтобы получить столь редкую вещь обманом.
Vasilisa writes...
Старых вещей в доме у бабушки было много и в этом было какое-то особое очарование. Василисе нравились сохранившиеся ещё из детства её мамы куклы, закрывающие глаза когда их наклоняешь или укладываешь спать, а так же плотные и твердые мягкие игрушки, потерявшие цвет и прежний лоск, но всё ещё по-своему милые. Было и много других интересных вещей: старые часы с кукушкой, непонятная круглая штука со странным названием "барометр", теплые большие шали и старый колючий плед. В зале стоял длинный сервант наполненный посудой которую, почему-то, доставали только по праздникам. Вязаные кружевные салфетки и их большие варианты, накрывающие столики, старенький телевизор и подушки, со смешным названием "подзор".

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Для чего скажи мне луна Нар-Шаддаа?


Для чего скажи мне луна Нар-Шаддаа?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Для чего скажи мне луна Нар-Шаддаа?

https://media.discordapp.net/attachments/1023918275316428832/1066359660984147968/--1.png
cal kestis х merrin
Нар-Шаддаа, неделя после событий игры

Полёт прервал странный звук двигателя. Гриз, привыкший самостоятельно чинить корабль, принял решение взять курс на Нар-Шаддаа, где можно по дешёвке купить необходимые запчасти одновременно с этим не предоставляя удостоверение личности. Пока капитан корабля решает самостоятельно произвести ремонт на посадочной станции, команда имеет полное право провести свободное время в городе грехов. Только помните, детское время заканчивается тогда, когда загорается неон.

+1

2

— Тьфу ты, давно пора его смазать! — Гриз качает головой, когда трап “Богомола” опускается с громким лязгом, встретившись с металлической поверхностью космопорта Луны Контрабандистов.
Здесь всем плевать, кто ты и откуда. Здесь плевать, с какой целью ты прибыл на этот злачный спутник, где всем заправляют хатты. Главное — не переходить кому-то из них дорогу.
Здесь почти не бывает Империи. Хатты не любят патрули и комендантский час, пока работающие по ночам увеселительные заведения приносят им деньги, приманивая путников на полуобнаженных тви’лечек, разухабистых музыкантов и разнообразную выпивку, импортируемую со всей галактики.

Кэл не бывал здесь раньше, но невольно вспоминает — именно сюда бы лег его путь после Бракки, если бы Инквизиторы не успели раньше. Возможно, Тэпперс еще где-то здесь, но искать его нет нужды. Вряд ли стоит оставлять здесь какой-то след, даже если старый приятель не в курсе, откуда именно Кестис взялся в Гильдии Разборщиков.

— В общем, я по делу, а вы… ну… погуляйте! — когда они выходят за пределы космопорта, латеронец машет им одной из четырех рук и скрывается в толпе прежде, чем дожидается ответа. Кэл хмыкает. Гриз явно что-то скрывает, след его нервозности в Силе незримо повисает в воздухе, прежде чем шлейфом двинуться за своим “хозяином”. Гриз не любит, когда ему задают лишние вопросы. Сильнее всего не любит, когда это делает Цере, но та осталась на корабле вместе с Триллой.
Джедай пожимает плечами — у их пилота есть свои тайны, которые тот не хочет раскрывать. Кэл не настаивает.

И через пару минут после того, как Гриз отбыл восвояси, Кэл осознает одну простую и довольно неожиданную вещь.
Они с Меррин стоят вдвоем посреди Променада, чуть ли не загораживая дорогу всем остальным, кто спешит по своим делам.
Легкое ощущение опасности вспыхивает в голове неожиданно, но он успевает среагировать, аккуратно взяв датомирку за локоть и отводя в сторону.
— Осторожно! — мимо них бегом проносятся трое викуэев. Очевидно, не в духе, а столкновение грозило неприятностями. Едва они оказываются за кадкой с голографическим деревом, Кэлу приходит в голову, что со знакомства на родной планете Меррин они ни разу не оказывались наедине.

— Здесь всегда толпы, — он приглаживает машинально рыжие волосы ладонью и почему-то отводит взгляд. В голосе смущение. Кэл украдкой разглядывает девушку — ее кожа почти белая, как и волосы, на лице черные узоры. Он никогда не встречал таких, как она, никогда не видел раньше Сестер Ночи. Даже в Храме о них не рассказывали, а уж среди юнлингов было множество инородцев с самых разных планет.
На Меррин хочется останавливать взгляд подольше, но настолько откровенно пялиться некрасиво. Почему-то Кэл, умеющий найти общий язык почти с кем угодно — даже разговорил замкнувшуюся в себе Триллу после того, как они с Цере смогли ее спасти на Нуре, не может сейчас нормально подобрать слов.

Не будь его судьба такой, такие неловкие моменты с ним бы случились лет в пятнадцать, когда ищешь слова, чтобы заговорить с понравившейся девочкой. Наверняка бы у него был отец, который дал бы пару советов и рассказывал, как познакомился с мамой.

Но у джедаев не остается родителей с того момента, как их забирают мастера — совсем маленькими, пока не сформировались привязанности.
На лекциях мастер Йода рассказывал, как правильно контактировать с Силой, а не разговаривать с девушкой. Их учили вслепую отражать выстрелы световым мечом, а не водить кого-то на свидания.
— Ты не проголодалась? Можем сходить в кантину… какую-нибудь попроще, — Кэл снова ругает себя мысленно за неловкий тон. Он чувствует и ее смятение — после пустынного Датомира оживленная Нар-Шаддаа может вогнать в ступор.
Кэл рос на Корусанте и его почти ничего не удивляет. Только нужно следить, чтобы никто не заметил рукоять меча на поясе, прикрытую пончо.
Здесь может быть слишком много любителей получить легкие кредиты, а его оружие и — тем более — голова все еще сулит хорошую награду.

+1

3

[indent] При посадке на луну Меррин прилипла к иллюминатору Богомола. Корабль плыл сквозь толщу туч и облаков, застревающих на шпилях древних небоскрёбов. Весь город - это этажи, балконы и коридоры зданий. Настоящие городские джунгли. Из разваливающейся покосившейся башни вырастали новые километровые здания. Чем ниже был корабль, тем темнее становилась Нар-Шаддаа. Вечная ночь скрывала жителей во мраке. И вот город превращался в самое настоящее звёздное небо. Тысячи автомобилей пролетали вокруг Богомола, слепя Гриза своими фарами. Меррин отчётливо слышала непрекращающийся шум города. Для неё всё это было непривычно, опасно, дико и... безумно интересно. Впервые она была в вонючем, грязном, опасном, шумном, перенаселённом - живом - городе!

[indent] Её родной Датомир был не таким. Он ненавидел технологии и защищал свою природу от разумных существ. Любой корабль сгнивал насквозь за пару смен лун, дроидов начинало "коротить" после дождя, а дома из железа сжирала плесень. Меррин жила во времена бластеров и межгалактических перемещений, так, как жили её далёкие предки. Лишь случайно попавшие на планету путешественники напоминали маленькой девочке о существовании жизни за пределами планеты. Она знала, что пришельцы не проживут и дня, умерев от укуса паука или от дубинки Брата Ночи, и у неё никогда не было ни капли жалости, ведь Меррин ничем не могла им помочь. Девочку интересовали лишь артефакты иных миров, которые она забирала с ещё тёплого трупа, висящего на острых шипах алого кустарника. Она смотрела на непонятные блестяшки, шарики и палки и мечтала очутиться там, где эти штуки используют.

[indent] И мечта сбылась.

[indent] Девушка вышла на улицу и вдохнула тяжёлый воздух с запахом сероводорода. Город полный силы и жизни, но такой пустой... Меррин, держа в руках свой кристалл, подошла к краю посадочной площадки, чтобы рассмотреть город, казалось, с высоты птичьего полёта. Мимо на полных скоростях пролетали корабли; волосы Меррин закручивались в разные стороны от резких порывов воздуха. Она бросила взгляд вниз - не было видно конца. Поверхность луны казалась недосягаема, и если случайно шагнуть вперёд... Кристалл засверкал зелёным пламенем. Ведьма любила записывать на него свои мысли и воспоминания. И запись первых впечатлений о планете стала традицией.
[indent] - Нар-Шадаа наполнена жизнью... и смертью. Насилие и страх кормят Тёмную Сторону. Она сильна здесь. Сильнее, чем на Датомире. Сила подавляет людей, заставляет их жить по своим правилам. Поощряет их. Если бы я была джедаем, я бы скрылась именно здесь: даже использование силы создаёт лишь едва различимое эхо. И в тоже можно жить нормальной жизнью. Мне нравится, - Меррин слегка улыбнулась, пряча кристалл в одеждах.

[indent] Пока взрослые занимались ремонтом корабля (а Цере наверняка не хотела находиться на Нар-Шаддаа из-за раны в силе), Меррин вместе с Кэлом пошли прогуляться. Как только они вышли с космопорта, их мгновенно засосала толпа торопящихся по своим делам существ. Датомирка старалась держаться поближе к своему другу, чтобы очередной поток не унёс девушку в другой район. Кэл намного лучше понимал законы больших городов, поэтому они смогли оказаться на островке безопасности, где люди спокойно стояли и курили странные смеси, отдыхая от суеты. Ради них даже стояло искусственное дерево, состоящее из разноцветных пучков света. Когда люди отдыхают, они любят быть поближе к природе. Джедай смущённо мялся рядом с Меррин, девушка даже заметила на его щеках лёгкий румянец. И вправду, сейчас датомирка выглядела по особому. Вы когда-нибудь видели глаза кота, что впервые видит снег? Огромные чёрные и блестящие. Это всё магия ночного города, всего покрытого неоновыми вывесками и голограммами. Они как фейерверк отражались в глазах, делая их чарующе притягательными. Но Меррин этого не понимала. Посчитала, что Кэл мог немного приболеть, поэтому и щеки алые и реакция заторможенная. Откуда ей знать все спектры человеческих эмоций. Датомирские мужчины всегда были красными при любых обстоятельствах. И у них любовь отсутствовала как данность.

[indent] Кэл предложил Меррин зайти в какое-нибудь злачное место. По крайней мере она так посчитала, ведь слово "кантина" она слышит впервые, а слово голод знала с малых лет. Меррин не дала ему права выбора, указав пальцем на огромную вывеску с человеческой женщиной, что доставала между грудей каждый раз разное блюдо. Если на вывеске человек, значит, там есть человеческая еда. Чтобы не повторить предыдущую ошибку, Меррин оценила движение толпы и, схватив Кэла за руку, потащила его за собой, двигаясь по течению.

[indent] Кантина встретила гостей едким дымом от сигарет. В углу тихо играл старик на губной гармошке. Вышибала грозно посмотрел на пришедшую пару, оценивая их телосложение и склонность к скандалам. Слева длинный бар, полностью забитый непросыхающими людьми, справа - имитация казино с игровыми автоматами и одним игральным столом для карт. У панорамных окон находились столики с мягкими диванчиками. Дёшево и сердито, но и у Кэла не было много денег. Меррин подвинулась ближе к окну, что вблизи оказалось пыльным и немного грязным. Полуголая официантка принесла планшет с меню, у которого была сотня страниц с различным алкоголем. Чтобы не создавать неловкую паузу, Меррин решила разговорить Кэла историями из своей жизни:
[indent] - Про алкоголь я много знаю, хотя никогда не было возможности попробовать. Братья ночи делали огненную жидкость из плодов и грибов. Потом пили её и устраивали мордобой на арене. Я от скуки приходила посмотреть на это зрелище. Раньше Сестры Ночи так выбирали сильнейших для размножения. Мужчины на утро не помнили с какой они женщиной спали, поэтому не догадывались, от кого у них родилось дитя. А после смерти Сестёр... им осталось лишь пить, да драться насмерть.

Отредактировано Merrin (Чт, 26 Янв 2023 01:27:05)

+1

4

Ответом Кэлу служит указание Меррин в сторону и он тоже замечает вывеску. Неоновая, плоская, исключительно из контуров разноцветного света, меняющего оттенок буквально раз в полминуты. И разнообразие блюд, которые посетители могут наблюдать. Если бы Кэлу еще было тринадцать, он бы задался вопросом — а как они все помещаются… внутри?
— Да уж, оригинально, — он усмехается, но позволяет Меррин вести себя в сторону входа этой кантины. Прячет улыбку в уголках губ. Интересно, что бы сказал мастер Тапал, если бы видел его сейчас?
Никто не мешает джедаям посещать такие места, только запреты на привязанности их ограничивают. Как и необходимость контролировать свои чувства, чтобы Тьма не воспользовалась слабостью и не утащила их в свои удушающие объятия.
Сколько джедаев так пало? Даже архивы в Храме, по слухам, об этом умалчивали. Падаванам в ту секцию и вовсе доступа не давали.

Дверь за ними закрывается с тихим скрипом, кажется, ее давно не смазывали. Воздух внутри помещения густой, наполнен дымом и запахом табака. Дешевого, судя по всему.
Стенания губной гармошки не добавляли этому месту престижа, как и полумрак. Но зато тут оказались свободные столики. Правда, контингент наверняка соответствующий, но пока Кэл не ощущает импульсов опасности в Силе. Значит, можно задержаться.
— Они не все такие, честно, — комментирует он для Меррин местную обстановку, но та не выражает желания уйти. Напротив, она выбирает столик возле панорамного окна, где есть диваны, а не стулья. Несмотря на пыль, даже почти уютно. Огни небоскребов Нар-Шаддаа за стеклом, как ни странно, лучшее в интерьере заведения.

Кэл ее понимает, вот сейчас. Когда он вместе с мастером впервые оказался за пределами Храма, им нужно было на один из нижних уровней столицы. Даже несмотря на то, что та забегаловка на Корусанте выглядела еще хуже, Кэл таращился на нее во все глаза, как на какое-то чудо света, неведомое ранее. Даже хотел задержаться, чтобы изучить это место, но мастер Тапал взял его за руку и увел подальше от того “притона”, потому что они зашли всего лишь поговорить с барменом.
Только спустя много лет Кэл понимает, как же старый ласат был прав!

Сейчас все иначе. Даже если что-то случится, Кэл и Меррин в состоянии постоять за себя, оба. Он уже видел, как сражается Сестра Ночи и это зрелище достаточно… завораживающее. Там, на Датомире, он видел, как Тарон Маликос погружается в камень платформы посреди гробницы — место, откуда он уже никогда не выберется за то, что посмел обмануть тех, кто принял его у себя.
За то, что предал самого себя и обратился не просто во Тьму — во зло.
Кэл смотрел, как он умирает и понимал — он обязан Меррин жизнью. Дважды, если добавить к этому, как она вытащила их всех из воды рядом с крепостью Инквизитория.

Официантка вырывает джедая из собственных мыслей, когда перед ними ложится планшет с меню. Когда Меррин берет его в руки, Кэл привстает с дивана и тянется вперед, чтобы заглянуть в него.
— А цены тут такие, что если бы Гриз в очередной раз спустил бы наши запасы кредитов, его противники в сабакк могли бы здесь устроить вечеринку, — ладно, он видел и хуже. Во всяком случае, на пару блюд и пару напитков ему хватит. — Выбирай, что закажешь.
Кэл не имеет ни малейшего понятия, насколько пищеварительная система датомирцев отличается от человеческой. Как и в том, что любит Меррин…
Почему-то последнее немного расстраивает.

Он слушает историю про ее народ и Братьев Ночи. Кэл все еще с содраганием вспоминает эти поединки, множество за своей спиной он оставил ранеными, когда шел в поисках гробницы и попыток выбраться из болот. Кэл старался не лишать их жизни — так джедаи не поступают, а они всего лишь защищали свой мир и свой дом. И пусть Кэл пришел к ним без желания начать конфронтацию, но не мог позволить воинственным забракам лишить себя жизни.
Тем не менее, кое-что в рассказе Меррин его смутило. Их ведь целое племя, а она единственная из Сестер осталась в живых.
— И как тогда они… пополняли свои ряды с тех пор, как погибли твои сестры? Или… — предположения повисают в воздухе между ними легким напряжением, Кэл не решается ей задать свой вопрос. Судя по всему, что многие его противники на Датомире достаточно молоды, могут ли они быть такими же, как она? Те же дети, заставшие жуткую резню, которые выросли к настоящему времени?
Да… Скорее всего, так и есть. Ну а как иначе?

Кэл садится на место, задевает ладонью пепельницу с отколотым краем. И тут же видит вспышку, слышит чужие голоса и видит перед собой, как недавно виденная ими толпа викуэев окружает юного тви’лека, ругая его за провал. Тот лежит на полу кантины, прикрывая лицо руками, а в руках у одного из бандитов — эта самая пепельница и вот он уже готов обрушить ее на голову бедняги…
Видение прерывается также резко, как и начиналось. Кэл откидывается на спинку дивана, его трясет.
Судя по всему, это случилось совсем недавно…

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Для чего скажи мне луна Нар-Шаддаа?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно