:: мы — это шторм
осиал ловит — ну или пытается это делать — каждую эмоцию женщины, что сейчас стоит прямо напротив него, а также желает лишь еще большего. яркая. сильная. уверенная в себе. он видит и чувствует в ней ту самую силу, что проявляется в холодном взгляде и проступающих под кожей мышцах [ она не боится препятствий ], а на языке тут же ощущается привкус морской соли, так как ничего другого на ум больше и не идет. забытые ощущения. уже даже какие-то непривычные. и от того осиал столь жаден до них. архонт провел на морском дне так много столетий, что мир над толщей воды стал для него столь иллюзорным, что он уже стал его забывать. вновь пробудившаяся жажда жизни вскипает в венах.
Bo-Katan Kryze х Cal Kestis Кэл не препятствует Бо-Катан в его желании рассмотреть мандалорскую реликвию. Для него самого она не представляет никакой ценности. Чужая культура — потемки, а значит, ей виднее, для чего это предназначено. Как и, хотелось бы верить, местонахождение его хозяина. Он наблюдает, как та изучает внимательно, вертит ее в руках, касается белой кости пальцами в плотных перчатках. На лице — узнавание, понимание. Когда она говорит, Кэл пожимает плечами. Он не уверен, что стоит рассказывать эту историю, как реликвия Викутов оказалась у Гриза и почему в итоге нашла свой путь домой. Они только встретились, наладили хлипкое сотрудничество (очевидно, что перемирие — тоже), вряд ли ей понравится история о том, как один хитрый латеронец сжульничал во время партии в сабакк, чтобы получить столь редкую вещь обманом.
Vasilisa writes...
Старых вещей в доме у бабушки было много и в этом было какое-то особое очарование. Василисе нравились сохранившиеся ещё из детства её мамы куклы, закрывающие глаза когда их наклоняешь или укладываешь спать, а так же плотные и твердые мягкие игрушки, потерявшие цвет и прежний лоск, но всё ещё по-своему милые. Было и много других интересных вещей: старые часы с кукушкой, непонятная круглая штука со странным названием "барометр", теплые большие шали и старый колючий плед. В зале стоял длинный сервант наполненный посудой которую, почему-то, доставали только по праздникам. Вязаные кружевные салфетки и их большие варианты, накрывающие столики, старенький телевизор и подушки, со смешным названием "подзор".

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » devil’s playground


devil’s playground

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

devil’s playground

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3762/511929.jpg https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3762/105579.jpg https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3762/149715.jpg https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3762/389312.jpg https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3762/572907.jpg
wednesday addams х tom riddle
Лютный переулок, лавка «Горбин и Бэнкс», 1946г.

— «Любопытной Варваре на базаре нос оторвали», никогда не слышал?
— Что, буквально? Как… интересно.

« welcome to the devil's playground
you can look and you can touch
it's a real fine day at the black parade
and i swear it won't cost much »

Отредактировано Tom Riddle (Сб, 17 Дек 2022 18:17:14)

+3

2

[indent] Этот год выдался скучным на убийства. Серийные, случайные, самоубийства... Так случается после войны - затишье; мир отходит от потрясений, газеты стараются публиковать только нейтральные новости, а люди постепенно возвращаются к привычной жизни. И только в следующий год, сорок седьмой, случится преступление, навсегда заставившее Уэнсдей полюбить чёрные георгины. Но пока она прибывала в некоторой меланхолии, скука жгла нервы, а душа просила чего-то тёмного и доселе неизведанного. Как, например, вызов древнего порочного существа Бахтиофа - господина сорока девяти змей, способного даровать как бессмертие, так и убить одним взглядом. Милая зверушка, - решила Аддамс, - хочу себе такую. Но проблема была в том, что для его вызова требовалась Коптская книга заклинаний. Найти её было ещё проблематичнее, чем перевести древнеегипетский, но Уэнсдей не пугали сложности.

    О том, что существует целый мир волшебников, сокрытый от людских глаз, Уэнсдей знала. Все-таки, её семью нельзя назвать обычной, они были тесно связаны с тёмной магией, а мать Уэнсдей входила в ковен. Поэтому поиск книги сузился до магической стороны Нью-Йорка. Но прошерстив все местные (и даже не очень легальные) места сбыта артефактов, Уэнсдей удалось разжиться только парой-тройкой редких ингредиентов для зелий. Аддамсы просто так не сдаются. И было решено посетить другую магическую столицу - Лондон.

   


    Уэнсдей выбрала место у окна в самом хвосте, воздушные ямы в этой части самолета ощущались гораздо лучше, чем в центре. На соседнее кресло присел мужчина лет тридцати в дорогом костюме. Он достал платок и протер подлокотники кресла, потом вальяжно протянул руки и постучал ногтями по пластику. Мужчина со скучающим видом окинул пассажиров, потом перевел взгляд на Аддамс. Ухмыльнулся и проговорил, натянув в улыбке губы:

    - Что такая симпатичная американка планирует делать в Лондоне, в пристанище несимпатичных англичан?

    - Планирую убийство одного симпатичного американца, - сказала Уэнсдей и отзеркалила улыбку.

    Дальше разговор не склеился.

   


    Вещь тащил чемодан, пока Уэнсдей, уткнувшись в потертую от времени карту, шла вперед, не замечая косых взглядов прохожих. Она искала точное расположение Дырявого котла. Но придя в нужное место, она, к своему удивлению, обнаружила только большой книжный магазин, а рядом с ним - лавку компакт-дисков. Там, где должен был располагаться Дырявый котёл, зияла пустота, ведущая в тупик. Уэнсдей подошла ближе. Сильный снегопад застилал взор, она приложила одну руку на манер зонтика, огляделась по сторонам. Потом сняла перчатку и, выставив руку вперед, сосредоточенно шагнула в эту неизвестность. Через мгновение её рука уперлась в холодный камень. Затем, по одному кирпичику, точно мозаикой, сложилось целое здание. "Дырявый котел" - гласила только что появившаяся табличка. От увиденного у неё перехватило дыхание, Уэнсдей широко улыбнулась.

    - Вещь, сними мне номер, - распорядилась Уэнсдей, как только они зашли внутрь. Достав маленький мешок со звонкими монетами, Вещь засеменил к стойке. А девчонка остановилась, разглядывая разношерстную публику. Потом, выцепив взглядом мужчину, собирающегося уходить, Уэнсдей последовала за ним. Он вышел на задний двор - Уэнс притаилась, заглядывая через щель приоткрытой двери. Мужчина достал волшебную палочку и в ведомом только ему порядке коснулся кирпичей в стене. Открылась брешь, через которую можно было наблюдать людную улицу. Как только волшебник вышел, брешь закрылась. Скрипнув дверью, Уэнсдей вышла на задний двор. Она подождала Вещь и в точности повторила код, прикасаясь к кирпичам обломком волшебной палочки, который ей удалось раздобыть в одной магической лавке на Таймс-Сквер.

   


    - На, держи, - сказала Уэнсдей, обронив перчатку, - а то замёрзнешь.

    Вещь уже успел обморозить все пальцы, пока они слонялись от магазина к магазину, везде и всюду слыша отказ. В конце концов их направили в Лютный переулок, в Горбин и Бэнкс.

    Уэнсдей зашла внутрь. Дверь со скрипом хлопнула, чуть не придавив Вещи пальцы. В глаза Уэнсдей сразу бросились причудливые инструменты для пыток, она подошла ближе, чтобы рассмотреть.

    Кто-то, находясь в тени, наблюдал за девчонкой. Уэнсдей сразу это почувствовала.

    - Я ищу Коптскую книгу заклинаний, - чуть повысив голос, произнесла она и провела рукой по красивой резной плети. Не удержалась.

Отредактировано Wednesday (Пт, 23 Дек 2022 00:19:17)

+2

3

[indent] — На Вашем месте, я бы ничего здесь не трогал, — Том, некоторое время молча разглядывавший посетительницу из тени за прилавком, сделал шаг вперед. Это была привычная практика в Горбин и Бэнкс — дать посетителю в уединении рассмотреть выставленные экспонаты, чтобы тот осознал где именно находится — за исключением, разумеется, постоянных покупателей из членов семей Священных двадцати восьми. Последние никогда не заходили в Лютный переулок просто так, именно поэтому давать им время на осмысление не было никакой необходимости. Здесь же был абсолютно стандартный случай — впрочем, не совсем стандартный — ведь посетительница разительно отличалась от обычных магов и ведьм, что иногда заглядывали в подобное заведение; первое, что вызвало у Тома секундное чувство отвращения, промелькнувшее на лице — девушка была одета в типичную для магглов одежду. Разумеется, в последние дни среди молодых нечистокровных волшебников и волшебниц подобное можно было встретить все чаще — но ни один чистокровный, да и уважающий себя полукровка, не опустится до подобного рода уничижительного действа. Второе, что вызывало интерес — рядом с девушкой мельтешило нечто — отрезанная по запястье рука, обладающая, как казалось, собственным разумом — подобная магия ни разу не встречалась Тому, несмотря на то, что он, и в этом волшебник был абсолютно уверен, знал о видах магии куда больше любого преподавателя в Хогвартсе (за исключением, возможно, лишь вездесущего Альбуса Дамблдора): — Многие из представленных экспонатов, прокляты, — встретив недоуменный взгляд, Риддл объясняет свою первую реплику. — Разумеется, особо опасные экземпляры находятся под стеклом. Как например, это ожерелье — стоит коснуться его, или, гораздо хуже, надеть — человека ждёт весьма мучительная смерть. Но такие мелочи как легкие сглазы или, скажем, потеря конечности — защитной магией не ограничены. Мне бы не хотелось привлекать внимание мракоборцев к нашему магазину… но если Вы лишитесь руки — мне все же придется вызвать целителей из Святого Мунго, и подобное происшествие никак не обойдет стороной внимание аврората. Еще и в такое время! Едва ли мракоборцы будут благодарны за разбавление всеобщей радости от победы над Гриндевальдом таким неприятным происшествием. Вы согласны? — Том вежливо улыбается, подходя к посетительнице. Оторванная рука прыжками подходит ближе к девушке, и Риддл, не сдержав собственного любопытства, все же бросает на нее беглый взгляд.

[indent]  — Забавная вещица. Никогда не встречал подобного рода проявления магии. Что это? — едва ли это проявление темной магии — раз уж эта ведьма, не скрываясь, использует её на глазах у всего магического сообщества. Будь это так — она бы уже столкнулась с отрядом мракоборцев. Победа над самым могущественным Темным волшебником столетия, конечно, принесла некое чувство облегчения и эйфории — но и усилило внимание аврората к подобного рода вещам — ведь у Гриндевальда остались сотни последователей по всему миру. Даже Тому, и то пришлось на некоторое время уйти в тень. Начинать вести свою кампанию сейчас в открытую казалось верхом недальновидности, если не сказать — глупости.

[indent] Да, едва ли эта вещь обладала собственным разумом — некромагия, пускай и частичная, все еще относилась к разряду наитемнейших искусств — больше похоже на глупую шутку в виде трансфигурации питомца (что тоже вызывает вопросы, ведь трансфигурацию живых существ разрешают проводить только под строгим контролем Министерства — что, в свою очередь, указывает на тесные связи посетительницы с высшими чинами, или же — является прямым доказательством нарушения магических законов, что, так или иначе возвращает размышления к первому варианту и таким образом закольцовывает круг). Что ж, поистине, весьма интересный посетитель.

[indent]  Помимо всего прочего была и третья, будоражащая любопытство темного волшебника, вещь — а именно, возраст посетительницы, которой от силы дашь не более восемнадцати, как и самому Риддлу — и абсолютно незнакомое бывшему старосте Хогвартса лицо. Волшебница не училась в самой известной школе Англии — в то же время лишенная гордости выходцев Думстранга (ни один волшебник из этой школы не позволит себе маггловское тряпье), и утонченности Шармбатона (как и французского акцента) — она едва ли была выходцем из Колдотворца и Махотокоро, что оставляло лишь один из вариант — Соединенные Штаты и Ильвеморни. Очередной весьма любопытный факт. — Вы прибыли из Штатов, не так ли? Приличное расстояние для поиска лишь одной книги, но я могу Вас понять. Коптскую книгу заклинаний не встретить в обычном книжном магазине. В конце концов, её все еще не занесли в список запрещенных лишь по той причине, что её весьма тяжело найти. Впрочем, как и любую книгу по темной магии в наше время.

[indent] Том возвращается к прилавку, кратким взмахом волшебной палочки приманивая к себе книгу записей Горбина, открыв ту на новой странице: — У нас в наличие нет этой книги на данный момент, но мистер Горбин весьма кропотлив в своей работе и никогда не подводит своих клиентов. Вы можете оставить заказ с достаточной предоплатой, и получите книгу через некоторое время. Однако, позвольте подчеркнуть, что предоплата будет весьма крупной. Думаю, Вы понимаете, что покупка книги по Темной магии, как и её заказ, вполне резонная причина для тщательной проверки заказа авроратом. Сумма, чтобы чиновники закрыли на это глаза, немалая. Особенно учитывая то, что последователи Гриндевальда сейчас разбросаны по всему миру, и их поимка остаётся для всего магического сообщества приоритетной задачей. Иными словами, Вы ведь не хотите, чтобы вопрос для чего Вам данная книга был задан представителями закона Вам в лицо, мисс…? — сделав паузу, Риддл бросает взгляд на девушку, ожидая, что та закончит его монолог, назвав свою фамилию. Сложно будет отрицать тот факт, что его нисколько не волновал данный вопрос. Разумеется, едва ли он был знаком со всеми чистокровными семьями Америки, но у Малфоев, Лестрейнджей и Розье были там свои связи. Поэтому, узнать об истинном происхождении молодой ведьмы ему труда не составит, как и выяснить причину её интереса вышеназванной книгой. В конце концов, Том Риддл умеет быть терпеливым — ведь терпение — кредо любого политика.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » devil’s playground


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно