Let the monsters see you smile
Он не слышит, как мечутся и ругаются чужие мысли-галки, как Хао осторожно пробует на вкус его предложения, не видит, как слетают с брата последние маски, какой он сейчас настоящий. Честно — ему и не надо. Он сердцем чувствует пульсацию чужой жизни, волнение чужих решений, вибрацию перепутья, и это все просто завораживает. Хао вдыхает, будто за воздух цепляется: Йо видно, как вздрагивает узкая грудь, как качаются складки одеяния. Заявляет, что его больше нет, и это, конечно, ложь или заблуждение, какой-то маневр или иллюзия. Хао здесь, им напоено все вокруг, теперь всегда будет, — на удивление прекрасное, хоть и колючее чувство. Йо давит смешок и снова оказывается у подножия, словно и не было этого всепожирающего любопытства, словно не звенело между ними небо как натянутая струна, и только потом уже рассыпает приглушенное «Ехехе» по этой странной отзывчивой обители.
Ahsoka Tano as Angel & Handsome Jack
Ангел скептично поджала губы. Бандит приценивался к одному из рабочих компьютеров с видом туриста среднего достатка, случайно забредшего в магазинчик дорогущих вин, где ему суждено только глазеть, прикидываясь знатоком, и тут же смыться, как только на горизонте появится продавец. Корпус девайса выглядел более-менее целым, но его микросхемы при легком прикосновении ее фазового перехода признаков жизни не подали. Что-то в нем уже давно и безнадежно перегорело.
Alicent Hightower writes...
Путь был долгим и сложным. Страна, раздираемая войной, совсем не походила на тот край, который она посещала вместе с покойным королем Визерисом. Ее карета была окружена сотней солдат, а не целой армией, как это было в королевских путешествиях. Но все же приняли их в Просторе тепло, выделив приемлемые для королевской особы покои. Хозяйка замка будто осознанно пыталась не попадаться на глаза, но королева-мать прибыла сюда не ради цветущих садов или засахаренных фруктов. Приняв ванну и переодевшись, она захотела отужинать и непременно в обществе леди Мины. Отчасти ради разговора. Отчасти из страха, что если она останется одна еще хоть минуту, то точно сойдет с ума.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » Auf die Plätze, fertig, tot [genshin impact x slavic folklore]


Auf die Plätze, fertig, tot [genshin impact x slavic folklore]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Auf die Plätze, fertig, tot

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3660/431652.jpg
Albedo х Vargin

По научному мнению Альбедо, даже в Бездне маловато мест для всех тех, кто заслуживает её. По опытному мнению Варгина, охота-детектив со внезапным гостем из другого мира становится веселее.

— there are no stars without the darkness, yet they try to eliminate each other —

0

2

Заниматься алхимией, находясь в другом мире, было опасно — но одновременно крайне притягательно с точки зрения экспериментального знания. Альбедо обустроил небольшую лабораторию в заброшенном многоэтажном доме: температура и влажность (в этом мире явно была холодная поздняя осень) его не беспокоили, а свой инвентарь и субстанции он умел защищать. Пока что даже самые базовые предметы исследования — серая бедная почва вдоль дорожек и во дворах, дождевая вода, воздух, прелые/сухие листья — давали ему результаты, серьезно отличающиеся от тех, что он получал в условиях Тейвата. Это было… невероятно. Учёный и без того писал скорописью, но скоро особи Алфисол начнут ворчать при одном виде на пухлые тетради, которые им придётся тащить назад.

Дышать здесь было чуть тяжелее, как и нести себя: возможно, этот мир был лишь ненамного больше, чем Тейват. Небо казалось куда далёким и, по гипотезе Альбедо, было настоящим. Элементы здесь присутствовали, но в столь видоизменённой форме, что при их прямом столкновении не происходило почти ни одной из привычных алхимику реакций. Было ли это связано с изначальной неактивностью элементов или явным отсутствием богов, сказать было трудно, однако Крайдепринц склонялся ко второму варианту, каждый раз бросая взгляд на собственный погасший Глаз Бога. Если бы его амбиции и память пострадали от этого, он бы предположил наличие другой верховной элементальной силы, но сейчас он явно был просто вне досягаемости архонтов и Селестии, дарующей Глаза.

Кроме проведения опытов и составления новых гипотез и записей, гомункул много рисовал. Любопытные носы Волков Разрыва тыкались в скетчбук, невольно двигая его руку и заставляя чёрную линию идти не туда, делая плечо или черту лица угловатым, изменяя значение знака или делая геометрию абсолютно невозможной. Альбедо не злился на них: лишь правил смазанную деталь и продолжал рисовать дальше, отмечая все странности и новшества мира, в котором он оказался с помощью своего безымянного старшего брата.

Золотой Волчий Вожак держал своих подчинённых в узде, не позволяя выходить за пределы их убежища днём и соблюдать правила осторожности ночью, и напоминал Альбедо про время кормёжки: без свободно доступных элементов они полагались на его концентрированные зелья для поддержания сил. Крайдепринц захватил с собой сумку только их, поэтому не переживал, что не может сварить их здесь. Хотя стоило бы только ради того, как быстро все Волки засыпали, как сытые щенята, напившись растворенного в суспензии элемента: интересная и крайне милая реакция.

Однако где-то неделю назад начались странности. Тогда Альбедо начал выходить из своей импровизированной лаборатории: исследовать окрестности, наблюдать за людьми и жизнью снаружи, зарисовывать любопытные ему вещи и вслушиваться в незнакомый ему язык. По возвращению он начал обнаруживать следы чужого присутствия, которые поначалу его не особо трогали: здание, в котором он обосновался, было огромным, у него даже была прилегающая территория и несколько крыльев. Однако после того, как кто-то попытался грубо вскрыть тяжёлую металлическую дверь комнаты, в которой находилась его лаборатория и братья, а на некоторых стенах появились знаки, нарисованные человеческой кровью (экспертиза подтвердила), Альбедо вынужден был начать обращать внимание на новых соседей и их… увлечения.

Прошло три дня после инцидента со взломом, когда он наткнулся впервые на изуродованный труп в одной из комнат подвала. Будучи капитаном следственной группы и учёным, ему доводилось иметь дело c мёртвыми телами: они его не отталкивали, в каком бы состоянии они не были. В данном случае, судя по состоянию разложения и условиям комнаты, оно пробыло тут не меньше трёх дней. Скоро запах станет достаточно сильным, чтобы привлекать внимание, но вряд ли заинтересует невинных прохожих, обходящих здание далеко по периметру окружавшего его металлического ограждения. Идеальное место для преступления.

Альбедо тогда покачал головой, решив не вмешиваться в дела этого мира, но отдал мертвецу последние почести, вытащив и похоронив его в припарковой территории. Он оставил воплощённую лопату на месте могилы, решив проверить свою теорию об убийцах и одновременно обезопасить себя.

Спустя день могила была разрыта, а лопата исчезла. Теория подтвердилась: убийцы не были случайными, они обосновались в этом месте и теперь знали о нём. Это было помехой: разрушать всё и искать другое жилье Альбедо был пока не готов. Значит, ему придётся либо мириться с соседями, которые вряд ли захотят мириться с ним, либо устранить их.

Крайдепринц сначала попытался привлечь внимание к происходящему других жителей этого мира. Он вышел на улицу днём, не скрываясь, зная, что его одежда привлечёт взгляды, но люди шарахались на него. Кто-то останавливался далеко и доставал непонятное приспособление, направляя в его сторону, пока Альбедо тщетно пытался знаками и запомнившимся ему элементарными словами объяснить, что произошло нечто плохое в больнице. Но, не добившись успеха, он перестал пытаться предупреждать возможных жертв и взамен начал следить за преступниками.

Несмотря на их осторожность, у Альбедо были столетиями оттачиваемые навыки незаметности и слежки, он хорошо изучил здание и территорию и он видел в темноте куда лучше обычных людей. Он оставил белый плащ в лаборатории, оставшись в жилетке-безрукавке, шортах и длинных тёплых чулках, и повязал на голову темный шарф, скрывая светлые кудри. Грязные сапоги давно стали тёмно-серыми, и он ещё больше заляпал их грязью, скрываясь в ночи. Несмотря на его предосторожности, слежка позволила ему отследить лишь некоторых из людей, периодически собравшихся в подвале здания: чаще всего они уезжали, вызвав то, что называли «такси». Но гомункул не собирался сдаваться: если он не сможет обезвредить их с помощью местного закона, он сделает всё, чтобы помешать их планам.

Например, не позволит им захватить новую жертву. Особенно после того, как он нашёл несколько несомненно детских конечностей.

Очередная ночная слежка привела его к тёмному тоннелю, ведущему на широкую улицу из дворов жилых домов. Альбедо наблюдал за аркой-тоннелем из тени большого голого дерева прямо рядом с зияющим чернотой входом, иногда окидывая взглядом окрестности. Фонари не горели: возможно, это было спланировано заранее. Вокруг не было не души, кроме очень редких прохожих и конструкций, похожих на «такси», и Крайдепринц на секунду понадеялся, что так и будет, и что убийцы уйдут сегодня несолоно хлебавши.

Его надежда, однако, разбилась вдребезги, когда в поле его зрения появился черноволосый мужчина, и из тоннеля на него обманчиво спокойно вышли оба объекта слежки Альбедо, якобы поглощённые беседой друг с другом. Гомункул покачал головой: был бы здесь капитан кавалерии, он бы в голос их высмеял за столь «зелёный» подход к делу.

Алхимик не любил говорить, однако — и его бы всё равно никто не понял, поэтому он лишь выступил из тени за спинами горе-охотников и ухватил одного из них за руку, резким жестом вытягивая её из кармана его верхней одежды. В кулаке он сжимал пропитанный чем-то — несомненно, усыпляющим, — платок.

Пользуясь элементом неожиданности, Альбедо отступил, выхватывая из пространственного кармана меч, и полоснул самым краем по коже и куску материи, заставляя мужчину с воем выпустить платок. Второй выхватил было нож, но, трезво оценив свои шансы против нападающего с мечом, на удивление метко метнул оружие в гомункула, попав в обнажённое предплечье, схватил товарища и утащил его в тоннель, попутно ещё и с силой толкнув раненого гомункула на неудавшуюся жертву, заставив его на секунду потерять равновесие. Удаляющийся рёв двигателя верно подсказал Крайдепринцу, что их ждал один из механизмов передвижения.

Гомункул выпрямился, не выказывая досады или значительной боли, и выпустил Веретено из рук, позволяя ему снова исчезнуть в пространственный карман. Вся схватка и побег охотников заняли не больше тридцати секунд, но он ощущал себя так, будто прошло несколько часов, и они двигались, будто в патоке. Он упустил этот шанс, но точно будут другие: он не очень хотел сразу вырезать их: неизвестно, решит ли это проблему смертей, а Альбедо уже был слишком вовлечён в это дело. Это не было уже просто вопросом невозможности соседства.

Мел повернулся к прохожему, удивленно вскидывая светлые брови: он ещё не сбежал, удивительно. Хотя, возможно, это был шок.

— И’зсвини, — осторожно попытался употребить полузнакомые слова алхимик. Его акцент был очевиден, произношение было странно мягким, слегка шипящим, с тягой ставить ударения на первые слоги слов. — Идти до’мой.

Он повернулся сам, безошибочно направляясь обратно к больнице, даже не заботясь о торчащем в предплечье ноже: вытащит, когда вернётся в лабораторию. Сейчас он закупоривал рану, мешая вязкому золотому ихору вытекать из неё.

Отредактировано Albedo (Пн, 21 Ноя 2022 04:09:09)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » Auf die Plätze, fertig, tot [genshin impact x slavic folklore]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно