get ready, cause this is war
заметки с речью он рвёт на мелкие клочки. «отец» и не подумал снизойти до их прочтения, ведь импровизация и потрясающая харизма [отвага и слабоумие] — залог успеха. действительно, кому нужны дурацкие буквы? в инструкции от презервативов тоже наверняка ерунду пишут, поэтому «что имеем, то имеем». к сожалению, во всех смыслах. с ним было бы куда проще контактировать, если бы хоть изредка включалась та голова, что на плечах, а не та, что трудится без перерывов. например, заявляться на пресс-конференцию, предлагая [финансовую] поддержку и всяческое содействие правоохранительным органам — наиглупейшая идея, но разве этот кусок дерьма когда-нибудь слушает? гуаньшаню лишь бы покрасоваться перед публикой, пустить пыль в глаза и не задумываться о последствиях. в его представлениях всё решается внушительной пачкой купюр, только не от каждой проблемы можно откупиться [или запугать теми, кому заплатил за грязную работу]. есть такие препятствия, что встают костью поперек горла. и самым худшим из них всегда являлся не минцзюэ.
Aemond Targaryen х Alys Rivers
У Алис Риверс бледное, слишком острое лицо. А сама она – чистый, обжигающий лед. Мраморная, гладкая кожа горит, надежно спрятана под черным строгим платьем. Глаза у нее такие темные, что не видно зрачков. «Что ты видишь, Алис?» — дрожащим, срывающимся голосом однажды спрашивает у нее Саймон Стронг. И та в ответ лишь ухмыляется. Тянет в ответ, медленно, ведь ей некуда спешить: Нет нужды стараться, дядюшка. Неведомый скоро посетит Харренхолл». В оранжевом пламени кружатся стаи воронов, высится груда черепов, ревет огромный дракон..
Oleg Volkov writes...
Волков прохаживается по небольшой комнате от одного угла к другому, периодически делая глоток из чашки. Чашка в руках вроде бы обычная, черная, матовая, примечательная только рисунком. Вот он — яркий, как и тот, кто его на эту керамику нанес. Олег останавливается на несколько секунд, смотрит на бело-золотой рисунок вороны и тихо хмыкает, проводя по опадающему ко дну кружки оперению подушечкой большого пальца.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » А в тюрьме сегодня ужин...


А в тюрьме сегодня ужин...

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

А в тюрьме сегодня ужин, макароны

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3684/587021.jpg
Кощей х Геровит

Хороший полицейский вышел на след одной из крупных террористических группировок.
И как удачно на глаза его помощникам попался какой-то олух, без смущения передавший приличный пакет денег главе этой самой группировки.
И как же неудачно для этого самого олуха через день-два произошел теракт с десятками жертв.

Отредактировано Koshchey Bessmertnyi (Вс, 9 Окт 2022 23:00:57)

+5

2

Пасмурный питерский день.
Машина с двумя офицерами ФСБ в штатском стояла на обочине около дома с кучей кафешек и баров. Они уже не первый час наблюдали за перемещениями худощавого чувака, на которого дали наводку. Становилось скучно (и жутко завидно; тоже хотелось уже выпить и расслабиться, но начальство дало бы знатных пиздюлей за такую халатность.

Резким движением руки, чуть ли не пританцовывая, Геровит открыл дверь машины и «залетел» к коллегами на заднее сидение.
- Че кислые такие? - ухмыльнулся он, закинув руки им на плечи, устроившись ровно посередине. Обзор во всех направлениях - есть, огнище. - И как у нас тут дела?

Не получив внятного ответа, полковник чуть насупился и уставился вперёд. «Какой дискомфортный объект для наблюдения… Да и хер ли мы тут сидим, как придурки. Надо поднажать слегонца, да и вскроем гнойник…» - Павел начал постукивать ногой; не то чтобы он был нетерпелив или не любил сидеть в засаде - нет, ничего из этого, просто именно сейчас ему хотелось ускорить процесс. «Ну видели же, что деньги заносил, что еще мы тут высматриваем?»
Именно в этот момент объект наблюдения вышел из заведения. С девушкой. Он целует ее в щеку, но девушка лишь закатывает глаза и морщится.

«М… Марья?..»
Геровит невольно начинает выпрямляться и отклоняться назад, будто все мышцы тела сковало неведомой силой, и они вытянулись струной.
Это точно была Марья.
100%.
Без вариантов.
В груди, где-то там внутри, резко похолодело и сразу резко разгорелось пламенем. Он цокнул, а затем сжал зубы, так что челюсть свело. Опустил и снова поднял глаза, но за эту секунду их серая радужка будто покрылась металлом и ярко блеснула на свету.

[indent] Ты
[indent] [indent] кто
[indent] [indent] [indent] вообще такой,
[indent] [indent] чертила?

Мужчина тряхнул головой. Нужно собраться обратно, и слегка подостудить закипевшую на мгновение кровь.
- Так, хорош уже. Смотрите и учитесь, - и за секунду его уже не было в машине. Поставив воротник пальто, он уверенной походкой направился в сторону худого парня, который махнул рукой уходящей Марье и, видимо, намеревался направиться в другое заведение. Геровит достал из кармана мобильник, оказавшись ближе к объекту, делая вид, что пишет смс. И именно так намеренно сталкивается плечом.

- Э! - возмущённо восклицает Павел, специально чуть не роняя телефон. - Ты смотри, куда прешь! Глаза на жопе, что ли? - он поднимает злобный взгляд, который почти сразу становится напряжённо-удивленным. - Оп… А я тебя… - щелкает пальцами, - у Аверьянова видел, - изобразил попытку вспомнить, добавил фамилию лидера террористов, удочку закинул. - Нормально, мегаполисы эти - большие деревни, скажи? - Он улыбнулся, протягивая руку для рукопожатия. - Как у вас там дела ваши, все получилось?

Время будто замерло. Геровит отчетливо слышал каждый удар своего сердца и чувствовал пульсирующую вену на виске.
«Давай, упрости мне жизнь; скажи, да, виделся, денег давал; я тебя быстренько повяжу и поедем разговаривать. И без глупостей, пожалуйста, бегать за тобой совсем нет настроения, патроны тратить» - мужчина пристально смотрел на собеседника, готовясь в молниеносной реакции. А он будто завис. Или и правда время замерло?

+5

3

Все уже было решено. Со всеми, окончательно и бесповоротно.
Кажется.
В любом случае, предложение сделано, согласие сквозь зубы получено, дата назначена, список гостей определен.
И все шло так нелепо гладко, что Павел решил разбавить этот розовый туман небольшим хаосом.

- Добрый день, Иннокентий Давидович? - Кощей перебирал между пальцами купленное для Марьи кольцо, кидая солнечные зайчики по стенам кабинета от камешка.
- А вы кто и по какому делу? - низкий звучный голос ответил не сразу, и как-то удивленно-неуверенно.
- Павел. Я бы хотел сделать заказ, нашел ваше объявление на Авито.
- Что?.. Ах да! Вы об этом. Да, вам сколько штук? - мужик на другом конце провода казалось даже выдохнул от облегчения.
- Думаю пятьдесят хватит.
- Пятьдесят? Ого, оптовый покупатель! - посмеялся Иннокентий, - но скидку не сделаю.
- Я и не прошу, еще и доплачу за срочность.
- Через два часа, плюс тридцать процентов, или только через неделю, буду занят, адрес в объявлении, на входе скажете, что назначено ко мне.
- Выезжаю.

Что, так просто?
Положив трубку, Кощей отдал распоряжения подчиненным и выдвинулся на встречу, по пути снимая с карты необходимую сумму. Гад банкомат не работал, а оператор в банке выдал все сотками, словно весь месяц к нему подходили бабулечки и пополняли свои сберкнижки "на черный день" отложенными с остатков от пенсии копейками. Ну хоть не россыпью выдали, а аккуратно пачками, но сверток получился внушительным.
Заведение куда он приехал уже под вечер было скорее похоже на клуб с предоставлением недвусмысленных услуг. Два шкафа на входе едва не ощупали где только можно, сверток просканировали, дважды переспросив к кому пришел и, ухмыльнувшись, указали на лестницу на второй этаж в конце зала.
- Какое милое у вас заведение, - вместо приветствия усмехнулся лич, рассматривая присутствующих в помещении. Кроме них двоих было еще человек шесть, трое сидели рядом с Иннокентием, трое стояли в отдалении у стен в тени.
- Бизнес, сами понимаете, - фыркнул тот, вальяжно подав знак одному из тени, который тут же принес картонный шуршащий изнутри короб, - считать будете?
- А вы? - с полуулыбкой, Кощей протянул хозяину клуба сверток, убирая заветную коробку в сумку.
- Смело, - явно довольный ответом, Иннокентий кивнул своему охраннику, и Кощея проводили на выход, уже в дверях вручив пару пригласительных билетов на какое-то представление с датой через пару недель.

Марья приехала на просьбу о встрече без особо охоты, да оно и понятно. Кощей настоял, чтобы они еще раз обсудили список приглашенных и внесли корректировки. Конечно, какие там гости, Леший с Кикиморой, да может еще Иван? И тот, как его, с которым Кощей не встречался и лишь мельком слышал о существовании, почти как Херувим, но на славянский манер. По результату разговора никакие изменения сделаны не были, да оно и не требовалось. Зато, пока богатырша отходила припудрить носик, ее сумка наполнилась почти полсотней отменных мадагаскарских тараканов.
- Не беспокойся, - довольно мило улыбнулся Кощей, прикладывая карту к терминалу у официанта в руках.
На выходе, он притянул девушку и нежно поцеловал в щечку, не смотря на явное недовольство.
Интересно, она пойдет домой пешком, закажет такси или решит прокатиться на метро? Где будет открыта сумочка?
Даже обидно было, что он не увидит результат своей небольшой шутки.

Помахав на прощанье удаляющейся спине, Павел развернулся и пошел в противоположном направлении - теперь можно было и выпить. Кофе, например, или виски.
Идущий навстречу мужик с телефоном к руке как-то странно завернул в его сторону и врезался, еще и выругавшись.
- Неплохой концепт, я запомню, - усмехнувшись, Кощей посмотрел на встречного, прищуриваясь на все дальнейшее произнесенное.
У Аверьянова... Лич не знал никакого Аверьянова, кроме как заводчика этих милых крылатых животных. Но дело даже было не в этом. Этот встречный, он что, не знает на кого наткнулся? От него тянуло божественным, как от свежего хлеба из печи, только что на лбу бегущей строки не было. И как смертные этого не замечают - загадка.
Кощей моргнул, в недоумении пытаясь понять, это с ним так шутят, или бог сам не знает кто он такой. Как бы ни было, почему бы не подыграть?
- Весь мир большая деревня, - протянул руку в ответ, коротко кивнув, - все чудесно, но, кажется, небольшая кучка сдохла, смотреть и считать не стал, - продолжил он чуть тише, склонив голову на бок, - забавно, да? Копошатся, делают что-то, пищат там что-то на своем, а стоит забыть про коробку, так дохнут. И чувствуешь себя немного богом, - лич ухмыльнулся, едва подмигнув незнакомцу.

+4

4

Взрыв прогремел поздно вечером. Павел уже был дома, когда зазвонил его мобильный; оттуда то ли орал, то ли рыдал голос подчиненного: его уже успело обматерить начальство.

Он на место прибыл одним из первых после пожарных и скорой.
Кругом были осколки, обломки, куски человеческих тел.
Воняло гарью и бесполезной смертью.
Когда он прошёл в здание, в котором взорвалась коробка с самодельной (но очень мощной) бомбой и в его нос с особой силой ударили эти запахи, даже видавший виды Бог войны поморщился и закрыл низ лица воротом пальто.
Картина, представавшая перед его глазами, была и того хуже: тела (вернее, то, что от них осталось) были повсюду. Пока Геровит медленно вышагивал между ними, чтобы не натоптать особо на месте преступления, он насчитал их примерно 22. Примерно - потому что точно понять было очень сложно…

***

Когда мужчина протянул ему руку в ответ, Геровит крепко сжал ее в рукопожатии, но отпускать не спешил. Он поймал его сперва недоуменный взгляд и было задумался, чего он так смотрит. Но то, что он начал говорить, было куда более интересным.
Улыбка Павла быстро сменилась на сжатые губы, брови медленно стягивались к переносице; а в какую-то секунду было даже слышно скрежет зубов; мышца нижней челюсти еле заметно запряглась, делая грубые черты его лица еще более резкими. Радужка его глаз снова наливалась металлом.

[indent] «Небольшая… кучка сдохла?..»
[indent]  [indent] «Копошатся?..»
[indent]  [indent]  [indent] «Пищат?..»
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] «Дохнут. Богом»

В голове Геровита эхом отзывалось каждое слово «собеседника» - если так вообще можно сказать об этом… человеке? Если человеке, то больном на голову, судя по всему.
И тут этот хер еще и подмигнул, ухмыляясь.
Именно в эту секунду мужчина и взорвался.
Агрессия начала копиться еще с той секунды, когда он увидел Марью. Но даже это теперь отступило на второй план: это худощавое говорило о десятках погибших ни в чем не повинных людей будто о тараканах; он откровенно насмехался над этими несчастными, радуясь их смерти и ощущая себя владыкой мира!..

[indent] Ебнутый
[indent]  [indent] Ублюдок
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] Ты что,
[indent]  [indent] Совсем
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Конченый?!

Произошедшее дальше было скорее рефлекторным, нежели полностью осознанным.
Свободной от рукопожатия ладонью Геровит схватил мужика за волосы и резким движением приземлил его лицо прямо на свою коленку, которую тоже приподнял совсем не медленно. Такое столкновение соизмеримо с ударом атомов в коллайдере, и судя по хрусту, нос он как минимум свернул.
Не давая передышки, Павел выкрутил ему руку за спину, а поскольку он вовсе не церемонился, то тоже с хрустом.
Убедившись, что оппонент на коленях, он докрутил вторую руку, предварительно достав из кармана наручники, и щелкнул ими, надежно зафиксировав верхние конечности за спиной.

Геровит шмыгнул носом и только теперь смог выдохнуть.
- Полковник ФСБ Геровин Павел, - наконец представился он, чуть ли не прям в лицо ткнув удостоверением. - Вы арестованы по подозрению в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 205 Уголовного кодекса Российской Федерации, а именно совершение террористического акта группой лиц по предварительному сговору, повлекшего умышленное причинение смерти человеку, - пока Геровит почти дикторским суровым голосом озвучивал состав, он заодно поднял на ноги подозреваемого за наручники. И пока тот вставал, Павел успел добавить чуть тише, но еще более злобно, стиснув зубы, прямо на ухо мужчине: А если быть точнее, смерти десяткам невинных людей… - только после этого он начал уверенное движение к машине, из которой уже вылез его коллега, мертвой хваткой держа долговязого. - В соответствии с Конституцией и Уголовным процессуальным кодексом Вы имеете право хранить молчание, не свидетельствовать против себя… - на этом он повернул голову на задержанного с кривой ухмылкой, выражавшей страшную и непонятную эмоцию. - Хотя лично я бы тебе не советовал язык в задницу засовывать… - и отвернувшись, продолжил, - … и своих близких родственников. Вы также имеете право на защитника, - на этих словах Геровит и его коллега затолкали мужчину на заднее сидение машины, - но он тебе нихуя не поможет.
Поставив жирную точку в своей монотонной речи, ФСБшник хлопнул дверью машины, сам сел на переднее место и, оглянувшись еще раз на задержанного, презрительно цокнул, бросив коллеге за рулем: Поехали.

+4

5

И пока Кощей говорил, лицо незнакомца менялось из приветливого к озлобленному, а рука так и продолжала приветствовать.
С этим богом явно что-то было не то, раз известие о кончине пяти тараканов довело до такой злости, практически осязаемой. Может он бог всех насекомых? Спасает тонущих муравьев, засовывает пчелкам жало обратно.
Ой нет, а злость реально осязаема! Коленка достаточно твердая оказалась, так что снова пострадал нос.
Вот сколько можно, а? Почему именно так, почему ребро там не сломать, ногу или руку, чем нос-то всем не угодил? Был бы на месте этого типка простой смертный, скорее всего ничего бы не было, но тут дело несколько иное.
- Да за что, боженька? - неправильно для простого человека густая темная кровь медленно текла из носа по губе.
Все это перестало походить на шутку. Но все же, продолжало быть смешным, когда тот заковал его в наручники.
Обычные, человеческие, наручники. Его - Кощея.

Но дальше начался еще больший цирк.
Полковник ФСБ, обвинение в теракте, смертях, сговоре с группой лиц. Это каких это, тараканьих?
Павел в изумлении смотрел то на корочку, то на полковника, нелепо моргал и пытался сообразить - какого хера тут вообще происходит?
Обвинить Кощея в смертях - тут вопросов нет, но конкретно тут-то он причем?
Этот бог Геровин Павел был либо очень хорошим актером, либо реально не понимал, кого сейчас сковал наручниками.
Геровин - какая-то знакомая фамилия...

- Придурок, ты не того взял, - лич, не сопротивляясь и продолжая улыбаться, смиренно поднялся и двинулся в сторону машины, - по крайней мере не за то.
Кощей решил, что это даже весело - отрицать свою причастность к людским смертям не хотелось, но только тех, в которых участвовал сам. Десяток деревень вырезал, да, но вот к этому теракту примешивать его не стоило. Мелочь, конечно, каких-то два десятка, но все же.
И все эти злобные взгляды в его сторону, угрозы, номера статей и частей УК.
Около машины Геровин зачем-то упомянул близких родственников.
- О, не переживайте, товарищ начальник, ни в чью задницу язык засовывать не собираюсь, ни в свою, ни в задницы своих родственников, как вы выразились, - хрюкнув от представленного, Кощей залез на авто, держа руки за спиной, - а вот защитника я все же хочу, так что по прибытию в мои апартаменты прошу предоставить мне возможность сделать пару звонков.
Боги, какой цирк.

Обернувшемуся полковнику Кощей снова подмигнул, слизнув с губы сгусток крови:
- А тебе ничего так, идет штатское. Интересно, а какой твоя форма была в начале службы? - пока нес чушь, цепь наручников хрустнула, оставив на запястьях разделенные браслеты, - тебе бы пошел зеленый венок эко-защитника, чтоб каждого таракана спасать. Или может что-то более воинственное, никогда не примерял доспехи? Вот знаешь, как в средневековье носили. Такие тяжеленные, они еще на солнце нагревались как сковородки. Можно было бы яичницу жарить.
Но руки из-за спины не достал пока что, будет делать вид, что примерный мальчик.

Отредактировано Koshchey Bessmertnyi (Чт, 13 Окт 2022 01:33:20)

+2

6

Машина тронулась и начала своё движение по Московскому проспекту.
«Какой шумный этот клиент… Бормочет какую-то дичь…» - Геровит откинулся на спинку пассажирского кресла и упёрся затылком в подголовник. Его глаза медленно следили за мелькающими зданиями. Он всегда чувствовал себя уставшим после таких приступов злобы: это тянулось со стародавних времён, когда еще люди звали его с собой на битвы; после них он всегда отдыхал на пирах или в уединении в своём храме, повесив щит обратно на стену.
Рука мужчины невольно потянулась к его ключице; указательным и средним пальцами он коснулся амулета, висевшего на шее - «Чёрное солнце» с языками пламени. И бог тут же отдёрнул их - оберег будто обжег их жаром помощнее того самого солнца.

«Да ладно…», - Геровит невольно нахмурился, бросив взгляд в зеркало заднего вида. Там сидел худой длинный мужик, продолжавший периодически шмыгать разбитым носом, из которого на губы продолжала течь темно-бордовая кровь. Павел снова перевёл взгляд на дорогу. - «Он сам назвал меня “боженькой”, пусть и с уничижительным сарказмом, а потом что-то балаболил про доспехи…»

Бог войны «выключил» умение видеть потустороннее и сверхчеловеческое: за последний век он был солдатом, ментом, дознавателем и вот сотрудником Федеральной службы безопасности. В своей «битве» на стороне людей он должен был стать максимально объективным, ему не должно было мешать, что преступник какая-нибудь хтонь, или что подозреваемый - божество, а потому вряд ли виновен или вовсе наоборот. Сущности были вокруг, но он должен был научиться оценивать лишь фактические деяния, а не предписанные роли. Его талисман копил в себе его божественные силы, чтобы отдать владельцу, если он сам бы того захотел.

И вот именно сейчас Геровит захотел.

Закрыв глаза, он сжал «Чёрное солнце», медленно выдохнул воздух сквозь еле открытые губы.
Вокруг закрутились золотисто-красные флюиды Божественного, невидимые человеческому глазу. Геровита с самого его «рождения» всегда сопровождали эти искры удара металла о металл. Они не отдавали ни теплом, ни холодом, лишь слегка сверкали, а затем исчезали в Вечности.
Павел распахнул веки, тут же слегка прищурившись с непривычки; все вокруг было наполнено разными красками и оттенками сверхъестественных сил - остаточный след чьей-то магии, шлейф ауры кого-то из младших богов, и вообще черт еще знает что. Питер таким взглядом был ярче Венеции в период карнавала - будто ехали они не по набережной Фонтанки на машине, а плыли на гондоле по каналам под салютом.
Чуть привыкнув, он перевёл взгляд снова в зеркало заднего вида. Его радужка стала настоящим металлом, но это почти сразу перестало привлекать его внимание…

За ним на заднем сидении, еле влезая в корпус автомобиля, сидела мрачная фигура.
Она в прямом смысле слова стукалась черепом о потолок на каждой кочке на дороге. Глаза было еле видно из полупустых глазниц, а вот движения шейных позвонков - отчетливо.
Его чёрный балахон был сделан будто из чёрного дыма и колыхался сам собой.
От него не ощущалось ни смерти, ни жизни.
Геровит будто даже увидел за ним сломанные часы, остановившие ход времени для этого существа давным давно.

«Бессмертная хтонь…»

Павел сжал челюсти.
Машина остановилась.
- Литейный 4, - процедил сквозь зубы бог, отпуская амулет и переводя взгляд на снова серый Петербург. - Твоя остановка, на выход.

+3

7

- ...А если вот щит взять например, знаешь как раньше использовали воины, натереть ветошью до блеска и можно как лупой мурашей жечь, - мент за рулем старался не обращать внимание на треп пассажира, а полковник так и вообще решил поспать, - хотя нет, ты бы мурашам хлеба принес бы. Сразу видно, добряк. Рожа суровая, конечно, но девки, наверно, так и сохнут, только глянь...
Все это было слишком смешно, чтобы относиться к происходящему серьезно. При необходимости ничто не мешало Кощею убрать дверь и выйти, но ему все же хотелось вспомнить, что это за хер с горы такой. А потому, продолжал нести всякую чушь, какая в голову приходила, крутить головой по сторонам, наслаждаться видами Петербурга и иногда поглядывать на хмурого бога.

В их роду было слишком много братьев, сестер, детей, племянников и прочих, так что помнить каждого поименно и кто кем кому является - слишком утомительно. Потом у Темного спросит, если до того не выяснится.
- А ты случаем не лизал жопки муравьев? - весело продолжал Павел, переводя взгляд с одного затылка на другой, - сын сотрудницы мне решил как-то рассказал, что они кисленькие. Вот я и подумал, может потому у тебя лицо такое, словно муравьев нализался. Одним лимоном тут не обошлось бы.

Конечно, его вряд ли кто слушал. Или все же водила подавил смешок? И правильно, грешно над начальством смеяться.
Вовремя Кощей повернул голову, как раз к моменту, когда чуть впереди началось светопредставление. Искры мелькали не долго, но он оценил.
- Да ты прям гриффиндорец, отважный и смелый защитник магглов, победитель злого волшебника, - уважительно покивал лич, незаметно почесав обиженный нос и снова спрятал руку на место, - а палочка волшебная у тебя есть? Ну, в смысле не та, а деревянная. Хотя может именно она у тебя и деревянная, кто ж тебя знает. Или на тебя обливиейт наложили и ты знать не знаешь, что волшебник?

Полковник Геровин. Да явно был какой-то бог с похожим именем, все на языке крутилось, да вспомнить не получалось. Из зеркала заднего вида на него смотрели совсем другие глаза, не человека.
Ухмыльнувшись, Кощей не нашел ничего лучше, чем как начать петь. Для водителя сойдет за сумасшедшего, а этот может хоть услышит его наконец-то.
- Гляжусь в тебя, как в зеркало, - бровки домиком, - до головокружения. И вижу в нем любовь мою и думаю о ней.
Судя по сгустившемуся в машине напряжении, полковник его увидел. Его, истинного.
Кощей отлично знал что это значит. Теперь можно было перестать играть придурка.

ФСБ-шник его будто бы и не слушал, вот только лич давно уже не смертный, чтобы не обратить внимание на собравшуюся вокруг того силу.
- Хорошее такси, но водитель неразговорчивый, - ответил на команду к выходу и, открыв дверь без особых затруднений, вылез из машины, - и украшение ваше поломалось, и кажется дверь тоже.
- Познакомимся внутри, как я понимаю?

+3

8

- Ты мне еще тут про водителя поговори, - огрызнулся Павел, мертвой хваткой вцепившись в руку вылезшего парня. - Пошли.

Теперь он держал его именно за руку, наручники уже показали свою бесполезность. И вопреки собственным правилам - божественной хваткой. Возможно, у задержанного даже горела рука, но ему было плевать.
Лицо его было не просто суровым: он стал будто неприступной крепостью, и все эмоции исчезли вслед за тем шлейфом магии.

Когда они зашли в отделении на Литейном, Геровит что-то грубо сообщил держанному, оставив с ним своего коллегу. Уверенным шагом он довёл лича до допросной, силой усадил его на металлический стул, и затем выглянул к сотруднику на камерах.
- Выключил, - борзо надавил он. Молодой коллега поднял на него испуганный взгляд, но тут же столкнулся с напряженным взглядом полковника. Ему пришлось выдавить из себя на лице что-то жалобное вроде «начальство убьёт», но Геровин был непреклонен. - Вырубил, я сказал. И сам исчез.

После этого бог зашёл в допросную. Скелет и не думал рыпаться. «Это все игрой тебе кажется, да?» - заключил мужчина, подходя ближе.
Его рука снова машинально потянулась к амулету. На этот раз Геровит сорвал с груди Солнце, зажав его в кулаке левой руки. Отдавшись воле владельца, то еле заметно засветилось и обволокло локоть его золотыми магическими лентами, формируя что-то вроде щита, видимо лишь у самой руки. Острой частью щита Геровит и пригрозил бессмертному, приставив таковую к его… шее? Шейным позвонкам?
Когда щит был активирован, бог принимал ту свою ипостась, в которой должен был карать врагов. Раньше за него решали его люди, но таковых теперь не было; он сам снял свой щит со стены того храма; он скитался с ним веками, выполняя свою роль, даже если его собо никто не звал; он уже давно сомневался, что вообще имеет право повергать врагов в ужас. Но его силы все не иссякали (наоборот, все было лучше, чем в порядке), так что росла его самоуверенность как на дрожжах.

«Всего лишь лич…», - пронеслось в его голове, когда он косым взглядом сбоку смотрел на задержанного с щитом под его лицом. На этом он и решил развеять свою «магию», усаживаясь напротив. Амулет оставался в его ладони, так что каждую секунду он мог снова войти в «боевой режим».

- Итак, бессмертная хтонь… - спокойным голосом произнёс Геровит, сжав руки в замок на столе напротив собеседника. - Я давно решил, что мои суждения не будут зависеть от сущности. Но ты будто идеальной картой в масть лёг мне в руку. Ты передавал деньги, спонсируя терракт Аверьянова - одного из глав ОПГ по террору в Питере и Ленобласти. И я готов был поверить, что ты просто придурок. Но теперь… - Павел встал со своего места и прошёлся вокруг стола по комнате, пытаясь понять, точно ли он прав в своих суждениях; может, нарушая собственное правило, он как раз и доебался до невиновного? Ну, в этой ситуации, по крайней мере. Нет, вряд ли. Факты против бессмертного. - …но теперь, долговязый, ты крупно влип. Или будешь отрицать причастность к смерти невинных людей?

Он остановился рядом с задержанным, ударив кулаком по столу почти по его рукам.
«Бессмертный… Я всегда был отщепенцем в их историях… Как он добился по сути отсутствия времени для себя? Разве есть такая магия? Или…» -  Геровит мысленно поперхнулся. - «…Чернобог».
По ходу своих мыслей он все так же стоял рядом с личом. Даже если бы тот попытался что-то ему сделать, он бы спокойно отразил его попытки агрессии. Но война тут и сейчас не нужна - кругом люди, которые просто делают своё дело.
Да и с Чернобогом воевать - подписать себе смертный приговор.
А Геровит хотел продолжить свою славную миссию, которую сам себе выбрал.

- Может, идиотом больше не будешь прикидываться? - выпалил он в сторону уха задержанного, оперевшись рукой о стол. Он обвёл его глазами: скелет никуда не пропадал; ошибки быть не может. Перед ним хтонь.

Отредактировано Herovith (Сб, 15 Окт 2022 01:53:51)

+3

9

- А ты горяч! - хохотнул Кощей, отмечая обжигающий в прямом смысле хват.
По пути до допросной он вежливо здоровался с каждым встречным, явно привлекая к их парочке лишнее внимание. Не было это похоже на классическое задержание. Ни наручников, ни обиженного поведения пойманного, ни злых комментариев в сторону полковника и попыток сбежать, ничего такого.

Все дальнейшее было как в классическом боевике. Грозный полицейский собирается проводить допрос с пристастием, просит всех удалиться и уже после этого подозреваемый начинает чувствовать себя неуютно и уязвимо. Ведь никаких доказательств у него не будет. Скажет, что сам упал, несколько раз.
Но что Кощею все эти эмоциональные запугивания? Он мирно сидел на стуле в ожидании, а стоило Геровину появиться, так следил за каждым его движением.

Стоило ли опасаться личу бога? Возможно и стоило бы, но он не стал тратить на это время. Да и повода для волнения пока что не было. Хотел бы этот бог его размазать, то не потащит бы в полицейский участок, где куча человеческих душ, могла бы пострадать от их стычки. Кощею плевать, а вот его сопернику вряд ли.

И все же, божественная суть проявила себя, являя взору истинный облик. Лич в ответ снял и свою маску как раз в момент, когда край солнценосного щита был приставлен к горлу. За спиной Кощея от одеяния к полу спускался зыбкий болотный туман, наполняя часть комнаты стылым влажным полумраком. И будь такая необходимость, призыв нечисти не занял бы и мгновения.

Кощей наблюдал за вспыльчивым выпадом бога, подняв подбородок и тем самым подставляясь под его щит.
Но нет. Эти светлые боги насколько же высокомерны, насколько и слабы. В чем убедило еще больше это представление.
Лич хмыкнул, снова увидев перед собой человека, и следом вернул свой привычный для Яви образ, на все показанное ранее лишь дернув бровью.

Полковник говорил складно, речи лились молочной рекой по кисельным берегам, вырисовывая такой славный образ защитника простого люда от черных помыслов. Ни дать ни взять Ясно Солнышко, расхаживающее вокруг заключенной в цепи нежити и упрекающий в страданиях душ человеческих.
Ге-ро-вит.
Опачки. Точно же. 

Кощей не собирался ничего мутить темного, не дурак же. Это были владения бога, его территория, его правила. Да, попробовать можно было бы, но цель? Просто позлить? Возможно, но тот, кажется, итак достаточно разозлен.
Лич наблюдал за перемещениями Геровита даже с неким сожалением - так старался, а взял и правда не того.
Обидно? Обидно.

- Не буду, пока что, - кивнул он, поворачивая голову к полковнику, - но у меня есть несколько уточнений.
Павел повернулся на стуле всем корпусом, и ухмыльнулся, вытянув вперед себя руку раскрытой ладонью вверх.
- Итак, я - не - хтонь, хоть и бессмертный, тут ты верно подметил, это во-первых, - он загнул указательный палец, - я не порождение земли-матушки, не создан в Нави, не являюсь эдаким монстром потустороннего мира. Когда-то я был человеком, потом ставший магом.
- Во-вторых, - большой палец загнулся к ладони, - как бы ты ни старался отрешиться от субъективного мнения относительно сущностей, но получается это у тебя не очень, - лич поджал губы и загнул безымянный палец.
- В-третьих, я не спонсировал никакой теракт как бы ты в этом сейчас не был уверен. См. пункт два, - хмыкнул, загнув мизинец.
- В-четвертых, отрицать причастность к смертям невиновных вообще в принципе было бы глупо, так ведь? Но конкретно сейчас ты, к твоему сожалению, ошибся. И я даже могу это доказать.
- И в-пятых, - Кощей снова ухмыльнулся, поднимая вверх сложенный не полностью кулак с оставшимся прямым средним пальцем, - иди ты в жопу со своими угрозами, Геровит. Где мой положенный звонок адвокату?

+3

10

Геровит внимательно проследил за загибанием пальцев бессмертного. Он был недвижим, словно статуя, так что оппонент и подумать не мог, что он мысленно загибал пальцы следом за ним.
«Не хтонь, значит. Получается, я точно был прав - Чернобог твой “хозяин”. А ты получается…»
И вот остался только средний палец.
Полковник улыбнулся. В его выражении лица не было ни злобы, ни агрессии. Он просто смотрел на лича и…

Средний палец бессмертного одним движением руки Геровита оказался у него самого же в ноздре; а следующая манипуляция второй, свободной рукой - подзатыльник. И поскольку бог уже не планировал рассчитывать силы, черепушка бессмертного полетела ровной траекторией в стол.

- Вот я только хотел перестать тебя бить, а ты мне тут фак показываешь… - снова как ни в чем ни бывало улыбнулся Павел, садясь напротив за стол, а затем надевая амулет обратно себе на шею. - …Кощей. Ты ведь Кощей Бессмертный, верно? Продолжая поясничать, ты хочешь меня спровоцировать. Но смотри-ка, я достаточно выплеснул злобу. Так что теперь будем говорить.

Мужчина облокотился на стол; улыбка с его лица пропала, но он был спокоен.
- Смотри, какая штука получается, Кощей. Ты можешь говорить, что хочешь. Но у нас есть доказательства, что за пару дней до терракта ты был у Аверьянова. Так получилось, что мы следим за ним, а ты, олух… - край губ Павла снова невольно дернулся в попытке ни то улыбки, ни ты ухмылки. - …принёс ему деньги. Сумму прикольную. Так что либо ты купил у него оружие, либо был одним из спонсоров последнего взрыва. Тут ведь, понимаешь, дело такое…

Геровит медленно встал со стула. Сняв талисман, он снова видел перед собой лишь долговязого мужика, ничем не похожего на преступника. Но, честно говоря, оно часто так: по внешнему виду сложно оценить такие вещи. Порой изящная, почти хрупкая женщина оказывается убийцей огромного множества людей.
«Марья…» - невольно опять вспомнил мужчина, хотя вот уже только забылся. - «Она - девушка Кощея??» - он, глядя в окно, к которому подошёл, еле заметно повёл головой. - «Нет, такого не может быть. Я что-то не так понял… Да и имеет ли это сейчас значение?»

Вздох. Еле слышный.
Он повернулся обратно на допрашиваемого.
- Тут смотри, какая вещь. Камеры выключены, наш текущий разговор конфиденциален. Я могу просто отдать тебя обратно Чернобогу… - Геровин снова сел. Его перемещения по комнате выглядели уже больше нервными, чем угрожающими. Но тут пока он командует, так что нет разницы, каким он кажется со стороны. - …и мы там как-нибудь что-нибудь решим. Твои требования адвоката означают, что я верну своего человечка на камеры… - он указал на зеркальное стекло, которое отделяло их от пустоты сейчас, но по общему правилу - от специально обученных людей, следящих за допросом. - И позову своих коллег. Допросы по таким делам не ведутся в одиночку…
Геровит замолчал на пару секунд, снова смерив улыбкой Кощея.

- Особенно, учитывая то, что Аверьянов мёртв. Так что лишь прямые опровержения могут доказать, что твои деньги не доказывают твою вину, как ты там перед этим пальцем показал, - Павел потер указательным пальцем у своего носа, будто кровь вытирая. - Не слишком больно, кстати? У тебя, вроде, носа ж нет на самом деле.

+3

11

Ладно, стоило признать, что будь сейчас бой на кулаках, Геровит начистил бы Кощею лицо знатно. Быстрый и мощный мужик в любой ипостаси.
- ...ууука, да почему постоянно нос, - промычал лич, отрывая от стола лицо и с хрустом возвращая нос на место, - что ж мне так везет-то. Ты хоть представляешь, как неудобно потом эти мелкие косточки на место ставить, а? Но за палец даже спасибо могу сказать, смягчил удар, хотя бы не всмятку.
На имя поднял на бога взгляд, выпрямляясь и облокачиваясь на спинку стула.
- Верно-верно, долго же до тебя доходит, - фыркнул он, ковыряясь в кармане в поиске салфеток.
Кровь пусть и не хлестала как было бы у смертного после такого удара, но та жижа, что медленно пульсировала в венах и снова начала стекать по губе, ужасно раздражала.

Полковник снова затянул ту же шарманку про заказ теракта, Кощей закатил глаза и обреченно вздохнул.
- Совсем не слушаешь что я тебе говорю. Я не заказывал никакой теракт, и знать про него не знал, пока не случилось. Черт, да где же они. Да и фиг с ними, - не найдя салфеток, лич вытер кровь рукавом и точно так же оперся локтями на стол и язвительно улыбнулся, - а ты думаешь, что у него можно купить только оружие или взрывы? Или даже так. Ты думаешь, что для подобного я бы обратился к постороннему смертному? Издеваешься?

Он выпрямился, наблюдая за прохаживанием Геровита к окну и обратно.
Было заметно, что мутузить больше не собирается, но вся эта ситуация ему знатно потрепала нервы. Или все же было что-то еще, чего Кощей пока не понял.
Не может же божественное вот так растерянно-задумчиво смотреть в пустоту только из-за смерти горстки людишек? Или может?
Читать эмоции и переживания смертных было куда проще.
- Что? - вот это уже действительно смешно, и Кощей не удержался, рассмеявшись в голос, - сдать меня Чернобогу и вы там что-то решите? Страшно-то как, батюшки! Да звони, номерок дать? А ты уверен, что он будет на твоей стороне и сделает мне ата-та?

На какие-то странные угрозы вернуть сотрудника на камеры и позвать других на допрос Кощей снова закатил глаза, но на известие о смерти Аверьянова нахмурился.
Подтвердить лично покупку крылатых он уже не мог, но оплату теракта тоже. А значит, они в одной лодке, никаких прямых доказательств, лишь косвенные улики.
- Да пошел ты, носа у меня нет, - усмехнулся лич, прощупывая насколько все плохо, - жить буду долго, благодарю за заботу. В человеческой форме у меня все что надо на месте, и нос, и прочие хрящи и мягкие ткани. Коллеги твои мне сделать ничего не смогут, знаешь же прекрасно. А позвонить, хоть официально, хоть конфиденциально, мне все же надо. Не против?
Не дожидаясь позволения (да и с чего бы), Павел поднялся со стула и подошел к зеркалу, всматриваясь за него.

За столом сидел совсем молоденький мальчишка при исполнении и ошарашенным взглядом взирал на происходящее в допросной. В руке у него было два куска хлеба, на столе валялся кружок откушенной колбасы. Слышал ли тот их разговор или нет Кощей не знал, но то, что видел больше положенного и не понимал, что с этим делать - точно. А теперь смотрел на лича своими круглыми глазами и наверняка убеждал себя, что его не видят.
- Слушай, а вот этот с бутербродом, какой-то он у тебя не очень послушный. Сидит, подглядывает, как ты тут задержанную нечисть головой о стол бьешь, - он развернулся, и жестом показал на зеркало за спиной, - давай ты пойдешь успокоишь парня, дашь мне телефон, и я наконец-то позвоню Чернобогу. Дел сегодня еще по горло, а ты меня задерживаешь.

Отредактировано Koshchey Bessmertnyi (Пн, 17 Окт 2022 16:30:13)

+2

12

Геровит скрестил руки на груди, насупившись.
Его агрессия наконец окончательно отпустила; мышечное и нервное напряжение, которые сопровождали его состояние последний (вот уже почти) час потихоньку спадали…
Богу наконец возвращался холодный ум, который, если честно, не так часто являлся ему. Но если уж являлся, то тогда Павел становился настоящим военным командиром, полицейским или, как сейчас, ФСБшником.

«И вот с чего я решил, что бог, олицетворяющий тьму, будет на стороне защищающих правопорядок?» - его левая ладонь потянулась к подбородку, взгляд медленно опустился в пол. - «Хозяин бездушной нечисти, чуть ли не цель которой - убивать, вряд ли погладит меня по голове за поимку последнего… Скорее так наоборот».

Кощей тем временем решил вольно поперемещаться по допросной. Напугал, скорее всего, новичка за стеклом («Какого черты ты, придурошный, до сих пор там сидишь!? Я не ясно сказал пойти к чертовой матери отсюда??» - полковник еле заметно качнул головой и закатил глаза) и начал требовать возможности позвонить. «Если этот звонок состоится… Кому на самом деле он позвонит? Если и правда Чернобогу, попросит ли адвоката? Или каким-то образом позовёт его сюда? Или вообще позвонит не ему?..» - в голове Геровита понеслись аналитического склада мысли.

- Так… - голос Бога стал басистым и хриплым, не выражающем почти никаких эмоций. - Ты, - он указал на Бессмертного, - на место сел. Хочешь адвоката по законам людей, веди себя соответствующе. А хочешь быть «нечистью»…
Геровит бросил взгляд на стекло. Он, как и должно быть, не видел, что там за ним происходит; его взгляд кипел расплавленной сталью, и новичок должен был ощутить панику, от которой и убежать.
- …так и отвечай, как нечисть, без всяких адвокатов.

Комната вдруг стала казаться сжатым и выдернутым из реальности клочком пространства; аура Бога войны вновь заискрилась, разлетаясь по комнате яркими огнями; сам же он чуть закинул голову назад, и на его голове засиял шлем, тело засверкало доспехами, на поясе показался верхний край ножен меча с рукоятью.
Серый металлик радужной оболочки глаз смотрел спокойно и пристально - взгляд к взгляду.
Его правая рука потянулась к рукояти инфернального меча - пальцы коснулись навершия, скользнув по ним, будто случайно не зацепившись.

Сейчас он был больше похож на настоящего Бога. Где-то за ним будто даже слышался гул огромных толп вооруженных людей в кольчугах и нагрудных доспехах, восхваляющих великие силы, которые поведут их в бой к победе…

***

Сам Геровит слышал их - он снова был словно на поле брани, покрытом кровью и останками тел; воняло смертью; летал пепел; шуршали на ветру знамёна. Он, как полководец, стоял впереди, осматривая вражеское войско - превышает по числу, обмундировано лучше; но они одни - с ним нет ничего нечеловеческого. Он вытаскивает из ножен меч: лезвие его сильно покоцано, но не выглядит непрочным; напротив, сверкает на солнце ярче всех остальных. И с криком «в атаку, к победе» он первый срывается с места…

***

Но сейчас он никуда не рвался. Хотя этот гул и воодушевлял его, он надеялся разрешить ситуацию разумно.
И самодовольно не считал Кощея ровней себе.
Ни в чем.

- Так что решаем? Ты ведёшь себя как человек, и звоним адвокату? Или ты не человек?

+2

13

Нельзя было сказать, что у Кощея и правда имелись неотложные дела, но сидеть здесь до скончания веков было слишком расточительно. Да и как-то нечестно все же было.
Хотя, а когда это светлоликие честно обходились с темными? Чуть что - ты виновен и хоть тресни. Найдут причины даже при доказательстве невиновности продолжать настаивать на злодеяниях, не нынешних, так прошлых.
Конечно, светлые, великие и могучие, смелые, спасающие мир от гадостей, они ошибаться не могут, так ведь. А если и ошиблись, так и все равно получай по загривку, потому что просто рожей не вышел.

Вот и Геровит, видимо, был того же мнения. Раз нежить, так значит не мог не приложить руку к несчастьям, виновен, держи полосатую пижамку.
- Ой-ой, грозный какой, - Кощей отвесил шутовской поклон и неспешно вернулся на место, откинувшись на стуле и закинув ноги на стол, - слушаю и повинуюсь, ваше светлейшество.
ФСБ-шник тем временем воззрился в зеркало и  Павел запрокинул голову назад, немножко неестественно для живого человека и, всматриваясь сквозь стекляшку, наблюдал, как парнишка, замявшись на пару секунд, засуетился, бросил все и в растерянности вылетел из кабинки наблюдателя, словно пчелой ужаленный.
- Ты, между прочим, бутерброд ему доесть не дал, жестокое ты божество, - Павел вернул голову на место, наблюдая за разворачивающимся представлением.

Знал ли Геровит, каким наукам успел Чернобог научить Кощея за более чем полвека. Знал ли, что лич мог всматриваться в мелькающие образы памяти прошлого, слышать отголоски, чувствовать то, что чувствовал... человек. Геровит не человек, но видимо он настолько старательно сливался со своей земной оболочкой долгие годы, или скорее века, что Кощей улавливал миражи его божественных деяний, словно они наложились на человеческие полупрозрачной калькой.
И Кощей взгляда не отрывал, одновременно с богом показывая ему, с кем придется столкнуться в случае, если лич выберет продолжить разговор от своего истинного лица. Не призывал нежить, только поднял туманный образ своей памяти за своей спиной.
Напротив сверкающего доспехами бога стоял Лич, превышающий ростом человека. С пустыми глазницами и покрытым словно бы древесной корой лицом, одеяния походили скорее на сгустившийся мрак, чем на плащ. В руке - меч, тонкий, почти как шпага. С меча того падали алые капли на каменный пол допросной, впитываясь словно в землю. А за спиной - несметное войско нежити, готовое по приказу ринуться в бой без колебаний и сомнений. Не было в них ни того, ни другого.

Голос Кощея изменился, став ниже и подернутым дымным эхом болотной трясины, словно говорил он не отсюда.
- Вы, светлые, готовы рубить сплеча лишь только на основании своей нерушимой веры в истинность своих домыслов. Кажется, что истребив в миру всю тьму наступит великая благодать? - морок темного войска рассеивался, оставляя этой комнатке лишь пятна высохшей крови на камне, будто бы века назад оставленные здесь как напоминание о битве. Перед богом снова сидел Павел, серьезный, с брезгливой ухмылкой на лице и без капли ехидства, - я нежить, хочешь ты того или нет. Это моя суть, мой выбор, моя правда. Ты лжешь себе, что можешь быть человеком и стоишь передо мной в истинном обличии, я - нет, и сижу в облике человеческом. И кто из нас больший трус?
Лич спустил ноги со стола и оперся на стол руками, наклоняясь в сторону бога.
- Ты можешь сейчас начать бой, но не думай, что я в согласии раскину руки. На твоей стороне сила и свет, на моей магия и тьма.
Он глубоко вздохнул от вечного спора белого и черного, откидываясь и складывая на груди руки.
- Но если тебе дорого это место и смертные, скажи своим подчиненным притащить нежити этот чертов телефон.

+2

14

Склонив голову в бок, Геровит внимательно наблюдал за разыгравшимся шоу. Свет и Тьма будто столкнулись посреди помещения, пытаясь выдавить друг друга. Лучи тонули в бездне чёрного тумана, но и он рассеивался под яркими огнями.
Бог в итоге рефлекторно сжал рукоять меча правой ладонью, и он начал материализоваться; он успел вовремя отдернуть руку.
«Остановись!» -  накричал он сам на себя мысленно, но ни один мускул на его лице не дрогнул.
Оружие снова стало лишь призраком его ауры.
«Не стоит снова допускать ошибок»

***

1168 год. Город Кореница.
Армия датских воинов под знамёнами христианского Бога стояла у порога.
Среди колонн, спрятанных за пурпурными завесами, шагал медленно из стороны в сторону бог войны, тогда и теми людьми именовавшийся Ругевитом. Он бросал обеспокоенный взгляд на свой щит, висевший под куполом.
И наконец к нему вбежал главный служитель храма вместе с вождем.
- Великий Ругевит, нам не победить. Их больше в сотни раз, доспехи их прочнее, орудия - новее. Мы все погибнем… - доложился вождь, склонив голову и встрепав собственные волосы на затылке. Голос его был полон отчаяния.
- Что я слышу? - ярость закипела в венах бога. - Ты боишься?? Ты хочешь бежать от войны?
Служитель храма хотел было возразить, но мужчина лишь махнул властно на него рукой.
- Не позволю, - твёрдо заключил он.
Вздёрнув руку к щиту, своей волей и силой он сорвал его и притянул к себе. Искры полетели вокруг, доспехи засияли ярче раскалённой стали. Достав из ножен меч и кинув презрительный взгляд на вождя, он вышел за пределы храма, к людям, ждавшим его. И повёл их за собой…
К концу того же дня Кореница была объята пламенем - горели и блестящие храмы.
И лишь Геровит мог это видеть с ближайшего холма…

***

Павел развеял всю свою магию.
- Услышал тебя, нечисть. Поиграем в людей.
Из кармана брюк он выудил телефон и набрал номер помощника.
- Да, тащи сюда свой зад. И на камеры сержанта этого придурочного верни.
Нажав кнопку сброса вызова, Геровит вздохнул. Пройдя вдоль стола, он протянул телефон Кощею.
- Звони. С твоего нельзя, у нас тут глушилки и куча другого говна, так что твой телефон даже не заработает, - говоря, он смотрел куда-то в Вечность, а не на лича. В мыслях был кавардак, он не могу сфокусироваться ни на собеседнике, ни на своих дальнейших задачах.

Его смятение разорвал напарник, вошедший в допросную. Он кинул пару пилотных фраз, поздоровался с задержанным, абсолютно буднично протянув тому салфетки протереть нос.
- Посиди с ним, - буркнул Павел. - А ты, - он чуть повернул лицо на Бессмертного. - …без фокусов, пожалуйста.

Полковник направился к выходу из помещения, замерев на пару секунд у двери. Сжав талисман, он набросал пару ментальных щитов на стены, пол и потолок - аналогии своей «защиты», чтобы Кощей на всякий случай не попытался крушить все направо и налево. Только затем он вышел. Остановившись в небольшом коридоре у допросной, он достал сигареты из кармана, вытащил одну щелчком пальцев по дну пачки и сжал ее зубами; зачем чиркнул зажигалкой, и дым клубами потянулся.

Геровит очень хотел вступить в бой. Этот костлявый ему совсем не нравился.
«Ну и во имя чего?» - мысленно охладил он сам себя. - «Ради своей… как ее там называют христиане… Гордыни ты хочешь снова окунуться в главный стыд своей жизни - вернуться в Кореницу? Хочешь, чтобы снова все погибли из-за тебя??»
Павел даже сам себя ударил по щеке.
Нет.
Ничего такого никогда не должно повторяться.
Больше он не позволит своей тяге биться брать верх.

Затушив сигарету о стоявшую рядом банку (он частенько выходил сюда посреди сложных допросов выдохнуть), полковник вернулся в помещение допросной. Закрыв за собой дверь, он облокотился на неё спиной и скрестил руки на груди. Он посмотрел на звонящего Кощея. Что ж, похоже, он тоже не будет устраивать лишний бедлам. Попробуем решить мирно.

+2

15

Не смотря на казалось бы расслабленный вид Кощея, он все же был готов к любому действию Геровита. Стоило ли надеяться, что тот решит попробовать договориться с представителем мира мертвых словами через рот?
Бог был напряжен казалось до предела и мог выбрать бой. Чем бы он закончился - сказать было сложно. Но ничем хорошим уж точно. Особенно для работников как минимум этого здания. Так что надежда, что Геровит одумается все же была.
Если бы не уговор с Тьмой, лич бы вполне мог спровоцировать светлого на бой просто для того, чтобы поразмять кости. Но здесь и сейчас устраивать кровавое месиво - Чернобог бы по головке не погладил.

Заговоривший полковник Геровин рассеял часть напряжения, но был словно все еще не-здесь. Кощей склонил голову, всматриваясь в отсутствующего мыслями в допросной бога и протянул руку, осторожно забирая мобилку.
- Да уж догадался уже, - спокойно проговорил он, оглядываясь на открывшуюся дверь.
Вошедший служивый был типичный представитель своей масти.
Взгляд же тезки был едва ли не растерянным. И это что, волшебное слово? Кощей дернул бровью и коротко кивнул, тем самым давая неозвученное обещание небедокурить. Да и смысл, он же не голодный пес, кидаться на любого присутствующего, сколько уже десятилетий просто так никому голову не откручивал.

Лич проводил взглядом выходящего полковника, и на манипуляции с защитой только фыркнул и глаза закатил.
- Какой недоверчивый у тебя начальник, - прокомментировал, стоило двери закрыться, и вытер салфетками кровь под носом, - не боись, голову откусывать не собираюсь.
Смертный надменно усмехнулся, осмотрев худосочного задержанного, всем видом показывая, что "такого" он бояться уж точно не будет. А зря.
Пожав плечами, Кощей набрал номер приемной в офисе. Все же личный номер темнейшества наизусть он не помнил.
- Леночка, добрый день, дорогая. Арсений Сергеевич на месте? А Михалыч? Как это ушел, рабочий день не закончился еще. Некуда мне записать, - это называется закон подлости, никого нет, когда они нужны. Рассказывать же секретарше Чернобога о всем случившемся, значило обеспечить себе интересную репутацию в компании, - ладно. Передай Арсению как вернется, что я на Литейном четыре, и мне бы Михалыча сюда, да поскорее... Нет, нет не случилось... Не надо звонить Марине Олеговне, с ума сошла!
Скосив взгляд на вернувшегося Геровита, лич повел свободной рукой, как бы показывая "видишь, не так и страшно меня без охраны оставлять". Смертного за способного остановить не считал, а потому можно было считать, что и не было здесь никого.
- Нет, Лена, не завтра, сейчас вопросы решать надо, - секретаршей девчонка была хоть и хорошей, но в некоторые моменты прилично подтупливала, заставляя злиться на нерасторопность, - ты вообще меня слушаешь? Да, Арсению. Нет, перезванивать не надо, пусть приедет. Дождусь конечно.

Отключившись, Кощей положил телефон на стол и пододвинул его в сторону полковника.
- Слушай, начальник, а кофе у вас есть? Может смотается парнишка? На углу у вас кофейню приметил. Будь другом, а? - на последней фразе лич чуть улыбнулся, постукивая пальцами по столу.

+2

16

Мужчина еще какое-то время стоял у двери, наблюдая за монологом задержанного (вторую сторону-то он не слышал, так что для него Кощей говорил сам с собой). Вообще, это ведь весьма забавно - люди не задумываются о таких вещах, нынешнее поколение с мобильниками и прочими трубками давно срослось, как с чем-то само собой разумеющимся. А ведь еще пару веков назад представить себе устройство, которое будет передавать твой голос сквозь километры другому человеку - было сродни безумию. Даже писателей-фантастов тогда еще не существовало, чтобы придумать описание неведомой машины.
Геровит видел человечество на протяжении уже многих столетий; он застал мир меча и магии; он видел, как возвышалась и падала христианская церковь, а следом за нее трещали ее догмы о Солнце, крутящемся вокруг Земли; как люди занялись наукой и начали разбирать собственный мир на атомы в погоне познать его до мельчайших деталей; наблюдал за развитием производства; своими глазами узрел, к чему такое оголтелое стремление может приводить - как поехали поезда и полетели самолеты; а потом с последних посыпались и бомбы. От такой "войны", которая грибом дымилась над Хиросимой, даже Геровит тогда охуел - и навсегда ушел с военной службы. Затем понеслось безумной каруселью: космос, компьютеры, телефоны...
И вот говорящий "сам с собой" человек - уже и не признак безумия.
"Хотя тут обычно как посмотреть..."

Вырвавшись из собственного внезапного потока ностальгии, Павел подошел к столу, забирая свой телефон. На вопрос про кофе он повел бровью, бросив взгляд на Бессмертного, мол, ты че, чертила, опять начинаешь, только ж успокоились все; а затем, закатывая глаза, медленно сместился ближе к коллеге.
- У нас тут служба доставки только таких как ты до обезьянника, могу организовать, - безэмоционально ответил он наконец на реплику про кофейню.

Силы на эмоции как-то закончились. Или просто уже не было никакого желания тратить их на вот этого вот: он откровенно провоцировал и издевался, явно считая себя кем-то сильно круче бога войны. Так ли это было на самом деле сейчас выяснять было лишним.
Особенно, если было - тогда бы все закончилось плачевно.

- Я так услышал, ты пока не дозвонился, - полковник жестом попросил у напарника папку с материалами делами. Получив ее в руки и раскрыв, он опустил взгляд в документы. - Так что у нас есть еще время поболтать. У нас есть определенный набор фактов, которые почти прямо доказывают твое соучастие. Без самого Аверьянова, ясен хер, 100%-но мы ничего не докажем, но, поверь, суду будет достаточно и того, что есть. Так что у тебя есть шанс рассказать свою версию событий: проверив ее, мы либо окончательно убедимся в своей правоте, а тебе дополнительно впаяем введение следствия в заблуждение; либо ты окажешься в данном инциденте невиновным... - еле слышно Павел прокомментировал свои же слова: В чем я, однако, сомневаюсь, но чем черти не шутят... - и далее снова привычным тембром: И с неспокойной черной душой пойдешь по своим делам, которые, в твоих же интересах, больше не приведут тебя ко мне. Ну так что?

Полковник положил раскрытую папку на стол перед собой и перевел взгляд металлических глаз на задержанного.
Хотя он выглядел спокойнее и нейтральнее оловянного солдатика, бдительности бог не терял. Доверия к костлявому не было никакого от слова совсем.

+2

17

Кощей наблюдал за движениями полковника, склонив голову к плечу.
- До обезьянника, говоришь? - задумчиво посмотрел вдаль, поглаживая пальцами несуществующую бороду, - и много там хвилых? Я бы их к себе на службу позвал, и вам мороки меньше, и мне добро.
Он едва заметно подмигнул богу и следом оперся на стол локтями, подперев подбородок.
Судя по реакциям Геровита, активно отвечать на подколы у него не было ни желания, ни настроения. И если бы в другом случае Павел бы уже потерял интерес, но только не сейчас. Бессмертный без каких-либо трудностей мог вещать полный бред, набивая его намеками и фактами, и как же хотелось рассмотреть в лице напротив неверие, непонимание, осознание и вот это все в одном спутанном клубке.
Он активно кивнул, показывая, что слушает со всей внимательностью.
- Время есть, пока шеф на своем коне вороном не прискачет, - улыбнулся, замечая закатанные глаза смертного, для которого любой намек будет реальным бредом.
Полковник говорил, Кощей через слово понимающе кивал, приговаривая "ага, так, ух ты", и слыша каждое слово светлого. Раскрытая папка опустилась на стол и лич вытянулся заглянуть в письмена, уважительно кивая на количество расписанных в ней строчек о нем.
- Ого, и это что, все обо мне? - удивленно воззрился на Геровина и вернулся в нормальное положение, - мощно ты. Такое досье собирал, старался, жаль даже пропадать добру такому.
Сидел Кощей и удивлялся, как все же светлые иногда были слепы. Или даже не иногда, а чаще всего. Думают, что их голос звучит праведнее, что наказывать за зло свершенное - верно, тогда как перед смертью все черепа один к одному, и нет для нее разницы, заберет каждого. За убийство сейчас в тюрьмы сажают и даже в голове не складывают, что убиенный мог в будущем сотни душ загубить. Не благо ли это, не стоило ли тому преступнику вознести почестей?
- Сомнения твои, милейший, мертвому припарка, надумали невесть что, пазл у них видите ли сложился,  и решили, что раз я виделся с вашим ненаглядным Аверьяновым, так значит соучаствовал? - хмыкнул и вздохнул глубоко, - правды хочешь. Да такой, чтобы сразу поверилось. А коль веры не будет, так значит лгу. Помнишь, что раньше за клевету делали? - Кощей дернул бровью, - плеть я потом принесу, не забуду, уж поверь.
- Дело так было. Решил я, что в доме моем питомцев домашних не хватает. Сам понимаешь, одно дело собачки да вояки мои анорексичные, да нет в них жизни такой яркой, как в копошении насекомых. Шуршат там что-то, пищат, еду требуют, чуть ли не мамкой тебя называют, красота! А тут объявление, что некий молодец таракашек продает, представляешь? И ладно если простых питерских, коих на каждой свалке хоть банками собирай, так нет же, обеззараженных, откормленных, жирненьких таких, на мучных дрожжах вскормленных. Как мимо пройти мог? Да и тараканы же ты знаешь какие живучие, даже ядерный взрыв пережить могут, а может и еще какие похлеще. Мультик Валли видел? Вот-вот, прям как там. И решил я, что надо мне такое чудо домой, и даже лучше, подарить решил. Дай, думаю, порадую душу человеческую. Заказал полсотни, коробочку ленточкой перевязал, да и сюрпризом оставил. И вот знаешь жалею о чем? Что не увижу той радости неземной, которая на лице одаренного отразится, потому что ты, каким бы светлым не хотел казаться, повязал невиновного в увечьях тех смертных, что от взрыва того полегли. А смерть своего дарителя знает, как сказал прибрала уже к рукам своим.
Кощей посмотрел на коллегу Геровита, на его ошеломленное лицо и рассмеялся, покачав головой.
- Сечешь? Тараканов я у него заказывал, дурень, мадагаскарских. А о делах его и не слыхал. Доказательств хочешь? Так запроси в телефонной компании беседу нашу с Аверьяновым, знаю же, что записи хранятся и в твоих силах такое провернуть, только бумажку подпиши.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » А в тюрьме сегодня ужин...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно