In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » my demons


my demons

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

my demons

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3337/t854011.jpg
Ewlar Mahariel x Zevran Arainai
9:40 ВД, Андерфелс, позже Тень

— Take me high and I'll sing
Oh you make everything ok
We are one in the same
Oh you take all of the pain away —

0

2

Дорога всё не кончалась. Извилистая тропа, потрескавшаяся, словно из-под земли рвался кто-то невозможно сильный, вела куда-то вдаль, за самый горизонт. Она то изгибалась под немыслимым углом, уводя едва ли не назад среди зарослей колючих голых кустов, то становилась прямой, как палка. Вокруг стояла почти гробовая тишина, и только стук нескольких пар копыт отвлекал от неприятных мыслей. Горячий ветер обжигал щёки, и хоть за годы в Антиве Эвлар привык к зною и палящему солнцу, здесь ему было совершенно не по себе.
Шёлк громко всхарпнула, оступившись на подвернувшемся под копыто камушке, заржала и недовольно тряхнула головой. Была бы помоложе, наверняка взвилась бы на дыбы. Эвлар потянул за поводья и заставил кобылу остановиться.
- Нам нужна передышка. Лошади вымотаны, - произнёс он, оборачиваясь на следующего за ним Зеврана. Тот выглядел немногим лучше своего возлюбленного и его лошади. - Да и мы тоже. Слезай, разобьём лагерь.
Махариэль спешился и подошёл к гильдмастеру. Похлопал по морде Шмеля, роняющего с губ клоками розовую пену, успокаивающе прошептав что-то на родном языке, а потом протянул любимому руку и помог слезть из седла, придержав сильной рукой за талию. Когда Зевран оказался рядом, стоящим на земле, он не удержался и оставил на его пересохших от жары губах аккуратный, почти невесомый поцелуй, и ласково боднул любимого лбом.
- Посиди немного, - проговорил Эвлар, отстёгивая от пояса фляжку с водой и вкладывая её в руку своего спутника. - Я стреножу лошадей и поставлю палатку, хорошо?
Он не дал Зеврану договорить, прекрасно зная, что тот начнет возражать и пытаться помочь, несмотря на усталость. Может, Эвлар и не отказался бы от его помощи, но сейчас он чувствовал себя достаточно хорошо и вполне мог справиться один. В последнее время такое состояние было счастьем, и он не мог просто отсиживаться. В те дни, когда он не мог подняться с кровати, когда по венам текла раскаленная лава, а слуги принимались с удвоенной силой строить теории о том, что Палач превращается в дракона, Эвлар чувствовал себя проклятым, ненавидел за собственную слабость и хотел исчезнуть. Сбежать ночью к ближайшему проход на тропы и погибнуть там, вонзив меч в чье-нибудь трепыхающееся ещё мерзкое тело. Но сил на это не хватало, и он мог только сопеть от бессильной злобы, стараясь сдерживаться, чтобы ненароком не обидеть снующего вокруг Зеврана. Тот и так делал слишком много для своего наречённого, просить о большем Махариэль даже не подумал бы. Поэтому сейчас, когда он мог справиться сам, он взваливал на себя всю возможную работу.
Зеврана удалось усадить на большой гладкий камень неподалёку и занять полупустой фляжкой, а Эвлар вернулся к лошадям. Он отвёл обоих чуть подальше, на небольшую лужайку, где ещё были какие-то остатки травы, на которую кони сразу набросились, тщательно стреножил их и отправил пастись. Наверное, стоило бы дать им воды, но у эльфов и так запасы были на исходе. По карте до ближайшего поселения оставалось чуть больше дня пути, а у них всего-то и осталось, что та фляжка, которая сейчас была в руках у Зеврана. Эвлар не стал говорить ему, чтобы не расстраивать. Самому пить тоже ужасно хотелось, но кочевая жизнь в клане научила его обходиться без таких мелочей. Эвлар был уверен, что справится.
Он поставил палатку, расстелил внутри спальники и одеяла, а потом принес и сумки, пристёгнутые к сёдлам лошадей. Стоило развести костёр, чтобы приготовить что-нибудь поесть, но стояла такая жара, что не хотелось вовсе. Решив развести огонь к ночи, когда станет холодно, Эвлар взял за руку любимого и утащил его в палатку.
Под плотным пологом было куда лучше. Зевран сразу улёгся на расстеленном спальнике и довольно улыбнулся, по-кошачьи потягиваясь. Эвлар опустился рядом, опираясь на локоть, и принялся рассматривать его лицо. Это занятие ему никогда не надоедало. Зевран был прекрасен, как много лет назад, во времена Мора, так и сейчас. Махариэль искренне считал, что никогда не встречал никого прекраснее, хоть Зевран и зачастую принимался с ним спорить.
Они пролежали так в тишине довольно долго, изучая уставшими взглядами лица друг друга и осторожно касаясь губами скул, ладоней, скользя кончиками пальцев по плечам и заострённым ушам. Им не нужно было говорить друг другу хоть что-то - за годы, проведённые вместе, они научились понимать друг друга без слов. Ворон и Страж, ставший Вороном. Эвлар знал, что другой жизни не пожелал бы ни за что. Он любил Зеврана, любил его сына, а те в ответ любили его. Не за то, что он чем-то помог или был полезен. Нет. Просто так. Просто потому что он - Эвлар. Потому что просто есть такой на свете. И Махариэль старался отплачивать им тем же. Отдавал себя без остатка, готов был пожертвовать всем, только бы сохранить им обоим жизни. И сейчас, лёжа под пологом палатки, в которой уже сделалось довольно темно, и скользя взглядом по лицу любимого, которое видел лишь благодаря Скверне в своей крови, Эвлар чувствовал себя безгранично счастливым. Им так давно не удавалось провести вместе хоть сколько-нибудь часов за постоянными делами, бесконечной чередой заданий и в вечной суматохе, что, кажется, они оба отвыкли от этого. И теперь просто наслаждались родным теплом, чуть слышным дыханием и самим фактом того, что они - одни в целом мире. И пусть все проблемы катятся к чертям. Эвлар нашёл в темноте руку Зеврана и мягко сжал, нащупав на его пальце кольцо.
- Ma'arlath, - тихо прошептал он, склонившись к любимому и накрыв нежным поцелуем его губы.

+2


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » my demons


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно