In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » нас не выдаст ни смущение, ни улыбка


нас не выдаст ни смущение, ни улыбка

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

нас не выдаст ни смущение, ни улыбка

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3704/231068.png
пес х лис
лес авидья, весна

Тигнари весну не любит. Тигнари весной готовит себе особенные средства, сбивающие его обоняние. Тигнари бы хотелось, чтобы весна вообще никогда не наступала, но он так же знает, что от природы не убежать, как бы сильно он не пытался. Тигнари не может откладывать свои обязанности, но, возможно, в этот раз и не придется.

— триединство места, времени и действия кажется важнейшим из искусств —

Отредактировано Tighnari (Ср, 14 Сен 2022 01:54:11)

+3

2

Сила песков подавляет и заставляет преклонять колени, генералу привычно преодолевать, он не из тех, кого можно заставить подчиниться против воли. Сайно с пустыней, с ее выматывающей жарой, с жаждой и голодом сражается с остервенением, кладя свою жизнь на кон из раза в раз. Он заходит в давно забытые земли, куда уже сотни лет не ступала нога человека, копьем пронзает тварей, поражающих людское воображение и о полученных знаниях молчит, хороня древние тайны под новыми слоями песка. Если умрет – пусть. Сайно привык не сожалеть о свершенном, как и любое дитя пустыни. Свою родину любит нежно и трепетно, но даже это не идет ни в какое сравнение с тем, что вызывают в нем хитрые глаза. Он возвышается над провинившимися неприступной крепостью, от него тянет едва ощутимым жаром раскаленных камней и разряды электро скользят по кончикам пальцев. Глаза полны ледяного безразличия, хотя тонкие губы искажаются в легкой улыбке, стоит рядом мелькнуть задорным лисьим ушам.

Он встречал много людей на своем пути, самых разных, но Тигнари — чертова язва с ядовитым, как у морской осы, языком, а еще он вечно занят своими лесными делами, что выловить фенька за хвост становится проблемой. Тигнари, в отличии от других обитателей пустыни, бледнокожий, словно его никогда не целовало солнце, с пронзительными золотисто-зелеными глазами и ушами, всегда стоящими торчком. Сайно вспоминает его в дни, когда мальчишка еще шнырял по академии и тревожно шипел на всех, кто имел храбрость протянуть руку к пышному хвосту. Нынешний Тигнари выглядит донельзя усталым и даже слегка рассеянным, не чета своему привычному образу собранного, охочего до растений садовника. Лидер лесного дозора, который совсем недавно вернулся с некоего симпозиума, проводимого в Академии, таща за собой огромный куст с персиками зайтун. Произносится «огромный», читается «размером с дом»; теперь это чудо стоит посреди одного из садов, за которым ухаживает Тигнари, и лениво шевелит листиками (или Сайно так только кажется?). Мимо шныряет механический краб и генерал Махаматра усиленно делает вид, что никакого нарушения правил и законов нет.

– В следующий раз сразу предупреди меня, что за садом у тебя ухаживает не человек, – возможно, ему стоило бы извиниться за попытку всадить копье в искрящееся посередине ядро, возможно, ему не стоит шутить хотя бы пару часов, но соблазн увидеть прижатые к голове уши слишком велик, – Чтобы я хотя бы морально успел подготовиться, – нервно поводит плечами, глаза жмурит, фокус внимания переводя на поражающую своим разнообразием растительность вокруг, – Надеюсь, ты хотя бы осознаешь возможные последствия, – ему бы еще немного поворчать для приличия, пожурить лиса за опрометчивость, ведь в галерее этой ограждений нет и от внешнего мира отделяет лишь стеклянная стена.

– Висит персик, нельзя скушать. Что это? – спрашивает Сайно, указывая на куст. Куст радостно шелестит огромными-преогромными цветами, словно понимает, о чем Сайно говорит и юноша внутренне содрогается, представляя, на что может быть способно это чудо ботаники, если попытаться сорваться сочный плод, – Оно хотя бы людьми не питается? Ты уверен, что это безопасно? Надеюсь, лицензию ты тоже получил, потому что не заметить т а к о е попросту невозможно. У Бригады могут возникнуть вопросы, – Сайно промолчал о том, что у него этих вопросов также много, он мог бы попытаться честно вслушаться в заумные речи Тигнари, но они оба знают, что генерал все равно пропустит это мимо ушей. Его задача, в конце концов, служить академии вовсе не ученым – интеллектуалов в этих стенах хватает и без него. Размахивает копьем, разбирается в переплетениях событий и рунических щитах, ядах, оружии и ловушках, но никак не в ботанике, от которой у Тигнари глаза загорались подобно звездам. Каждый раз, когда лиса заносит, пёс пустыни даже не пытается его останавливать: знает, что это бесполезно.

Сайно на многое закрывал глаза, когда это касалось лидера Лесного дозора. Мальчишка плевался в его сторону ядом, не опасаясь ни на секунду, но, судя по всему, искренне не понимая, чем обязан такому отношению. Или наоборот, прекрасно осознавая свое влияние и пользуясь этим на полную катушку. Генералу потыкать бы фенька в правила, как, собственно, и ученых, которые создали этот куст-переросток, но сил разбираться в ситуации никаких нет, – Понять только не могу, где ты вот такое находишь. Это какой-то особо извращенный метод развлечения у вас в дозоре? – вопреки привычному, именно ему сейчас хочется закатить глаза и послать происходящее к демонам. И без всякого стеснения уставился на крепкие ноги и обтянутый штанами зад. Лис перед ним был непривычно раздраженным и мотающийся из стороны в сторону хвост это лишь подтверждал.

– Ты позвал меня, потому что случилось что-то или для того, чтобы похвастаться своим новым приобретением? – Сайно бы добавить чуть больше эмоциональности в голос, возможно, капельку доброжелательности, но в затылок даже через стекло напекает солнце. Растения здесь жару любят, генерал же вынужден лишь терпеть.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » нас не выдаст ни смущение, ни улыбка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно