Изменяется даже Бог [...]
Человек без зазрения совести убьет другого за еду, ресурсы, за место под солнцем, и тот принцип, что сильный убивает слабого не потому что жесток, а потому что нужна пища для того, чтобы банально выжить, воспроизвести потомство и уйти умирать, здесь не сработает. У людей все иначе. И раньше как-то боги направляли, вели, давали советы, уничтожали грешных, то есть как-то контролировали процесс пребывания смертных на земле, то сейчас этим заниматься некому.
Daemon x Rhaenyra
Он мог спалить ее. И дракона тоже. Караксес, закаленный в бою, страшный, опасный зверь. Верные принцу люди ничего бы не увидели. Или сделали бы вид, что не увидели. Обугленное тулово вместе с маленьким телом упали бы в море, и синяя пучина пожрала бы их, оставив сгустки черной пены. Никогда еще наследие Визериса не было так близко к гибели.
Kylo Ren writes...
Атмосферный шторм подхватил звездолёт, как сломавшую крыло птицу и безжалостно увлек в свой дикий танец. Всего пара секунд, он не успел осознать, что происходит, как фюзеляж столкнулся резко столкнулся с почвой. Громкий взрыв оглушил просторы пляжа, распугав местных животных, черный дым гнилыми тучами потянулся к небу, сливаясь с вихрями шторма. Корабль загорелся и Кайло, висящий на ремнях, почувствовав жар, очнулся. Только сейчас он понял, что висит вниз головой, а ремни безопасности заклинило. Из тела в боку торчал кусок корпуса звездолета, кровь капала на разбитую приборную панель, стекала ручьями по одежде, а резкая боль мешала пошевелиться. Дым валил в кабину и дышать было невозможно.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » Этих на кол, тех в петли


Этих на кол, тех в петли

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Этих на кол, тех в петли

https://i.imgur.com/hwzwHPP.gif   https://i.imgur.com/xj5Vchd.gif
Murdoc х Hel
наше время, Америка, дальний кабинет похоронного дома

Сначала убийство идет не по плану. Затем ты стоишь на пороге кабинета танатопрактика, чтобы аккуратно узнать информацию и понять, насколько ты облажался и облажался ли вообще. И пока ты делаешь все возможное, развешивая восхитительную лапшу на чужих ушах, собеседница усиленно пытается казаться обычным человеком.

- Он трупак.
- У каждого свои недостатки. Но мы его и таким любим.

+1

2

Когда что-то идёт не по плану, Мердок импровизирует и подстраивается под ситуацию. Обычно это всегда работает. Только все его столкновения с МакГайвером стали исключением — никогда с этим парнем не угадаешь, где что-то пойдет не так.
Мердок вступил в опасную игру, когда перевел их отношения на новый уровень. Рискнул, немного отпустил себя, осознавая нечто уже давно забытое и что долгие годы предназначалось только сыну.
Знал же, насколько плохо это кончится и чем именно. И, надо же — угадал! Правда, от этого не легче.

Мердок прибегает к своей обычной схеме, привычной за столько лет работы. Все эмоции запихивает глубоко внутрь, а то, что не влезло — превращается в злость. МакГайвер пропал на несколько месяцев со всех радаров и даже Мердок, который всегда мог его найти, в любой точке планеты, не смог его отследить — никаких цифровых следов, никакого телефона, даже оплаты банковской картой нигде не замечено. Последний раз Мердок поймал след где-то в Европе, а после этого…
Ничего.
Будто бы Ангуса МакГайвера кто-то стер из реальности.

Все это время “Феникс” шли по его следу, но Мердок и здесь был на шаг впереди. Кончились опасные встречи, прекратилось хождение по лезвию ножа — можно использовать свои обычные методы скрытности и — о, чудо! — они снова работали. Хотя, чему тут удивляться?
Милашка Джилл — какая-то канцелярская (или компьютерная?) крыска организации старалась больше всех. Незадолго до того, как она ощутила в своих руках ниточку, ведущую к Мердоку, Ангус все-таки объявился в стране.
Отдохнувший, счастливый и с девушкой.

Эмоции всколыхнулись, но Мердок привычно перевел их в злость. Джилл досталось — к сожалению, с летальным исходом, хотя в этот раз Мердок ее просто хотел припугнуть. Но, бывает, все мы смертны.
Важно другое. Несмотря на то, что у них вот так все закончилось, Мердок все равно поступил по-своему — не позволил Ангусу снова улететь в Нигерию к своей учительнице, вынудил его остаться и теперь искать его. Но в этот раз — никаких подсказок, никаких следов, поймать его все еще очень сложно.
Даже кровавый след Мердок по возможности не оставляет, все его выполненные заказы напоминают самоубийства, не подкопаешься. Нанимателей это устраивает, а ему все равно.
Где-то там отголоски боли от потери плещутся внутри сознания. Мердок все еще переводит их в злость или переключается на Кассиана, звоня сыну по видеосвязи в Швецию, где он все еще учится в частной школе.

Что-то пошло не так. Мердок это отчетливо ощущает. То, что случилось с его жертвой — должно быть, конечно же, суицидом. Все обставить, будто бы он застрелился из своего личного оружия у себя в запертом кабинете.
У Мердока накануне был тяжелый вечер и он не уверен, что сделал все правильно. Точно ли рассчитал угол выстрела? Сымитировал ли запертую дверь изнутри? Не оставил никаких биологических и цифровых следов своего присутствия?
Откуда, мать вашу, вообще такая паранойя?

Деньги за свой заказ он уже получил, новый еще не брал, а значит есть время перепроверить. Это опасно, но еще опаснее все спустить на тормозах, отмахнуться, а потом обнаружить, что уже вовсю идет расследование убийства.
Это будет большая ошибка его самого, как профессионала и чертов стыд на всю оставшуюся жизнь.

Судмедэксперт, получив большую сумму денег, срывается в “неожиданный отпуск”, пока Мердок подменяет его в местном управлении. Якобы рекомендовали. У Мердока фальшивые документы на имя Роджера Мэя, временный пропуск, белый халат и знания, которые заставляют не сомневаться в его компетентности. Бинго!

Для начала нужно снова осмотреть труп и послушать, что же ему расскажет танатопрактик. Потом решать, как стоит действовать дальше.
Тело из морга уже увезли в похоронный дом, значит, придется импровизировать. Когда они там, завтра? Ему хватит времени. Только узнать. Вдруг все-таки он не спалился?
Мердок останавливается перед дверью этого наверняка во всем прекрасного заведения и аккуратно стучится.
— Добрый день! — использовав одну из самых теплых и открытых улыбок, вызывающих доверие, из своего арсенала, он смотрит прямо на женщину, которая встречает на пороге. — Меня зовут Роджер Мэй, я из управления, — десять секунд, чтобы показать удостоверение и позволить женщине его изучить.
— Я бы хотел еще раз осмотреть тело Ксандера Вульфа, которого нашли позавчера.
С таким идиотским именем ему и правда дорога исключительно на тот свет. Может быть, Мердок тоже застрелился бы, назови его родители похожим образом, если бы работа и обстоятельства не приучили его менять имена и выбирать основным то, которое по душе.

[icon]https://i.imgur.com/ViSYgxs.gif[/icon]

+1

3

Хель никогда не любила выделяться, предпочитая общество мертвецов, которые не были особо разговорчивыми, уже заработала себе репутацию весьма отстраненной женщины. Коллеги уже давно бросили попытки вытянуть из нового танатопрактика хоть какую-то личную информацию. Дочь Локи отделывалась от вопросов общими фразами: приехала Норвегии одна, родители заняты своими делами, детей и мужа нет, да и когда? Работы много. По сути, лжи как таковой не было, просто она не договаривала и умалчивала некоторые факты своей биографии. Всегда спокойная, вероятно раздражающая своей сонной неторопливостью Хель вскоре стала чем-то вроде тени, что делает свою работу и особо не отсвечивает. Нет, порой она разговаривала, шутила, ехидничала, но чаще слушала. За века, что она провела среди покойников, приходилось наверстывать упущенное, а социализироваться все никак не получалось.

–  Умер глупо, – мрачно подытоживает Хель, подходя к покойнику ближе.

Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцу в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара  и не задавай лишних вопросов.
– Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Сложно абстрагироваться от таких махинаций, почти невозможно пустить все на самотек, но как она могла оспорить отчет патологоанатома, у которого огромный стаж и великолепная репутация? Женщина кривит лицо, а потом безразлично пожимает плечами. Лучше отвлечь себя, направить энергию в нужное русло. Например, прекратить заливать в себя кофе литрами и поработать. Можно дернуть мертвеца в мир живых, спросить, найти убийцу.

– Так, Хель, стоп. Никаких расследований, никаких опросов, просто работа.

Она злится на саму себя, корит за излишнее любопытство, отчетливо чувствуя во время каждого прикосновения к телу, что покойному помогли покинуть мир живых. Весьма нелепо будет бить себя по щекам посреди кабинета в тщетных попытках привести себя в порядок и прекратить думать о том, что где-то ходит убийца. Очередное угощение для Нидхёгга. О Гьёлль, если скармливать дракону каждого, кто подходит по какому-либо критерию, то ящер никогда не сможет взлететь, а будет больше похож на вечно голодный шар, что катается за очередным лжецов, самоубийцей и иже с ними. Ситуация для смертных ужасная, а для Хель весьма комичная. Тихий смешок и полет фантазии прервал стук в двери. Хель назвала бы его даже вежливым, такие звуки весьма редки, обычно долбятся так, будто хотят выбить многострадальную деревяшку.

Хель моргает, спешит открыть двери, пока запас вежливости у незваного гостя не иссяк, и натыкается на улыбку. Вот только дочери Локи кажется, что все это игра, но списывает это на влияние мертвеца. Надо признать, от господина из управления тоже веяло обманом. Правда, зачем удивляться, учитывая, что в таких организациях одна сплошная ложь, обернутая в нечто сладкое, тягучее, разбавленное добродушной улыбкой, дружескими рукопожатиями, но факт остается фактом – это игра. Причем вечная. Удивительная способность людей спокойно менять маски. Хель так и не научилась улыбаться незнакомцам, лишь коротко кивать в знак приветствия.

– Добрый для нас с Вами, мистер Мэй, – голос спокойный, холодный, а взгляд бегло изучает документ, – Хеидрун Вааг, местный танатопрактик. Проходите.

Она пропускает гостя и закрывает за ним дверь. Жестом показывает в какую сторону идти. Слишком много внимания для одного самоубийцы, тем более от кого-то из управления. Неужели мертвец на столе был каким-то важным шишкой? Или же вышестоящие органы решили, что патологоанатом ошибся с причиной смерти? Хель об этом, конечно же, не скажет, но никто же не запретит внимательно смотреть на посетителя, практически не моргая. Веяло чем-то темным, тягучим, до одури человеческим. Хель осеклась, напомнив самой себе, что она среди смертных не для того, что бы придирчиво оценивать людей.

– Что-то случилось? Документы патологоанатома  в порядке, или где-то ошибка?

Весьма сложно делать вид, что веришь заключению коллеги на тему суицида. На практически сонном лице появилось недоумение. По крайней мере, Хель на это надеялась, в мимике она была не особо сильна.

Отредактировано Hel (Пн, 26 Сен 2022 06:00:06)

+1

4

Влезать в чужую шкуру ничего сложного для Мердока — он уже это делал. Масок, выдуманных личностей и фальшивых документов уже перевалило хорошо так за тридцать и приближается к сорока. Роджер Мэй — тридцать восьмая личность Мердока, сразу после предыдущей, чтобы купить пару домов в Лос-Анджелесе. На кой черт они ему сдались? Пригодятся когда-нибудь. Не впервой.

Тем не менее, перед девушкой, открывшей ему дверь, предстает совсем не серийный, а судмедэксперт управления. В меру вежливый, не по профессии жизнерадостный и при этом достаточно сдержанный.
— Рад познакомиться, — Мердок протягивает руку и улыбается шире. — Мисс Вааг. Необычное у вас имя, вы откуда?
Акцент в речи он тоже слышит. Правильнее было бы обратиться к ней “фру” вместо “мисс”, судя по всему, она мигрантка из Скандинавии, которой повезло больше, чем другим идиотам, следующими за своей так называемой “американской мечтой”.
Лишь те американцы, у которых больше одной извилины точно знают — ее не существует и поэтому просто живут и крутятся как могут.

Впрочем, Мердок здесь не для того, чтобы составить психологический портрет мисс Вааг. Ему, честно говоря, вообще на нее плевать. Хотелось бы лишь верить, что она не раскусила правду или достаточно подкупна, чтобы молчать. Или равнодушна и ей нет дела — своей ли смертью умер ее “гость”, насильственной или наложил на себя руки. Знай выполняет свою работу ради денег.

Дверь закрывается за его спиной, оставляя их двоих наедине с вечерним полумраком похоронного дома и трупом. Хорошо, что их обоих это не смущает. Мисс Вааг работает с ними каждый день, а Мердок часто прикладывал руку к тому, чтобы отправлять людей в такое состояние. В основном за деньги, но бывал и спортивный интерес.
Денег, впрочем, достаточно, чтобы вырастить сына в комфортных условиях жизни. Еще бы Феникс стряхнуть с его хвоста окончательно.

— Я хочу осмотреть его еще раз, чтобы убедиться, правильно ли составил отчет, а заодно сверить тот, который у вас. Все в порядке, просто я перестраховщик, — Мердок снимает с лица неуместную дружелюбную улыбку и цепляет на себя немного волнующийся вид. — Скоро к нам обещает нагрянуть проверка, вот и хочется подчистить все хвосты. Мне сказали, что тело мистера Дайбена уже у вас. И вот я здесь!
С этой фразой он заходит в дальний кабинет, куда его и привели и берет отчет в руки. Так и есть — патологоанатом недостаточно умен, чтобы распознать убийство. Не любят они копать — лишние силы, проблемы, очередной “висяк” и прощай, долгожданное повышение! Машина правосудия и работа любого управления все еще предсказуемы даже много лет спустя и это не может не работать.

Мердок снова осматривает тело — не спеша, аккуратно. Смотреть тут, в принципе, нечего. Потихоньку его приводят в порядок для похорон, тут и там виднеются раны, которые уже закрыты, но не прикрыты гримом. Снова смотрит в ответ, пожимает плечами.
Если патологоанатом тупой, это вовсе не значит, что мисс Вааг — тоже.

Напротив, Мердок отвлекается от отчета и смотрит на нее. У нее сонный и усталый вид, но вовсе не изможденный. Нет ненависти к работе, но есть… равнодушие?
Наверное, так выглядит професиональная деформация. Сам Мердок уже давно не берется за скучные заказы, потому что они уже ему надоели лет десять как.

— А что вы об этом думаете? — в голосе фальшивого судмедэксперта звучит искренний (нет) интерес. У Мердока сейчас достаточно располагающий вид. — Вас ничего не смущает в отчете или… на этом теле?
Легкая тень сомнения пробегает по его лицу. Он привык играть с эмоциями и выставлять их так, как шахматист двигает фигуры. Важно расположить к себе девушку и узнать, что ей известно.
Ну хотя бы отпала проблема с управлением, в котором он, конечно же, надолго не задержится.

[icon]https://i.imgur.com/ViSYgxs.gif[/icon]

+1

5

Хель предпочитала отвечать туманно, не выдавая никакой конкретики. Коллеги знали какие-то урывки, а слишком личные вопросы игнорировались уже самой богиней смерти. После смертные решили особо не лезть к молчаливому танатопрактику, которая, по их мнению, слишком много работала и совершенно не умела отдыхать. Хель лишь посмеивалась, считая призвание в Мидгарде тем самым отпуском, ведь спустя долгие тысячелетия наконец-то сама решала чем заниматься вне стен похоронного бюро. И новоявленный Роджер Мэй, который выкатился, как сюрприз на лыжах, не был исключением. Сейчас они обсудят это тело и, возможно, больше никогда не встретятся, так зачем забивать лишней информацией свою и чужую головы?

- Из Норвегии, - и ведь почти не обманула, просто не договорила, так что не считается.

Вот только Хель под личиной Хеидрун  не совсем понимала, почему произносится столько ненужной для нее информации. Ну пришли и пришли. Значок показали, объяснили на кого взглянуть, и смотрите, пожалуйста, только недолго, танатопрактику еще два тела к похоронам подготовить надо, а не лясы точить с работником управления. Вслух, конечно, женщина ничего не говорит, только кивает, пытаясь нацепить на лицо выражение осознания всей тщетности бытия и нелюбви к проверкам. Нет, правда, кто их вообще любит? Конечно, если вскроется, что патологоанатом ошибся с причиной смерти, то полетят головушки. Саму Хель это не коснется, поэтому ей как раз все равно.

- Увы, у меня нет нужного образования, чтобы делать какие-то заключения или оспаривать мнение более опытного коллеги, - скандинавская богиня смотрит на мертвеца практически с материнской нежностью, будто успокаивая покойника, мол, она все понимает, все знает, но теперь он будет служить другой цели, о которой нельзя никому говорить, - Есть странности, но, возможно, это скорее психологический аспект, а не физический. И угол выстрела необычный, вероятно мистер Дайбен был в состоянии аффекта. Но кто мы такие, чтобы осуждать выбор другого?

Смертные изобрели прекрасное оружие, тут сомнений нет. Можно и зверя убить, и другого смертного, и себя. Раньше те, кто хотел лишить себя жизни, пили отвары, подписывая согласие на ужасную агонию, топились в мутных, темных водах, иногда даже в костер бросались. А теперь... Столько возможностей для самоубийц, например, высотки. Шаг вниз, и восхитительная отбивная на асфальте. Жаль только, что с костями. А сколько препаратов в аптеках продается? Не всякий фармацевт смотрит и проверяет рецепты. Способов умереть великое множество, вот только медицина тоже не стоит на месте. Реанимации, операции, лекарства... Захочешь поставить жирную точку в своей истории - постарайся, что бы никто не спас.

Эта игра становится все более интересной. Хель отчетливо чувствует аромат смерти, нет, не той, которая исходит от покойников, а тот, что струится от рук мистера Мэя. Тонкий, едва различимый для этого места, но такой знакомый. Убийц в Хельхейме не было, их сразу ожидало наказание в виде Нидхегга, но это вовсе не мешало богине смерти определять сущность. Где-то дочь Локи читала, что порой убийцы возвращаются на место преступления или же жаждут увидеть свое творение еще раз. Так может человеку из управления... Да нет, это не ее дело. Может, он в свободное от работы время паразитов всяких убивает? В носу свербит, и женщина тихо чихает, прикрыв лицо руками.

- Простите, - холодно произносит Хеидрун, вспоминая о человеческой этике и воспитании, - В любом случае, моя работа заключается в том, что бы привести покойного в надлежащий вид перед погребением, а не делать какие-то заключения. Если патологоанатом написал в бумагах, что это был суицид, значит так и было.

А я сделаю вид, что поверила и вовсе не хочу специалисту настучать по голове.

+1

6

Было бы очень странно, если бы Мердок не разбирался в людях, уделяя годы жизни подобной работе. В конце концов, ему самому постоянно приходится примерять на себя чужие личности — выдуманные, никогда не существовавшие, хотя все совпадения, разумеется, случайны.

Каждый раз, когда Мердоку приходится с кем-то иметь дело, он чрезвычайно осторожен. Изучает внимательно, ловит и анализирует каждое слово, тщательно выбирает свои, играя роль. Обжигаясь на молоке — будешь дуть на воду, так говорят русские, верно?
Нужно отдать им должное, все их дебильные афоризмы под названием “пословицы” внезапно работают в любой жизненной ситуации.

Эта молодая женщина из, как выяснилось, Норвегии с таким звучным и необычным именем — Хеидрун Вааг — со стороны выглядит… спокойной, отрешенной. Ничего удивительного для человека, который работает с трупами.
Профессиональная деформация любого танатопрактика, патологоанатома и судмедэксперта — они не любят иметь дело с живыми людьми. Кто-то больше, кто-то меньше.
К какому типу относится мисс Вааг? Это Мердоку еще предстоит выяснить — не спеша, аккуратно, заглядывая за ее личную завесу потихоньку.

Когда ты хочешь чего-то добиться, нужно понимать, как подступиться к человеку. Мало кто в его делах был непредсказуем… Кроме одного неблагодарного бойскаута.
Но не будем о грустном.

Стоит вернуться к мисс Вааг и анализу ее личности. Мердок типа внимательно осматривает как и тело, так и заключение патологоанатома — больше изучать это нет нужны как следует, он уже прекрасно осведомлен, что там написано. И еще лучше знает — что с его телом, потому что непосредственно приложил руку к отходу этого не уважаемого господина в мир иной.
Пусть земля ему будет пухом, если его решат похоронить.
И мир его праху — если кремировать. Не суть важно.

Итак, мисс Вааг — как успел заметить Мердок — не слишком-то и разговорчива, не слишком чем-то интересуется за пределом своей работы и не любит залезать в грязь, если можно так выразится. Не хочет проблем, ей не интересно, кого-то может покрыть? Нет, последнее — вряд ли.
Иными словами, Мердок бы пока не сказал, что она будет упираться в букву закона и восстановление справедливости. Что же, это хорошо.

Но ему непременно надо выяснить, что же такой отрешенный от чужих дел танатопрактик знает! Потом уже понять, как именно с ней взаимодействовать, как уговорить ее сохранить секрет, чтобы ни один след, ни одна ниточка, даже какой-нибудь сторонний запах — что угодно! — не вела к Мердоку. Будет глупо даже минимально наследить, особенно когда его активно ищет Феникс.

— То есть, эти странности вас вообще не смущают? — Мердок под маской Роджера Мэя хмурится, напускает на себя максимально озабоченный вид. — Не скажу, что видел много самоубийц, но… Ему, конечно, уже все равно, — он указывает небрежным жестом в сторону трупа. — Да, впрочем, будет откровенны, мне тоже. Вам?.. Видимо, аналогично.
Он тихо усмехается, не той своей обычной загадочной усмешкой, предназначенной МакГайверу, а добродушной, может даже создавая впечатление не слишком умного человека, но достаточно любознательного. Косить под идиота его не раз выручало между прочим.

— Будьте здоровы, — вежливость, впрочем, никто не отменял и Мердок оперативно реагирует на ее чих. — Так вот… На самом деле, меня гложат сомнения… Вряд ли что-то вскроется уже после похорон, но сами понимаете — бюрократия, проверки, неприятности… Поэтому мне бы хотелось вашей помощи. Что вы думаете, мисс Вааг?
Мердок мнется, смотрит на него внимательно, не мигая. Усиленно демонстрирует маску человека, который привык хорошо выполнять свою работу и не отступается до последнего.
Впрочем, с последним даже притворяться не приходится. Он должен убедиться, насколько чисто сработал.

[icon]https://i.imgur.com/ViSYgxs.gif[/icon]

+1

7

Пристальное внимание к трупу, который тихо и мирно лежал на столе, и к самому танатопрактику, немного напрягали Хель. Ну как немного... Много. В голову аж закрались мысли, что внезапный гость из департамента приложил руку к тому, что несчастный превратился из живого в мертвого. Нет, бывали проверки, Хель пару раз видела, но в основном работали с документацией и с патологоанатомами и иже с ними, но никак не разглядывали подопечного похоронного дома, которого если не сегодня, то завтра отправят на погост, будут слезливые речи, кто-то упадет в обморок. И все люди непременно в черном. Хель пару раз наблюдала, молча отмечая, что скорбят отнюдь не все, кто собирается у гроба.

- Единственная странность, если честно, это то, что управление заинтересовалось самоубийцей, - кривая улыбка украшает лицо женщины, - И тут больше вопросов этики и морали. Зачем, почему, неужели нельзя было решить какие-то проблемы и прочая философия, на которую не всё равно лишь близким покойника. Нам же до этого нет дела, а если со стороны работы и заработка... Ну, сами понимаете, люди везде ищут выгоду.

Тех, кто добровольно лишил себя жизни, Хель чувствовала, будто аромат цветка или шлейф дорогих духов. Человек, что лежал и готовился отправиться в последний путь, ничего общего с ними не имел. Но не постучишься же в кабинет того, кто проводил вскрытие, не потрясëшь заключением перед носом со словами "Всё бред, переделывай!". Нет, Хель специально выбрала профессию, которая позволит минимизировать контакты с живыми, а для судмедэкспертов и патологоанатомов работа Хеидрун Вааг скорее эстетика, а не наука. Не будут же визажистов спрашивать об атомной физике, например. Будто Роджер Мэй что-то почувствовал, какое-то сомнение (не то, что бы его не было) в словах Хель, что решил давить до последнего. Но ничего, царица Хельхейма может быть весьма вредной и упрямой.

- Говорят, что мистера Вульфа собираются кремировать. Так что всё сгорит в печи, а там хоть засомневайся - доказательств не найти. Говорят же "нет тела - нет дела".

Дело, конечно, может и будет, а вот что-то найти уже не получится. Кремация - весьма удобная вещь для тех, кто пытается замести следы, и если патологоанатом и судмедэксперт не нашли в смерти ничего криминального, то не стоит даже переживать. При учёте, что никто из профессионалов не скрыл какие-то улики, что было бы весьма логично в этой ситуации... Но этику коллег Хель проверять не собиралась, пожалуй, напротив, с особым интересом наблюдала за тем, как нечистые на руку специалисты умело переиначивают улики, создавая "липовые" заключения.

- И где же моё воспитание, - к самой себе обращается Хель, - Вы с дороги наверняка устали. Может, чай или кофе? У нас весьма неплохая кофемашина.

Этот агрегат женщина буквально наныла у начальства, потому что предпочитала жить на кофе, а не на алкогольных напитках, которым отдали свое сердце и печень коллеги. Покупать стакан кофе с собой в кофейне неподалёку - весьма глупая трата денег, а тут даже бегать особо никуда не надо, просто дойти до нужного кабинета. Да и Хель очень часто задерживалась на работе, закрывая за собой двери порой после полуночи. Были бы удобные диваны, то можно было бы сэкономить на жилье...

- Идёмте, а после продолжим разглядывать моего подопечного, - она беззаботно машет рукой, приглашая за собой гостя.

Маленькая подсобка быстро наполнилась ароматом крепкого зернового кофе. Хель, улыбаясь уже куда более довольно, отпила из своей кружки. Впереди ещё много работы, но для начала надо закрыть двери за господином из управления, Хеидрун не особо любила, когда кто-то смотрит на процесс её работы и суëт свой любопытный нос в тонкости работы танатопрактика. Поэтому пришлось возвращаться обратно в зал к покойнику, которому определённо было плевать: если ли кто-то рядом с ним или нет.

- Так вот, мистер Мэй, на чем мы остановились? - Хель перевела взгляд на стол и замерла, - А где тело Ксандера Вульфа?

Сам покойник уйти явно не мог...

+1

8

Ну что же. Или она действительно ничего не знает, или слишком хорошо притворяется! Мердок немало повидал людей с обеих сторон баррикад.
И тех, кто остается в счастливом неведении относительно херни, происходящей прямо под носом. Они увлечены своей работой, а может быть, семьей или телевизором, или игрой в покер по выходным — что угодно! Часто интересы людей достаточно примитивны, они находят себе какую-то сферу и не выползают за ее границы. Словно реки, текущие куда-то к морю, но до моря поток так и не доходит, а жмется нерешительно между береговых линий.
Впрочем, таким людям плевать, они по-своему счастливы. Хоть зачастую идиоты.

Про второй тип и говорить нечего. Мердок относится к ним сам.

— Понимаете, мисс Вааг… —  Мердок говорит спокойно, чуть склонив голову и сцепив пальцы в замок. Взгляд слишком чистый, в нем читается самоотверженность и желание все сделать идеально, рвение к работе и немного, совсем немного — жажда знаний. — Я привык делать свою работу хорошо и все изучать досконально. Черта характера, скажем так.
Мердок даже не врет. Он на самом деле привык хорошо делать свою работу.

Любой из двух вариантов ему достаточно выгоден как ни крути. Если танатопрактик ничего не заподозрила, то можно смело поблагодарить за уделенное время, пожелать удачи в работе, попрощаться и отправиться восвояси.
Если второй вариант… Хм, ну ладно, то же самое прокатит, только будет раздражать изъяном. Нет, ему бы определенно хоть маленький намек, чтобы понять — что из двух? На какой стороне Хеидрун Вааг?

— Кофе будет кстати, не откажусь! — Мердок соглашается, демонстрируя легкий энтузиазм, не больше необходимого в подобной ситуации и направляется вслед за ней туда, где стоит сей замечательный кофейный агрегат.
Перед выходом из зала он на секунду останавливается в дверях, бросая короткий взгляд через плечо на труп.
Спи спокойно, Ксандер Вульф, за твою кончину достаточно щедро заплатили!

Кофе оказывается достаточно вкусным. Он приятно греет горло, расслабляет и одновременно наполняет тело и разум энергией. Мердок радушно благодарит за угощение, наслаждаясь напитком и пытаясь заодно вспомнить, когда он это делал в последний раз. Кажется, не так давно, но вот где?.. Бразилия или Колумбия?
За последние месяцы его где только не носило, пока он пытался нащупать концы нитей, ведущих к пропавшему Ангусу МакГайверу — лучше бы все-таки живому. Несмотря на то, что он не раз намекал на смерть агента от его руки, убивать этого невероятного парня Мердок не собирается. Даже его подружку из Нигерии не пристрелит, как бы сильно ни чесались руки. Даже эта “Кейдж”, кажется, осталась жива.
Но там плевать, Мердок достиг своей цели — убрал ее подальше от Мака. Слишком уж заинтересованно эта пергидрольная швабра на него смотрела. А это чревато.

Все хорошее имеет свойство заканчиваться. В том числе и этот замечательный кофе в кружке. Нужно возвращаться к почившему Вульфу, но кто бы мог подумать, что…
Их обоих ждет сюрприз! Что такого же они сейчас видят необычного в зале? Ничего! Именно что ничего там, где должно лежать тело! Что за?..

Это настолько внезапно, что Мердок даже забывает о своей маске. Буквально ненадолго, но этого хватает, чтобы выдать совершенно неуместную для старательного Роджера Мэя реакцию.
— С-сука… — он цедит сквозь зубы, а затем тихо смеется и, наклонив голову, касается кончиками пальцев собственного лба. Давно с ним не случалось что-то настолько досадного и нелепого одновременно. Словно вокруг него неожиданно развернулся какой-то сюрреалистичный фильм, главным героем которого стал он сам. Впрочем, если у мисс Вааг такое же ощущение, то для нее главная героиня — она сама.
— Как, черт возьми?..
Может быть отбитый наемный убийца и сделал в этот раз свою работу не идеально, но не настолько же!

+1

9

Если сказать, что Хель была в бешенстве, то это означало "промолчать". Сейчас она бы с радостью скинула свой человеческий облик и разгромила всю эту постройку, похоронив под завалами не только покойников, но и мужчину из управления. Кстати, о нем... Женщина перевела взгляд на гостя, и, будто пытаясь прожечь в нем дыру, решила прикинуть - а не причастен ли он к исчезновению трупа? Но, учитывая его реакцию и произнесенные слова, - нет, он точно так же был зол из-за пропажи.

- Hvorfor fan? *- прошипела Хеидрун, подходя к столу, - Явно не на своих двоих.

Ей надо было понять, что делать дальше. Как ей действовать дальше. Не будь тут мистера Мэя, то Хель спокойно бы использовала свои силы, но теперь придется действовать, как человек, иначе последуют в лучшем случае вопросы, а в худшем - ненужная информация просочится в Мидгард. К себе лишнее внимание дочь Локи привлекать не хотела, поэтому вцепилась ногтями в столешницу, оставляя на дереве едва заметные царапины.

Думай, Хель, думай... Ты не можешь просто так взять и потерять мертвеца.

Она ощущала аромат чужих, приправленный формальдегидом, но другой марки. Здесь и в морге, который сотрудничает с похоронным домом, никто такой не использует, предпочитая не скрывать резкий аромат класса алифатических альдегидов. Если бы Роджер Мэй работал с теми, кто уволок мертвеца, то точно бы пропах едким запахом, но нет, от него скорее несло ложью, кровью и порохом. Хель скрипнула зубами.

- В том кабинете компьютер с доступом к камерам, - она шумно выдыхает и пытается взять себя в руки, - Пользоваться умеете?

Конечно умеет, глупый вопрос. Но лучше прямо сейчас избавиться от ненужного свидетеля, заняв смертного чем-то важным, чем окончательно потерять контроль и стать на половину мертвой великаншей, а потом отпаивать успокоительным мужчину, объясняя о системе миров, божествах и прочее. Хель не могла сказать наверняка о крепости чужих нервов, поэтому рисковать не собиралась. А то готовила к кремации одного мертвеца, его стащили, а теперь что? Без работы сидеть? Увольте. Нашла себе новую. У управления будет очень много вопросов, и все, как на подбор, - неудобные. Тем более в зале тоже камеры, а с техникой Хель до конца так и не разобралась. С другой стороны - всегда можно устроить пожар.

Так, Хель, стоп. Никаких пожаров.

Мысль интересная, так и ласкает разум. Но это будет слишком, ведь эта картина скорее в духе Фенрира, например, Хель же поступала правильно, как она считала, опираясь на свое мировоззрение, по той самой чести, о которой многие говорят, но не все до конца понимают, что это такое. Вааг барабанит по столешнице, украшая ее небольшими вмятинами. Сил у нее до одури, но ломать мебель все еще нехорошо, и делать так нельзя. Царица Хельхейма знала, что тела порой похищают. Органы на продажу или на опыты - не понять тех, кто утаскивает мертвеца со стола танатопрактика, ведь ткани уже отравлены, медленно бальзамируются, чтобы во время похорон не было аромата тлена и разложения. Хель срочно захотела вновь взглянуть в карту, которую так внимательно изучал мистер Мэй. Богиня не ощущала запаха болезни, будучи уверенной, что смерть Ксандера Вульфа не самоубийство и не роковая случайность. Она только знала, что мужчина не погиб в битве, а значит, что дочь Локи могла спокойно претендовать на ногти покойника.

- Где эта чертова папка? - женщина зарывается в кипу бумаг и едва находит нужные записи.

Ничего нового. Никаких подробностей. Нет ни аллергии, ни тяжелых перенесенных заболеваний. Идеальный донор или идеальный обед. Даже увечья, которые якобы нанес сам себе псевдо-самоубийца, не мешали быстро и качественно подготовить мертвеца к прощанию с родными.

- Вы что-то нашли на записях с камер? - Хеидрун едва ли не трясло от злости.


* какого черта?

Отредактировано Hel (Чт, 19 Янв 2023 17:49:38)

+1

10

Ну конечно же не на своих двоих! В этом Мердок вполне себе согласен с танатопрактиком. Как он ей и сказал — он привык делать свою работу хорошо. Умолчал лишь о том, что именно ею является. Отправлять людей на тот свет, разумеется. Тех людей, за которых ему платят или которых слезно умоляют убить.
С детства Мердок усвоил главное. Если человек — мудак, то этого достаточно, чтобы отправить его на встречу… ну, допустим, все-таки не с Создателем, да и религия вполне условна.
Лучше выразиться более реалистично — выдать ему прописку в маленький деревянный домик, где точно будет всегда тепло. Под двумя-то метрами земли. А если сожгут в печи, то вообще жара.
Мердоку все-таки нравится кремация. С его-то любовью не оставлять никаких следов.

Кстати, об этом…

Мисс Вааг очень своевременно вспоминает про камеры, а Мердок мысленно грозит себе пальцем за то, что забыл об этом. Ох, ладно, не забыл даже. Просто о них не подумал, потому что ну на кой хрен они в подобном заведении? Разве что захочешь попробовать поймать в записи, как по комнате слоняется печальный призрак и смотрит грустно на свое тело, а потом демонстрировать эту запись всем подряд с радостным воплем “Смотрите, они существуют!”.
Глупость, конечно. Призраков не бывает, это всем известно.

Задавать Хеидрун вопрос, зачем тут нужны камеры, Мердок, конечно же, не будет. Это все же дело владельца конторы. Может быть он хочет проследить, чтобы доблестные работники не тырили выручку из кассы, например.
Или сырье по типу косметики для трупов, вдруг живым людям тоже подойдет.

Впрочем, все это неважно. Он всего лишь кивает в ответ и уходит в сторону комнаты видеонаблюдения.

Работает все исправно, на совесть и четыре монитора. Вот тебе и зал, вот и коридор возле входа, даже он сам со стороны улицы.
— Да уж, везде засветился. Прекрасно, — оставшись один, Мердок окончательно сбрасывает с себя ненужную маску и закатывает глаза, не удержавшись от сарказма. Камеры, видимо, совсем незаметные, ему даже в голову не пришло обратить внимание. Такой прокол для наемного убийцы и его тридцати с лишним фальшивых личностей! Стареет уже, что ли? Или слишком расстроен недавним.
Как бы то ни было, а нужно исправить это досадное недоразумение.

Мердок переключает на воспроизведение, перематывает назад и видит, как они с мисс Вааг беседуют рядом с трупом. Видит, как они уходят. А дальше камера мигает и черный экран вплоть до момента, как он выключил запись. Интересно!
Но ему будет на руку.
Он выделяет все записи за сегодняшний день и без тени сомнений жмет “Удалить все”. Вот и замечательно, теперь никто не увидит, что Мердок здесь был. Невелика потеря, труп утащил все равно не он сам!

Врать он привык за все годы работы даже не краснея, без всяких зачатков совести (у него ее нет), но здесь следует пользоваться ложью по минимуму. Хеидрун не так проста как кажется. И уж точно раскусила, что никакого самоубийства Ксандер Вульф не совершал.
Она не лезет в чужие дела, но…

— Черт возьми! Твою мать! — услышав шаги и буквально за полминуты, как женщина появляется на пороге комнаты, Мердок с досадой громко ругается, а затем смотрит на нее расстроенным и виноватым взглядом. — Простите меня. Я случайно нажал не те кнопки и удалил все сегодняшние записи. Кажется, компьютеры, совсем не мое, даже отчеты по вскрытиям под мою диктовку пишет ассистент. Но я успел посмотреть последнюю. Изображение… мигнуло после того, как мы вышли из зала, а потом ничего, кроме черноты. Странно это…

Что же, продолжаем играть роль не слишком умного и довольно простодушного судмедэксперта, да еще и рассеянного и рукожопого! Есть в этом некий шарм!

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » Этих на кол, тех в петли


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно