Изменяется даже Бог [...]
Человек без зазрения совести убьет другого за еду, ресурсы, за место под солнцем, и тот принцип, что сильный убивает слабого не потому что жесток, а потому что нужна пища для того, чтобы банально выжить, воспроизвести потомство и уйти умирать, здесь не сработает. У людей все иначе. И раньше как-то боги направляли, вели, давали советы, уничтожали грешных, то есть как-то контролировали процесс пребывания смертных на земле, то сейчас этим заниматься некому.
Daemon x Rhaenyra
Он мог спалить ее. И дракона тоже. Караксес, закаленный в бою, страшный, опасный зверь. Верные принцу люди ничего бы не увидели. Или сделали бы вид, что не увидели. Обугленное тулово вместе с маленьким телом упали бы в море, и синяя пучина пожрала бы их, оставив сгустки черной пены. Никогда еще наследие Визериса не было так близко к гибели.
Kylo Ren writes...
Атмосферный шторм подхватил звездолёт, как сломавшую крыло птицу и безжалостно увлек в свой дикий танец. Всего пара секунд, он не успел осознать, что происходит, как фюзеляж столкнулся резко столкнулся с почвой. Громкий взрыв оглушил просторы пляжа, распугав местных животных, черный дым гнилыми тучами потянулся к небу, сливаясь с вихрями шторма. Корабль загорелся и Кайло, висящий на ремнях, почувствовав жар, очнулся. Только сейчас он понял, что висит вниз головой, а ремни безопасности заклинило. Из тела в боку торчал кусок корпуса звездолета, кровь капала на разбитую приборную панель, стекала ручьями по одежде, а резкая боль мешала пошевелиться. Дым валил в кабину и дышать было невозможно.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Пусть будет между нами огонь // slavic folklore


Пусть будет между нами огонь // slavic folklore

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Пусть будет между нами огонь

https://i.imgur.com/H402Wzp.gif https://i.imgur.com/ZQkmrB2.gif
Водяной х Кикимора
Явь, Санкт-Петербург

Похмельное утро тонет в беспамятстве и неловких разговорах. Она судорожно ищет обезбол и готовит волшебный суп, а он нервно курит одну за другой и вспоминает о событиях дня минувшего.

— the hatters — только в тебе —

+2

2

Короче, сюда подойди, в мои очи загляни.
Неужели ты не видишь, я весь горю изнутри.
Я могу кричать, глотку рвать,
Но так ничего не смогу тебе передать.
Наружу изнутри, наружу изнутри, песня о любви.
Наружу изнутри, наружу изнутри, песня о любви.

[indent] Юрка планировал этот день задолго заранее: купил кольцо, забронировал ресторан, помылся и даже надухарился Аниным любимым вонючим парфюмом. Она не настаивала, но он подумал, что ей будет приятно, ну и сегодня можно.
[indent] Сначала всё шло чётко по плану, но потом план просто куда-то проебался, а возвращаться к нему не было смысла. Просто по дороге в ресторан они встретили своих хороших знакомых. Женщины сцепились языками, а мужики проводили их задумчивыми взглядами. Юрка тогда достал откуда-то из-за пазухи припасенную фляжку с коньяком, плюнул на все свои планы и решил, что всё равно сделает Аньке предложение сегодня. Обстановка будет не той, к которой он готовился. Речь-то он для ресторана готовил, а не для пьяных гулянок по ночному Питеру. Но момент это всё испортить не должно.
[indent] Их отношения уже были семейными, и они считали себя мужем и женой заочно, но правила приличия требовали на девице жениться. Всё же, столько лет прошло с их первой официальной встречи, и немногим меньше с их признания в том, что они нужны другу дружке. Пора бы поступить, как мужику. Что, собственно, Юрка и хотел сегодня сделать.
Он вполне искренне и нежно любил свою камышовую нимфу, помогал прятать трупы после её бесячки.
Водяной никогда не препятствовал Кикиморе вершить самосуд над детоубийцами. Он не одобрял, но в старые времена принимал замены на первенцев. Не все хотели спасать свою жизнь таким способом, но некоторые, как, например, Анина мать, не брезговали подобными вещами.
Водяной понимал Аню. Понимал и помогал ей. Тут главное пакеты вовремя вынести, чтобы вонять не начало.
[indent] Один бар сменялся другим. Они много пили, танцевали, орали песни, срывая голос. Юрке даже удалось отжать у кого-то скрипку с концами и свинтить по-тихому в сторону пристани речных трамвайчиков.
[indent] Вот они вчетвером (благодаря Юркиным связям), рассекают по Неве, веселятся, вновь поют и пьют.
И тогда он решается. Нашаривает в кармане брюк коробочку с кольцом, оттягивает ворот рубашки. На воде он чувствует себя гораздо лучше, но сейчас в теле ощущается какая-то дрожь. Водяной знает, что Кикимора ему не откажет, да и он уже тыщу лет, как дед, которому вообще всё было ни по чём, но…
[indent] Аня стоит у носа трамвайчика, ловит прохладные порывы ветра, а Юрьич с установкой: «вижу цель – не вижу препятствий», прёт ровно к ней.
[indent] - Ой, блять, - спотыкаясь, но удерживаясь на ногах, чертыхается мужчина. Он выпрямляется, поправляет рубаху, встряхивает головой и идёт к свой ненаглядной Кикиморе болотной.
[indent] - Ань, слышь, - легонько пихая женщину плечом в плечо, он достаёт коробочку, открывает и протягивает ей, - хошь потаскать?
Не умеет он экспромтом красиво. Не было у него заготовленной речи на речной трамвайчик, поэтому получилось так, как получилось.
Серговна никогда не требовала красивых признаний, однако, Водяному казалось, что она хотела. А даже если и не хотела, то определенно точно заслуживала.
[indent] Что было после он уже не помнит. Помнит только, как она согласилась, а затем они все уже решили и это дело отметить.
Человеческое тело было не таким устойчивым к алкоголю.
Поэтому с утра Юрка вспомнил песню.
Привет с большого бодуна па-па-пара-пара.
[indent] - Ой, дурак, - протянул Водяной, схватившись за голову. Он заметил на безымянном пальце всё ещё спящей Серговны кольцо, с которым собирался красиво сделать предложение и прикрыл рот ладонью.
[indent] Позорище, да и только. Даже вспомнить не может, как всё прошло и где.

Отредактировано Vodyanoy (Ср, 3 Авг 2022 00:03:47)

+3

3

[indent]За всю свою длинную жизнь Кикимора отчетливо поняла одно: ничто не сближает так, как вынос трупа из квартиры в черном мешке под покровом ночи. Громкие слова и штамп в паспорте, жизненно необходимый незамужним дамам ее «земного возраста», кажутся детскими выдумками на фоне залитой кровью ванны и плеска воды, принимающей в свои объятия расчлененное тело нерадивой матери.

[indent]Сначала ей было страшно заносить топор над бездыханным телом и разрубать плоть, добираться до сухожилий и костей; окровавленными руками смахивать выступающий пот со лба; брезгливо морщась, складывать ливер — внутренние органы — в отдельные пакеты, но надежное плечо Водяного придавало ей сил.

[indent]Он никогда не осуждал ее.

[indent]В глубине души Серговна понимала: Юра может не одобрять столь сомнительное хобби, в тайне жалеть женщин, ставших ее жертвами, но он никогда не высказывался открыто против ее деятельности. Помогал разрубать особенно мощные кости, тащил на себе тяжеленные пакеты, помогал смывать чужую кровь с кожи, заботливо разминал плечи — просто был рядом именно в те моменты, когда он был нужнее воздуха. Каждый раз, хватаясь за протянутую им руку помощи, она была ему благодарна — за понимание, поддержку и любовь.

[indent]Ей не нужно было иного.

[indent]Оглядываясь на столь своеобразные и не_стандартные моменты их совместного проживания, она убеждалась, что Водяной ее любит — для этого не нужно заглядывать за завесу мироздания. Этого знания ей хватало, чтобы просто быть счастливой рядом с ним и наслаждаться каждым днем, проведенным рядом — благо, таковых дней у них было предостаточно.

[indent]Очередной вечер пятницы обещает быть грандиозным: о романтическом свидании в ресторане они договорились заранее и даже умудрились пораньше освободиться с работы. Люфт по времени оставался небольшой — при всем желании Аня бы не успела добраться до дома и привести себя в порядок, поэтому еще с утра было принято решение взять в волонтерский центр легкое изумрудное платье, которое в последствии она разбавит аккуратными побрякушками, купленными в XVIII веке у одного из ведущих ювелиров Петербурга — Августа Голя, который создавал украшения для императорского двора.

[indent]И план, на самом деле, почти состоялся — если бы на углу Суворовского проспекта и 8-й советской улицы они не встретились с давними друзьями, державшими путь в известный на весь Петербург бар «Такты», найти свободный столик в котором обычно не представлялось возможным.

[indent]В круговороте постоянного цейтнота, завязанного на мелких неурядицах и бытовых проблемах, задача «встретиться с друзьями и хорошо отдохнуть» становилась недосягаемой: то не совпадали по выходным, свободным от домашних хлопот, то по отпускам. Решение провести вечер в приятной компании за выпивкой пришло неожиданно — едва ей стоило разговориться с подругой; и слава Роду, что мужчины решение приняли достаточно легко, хоть и не выглядели невероятно радостными.

[indent]Три сета шотов, разбавленных лонгами, сделали свое дело: план гуляний по ночному Петербургу родился в пьяных головах спонтанно и привел их на Городской причал Синопской набережной; а дальше — все как в тумане.

[indent]Очнулась Серговна уже в их с Водяным квартире.

[indent]После насыщенной ночи слабое человеческое тело ноет — отзывается на любое движение пронзительной болью, которая при каждом резком движении иррадирует в голову. В довесок, словно ей итак мало страданий, из-за угла игриво выглядывает невыносимый сушняк, превративший горло в наждачную бумагу. Она уж и не помнит, когда так напивалась — и напивалась ли? Почти всегда она старалась оставаться в трезвом уме и здравой памяти, но в минувший вечер у нее словно упало забрало, которое явилось пропуском в иную жизнь — ту, которую проживал Водяной, пристрастившийся к беленькой. Судя по самочувствию, ей грех жаловаться — вечер же, по итогу, прошел прекрасно. Жаль, что последствия — так себе.

[indent]Глаза режет от яркого света, пробивающегося сквозь тонкий тюль — ума зашторить окна по приходу домой им, видимо, не хватило. Аня натягивает одеяло до самой макушки и болезненно кряхтит в подушку, закрывая глаза вновь. Ей хочется сейчас умереть, но никак не подниматься с такой неожиданно родной и любимой постели, чтобы залпом осушить стеклянный стакан с водой холодной настолько, что аж сведет скулы.

[indent]Тонкими пальцами она впивается в одеяло, собираясь с силами — и, кажется, почти уже находит их, едва над ухом раздается хриплый голос Водяного.

[indent]— Ой, дурак.

[indent]«Начало дня, конечно, прекрасное».

[indent]Никогда подобные фразы не сулили ничего хорошего — в данном случае ей остается надеяться, что тот по ошибке не скинул кому-нибудь из коллег или вышестоящего руководства фотографии пьяной вакханалии, потому что, есть догадка, вечер прошел ни разу не культурно. Нехотя Кикимора переворачивается на спину и закрывает глаза рукой, чувствуя непривычный холод металла на сомкнутом веке. Хмуря темные брови, она лениво разлепляет один глаз и с особым интересом разглядывает кольцо на безымянном пальце правой руки, не до конца понимая, как оно там оказалось и по какому поводу.

[indent]«Выглядит как помолвочное. И находится на пальце, где должно быть помолвочное».

[indent]День перестает быть томным. Память при виде кольца не пробуждается, а сердце делает кульбит: неужели она из статуса гражданской жены перешла в статус невесты? И если да, то она страшно жалеет, что не запомнила столь трепетный момент: все же, это новый виток их и без того бурного романа.

[indent]— Это че? — единственное, на что у нее хватает сил. Женщина переворачивает руку ладонью вверх и пальцами второй руки прокручивает кольцо, словно пытаясь убедиться, что оно настоящее, — Юр, а что вчера было? Ты помнишь что-нибудь?

Отредактировано Kikimora (Ср, 3 Авг 2022 03:08:12)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Пусть будет между нами огонь // slavic folklore


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно