bloody hell [dmc]
И пока Неро пытается смириться, что его отец — Вергилий, сам Вергилий пытается смириться с тем, что сражается рука об руку с ненавистным Данте, опять. Данте же не пытается ни с чем мириться, его заботит рутина — не дать своему брату снова наворотить дел. И вот — два брата-акробата в привычном Аду, по колено в привычном дерьме и в совершенно привычной компании друг друга. Кто же сойдет с ума первым?
Eren Yeager & Armin Arlert
Прощения, то, чего мы все жаждем сильнее всего. Прощения от этого мира, да от людей близких. Мы все виновны в чем-то, если задуматься — да пара грешков, за которые хотелось бы извиниться, найдется. И тебе хочется, попросить прощения у всего мира, что жизнь твоя оказалась ценнее. Попросить прощения, что сколько бы не размышлял, сколько бы не решался на что-то, да остановить Эрена так сил и не хватило. Попросить прощения, что достанься тебе возможность убить Эрена, ты не смог бы. Кажется, что в тот миг мир бы просто покатился к чертовой матери, да нанести решающий удар так и не получилось бы. Мир, похоже, благосклонен, потому что возможность такая тебе и не представилась. Или же ты её намеренно избегал? Столько раз сталкивались в спорах и сражениях, а так и ничего.
Xanxus writes...
Занзас делает круг почета по сумрачным углам и снимает с крюков длинные изогнутые вилы, взвешивая в руках — неплохо, отличная балансировка и грамотная ковка. Косится на Орегано: наверное, не стоит без повода и разрешения трогать вещи ее отца. Возвращает на место и, наконец, находит косу. То, что нужно. Еще молоток, гвозди, пила, конечно, и всего по мелочи. — Дальше я сам, — деловито разрешает травнице быть свободной. Не станет же она стоять над ним весь день, проверять и контролировать, поди и своих забот хватает? Чем там занимаются девицы ее возраста? Поют, шьют, сор из избы выметают, в лес по грибы да ягоды ходят, венки плетут и косы заплетают, в озере плещутся? Тяжело вздыхая себе под нос подобным глупостям, трогает подушечкой пальца лезвие косы, все еще острое: подойдет.
Нужны как воздух
Коты-активисты
Пост недели
Эпизод недели
Пара недели

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » [не] люби


[не] люби

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

▲ ▼ ▲
в том, что всего лишь кто-то из нас упрям,
в том, что кому-то слегка не хватает драм.
https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3236/578198.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3236/125431.gif
маргери x джейме

зимнее солнце, скрытое тенью туч, свет-то даёт, но согреет ли тусклый свет?

+1

2

Когда лорд-отец прислал своему старшему сыну письмо, в котором сообщал, что покинул Утёс Кастерли и направляется в Королевскую Гавань, Джейме предположил что этот визит вряд ли сулил что-то хорошее для него, так как заранее знал, для чего именно отец направляется в столицу. Когда Джейме вступил в Королевскую гвардию, то он больше не имел права наследовать Утёс после смерти отца, а признавать наследником своего второго сына лорд Тайвин упорно не желал, и кажется, что все в королевстве знали об этом. Поэтому он не оставлял своих попыток убедить сына оставить  гвардию, взять в жены леди и наследовать родовой замок.

Знала о приезде отца и Серсея, молча одарив своего брата таким взглядом, который легко понимался и без слов. «Поступай как знаешь, но думай о последствиях, и не вымаливай после невозможное прощение», – вот что читалось в её миндалевидных зелёных изумрудах. И Джейме чувствовал себя меж двух огней: что не выберешь – до смерти обожжешься.

После приезда лорда Тайвина Серсея начала нарочно избегать Джейме, молчать и лишь испепелять его взглядом стоя по другую сторону каменного зала, или сразу же уходить, сославшись на безотлагательные дела, как только он появлялся на пороге комнат, в которых сейчас она находилась. И это злило Джейме ещё сильнее, но вместе с этим её намеренное равнодушие заставляло желать её лишь неистовей. Но Серсея лишь открыто смеялась над ним, прекрасно всё понимая. И желая вызвать в сестре хоть какие-то ответные чувства [увидеть ревность в её глазах] и заставить её понять, что и сам он не желает брака, Джейме, к величайшему удивлению отца, соглашается с ним и уезжает в Хайгарден, познакомиться с той, которую отец выбрал в жены своему сыну. Соединив их дома, получали свою выгоду все, и Тиреллы и Ланнистеры.

Он слышал, что младшая дочь Тирелла была недурна собой, прекрасно образована и имела изысканные манеры, что, конечно же, не могло понравиться Серсее: когда её брат уезжал, она так и не покинула свои покои, и как говорят, разбила великолепной работы фарфоровый набор тарелок привезенный кем-то из Волантиса. И Ланнистер уехал, думая лишь о грядущей встрече с сестрой, когда скажет ей, что обручения и свадьбы не будет, ведь цветок Вышесада не имеет ничего общего с львицей Утёса, в которую однажды и влюбился её брат.

Белые башни Хайгардена были заметны ещё за много лиг, его далёкие очертания можно было разглядеть уже у Темной лощины, родового замка Вирвелов, расположенной на Дороге Роз. «Слишком много цветов», – думал Джейме, подъезжая всё ближе и ближе. – «Что может быть скучнее».

Ланнистера и всех его сопровождающих встретили улыбками, но он не мог не заметить задумчивого лица леди Оленны, которая сопровождала своего сына, лорда Хайгардена, и Джейме прекрасно понимал, что этот союз не всем был по душе. И все присутствующие здесь прекрасно знали, кто на самом деле управляет Хайгарденом и всем Простором. Но несмотря на то, что шептала наедине леди Оленна своему сыну, он согласился на этот союз, и даже мать была бессильна перед его амбициями.

Но официальное знакомство было оставлено на завтра, и Ланнистер был только рад этому, оставалось привезти все свои мысли в порядок и хоть на какое-то время перестать думать о сестре, что было непросто, но думать о её ревности было слаще всего.

Когда следующим утром он спустился в главную залу, его уже ждали. По левую руку от лорда Мейса, судя по всему, и стояла его единственная дочь и улыбалась так, будто это могло что-либо изменить в отношении решения Джейме. Чтобы молодая леди ему не говорила и как бы не старалась очаровать, это не изменит ничего, и Ланнистер приехал сюда лишь для того чтоб немного позлить свою сестру. Однако, это не значило что не нужно соблюдать обыкновенную вежливость.

– Ваша дочь прекрасна, как мне и говорили, – лорд Тирелл улыбнулся, заверив его, что ему всегда будут рады здесь.

За словами пряталась пустая учтивость, надежды на взаимовыгодный союз и ничего большего. Как и всегда, как и везде.

Отредактировано Jaime Lannister (Пн, 11 Июл 2022 17:39:00)

+2

3

розы цветут по весне; когда земля пропитана влагой дождей, а лучами солнца согрета почва. розы цветут, радуют глаза всех желающих подивиться ими: они не терпят, когда их срывают, обрезают под корень, для ублажения своих потребностей, или же просто для того, чтобы насытиться ароматом. а затем выкинуть, стоит только цветку увянуть, потухшими {уже не алыми} лепестками осыпаясь на землю. розы любят, когда ими любуются со стороны, на расстояние как минимум вытянутой руки; шипами пытаются отпугнуть от себя непрошеных гостей, пронзают кожу рук, давая свободу алой, словно лепестки крови. не стоит недооценивать столь нежные с виду цветы, даже они могут ранить.

            юная голубка.
        золотая роза хайгардена.
            единственная дочь мейса.
          разменная монета для выгодного брака.

старая, измученная песня о замужестве в благородных семьях: в семьях, где выбора человека, что придётся люб сердцу, делаешь не ты, а твоя семья, находя удачную партию; партию, что будет выгодна для дома. места любви в политической игре, где каждый изо всех сил старался откусить лакомый кусочек//прибрать к рукам лучшее, попусту нет.

          не ей делать выбор.
          она может отдать своё сердце любому;
      …но жизнь разделит с другим.
        с человеком, союз с которым окажется самым выгодным.

привыкнет. ко всему привыкаешь со временем. никто спрашивать не будет: стар или мал претендент; красив или же кривой, при виде на которого только нос воротить и будет. закончились песни о любви, они лишь миф, и сладкий//запретный плод для юных дев, мечтающих о светлой любви; Маргери не мечтает. она не живёт мечтами. смотрит на мир реальным взглядом, без примеси фантазий и розовых облаков. слушает бабушку, каждое слово впитывает губкой, поглощает//переваривает, обдумывает и из каждого урока выделяет что-то ценное и важное лично для себя. Оленна хочет единственной внучке счастья, хорошей, достойной жизни и корону. Маргери достойна титула королевы, достойна восседать на троне, и девушка ни капли не противиться, а лишь подхватывает желание своей родственной крови, разделяет с ней, и действует должным образом, никак не ограждается.

Маргери не верит в сказки о любви. не слушает песен бардов, не читает стихов поэтов. ей не нужна любовь, не нужна слабость, что повиснет грузом на сердце, сковывая всё внутри, вызывая кислородное голодание. леди Тирелл трезво оценивает, принимает долг, и обещает сделать всё во благо своего дома, во благо семьи и родных. ею будут гордиться. её воспитали правильно. Оленна вложила всё лучшее в девушку, лепила, словно из глины своё протеже; она вложила в любимую внучку частицу себя//своей души, и не сомневалась в ней. знает, что не подведёт; умна настолько же, насколько и красива, её могут недооценивать только глупцы, либо же самоуверенные пешки на шахматной доске.

          пусть.

она стоит по левую руку отца, чуть позади. уголки губ приподняты в лёгкой улыбке. для неё всё это такая же фальшь; союз, выгодный для родного дома. и она не перечила ни отцу, ни тем более бабушке, которая и стала катализатором всего. единственное, Маргери не понимает, почему не король. не принц. а всего лишь рыцарь королевской гвардии. брат-близнец королевы. ей казалось это неправильным и странным решением, но Оленна уверила внучку в продуманности своего шага и прихоти. твердила о том, что так нужно и того требуют обстоятельства и Джейме Ланнистер всего лишь одна из ступеней на пути к желаемому.

её отец в своём репертуаре; быстро сменяет тему женитьбы и будущего своей дочери. шутит. мельком вспоминает прошлое. говорит о короле. на десерт добавляет о желание и планах отпразновать будущий союз, напоследок, перед тем, как королева шипов под предлогом обсудить ещё пару вопросов, Мейс успевает бросить фразу о пение и о том, что спеть нужно будет обязательно. в мыслях Маргери смеётся; она привыкла к нраву своего отца. любит его, но бабушка частенько бросает фразу о том, что он болван. нет, просто немного другой; простой, любящий свою семью, жену и детей. он не воин. не стратег. не наделён умом, но он дорожит семьёй и желает своим детям лучшее, в случае с Маргери - выдать удачно замуж. конечно, за короля это было бы лучшим вариантом, но он вполне доволен и сейчас.

Маргери провожает отца и бабушку взглядом, улыбается широко, искренне, — вы ему понравились, но я надеюсь, что мой отец вас не утомил своими разговорами и не напугал предложениями, — делает шаг в сторону новоиспечённого жениха, чувствует себя вполне комфортно; она умеет общаться  с мужчинами, знает, а найти подход  каждому, независимо от их статуса, положения и возраста. в ней нет той неловкости и смущения, что присущи юным дамам её возраста и во многом она благодарна своей любимой бабушке, которая всецело и занималась воспитанием внучки. — и о желании спеть он говорил серьёзно, — тихий смешок слетает с уст. девушке кажется, что её братья по сравнению с отцом были бы куда строги с потенциальным женихом сестры, жаль, что на сегодняшнем вечере присутствовать не смогут, разве что Лорас, но своё недовольство высказать он успел, как и скептически оценить ситуацию. — о, он ведь совсем забыл упомянуть о турнире, — прикладывает указательный палец к губам, словно задумывается. хмурится, ведь отец забыл о самом важном, всё как обычно, уж больно увлёкся беседой. — отец планирует провести турнир, мой брат Лорас будет участвовать и он рассказывал мне о вашем мастерстве. я была буду рада, если вы примете участие, уж больно любопытно, насколько прав мой любимый брат, — щебечет звонкой пташкой, с лёгкостью заводя разговор с юношей. ей всегда удавалось найти общий язык с другими, подобрать к каждому свой подход, увлекая в беседу. Маргери идеальный собеседник, и с любым сможет найти подходящую тему, что заинтересует обоих. — вы уже бывали в Хайгардене, милорд? предлагаю прогуляться, в саду куда уютнее нежели здесь, да и я хочу о вас узнать как можно больше, — лёгкая улыбка, обеими руками обхватывает руку мужчины в области локтевого сгиба и ведёт за собою, прочь из зала в своё любимое место, где есть небольшой пруд, наполненный нимфеями и раскинулись пышные кусты роз, что так любит девушка.

Отредактировано Margaery Tyrell (Сб, 16 Июл 2022 05:04:31)

+1

4

Джейме отвечает вежливо на все речи лорда Тирелла, хотя признаться, они уже успели порядком утомить. Светская беседа не была сильной стороной Ланнистера, и ему оставалось отвечать на вопросы и кое-где соглашаться, ведь он гость в этом доме, пусть и многими нежеланный.

– Меня трудно чем-либо утомить, миледи, – наверное, и леди Маргери не в восторге от мысли вскоре стать его женой, вот и прячет своё неудовольствие в улыбке и старается понравиться. Будь Джейме девицей, он и сам ни за что не захотел бы идти в септу под руку с Цареубийцей. К счастью, он не девица. И несомненно, дочь Мейса обрадуется, когда узнает что никакой свадьбы не будет.

Однако Маргери не показывает своей неприязни и даже заговаривает с ним первой, не показывая и капли волнения или неуверенности, как это обычно бывает с юными леди, что провели всю жизнь под строгим надзором своих септ, которые, несомненно, любили рассказывать о том, какая тяжкая жизнь ждёт их в браке. Можно было подумать, будто леди Тирелл и вправду хочет уехать с ним на Утёс и родить там много маленьких Ланнистеров, да только вот отец её точно не спрашивал, чего она действительно хочет.

Но её смелость не могла не понравиться Джейме, не часто встретишь юных девиц благородной крови, которые не краснели бы при разговоре с человеком значительно старше себя, и которого навязали в мужья против воли. Серсея была столь же смела, когда гордо разговаривала со всеми гостями лорда-отца, и однажды, ещё в Утесе Кастерли, пришла в покои своего брата в платье служанки.

Он вспомнил и её брата, Лораса: на турнире в честь двенадцатых именин принца Джоффри ему улыбнулась удача, и он едва не выбил из седла Джейме, за что король Роберт и отдал победу ему. «Мальчишке просто повезло», – сказал той ночью Ланнистер своей сестре, поглаживая её рукой по бедру. – «Будь это настоящий бой, не турнир, у него не было шансов против меня». И как-то даже не хотелось думать о том, что на самом деле мальчишка Тирелл рассказывал потом своей сестре о победе над Цареубийцей. Он-то, поди, и в настоящей битве никогда не бывал, забавляясь лишь участием в турнирах и выращиванием цветов. А чем же ещё можно было заняться здесь кроме этого? – что-то подсказывало ему, что ничем. Но он должен был признать неоспоримый факт: с копьём Лорас обращался очень даже неплохо.

– Уверен, вы поете прекрасно, – по правде говоря, Джейме не хотел проверять так ли это на самом деле или нет, и ответил лишь потому, что должен был ответить именно так. И ещё потому, что не сомневался в том, что в свите, с которой он приехал сюда, найдется парочка людей, с карманами полными королевского золота, и которые будут докладывать своей королеве обо всем что сказал или сделал её дорогой брат. И Ланнистер бы удивился поступи Серсея иначе, но именно на это и был его расчет. – И буду рад принять участие в этом турнире.

Когда Маргери обхватывает его за руку, он всё ещё удивлён её смелостью, открытостью и отсутствием отвращения к нему, Цареубийце. Но иллюзий на счёт этого он не питал: леди Маргери была достаточно воспитана и умна, чтобы не демонстрировать свою неприязнь, по крайней мере сейчас. Зачем портить отношения, когда вы только познакомились и совсем не знаете друг друга.

– Буду благодарен за эту прогулку,«ну что же, сад так сад», – думает он, искоса взглянув на свою невесту, которая не переставала улыбаться ни на минуту. – К сожалению, не имел чести посетить Хайгарден раньше, –  наверное странно слышать что либо о чести из уст человека лишенного её. Но Ланнистер не жалеет ни о чём.

Улыбка девушки на краткий миг заставляет его подумать о Серсее: когда сестра слегка наклоняла голову вниз и вбок и улыбалась не обнажая жемчужно-белых зуб – эта улыбка предназначалась только Джейме, больше она никому не улыбалась так.  Улыбка Маргери совсем другая, но также приковывает к себе взгляд. Ему вдруг хочется спросить её о чём-нибудь, но он не знает о чём, ведь такое времяпровождение совсем не для него, и наверное, ему действительно стоит принять участие в турнире, который состоится через несколько дней.

– В Утесе Кастерли нет фонтанов, – сказал он, разглядывая позолоченные цветы украшавшие кромку фонтана и подстриженные кусты вокруг. Вряд ли она вообще когда-нибудь побывает в Утесе [если конечно не выйдет замуж, например за Тириона], но ему вдруг захотелось, чтобы она это знала. – Только скалы и море.

Они прошли мимо фонтана дальше по тропинке, и дошли до пруда окруженного кустами разноцветных роз, которые вовсю цвели, и должно быть радовали тех, кому попадались на глаза. Наверное, сейчас Джейме точно должен спросить её о чём-нибудь, но не знает о чём. И кажется, что леди Маргери разговаривает за них двоих и её это совсем не смущает.

– А где же бывали вы, помимо своего дома? – это был не лучший вопрос, но других не было вообще. Да и вряд ли она бывала где-то ещё кроме родных земель Простора.

Цветов вокруг было всё ещё слишком много и время от времени Ланнистеру казалось, что сладковатый запах роз преследует его.

0


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » [не] люби


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно