All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » в диапазоне // slavic folklore


в диапазоне // slavic folklore

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

в диапазоне

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3466/867965.png
чернобог х хорс

— Видишь, вымирает век —

+3

2

[indent] Вековые сосны окружали внушительных размеров поляну, которая напоминала своим видом подготовленную локацию для съемок какого-нибудь хоррора, где на обстановку и спецэффекты слили весь бюджет, а игрой актеров и их количеством не озаботились принципиально. Стелясь через папоротник и высокую траву, густой молочный туман проливался на выжженный пустырь. В воздухе кружили хлопья пепла, издалека похожие на крупный снег. Они оседали и, едва с чем-нибудь соприкоснувшись, рассыпались в мельчайшую пыль. Обуглившиеся бревна контурами показывали очертания в прошлом тут стоявших домов. Битые стекла оплавленной слюдой впивались в комья серой земли, от которой шел горячий черный дым - он смешивался с туманом и завихрениями тянул его к небу, но бросал спустя метр, чтобы далее продолжить свой путь в одиночестве.
[indent] На камне практически по центру новоявленного пепелища сидел мужчина в черном костюме, сшитом явно по индивидуальным меркам. Его волосы припорошил пепел, так что они теперь казались поддетыми сединой. Взгляд холодных голубых глаз устремлялся в глубокой задумчивости вдаль (а точнее упирался в ближайшую сосну примерно в десяти аршинах от него), одна рука подпирала подбородок, а вторая сжимала горлышко бутылки. Причем именно только горлышко - остальная часть сосуда была, видимо, развеяна по ветру или попросту разбита при неясных обстоятельствах.

...За четыре часа “до”.

[indent] Арсений сидел на кухне своего дома и глушил самогон, который заботливо предлагался Водяным и наливался в граненый стакан. Пойло было отменным, компания тоже. А вот повод паршивее некуда. И даже когда Водяной ушел, вредительство организма прекращено не было, а лишь шлифанулось виски шестилетней выдержки. Под градусом казалось, что мысли в голове складывались в кристально ясную и прозрачную картину. На деле же все обстояло с точностью да наоборот. В памяти слишком ярко запечатлелись образы: первый - человеческой заплаканной девочки с синяками, кровоподтеками и ссадинами, второй - финальный взгляд женщины, который стал красноречивее тысячи невысказанных фраз.
Девочка из недавних воспоминаний именовалась дочерью Чернобога. И тут правильно будет добавить прилагательное “непризнанная”, однако за это можно поплатиться жизнью. А женщина - жена царя навьего - в секунду устроит бесплатную экскурсию в иной мир без права на обратный билет за подобные дополнения. 

[indent] Выйти на след к глухой деревеньке, где случилось происшествие, труда не составило. От жертвы несправедливого обращения буквально фонило энергетикой того места. Черный туман резко осел на землю, заставляя увядать растения, к которым он прикоснулся, проявляя силуэт Арса, который без малейшего напряжения и с початой бутылкой уже коньяка переместился на кромку леса, обрамляющего поселение. По несчастливой случайности рядом играла детвора. Навскидку это было какое-то подобие казаков-разбойников: пацаны гонялись друг за другом, смеялись, искрились непосредственностью. Кажется, в этой игре затесалась даже пара-тройка девчонок, но в общей куче их было сложно различить - такие же чумазые и шумные, разве что одна с двумя длинными белокурыми косами выделялась среди общей массы. Она первая заметила Чернобога и встала как вкопанная, широко раскрыв глаза. В нее врезался особо шустрый мальчишка, попытавшийся на ходу неумело увернуться, но лишь запнулся о торчащую корягу и растянулся на траве. 
[indent] - Ээээээй! Чего встала?! - скорее обиженно, чем зло закричал он.
[indent] Девочка же была прикована вниманием к тьме. Она не шелохнулась. Страх наполнял ее от пят до макушки.
[indent] Чернобог прищуренно смотрел на деревню, чуть наклонив голову вбок.
[indent] Обычные покосившиеся дома, выстроенный быт, козы, куры, с десяток голов скота. Грань с бедностью, страсть к выживанию, смысл в алкоголе. Несколько семей знали друг друга настолько хорошо, что могли бы посоревноваться с любым, кто заявляет, что кровь - не вода и нет ничего важнее родственных уз, а остальные лишь играют в близких людей.
[indent] Кровь.
[indent] Даже в самые худшие время они выручали друг друга, начиная с простого занять соли и заканчивания жертвенностью во благо соседских интересов. Отгоняли тех, кто мог пошатнуть тонкое мироустройство привычной жизни. Тех, кто таил в себе хоть толику опасности. Тех, кто был чужим. Это не мешало им судачить за спинами, лицемерить в глаза и клясться в верности, когда клятва уже была нарушена, еще не сорвавшись с губ. Предавать, спать с чужими женами, обманывать бабушку, торгующую цветами напротив дома, где вырос отец, на жалкий медяк. Засыпать в одиночестве и просыпаться в нелюдимом холодном доме, погребенный под гордыней, диктующей невозможность слова “прости”.
[indent] Холод.
[indent] Молодое поколение стремилось уехать в города, бросить престарелых родителей и скорее забыть о них, как об обузе, мешающей тонкой творческой личности развиваться. Большая часть из них возвращалась под родной кров зализывать раны от столицы. Часто - в пустые дома. Матери и отцы к тому времени уже держали путь в Навь, так и не глянув на заблудшего сына в последний час.
[indent] Смерть.
[indent] Звенящая секундная тишина повисла в воздухе, сквозь нее, как вату в ушах, пробилось рыдание белокурой девчонки, которая сжалась от боли в комок и упала на землю. 
[indent] Чернобог отпил из горла и медленной поступью двинулся на деревню. Девочке была дарована легкая смерть - она тут же рассыпалась в прах. Остальные дети высыхали с немым криком, застрявшим в горле. Черное пламя загорелось кольцом вокруг ветхих домов и взвилось тяжелыми клубами гари к мрачнеющему небу. Тьма приближалась, сея разлад и панику. Жители метались, пытались собрать пожитки, ругались друг с другом, кто-то выхватил нож и всадил его другу детства в спину. Он поддался наваждению, что после пожара никто не найдет тело, а накопления, любовно хранящие в матрасе, можно присвоить себе. Огонь подступал ближе, языки уже облизывали бревна и заборы, удушливый дым наполнял пространство, играл иллюзиями, менял местами привычные тропы. Чернобог неспешно шел мимо охваченных стихией домов, его видели, боялись, тут же меняли направление, кричали и бежали прочь. Все, кроме одной старушки, которая сидела на скамеечке и кряхтя встала, когда с ней поравнялся мужчина.
[indent] - Милок… милок… - бабка дергала рукав Арсения, - Тут палочка была, потеряла… Собачка моя почила, радость жизни… Не могу больше… Помоги мне, Чернобог-батюшка…
[indent] - В Навь?
[indent] - Да.

Отредактировано Chernobog (Вт, 2 Авг 2022 19:27:52)

+2


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » в диапазоне // slavic folklore


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно