In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Лето кончится не скоро


Лето кончится не скоро

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Лето кончится не скоро

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3030/t569383.jpg
Кастиэль х Артур Кетч
США, 2017 год |  Чертоги разума, 1990 год 

Смерть меняет людей. Особенно сильно смерть меняет человека, когда после воскрешения слетает вложенная тебе в голову программа личности и понимаешь, что последние три десятка лет ты  успел сотворить немало зла, руководствуясь принципом "цель оправдывает средства". И очень опасно отправляться на охоту за монстром, исполняющим желания, когда у тебя одно - единственное, глубоко упрятанное желание, которое ты не озвучиваешь  даже самому себе, потому что чудес не бывает.  В отличие от ангелов. Ангелы существуют и  иногда они помогают даже врагам своих друзей. Особенно, если не знают, что это - враги. 

  Ты шел по головам, сметая все подряд,
   Тебе – восход, иным – стремительный закат.
   Ты говоришь, что цель оправдывает средства?
   Уж если грянет суд, то цель – не адвокат!

Отредактировано Arthur Ketch (Ср, 22 Июн 2022 02:10:48)

+1

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3030/t61133.jpg[/icon]

— Арчи! Да Арчи же, очнись!
Сознание вернулось сразу, Кетч почувствовал, как кто-то трясет его, вцепившись в плечи, и испуганно зовет по имени. Его очень давно никто не звал по имени, да еще  ласково-уменьшительно. Не  успев открыть глаза, он отшвырнул неизвестного прочь от себя и рывком сел. И заморгал изумленно. Яркий солнечный свет проникал сквозь широкое, распахнутое настежь окно, легкие занавески шевелились от  ветерка, приятно обдувавшего лицо. Он  сидел на ковре,  и комната была смутно знакома. А напротив обиженно  пялился на него  мальчишка, тоже смутно знакомый. Он видел его… давно.
— Ты… кто? – Кетч не узнал собственный голос, слишком хриплый, срывающийся.
— Артур, ты чего? Это же я, Мик. Мик Дэвис. Тебе  еще плохо? Позвать миссис Кетч?
— Никакой миссис Кетч нет,  и никогда не будет. А Дэвису должно быть  сейчас сорок два… или сорок три. И он… -  мертв,  он лично застрелил его и отправил труп в холодильник, — Откуда ты знаешь его имя, парень?
— На себя посмотри! – мальчишка одернул чуть коротковатый для него джемпер и поднялся, — Я все-таки позову твою маму.
— Да что  за чертовщина тут происходит? – с ним точно было что-то не так, но что именно, понять не удавалось. Кетч уставился на свои руки. Татуировки не было. Часы -  простенькие и практичные, но в противоударном корпусе, совсем не те, что он носил последние лет десять. Зато была  джинсовая куртка, каких он не носил с  тех пор, как поступил в Кендрикс, — Где я?
— У тебя дома. То есть, это ваш летний дом в Шотландии. Ты сам позвал меня погостить на каникулы, разве не помнишь? – Мик или кто он там был на самом деле, нервно переминался с ноги на ногу, поглядывая то на дверь, то на Кетча.
— Каникулы?
— Арчи… ты головой точно не ударился? Мы учимся в Итоне. Я на курс младше.
— Итон… — пробормотал Кетч и поднялся,  наконец. Сделал два шага и застыл, заметив собственное отражение в настенном зеркале. На него смотрел мальчишка лет  четырнадцати или пятнадцати. Но это, несомненно, был он, Артур Кетч. Только моложе лет на тридцать. И это… это его комната, какой он ее помнил и в которой последний раз спал, когда ему было четырнадцать -  это были его последние каникулы дома. Вернее, в шотландском поместье семьи Кетч. Небольшой особняк в балморальном стиле,  десяток акров  вересковых пустошей и полей ячменя, сдаваемых в аренду, и кусочек морского берега – там, над крошечным песчаным пляжем белыми обрывами нависали меловые скалы.
Медленно Кетч подошел к изголовью своей кровати, наклонился и внизу увидел выцарапанные на обоях свои инициалы. Он выцарапал их как-то ночью, когда ему не спалось. Ему было лет восемь. И ни мать, ни гувернантка так не заметили испорченные обои. И мальчишка был ему знаком не просто так. Именно так выглядел Мик Дэвис, когда они познакомились в Кендриксе. Рукава рубашек и форменных джемперов почти всегда были ему коротковаты – его покровитель не спешил обновлять гардероб выраставшему подопечному.
— Хорошо… Все в порядке. Сейчас будет в порядке, — он оперся о подоконник, выглянул наружу, уже зная, что там увидит -  кусочек старого парка, кусты цветущих рододендронов и клумбы с розами и лавандой.
— Артур… — неуверенно донеслось из-за спины.
— Спускайся вниз, Мик. Через полчаса позовут обедать, дождись меня в библиотеке, — это прозвучало странно  привычно. И Мик так же привычно послушался.
Кетч сосредоточился. Но вспомнить ничего толком не удавалось. Больше того, теперь ему казались глупыми мысли о том, что ему должно быть сорок пять и он – наемник на службе британского ордена Просвещенных. Ему четырнадцать, он учится в Итоне, впереди -  военная академия, а Мик Дэвис -  самый умный парень на своем курсе, сирота в приемной семье,  получивший стипендию и грант на обучение. И сошлись они на почве увлечения всяческими паранормальными вещами и британским фольклором.  Да так, что Артур пригласил Дэвиса на летние каникулы погостить в Шотландию. И они отлично проводят время между библиотекой, дальними прогулками, рыбалкой и даже рискуют купаться, хотя море могло бы быть гораздо теплее.
Пожалуй, он в самом деле ударился при падении. Артур пощупал ноющий затылок, где, действительно, ощущалась порядочная шишка. И спустился из угловой башенки, где размещалась его комната и гостевая,  где устроили Мика, на первый этаж – в библиотеку. Дэвис ждал его, забравшись с ногами в огромное вольтеровское кресло и перелистывая страницы увесистого тома Вальтера Скотта.
Затем они с Миком отправились обедать, а потом -  удить расплодившихся карасей в заросшем ряской прудике в глубине парка и обсуждать  особенности перевода  сказок «Тысячи и одной ночи» сэра Ричарда Бертона. Мальчики были предоставлены сами себе и наслаждались свободой. Глава семьи -  мистер Кетч редко приезжал в Шотландию, он не любил здешний климат и был слишком занят работой и поддержанием деловых связей, матушка возилась с цветами или устраивала чаепития в саду с бесчисленными знакомыми из местных дам. Артуру было смешно вспоминать, что в первый момент после того непонятного  обморока он точно знал, что его мать была   аналитиком в штабе ордена.
Ради интереса он поискал в библиотеке информацию о Просвещенных и, естественно, не нашел ничего. Зато  наткнулся на великолепное издание «Камасутры» конца девятнадцатого века в переводе все того же сэра Бертона. Поделился открытием с Миком и они провели почти целую ночь, разглядывая иллюстрации и поспешно пряча огромный том  каждый раз, когда под чьими-нибудь шагами скрипела лестница.
Это были идеальные каникулы. И Артур был бы совершенно счастлив, если бы не сны. Кошмары  приходили почти каждую ночь. Снилось одно и то же. Развалины фабрики, по которым он пробирается. Лицо мужчины, сплошь покрытое татуировками. Рука у лица, окутанная призрачным синим светом. И еще изможденные мужчины и женщины, за руки привязанные к перекладинам, теряющимся в темноте. Пластиковые пакеты с чем-то темным, мерное капанье густой жидкости. И  всегда вспышкой -  его собственные руки, запястья, обмотанные цепью, игла капельницы в вене и  наваливающаяся сонная слабость.
В этот момент он всегда просыпался с отчаянно бьющимся сердцем в собственной кровати.  И серые предрассветные  кошмары тускнели, едва светлело небо за окном спальни на втором этаже, где по ночам пахло лавандой. Артур включал ночник  под бумажным абажуром с изображениями белоснежных парусников, читал Конан Дойля, иногда мастурбировал, ощущая запах чистых хлопковых простыней, и думал о девчонках в джинсовых шортиках из группы поддержки местной футбольной команды. А утром мама  звала его и Мика  завтракать овсянкой и яичницей с беконом, за которыми следовал неизменный кофе с молоком и сахаром.

+1

3

Британские охотники. Что с них брать? У Дина нашлось бы много описательных слов по их поводу. Тем более, если вспомнит последние события, связанные с противостоянием с ними. И за Мари он тоже никого не простит, что с ней сделали. Но Кастиэль большую часть эти новостей пропустил. Его не было рядом. Он мог знать только рассказы охотников о тех темных временах. Что-то они упустили, называли какие-то имена, про которые ангел и знать не мог. Там блестело много интересных, некоторые сложно было даже выговорить. Но на это он внимание не обращал. Ведь на будущее братьев снова упали испытания. Только теперь необходимо добыть новые ингредиенты для одного важного заклинания. Кому же пришлось собирать их, как не Кастиэль, понимающего в этом толк. К тому же он прекрасно чувствовал предметы, находящиеся на большем расстоянии. В этот раз понадобилась кровь джинна. Одного достаточно, но эти твари магические теперь любили собираться парами или группами. И так их найти удалось намного быстрее.

Очередное заброшенное здание, которое ничем не приметно, не считая слабого огонька в самой гуще дома. Обычные люди подумали бы, что там поселился какой-нибудь бродяга или бездомный, раз целый дом свободен и это было бы шикарным местом для таких, кому уже терять нечего. Ангел же чувствовал совсем иное. Чувствовал присутствие огромного количества людей. Ну как, почти уже не ощущал их сердцебиения. Ещё чуть-чуть и они бы считались мертвыми. Такое состояние напоминало кому. Может они и находились в этом свойственном для джиннов состоянии. Синие снова забавлялись. Снова пускали людей, как исходный материал для своих личных целей. Но Кастиэль же прибыл совсем по другой причине. Ему нужна всего лишь кровь одного из джиннов. Но как он, друг охотников, может поступить иначе и оставить бедных людей умирать? Конечно, нет. И раз этих тварей он сейчас не чувствовал рядом, то это была хорошая возможность хоть что-нибудь сделать. И действительно, он попал в темную комнату, освещающуся лишь одним фонарем на стене, а на стульях сидели люди. Где-то с десяток людей. Но не всех чувствовал ангел. Трое из них уже не дышали, они сдались и попали в тот мир, где им было действительно хорошо. А это значит, что джинн победил. А это допустить нельзя было. Ещё шестеро казались совсем новенькими, и когда стоило их только отключить от той странной жидкости, то они сами начали приходить в себя. Но много им ещё придется осознать. Реальности сливаются и становится больно все воспринимать всерьез.
А на самом отдаленном стуле в цепях сидел ещё один мужчина. Лицо его было сложно разобрать. Но он точно ещё дышал. Ему нужна помощь уже намного больше, чем остальным. Ангел не стал ничего трогать, так как это могло бы навредить сознанию человека. Но решил сделать кое-что другое. Побыть в сознании и помочь ему выбраться оттуда самостоятельно.

И стоило только прикоснуться к голове, как Кас уже очутился в какой-то комнате. Были слышны голоса людей с кухни. А женщина звала по имени сына Артур, какое знакомое имя. Он слышал его при упоминании Дина и сам пару раз пересекался с охотником с таким именем. Но разве он не погиб? Жаль, лица он не успел разглядеть. Но суть сейчас не в этом. А в том, что это детство мальчика и заставить его что-то поменять было бы в два раза сложнее. Но он постарается. Поэтому и поднимается наверх, откуда слышался голос того самого мальчика, отвечающего своей маме, что скоро спустится. Дверь открывается с лёгким скрипом и ангел сначала осматривается, прежде, чем замечает свою цель.
- Артур?- говорит спокойно, чтобы не напугать, - не бойся, я не хочу тебе навредить, я друг, я Кастиэль.

+1

4

Опять все тот же кошмарный сон. Настолько яркий, что Артур ясно чувствовал, как наваливается слабость, как тяжелеет и кружится голова и как растекается колючая боль от иглы в вене.  И проснувшись, не сразу сумел сбросить с себя сонную одурь. Хотя с самого детства был приучен не валяться в постели, а вставать сразу же, как проснулся. Да и не хотелось терять зря ни одного часа ненадежного шотландского лета.
Артур распахнул окно. В спальню ворвался прохладный утренний воздух, пахнущий морем и лавандой. Погода, по меркам Шотландии, сегодня была отличная. Что означало, что утренний туман не перешел в дождь, а наоборот, неторопливо рассеивался под солнечными лучами, уползая в ложбинки между далекими,  лиловыми от цветущего вереска холмами.
- Арти, милый, ты проснулся? Пора завтракать, - раздался с первого этажа мамин голос.
- Да, сейчас спущусь! – откликнулся  Артур, намереваясь идти в  ванную, чтобы умыться. Потом он, как всегда  постучит в комнату Мика – приятель вечно засиживается до глубокой ночи за очередной книжкой, а утром его не добудишься.
На лестнице послышались легкие шаги, скрипнула дверь.
- Мик, неужели  сегодня ты проснулся раньше меня? – Артур  просунул голову в вырез джемпера и обернулся. И даже попятился от неожиданности. В  дверном проеме стоял незнакомый ему мужчина.   Взъерошенный, в  порядком поношенной одежде и вид у него был… будто он сам не ожидал тут оказаться. Ну, или что увидел вовсе не то, что думал увидеть.
- Ка… Кастиэль? – Артур запинается на странном имени и невольно косится на тонкую  книжицу на прикроватном столике, предательски  демонстрирующую обложку с пометкой «18+». На обложке в мрачно-серых тонах -  сурового вида мужчина с вздыбленными светлыми волосами, сигаретой в зубах  и в развевающемся распахнутом плаще, точно таком же, как на незнакомце. Название гласит «Джон Константин: Посланник Ада». Комикс Артур контрабандой притащил из ближайшей деревушки, одолжив его у одного из знакомых местных ребят.
- Как вы сюда попали? И что вам нужно? Я вас не знаю, - голос подростка испуганно срывается на фальцет. Не каждый день с утра пораньше в спальню вваливается незнакомец, выглядящий как экзорцист из комиксов, с поправкой на цвет волос, и заявляет, что он -  друг. Секундой позже Артур вспоминает о достоинстве и будущей карьере военного и уже спокойнее продолжает, - И с какой стати мне  вам верить?
Кричать и звать на помощь он пока не думает. Только со всей силы щиплет себя за руку. И невольно ойкает. Больно. Значит, это не продолжение сна. И еще ему начинает казаться, что он откуда-то знает этого человека. И что он – вовсе не человек. Да ну, чушь какая!


[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3030/t61133.jpg[/icon]

+1

5

Ангел не мог быть уверенным точно, куда и в какое время он попал. Календари рядом не висели, по часам вряд ли в то время можно было определить число, а тех переносных электронных приборов и в помине быть не могло. Ведь он попал в детство охотника, а там все шло иначе. Почему он сразу понял, что детство? Запах сваренной его матушкой каши по всему дому, запах молока и слабо слышимая музыка, которая говорила о тех временах, которых иногда вспоминал Дин в своих рассказах о детстве, его юности. Да, охотник не очень любил рассказывать о своем прошлом, но были и хорошие дни, когда признаться ангелу он смог без вытягивания из него какой-нибудь информации прошлого. И Кастиэль все запоминал. Вдруг пригодится, как это понадобилось ему для анализа сейчас. И, конечно, голоса детей в этом доме. А точнее голос одного ребенка, который отвечал своей матери. И отгадать, что это именно он хозяин всего этого внутреннего мира, несложно.
Кастиэль не собирался пугать будущего британского охотника, но поговорить действительно нужно было. Артур находился в состоянии между жизнью и смертью. Он и так для всего мира мертв, а джинны этим ещё и пользуются, помещая его в мир сказочный, мир детства, где он захочет остаться навсегда, умирая, оставляя этот реальный удачный мир, а джинны добьются, чего хотели.
- Ты знаешь меня, Артур. Точнее будешь знать, в будущем, когда станешь британским охотником. Это станет не скоро в твоём времени, но я прибыл вовсе не с улицы или города, а из мира иного. Другого, где ты уже взрослый. Совсем иначе воспринимаешь действительность и являешься... Человеком хорошим, - не стал ангел говорить о том, как в то время подозревал охотника и пытался ему не доверять. В принципе, он и так ему не доверяет, но бросать на растерзание существам магическим не собирался. Это было не по его душе. Стоило распределять хорошее и плохое. И сейчас время не для мести или воспоминаний о плохих поступках. К тому же сам Кетч ему ничего плохого не сделал. Но Винчестеры о нем говорить точно не хотели. Может он с ними просто поссорился?
- Тебе сны же снятся, Артур? Сны странные, пугающие, непохожие на твоё детство. Находишься ты там в странной комнате, много там людей и чувствуешь ты иглы на своем теле? - приходится с чего-то начинать. Нужно подготавливать парня к действительности. Но сможет ли он принять эту реальность на самом деле, когда эта такая удачная и ничего здесь ему не угрожает. Станет ли возвращаться туда, где ему больно? Станет ли возаращать себя туда, где тьма и разочарование?
- Это твой настоящий мир. Тот, в котором я тебя нашел. И сейчас спасти хочу. Но нужно для этого покинуть этот, внутренний мир. Все это всего лишь детство твое. Оно уже прошло. Разве ты не заметил, что день за днём всё повторяется? Мама зовёт тебя кушать, друг ждёт твоего пробуждения, вы играете, и все одно и тоже по кругу. Подумай об этом.
Ангел чувствовал, что у мальчика хватит сил, чтобы все переварить. Даже в детском возрасте он выглядел предельно стойко, как взрослый, готовый хоть сейчас отправиться в бой и пожертвовать собой. Но в этом мире для него никаких охотников ещё не существует, как странных тварей, на которых он много лет будет охотиться, да ещё и убирать за Винчестерами.

+1

6

Незнакомец, представившийся Кастиэлем, несет совершеннейшую чушь про каких-то охотников и про то, что знает его, Артура, в будущем и в другом мире. Или не в другом, тут  он еще  не успел понять. Что бы не пытался ему объяснить незваный гость – от его объяснений появляются только новые вопросы.  И еще Артур впервые в жизни слышит, чтобы кто-то изъяснялся стихами в обычной жизни. А Кастиэль то и дело сбивается на напевный белый стих, отчего Кетч чувствует себя словно в шекспировской  пьесе.
-  Говорите, что знали меня взрослым.  Это что, как в том фильме, «Назад в будущее»?  И при чем тут охотники? Я не собираюсь вступать в охотничьи клубы.  Мне вообще не нравится  это занятие. Не вижу ничего увлекательного  в том, чтобы собраться  толпой  и  с  улюлюканьем   затравить одну жалкую лисицу.  Я даже  кроликов и уток тут не стреляю. И вы так и не сказали, кто вы такой, - тут подросток с подозрением щурится и отступает еще на шаг, упираясь спиной в подоконник распахнутого окна.
Дальше пятиться некуда, Кастиэль загораживает путь к двери, а прыгать из окна третьего этажа -  Артур еще не свихнулся. И к тому же незнакомец не кажется опасным. Нет, не так. Артур знает, что Кастиэль может быть очень опасным. Но не сейчас.  Только откуда он это знает?
- Арти? Ты скоро спустишься? Завтрак на столе, – доносится снизу голос мамы. Такой родной, такой настоящий. И все вокруг -  настоящее. Знакомое до мелочей. Артур знает тут каждую ступеньку на лестнице, каждую книгу в библиотеке, каждый уголок в ухоженном саду. Ну да, каждый день похож на предыдущий.  Но в здешней глуши не слишком-то разнообразишь развлечения. Это ведь  не Лондон.
Он невольно вздрагивает. Слова Кастиэля вытаскивают из подсознания пугающие воспоминания о ночных кошмарах. И на краю памяти мелькает  слабое воспоминание о непонятном обмороке несколько дней назад. И как перепугался Мик. И как он сразу не узнал лучшего друга. И было еще что-то... странное.
Откуда  ты знаешь про мои сны? – Артур окончательно переходит на «ты», хотя обращаться так к незнакомому человеку много его старше не  вежливо. Но и обстоятельства разговора не самые обычные, - Допустим, ты говоришь правду. Насчет того, что ты из моего будущего. Тогда что мои сны означают? От чего меня нужно спасать?  Это... какой-то эксперимент? На мне проводят опыты, как в каком-нибудь дешевом ужастике?  – губы  подростка кривятся в неуверенной улыбке, происходящее все еще выглядит дурацкой шуткой. Он шаг за шагом перемещается вдоль стены от кровати ближе к двери, стараясь обойти Кастиэля сзади. Все-таки этот чудик в плаще как у Джона Константина -  чокнутый. Насчет снов он угадал, конечно. Поэтому интересно послушать, как объяснит все остальное. И... все-таки в душе Артура ворочается червячок сомнения. Все имеет логическое объяснение. Ни один нормальный вор не полезет в комнату к мальчишке, где  нет ничего ценного. Если его собрались похитить, то выбрали очень странный и долгий способ запудрить ему мозги. А еще Артуру очень хочется, чтобы его убедили. Потому что чем дольше он думает над словами Кастиэля, тем больше странностей и нестыковок вспоминает.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3030/t61133.jpg[/icon]

+1

7

Артура можно было понять. Пришел незнакомец, которого он никогда не видел, но мог его хотя бы послушать. Что он, в принципе, и делал. Другого выхода и не был. Хотя, мог бы закричать, позвать родителей, которые, скорее всего, не пришли бы к нему на помощь или просто не увидели бы Кастиэля. Или посчитали бы его призраком. Точно предположить сложно. Так по сознанию, созданного силами джиннов, он еще не расхаживал. С сознанием работал, но все было в рамках разумного. Конечно, ангел мог бы применить свои силы и устранить весь этот яд из тела Кетча, но выжил бы он тогда? Пришел ли в себя после такого? Мог бы остаться в этом мире навсегда, а в настоящем овощ, за которым необходим уход все двадцать четыре часа. И нужно было что-то делать. Решать, как двигаться дальше. Просто вернуться обратно или попытаться договориться с ребенком. Второе тоже было не из простых задач. Ведь с детьми Кастиэль не так уж умел разговаривать, а тем более убеждать в чем-то. А этот мальчик определенно умный и мог разобрать малейшую оплошность. Но ангелу не было смысла о чем-то лгать. Он говорил так, как считал сам. Да и Кетча так хорошо, как Винчестеры, он не знал.
- Весь мир этот является прошлым твоим. Все нереально это. Слышишь? Нет шума ветра, пока не придет время, то самое время, когда в воспоминаниях своих ты чувствовал и слушал его. Не будет и зова материнского, пока не придет время нужное.
И вот снова женский голос. Женщина нисколько не изменилась в интонациях. Повторяла одно и то же, будто радио, пока ей не ответят. Другой бы пришел сюда, или крикнул что-то другое, но нет. Она позвала мальчика и снова занялась делами, возможно, повторяя их заново.
- Ангел я небесный. Знаешь ты нас, мы помогаем людям. Пусть не все, но большинство.
Он сверкнул глазами, чтобы подтвердить свои слова. Говорить ребенку про ангелов-убийц точно не стал. Ему это сейчас ни к чему. Да и вдруг еще спугнет мальчика, а ему это не на руку. Нужно думать над другим планом. И ничего в голову не приходило хорошего. Поэтому достал клинок ангельский. Стоит попробовать, вдруг получится немного расшевелить память охотника.
- Ты знаешь, что это такое? - показывает клинок и даже готов мальчику дать подержать, - ты знаешь, что он может?
Да, так просто решил спросить про оружие, убивающее ангелов. Как еще сможет он проверить знания, если вокруг все напоминало обстановку тех времен и ничего не говорило о британских охотниках. Будто две разных жизни. Два разных мира. И Кастиэль не знал, что случилось тогда с Артуром, что разрушило весь этот идеальный мир.
- Знаю я про сны твои, потому что сам оттуда пришел. И не сны это вовсе. Это реальность. И означает она, что попал ты в плен к существам опасным. Держат тебя в этом мире, детском, чтобы ты добыл им самое важное - жизнь свою. Чтобы остался в мире этом навсегда. Понимаешь меня ты, Артур? Если не разберешься ты в мирах, то погибнешь. Не буду больше напирать я. Но попробуй сам мир этот прочувствовать. Почувствовать изъяны и недостатки его. Попробуй закрыть глаза и пробраться в те называемые "сны".
Все это он говорил потому, что чувствовал в том мире уже присутствие джинна и был готов уйти из снов мужчины в любой момент, когда его оттолкнут или попытаются убить. А это значит, что Кетчу самому придется поработать со своим сознанием.
- Поверь самому себе, Артур, - и начал куда-то проваливаться, пока совсем мальчик не пропал из виду, будто это была картинка.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Лето кончится не скоро


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно