In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Yo no tengo miedo


Yo no tengo miedo

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Yo no tengo miedo

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3605/156633.gifhttps://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3605/646368.gif
Nick х Adalind
Лофт. Ночь.

У Адалинды проявились силы. Ей нужно признаваться Нику. Но она боится, ведь он же охотник. Решится ли она на такой шанс?


И ты всегда будешь на другой стороне.

Отредактировано Nick Burkhardt (Чт, 2 Июн 2022 01:10:33)

+1

2

Адалинде кажется, что она лежит без движения уже несколько часов, слушая спокойное дыхание Ника и редкие вздохи Келли из колыбельки. Мир сжался до размера лофта, где сейчас приходилось жить, забыв про удобство, роскошь и уют в пользу безопасности. Оказывается, к голым стенам и простой мебели можно привыкнуть, даже начать считать это своим домом, трепетно лелея где-то в сердце тот теплый огонек, который загорается, когда рядом любимые люди. Шейд стала гораздо больше улыбаться, не воспринимала чужие слова в штыки. Жизнь заиграла новыми красками, светлыми, яркими, вселяющими надежду.
А потом случай в лавке пряностей выбил из колеи. Растоптал уже привычный уклад, растоптал все надежды, планы. Страх огненным кольцом подбирался к Адалинде. Если днем она могла отогнать от себя эти мысли, заглушить хруст ломающихся пальцев, который никак не выходил из ушей, будто был самой надоедливой мелодией, то ночью спасения не было. Во сне Шейд видела одно из решений ее проблем, самое отвратительное, ужасное. Женщина видела, как Ник, исполняя свое предназначение Гримма, уничтожает ведьму. Это было бы нормально, даже правильно, это естественный ход вещей.
Адалинда, слушая, как капает вода из крана на кухне, пытается успокоиться. Сердце стучит так громко в ушах, будто сейчас разбудит и сына, и мужчину. Женщина бы встала, ушла в ванную, чтобы умыться, но чувствует, как горло сжимает липкая рука страха. Раньше она боялась потерять свои силы, а теперь боится их возвращения. Шейд больше не хочет быть ведьмой. Ей не нужна власть, лишь бы с детьми и близкими все было хорошо. Остальное — пусть горит синим пламенем. Адалинда не хочет умирать и никак не может понять, чего боится больше — смерти или вновь стать той злой ведьмой, которой была изначально.
На часах четвертый час ночи. Ник может проснуться в любой момент, а Шейд придется разыгрывать спектакль, будто сама только проснулась. Вот только в глаза мужчине она смотрит теперь гораздо реже, благо домашних дел хватает. Усталость, маленькие ребенок, хлопоты, беспокойства — прекрасные доводы на вопросы о самочувствии и немногословности. Адалинде страшно. Она боится, что Ник догадается о возвращении сил, решит, что она, вновь став ведьмой, стала плести интриги. Доверие будет разрушено, как огромная стеклянная витрина, в которую бросили огромный камень.
Шейд шумно выдыхает, прижимая ладонь к грудине и пытаясь убедить себя, что это просто дурной сон, повторяющийся уже несколько дней, отвратительно натуральный, пугающий до оцепенения. К горлу подступает ком, женщина закрывает глаза, пытаясь избежать ненужных слез. Вода, капающая из крана, начинает раздражать. Медленный вдох и выдох. Сейчас эмоции — злейший враг, способный превратить ночной кошмар в реальность. Адалинда поворачивает голову и смотрит на спящего Ника. Одна часть не верит в то, что Беркхард может причинить вред, вторая же убеждает, что как раз это в его крови, это он сам, и удивляться тут нечему. И в это же время где-то в глубине тихо живет мысль о том, что стоит попросить Ника починить капающий кран, пока вся эта игра в молчанку и частые уходы на прогулку с Келли не стали еще более подозрительными. Шейд не хочет делать больно детективу, не хочет обижать его своим поведением, но пока нет таких слов, которые могли бы помочь Адалинде рассказать всю правду.
Ник шевелится, будто скоро проснется, поэтому женщина проводит ладонью по его руке и тихо произносит:
— Поспи, еще рано.

+1

3

Жизнь может поменяться совсем не в ту сторону, как ожидалось. Но от Ника всегда ждут реакции. Увидел существ — должен отреагировать или сделать что-то на их собственную реакцию. От него ждали особенных подвигов или ярких решений. Но не все так просто было. Определенно он не был идеальным человеком, чтобы решать все и делать так, как хотят окружающие. Потому королевская семья так сопротивлялась его действиям и решениям. Именно они хотели управлять им, как делали это с его предками, держа на привязи, будто собачку. Но не так то это просто. Капитан пытался совершить подобное, но остался ни с чем. Только пострадал в два раза больше от этого. Сейчас Бёркхард старался не думать о том, что его ждет в будущем и что ожидало в прошлом. Живет настоящим. Старается не пропустить счастливые моменты в своей жизни. И, кажется, это тот большой плюс пребывания ребенка в его жизни. Он смог помочь осознать гримму многое. И сейчас его взгляды на некоторое все же переменились. Да он и сам немного изменился. Почему и нет.

Меняется человек
Меняется судьба
Меняется обстановка

Ник не ожидал видеть себя в роли отца. Но больше всего ожидал видеть рядом друзей, которые помогли бы ему с проблемами. Особенно, если это связано с его неприятностями. Картинка в голове складывается сама собой, когда он всей своей душой старался уговорить самого себя прекратить подозревать Адалинду. В тот момент он был ближе к нервному срыву, чем сама девушка. Намного ближе, чтобы понять все. В тот момент она хотела от него помощи, когда пришла в кабинет Шона, но у нее все и получилось. Как получилось уберечь ребенка от Джульетты. Сейчас винить кого-то конкретно уже нет смысла. Конечно, будь на месте детектива кто-то другой, то тут же начал разборки по поводу того, как вообще такое возможно, чтобы у гримма и ведьмы рождались общие дети. Но почему нет? Так же процесс, как и все. Но Ника удивляла другая сторона происходящего — если его кровь нейтрализует силы ведьмы, то как можно получить совместного ребенка. И будет ли ребенок иметь силы ведьмы, или все перемешается. Диана получилась действительно сильной от совмещения королевской и ведьмовской кровей. Страшно представить, на что она еще способна.

Но пока молодые родители пытаются быть действительно хорошими и ничего не упускать, события крутятся вокруг их. И Ника беспокоило немного другое событие. Не так давно Монро успел рассказать другу про проявление сил у Адалинды в лавке пряностей. Потрошитель в большей степени старался понять, как гримм отреагирует и решил его заранее подготовить. Для Ника же было странным то, что девушка сама ему об этом ничего не сказала. К тому же очевидно, что действие зелья не вечное и рано или поздно начнет спадать. Теперь ему осталось разобраться в том, насколько опасным станет состояние вещей, если силы действительно вернулись и как скоро ведьма начнет их использовать при сыне.
Ночь. Сны для детектива редкость. Особенно после потери некоторых важных людей в его жизни. Да и его работа с существами не так проста. Не все существа выглядели идеально красивыми. Некоторые даже в фильмах ужасов не встретятся. И Беркхард больше дремал, чем спал. Как и сейчас пытался хоть немного забыть о своей работе и поспать подольше. Работа его ждет через несколько часов. Хэнк снова заедет, если появится новое дело. Или позвонит лично, чтобы тот выехал сам к месту преступления. Чуткий слух гримма слышит вздох и поворот. Шейд точно о чем-то вновь беспокоится. Ее сон явно что-то нарушало.
— Что-то случилось? - ответил он на ее слова, но глаза не открыл, — твой обеспокоенный голос я чувствую. Можем обсудить, если тебя что-то тревожит. Я почти проснулся.
И спустя пару минут уже открыл глаза, чтобы посмотреть на Адалинду. Пусть Ник не так давно начал спать рядом с ней и Келли, но доверял ей больше, чем раньше. И они уже намного лучше контактировали, чем при первых встречах. И он даже не знал, что отвечать на вопросы напарника по поводу своих отношений с Шейд. Он не мог просто разобраться в самом себе. Все вроде и было просто, но и немного запутанно.

+1

4

Убедить в чем-то Ника, особенно, если дело касалось отдыха — невозможно. Шейд не понимала, как можно быть настолько упрямым. Хотя, может, дело вовсе не в этом, а в том, что все пережили за последнее время. Жизнь на данный момент нельзя было назвать безоблачной, радостной и полной приятных событий. У каждого своя реакция, Адалинда это пыталась понять и принять, но действительно беспокоилась о Бёркхарде. Она не считала Ника только лишь защитником, каменной стеной, за которую она могла спрятаться, чтобы пережить бурю. Нет, этому мужчине до поездки в Шварцвальд она призналась в своих чувствах и, хоть не услышала ни слова в ответ, поняла, что надо лишь дать время.
От Ника было сложно что-то утаить. И Шейд была более, чем уверена, что о возвращении сил ведьмы он догадается сам. Это лишь вопрос времени. Лучше ему рассказать все самой, чтобы это не выглядело… паршиво. Хотя, именно так это и выглядит. Сейчас подходящий момент, чтобы позвать мужчину на кухню, налить кофе и все поведать, но Адалинда сомневалась. Ее пугал сам факт разговора, а осознание того, что это все произойдет прямо сейчас, убивало остатки самообладания. Перед глазами всплывали красочные картины расправы гримма над ведьмой. Слишком живые, красочные, Шейд будто чувствовала, как оружие, которое сжимает Ник, с легкостью отрубает ей голову. Что если возвращающиеся силы ведьмы предупреждают об опасности? Что если Ник изначально планировал ее убить?
Адалинда нервно облизывает губы, понимая, что нет больше сил молчать. Слишком долго она это держала в тайне, попросив Розали никому ничего не говорить. Шейд понимала, какую ответственность на себя берет, пытаясь скрыть свою вернувшуюся сущность ведьмы. Пусть она и проявила себя лишь раз, когда девушке грозила опасность, но ведь неизвестно в какой мере сила вернулась. Может это действительно была защита от нападавшего, ведь после этого ничего подобного больше не случалось.
— Да, пожалуй, надо кое-что обсудить, - Адалинда непроизвольно сжимает кулаки, пытаясь выдавить из себя слова, — Идем на кухню.
Бежать некуда, прятаться негде. Ради семьи она должна быть сильной, должна принимать факты, говорить о проблемах. Может, у Ника будут идеи, как все исправить, как вновь избавиться от силы ведьмы. Шейд хорошо помнила страх, который испытала тогда в лавке пряностей. Помнила ту жуткую безысходность, которую испытывала каждую ночь, когда снился один и тот же кошмар. Сложно быть приветливой и дружелюбной с тем, кто раз за разом убивал тебя во сне. Потребовалось несколько дней, прежде, чем Адалинда смогла убедить себя, что Ник из сновидений и Ник из реальной жизни — абсолютно разные.
Шейд поднимается с кровати, бросая на спящего Келли ласковый взгляд, и уходит на кухню прежде, чем встанет Ник. Девушке надо успокоить себя прежде, чем Ник заметит трясущиеся руки Адалинды. Включить чайник, заварить кофе — все движения отточены. Шейд старается не показывать свои переживания, не зацикливаться на них, ведь кто знает, как отреагируют силы на стресс. Одних переломанных пальцев хватило, чтобы напугать и саму девушку, и Розали. Надо отдать должное хозяйке лавки пряностей, которая быстро взяла себя в руки и предложила вполне логичный план действий, пока Адалинда не могла рассуждать здраво и впала чуть ли не в истеричное состояние. От воспоминаний Шейд аж передернуло, будто она увидела что-то мерзкое.
Вновь вдох и выдох. Девушка опирается на столешницу кухонного гарнитура и закрывает глаза. Что ей сказать? Какая фраза должна прозвучать первой? Адалинда уверена, что Бёркхард будет очень зол, ведь она от него скрыла очень важное происшествие, которое может отразиться не только на самой девушке, но и на Келли, и на самом Нике. Она слышит шаги за спиной и резко поворачивается, глядя на Ника. Шейд не ожидала, что он успеет подойти настолько близко, поэтому испуганно смотрит на руки мужчины, будто ожидает увидеть в них любое оружие из арсенала гримма.
— К-кофе с молоком? — девушка непроизвольно делает шаг назад, стараясь унять дрожь во всем теле.

+1

5

Думал ли Ник, что все это будет происходить с ним? Совсем нет. Все могло быть иначе. Было бы сделано предложение и у него получилась бы хорошая семья.  Его настигла другая ситуация — неожиданно появившаяся тетя Мари со своим трейлером и проявление силы у детектива. В первое время его даже это будоражило. Он начал видеть то, чего не видели другие. Эти существа, которые скрываются от обычных людей в человеческом облике. И когда стоит им схлынуть, как гримм видит их истинный облик. Именно после этого Беркхард нашел себе новых друзей — Розали и Монро. И как странно, что именно они рассказали ему про способности Адалинды.
Но не уследил он за другим своим другом — Хэнком. Тот начал видеть необъяснимое. И потом все закрутилось. Это было странностью. Но стоило друзьям прибыть в дом детектива, то все ему объяснили. Было выяснено, что он не болен и вернуться к жизни он сможет только после того, как примет в своей голове ту информацию о существах. Адалинда знала в то время, как снимается заклятье, то не сняла его из-за того, что хотела уничтожить гримма. Ведь ей нужен был ключ. Пусть она и работала на королевскую семью, то и такую ценность могла использовать в своих целях. Готова была рискнуть всем, лишь бы все это было выполнено. Ведь тогда девушка назначила место встречи гримма и ведьмы. Все было предельно просто — отдать ключ и освободить Хэнка от чар ведьмы. Но слишком много было на кону, и Ник понимал, что если ключ будет отдан, то он нарушит обещание тети, да и проиграет, как охотник на существ. И как раз с той битвы в лесу у них все и началось. Может у них ничего и не было бы, убей девушка его тогда. Не было бы сына и всех этих продолжающихся приключений. Страдал ли от этого Ник? И сам не знал. Не мог даже оценить то, как ему сейчас с Адалиндой живется. Она стала для него важным человеком? Да. Но у них все так запутанно и многое связано с прошлым. Друг друга они хорошо потрепали. А это значит, что перемирие может пройти не сразу хорошо. Но то, что они спят в одной кровати уже показатель. А сейчас им нужно что-то обсудить.

Возможно, поэтому все эти события начинают выплывать в его голове? Что же такого хочет сказать Шейд, что не может подождать дня? Но он в большей степени  уже понял, что она волнуется из-за своих сил и это ее заставляет придумывать свои небольшие ситуации. Разве не так? Все существа так делают, когда рядом с ними гримм. Неужели она подумала, что он сможет навредить матери его ребёнка?
Ведьма скрылась на кухне, а Ник начал вставать. Конечно, проверил кроватку сына и только потом пошел следом.
— Нет, спасибо. Адалинда, скажи, что тебя беспокоит? Что-то с Келли не так? Или вы встретили на улице опасность? Ты можешь мне все рассказать. Сейчас я все равно никуда не денусь и убегу. Ведь так?
Садится за стол и ждет, когда девушка соберется со своими мыслями. Он не стал говорить о том, что знает, потому что для Шейд это было важнее. Ей лично нужно самой собраться и решиться. К тому же ей давно пора привыкать, что ничего не происходит просто так и всем нужно жертвовать или хотя бы держать в курсе того, кто ее приютил. Иначе это больше никак им вместе не решить. Да и сегодня будет время признаться им обоим в том, что лежало давно не только на душе, но в голове. Осталось только все это сказать и не держать в себе. И лучше начать именно ей, чтобы не получилось каких-то неловких моментов.
-Я понимаю, что теперь сейчас сложно, но я все готов выслушать. И это правда. Не как гримм или полицейский, а как обычный человек.
Усугубил ли он сейчас положение или помог, чтобы она не боялась его охотничьей натуры. Оружия у него сейчас с собой все равно не было, не считая пистолета, но и он тоже сейчас не на нем. Да и зачем ему это сейчас? Он же дома, а не на работе. Камеры показывают все, что нужно и сигнализация сработает, если к ним кто-то постарается залезть. А если все молчало, то и не нужно держать оружие в руках. И Адалинду он не боялся, какая бы сила к ней не вернулась. Преодолеть все можно. Если, конечно, сейчас не будет просьбы о том, чтобы отпустить их куда-нибудь помимо лофта и вместе с вещами.

+1

6

Вопросы доверия были самыми сложными. И Ник, и Адалинда чувствовали некоторую неловкость из-за прошлых стычек, и мозг Шейд подкидывал ужасные варианты развития. Не в стиле Беркхарда рубить головы с плеч, не разобравшись во всей истории, это его и отличало от других Гриммов. И, даже зная это, ведьма не знала, как начать разговор, но в это же время прекрасно осознавала, что это необходимо. Первые вопросы Ника заставили улыбнуться. Всё же он очень заботливый, первое время Адалинда пыталась найти в этом какой-то подвох, только позже поняла, что нет никакой наигранности, Беркхард на самом деле переживает за свою семью.
— Нет, Ник, - девушка отрицательно мотает головой, — Всё в порядке, Келли замечательный ребёнок, очень тихий и спокойный, весь в отца.
Шейд улыбается ещё больше и кладёт свою ладонь на руку мужчины и слегка сжимает пальцы. Она чувствует ответственность за сына, за свою вернувшуюся силу, за своих родных, поэтому или сейчас, или нет смысла продолжать эти отношения, раз она не может сказать правду близкому человеку. Беркхард действительно не сбежит, не в его природе, упрямству Гримма можно только позавидовать. Как и самоотверженности.
-Проблема иного рода. Проблемы со мной.
Адалинда поджимает губы, чтобы продолжить. Слова даются с трудом, но сделать надо. Всего фраза, чтобы Ник понял, как серьёзно и ответственно относится Шейд к их отношениям. Несколько лет назад она даже подумать не могла, что жизнь превратит их из врагов в семью. Тот, кто забрал её силы, кому ведьма причинила столько боли и страданий, сидит рядом и готов выслушать и помочь. Так почему же она опять думает о том, как сделать шаг назад? Она обязана, и она это сделает.
— В лавке пряностей кое-что произошло. На Розали напал мужчина, а после хотел меня ударить, - Ник должен знать, что это была самозащита, а не обдуманное использование сущности, - И я сломала ему пальцы…  Не используя какие-то предметы, а силой мысли.
Адалинда отходит от мужчины и закрывает лицо руками. Шейд всё ещё не знает, что именно испугало её больше: нападение или возвращение сил ведьмы. Она так не хотела этого, убеждала себя, что стала обычной женщиной. И уже полюбила спокойную (отчасти, конечно) жизнь без всех этих штучек и ужасного характера.
— Я боюсь, что силы ведьмы вернулись, и есть доказательства.
Она тянула с признанием довольно долго, видела каждую ночь кошмары, готова была на стену лезть от страха и переживаний, порой в голову закрадывались весьма дурные мысли, но от них спасал лишь взгляд на сына. Шейд однажды уже потеряла ребенка и не хотела повторения подобных переживаний. Было отчасти даже забавно, как поменялись приоритеты в жизни. Всегда Адалинда была уверена, что путь в лучший для нее мир проложат ведьмовские силы, а теперь она считает, что именно они будут только мешать. И, черт возьми, так и есть. Эгоистичные, вредные, злопамятные существа, которые готовы идти по головам, которые пекутся только лишь о своем благе и красоте. Шейд не хотела вновь становиться такой, теперь у нее есть куда более важные люди, которых она любит всем своим сердцем. Бывают ли добрые ведьмы? О таких Адалинда не слышала, даже ее собственная мать ставила свое благополучие и жизнь выше, чем существование дочери. Хотела бы Шейд быть похожей на свою мать? Нет. И не хотела бы, что бы ее дети чувствовали себя инструментом в чужих руках.
— Я должна была сразу тебе сказать, но…, - она сжимает кулаки, — Я так боялась.
Ник может указать женщине на дверь, запретить видеться с сыном. Это было, пожалуй, даже хуже, чем смерть. Беркхард хорошо знает Адалинду, прекрасно знает все рычаги давления, да и надо ли ему жить с ведьмой? Шейд сильно сомневается, что Гримм отодвинул все козни в его сторону на задний план своих воспоминаний. Теперь лишь остается ждать его вердикт, надеясь, что вместе они найдут решение этой проблемы.

+1

7

А ведь Адалинда стала первым существом, которое видел Ник среди других. Все началось именно с нее. Он тогда покупал обручальное кольцо Джульетте и подумал, что ему всего лишь показалось от волнения в магазине. С Хэнком они тогда шутили, представляли образы успешных женщин, которые проходили мимо. И взгляд попал как раз на одну из них. И сильно был он удивлен тому, что перед ним оказалась не милая женщина, а ведьма. На тот момент даже назвать не мог. И только потом начались видения других существ, рассказ прибывшей тогда тети и начал разбираться сам. Все было совсем неожиданно. Сходить с ума он явно не собирался. Но и не мог не верить той, которая его воспитала и вырастила. И к тому же времени доказательства были. Если бы Мари сказала ему все чуть позднее, то он точно не поверил бы и счёл Кесслер сумасшедшей. Все совпало по времени. И она знала,иклгда лучше все сообщить. Она готовилась уходить. Готовилась передать необходимую информацию прежде, чем все могло бы пропасть без вести и достаться королевским семьям. А тем только одно было нужно — те самые заветные ключи, ради которых Адалинда приворожила и заколдовала Хэнка с Ву. Как и из-за них потеряла свои силы в лесу с попавшей в нее кровь Гримма. И если вспомнить, как они друг друга с трудом переносили, что вряд ли вообще могли что-то общее иметь. Но оно было. Сын — ключевая опора. Здесь Шейд просто не было бы, если не Келли. Только поэтому охотник приютил к себя ее. Их объединял ребенок. Кто знает, чтобы стало с ней после похищения Дианы. Но она отомстила ему за то, что солгал. И сам лишился сил. С одной стороны, и правильно. Есть за что ответить по своим силам, но с другой, Сильвертон потеряла над собой контроль при превращении в Адалинда и стала ведьмой. А там и трейлер сожжен, сама девушка погибла от рук Беды.
Но сейчас прошлое не имело ценности в происходящем. Все совершенно поменялось. Отношение к девушке переменилось. Бёркхард видео, как она старается быть хорошей матерью. Что-то у нее не получается, но это связано совсем не с этим. И сейчас он готов слушать все. И не спорить на тему, кто является ведьмой кто ее хотел бы убить как тогда в комнате, будто по допросе, когда приходилось защищать ее от обилия пчел. И везде приходилось сдерживаться, чтобы не использовать оружие предков для снесения головы. Очень сильно сдерживался. Но сейчас относился к ней с пониманием. Смотрел не как на врага, а как на мать его ребенка и женщину в целом..
И он правильно понял. Она начала описывать ту ситуацию, произошедшую с ней и Розали в лавке пряностей. Тогда для Ника это показалось странностью но сейчас держался и даже слушал внимательно. Все же услышать подробности лично от девушки всегда лучше, чем просто от друзей. И все совпало так, как и рассказано было ему. Чуть ли не слово в слово.
— Я понимаю. При приготовлении зелья ты говорила, что оно не заберёт силу в полном объеме и точно не лишит на полностью.  К тому же прошло много времени с того, как ты родила. Эффект уходит и ты становишься той, кем должна быть. Если ты боишься меня, как Гримма, то не стоит. В свое время я видел тебя в том образе и сомневаюсь, что твой характер сильно изменится по отношению ко мне или Келли. Как говорят многие — рождение ребенка меняет обоих родителей. Сам я поменялся. Некоторые мои взгляды на мир совсем стали другими. И не нужно за это переживать. Справимся мы и с такими трудностями. Возможно, это даже поможет сыну подготовиться к нашей непростой жизни. Не знаю, кем он станет — колдуном или гриммом, но я хотел, что бы он не испугался этого второго мира. И мы, как родители с особенностями ему поможет в этом в будущем. Так что не переживай. Нормально отношусь к возвращению сил. Главное, чтобы они не мешали тебе заниматься ребенком. Все, что будет дальше — уже останется для нас в будущем. Будем решать по ходу дела. Ты согласна? 
Решать за обоих он не мог. Все же слышать ее личное мнение всегда важнее. Только так они смогут договориться, сотрудничать и может быть даже не только это. Сейчас отношения у пары были непростые, но вполне устраивали обоих. А там уже точно будет видно.

+1

8

Адалинда не хотела становиться такой, как раньше. Шейд вполне устраивала человеческая жизнь без заговоров, интриг, мести и кровопролития. Сущность ведьмы толкала обладательницу на жуткие поступки, и только сейчас, когда блондинка лишилась на какое-то время силы, это стало так явно, открыто, будто женщина наконец-то начала понимать всю омерзительность своего поведения. Было противно от самой себя. Будь возможность — вновь бы приготовила отвар, но, увы, мертвой ведьмы поблизости не было. Да и как объяснить Розали и Нику, что сил больше нет? Как защитить детей, если рядом не окажется Бёркхарда? Ни Келли, ни Дианой, где бы та ни была сейчас, Адалинда не готова жертвовать из-за своего страха.
Блондинка шумно выдыхает, услышав слова мужчины. Слишком спокойно, слишком обдуманно, слишком логично. Шейд слегка хмурится, осознавая причину таких слов. Ник не ругается, хотя Адалинда считала, что Гримм будет в ярости. Ведьма думала, что будет успокаивать отца своего ребенка, но получилось с точностью да наоборот. В чужих словах было куда больше надежды, чем в мыслях Адалинды. И предложенный Бёркхардом вариант нравился куда больше, чем кровавая расправа Гримма.
— Ты знал, — она слабо улыбается, — И ты прав. Есть определенные плюсы в возвращении сил, по крайней мере, мы сможем подготовить Келли к любому из вариантов нашего... наследства. Мне даже интересно, кем он будет. И загадывать не хочу, ведь никогда нельзя знать наверняка, взять, например, нас с тобой...
Адалинда кидает быстрый, полный нежности взгляд на закрытую дверь. За ней в своей кроватке спит маленький мальчик, чья судьба загадка для всех. Шейд порой ловила себя на мысли, что хочет побыстрее увидеть сына взрослым. Каким он будет? Наверное, смелым, сильным, справедливым, как его отец. Блондинка теперь смотрит на мужчину с признательностью и широко улыбается.
— Мы настолько разные, но смогли вместе сделать что-то чудесное.
Они оба изменились. Ник открылся Адалинде с новой стороны, не как полицейский или Гримм, а как любящий отец и мужчина, готовый защищать свою семью от любых невзгод. Ему больше подошла бы хранительница очага, безмерно нежная и чуткая женщина, а не ведьма, принесшая в его жизнь смуту и страдания. Шейд чувствовала себя безумно виноватой, ведь не о такой жизни Бёркхард мечтал, не так планировал строить свое счастье. Не с ней. Но определенные обстоятельства привели ко всему этому. Хотела ли Шейд что-то изменить? Пожалуй, нет. Им пришлось пройти долгий путь от ненависти до нежных чувств, до общего сына, который сплотил Гримма и ведьму. Сказка казалась слишком неправильной, поэтому так походила на реальность.
— Ты не подумай, я контролирую свои силы, сдерживаю волну и умею держать эмоции под контролем, да и ведьма — не лучший вариант для первого раза.
Вряд ли Ник был в диком восторге, когда впервые увидел существо, особенно ведьму. Для неподготовленного человека — приятного мало, да и другие существа не особо жаловали таких, как Адалинда, предпочитая обходить их за несколько миль и лишний раз не контактировать. Малышам куда более интересный рыжехвосты или древогрызы, не вызывающие чувство опасности, что не скажешь о ведьмах и потрошителях. К Розали Адалинда относилась хорошо, однаджы назвав владелицу лавки пряностей своей подругой, внятного ответа не получила, но и отказа не услышала. Вероятно, это тоже уже неплохо.

+1

9

В некоторой части жизни Гримма теперь побывало столько ведьм, что уже страшно представить, как он на это начнет реагировать. Ему самому становится страшно. Ведь он впервые не знал, что Джульетта станет ведьмой. К тому же он не так уж близко с этим видом существ работал. В последний раз была как раз Адалинда, лишившаяся сил. Затем он общался с ее матерью но это было все так бегло и он все же искал в доме Кэтрин ее дочь. Она же сама ему была не интересна. А сейчас его окружали они намного чаще. Даже если Джульетта погибла и в ее лице теперь ходила Ева, то это уже совсем другой человек. Ее так переработали, что сложно вообще заикаться о чем-то другом. Да и сейчас сложно вообще о чем-то спорить. После разговора с ведьмой, он понимает, что она все помнит, но воспринимает себя, как постороннего человека, наблюдающего за всем этим со стороны. А Беда так и не пояснила толком, какие методы воспитания на девушке провели, что она стало такой нейтральной ко всему и строго выполняющей свою работу, будто это ее предназначение.

Ник же догадывался о том, что к Алалинде рано или поздно вернуться силы. К тому же не так давно она уже задавала ему вопрос на тему того, что будет, если сила к ней вернётся, то выгонит ли он ее или вовсе убьет. Тогда он ответил ей кратко, что все будет видно по ситуации и лучше решать проблемы по времени их возникновения. И вот эта проблема возникла. А это значит, что им нужно что-то делать. А самое главное — решать, что делать. Ведь они уже спали в одной постели. Чувствовал ли он к ней что-нибудь, как спрашивал Монро во время их путешествия в Германию. Он просто не осознавал всего до конца. Просто нужно время, чтобы разобраться в самом себе и своих чувствах. Говорить что-то наперед и необдуманно не хотелось. А лично для Ника отношения имели важную роль, особенно сейчас, когда в его жизни происходили постоянные изменения. И обещать что-то сейчас Адалинде он тоже не мог. Не то, чтобы не хотел, а не мог. Да она и сама все отлично понимала.
— И так ты сможешь защитить не только себя, но и Келли тоже. Ты права, я знал. Но я так же знаю, что ты использовала силу против преступника-,наркомана, который напал на Розали. И это тоже ценно рассматривается. Да и она сама благодарна тебе за это.
По Калверт было заметно тогда, что она переживает из-за парня из своей бывшей жизни. Он так внезапно появился, что пугал её все больше. Зато ведьма показала ему, как его пальцы хорошо ломаются в обратную сторону. И вряд ли его рука поднимется против девушек вообще.
— Ты уже взрослая ведьма, которая управляет своими силами довольно давно. Но ты уже сказала, что не знаешь, кем может стать сын. Ты же не проверяла на нем свой схлын или волну? Может особенности Гримма в нем уже проявились? Мама говорила, что у нее они проявили в раннем детстве. Совсем не так, как у меня. И кстати, ты стала у меня первой. Первым существом, которое преобразилось передо мной. Ты тогда шла с подругой рядом с ювелирным магазином.
Перевести тему всегда можно. К тому же девушка, как мать, могла действительно проверить уже силу Гримма у сына. Сам он вряд ли это сделает. Гримм Гримма не видит никак. И это даже иногда обидно. Зато есть Монро, который когда-то сообщил, что Тереза является гриммом.

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » Yo no tengo miedo


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно