под крылом у дракона
Драконье крыло мелькнуло над густыми кронами деревьев погружая лес в непроглядную тьму и тут же исчезло где-то вдали. Куда держит путь тот дракон? Отчего в эльфийских землях он летает? Дорога стелется под ногами, ведя в бескрайние леса и в дальние земли. Как можно быстрее нужно скрыться, как можно глубже спрятаться, пока не встанет на крыло драконница, и пока не получится девушке вернуться в Драконью империю владетельницей своих земель, а не жертвой власти неумного дядюшки.
Liam х Selena
Бухарест погружается в сон, надежно укрытый плотным туманом. Яркие голограммы вывесок и рекламных щитов медленно растворяются в молочной мгле, превращаясь в тусклые смазанные пятна. Обманчивое спокойствие, которое вскоре лопнет подобно мыльному пузырю. То, что сегодня совершит Лиам, разворошит осиное гнездо и запустит необратимый процесс. Уже многие годы союз между вампирами и людьми трещит по швам. Обоюдная ненависть не дает сосуществовать двум видам в мире. Каждый ищет причину нарушить неудобное соглашение. Истребить хищников. Загнать дичь. Людской молодняк бастует. Древние сиры алчут живой крови. Проект обязанный сплотить два вида, грозит началом тотального истребления одним вида другого. Все зависит лишь от того, в чьих руках окажется детище проекта “Лилит”. Данпир — гибрид человека и вампира, надежда и гибель.
Chrome Dokuro as Steven Rogers writes...
Он не умел обращаться с дамами с юношества. Робел и даже на мимолетных свиданиях держался не больше одного часа. Маргарет Карьер стала первой женщиной, с которой он смог продержаться больше положенного срока. Однако непомерные амбиции и тяжелая политическая обстановка не позволили ему обрести заслуженное счастье. Впрочем, смогла ли героиня Соединенного Королевства связать свою жизнь с двойным агентом и предателем? На сие вопросы у капитана нет ответов. Даже спустя уже несколько десятков лет. Маргарет уже давно нет на свете, а он уже давно сменил градус своих убеждений в другую сторону. Щ.И.Т и Мстители стали его настоящей семьей. Ровно до той поры, пока он и Наташа не связали друг друга узами брака. Приятные воспоминания вытесняют все плохое, что он творил эти годы. Вот только этого недостаточно, чтобы заслужить прощение столь красивой и умной женщины. Старк умеет злиться. Даже в день подписания договора она была напряжена как высоковольтная линия. Все опасалась, что он внезапно изменит свое решение и бросится в бега. И ведь повод действительно был, но ведь смог сдержаться.
Нужны как воздух
Коты-активисты
Пост недели
Эпизод недели
Пара недели

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » You're gonna save me from myself


You're gonna save me from myself

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

You're gonna save me from myself

https://i.imgur.com/L4d27Ei.jpg[
Conrad Hawkins х Nicolette Nevin
Больница Честейн

Кто-то когда-то сказал, что смерть — не величайшая потеря в жизни. Величайшая потеря — это то, что умирает в нас, когда мы живем...

When I'm about to fall
Somehow you're always waitin
With your open arms to catch me

+1

2

Конрад уже не мог не замечать, как близка была Ник к тому, чтобы закатить глаза, всякий раз, как он приставал к ней в своих попытках быть заботливым и внимательным. Совсем еще небольшой срок ее беременности явно не требовал такого обилия внимания, но мужчина никак не мог удержаться, мыслями витая уже где-то на год вперед, а то и на несколько лет, представляя себя счастливым молодым отцом. Тот энтузиазм, с которым девушка восприняла новость о том, что большую часть сегодняшнего дня Конрад планирует провести за городом, на тренировке спасательной группы, совсем уж не оставлял сомнений в том, насколько успел ей надоесть. Сам это знал, не отрицал, но ничего с собой поделать не мог.
В лесу цивилизация быстро сказала им «прощай», телефон перестал ловить хоть какую-то связь, и Хоукинс на большую часть дня выпал из жизни, отправившись бродить между елок в поисках «потерявшегося», заблаговременно засевшего где-то с термосом и бутербродами. Уже когда на обратном пути они завалились в машину к одному из участников фальшивой спасательной операции, взмокшие и грязные, телефон стал буквально захлебываться уведомлениями о пропущенных звонках от Ирвинга.
- Не иначе в Честейн эпидемия неизвестного вируса, - усмехается, набирая номер коллеги, хотя самого и начинает одолевать беспокойство. Не стал бы Фельдман дергать его в выходной день без действительно серьезной на то причины. Из первого, что приходило на ум: кому-то из пациентов Конрада стало хуже, несмотря на назначенное лечение. Судя по времени первых звонков, случилось это уже довольно давно. – Что у вас там стряслось?
Трубку Ирвинг поднимает быстро, и уже после слов «только не беспокойся» улыбка на лице Конрада сменяется напряженным выражением, а потом и вовсе паникой.
- Как она? Я сейчас приеду.
Про «сейчас» заявление оказывает слишком оптимистичным, дорога занимает минут сорок, за которые ординатор успевает известись, все время вглядываясь в окно, словно впервые видит эту дорогу и не представляет, как далеко еще ехать до больницы. Водитель, хоть тому было и не по пути, вошел в положение сразу, сменив намеченный маршрут.
- Конрад! – Ирвинг преграждает ему путь, заставляя остановиться, и разглядывает довольно удивленно. – Ты где был? Она в порядке. Насколько это возможно. А ты переоденься, прежде чем соваться в гинекологию, иначе вытурят.
Хочется послать приятеля к чертям, но он прав – в том виде, в котором Хоукинс добрался до Честейн, нельзя было показываться в чистых больничных палатах, пусть и не идеально стерильных, но уж точно не допускающих того, чтобы кто-то разгуливал там, перепачкавшись по колено в земле. Бегом буквально долетает до раздевалки, влезая в свою рабочую одежду, и на той же скорости несется в чужое отделение, по лестницам, не допуская ни секунды промедления в ожидании, пока лифты доползут с одного этажа на другой – и без того боится думать, сколько часов назад он должен был оказаться здесь.
- Николетт Невин, - тормозит у стойки регистрации, тяжело дыша и явно приводя в замешательство своим видом сестру, но та быстро называет номер палаты, не глянув даже в монитор, и Хоукинс срывается снова.
У самой палаты мужчина останавливается, замирает, глядя сквозь стекло на подругу и несколькими глубокими вдохами заставляет собственное дыхание прийти в норму. Он обязан быть спокойным сейчас, ей и без того хватило переживаний, нельзя волновать еще больше. Толкает дверь, входя внутрь.
- Ник, - подойдя к кровати, осторожно берет девушку за руку и наклоняется, касаясь губами ее виска. – Прости, что меня не было рядом. Как ты?
Проклинает сейчас себя за ту неуемную радость, с которой носился в последние недели, с тех пор, как узнал о беременности девушки. Идиот. Будто не знал, что такие вещи случаются, и строить планы на будущее – это огромный риск оказаться ни с чем, с пустотой вместо той красочной картинки, которую нарисовал для себя и для нее. Почему не смог отнестись ко всему с холодной головой врача, а не с дурью того, кто мечтает побросать мяч с сыном, который еще не родился? Идиот. Восторженный идиот.

+1

3

Тусклый свет лампы освещал полупустое помещение. Не смотря на то, что в коридоре было полно людей, постоянно мелькающих мимо небольшого окна, расположенного прямо в палате, взгляд Ник был устремлён в потолок. Её даже не раздражали идеально белые стены, которые она и без того видит каждый день на работе, вот только обычно - это она оказывается в дверях, пытаясь подбодрить пациента. Оказывается на деле, куда проще сесть рядом и просто выслушать поступившего в Честейн клиента, будь это девушка или мужчина. Сжать руку, зная, как страшно им в эту секунду и мягко улыбнуться. Сказать пару фраз, действительно проникнуться, но не переживать это. Сейчас, здесь в палате, она чувствует лишь пустоту и злость на саму себя. Руки предательски дрожат, поэтому Ник невольно вцепляется пальцами в край одеяла с силой сжимая ткань. Она его потеряла........ потеряла.
Ещё несколько дней назад, лёжа на кровати рядом с Конрадом, Невин смеясь пыталась отмахнуться от его, как ей тогда казалось навязчивой заботы. Хокинс переживал куда больше, чем она сама. Постоянно пытался узнать, что она ела и ела ли вообще, не переутомилась ли на работе и сколько часов успела поспать.
- Если ты и дальше продолжишь свой допрос, я поменяюсь сменами с Джессикой,- сложив руки на обнажённый торс мужчины, Ник упирается подбородком о сложенные в замок пальцы.- И тогда мы будем работать с тобой в разные смены, и видеться лишь изредка вечерами.- она ухмыляется, зная, что никогда этого не сделает, но не может упустить возможности, чтобы не подразнить его.- Я чувствую себя прекрасно.. отдыхаю, кушаю.. всё...прекрати..- обвивая его руками, Невин прижимается к груди Конрада, умалчивая об одном, как ей тогда казалось, не значительном факте. Джессика снова сорвалась и в последнюю неделю, Ник, то и дело вытаскивает сестру из объятий очередного дружка. Привычка опекать сестру въелась настолько, что она просто не представляла другой жизни. Когда мама умерла, а отец в очередной раз исчез, Невин делала всё, чтобы уберечь сестру и каждый её срыв воспринимала, как личный проигрыш. Не смогла, не уберегла. Ник знала, что Конраду это не понравится. Знала, что он не оценит её порыва, но всё равно каждый день ездила к сестре.
Этим утром Невин решила вновь заехать к сестре, чтобы поговорить с ней, пока она находится в здравом уме. Планы Хокинса присоединиться к тренировке спасательной группы, Ник были очень даже на руку. Не нужно было сочинять историю о её прогулке на свежем воздухе, ведь скорей всего Конрад собрался бы с ней, а Невин меньше всего хотела, чтобы он знал истинную причину. Джессика проведя несколько дней дома, не рада была видеть сестру. У неё началась ломка и всё о чём она думала, так это о том, как быстрее слинять из под опеки Невин.
- Когда всё это закончится, Джесс?- разговор проходил на повышенных тонах. Ник всё сложнее было контролировать сестру, она откровенно устала бегать за ней.- Тебе нужна помощь, квалифицированного специалиста. Слышишь?
- Всё, что мне нужно, так это, чтобы ты свалила Ник!- кричит в ответ Невин младшая, смотря на сестру стеклянным взглядом.- Ты мне не мамочка, пора бы уже запомнить!
- К счастью, она не видит, на какое дно ты упала!- их голоса слышны за пределами квартиры, но сейчас Ник плевать.- Либо ты ложишься в клинику, либо...- уперевшись рукой о кухонный гарнитур, Невин шумно выдыхает, прежде чем продолжить разговор. Низ живота неприятно ныл на протяжении последнего часа, но она списывала это на простое волнение. Ведь каждый раз, когда она едет к сестре, больше всего боится найти в квартире её бездыханное тело.- Либо сама выпутывайся из этого дерьма. Я больше не буду в этом участвовать.- дышать становилось всё тяжелее, словно воздуха в квартире в разы стало меньше. Душно.. Просто душно... Продолжать разговор было бессмысленно, да и Ник, как можно быстрее хотелось оказаться на воздухе, поэтому из квартиры Джессики, Невин буквально выбегала на свежий воздух, жадно вдыхая его. Переведя дыхание, девушка быстрым шагом добралась до машины и сев за руль, выдвинулась в сторону дома. На улице была пасмурная погода, но от чего-то её, то и дело бросало в жар. Лоб покрылся испариной, а сердце в груди билось, как птица в закрытой клетке. Быстро-быстро. Сжимая до белых костяшек руль, Ник спешно пересекала одну улицу за другой. Очередная волна боли накрыла её на светофоре, заставив буквально согнуться пополам. Не поддаваться панике в эту секунду было невозможно. Она не могла потерять ребёнка. Их с Конрадом частичку. Нет. Не могла.
- Девушка, Вам плохо? Вызовите кто-нибудь скорую?- многочисленные голоса окружали её, но она словно находилась под водой и не слышала их. Кто за ней приехал, как она добиралась до Честейн, Невин не помнила, лишь яркий свет приёмного отделения и глаза Ирвинда, встретившего её на входе.
- Ник, ты в порядке?- он спешно перебирал ногами рядом с каталкой на которой её везли.
- Конрад..- непослушными губами шептала Ник.- Конрад.. Позвони Конраду..- его имя было последнее, что она произнесла перед тем, как потерять сознание.
С тех пор, как она пришла в себя, прошло уже несколько часов и всё это время, Невин только и думала о том, что скажет Хокинсу. Как объяснит, что она не справилась? Ник всё это время держала себя в руках, даже когда в палату, то и дело заходили коллеги, чтобы состроив сочувствующее выражение лица её как-то подбодрить. Но стоило на пороге показаться Конраду, как её броня дала трещину. Мягкий поцелуй в висок, подобно выстрелу в упор и вместо слов, она лишь виновато опускает глаза, не в силах выдавить из себя ни слова. Крупные капли слёз, срываются с ресниц, оставляя после себя влажные дорожки на щеках. Хокинс прижимает её к себе и плечи Невин содрогаются в рыданиях. Ник злится на саму себя, на свою слабость, но эмоции берут вверх, впервые за всё это время.
- Я не смогла.. уберечь его.- голос дрожит и Ник противно от самой себя.- Не успокаивай меня, Конрад. Я.... я... должна была понять, что что-то не так. Должна!- в конце концов это она носила под сердцем их маленькую копию. И, конечно же, Хокинс найдёт тысячи причин, чтобы оправдать случившееся, но не сегодня.- Это моя вина. И только моя. И прежде чем ты начнёшь убеждать меня в обратном, я должна сказать тебе правду.. - отстранившись, она делает глубокий вдох, прежде, чем продолжить.- Я не говорила тебе, но последние несколько дней проводила время с Джессикой.- она поднимает на Конрада глаза и замирает.- Она снова сорвалась.. и я... хотела ей помочь. Не говорила тебе, чтобы ты не нервничал. Знала, что тебе не понравится это.

Отредактировано Nicolette Nevin (Ср, 15 Июн 2022 00:44:39)

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » You're gonna save me from myself


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно