All I see is a monster in me
Вполне разумно было не демонстрировать своим домашним то, что Альбус, только познакомившись с "соседским юношей" уже под утро выводил его из своей спальни. Геллерт не знал наверняка, но чувствовал, что о подобных вещах в этом доме говорить не принято. Строго говоря, трудно было пока понять, какие беседы, кроме как о кулинарии и плетении макраме, могли тут поощряться, но он решил быть терпеливым, хотя бы просто потому, что хотел соблюсти правила хорошего тона.
Hiccup Haddock x Astrid Hofferson
Как Иккинг и ожидал, девушка приняла вызов. Уж кто-кто, а сия бесстрашная дева, что явно не уступила бы самим валькириям, никогда и ничего не боялась. Тем более вызова на драконью гонку. Этот азартный взгляд, что запылал в её прекрасных глазах ясно давал понять каков её ответ. Мгновенье, пара слов и вот Астрид срывается с места, устремляясь вперёд. ,,С ней никогда не бывает скучно”, глядя в след любимой, мысленно произносит новый вождь Олуха.— Ну что, братец, готов показать дамам, кто тут истинные короли небес?— Ухмыльнувшись, спрашивает он у крылатого друга, похлопав того слегка по шее. Беззубик бодрым рыком даёт понять, что он лишь за и тут же срывается с места, бросаясь в погоню.
Victor Vector writes...
Определённо, как и всякому уличному хамлу, GG не хватает такта. Он привык к тому, что боятся его — он бояться не привык и, надо признать, в этом был резон. На стороне этого нахального нигера примерно сотня человек, многих Вик и Ви попросту не видят, но если начнётся стрельба — ноги они не унесут. Вик не хотел бы накала и Ви ведёт себя куда мудрее, чем Джи, не показывает зубы совсем откровенно, но вежливо задвигает наглость бандита. Виктору не нужно подходить к ней вплотную и слушать пульс, чтобы понимать, Ви сейчас на грани того, чтобы полудурку хорошенько втащить, причём речь не о кулаках. Вик в курсе, что Ви умеет бить куда тоньше и прицельнее, нервная система хромированных людей дивно хрупкая. Поэтому Вик, несмотря на свою профессию, оставался немножко лицемером и не ставил хром себе. Впрочем, стоило бы, сердце как старый башмак, изнашивается.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » твои слезы


твои слезы

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

твои слезы

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3466/633883.png
заря х хорс

— запри меня в сердце, но не забудь —

+6

2

Встану я девка красная, поклонюсь на все четыре стороны и пойду, из дверей в ворота, из ворот в чисто поле. Встану напротив солнца, низко поклонюсь, шёпотом попрошу солнце ясное:
«Солнце красное, растопи, разожги сердце добро-молодца»

[indent]В кофейне Пулково — где-то за час до cамолета, который унесет Антона в Сочи, — она просила его вернуться: подумать, принять правильное в корне решение, одуматься. Смотрела на него глазами побитой собаки — слезящимися [не притворно], заламывала дрожащие руки.

[indent]У М О Л Я Л А.

[indent]Антон, обычно дававший слабину, держался стойко: не реагировал на привычные для девушек уловки; твердо говорил ей, что не вернется, — она может даже не просить, — а Зара была готова встать на колени, лишь бы он передумал — засомневался хотя бы на мгновение. Принял ее с ворохом ошибок, на граблях которых они станцевали; стал бы…

[indent]счастлив?

[indent]Они же были счастливы. Любили друг друга до дрожи в коленях и руках; до давящей боли в сердце; до головокружения. Это счастье казалось ей нерушимым, а на поверку оказалось хрупким. Зара не хотела верить, что он может ей отказать — старалась достучаться до него очередной волной бессвязного потока мысли в постах и количеством сторис, которому могла бы позавидовать Оля Бузова; притворным счастьем с переплетенными на фотографиях руками.

[indent]Чужими.
[indent][indent]Не его.

[indent]Она не выпускала телефон из рук ни днем, ни ночью: просыпаясь утром, судорожно [со сбивающимся дыханием и частящим сердцем] проверяла уведомления, лелея хрупкую надежду, что Антон одумался — обдумал ее слова и… написал. Признал, что без нее все не так. Захотел вернуться — стать частью ее души, как и раньше.

[indent]И горько — до слез — разочаровывалась, не находя весточки от любимого — не считая редких сторис со съемок // из машины, где он желал доброго утра всем. Всем, видимо, кроме нее.

[indent]«Думаешь ли ты обо мне? Вспоминаешь? Впечатался ли наш разговор в твою память?»

[indent]Заре хотелось бы верить, что он ходил с грузом переживаний — листал ее сторис (на самом деле — если и листал, то через раз), пересматривал совместные фотографии [весточки из прошлого], скучал. Скучал так, как скучала она — до скручивающихся тугим жгутом внутренностей, бледной кожи, не_желания вставать с кровати, [потому что его нет рядом]. Жизнь двигалась дальше — ей нужно было чем-то платить за квартиру, покупать на что-то еду, следить за зубами и отлетающей кукухой, а значит — каждое утро, превозмогая ментальную боль, вставать с осточертевшей постели, принимать душ, завтракать, делать масочки и сушить волосы; ехать в студию, снимая новые эфиры.

[indent]На фоне переживаний у нее упало либидо — читая похабные комментарии и прикасаясь к себе, она не испытывала ничего, кроме отвращения. Ей хотелось, чтобы по ту сторону монитора был Антон; и, порой, встречая схожую манеру ведения переписки, она заставляла себя верить, что он наблюдает за ней — только так, обманывая себя, появлялось желание что-либо делать // ровно до того момента, пока она не переходила в приват-чат и не «встречалась глазами» с щедрым поклонником.

[indent]Который был далек от ее идеала — от Антона.

[indent]Весна, развернувшаяся во всю мощь в Питере, не дарила облегчения — лишь тяготила, выворачивала нутро.  Пуще прежнего ей хотелось, чтобы он был рядом — крепко обнимал, делился теплом, шептал слова о любви, когда они уединялись бы в спальне.

[indent]Он не выходил из головы — преследовал ее как проклятье, наваждение; а она была готова бросить все в славном городе на Неве, вернуться в Сочи и преследовать его, пока он сломался бы; [правда, уверена Зара, такой жест он бы не оценил].

[indent]Несмотря на обилие мужчин рядом, она не поддавалась — не позволяла даже дотронуться до себя, сдерживая рвотные позывы; прятала увлажнившиеся глаза, когда ей говорили комплименты — эти комплименты ей говорил не он. Не он пытался взять за руку. Не он был рядом — дышал с ней одним воздухом, любовался закатами над Невой, провожал до дома, назойливо пытаясь напроситься в гости. Со временем, убедившись в фатальности попыток ходить на свидания, она завязала с Тиндером и Баду — искала в себе силы отвязаться от него самостоятельно; и, не найдя их, решила пойти на крайние меры, нашептанные подругами.

Приворот творю.

[indent]Зара решила обратиться к гадалке, которую ей однажды советовал бывший — Мурат говорил, что она из числа сильнейших; тех, чьи заговоры работают безотказно. Тогда, при очередной встрече, она попросила контакт женщины и оставила на долгую память — словно чувствовала, что ей потребуется помощь. Бумажка с коряво нацарапанными цифрами отправилась в кошелек и пролежала там все время, терпеливо дожидаясь своего звездного часа.

[indent]Длинные гудки изматывают не хуже безответной любви — ожидая ответа, Зара нервно прикуривает, выдыхает дым носом и, наконец, дождавшись, пока гадалка снимет трубку, записывается на сеанс. Наверное, впервые в жизни Зара не колебалась, когда обращалась к тем, кто на короткой ноге с потусторонним — не боялась ни возможного отката, ни случайно попавшего не_туда приворота. Она твердо знала, что ей нужна помощь в том, чтобы Антон вернулся к ней.

Лейся мой заговор по его жилам до самого сердца
Огнём жги, воронкой крути, верти, ко мне, к моему порогу веди

[indent]Заходя в квартиру ведуньи спустя неделю после звонка, Зара не ожидала, что ее жилье будет… обычным. Ничем не отличающимся от миллиона других квартир Петербурга — нет тебе ни черных свечей, ни готического антуража; да и сама женщина не выглядела какой-то особенной: в черной юбке до колена и шелковой блузке голубого оттенка. Оставляя обувь в прихожей, она идет следом — босиком по паркету, — чувствуя, как сердце колотится где-то в горле.

[indent]Поспешно сглатывая — пытаясь избавиться от неприятного ощущения — она опускается за круглый стол напротив Варвары, — так звали хозяйку апартаментов — морально готовясь к ритуалу.

[indent]«Все будет хорошо», — потому что хуже уже некуда.

[indent]Сквозь дурман Зара запомнила лишь шепот Варвары, точечный [иглой] укол в безымянный палец, [ведущий к сердцу] и слова, что он вернется в течение месяца: «магия крови самая сильная. Вернется он, не горюй так, не изводи себя», — и Зара поверила ей, кажется, даже начав дышать полной грудью.

[indent]Только вот месяц шел и… ничего не менялось.

[indent]Антон не выходил на связь. Не звонил, не писал — никак не давал знать, что она ему нужна. Ненароком Зара начала сомневаться в правдивости слов Варвары, но уточнять не решилась — ждала, пока магия подействует. Ждала, пока он примчится к ней, намереваясь унять разбушевавшееся в разлуке сердце; совершенно не осознавая, что она сама клюнула на свою удочку. С каждым днем Заре становилось хуже — мысли об Антоне становились навязчивее, сбивалось дыхание и частило сердце; она сама себя доводила до исступления, каждый раз открывая с ним чат в телеге, начинала писать сообщение и стирала… боясь, что он не прочитает и не ответит, посчитав ее навязчивой.

[indent]К концу месяца сил не осталось.

[indent]Разряженный в руке телефон, который она не удосужилась поставить на зарядку перед сном, готов уже был выключиться — дрожащими руками она нашарила провод и, отбрасывая страх и собственную гордость, вновь открыла диалог с ним.

Черновик: Антон
Привет, как ты?

[indent]Тупо глядя в телефон, она не отправляет сообщение и запускает пальцы в волосы, медленно выдыхая и считая до десяти.

[indent]«А лучше можно что-то написать? У него все зашибись», — откидываясь на подушки, Зара тянется второй рукой за электронной сигаретой, которая стоит на прикроватной тумбочке, и стирает сообщение, откладывая телефон. Ей нужно вызвать его на диалог, а не уподобляться тупым подписчицам, которые только-только закончили делать уроки и решили попытать счастье, написав кумиру.

[indent]Мысли путаются — настолько, что за грудиной щемит. Пустым взглядом вебкамщица скользит по идеально выбеленной стене, букету полевых ромашек на комоде и, решив послать все к черту, пишет как есть.

Исходящее сообщение: Антон
Привет.

Предполагаю, что ты не хочешь ни видеть, ни слышать меня, но… я не могу. Я так больше не могу. Без тебя. Без нас. Мне очень тяжело, очень плохо. Я тебя прошу, давай поговорим? Ты можешь приехать?

[indent]Почти не глядя, она отправляет сообщение дрожащими руками, [боясь столкнуться с тотальным игнором], и отбрасывает телефон на подушку, не сдерживаясь — заходясь слезами, удушающими; лишающими возможности дышать; лишающими возможности жить.

[indent]Он молчит весь день — словно обдумывает ее слова; а она изводится, чувствуя, как внутренности воронкой крутит // осознавая, что не нужна ему — ненароком задумывается над тем, чтобы наложить на себя руки и покончить с болью, отравляющей ее жизнь; и почти даже решается, но он опережает — отвечает, что допускает еще один разговор; и в комнате, и без того ярко освещенной теплым светом ламп, становится светлее. Она судорожно выдыхает через нос, закрывая лицо руками.

[indent]И искренне верит, что в этот раз все получится. Она сможет его убедить остаться с ней.

[indent]Антон приезжает на следующий день. Она, скролля каталогизированный сервис с ресторанами, назначает встречу в заведении со звучным названием «Счастье» с видом на Исаакиевский собор, и готовится встретить его во всеоружии — с легким макияжем, который он любит больше всего, уложенными волосами и в платье, которое он привез из очередной поездки.

[indent]До Счастья она добирается как в тумане: не помнит ни как вышла из дома, ни как ехала в такси, судорожно поглядывая на часы — словно боялась опоздать и разминуться с ним. В сознание она приходит, только когда заходит в ресторан, широко распахивая дверь, держа под мышкой клатч, и опускается за столик с видом на достопримечательность Питера.

[indent]Ожидая.
[indent][indent]Надеясь, что он не забудет о встрече, утонув в плотном графике.

Отредактировано Zarya (Вс, 29 Май 2022 18:23:24)

+5

3

Я не хотел покидать этот город,
И ты главный повод...


[indent] Покидая серый унылый Питер, Антон по сути оставлял огромный кусок своего сердца в этом городе. Встреча с Зарой в аэропорту была для него настолько морально тяжелой, что, когда он уже после их разговора сидел в самолете, чувствовал себя максимально отвратительно – словно камнями побитая собака. Заря знала, как с ним разговаривать, как уговаривать, но может все дело в том сколько времени они уже не были вместе, но действие ее магических глаз на него словно бы ослабело, и он смог сказать свое твердое нет, проведя границу между ними.

[indent] Он не был готов возвращаться к ней. Не готов был ее прощать.

[indent] Ему на самом деле сложно было понять, почему он должен сказать ей «да» –  его ждали очередные съемки, куча проектов, которые он не мог отложить в долгий ящик. График буквально расписан по часам на ближайшие несколько месяцев должен был помочь ему отвлечься от совершенно не нужных мыслей об этой девушке, помочь ему восстановить контроль, который она одним своим появление разбила в дребезги. Хорс стал нервным – слишком нервным – и это плохо сказывалось на его продуктивности.

[indent] Это, не говоря о том, что, когда они в последний раз виделись – слегка перегнули с проявлениями чувств. Макар – он же его брат Ярило и по совместительству его друг и менеджер – пол часа отчитывал его как провинившегося школьника, а все новостные паблики взорвались от новости про их с Зарой поцелуй.

[indent] Известная вебкамщица и блогер снова вместе?

[indent] Кроме того, сколько ему разных нелестных сообщений прилетело в директе инстаграмма, уже было и не сосчитать. Антон матерился круче любого сапожника, с красной пеленой перед глазами блокал десятки людей в день, но все без толку.

[indent] А Зара начала будто бы издеваться – огромное количество сторис, которые он просто физически не мог не успевал просмотреть, лишь изредка улавливая какие-то фотографии. Смотрел, хмурился и качал головой. Ему было не понять, что девушка таким образом пытается ему донести, потому что это все вызывало только недоумение. Как спрашивается можно пытаться вернуть человека и выкладывать фотку где держишь кого-то другого за руку? Что за обратная психология? Он же не игрушка какая-то которой можно поиграть и выкинуть, а потом вдруг вспомнить о нем и попытаться вернуть со свалки.

Вот бы тебя мне не знать,
Изо всех сил закричать,
Делай, что хочется, но только без меня


[indent] Таким он себя и ощущал – ненужным хламом, выброшенным за ненадобностью.

[indent] Просыпаясь утром в своей постели в одиночестве Антон и правда жалел, что сказал ей нет, глядя на совместное единственное фото одиноко лежащее на тумбочке.  Солнце не так слепило глаза, как эта фотография – там, где они безмерно счастливые, на пляже Сочи, такие как были во всех их прошлых жизнях.

Что же с ними стало?

[indent] Но стоит ему немного проснуться, как смартфон лежащий рядом же с фотографией на тумбочке возвращает его к чувствам – снова десятки сообщений, когда ж они прекратятся, когда ему и ей прекратят перемывать кости. Антон устало трет лоб, тщетно пытается проснуться, бредет на кухню за чашкой кофе – все полностью автоматически. Будто робот без чувств и эмоций. Настроение и без того подавленное в последние дни с каждым днем словно бы становится хуже. И в целом его самочувствие как будто катится куда-то.

[indent] Хорс, поначалу не замечающий изменений, в какой-то момент ловит себя на мысли что него страшно болит голова и это его поражает. Бог солнца обычно не страдал привычными людскими болезнями, но постепенно его состояние начинает ухудшаться. К головной боли добавляется то озноб, то непонятный тремор рук, так что у него буквально валится все из рук. В конце концов это заметил и Ярило и отчего-то посмурнел. Он конечно развел руками – просто не зная точной причины почему такое происходит – и сказал, что ничего хорошего это ему не сулит.

[indent] Какое-то время Антон, стиснув зубы терпел – Макар был на подхвате и всегда подставлял ему свое плечо в нужный момент, если вдруг его не держали ноги - но в конце концов свалился с температурой и решил взять передышку. Попросил брата перенести все его назначенные встречи, съемки- объяснив это его болезнью – а сам просто решил немного полежать на кровати.

[indent] Звук смартфона – особый звук – выдергивает его из бездны, в которую Хорс начал невольно погружаться. Он путается где ночь, а где день, сколько проходит времени после сообщения тоже не знает. Ему кажется, что он его только получил, но просматривает как оказывается далеко не сразу. Состояние его не улучшалось, поэтому он большую часть времени просто пребывал в небытие – оставаясь бодрым лишь урывками. Антон знает кто ему написал и кажется теперь знает из-за кого ему так плохо. Если к сердечной боли мужчина успел привыкнуть и научился с ней жить, то вот физическое состояние его совсем не устраивало и ему нужно было выяснить в чем причина.

[indent] Ее слова почему-то задевают его – ей тоже плохо, как и ему? – и он решается ответить.

[indent] Приехать.

Исходящее сообщение: Зара
Я приеду. Завтра.


[indent] Короткое сообщение – все на что ему хватает в этой ситуации сил – потом короткий скрол сайта с авиабилетами и покупка искомого в два клика. Последнее на что ему хватает сил это поставить будильник, чтобы не проспать рейс.

[indent] Утро начинается отвратительно для вконец ослабевшего мужчины, но крепкий кофе и пара сигарет почти приводят его в нормальное состояние. Почти. Он не бреется, позволяя щекам быть колючими от трехдневной щетины, закидывает за плечи рюкзак и вызывает такси до аэропорта. Большую часть пути спит, не просыпаясь даже на завтрак.

[indent] Заря назначает встречу в какому-то ресторане, с помпезным названием «счастье», что вызывает у бога лишь кривую усмешку. Он давно не знает, что такое счастье и почти уверен, что эта встреча ему его не принесет.

[indent] С другой стороны, Зарю хотелось увидеть до безумия – он очень скучал без нее, и так их встреча внесла слишком большую сумятицу в его чувства.

[indent] Такси останавливается возле заведения, и Антон буквально вываливается из машины. Открывшаяся перед ним картина не имеет со счастьем ничего общего, но у него отчего-то появляется некоторое волнение перед их встречей. Он не выглядит сколько-нибудь красиво, вновь укутавшись безразмерное черное худи и надвинув кепку на глаза, чтобы избежать слишком яркого света. Толкает дверь в кафе, ищет ее взглядом и обнаруживает, за столиком совсем недалеко у входа. Вид из окна конечно потрясающий, но отчего-то он может смотреть только на нее. К нему подскакивает официант, но мужчина жестом останавливает его, просто направляясь к девушке.

[indent] Стоит ему оказаться рядом с ней, Хорс не выдерживает и немного неловко заключает девушку в объятия, вместо приветствия, сам удивляясь такому порыву. От Зари пахнет тем самым особенным запахом, который всегда сводил его с ума, и он невольно жалеет, что позволил себе такую вольность.  После размыкает руки и усаживается на стул, напротив.  Официант уходит, оставив им меню.

[indent] - Зара, скажи мне, что ты сделала? - без лишнего предисловия спрашивает он, скрещивая пальцы перед собой. В свете окна видно залегшие под глазами тени, но зеленые глаза смотрят внимательно, не осуждающе. Он хочет – готов помочь ей решить их маленькую проблему – он видит, что ее тоже коснулось то непонятное, что так подкосило его здоровье.

+4

4

Ты найди, ты заметь меня суженый
Ты люби, заплетись со мною душами

[indent]Зара до последнего не верит, что Антон действительно примчится к ней по первому зову, отбросив свои дела. Не то, чтобы он ее когда-либо подводил — вовсе нет; ни во время отношений, ни после он не оставлял без внимания ее просьбы. Наступал себе на горло, но шел ей навстречу; а она старалась не злоупотреблять его добротой из-за чувства всепоглощающей вины.

[indent]Телефон на столике молчит: от него ни сообщения по прилету. Зара нервно сглатывает ком в горле и обращается к официанту с тривиальной просьбой принести воды, надеясь хоть так отвлечься: переключить внимание, не высматривать его силуэт в десятках снующих туристов, сосредоточиться хоть на чем-то; но взгляд все равно так и тянется к окну: она ждет, что вот-вот около Счастья затормозит желтое такси, а из него выйдет Антон.

[indent]И она дожидается, облегченно выдыхая.

[indent]Антона девушка узнает, едва завидев периферийным зрением — всегда узнавала. Высокий, широкоплечий, статный. Одеваясь как можно неприметнее, он все равно выбивался в толпе: излучал невероятное тепло даже на колоссальном расстоянии настолько, что сердце замирало в груди. Машинально, наблюдая за тем, как он подходит к заведению, она улыбается — и улыбка эта вымученная, болезненная, тоскливая.

[indent]Она соскучилась по нему — до тошноты, до боли в ребрах.

[indent]Когда он, наконец, заходит внутрь, кажется, что весь мир меркнет на фоне ее мужчины; да только тремор рук усиливается. Дрожь разбивает на мелкие части, не давая возможности собраться обратно. Головокружение, сбивчивое дыхание — рядом с ним ей становится не по себе.

[indent]«Волнение, может?»

[indent]Эти чувства // эмоции // ей знакомы: после долгой разлуки ее всегда охватывает волнение, подпитываемое предвкушением предстоящей встречи. После переезда в Питер они стали видеться реже и каждое его прибытие в Северную столицу начиналось с неуемного беспокойства, что короткий уикэнд пройдет как-то_не_так; ее не пугали возможные склоки из-за выбора места для досуга, а вот неожиданно свалившаяся работа — вполне.

[indent]В тот период помимо вебкама Зара взяла подработку: эскорт, исключающий любое интимное взаимодействие. Посещая светские мероприятия, девушка предпочитала красиво стоять рядом со своим «работодателем», цедить вино маленькими глотками и обворожительно улыбаться. Подработка была с гибким графиком, а значит, что «вызвать» ее могли в любое время дня и ночи.

[indent]Именно, чтобы избежать подобных казусов, она шла на крайние меры: отключала телефон и просто надеялась, что пока Антон рядом — она никому не понадобится. Естественно, часто ей везло, но время от времени, включая телефон, она получала с десяток пропущенных звонков и сообщений в мессенджерах, которые предпочитала игнорировать. Девушка не планировала делать эскорт основным средством заработка, посему и позволяла себе относиться к подработке с некоторым попустительством. Куда важнее ей было провести время с ним.

[indent]Жаль только, что так или иначе их отношения разрушились.

[indent]Оказываясь в крепких объятиях Антона, дыхание сбивается. Зара жадно хватает воздух носом — запах выпечки и корицы перебивается парфюмом блогера, возвращает к временам более беззаботным. Моментально ее захлестывает волной воспоминаний — шум проезжающих мимо машин и криков людей перебивается прибоем и его смехом, переливами гитары из динамика колонки, криком чаек.

[indent]Воспоминания из Сочи для нее самые теплые; самые ценные — в холодные питерские вечера они заставляли ее жить дальше, [жить прошлым], вспоминать тепло рук любимого, лелеять хрупкую надежду, что однажды вечера на черноморском берегу ворвутся в ее жизнь порывом ветра, пропитанного солью и безмятежностью.

[indent]Тонкими пальцами она перебирает кудри, аккуратно откидывая капюшон худи. Прижимается к Антону всем телом, страшась нарушить миг редкого единения и выпустить его из объятий. Ком подступает к горлу вновь: сжимает цепкими пальцами; а вместе с ним накатывают и слезы, которые она смахивает, отвернувшись.

[indent]Сейчас не время давать слабину. Не время плакать.

[indent]Магия развеивается, когда он выпускает ее из рук и опускается напротив, упираясь локтями в стол. Зара непроизвольно тушуется — еще с секунду стоит на месте, осознавая, что ей бы тоже стоит присесть. Взволнованный взгляд она переводит на Антона, кусая губы, [благо, что не в кровь]. Не сказать, что выглядит он славно: залегшие круги под глазами оттеняют кожу лица, ровно как и щетина не добавляет бодрости. Сердце в груди сжимается — видимо, приворот Варвары осечку дал и, возможно, рикошетом в Зару и полетел.

[indent]«Ну точно же, браслет!»

[indent]Браслет из Краснодарской глубинки, который она дарила ему несколько лет назад, видимо, сослужил свою службу — Зара непроизвольно глаза скашивает, отмечая, что тот все еще на руке красуется, поблескивает на свету. Легкий флер недоверия к местечковым знахаркам рассеивается моментально: она, кажется, и выдыхает даже облегченно. Если бы так кошмарило его, она бы себе ни в жизнь не простила бы.

[indent]Вынести подобные душевные муки — тяжело; а он бы, уверена Варгина, оказался бы под гнетом сожалений.

[indent]Официант, наблюдавший за ними у стойки, подходит — напоминает о заказе, на что Зара лишь отмахивается и дежурно просит один капучино с дополнительной порцией эспрессо и латте с мятным сиропом [его любимый].

[indent]Переводя взгляд на Антона, она тонет его зеленых глазах, как в омуте — Зара вспоминает зеленовато-синий оттенок моря, к которому так рвется душа; ведь он и есть ее море; и тихий, хриплый голос заставляет ее встрепенуться — выдохнуть сбивчиво, теряясь в догадках, с чего начать.

[indent]— Я… ты… — рвано начинает она, втягивая воздух носом.

[indent]Она бы могла солгать. Сказать, что ничего не сделала, но ведь Антон не поверит — он всегда был прозорливым и, не получая необходимого ответа, допытывался активнее. Давая ей шанс начать первой, уверена она, он ждал честности.

[indent]— Ты не поверишь… — стыдливо отводит взгляд, прижимая пальцы к губам; едва ли сдерживаясь от слез, — обещай, что… что не будешь повышать голос или не сочтешь меня сумасшедшей?

[indent]Единственное, что ей остается — это постараться выбить себе хрупкие гарантии, что ее слова он воспримет… не в штыки. Поймет. Хотя бы поймет ее мотивы и желания.

[indent]— Мне было без тебя настолько невыносимо, что я, кажется, отчаялась и сходила к одной женщине. Она… ее мне советовали, говорили, что хорошая, многое ей под силу. И… я сделала приворот. На тебя. Мне свет белый без тебя не мил, Антон… я не могла.

[indent]«Не могла и не хотела без тебя жить», — хотелось бы добавить ей, но она вовремя прикусывает язык и оставляет фразу повисшей в воздухе...

[indent][indent]...оборванной, как и ее жизнь.
[indent][indent][indent]Без него.

+4

5

Любовью чужой горят города
Извилистый путь затянулся петлёй


[indent] Антон глядит на девушку во все глаза – несмотря на усталость, не смотря на желание из сидячего положения сползти по стулу в горизонтальное – не может оторваться. Смотрит и несмотря на гору накопившись обид, понимает, что он чувствует себя на месте. Чувствует себя так, будто он наконец дома.

[indent] Все это конечно иллюзорно – его дом остался далеко, солнечный Сочи который обогревал его душу теплом, но правда была в другом. Его дом давно опустел и кроме солнечного света и тепла природного не давал ему ничего. Не было душевности, не было тепла родной души, которой ему так сильно не хватало.

[indent]  [indent] Не было рядом Зари.

[indent] Сейчас она сидит перед ним – едва ли не глотает слезы, он видит это по влажному блеску ее глаз, которыми она словно маленький беззащитный оленёнок смотрит, выворачивая одни взглядом все его внутренности. Ломая в нем что-то, о существовании чего Хорс и не знал. Он то знает, что Зара далеко не невинный олененок, но все равно верит ее взгляду. В конце концов с ним она могла быть разной.

[indent] Может все дело в том, что за столько веков они плотно срослись душами?

[indent] Отказаться от этой девушки – смерти подобно, но Антон уже сделал это. И по сути в душе его действительно что-то умерло – в тот момент, когда его милая Зара ушла из его жизни внутри что-то рассыпалось, распалось на молекулы, осыпалось пеплом. Так и ходил он – все еще улыбался всем вокруг, а внутри абсолютно пуст.

[indent] Фальшивая улыбка, которая лишь иногда становилась искренней.

[indent] Наверное, только поэтому он смог тогда после их встречи развернуться и уехать. Хотя душа разрывалась, он заглушил все чувства, решив быть рациональным. А потом все пошло как-то не так.

[indent] Все это так сильно обострилось всего за несколько дней, и к душевным переживаниям примешалось физическое самочувствие и Хорс совсем скис. Он и сейчас то находился в этом проклятом кафе, только из-за того, что это стало невыносимо.

[indent] Или он сам себе очень красиво лгал.

[indent] Ему хватило одного взгляда на Зару, чтобы понять, что это вранье надо заканчивать. Ей он не мог врать, даже если не смотрел в глаза. Глядя на то как подрагивают ее ладони, он протянул свои и накрыл их в успокаивающем жесте. Ему хотелось, хоть на чуть-чуть, но облегчить ее душевный муки.

[indent] И девушка рассыпался, выдала все как на духу: про приворот, про то что сделала это из-за отчаяния, про то что просто не может без него. Антон слушал, внимательно ничего не пропуская, но картинка в голове почему-то не складывалась.

[indent] Ему кажется, что женская логика для него так и останется какой-то непонятной штукой, в которой он никогда не сможет разобраться.

[indent] - я не могла. – мужчина поднимает взгляд на девушку с их лежащих на столе ладоней, словно слышит, как она почти проговаривает не озвученный конец фразы. Отчаяние так и плещется в ее темных глазах, он видит это так же отчетливо как свое отражение в расширенных зрачках. Некоторое время Хорс молчит, грея в ладонях ее отчего-то практически ледяные пальцы. Молчание начинает затягиваться, и паника снова удушливой волной кажется подкатывает к Заре, но их уединение нарушает официант с заказом.

Мятный латте.

Мужчина улыбается – казалось бы такая мелочь, помнить о том, что это его любимый напиток, но в этом всем и была вся Зара – помнить мелочи, которые он порой забывал, окружать его практически незаметной ненавязчивой заботой.

[indent]  [indent] Куда все это пропало?

[indent] Антон выдыхает, выпуская ее пальцы из плена своих рук и тянется к чашке, пробует напиток, слегка морщится – он далеко не такой вкусный как в той же кофейне, где состоялась их неожиданная встреча, после которой все пошло как-то не так.

[indent] - Приворот значит, - Хорс задумчиво чешет заросший щетиной подбородок, обдумывая их положение. С приворотами на себя он еще не сталкивался, но кажется понимал почему его организм так отреагировал. И возможно, лишь мог предположить, почему это так сильно сказалось на самой Заре.

[indent] - Я не очень понимаю зачем. Зачем привораживать меня к себе, если я тебя итак люблю? Ты тем самым сделала хуже только себе, но не смогла заставить меня любить себя больше. Это ведь даже невозможно – куда уж больше то? – он криво и горько усмехается, делая глоток кофе из стакана, вновь кривится и наконец отставляет его в сторону. За неимением колец – он был слегка не в том состоянии чтобы их надевать, он начинает крутить на руке браслет – ее подарок, постоянный его спутник. Его дурная привычка, от которой он, наверное, уже и не избавится.
[indent] - Нам нужно решить, что мы будем с этим делать. Наверное стоит поискать твою…женщину, узнать что она может сделать. Нельзя оставлять нас в таком состоянии. Эй, - он снова касается ее ладоней, чтобы она посмотрела на него, не прятала взгляд. – Мы с этим разберемся. Вместе. Хорошо?

[indent] Он все еще был не готов ее простить.

[indent] Однако похоже он это сделает.

Когда все дороги ведут в никуда
Настала пора возвращаться домой

+3

6

Я пообещала все рассказать потом,
но даже солнца лучики отбрасывают тень

[indent]В любом другом случае под давлением вины Зара отвела бы взгляд в сторону: наблюдала бы, как чужой ребенок незаинтересованно [и несколько огорченно] ковыряет вилкой пюре, любезно поданное официантом, или скользила бы взглядам по каскадным люстрам, отмечая, что созданы они исключительно для подобных [богемных] заведений; но здесь и сейчас — когда Антон наконец рядом — она не может налюбоваться им.

[indent]Уставшим до сжимающегося в груди сердца; потухшим — настолько, будто всю радость из него выкачали. Родным и любимым — настолько, что при взгляде на него сердце пропускает удар и не собирается вновь качать кровь по венам.

[indent]С большим трудом, но она заглядывает в его глаза — склонив голову вбок и пугаясь, что не видит до боли знакомого блеска. Антон всегда выделялся на фоне других: был ярким и жизнерадостным, слепящим глаза, как истинное солнце. Он затмевал светило, скользящее по небу, едва появлялся рядом — заразительно смеялся и улыбался так, что кожа покрывалась мурашками.

[indent]Смех и блеск его глаз она, кажется, запомнила на всю жизнь.

[indent]Гуляя по набережной Сочи, вымощенной камнем, она тонула в эхе его хохота — поддавалась магии и смеялась с ним даже над самой глупой шуткой. Ловила его взгляды, каждое движение — и запечатывала в памяти, словно предчувствовала, что счастье будет недолгим. Зара хотела как можно прочнее вплести его в свою жизнь — дышать им, жить, но в итоге потеряла настолько нелепо и глупо. Сама оттолкнула и сама попыталась вернуть, поддавшись слабости — привороту.

[indent]И она бы смогла простить себя за глупость, не ударь приворот по нему. Заре тяжело поверить, что ее Антон может быть таким — хмурным, как небо Питера; серым; тусклым. Она непроизвольно вздрагивает, когда чувствует его прикосновения и опускает взгляд на ладони, отсчитывая секунды.

[indent]«Говорят, чтобы успокоиться, нужно посчитать до десяти».

[indent]На «десятке» она понимает, что дрожь и волнение медленно отступают, оставляя место хрупкому теплу. Вебкамщица слабо улыбается, прикрывая глаза — ощущения от робких и неловких объятий не идут ни в какое сравнение с тем эмоциональным подъемом, что она испытывает сейчас: целенаправленные прикосновения куда важнее приветливых объятий и звонких поцелуев в щеку; в них есть определенный шарм, который заставляет сбиваться дыхание и, как пишут в романах, порхать бабочек в животе.

[indent]Зара давно не чувствовала тепла его рук и успела истосковаться по нему.

[indent]Но волнение и чувство вины накатывают вновь: она не может смириться, что один неосмотрительный поступок уничтожил все самое лучшее в Антоне, оставив лишь покалеченную оболочку. Варгиной плевать на себя — она справиться, переживет. Вытащит себя из трясины, как Барон Мюнхгаузен — за волосы; через боль; стискивая скулы до судорог; но как быть с ним?

[indent]— Прости меня, — тихо произносит она, силясь поднять взгляд на Антона.

[indent]Зара чувствует колоссальную ответственность за его состояние и зарекается, что вытащит его — поможет зализать образовавшиеся бреши, лишь бы он озарял своим светом окружающих. И дело даже не в медийности Антона — фанаты будут рады видеть кружочек в телеге или фото со съемок в любом случае. Куда важнее, как он ощущает себя и способен ли… продолжать оставаться собой. Сейчас она однозначно может сказать, что не может — и это причиняет невыносимую боль, которая уничтожает ее до основания.

[indent]— Антон, — имя его отдает на языке легкой горчинкой, словно подпитывает и без того отвратительное состояние, — если бы я только знала, как это обернется…

[indent]Очередная фраза повисает в воздухе без логического завершения. Она бы продолжала мучиться, если бы знала, как чертов приворот истощит его. Зара шумно тянет воздух носом и отводит взгляд к окну, рассматривая купол Исаакиевского собора, отливающим золотом в свете солнечных лучей.

[indent]Хорошая погода в Питере — редкость, поэтому петербуржцы вывалились на улицы разномастной компанией. Кто-то кутал банки с пивом в крафтовую бумагу, а кто-то вовсе, потеряв страх, потягивал пенное из бутылок. Улыбки, задорные голоса, размеренный шаг — город стряхивал уныние пеплом в Неву, наслаждаясь обществом редкого гостя — светила. Ей бы хотелось стать частью безмятежных гуляк: лавировать на поляне Марсова поля, выискивая свободный уголок, вытянуть ноги и вместе с Антоном выбирать пиццу в Додо, чтобы потом бегать вдоль усадьбы Остафьево и искать курьера.

[indent]Официант, опускающий кофе на стол с тихим стуком, выдергивает ее из мыслей. Зара переводит взгляд на мужчину в легком недоумении, успев забыть о заказе, и облегченно откидывается на спинку кресла, замечая слабую улыбку Антона: да, она не забыла его любимый напиток.

[indent]Никогда не забывала, как и любые другие мелочи, имеющие особенную для нее ценность.

[indent]Ей приятно, что незначительные вещи вызывают улыбку на его лице — перед глазами Зары были случаи, когда во лбу людей, набирающих популярность, зажигалась звезда пленительного счастья и ослепляла настолько, что на смену человечности приходила невыносимая заносчивость, выбивающая почву из-под ног. Антон же оставался собой — тем же отзывчивым и душевным. Это согревает душу, заставляет смотреть на него иначе и понимать, что перед ней на самом деле все тот же уютный мужчина.

[indent]Следом за ним Зара отпивает кофе и прячет кривую усмешку за чашкой кофе — зерна здесь горчат, раскрываясь неприятным послевкусием на языке. Счастье славится отменной выпечкой и шоколадом, но, видимо, не кофе. Это ее просчет — она же знала, что ее мужчина кофеман.

[indent]«Видимо, стоило встретиться снова в Буше».

[indent]Он говорит о любви и непонимании ее мотивов, а она съеживается под его взором. Девушке хочется провалиться сквозь землю от стыда, лишь бы не признаваться в очевидном.

[indent]— Любишь? — медленно переспрашивает она, совершенно не контролируя себя, — ты… серьезно?

[indent]«Если бы не любил, то и не приехал бы?»

[indent]Она вспоминает случайный поцелуй, взгляд, полный тоски в Пулково, сухие ответы, суть которых сводится к тому, что он… рядом. Здесь и сейчас он сидит с ней в кафе, слушая невероятную историю одного приворота. Как бы они не пытались отдаляться друг от друга, сила притяжения играла против них. Зара и Антон шли на сближение, сами того не понимая.

[indent]— Понимаешь… любить… это… это круто, но хочется быть рядом с тобой. Антон, пойми, — робко произносит она, кусая губы, — я хотела… хочу большего.

[indent]Девушка пытается говорить размеренно и спокойно, но нервозность не удается скрыть — она то постукивает пальчиками по керамической кружке, то крутит тонкое золотое кольцо на пальце, боясь поднять взгляд на мужчину. Краем глаза замечает, как он крутит ее браслет и фокусируется на этом жесте. Ей нужен хоть какой-то якорь, чтобы не расплакаться, размазывая тушь по щекам.

[indent]— Нет ничего важнее, чем снова быть с тобой…

[indent]«Твои слова о любви ранят не хуже швейцарского ножа. Я тебе не единожды говорила о том, что хочу быть рядом с тобой, но ты каждый раз отказывал мне. Как я должна себя ощущать после этого? В особенности, сейчас».

[indent]Глаза жжет: она вот-вот расплачется вновь. Отставляя чашку в сторону, Зара закрывает лицо руками и трет глаза, смахивая набегающие слезы. Ей не хватает сил «держать лицо», не_поддаваться эмоциям, рассуждать рационально. Как не посмотри, выхода нет: приворот не исполнен, а он, кажется ей, все также не готов возвращаться к ней.

[indent]— Я… мы попробуем ее найти, конечно, — понуро отвечает, не веря в собственный успех. Хрупкая надежда ускользнула из ее рук: им, видимо, и не быть вместе. Ради чего стоит тогда жить? Она не будет счастлива без него — это аксиома. Каждый день, проживаемый без Антона, сводился к каторге, выдерживать которую сил уже нет.

ты такой красивый, когда погас
ты такой красивый, когда несчастен

+3

7

А нам замыкает контакты
И мы разрываем контракты

[indent] Антон чувствует поднимающуюся волну раздражения – не может ничего с собой поделать, может виной всему было его ужасно удручающее состояние. Как он все еще сидел, а не сполз по стулу на пол вообще было не понятно, но после того что он услышал он Зары, Хорс начал думать, что возможно ее близость вселяет в него хоть какую-то бодрость духа. В конце концов приворот дело довольно серьезное, если его делает действительно мастер.

[indent] Мужчина мог конечно отнестись к этому всему со скепсисом, но это было бы совсем не уместно. Это для девушки он относился к ее разным оккультным увлечениям с недоверием или снисходительность, на деле же прекрасно понимая, что все в принципе возможно. Находили же те, кто взывал к Хорсу если требовалась его помощь, значит и к другим божественным и не очень существам люди могли воззвать.

Она просит прощения, но Антон лишь поднимает ладонь вверх, жестом прерывая ее грозящиеся начаться самобичевания:

[indent] - Глупости это, не надо просить прощения. В конце концов ты не могла знать, а если бы да кабы оставь в прошлом, – он конечно немного лукавит, но слушать ее просьбы о прощении не хочет. Ему просто в данный момент не за что ее прощать – вот если бы она извинилась за другие вещи, которые были куда важнее чем такая глупость как приворот, он бы с удовольствием ее выслушал, а так все это было пустое.

[indent] Эта кафешка явно не подходит им сейчас – слишком много фарса и только, о каком счастье вообще можно вести речи. Глядя на то, как Заря замирает от его слов о любви Антон лишь качает головой, пребывая в растерянности. Она не понимает, что сама же разрушила возможность им быть вместе?

Мы путаем числа и факты
Молчим на вопросы: «Ну как ты?»

[indent] - Да я люблю, нельзя просто взять и разлюбить человека. Даже если он творит сам не ведая что. Как бы больно мне не было, я…однолюб и другого никого полюбить уже не смогу. – Хорс отводит взгляд в окно, чувствуя буквально как кровь вскипает от злости на самого себя, за эту слабость. Заря делала его слабым, играла на его чувствах, а он ничего с этим не мог поделать. Любовь к ней словно яд растекшийся по телу, въелась под кожу, ранила сердце хуже любого ножа.

[indent] - Большего? – даже не глядя на нее повторяет мужчина, считая, что, если взглянет ей в глаза – он пропал. Куда безопаснее смотреть на чертовы виды прекрасного Санкт-Петербурга, чем на нее. Он слышит слезы в ее голосе и это ломает в нем что-то, сметает к чертям его уверенность в том, что им уже никогда не быть рядом. Это все может очень плохо кончиться.

[indent] - А может я тоже хочу. Хочу быть с тобой, дарить тебе свою любовь всю без остатка. Только знаешь что? Я не могу. – мужчина сцепляет руки в замок и все-таки отлипает от созерцания пейзажей за окном, чтобы взглянуть ей прямо в глаза. - Думаешь мне нравится, смотреть на то что ты делаешь? Любезные подписчики после поцелуя в той треклятой кофейне завалили меня скриншотами с тобой. Мне по-твоему должно это нравится – твой сомнительный заработок? Я мог мир к твоим ногам положить, а ты что выбрала?

[indent] Антон резко выдыхает, залпом допивая отвратительный на вкус кофе, просто чтобы хоть как-то перебить горечь от сказанного. Снова начинает на себя злиться и невольно запускает ладони в золотые кудри, стягивая их до боли на затылке. Считает до десяти, надеясь, что это поможет совладать с эмоциями – и оно действительно помогает. На десятом счете он выпускает волосы из ладоней, откидывается на спинку стула и обращает свое внимание на притихшую Зарю.

[indent] -Ничего говоришь важнее, чем быть со мной, - медленно произносит Хорс, словно задумавшись о чем-то. – ладно. Мы можем попытаться…но у меня будет условие.

[indent] Антон принимает решение, прекрасно понимая, что от него во многом зависит их будущая судьба.

[indent] - Ты бросишь свой вебкам и больше никогда не станешь им заниматься. Если нужно будет, я помогу организовать…другую деятельность, - его слова звучат как приговор. Ему кажется, что сейчас она просто пошлет его куда подальше с такими условиями – раньше Антон себе подобного не позволял, всегда давая ей выбор. Однако в этой ситуации, граничащей почти с сюром –  выбора не оставалось и у него.

  [indent] Макар бы обязательно сказал, что он просто терпила и рогоносец, и был бы прав. Но, если уж совсем по-честному Антон устал бегать от Зари как от прокаженной, даже если в его чересчур идеалистичных мыслях она такой и являлась – а тем более бегать от собственного счастья. В конце концов расставание не шло на пользу им обоим – он стал слишком нервный и почти живет на работе, не имея иного смысла в жизни, а она кажется путается еще больше, не находя из этой беспроглядной тьмы выхода.

  [indent]- Ответ сейчас говорить не обязательно, понимаю, что тебе, наверное, нужно все обдумать… - Антон криво усмехается и качает самому себе головой. Действительно что ли терпила?

  [indent] – Ее надо найти, потому что это не нормально, так себя чувствовать. Мне нужно будет ездить на съемки и прочие выезды, и что делать если я буду в таком состоянии, а тебя будет трясти так же как до этого только потому что меня не будет рядом? – Хотя бог и подозревал, что как только они воссоединятся все эти странности и в его, и в ее состоянии пойдут на убыль, но, если шанс есть избавиться от всего это побыстрее он бы с радостью им воспользовался.

  [indent]- Я может попрошу немного о неуместном, но ты не могла бы приютить меня у себя хотя бы на время? Я вылетел без бронирования отеля и искать сейчас ночлег немного не в том…состоянии.

  [indent] В душе расцветает слабый огонек надежды, что сегодня они все решат и наконец расставят все точки над i, а значит что закончатся его мучения.

  [indent]Антон смотрит в таки любимые глаза и широко ей улыбается.

Отредактировано Hors (Пн, 11 Июл 2022 00:45:46)

+3

8

Колки острые осколки. Разбиты в пух и прах войска
Клейки весенние скамейки и в лужах, и в глазах тоска

[indent]Зара старается контролировать дыхание и глубоко дышать. Она все также считает до десяти после каждой его реплики, не веря своим ушам.

[indent]Не сказать, что Антон открывает ей Америку: он озвучивает прописные истины и основы психологии, но она, накрутив себя перед встречей, ожидала более жесткой реакции. Его интонации и жесты успокаивают — в душе теплится слабая надежда, что он действительно не делит ее слова на ноль, подкрепляя это закостенелым скептицизмом, принимает ее поступок как данность, не желая углубляться в то, чего не могло бы существовать.

[indent]Зара искренне ему благодарна — от всего сердца.

[indent]— Нет, надо, — на удивление для самой себя, ее речь звучит твердо, — надо просить прощения и не только за это. Антон, — она чуть ли не вскакивает, поддаваясь вперед и накрывая его ладони своими, — я понимаю, что… произошло многое. Произошло по моей вине. И я… готова искупить вину любыми путями. Ты был и остаешься самым близким и дорогим для меня человеком. Я не могу… я не представляю жизни без тебя. С тобой слишком много связано.

[indent]Оставшись без него, Заре казалось, что она умерла. Яркость Петербурга сменялась блеклостью, а уют — пустотой. Ранее любимый город стал казаться безжизненным и посеревшим. После смен зачастую она возвращалась в опустевшую квартиру, часами пересматривала видео с ним, которые успела уже запомнить, кажется, в мелких деталях, а также фотографии, перечитывала старые переписки, захлебываясь болью и мечтала только об одном — однажды услышать от него «спокойной ночи». Не по телефону, а лежа в одной постели — над ухом, утопая в крепких теплых объятиях.

[indent]Случайно встретившись с бывшим несколько месяцев назад, она ожила.
[indent][indent]И вновь потухла.

[indent]Здесь и сейчас складывалось впечатление, что решается их дальнейшая судьба — ей хотелось верить в это всем сердцем, ощущая тепло ладоней Антона и вновь слыша его запах; но раздражение, которое пробивается сквозь завесу сдержанности, выбивает почву из-под ног. По одному взгляду на него она угадывает настроения, и сейчас уверенность растет: ему что-то не нравится.

[indent]Это пугает.

[indent]— Ты прав, но есть и обратная сторона медали: когда происходит что-то… может отрезать. И, признаться честно, я так и думала, — горько подмечает Зара, качая головой, — но… я рада, что наши чувства взаимны. И если ты захочешь… — медленно произносит она, стараясь подбирать слова, чтобы не вызвать более бурную реакцию.

[indent]«Я буду рада вновь быть рядом с тобой. Хотя бы как друг».

[indent]Отчаявшийся человек готов согласиться на любые условия: бросить заниматься любимым делом, поступиться принципами и желаниями, пойти на деяния, смысл которых идет вразрез с устоявшимися нормами морали — истории знакомы подобные случаи. Так и Зара готова находиться рядом с Антоном в любом статусе, лишь бы вновь спокойно и свободно общаться с ним, касаться локтями.

[indent]«Ты только скажи и я буду рядом. Всегда».

[indent]Она не лукавит: действительно будет рядом с ним и в горе, и в радости; как и раньше. Оборвав любые взаимоотношения с ним, Зара и предположить не могла, что поступок выйдет ей боком: она всегда старалась идентифицировать себя независимой личностью, а в итоге вышло, что у нее есть одна зависимость — это Антон. Она бы очень хотела «отвязаться» от него: сделать так, чтобы чувства просто отсекли острым лезвием, но воспоминания были сильнее. Варгина цеплялась за них, как за якорь. Даже в самые беспокойные периоды Шаст ее спасал: рядом с ним она чувствовала себя в безопасности и, обращаясь к нему за помощью, могла быть уверенной в том, что он поможет решить даже самую запутанную головоломку.

[indent]Нынешняя их встреча не менее, чем долгожданный подарок небес. Она из раза в раз искала с ним встречи: ходила в те места, где он бывал в Питере, если верить сторис, пару раз даже приезжала в Сочи — и все это заканчивалось ровным счетом ничем. Едва ей стоило попросить об этом самой — все случилось; пусть и не так, как хотелось бы ей. Складывалось впечатление, что они разобраны на атомы и собраться обратно у них нет ни сил, ни желания. Под давлением апатии и усталости дни смазывались в один: неслись галопом, оставляя после себя лишь нерешенные вопросы и незавершенные задачи…

[indent]…и одна из этих задач — они сами. Их будущее, которое миражом маячило на горизонте. Общий нерешенный вопрос — попробовать снять приворот максимально безболезненно.

[indent]Зара практически преисполняется верой, что действительно… что-то может быть; и все внутри рушится, когда он бросает: «я не могу». Варгина явственно слышится треск — это разрушаются все ее надежды на то, что она будет рядом с ним. Девушка убирает руки и замирает, изгибая бровь.

[indent]«Если не можешь, то к чему слова о том, что хочешь? Хотеть можно чего угодно: миллиона долларов, который мешком свалится на голову; полететь в космос; стать последователем Будды, но зачем тогда травить душу и себе, и другому человеку, который смотрит на тебя глазами ласковой лани и мечтает только об одном?»

[indent]Настало ее время заводиться.
[indent][indent]Гори все синим пламенем.

[indent]Больше всего на свете Зара не_любит пространные речи о хочу/могу. Единственное, что они несут — укол зависти // злости // печали из-за невозможности достичь желаемого. Легкий флер уныния из-за того, что «могу» не превосходит потребностей и, по сути, является компромиссом с собой.

[indent]«Если хочешь — возьми и достигни», — хочется возразить ей, но она прикусывает язык и съеживается под его тяжелым взглядом. Злость может плескаться в душе сколько угодно, но есть одно «но» — она не в том положении и статусе, чтобы вступать в дискуссию и пытаться наставлять Антона; в ином случае — он просто встанет и уйдет.

[indent]Еще одна причина — страх.

[indent]Больше всего на свете она боится, что он уйдет и оставит ее наедине с собственными проблемами, болями и переживаниями. В нем она все еще видит свет в окне и, искусственно ли или реально, цепляется за видение: искренне верит, что такого другого в ее жизни не будет.

[indent]— Антон, я была не права, скрывая тогда от тебя все. Не права. Ты эти слова хотел от меня услышать сейчас? Я жалею, что я ввязалась в это дело. Я жалею, что потеряла тебя так глупо, но пойми и ты меня: я не могла и не хотела сидеть на твоей шее. Сейчас ты скажешь: «ты могла бы работать кем-то другим», верно? Ты будешь прав, если так скажешь, но ты сам только что говорил, если бы да кабы оставить в прошлом. Предположу, что следующим твоим вопросом будет: «а почему не ушла сейчас». Отвечаю: потому что у меня просто нет повода. Устраивает ли меня моя жизнь? Нет, но пока что других подработок нет, хоть я и ищу, — выпаливает она, скрещивая руки на груди. Зара хотела бы сохранить человеческое лицо и не поддаваться пылу, но порой эмоции сильнее.

[indent]И вся спесь слетает одномоментно после фразы: «мы можем попытаться».

[indent]Зара смотрит на него, как рыба, выброшенная на берег: хлопает глазами, приоткрыв рот и не верит своим ушам.

[indent]«Попытаться? Это какая-то шутка?»

[indent]Антон прекрасный комик, но такими вещами, как правило, не шутят. С другой стороны, он был слишком мягким, как меховой плед: внимательно слушал, анализировал, долго думал и, если в его голове все складывалось, давал второй шанс. Между бровями залегает характерная складка. Зара все равно думала уйти из вебкама и эскорта, а его предложение — это не только повод завязать с осточертевшей карьерой сомнительной известности, но и вернуться к истокам, согревающим душу. Жестом она останавливает его, набирая полные легкие воздуха.

[indent]Сейчас вершится судьба, не иначе.

[indent]— Я согласна на любые условия, — коротко отвечает она, пригубив горький кофе, — я не лгала, когда говорила, что для меня нет ничего важнее тебя и нашего будущего. Я разорву контракт со студией, — перед тем, как назвать дату, она сверяется с часами, — сегодня же.

[indent]Время позволяет еще подъехать в офис и подписать соответствующие документы. В ином случае — она попросит задержаться владельца.

[indent]— Поехали сначала в офис, а потом ко мне. Я с радостью предоставлю тебе свою квартиру, единственное… у меня одно спальное место. Тебя это не смутит? — вера в лучшее предает ей сил. Она готова бросить все и выбежать из Счастья, оставив смятую купюру на столике; дождаться такси и, не жалея, подписать соглашение о прекращении сотрудничества.

[indent]«Вот уж… действительно символичное место для встречи», — она не может сдержать улыбки — осматривается теперь уже восторженно, сдерживаясь от слез счастья.

[indent]— К женщине этой я попытаюсь записаться на ближайшее время. Надеюсь, что все закончится хорошо, — тихо произносит она, поднимая руку, чтобы привлечь внимание официанта и жестами попросить счет.

Милый, милый, милый расскажи мне правду о любви.
Фантазии. Романтика. Мы сможем все.
Сможем все. Сможем все!

+2

9

Мне больше не страшно
останусь один, буду жить в темноте

[indent]  Антон никогда раньше не замечал в себе упрямства - в случае с Зарой всегда шел на компромиссы даже себе во вред, делал так как она этого хотела. Он слишком любил девушку - всегда, в каждой прожитой ими жизни - и не мог позволить своей возлюбленной грустить или расстраиваться, пока однажды она не перешла черту, которую даже он, будучи максимально мягким в ее отношении не смог ей простить. А потом не смог простить и себя, за то, что позволил ей жить ту жизнь, которую, как ей тогда казалось, его прошлая и будущая жена хотела жить.

[indent] Он совсем не ожидал что все обернется так.
[indent]  [indent] Они были сломаны, разбиты, угнетены.
[indent] Словно остался лишь пепел, от того яркого и светлого, что когда-то искрило между ними.

[indent] Хорс нервно скрещивает пальцы, упираясь взглядом в костяшки пальцев, прекрасно помня, как разбил их в кровь, после того злополучного разговора, когда он решил поставить точку в ставших приносить столько боли отношениях. Он не чувствовал боли в руках из-за раздирающей душевной, чувствовал переполнявший его гнев, злую горькую ревность, а в конце всего опустошённость.

[indent] Пусто.

[indent] Так ему стало, после их расставания и было до сих пор.

[indent] Тогда он очень испугался таких злых – темных – эмоций, которые совсем были не схожи с обычным светлым и добрым боженькой. Хорс понимал, что просто не должен быть таким и попытался спрятать все за показной безразличностью, горой работы и чужими проблемами, в который нырнул с головой. Ярило поглядывал на все это смурно, но не смел дергать младшего брата и пытаться учить как ему делать, а как нет, справедливо рассудив, что каждый должен жить своим умом.

пустые слова забытые тень
забудь их не важно
Что скажут про нас, что скажут тебе

[indent] Шаст молчит, не прерывая ее спесивую речь, хотя очень хочет взять ее за плечи и встряхнуть, чтобы прекратила. Ее слова хуже ножа – того и гляди вскроют его плоть и пустят кровь, и он морщится, от неудовольствия. Видит очевидный страх в ее глазах, а когда он выносит предложение – наверняка абсурдное и глупое, впервые на своем веку Хорс совсем в нем не уверен – она вдруг замирает, тушуется и с нее словно ветром сдувает всю спесь. Мужчина про себя усмехается, внешне же, даже не выказывая ни грамма эмоций, просто наблюдая как она хлопает глазами и силится что-то ему сказать.

[indent] В какой-то момент молчание затягивается, или ему это только кажется, он видит, как на ее лбу залегает глубокая складка, и Антон думает, что заря его сейчас пошлет в далекое пешее эротическое путешествие, за его предложение. Он и сам не ожидал, что пойдет на подобные манипуляции, это было совсем не в его духе, да и ультиматумов он раньше ей не выдвигал.

[indent] Видимо все бывает впервые.

[indent] Он конечно же не готов к этому, к ее отказу, не готов окончательно отказаться от возлюбленной в этой жизни и доживать человеческие года с ней порознь, но понимает, что по другому просто не сможет. Если он поступится в таком болезненном для него вопросе, всю жизнь будет ходить с этим чувством, не сможет смотреть на Зару как прежде, не сможет отдавать ей всего себя как раньше.

[indent] Однако, Заря в итоге огорошивает его куда больше, чем он ее своим предложением.

[indent] Шаст замирает на мгновение, упирая взгляд зеленых глаз в ее горящие решимостью – так будто понимает, что эти слова решающие - словно не веря в то, что она это действительно произнесла. А Варгина готова бросить все и исполнять его условие — вот прямо сейчас.

[indent] - Я занимаю много места, - произносит он, выдыхает и наконец улыбается ей искренне, не вымучено – ему нравится принятое ею решение и в сердце наконец загорается давно потухший огонек надежды – надежды на их светлое и главное совместное будущее.
Мужчина оплачивает счет, пока девушка вызывает им такси до студии и не может поверить в свое счастье.

[indent]  Теперь название кафе не кажется ему таким уж глупым.

[indent] Спустя одну довольно долгую поездку до места, что Зара назвала студией, они оказываются там, где их судьба действительно решится. Хорс отказывается ждать ее на улице, справедливо рассудив, что наличие двухметрового сопровождающего ускорит процесс подписания документов и обезопасит девушку от любых попыток ей помещать разорвать контракт.

[indent] Когда Заря объявляет о цели своего визита, ее тут же провожают в кабинет какого-то типа, от взгляда на которого у Антона волосы встают дыбом на затылке. Попытки как-то ограничить его присутствие на встрече пресекаются почти сразу. А дальше он почти не вслушивается в их разговор, лишь поглядывая из-под капюшона на сидящую с прямой спиной возлюбленную. Та стоически переносит все его нападки и в конце концов ее подпись оказывается там, где нужно и Зара встает со стула.

[indent] - Ну вы знайте, для вас двери вебкама всегда открыты - произносит этот неприятный тип, мерзко улыбаясь Варгиной, стараясь игнорировать высокую темную фигуру. Антон не выдерживает и нависает над мужчиной, злобно глядя тому в глаза и холодно произносит:

[indent] - Закрой, - после чего берет ладонь Зари в свои пальцы и тянет прочь из помещения, подальше от этого типа, компании и всей этой грязи. Ему становится дурно от одной только энергетики, витающей в этой «студии» и мужчина хочет скорее покинуть здание, только бы не смотреть на место где его женщина снималась …по-всякому.

[indent] Когда они наконец оказываются на улице, он вытаскивает из кармана пачку сигарет и затягивается, надеясь, что с дымом уйдет и скопившееся за время пребывания в этом филиале непотребства. Зара заказывает такси до своего дома, и Антон тянется, мечтая о том, как окажется в теплой постели, а потом бросив бычок недокуренной сигареты, притягивает девушку к себе и заключает в объятия.

[indent] Сейчас, в этот самый миг он понимает - у них все получится.

+2

10

Держи мою руку так сильно,
о чем угодно проси меня

[indent]Антон, чтобы не терять времени, направляется к кассе. Посидев с минуту, Заря бросает взгляд на чашки с недопитым кофе и как-то глупо улыбается. Ей сложно поверить, что Ад без него окончен: их «долго и счастливо» разделяют лишь несколько километров и несколько подписей на документах. Откидываясь на спинку кресла, она заказывает такси и выбирает тот, что ждать дольше — хочет перекурить перед посадкой и выдохнуть: осознать, что Антон и его предложение не наваждение, которое рассеется по мановению руки. Больше всего она страшится, что Исаакиевская площадь с величественным собором и печально известным Англетером развалится на глазах, словно дешевые декорации из картона; и окажется она не лицом к лицу с любимым мужчиной, а перед камерой в опостылевшей студии.

[indent]— Я буду ждать тебя на улице, — оставляя столик, она подходит к мужчине и пальцами касается его локтя.

[indent]На короткий кивок она выходит, вставая подальше от веранды заведения. Рваными движениями ищет в рюкзаке сигареты и, наконец, чиркает зажигалкой, выдыхая. Ей кажется, что она только-только пробудилась от затянувшегося кошмара: дни без Антона казались тягучими, серыми, полными боли и безнадежности. Вместе с его «мы можем попытаться» не только отступили кошмары, но и стало легче дышать. Больше не было ни боли, сжимающей грудную клетку тисками; навязчивых мыслей о никчемности своей жизни без него. Она дышала полной грудью и, кажется, впервые за долгое время была счастлива.

[indent]Хлопок двери заставляет ее вздрогнуть и дернуться — как она и предполагала, Антон наконец расплатился. Она машет ему рукой и улыбается — искренне, открыто, радостно. До подачи машины остается несколько минут: она успеет докурить, а Шаст — перекурить. Отводя руку с сигаретой подальше от него, девушка льнет к теперь_уже_своему мужчине и закрывает глаза.

В сердце бахнули стрелы
И я больше не хочу, чтобы они мимо меня пролетели

[indent]Вебкам, эскорт — сейчас это казалось от лукового. Ранее, какой бы взбалмошной Зара не была, она старалась держаться в рамках приличий — быть той, за кого Антону не будет стыдно, даже несмотря на то, что он спускал ей с рук многое, но все изменилось словно по щелчку пальцев. И, быть может, пройди их разговор на тему ее новой работы в более спокойных тонах, она бы бросила еще тогда, но Шаст словно с цепи сорвался, позволив себе наговорить вещей, которые простить было сложно. Она понимала его критичный взгляд на вид деятельности Зары, но вместе с тем и не видела ничего зазорного непосредственно в вебкаме. Ей казалось, что современное общество более раскрепощенное, нежели лет десять назад — в конце концов, она не ложится в постель с другими мужчинами…

[indent]Так в чем проблема?

[indent]Со временем, обмениваясь редкими сообщениями и проговаривая боли, она поняла его позицию, но простить резкие слова не могла еще долгое время. В ней говорила детская обида — она уязвлялась и желала вычеркнуть его из своей жизни, но сложно избавиться от человека, который судьбой написан.

[indent]И какое же счастье, что он снова рядом.
[indent] [indent]Теплый. Родной. Любимый.

[indent]Садясь в машину, Зара опускает голову на плечо Антона и обвивает его предплечье пальцами, прикрывая глаза. Душевное тепло, о котором так любят писать в романах, стало настоящим — вполне себе осязаемым. При большом желании, уверена она, это тепло можно потрогать — согреть озябшие руки, с трудом сдерживая накатывающие слезы. Ей хочется, чтобы водитель ехал помедленнее, лишь бы подольше побыть в моменте сейчас: насладиться близостью с Шастом, к которой она стремилась столь длительное время.

[indent]«Но теперь ты будешь рядом всегда, да?» — хочется спросить, поднимая на него взгляд; но вопрос она оставляет при себе, уверенная в том, что он никуда не денется — она не позволит вновь исчезнуть из ее жизни.

[indent]Студия располагалась в неприметном здании на Лиговском проспекте. Устраиваясь, расположение она, конечно, оценила: не каждая организация готова позволить себе аренду помещения в центре города — это подкупало и, справедливости ради, не считая провала в личной жизни, Зара не ошиблась. Организация действительно была неплохой: зарплату платили исправно, студии были оборудованы всем необходимым и выглядели вполне себе уютно. Ей нравилось работать здесь, отбрасывая этическое и моральное.

[indent]Но теперь пришло время прощаться.

[indent]Она тепло улыбается, когда Антон отказывается подождать ее на улице — тем и лучше: «однажды ты снова научишься мне доверять». Вопрос с доверием, действительно, стоял остро. Варгина догадывается, что все вернется на круги своя не скоро: им придется вкладываться в отношения пуще прежнего, но они, уверена она, все преодолеют.

[indent]И ее уверенности хватит на двоих.

[indent]Дергая дверь парадной на себя, она заходит внутрь. Голова кружится: она все еще не может поверить в действительность происходящего. Зара не жалеет, что завязывает с вебкамом: она ведь и раньше задумывалась об этом, но не было весомого двухметрового стимула. Теперь же все меняется, и этим изменениям она рада.

[indent]Петляя по узким коридорам, они заходят в небольшое помещение — ресепшен студии, в котором с трудом помещались три человека. Беря Антона за руку и переплетая пальцы, она поддается вперед и сообщает администратору — Арине — о цели визита, не скрывая широкой улыбки:

[indent]— Привет, Арин, я подписать бумаги на расторжение, — у Арины вместо приветствия округляются глаза. Она не единожды говорила, что Зара одна из стабильных и успешных моделей; видимо, никто не ожидал, что счастье закончится так быстро.

[indent]— Хорошо, сейчас, — Зара по глазам видит, что девушка хочет завалить ее вопросами, но, глядя на блогера за спиной Варгиной, сдерживается, на что модель облегченно выдыхает. Сейчас не самое подходящее время для рассказов о «долго и счастливо», вспоминая слова Антона о хейте в соцсетях за невинный поцелуй в Буше. О воссоединении возлюбленных, — заключает девушка, — аудитории стоит узнать непосредственно из уст блогера, а не какой-то посторонней девушки, которая единожды видела звезду так близко и дышала с ним одним воздухом.

[indent]В тягостном ожидании Зара опускает голову на плечо Антона и обвивает руками торс мужчины, судорожно втягивая носом его аромат — свежий, щиплющий, напоминающий о морозе в солнечный день. Страшно хочется, чтобы все закончилось как можно скорее: без лишних уговоров и слов. Хочется оказаться в уже_их_квартире: влезть в пижаму, укутаться в плед и крепко обнимать его, бесконечно валяясь в постели.

[indent]С тихим скрипом половиц в кабинете директора Зара отлипает от Антона и поправляет волосы, обращая взгляд на распахивающуюся дверь: Арина кивает и оставляет дверь приоткрытой. Ее примут — это к лучшему. Процесс расторжения договора не долгий: у нее лишь спрашивают о причинах отказа продолжения сотрудничества, просят подписать соглашение, приправляя прощание сальными комплиментами.

[indent]— Василий Витальевич, — пытаясь остановить руководителя, резко произносит девушка, — я не вернусь. Спасибо за все.

[indent]Ей не_интересно как он на это отреагирует; да и, откровенно говоря, не так важно, получит ли она расчет за месяц. Ей хочется просто уйти, отрезав все то, что ей мешало быть рядом с любимым человеком. Ставя подписи, она наконец верит, что эта веха в ее жизни закончилась. Забирая свой экземпляр договора, Зара выходит из студии — нет, вылетает пулей, — и не может сдержать радостной улыбки, глядя на Антона.

[indent]— Ну что, под рамку и на стену повесим? — лукаво улыбаясь, она показывает ему бумаги и прикуривает, закрывая слабый огонек зажигалки ладонью, — а теперь поехали наконец домой.

[indent]Дома тепло и уютно. Дома теперь будет он, занимающий собой все свободное пространство в ее мыслях. Пальцами Зара скользит по его ладони и заглядывает в глаза, закусывая губу. Сердце в груди замирает от осознания, что… 

[indent]Все реально.

[indent]Это не сон, не морок. Она в своем уме, трезвой памяти. И может совершенно спокойно — не опасаясь, что он отстранится, — дотрагиваться до него, путаться пальцами в золотистых кудрях, целовать, [как в последний раз, теряя голову]. Оказываясь в объятиях, она не может совладать с собой — поддается навстречу его губам и мягко целует, вставая на мыски. Дыхание сбивается от захлестнувших эмоций одномоментно, давая ей понять простую истину — она счастлива.

[indent]Путь до квартиры Зара толком и не помнит — приходит в себя, когда проворачивает ключ в замочной скважине и заходит в узкий коридор, передавая ключи Антону.

[indent]— Закрой на нижний замок, пожалуйста, чаю будешь? — сбрасывая кроссовки в угол прихожей, Варгина проходит сквозь арку и гостиную, совмещенную со спальней, и закрывает окно, ежась от холода, — ты же одним днем приехал, да? Ну, в смысле, планировал… и без ручной клади?

+2


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » твои слезы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно