In the Dark
Что же делал охотник в землях Мондштадта? Пришел за Фатуи? Может ошибкой было считать, что этот агент пришел шпионить на винокурню? Как будто поняв, что сейчас станет объектом разговора, Фатуи застонал, оседая на землю. Удар копьем был мощным и выверенным. Даже если агент, пользуясь тенями, сейчас попытается улизнуть, далеко он не уйдет. Так что Дилюк даже через мазку представлял выражение лица Фатуи, готового к пыткам.
Murdoc х Hel
Не ее профиль, не ее претендент. Он скорее пошел бы на корм Нидхёггу, да поди и притащи самоубийцы в Нифльхейм... Древний дракон был бы лучшим утилизатором подобного рода тел. Получше всякого крематория. Женщина склонилась над мертвецом, вдохнула тонкий аромат мертвечины, что был недоступен человеческому обонянию, и удивленно приподняла бровь. Отчет она читала, и там было написано, что ее клиент – самоубийца. Патологоанатом, проводивший вскрытие, то ли ошибся, то ли наврал в отчете специально. Хтоническое чудовище хмурится, отшатываясь от тела. Хотя, какое ей дело? Стриги ногти покойникам, готовь материал для Нигльфара и не задавай лишних вопросов. – Кому-то Вы помешал, – задумчиво тянет слова Хель, – мистер Вульф.
Maxwell Trevelyan writes...
Страх – это слабость, а слабость — недопустимая роскошь. Особенно для того, кто не может позволить себе быть слабым. В Круге учили, что демоны опасаются сильных, что им легче увлечь того, кто пал духом, кто истощен суевериями; Старшие маги шептали, что слабость притягивает храмовников… стервятников, ждущих любого промаха, чтобы уничтожить, сломить окончательно. Страха нет в настоящем, он – в прошлом, там где снег окрашивается зеленым сиянием, где чужая рука безвольно лежит вдоль тела, где дыхание слабое и прерывистое, там где сердце готово застыть от тянущей странной боли внутри. Ему снова подливают эль. Не получилось.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » От прошлого не убежать


От прошлого не убежать

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Nicolette Nevin

Conrad Hawkins

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3479/86336.gif

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3479/519114.gif

+1

2

Рано или поздно, твой привычный мир разбивается на миллионы кусочков. Вдребезги. И всё, что до этого казалось бесконечно важным, становится бессмысленным и ничтожным. Вера в себя иссякает, руки опускаются и, кажется, что то, что ты делаешь - циклично. Спасая жизни людей, ты не думаешь о том, сколько из них умрёт, так и не доехав до операционной. Трудно сказать, как выстроена работа в других клиниках, но Честейн - всегда был за качество. Точнее сказать, большинство её сотрудников всегда думали о пациентах, нежели о сумме, что падала в карман с каждой страховой несчастного, поступающего в приёмное отделение. Ник работала в Честейн уже достаточно долгое время, чтобы  понять, кто здесь и что из себя представляет. И на данный момент, единственный человек, которому она доверила бы своих близких, без каких-либо сомнений, был Конрад Хокинс.  Не потому что в Честейн больше не было хороших специалистов. Нет. Просто он был лучшим в своём деле, пусть и его способы, очень часто вызывали больше вопросов, но они стоили того.
Но иногда, даже у такого талантливого ординатора, как Хокинс, всё идёт не так гладко, как ему бы хотелось. Когда сердце мистера Одли остановилось, Конрад до последнего пытался его реанимировать. С момента, когда приборы зафиксировали асистолию прошло около сорока минут. Медсёстры оказывающие помощь Хокинсу сделав шаг назад, лишь наблюдали за тем, как он продолжал попытки реанимировать Одли. Обо всём этом, в подробностях Ник узнала от своей коллеги и подруги Джессики, после того, как вернулась на пост. Сегодня был тот самый день, когда наплыв пациентов зашкаливал и Невин, к своему сожалению, оказалась в тот критический для Конрада момент, не рядом с ним. Вместо неё Хокинсу помогала Мур.
- Как думаешь, с ним всё в порядке?- интересуется медсестра, опираясь на стойку рядом с Ник, шумно выдыхая.- После случившегося, он ещё долго не выходил из палаты. - Невин не успевает ответить подруге, потому что в приёмную вылетает Конрад, переодетый в гражданскую одежду. За ним буквально бежит Ирвинд, пытаясь что-то кричать в догонку, но Хокинс не то, чтобы не слышит его, он даже не пытается участвовать в этом разговоре.
- Конрад, да подожди ты, послушай,- Ник приходится буквально перехватить Фельдмана на полпути, ухватывая его за руку.
- Дай ему уйти!- без сомнений произносит Невин, ловя на себе недоумевающие взгляды коллег.- Послушайте, ему не нужна наша жалость. Неужели, непонятно? Ему нужно время! Осознать произошедшее!- проводив Конрада взглядом, Ник стаскивает со стойки очередную папку с результатами анализов.- Пора вернуться к работе!- Невин знала, что вернётся к этой истории и обязательно поговорит с Хокинсом, но не здесь и не сейчас.
Наш мир неидеален и это нужно принять, но куда проще рассуждать об этом, когда твой пациент ожидает выписки домой, а не оказывается в чёрном мешке, пока его тело не вскроют, да бы убедиться в том, что не было никакой врачебной ошибки. Каждая потеря вынуждает захлебываться в собственной крови, в ощущениях ничтожности, потому что ты ничего не смог сделать. Ты! Не просто прохожий! Ты - его доктор! Тот на кого рассчитывал не только пациент, но и я вся его семья.
Когда этот длинный, тяжёлый день наконец-то подошёл к концу, Ник приехала не к дверям собственной квартиры, а к адресу, который ей пришлось стащить из личной карточки Хокинса. Не смотря на то, что работают они вместе уже не первый месяц, вот так без зазрения совести на порог его квартиры - она приезжает впервые. Периодически, они позволяли себе где-то встретиться за пределами Честейн, но как правило ограничивались ближайшими барами. Вбежав по лестнице, Ник замерла напротив двери Хокинса, не решаясь постучать. Будь на его месте кто-то другой, она обязательно поддержала бы, но ограничилась бы разговором в пределах больницы. Но всё, что касалось Конрада, рушило все те границы, что Ник привыкла тщательно выстраивать между собой и другими людьми. Главное правило: не привыкать и не подпускать близко к себе. С ним всё иначе.. но пока Невин даже самой себе не могла объяснить, что между ними происходит. Просто ей хотелось быть рядом с ним не только в моменты радости, но и в моменты слабости и отчаяния. Как сейчас. Шумно выдохнув, Ник наконец-то несколько раз касается поверхности двери костяшками. Тишина. И если бы она его не знала, то уже давно бы ушла, но упрямству Невин можно было позавидовать.
- Конрад - это Ник,- сейчас Ник не волновало, что своим криком она может разбудить всех его соседей. Плевать!- Открой! Я знаю, что ты дома! Я никуда не уйду, как бы ты не пытался сейчас от меня избавиться! У меня есть пиво, твоё любимое! Ну же, Хокинс, не вынуждай девушку ждать!

Отредактировано Nicolette Nevin (Пн, 13 Июн 2022 21:23:26)

+1

3

Все произошло в какое-то неуловимое  мгновение: вот только что его окружали белые стены палаты, вокруг суетились медсестры, стараясь как можно быстрее среагировать на просьбу врачей, верещал сердечный монитор, сообщая, что их время на исходе, а потом все вдруг исчезло – Конрад больше не видел людей, не слышал привычных теперь уже больничных звуков. Вокруг был Афганистан. Нестерпимая жара в спасающей от вездесущей пыли и жестоких лучей солнца палатке, раскаленный воздух, обжигающий легкие при каждом новом вдохе, струящийся по лицу и шее пот. И кровь. На руках, на одежде, на полу. Все перед глазами раскрашено в багровые тона. Стараешься не обращать внимания на крики, на шум далеких и близких взрывов – для тебя есть только человек на столе, которого ты обязан вытащить любой ценой, и пусть хоть весь мир вокруг рушится.
- Хоукинс, хватит! – голос Белла все-таки заставляет его обернуться, непонимающим взглядом окинуть все те же белые стены, людей в медицинской форме, их растерянные лица. Конечно, кроме Белла, у того лицо при одном только взгляде на Конрада всегда становилось недовольным. Нет ни взрывов, ни песка, ни брезента вокруг. Здесь все иначе. Только вот кровь на любом фоне смотрится одинаково.
Он делает шаг назад, с трудом расцепляя пальцы задеревеневших от напряжения ладоней. Руки дрожат – непрямой массаж требует серьезных физических усилий, и столько не продержаться, если не шибанет как следует адреналином. Усталость дает о себе знать: тяжелым дыханием, болью в мышцах, дерущей горло жаждой - дважды ему приходится откашляться, чтобы выдавить из себя голос и назвать время смерти, нарушив все еще сохранявшуюся тишину.
Хоть мираж и рассеялся, окончательно прийти в себя Конраду так не удалось. На автомате он добрался до туалета и несколько минут под струей воды оттирал запекшуюся на руках чужую кровь. Потом вдруг оказался в раздевалке, где избавился от покрытой пятнами формы. До окончания смены оставался еще час или два, нужно было вернуться к работе, но никакое усилие воли не помогло ему перебороть свой страх. Страх, нахлынувший от внезапного воспоминания, и тот, что добавился после – от осознания полной потери контроля над своими действиями. Страх и злость на самого себя. Он отключился, выпал из реальности и пусть никому не навредил, кто даст гарантию, что это не повторится, но уже с серьезными последствиями для пациента?
Нет, на сегодня он закончил, и плевать, как это воспримут в руководстве. В одном Конрад определенно не собирался изменять себе: пациенты должны быть на первом месте, и если сегодня он представляет для них угрозу, то просто обязан самоустраниться и разобраться со своими проблемами.
Мужчина шарахнул дверью шкафчика так, словно в пустой раздевалке было кому оценить его гневный жест. Да и злиться-то на кого, виноватых здесь не было, точно не среди персонала приемного отделения. Выводила из себя сама ситуация, и эмоции искали выход, неважно, насколько это было оправдано.
Через холл отделения Хоукинс старался идти как можно быстрее, чтобы не нацеплять на себя толпу сочувствующих или старшего ординатора, который явно не будет рад, что один из подчиненных сбегает из больницы посреди смены, а Конрад не был сейчас уверен, сможет ли адекватно отреагировать на вполне, если подумать, разумную претензию. К счастью, увязался следом только Ирвинг, наверняка не из желания отчитать друга, и его мужчина просто проигнорировал – лучше уж извинится потом, чем нагрубит сейчас.
Дай ему уйти!
Умница, Ник, всегда знает, как поступить правильно, без слов понимает. Конрад всегда радовался, когда расписание у них совпадало – девушка не читала ему нотаций, чувствовала пациентов и выкладывалась на полную. Он совсем недолго проработал в городской больнице, но уже мог судить, что такое сочетание сродни чуду.
Так и уходит, не проронив ни одного слова и оставив за спиной бурное обсуждение. Правильнее было бы вызвать такси, не вылезать на дорогу в таком состоянии. Велосипед не машина, и все равно можно и аварию запросто устроить, и самому шею свернуть, стоит чуть отвлечься, однако, он все равно предпочел два колеса четырем, да и провериться ему сейчас не помешало.
И вроде бы даже помогло: позитивный вечер, приятный ветерок, снующие по тротуарам люди – полно сюжетов, чтобы занять мысли, пока торчишь на светофоре. Домой мужчина вернулся в настроении почти благодушном, пристроил велосипед у стены, глянул на висевшее здесь же небольшое зеркало и замер. Медленно коснулся пальцами кровавой полосы на шее, отпечатка событий часовой давности -  и в голове снова что-то замкнуло. Мужчина развернулся, сделал несколько быстрых шагов по комнате и вцепился рукой в спинку стула – через мгновение тот с грохотом полетел на пол. За ним со стола слетела оставшаяся от поспешно утреннего завтрака посуда: тарелка распалась на части красивым пазлом, а чашка разлетелась на гнутые зубастые осколки. Ему даже понравилось, наконец-то ярость можно было выплеснуть, пусть и таким варварском способом. Впрочем, только такие в этом случае и подходили. На пол полетел торшер, книги с ближайшей полки, еще один стул. Если соседи забеспокоятся, придется еще и с полицией объясняться.
Конрад обнаружил себя сидящим на диване в полной тишине и темноте, когда в дверь постучали. Вопреки ожиданиям, вовсе не полиция и даже не разгневанные соседи. Он не шелохнулся, лишь едва различимым шепотом несколько раз пробормотал себе под нос: «уходи, уходи, уходи». Никто не должен был его сейчас видеть посреди созданного им хаоса, взмокшего, наверняка со взглядом безумца. Только молчание Хоукинса девушку не остановило, а ее аргумент заставил улыбнуться и все-таки подняться на ноги.
- Знаешь, спасибо тебе, но сегодня не лучший день… - врач не закончил. По виду Ник было очевидно, что она, во-первых, никуда не уйдет, во-вторых, и дверь вынесет, если ее не впустят добровольно. И потому отходит, щелчком выключателя включая верхний свет и предупреждая: - Осторожно, здесь не очень безопасно ходить. Ну, не смотри на меня так, обычный холостяцкий бардак.
И посреди всего этого хаоса ему почему-то все равно хочется улыбнуться.

Отредактировано Conrad Hawkins (Ср, 1 Июн 2022 20:33:24)

+1

4

«Конрад Хокинс - тот, кто затягивает болты» - именно так говорила Невин, когда новоприбывшие ординаторы просили её описать доктора Хокинса. Он был не таким, как все остальные штамповые сотрудники Честейна. Ломал стереотипы, чужие мышления и шёл наперекор правилам, которые создавало руководство, из-за чего у него часто были проблемы. Но Конрад был квалифицированным специалистом, лучшим в этом городе и оспорить это не смог бы никто. Каждый второй поступивший сюда пациент, встречавшийся раньше с Хокинсом требовал, чтобы его лечением занимался именно он. И ни одному из них Конрад не отказал, разрываясь, оставаясь на сутки на дежурства , Хокинс пытался помочь каждому. Именно этот фактор не раз спасал его от увольнения.
В мире нет ничего идеального и если Вы встретите в своей жизни хотя бы одного человека, который скажет, что в своей профессии не допускал ошибок, смело плюйте ему в лицо. Ведь красивая картинка - это не больше, чем иллюзия, приправленная красивыми специями в виде «слов». Все мы ошибаемся, оступаемся, но только тот факт, как мы это переживаем говорит о том, кем мы являемся на самом деле. Чаще всего принять свои ошибки крайне сложно, рассказать об этом другим в разы тяжелее. Но Ник по собственному опыту знала, что нет ничего хуже одиночества, которое съедает тебя изнутри. Разрушая. Стоит остаться в кромешной тишине и вот произошедшее уже удваивает свои масштабы, прибавляя значимости случившемуся. Вот только было во всём этом, одно существенное «НО», Невин уже видела Конрада в те моменты, когда умирали действительно значимые для него пациенты. Безусловно, каждый поступивший в приёмное отделение человек важен, но даже их можно разделить на подкатегории: первая - это те, кого ты видишь в первый и последний раз, вторая - те, которые периодически поступают сюда, и третья - те, кто практически не выбираются из этих стен. С последними, дела обстоят куда сложнее. Ты привыкаешь к ним, они делятся с тобой своей жизнью, знакомят с близкими, и потерять такого пациента, словно лишится близкого друга.
В случае с Одли всё было слишком спорно. Он пробыл в больнице Честейн всего лишь два дня, и его анализы вызывали много противоречий уже в первый день. Одли был обречён, и всё, что мог сделать Конрад - это продлить дни его существования. Его реакция на смерть пациента была неоднозначной, поэтому Ник точно знала, что за всем этим крылось нечто большее.
Замерев напротив двери, Невин чуть подаётся вперёд, прислушиваясь к шороху в квартире, но слышит лишь скрип, раздавшийся позади неё.  Натянув дежурную улыбку, которую Ник часто использовала с «любимыми пациентами» в Честейн, блондинка медленно оборачивается, замечая в проёме женщину лет семидесяти. В отличие от девушки, она даже не пытается улыбаться и одаривает её недовольным взглядом, осматривая с ног до головы. Её не смущает тот факт, что Невин заметила её и она не спешит скрыться за дверями, словно, ей уже самой стало любопытно, откроют ли Ник дверь и когда замок наконец-то щёлкает, Невин откровенно выдыхает.
- Знаешь, спасибо тебе, но сегодня не лучший день… - нахмурившись, блондинка лишь качает головой, приподнимая упаковку в которой красовались четыре бутылки его любимого пива.
- То есть ты хочешь сказать, что я зря тащилась к тебе через весь город? После сумасшедшей рабочей смены?- и нет, она не пытается вызвать у него жалость. Ник лишь даёт понять Хокинсу, что ему так просто от неё не избавиться.- Кажется, я не очень понравилась твоей соседке. Признайся, ты тот самый любимый сосед, который периодически ей с чем-нибудь помогает? Она уже сосватала тебе свою внучку и поэтому заочно ненавидит меня?- сквозь смешок произносит Невин, переступая порог квартиры, прикрывая за собой дверь. Конрад щёлкнув выключателем зажигает свет и всё, что может произнести в эту секунду Ник - это лишь громкий вздох. «Холостяцким бардаком» в этих стенах можно было назвать только разбросанные по дому носки, на этом ВСЁ! Разбитый стеклянный столик, посуда, торшер, заполонили собой всё пространство. Каждый шаг  Невин сопровождался тихим хрустом осколков под её ногами. Здесь словно цунами снесло всё на своём пути, вот только имя тому было Конрад Хокинс. Трудно сопоставить в голове, что всё это мог сделать - этот улыбчивый парень, стоявший сейчас напротив неё.- И часто ты так развлекаешься?- отодвинув в сторону остатки торшера, девушка медленно опустилась на диван, поставив рядом с собой пиво.- Ты чуть не лишил меня наших привычных посиделок после смены. Сперва я хотела поехать домой,- конечно она врёт, потому что не хочет делать акцент на том, что случилось несколькими часами ранее. Но точно знает, что Хокинс и без слов всё поймёт.- Но подумав решила, что так просто ты не отделаешься.- улыбнувшись, Ник достаётся из упаковки одну из бутылок, протягивая её Конраду. Она не собирается его осуждать за тот хаос, что сейчас царит в его доме, в каком-то смысле, Ник даже завидует тому, как Хокинс умеет выплёскивать свои эмоции, в отличие от неё. Ей куда проще закрыться в себе, упасть на кровать и провести несколько дней глядя в потолок. Херовая привычка, потому что легче от неё не становится.
Сделав глоток, она откидывается на спинку дивана и переводит взгляд на Конрада, в глазах которого нет привычных смешинок. Он улыбается, искренне, но взгляд пустой, отсутствующий.
- Пока тебя не было, к нам заскочил один твой старый друг,- приподнявшись на несколько секунд, Невин, достаёт из кармана джинс, сложенный в несколько раз листок.- Он просил тебе передать небольшой привет.- протянув его Конраду, она на секунду замолкает, позволяя Хокинсу самостоятельно его развернуть. На белом слегка помятом листке А4 изображён маленький мальчик, который держит за руку кого-то очень смутно напоминающего доктора Хокинса. Его волосы больше напоминают ёжик, а ноги палочки, но стетоскоп на шее, совершенно точно говорит о том, что это Конрад.- Джаспер приходил вместе с Зои,- чета Баннет была одной из подкатегорий списка, с которыми проводишь много времени и которые становятся кем-то большим, чем просто пациентами. И да бы пресечь лишнее волнения Хокинса, ведь Джаспер поступил с Честейн с серьёзным диагнозом - лейкемия, спасти жизнь которого удалось лишь пересадкой костного мозга, Ник тут же поясняет.- Они просто зашли, так как хотели увидеть тебя. Джаспер чувствует себя просто прекрасно и поводов для волнения нет. Мне просто показалось, что это будет очень кстати сегодня. - уверенно добавляет Невин, не отрывая взгляда от Конрада. Иногда она мечтала научиться читать его мысли, чтобы понять, что он действительно чувствует.- Не хочешь поговорить о том, что произошло сегодня?

+1


Вы здесь » CROSSFEELING » PAPER TOWNS » От прошлого не убежать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно