Let the monsters see you smile
Он не слышит, как мечутся и ругаются чужие мысли-галки, как Хао осторожно пробует на вкус его предложения, не видит, как слетают с брата последние маски, какой он сейчас настоящий. Честно — ему и не надо. Он сердцем чувствует пульсацию чужой жизни, волнение чужих решений, вибрацию перепутья, и это все просто завораживает. Хао вдыхает, будто за воздух цепляется: Йо видно, как вздрагивает узкая грудь, как качаются складки одеяния. Заявляет, что его больше нет, и это, конечно, ложь или заблуждение, какой-то маневр или иллюзия. Хао здесь, им напоено все вокруг, теперь всегда будет, — на удивление прекрасное, хоть и колючее чувство. Йо давит смешок и снова оказывается у подножия, словно и не было этого всепожирающего любопытства, словно не звенело между ними небо как натянутая струна, и только потом уже рассыпает приглушенное «Ехехе» по этой странной отзывчивой обители.
Ahsoka Tano as Angel & Handsome Jack
Ангел скептично поджала губы. Бандит приценивался к одному из рабочих компьютеров с видом туриста среднего достатка, случайно забредшего в магазинчик дорогущих вин, где ему суждено только глазеть, прикидываясь знатоком, и тут же смыться, как только на горизонте появится продавец. Корпус девайса выглядел более-менее целым, но его микросхемы при легком прикосновении ее фазового перехода признаков жизни не подали. Что-то в нем уже давно и безнадежно перегорело.
Alicent Hightower writes...
Путь был долгим и сложным. Страна, раздираемая войной, совсем не походила на тот край, который она посещала вместе с покойным королем Визерисом. Ее карета была окружена сотней солдат, а не целой армией, как это было в королевских путешествиях. Но все же приняли их в Просторе тепло, выделив приемлемые для королевской особы покои. Хозяйка замка будто осознанно пыталась не попадаться на глаза, но королева-мать прибыла сюда не ради цветущих садов или засахаренных фруктов. Приняв ванну и переодевшись, она захотела отужинать и непременно в обществе леди Мины. Отчасти ради разговора. Отчасти из страха, что если она останется одна еще хоть минуту, то точно сойдет с ума.

CROSSFEELING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » what if...?


what if...?

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

what if...

http://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3511/518266.gif  http://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3511/474926.gif
Loki х Ava
Мидгард, средние века

У Эйвы новая наркотическая страсть, а у Локи очередное интересное знакомство с намеком на продолжение

я вижу глаза, в них ночь притаилась, сто жизней назад ты мне уже снилась

+1

2

Как они могли так с ней поступить? Бросили как надоевшую блохастую шавку.
Внутри Эйвы кипят злоба и негодование. Раны, нанесённые предательством Евы и Адама, слишком свежи и саднят всякий раз, стоит только вспомнить о них или же пройтись по улочке, где когда-то они шли рука об руку. Даже прикосновение к черному полотну костюма способно вызвать боль: оба Древних вампира ассоциировались у мадемуазель де Виллер именно с этим цветом. Ева была в чёрном, когда они познакомились, Адам в принципе предпочитал тёмные тона и никогда им не изменял. Надо ли говорить, что с некоторых пор Эйва чуть ли не ненавидела чёрный цвет?
Вот и теперь, завидев мужчину в тёмных одеяниях, вампирша почувствовала раздражение. Бедолага! Накинь он на себя что-нибудь другого оттенка, возможно, остался бы жив, но увы, участь его была предрешена. Эйва не спешит наброситься на свою жертву, знает, что в любом случае нагонит, поэтому приближается к нему вальяжной походкой, кокетливо придерживая рукой полы длинного платья, подол которого успел изрядно запылиться. Прежде этот факт мог бы смутить требовательную и придирчивую графиню, но с тех пор, как слуги стали для неё непозволительной роскошью, госпожа де Виллер снизила планку и научилась довольствоваться меньшим, чему немало поспособствовали годы, проведённые бок о бок с непритязательными Адамом и Евой.
- Месье, - с очаровательной улыбкой обращается она к незнакомцу, - не подскажете, как лучше пройти к Нотр-Даму?
Мужчина одаривает её хмурым взглядом исподлобья. Наверняка, последние пару часов он провёл в одном из захудалых трактиров, столь популярных у челяди, заливая свою горькую судьбу дешёвым пойлом. Эйва едва заметно морщится: кровь пьяниц на вкус далеко не самая приятная.
- Туда, - грязным пальцем в отросшим обломанным ногтем указывает он в сторону и вдруг похабно ухмыляется. - А вы, барышня, одна, значит, прогуливаетесь? Могу составить компанию, - шумно икнув, подмигивает мужчина, делая шаг навстречу.
Любая другая девушка, обладающая хотя бы мало-мальским инстинктом самосохранения, уже бы голосила на всю округу, сверкая пятками прочь от опасного простолюдина. Но Эйва никогда не была из робкого десятка, а уж после прикосновения к вечности со всеми ее недостатками и преимуществами и вовсе избавилась от ненужного страха и робости. Она по-прежнему оставалась хрупкой и беззащитной внешне, но за этой маской таился опасный хищник, способный и, главное, готовый лишить жизни своего противника. Беда большинства в том, что обладая возможностями, они не используют их, прикрываясь нормами нравственности и уже давно прохудившейся моралью. И порой это трепетное отношение к правилам приличия мешает им драться за жизнь и, в конечном итоге, заканчивается плачевно для них самих же.
Эйва с напускным испугом терпеливо ждёт, пока мужчина окажется на расстоянии вытянутой руки. Стоит с видом овечки, оцепеневшей при виде большого серого волка. Однако стоит противнику уверовать в свою победу, как расклад меняется: алые губы расплываются в безжалостной уничижительной ухмылке, обнажая острые клыки.
- Сюрприз, - нараспев произносит вампирша, прежде чем сомкнуть челюсти на горле опешившего от представшей перед ним картины пьяницы.

Отредактировано Ava (Вт, 22 Ноя 2022 21:46:27)

+2

3

Когда Локи скучно, от этого страдают все Девять миров. ну так, по крайней мере говорят. Злые языки, не иначе. Ведь трикстера считают источником всевозможных проблем, которые словно из рога изобилия валятся на головы несчастных асов, йотунов, великанов, цвергов и всех остальных народностей, эти самые Девять миров населяющие. Рыжеволосый бог уже на самом деле давно привык к тем, что в адрес его незабываемой персоны ходят множество самых разнообразных слухов, большинство из которых не самые хорошие и положительные. Впрочем, ему все равно, и на глупые россказни трикстер старался не обращать внимания. Так проще жить.
Впрочем, он никогда не расстраивался и не обижался. Чего толку дуться на тех, у кого мозгов в голове как в маленьком лесном орешке. Вот только за все свои проступки двуликий платил исключительно собственной кровью, с помощью которой он не только побратался с Одином, хотя чем дальше, тем больше он жалел об этом поступке, однако не об этом сейчас. Сделанного в любом случае не вернуть, а даже у данного решения были свои неоспоримые плюсы. Которые трикстер держал в секрете, эти тайны не были предназначены для чужих ушей. У бога обмана не было друзей, ну или по крайней мере рядом не наблюдалось тех, кого он мог бы считать другом. Если уж даже побратим совершал такие поступки, которые братскими назвать уж точно нельзя.
А сейчас Асгард ему осточертел до смерти, видеть недовольные лица Фригг, которая была опечалена очередным прогнозом о будущем, о котором верховная богиня конечно же никому не расскажет, или той же Фрейи, от которой досталось даже ее горячо любимым кошкам (наверняка очередной ухажер привел в ярость), ему надоело. Посему никого не предупредив и не уведомив (меньше знают, крепче спят), рыжий бог прогулочным шагом покинул чертоги Одина и направился к Радужному мосту под названием Биврёст. Это волшебное сооружение могло доставить путешествующего по его желанию в любую точку любого из Девяти миров.
Переглянувшись со стражем моста - всевидящим Хеймдаллем, трикстер ехидно хмыкнул и возжелал очутиться в Мидгарде. Вместе с Одином они неоднократно посещали мир людей, который даже для богов был преисполнен различными чудесами, а учитывая, что Локи путешествовал довольно часто и без участия Всеотца, то умудрился попасть в самые разные страны, населенные различными созданиями, в том числе на людей совершенно не похожими. Вот и сейчас, он даже не подозревал, с кем ему доведется столкнуться, ведь еще ни разу в своей долгой жизни трикстер не встречал вампиров. Однако все случается в первый раз...
- Интересненько, куда на этот раз меня занесла нелегкая, - оказавшись в городе под названием Париж, Локи с интересом разглядывал людей. То, как они вели себя, как были одеты, пытался понять, что им нравится, чем они могут быть расстроены или опечалены. Нравы французов - так называлась эта народность, кардинально отличались от обычаев викингов. Довольно-таки многим. Однако в распоряжении рыжего была магия, огненная стихия - его надежная защита, а также возможность принимать облик абсолютно любого существа по своему желанию, не особо заморачиваясь.
- Всеотец, пожалуй, пусть решает проблемы женщин своего окружения. Может выберет, какие же тряпки в этот раз будут к лицу Фрейи. А мне в одиночестве лучше и... - но тут его внимание привлекла пара, которую таковой и назвать было странно. Локи и сам не знал, но почему-то заинтересовался ими, поэтому, не особо привлекая внимания, он медленно последовал за ними. Однако, узрев у прелестной дамы довольно-таки острые клыки, которые она, недолго думая, вонзила в шею мужчины, начиная жадно пить кровь, шумно сглотнул и сделал пару шагов назад. Как всегда нарвался на неприятности... Она - монстр? Перевертыш? Под каблук трикстера попал небольшой камушек, который тут же рассыпался в пыль, когда тот наступил на него. Это было слишком шумно...

+2

4

Кровь живительной влагой растекается по гортани: густая, солоноватая на вкус, с нотками дешёвого пойла и всё же такая прекрасная. На мгновение Эйва даже зажмуривается от удовольствия. Уж чем-чем, а едой и напитками она умела наслаждаться еще со времен своей бытности человеком, смаковала, тщательно пережёвывая и восторгаясь консистенцией изысканных блюд, подаваемых к столу французской аристократии. Теперь, конечно, разнообразие её трапез заметно ухудшилось, но даже в крови очередной жертвы при желании можно было найти свои особенности.
В переулке темно, тихо и оттого хруст камушка под чьим-то каблуком слышен особенно отчетливо. Не открываясь от горла жертвы, вампирша поднимает глаза и недовольно смотрит вперед, туда, где в замешательстве замер высокий силуэт. Мужской, судя по ширине плеч.
Не то чтобы она всё ещё была голодна, но оставлять его в живых было крайне опасно. Что Эйва однозначно усвоила из уроков Адама и Евы, так это то, что свидетелей нельзя оставлять ни в коем случае. Существование вампиров было тайной, которая и должна была остаться таковой. Эйва прекрасно помнила, что случилось в тот единственный раз, когда она опрометчиво отпустила жертву. Слухи о кровопийцах распространились по городу в мгновение ока, на них открыли самую настоящую охоту. Вооруженные осиновыми кольями, топорами и факелами люди, дождавшись полудня, начали обход домов в округе и, если им не открывали и не соглашались выйти с ними на улицу с непокрытой головой и оголёнными по локоть руками, грозились сжечь всё дотла. Страх обуял жителей, застив глаза и заглушив глас разума. В тот раз им чудом удалось ускользнуть, ибо тела их под лучами солнца мигом покрылись бы волдырями, изобличив нечеловеческую природу, а это повлекло бы неминуемую и скоропостижную расправу. Вампиры, конечно, бессмертны, но восстать из пепла подобно Фениксу им всё же не под силу.
Медлить нельзя. С пренебрежением отшвырнув от пьянчужку, Эйва устремляется к новой цели. В тусклом свете зарождающегося месяца её обнаженные клыки, на которых еще не обсохли капли крови предыдущей жертвы, угрожающе поблескивают, обещая мужчине, столь невовремя оказавшемуся не в том месте, много неприятностей.
Странно, но он даже не пытается сбежать. То ли не осознал, что за картина развернулась перед ним, то ли оцепенел оттого, что ночные кошмары и сказки, которыми чопорные матроны пугают молодых девиц, дабы те не лишились чести раньше подобающего времени, реальны.
Тело несчастного впечатывается в ближайшую каменную стену одного из домов, из окна которого сверху свисает свежевыстиранное добродетельной хозяйкой белье. Клыки вампирши впиваются в горло, с лёгкостью пропарывая кожу и сокрытую под ней аорту. Всё так же как было за несколько минут до этого: одна рука придерживает затылок, наклоняя голову мужчины в нужную сторону, другая цепко держит его левое предплечье, фиксируя и не давая упасть. Все жесты вампирши отточены до мелочей, механические как работа водяной мельницы, когда вода, попадая на лопасти, заставляет вращаться колесо, которое, в свою очередь, приводит в движение жернова.
Всё так же. Вроде бы. Кровь незнакомца непохожа на то, что доводилось пробовать раньше. Она дурманит, сводит с ума, не насыщает, но заставляет жаждать большего. И вампирша сильнее вгрызается в шею, лаская влажными губами белую кожу, желая получить ещё.
Мысли замедляют свой ход, голова приятно кружится, а ноги подрагивают. И теперь уже ей приходится цепляться за мужчину, чтобы не упасть.

+1

5

Разве мог он обойтись без приключений? Конечно же нет. Но вот только эти самые приключения самыми разнообразными были, порой хорошими, порой не очень. Как сейчас. Бежать, наверняка, было бы очень глупо, поскольку Локи, пусть не сталкиваясь никогда напрямую с вампирами, прекрасно осознавал, что убегая от хищника (а именно такой сейчас ему виделась та, кто только что в буквальном смысле слова загрызла человека подобно дикому зверю), он становится абсолютной жертвой, а быть таковой ему совершенно не хотелось.
Посему он успел только лишь сделать несколько шагов назад, втайне лелея тайную надежду на то, что клыкастая дева насытилась, ан нет, на этот раз, по всей видимости, норны ему не благоволили, отвернулись, не следили за своим "любимчиком", вознамерившись предоставить ему возможность разбираться со своими проблемами самостоятельно. И ведь рассчитывать ни на чью помощь нереально, чудовища никогда не выходят на свет, предпочитая оставаться во мгле или в тени переулков. Так случилось и сейчас...
- Проклятье! - только и успел выдохнуть рыжеволосый бог, как буквально через мгновение светловолосая девушка оказалась возле него, буквально отрезая всяческие пути к отступлению и не давая возможности для маневра, чтобы вступить в бой самому, так что защититься никак Локи попросту не успел. И промедление оказалось для него чревато, в одну секунду он ощутил довольно неприятное соприкосновение спиной со стеной (сколько же силищи было в этом хрупком с виду существе!), а зубы моментально сомкнулись на шее, точно также, как и у того несчастного, что распластался на земле, лежа ничком и не подавая никаких признаков жизни.
Она впрыскивает какую-то отраву в меня...я чувствую что-то неясное в ее ауре, что туманит сознание. Но оставаться безвольной тряпичной куклой я не собираюсь, не на того напала, дорогая!
Перед глазами помутнело слегка пространство, однако полу-йотун обладал нечеловеческими способностями и не был подвержен воздействию каких-либо ядов, посему стать вампиром ему было не суждено. Но покамест он этого не знал, потому что не каждый день встречался лицом к лицу с кровососами. Несколько раз моргнул, зажмурился как можно крепче, чтобы сфокусировать взгляд на чем-то одном, к примеру на небольшом цветочном горшке, видневшемся в окне напротив, трикстер сконцентрировал энергию в центре ладони и одним мощным магическим всплеском в буквальном смысле отодрал от себя вампиршу.
Отчего та с не меньшей силой повстречалась с противоположной стеной, оставив на ней небольшую вмятину. Надо было заканчивать с этим и как можно скорее. Рука дернулась на какое-то мгновение, отрава моментально смешалась с кровью, продолжив распространяться по венам, отчего ощущения у многоликого были не из приятных. Свободной рукой Локи зажал кровоточащую рану на шее, понимая, что скоро регенерация сделает свое дело, и он сможет сражаться в полную силу. Однако, учитывая, что существо напротив явно обладает сверхъестественной силой, то вкусить магию ему придется явно не по вкусу. По лицу рыжего расплылась полу-безумная улыбка.
- Ведьмой тебя назвать нельзя, однако я более, чем уверен в том, что полыхать заживо ты будешь не менее красиво, и кричать также громко, как кричат они, - по кончикам пальцев пробежали золотистые искорки, Локи начертил в воздухе известный ему знак, а именно начертал одну из древних рун, образовывая тем самым огненное кольцо вокруг вампирши, пробиться сквозь которого означало верную смерть.
Ну что же, наверняка ей будет что сказать перед смертью, поскольку медленно, но верно кольцо стало сжиматься вокруг светловолосой и того и гляди одежда на ней зайдется яркими всполохами. Трикстер улыбался как шальной, со стороны могло показаться, что он сошел с ума, однако магию он контролировал и ни на йоту не сомневался в том, что теперь-то они поменялись местами. Отпустит ли он вампиршу? Маловероятно...хотя кто знает, никто не ведает, чего можно ожидать от бога тысячи обличий. - Покаяться может хочешь? Жалко будет изуродовать такое милое личико ожогами, однако ты первая напала на меня. Тик-так, а время твоей жизни подходит к концу...бесславному, надо сказать, - облизывает пересохшие губы, а те самые огненные всполохи отражаются в золотистых глазах божества.

+1

6

Господи, до чего же он восхитителен! Эйва даже причмокивает от удовольствия. Ну надо же, как ей повезло! Такой приятный десерт после отвратительно приготовленного основного блюда. Если бы  её каждый раз угощали подобным, она была бы счастливейший из вампирш.
Она на мгновение позволяет себе оторваться от горла рыжеволосого мужчины, чтобы перевести дух и хоть немного прийти в себя от дурмана его крови, повергающего её в состоянии ни с чем не сравнимой эйфории. Этой секунды оказывается достаточно, чтобы ее жертва сориентировалась в ситуации, взяла себя в руки и попыталась воспротивиться своей незавидной участи.
Яркая вспышка света и вампирша ощущает сильный удар в грудь, откинувший её в сторону.
"Что происходит?" - мысль нехотя зарождается где-то в глубине затуманенного сознания. Реакции ее замедлены, словно её опоили каким-то наркотическим средством. Может, поэтому у его крови был такой странный манящий вкус? Но в таком случае незнакомец и сам должен был бы выглядеть вялым и заторможенным.
Он бормочет что-то про ведьм и костры, на которых их следует предать сожжению, а затем кончики его пальцев начинают золотиться, по ним пробегают искорки пламени и не успевает Эйва опомниться, как её уже окружает огненное кольцо, неумолимо сжимающееся вокруг неё.
- Да кто ты такой? - в нервной спешке подбирая полы платья повыше, чтобы не загорелись, и задыхаясь от едкого дыма вопрошает девушка. Голос хриплый, слова вырываются изо рта подобно карканью ворона - обрывистые, гневные. Чёртов инквизитор! И как только он сумел её найти? Несмотря на своё пристрастие к свежей крови, вампирша была осторожной и старалась не оставлять следов, которые могли бы указать на её персону.
Хотя стоп, он не может быть из церковников. Те, конечно, фанатики, яро верующие в Бога и регулярно приносящие ему в жертву иноверцев, но магической силой не обладают, а рыжеволосый только что сумел взмахом руки разжечь пламя.
Жар опаляет лёгкие, когда Эйва пытается вдохнуть, лижет кожу рук и щёки - будь она человеком, они бы уже стали пунцовыми.
Надо выбираться отсюда и как можно скорее, пока пророчество этого психически больного ублюдка не реализовалось и она не сгорела заживо.
Стиснув зубы - реализовывать задуманное страшно, но её страшнее  оставаться на месте подобно безвольной овце, покорно ждущей своей участи - вампирша пытается прорваться сквозь огонь. Языки пламени обжигают нежную белую кожу, оставляя уродливые бордовые пятна, платье обращается в факел и девушка, отпрыгнув подальше от смертоносного кольца, в неистовстве начинает кататься по грязной мостовой, сбивая огонь. Хорошо, что не так давно прошёл дождь, камни мокрые, а между ними много маленьких лужиц. Одежда девушки быстро намокает и теперь дымится, источая зловоние тлеющей ткани.
- Что, по-другому, девушки с тобой кричать не хотят, раз ты придумал их сжигать для того, чтобы они издали хотя бы стон? - стоя на четвереньках и исподлобья глядя на мужчину, злобно выплёвывает Эйва. Она слишком слаба, чтобы сбежать сию же минуту. Его кровь расслабила её, поработила волю. Она не то что не может, не хочет убегать.

+1

7

Состояние Локи было вполне себе нормальным, если, конечно, это понятие можно применить в отношении существа, далекого в своих физических характеристиках от человеческого. Будь он чуть менее силен, наверняка ничем бы не отличался от того несчастного, лежащего возле мусорного бака мужчины. Он не шевелился, неужто был мертв? Впрочем, Локи до него было ровным счетом никакого дела, гораздо больше его сейчас занимала та, что с таким усердием пила его кровь, которая, по всей видимости, начала оказывать на девушку какое-то странное воздействие.
Осенняя погода не шибко радовала, особенно раздражала слякоть. Трикстер любил тепло, ему нравилось посидеть у костра, вдыхая дым, и медитировать, находясь в состоянии абсолютного покоя. Причем осень была красива исключительно в лесных местах, покрытых густой растительностью, города в этом плане, все эти человеческие муравейники порой неимоверно раздражали. Но богу не было холодно, ему не приходилось утепляться, носить шарфы или иные вещи, которые удерживают температуру, при которой наиболее комфортно прогуливаться по улицам, он вследствие своей некой половинчатой сущности вообще не задумывался о том, во что именно ему следует облачиться. Но времена года имеют свойство меняться и каждому времени присуще свое неповторимое очарование, с которым он неизменно сталкивался в Мидгарде, поскольку остальным мирам была присуща в основном какая-то своя стабильная погода. Поэтому он любил частенько наведываться именно сюда, да вот только посещение текущее было омрачено нападением вампирши.
И тут трикстер начал потихоньку вспоминать, какими именно он обладает знаниями касательно существ, которые питаются чужой кровью. Кажется они звались вампирами, на охоту выходили исключительно в темное время суток, а солнечные лучи оказывали на них губительное воздействие вплоть до того, что кровососы могут сгореть на открытом солнце. И уже никогда не возродиться вновь. Как даль, что он изначально не понял этого сразу, но разве можно думать о чем-то другом, когда на тебя внезапном нападают, и первым твоим желанием является именно самозащита?
Перед глазами слегка расплывается реальность, но не до такой степени, чтобы я перестал воспринимать действительность вплоть до возможной потери сознания. В сказаниях говорилось о том, что вампиры могли обращать своих жертв в себе подобных и те становились...как это, своеобразными птенцами что ли. И птенец этот находился в обучении у вампира, пока не начинал вести самостоятельное существование. А еще была возможность обратиться в иное создание. Забыл, как оно называется. Но создание абсолютно было лишено разума и единственным его желанием была еда, причем не только кровь, а еще и плоть. Третий вариант - это смерть. Вообще, конечно, не хотелось бы превратиться ни в первое, ни во второе, если уж третье мне точно не грозит.
- Ты хищник, а инстинкт самосохранения у тебя напрочь отсутствует. Глупая, ничему тебя твоя длительная жизнь не учит, - трикстер ухмылялся, скаля белые чуть заостренные зубы в весьма неприятной ухмылке, которая не сулила светловолосой вампирше ничего хорошего. Пока что только он игрался с ней, как кошка с мышкой, потому как захоти коварный бог спалить ее, как высушенную головешку, то никаких усилий бы и не потребовалось, концентрация лишь, вот и все. А так, пока что он решил ее только припугнуть, чтобы оставила свою наглость в том, дабы попытаться добить свою жертву. Не на того напала. А дева тем временем плевалась ядом в фигуральном смысле слова, да вот только на Локи ее слова не оказывали ровным счетом никакого влияния, он беззастенчиво разглядывал ее сверху вниз, откровенно насмехаясь над попытками сбить с себя пламенные искры.
- Сказать о том, что я - твоя смерть, было бы слишком пафосно, хотя недалеко от истины, - чуть покачнувшись и оперевшись плечом о стену, ввиду того, что реальность чутка поплыла, Локи фыркнул и все же сфокусировал свой взгляд на вампирше, чтобы та не дала деру. Вот что-то, а отпускать безымянного хищника он не собирался. Бедняга, даже не представляет, с кем связалась, посему в поле зрения держать ее было необходимо. - Значит каяться не собираешься, а зря, очень даже зря, - он скрестил руки на груди, все-таки отлепившись от стены и начал медленно двигаться по направлению к девушке. - Жалко выглядишь, а такой грозной казалась поначалу, - он не опасался, что она снова бросится на него. Как никак, а огненный урок, полученный ею, явно пошел на пользу.
А вообще она интересная. Меня всегда привлекали такие твари, которые внушают страх другим. Даже если общаться с ими опасно для здоровья. Но я никогда воочию не видел ни одного вампира, несмотря на то, что мне уже так много лет по меркам смертных. Ну да ладно, все в жизни бывает в первый раз.
- Ты же понимаешь, что просто так я тебя не отпущу теперь? - чуть прищурив золотистые очи, Локи всматривался в девушку, которая пока что даже на ноги самостоятельно не могла подняться. - Как имя твое? - продолжил он уже более миролюбиво, но не отводом же глаз было это видимое миролюбие коварного божества?

+1

8

- Я не встречала прежде таких, как ты, - угрюмо признает поражение Эйва. Он не только отличался от прочих вкусом крови, но поражал воображение своими силами, во многом превосходящими любые ожидания. Конечно, вампирша слышала о знахарях, которые умеют ворожить и исцелять болезни, но и подумать не могла, что когда-нибудь ей доведётся столкнуться с тем, кто способен щелчком пальцем вызывать огонь.
- Знала бы, не нападала, - хорохориться дальше нет смысла, оба прекрасно понимают, что она сейчас находится отнюдь в невыгодном положении и не ей диктовать правила игры. Не отводя взгляда от опасного незнакомца, Эйва медленно поднимается на ноги, ощущая нервирующую дрожь в коленях. Его необъяснимое воздействие на нее было подобно мороку и это не могло не раздражать свободолюбивую вампиршу.
- Так кто ты такой? - несмотря на то, что это даётся ей с огромным трудом, изо всех сил старается держаться прямо девушка. Вспоминает, что когда-то была гордой графиней, что стоящий перед ней незнакомец унизил ее и стал свидетелем того, как потомственная аристократка валялась на сырой земле, как подзаборная девка. И с каждым мгновением ее подбородок приподнимается все выше и Эйва чувствует себя увереннее.
Годы, проведенные бок о бок с Адамом и Евой не смогли стереть привычки и искоренить манеры, привитые с малых лет гувернантками и учителями, воспитывавшими мадемуазель Аву как будущую графиню, а возможно, и герцогиню, если родителям удастся найти для своей единственной дочери выгодную партию, позволяющую роду де Виллер заполучить более высокий титул. И красивой миловидной девочке с детства внушали мысль о ее высоком предназначении и блестящем будущем. Отчасти поэтому она была столь избалована, эгоистична и пребывала в уверенности, что все ее поступки останутся безнаказанными. Тем болезненнее воспринимались регулярные упрёки Евы и Адама относительно ее ненасытности и беспечности, когда Эйва отказывалась следовать различным ограничениям и соблюдать осторожность. Привыкшая к развлечениям юная графиня никак не могла смириться с навязываемым ей аскетизмом подлунной жизни в уединении и отдалении от людей.
- Возможно, ты и силен, но смерти мне точно не желаешь. - Ну да, а кольцо огненное разжёг, чтобы юная мадемуазель не замёрзла в промозглым осенний вечер. - По крайней мере, не теперь, - уточняет Эйва, сообразив, что первая часть ей фразы несколько противоречит последним событиям. Однако действительно не было похоже, что он намерен довести начатое до конца, хотя и мог бы. Очевидно, что она заинтересовала его не меньше, чем он её. Два опасных существа, столкнувшись друг с другом и оценив потенциал противника, неожиданно решили повременить со взаимным уничтожением и попытаться узнать соперника получше.
- Может, сойдёмся на перемирии? - на удачу предлагает девушка, впрочем, не особо надеясь на успех. - Разойдемся по-хорошему или можем перед этим немного поболтать: я расскажу тебе о вампирах, ты поведаешь мне о себе... Меня, к слову, зовут Эйва, а тебя?
Рыжий сильнее и идти на попятный в угоду вампирше, первой напавшей на него, ему ни к чему. Но если бы он согласился зарыть топор войны, они могли бы неплохо провести время вместе. Неожиданно для самой себя Эйва ощущает непреодолимое желание прикоснуться к мужчине, словно он каким-то образом сумел ее околдовать.

Отредактировано Ava (Ср, 2 Ноя 2022 20:02:28)

+1

9

Конечно бог обмана мог бы спалить вампиршу в одно мгновение ока только лишь щелчком пальца и небольшим усилием воли только лишь за то, что она посмела напасть на него как на какого-то обычного смертного, которого она посчитала своей очередной жертвой. Неужто ее жажда была настолько сильна, что она вознамерилась убить не одного, а целых двух человек сегодня. Вот только ошибочка вышла и человеком он не был, и всяческими свойственными им слабостями не обладал. Страха у него не было как такового, точнее, даже не так, поначалу он, конечно, был, в особенности когда трикстер не понимал изначально, с кем имеет дело, будучи застигнутым врасплох.
А потом, когда выяснилось, что вампирша как и многие подпадает под влияние магии, а также подвержена огню и от нее можно с легкостью избавиться, этот самый страх тотчас прошел. Вот только у рыжеволосого божества было довольно странное ощущение, вероятно, от влияния того самого яда, что обычно впрыскивали вампиры в своих жертв, посему решил напрасно не растрачивать свои силы, потому что мало ли как оно там повернется. Но вида конечно же не показывал, но и не кичился способностями почем зря. То, что он многократно сильнее, Локи обозначил, а это означало, что больше проблем со светловолосой хищницей у него возникнуть не должно.
- Ну вот уроком это для тебя будет на будущее, - ухмыльнулся, но сам продолжал внимательно и неотрывно следить на девушкой, потому что мало ли что взбредет ей в голову. Сейчас она была не то, чтобы беззащитна, но явно обескуражена, и одержать над ней победу, которая закончится для вампирши фатально, будет так просто, проще, нежели отнять конфету у ребенка. На город постепенно опускалась темнота, а это означало, что наступает время хищников. И кто знает, одна ли она в этом городе. Бродить вот так просто Локи, безусловно, мог, да вот только вступать в очередное сражение ему не хотелось.
- Думаю, что стоит изначально изучить того, на кого планируешь нападать, выждать какое-то время, поскольку следующая охота может стать для тебя последней, - пока что Локи намеренно игнорировал ответ на вопрос блондинки о том, кто он. Сказать правду о том, что он бог? Рассмеется в лицо, хотя что ему до этого? Она ведь и сама нечисть, если так посудить. Так почему бы не существовать божеству во плоти? Хотя, возможно, поначалу хватит с нее ответа, что он колдун. Ну там огненное волшебство и всякое такое. Поверит, да и выяснять не будет, это точно. В животе слегка заурчало, неплохо было бы зайти в какую-нибудь харчевню и попробовать, что готовят в этом городе люди. Мало ли, что ему понравится. Поговаривали про вкусный тыквенный суп.. А еще если будет хороший эль или вино, то и прекрасно. А потом развлечения с милыми девицами облегченного поведения... В предвкушении трикстер слегка закатил глаза, но все-таки снова воззрился на Эйву, так назвалась вампирша.
- Меня зовут Лодур, - опять же назвался одним из нескольких имен, под которым его знавали смертные. Наверняка, ей оно ни о чем не скажет. Внезапно послышался резкий шорох, непонятно откуда, в сознании Локи моментально заворочалось подозрение о том, что пока они тут болтали, нагрянули ее дружки, и сейчас он точно будет в меньшинстве. Чуйка вопила на все лады о том, что приближаются новые неприятности, но вот только как скоро, об этом ему было неведомо. Однако пока что предчувствие немного успокоилось, поскольку поблизости обнаружилась черная как ночь кошка, только два горящих глаза выдавали маленького хищника, который обогнул Эйву и прямиком направился к трикстеру. Выгнув спину, животное прижалось к его ноге, потираясь о голенище сапога. Тот ухмыльнулся, нагнувшись и погладил котейку по загривку. Та что-то проурчала, но узрев мелькнувшую возле мусорного бака крысу, моментально забыла обо всем и устремилась за добычей.
- Считай, что я колдун с весьма теплым отношением к огню, это моя магия, - выпрямившись, Локи сделал пару шагов по направлению к Эйве, после чего протянул руку, исключительно в знак некоего временного примирения. Можно было, наверное, уже забыть о том, что несколькими минутами ранее светловолосая красавица впивалась ему в шею и выглядело это довольно-таки страстно, если не учитывать то, что она попросту пыталась испить его до капли. Несколько капель крови бога ей, конечно, достались, но не более. Со стороны вообще могло показаться, будто бы в темном переулке решили уединиться два любовника, подальше от чужих глаз и на этот раз инициатива была у девушки, если не знать истинную правду. - Это место не особо подходит для беседы, не находишь? Ты права, о вампирах я знаю совсем немного, и мне интересно, раз уж я воочию столкнулся со столь прекрасным их представлением, - заигрывал ли он с ней? Ну может быть в какой-то степени и так. Хотя, как говорится, держал ушки на макушке. - Этот человек мертв или у него есть шанс? - он кивнул в сторону все еще лежащего на земле человека. На его левой руке мелькнуло кольцо с какой-то печаткой, на которой был выгравирован некий герб. Наверняка представитель какого-то знатного местного рода. Посему Лодур подошел к нему, нагнулся и с легкостью снял кольцо с его пальца, положив в карман. - Думаю, оно ему уже не понадобится? Скажи, Эйва, вы находитесь среди людей? К примеру, в трактире. Чтобы слиться с окружающими. Или же шум и огонь неприемлемы для детей ночи?

+1

10

Слова рыжеволосого мужчины о том, что перед тем, как нападать, неплохо бы изучить жертву, звучат резонно, однако что ей оставалось делать, когда он появился в переулке так внезапно? У нее банально не было времени и реагировать нужно было быстро, до того как он поднимает крик на всю округу, собирая толпу вооруженных факелами и вилами крестьян.
- Приятно познакомиться, Лодур, - вежливо отвечает Эйва, опуская нюансы их знакомства, чуть не закончившегося для нее плачевно. Раз уж он готов забыть, она тем более сумеет. Она с готовностью вкладывает свою руку в протянутую ей ладонь, закрепляя негласное перемирие.
По венам будто ток пробегает. Вампирша озадаченно смотрит на мужчину, не зная, как реагировать на собственные чувства, вызываемые его прикосновением. Простое рукопожатие, нейтральное, проходное, не стоящее особого внимания, но по телу тут же распространяются жар и истома, которые кажутся тем более странными, что буквально несколько минут назад этот таинственный человек пытался ее убить. Конечно, у графини де Виллер были свои особенности и пристрастия, но нездоровой тяги к потенциальным убийцам она до этого момента за собой не замечала и даже подумать не могла, что та когда-нибудь проявится.
- Ты сильный колдун, - с уважением в голосе замечает девушка, до сих пор отчетливо помня едкий запах дыма, заполняющий ноздри и языки пламени, ползущие к ее ногам.
А между тем этот могущественный чародей неожиданно решает заняться самым обычным мародерством, обирая ее недавнюю жертву. Брови девушки удивленно ползут вверх, но от комментария она воздерживается - сама не идеальна, чтобы попрекать другого. Да и кто знает, зачем ему сдался этот перстень, вдруг нужен для заклинания или чтобы купить на черном рынке какой-нибудь компонент для приворотного зелья. Судя по ее нетипичной реакции на него, приворожить для него не стоит особого труда.
- Расскажешь, откуда такой дар? - кокетливо щурится она. - Я не против составить тебе компанию в каком-нибудь трактире и узнать, что ещё ты умеешь, - по губам хищницы скользит улыбка невинного младенца, вот только взгляд остаётся цепким и внимательным.
Тусклый подрагивающий свет лампад не сможет навредить ей, а уж голод она заглушила на день вперёд, испив пьянчужку.
- Следуй за мной, - произносит она с мурлыкающими интонациями, увлекая Лодура в хитросплетение грязных узких улочек и проулков. Конечно, они могли бы обосноваться и в ближайшем заведении, но это было весьма рискованно, учитывая еще не остывший труп за их спинами. Оба они, бесспорно, сильны и в состоянии справиться с парой-тройкой противников, если те пожелают причинить им вред, но благоразумнее было бы сохранить инкогнито и удалиться с места преступления как можно дальше.
- Мы на месте, - спустя четверть часа оповещает Эйва, останавливаясь у трактира с потрескавшейся деревянной вывеской в ожидании, когда джентльмен галантно приоткроет дверь перед своей спутницей, впуская ее внутрь.

+1

11

Конечно Локи не собирался просто так оставлять то, что произошло буквально совсем недавно. Нет, не то, чтобы он несколько позже обязательно отомстит Эйве, вовсе нет, по крайней мере посмотрит на ее дальнейшее поведение. Более того бог коварства не понимал, какое именно влияние на него окажет укус вампира, раз уж имеются варианты для смертных, значит и с богом вполне возможно что-то произойдет. Впрочем, он не опасался превратиться в какое-либо чудовище, начнем с того, что он изначально полукровка, а именно полу-великан инеистого происхождения. Ростом, правда, не вышел совершенно, ну да ладно, у него было множество иных достоинств, в которых рыжеволосый трикстер ни на йоту не сомневался и пользовался ими вовсю.
Не сказать, что он сейчас нечто такое неприятное ощущал, но не прочь был присесть и чего-нибудь съесть и выпить, а уж потом думать, чем можно заняться в данном городе. Представившись колдуном, приходилось соответствовать этой небольшой легендой, но она придумана исключительно для хорошенькой вампирши, для иных смертных история будет кардинально различаться. Лодур был мастак рассказывать самые разнообразные легенды о себе и не только, и что самое интересное, он никогда в них не путался, обладая отменной памятью. В то время как обычного человека внимательный собеседник обязательно поймает рано или поздно на лжи, то бог обмана собаку съел на этом.
Однако же те, кто считал его покровителем лжи, забывали одну немаловажную вещь - среди тонко завуалированного обмана правду распознать бывает непросто. А тот, кто эту самую правду знает, тотчас воспринимает оную в штыки, как ее не преподнеси. Забирая кольцо с печаткой, рыжий прекрасно осознавал свои намерения, наверняка павший его также где-то успел благополучно стырить, не зная, как именно оно может ему послужить. Лодур же, внимательно подмечая многие детали, знал, эта небольшая вещица может открыть многие двери, даже не используя при этом магию, главное, точно знать, к каким именно дверям сей ключик может подойти.
- Обычно я не демонстрирую свой так называемый жаркий дар при всем честном народе, но тут уж ты меня вынудила и мне пришлось защищаться, - трикстер дождался, когда вампирша поравняется с ним, изредка поглядывая на нее, но пока что он не опасался повторного нападения. По крайней мере он успел понять, что светловолосая девица кроме того, что совсем недурна собой, так еще и неглупа. Ему нравились такие женщины, когда в них сочетаются и красота и ум.
Ну да, она хищник, хтонь, нечисть, какие еще порой нелицеприятные эпитеты можно подобрать по отношению к ее персоне. Но если так посмотреть, чем он особо отличается от нее? Слегка заостренные белоснежные зубы, также отдаленно напоминающие клыки вампира, чуть удлиненные уши, которые можно было сравнить с эльфийскими (да, Локи знавал и про таких представителей мира сверхъестественного), глаза неестественно золотистого цвета со зрачками, похожими на змеиные. И для тех, кто рискнет заглянуть под одежду, татуировка, некий знак из рунических символов, значение которых известно только ему. Впрочем, не все сразу. - Может быть и расскажу, а может быть даже и покажу, - ухмыляется трикстер, следуя по направлению за Эйвой куда-то к очередному трактиру, надеясь, что оный будет относительно приличный.
- Если ты себя будешь хорошо вести. Впрочем, как я успел понять, ты умная девочка и не захочешь превратиться окончательно в обгорелую головешку. А я очень люблю умных и рассудительных личностей, - безусловно, второго шанса он ей не даст. Еще нужно обождать какой-то промежуток времени и понять, что с ним будет после укуса. Вероятно, она сама расскажет, вампиру как никому более известно воздействие собственного яда на организм жертвы. О лежащем мужчине оба как-то забыли довольно быстро, Эйва - как о давно испитой душе, а Локи  попросту не обращал внимания на людей, одним больше, одним меньше, такова жизнь. Шли они недолго и уже через некоторое время оказались возле заведения, изнутри которого раздавалась музыка и крики разгоряченных спиртным мужчин.
- Такая красивая дева наверняка привлечет внимание нетрезвых людей, но им же хуже, верно? - в змеиных глазах двуликого бога плясали озорные изумрудные искорки. Впрочем, он не прочь был присоединиться к этой толпе, напившись до беспамятства или же развлечься с кем-то, кто окажется в поле его зрения и в зоне досягаемости. Одна такая уже была рядом, но пока что стоило отогнать крамольные намерения подальше. Посему, им сегодня везло и столик, находящийся чуть в отделении от чужих глаз и практически возле небольшого окошка, оказался свободным. Точнее, за ним спал очередной человек, рядом с которым стояла початая кружка вина, и Локи, с легкостью подняв его за шиворот, поволок того и усадил, точнее уложился мужчина сам на лавке в углу.
Смахнув рукой крошки существующие и незримые, он широко улыбнулся, отодвигая стул так, чтобы вампирша села туда, где тени было чуть больше и отсветы факелов, висящих на стенах, не попадали на нее. Не то, чтобы рыжий пытался произвести какое-то впечатление, но ухаживать он умел (читай, копировал те или иные методы, которые пользовались местные, а трикстер почти что под копирку запоминал их). - Ну так что же ожидает меня в дальнейшем после той ситуации, в которой я волей-неволей оказался? - заказав кувшин лучшего вина, что был в данном заведении у пышногрудой хозяйки заведения и жаркое, трикстер переплел пальцы под подбородком и внимательно уставился на Эйву. - Вы едите человеческую пищу, кстати? - сейчас его сознание и мысли были в полном порядке, да вот только зная Локи, ненадолго это было...

+1

12

Жаркий дар? Видимо, этот вечер создан для того, чтобы ее брови то и дело взметались ввысь в немом вопросе. Используя этот оборот речи, он же явно пытается ее... соблазнить? От этой мысли становится неловко. Будь она человеком, зарделась бы как маков цвет. Среди аристократии двусмысленности, конечно, были в почете, но этот намек был слишком уж прозрачен. Или она так толкует его слова, потому что с ней сегодня творится нечто необъяснимое?
Да что, черт возьми происходит? Почему во всех его жестах и фразах ей чудится подтекст, почему все происходящее так сильно ее волнует? Она вампир, хладнокровное создание ночи, которому не пристало испытывать подобное спонтанное влечение. Да она к Адаму привыкала несколько лет, а тот был мужем Евы и находился рядом с ними каждый день. А за этим рыжим, ещё недавно пытавшимся отправить ее на тот свет, готова идти, куда поведет, и сразу.
После его многозначительно обещания не просто рассказать о своём двое, но и показать аж взвыть хочется. Он намеренно играет с ней! Чувствует ее заинтересованность, зависимость от него и умело манипулирует. И все же несмотря на то, что ей удалось разгадать его мотивы, Эйва не может противиться магнетизму, влекущему ее к нему. И это тем более странно: понимать умом, что что-то не так, и не иметь возможности противиться физически, потому что тело словно околдовано им. Может, в таком случае стоит перестать думать и позволить себе просто плыть по течению, как она делала много раз прежде?
- Считаешь меня красивой? - кокетливо переспрашивает Эйва, останавливаясь и пристально глядя в чарующие желтые глаза с вертикальными зрачками. Машинально поправляет причёску и заправляет за ухо выбившуюся прядь волос. Ей льстит его внимание и то, что он признает её привлекательность. И хотя мозг отчаянно вопит о том, что столь внезапная и сильная привязанность к малознакомому колдуну, опасна, нелогична и глупа, ей приятно, когда он отодвигает ей стул, чтобы она могла присесть за стол, на липкую и затертую поверхность которого лучше даже не смотреть, а потом галантно уточняет, не голодна ли его спутница. По крайней мере, именно так трактует девушка вопрос Лодура о том, употребляют ли вампиры человеческую еду.
- Нет, - качает она головой, - но можешь заказать мне выпить.
Будет странно, если прилично выглядящая дама не закажет ничего. У окружающих могут возникнуть вопросы, кто она и зачем  здесь, а их лучше было бы избежать.
Дородная официантка с потрепанным жизнью лицом, на котором отпечатались все тяготы ее бытия, объявилась возле их столика и сразу же начала строить глазки Лодуру, соблазнительно выгибаясь и желая привлечь его внимание к своему выдающемуся бюсту, буквально вываливающемуся из глубокого декольте.
Стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, Эйва смиренно молчит, хотя внутри все клокочет от возмущения. Как эта простолюдинка смеет приставать к ее кавалеру, да ещё и в ее же присутствии? Девушке и самой непонятно, чем именно вызван ее гнев: пренебрежением, выказываемым ей разносчицей в дешевом трактире, или ревностью из-за того, с какой раздражающей благосклонностью принимает оказываемые ему знаки внимания ее рыжеволосый спутник.
- Ты явно ей приглянулся, - с мстительным сарказмом замечает Эйва, когда они снова остаются одни. - Похоже, вопрос с планами на ночь решен, - не может не подколоть она Лодура после того, как усиленно виляла широкими бедрами, удаляясь от их столика, официантка.
- И часто ты обираешь зазевавшихся бедолаг? - вспоминая про кольцо, которое ее полный сюрпризов спутник без тени смущения снял с пальца убиенного ею пьяницы, интересуется Эйва. Возможно, он не просто колдун, но ещё и вор. Было бы любопытно разузнать и про другие его таланты.

Отредактировано Ava (Вт, 22 Ноя 2022 21:47:10)

+1

13

Конечно трикстер мог бы распрощаться с хорошенькой вампиршей еще в том самом переулке, причем распрощаться в самых разных смыслах этого слова: убить или отпустить, это он бы уже выбрал сам, но поскольку им внезапно овладело ощущение всепоглощающего любопытства (в том числе и по отношению к собственной драгоценной персоне), то случилось то, что случилось. Бог обмана прекрасно помнил, что случилось с тем бродягой в подворотне, хотя вполне вероятно, что он не мертв пока что, но у него все впереди и, учитывая все россказни о вампирах, пока что он совершенно не понимал, почему с ним ничего не происходит.
В принципе он не опасался отрастить клыки или еще что-то, учитывая его происхождение и способности, в кого он только не превращался, да вот только он категорически не хотел отныне питаться исключительно кровью и избегать солнечного света. Как вообще можно отказаться от выпивки?! А сам по себе рыжеволосый обожал солнце и тепло, даже несмотря на то, что родился в ледяном Йотунхейме, поэтому лишаться жизненных благ ему не хотелось. А еще поговаривают, что вампиры - это эдакие живые мертвецы, почему им противен солнечный свет, хотя, возможно, не только поэтому. Подробностей Локи не знал, и это слегка подбешивало.
Можно было, конечно, пригрозить вампирше, что если она не расскажет ему все от и до, то очень сильно об этом пожалеет, но ведь время повернуть вспять невозможно, и реакции божественного организма на яд вампира остается только ждать. От осознания этого становилось тошно, угрозы тут явно не возымели бы желаемого воздействия, и Локи, несколько угрюмо зыркнул вбок, а уже когда поднял голову, то чуть ли не встретился лицом с приличным таким размером декольте местной официантки. Сделав заказ, он слегка проводил ее взглядом, правда нельзя сказать, что сия смертная пришлась ему по вкусу, если учитывать то, что напротив сидело гораздо более привлекательное во всех смыслах существо.
Ну конечно опустить некоторые детали, такие как то, что Эйва несколькими минутами назад пыталась убить его. Впрочем, нельзя судить хищника за то, что он охотится, ведомый инстинктами и голодом, в противном случае ему попросту не выжить. Светловолосая вампирша заговорила, и в ее голосе многоликий бог отчетливо услышал нотки ревности, и это немало польстило ему, хотя он всеми силами старался этого не выдать и не улыбаться шире, нежели обычно. Ждать долго не пришлось, как на столе перед парочкой появился заказ, а непосредственно перед Эйвой глубокая кружка и кувшин местного эля. Первым делом Локи взялся за него, конечно же. Разлил по кружкам, перед этим привстав, после чего уселся обратно на стул.
- Ну если я не совсем уверен в достоверности твоего предположения, да и вообще в собственных планах, как в них можешь быть уверена ты? - золотистые глаза слегка сверкнули, трикстер же пробежался кончиками пальцев по ручке кружки, прекрасно осознавая, что этот жест не останется незамеченным Эйвой. - Мы не знаем, что с нами произойдет через час, а я не привык прорабатывать далеко идущие планы, ну разве что только не веду военные действия. А я, как видишь, не очень-то похож на военачальника и полководца, - ухмылка, после чего трикстер перевел взгляд на официантку, которая, по всей видимости, решила не упускать свою цель в виде понравившегося ей постояльца и встала неподалеку, усиленно строя тому глазки. Но от Локи можно было ожидать чего угодно, посему пока что он только отсалютовал кружкой женщине, после чего вновь вернул внимание на вампиршу.
- Опустив некоторые моменты, выпьем за знакомство! Скол! - кружка взметнулась вверх и в несколько глотков осушив ее, трикстер поборол желание разбить кружку оземь, так, как делали это асы и викинги, тем самым выражая свою признательность за предоставленное угощение и питье. Здесь его не так поймут, а потом оплачивай еще ущерб. Кружка отправилась на стол обратно, а Лодур извлек из кармана честно украденное кольцо, повернув его так, чтобы Эйва могла видеть печать. - Я подмечаю некоторые нюансы. Привычка такая. Кольцо дорогое, оно не могло принадлежать тому бродяге, следовательно, он сам его где-то украл. Оно было на пальце какого-то вельможи, это точно. И явно может открыть многие двери здесь, - изогнув рыжеватую бровь, бог с небольшим прищуром уставился на девушку. - А ты что делаешь в этом городе? Мало верится, что живешь...

0


Вы здесь » CROSSFEELING » GONE WITH THE WIND » what if...?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно